О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА


crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная
МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ВОЗМОЖНОСТЬ РОЖДЕНИЯ НЕДОНОШЕННОГО РЕБЕНКА Печать
06.03.2017 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2017-53-1-9

Низамова Э.Р.
ФГБУ Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва

MEDICAL AND SOCIAL FACTORS AFFECTING POSSIBILITY OF PRETERM BABY BIRTH
Nizamova E.R.

Central Research Institute for Health Organization and Informatics of the Ministry of Health of the Russian Federation

Контактная информация: Низамова Эльвира Рустамовна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Elvira Nizamova, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about author:
Nizamova E.R., http://orcid.org/0000-0002-2802-1714
Acknowledgments.The study had no sponsorship.
Conflct of interests. The author declare no conflict of interest.

Резюме. Снижение предотвратимых потерь от смерти недоношенных является приоритетной задачей службы охраны материнства и детства.

Целью исследования является выявление и оценка влияния социально-бытовых факторов и показателей здоровья женщины-матери до и во время беременности на рождение недоношенного ребёнка.

Материалы и методы: проведено социологическое исследование в форме очного структурированного опроса среди матерей недоношенных детей.

Результаты. В возрастной структуре рожениц преобладают группы 30-39 лет (51,9%), 25-29 лет (34,2%). Брак чаще является официально зарегистрированным (60,8%). В семье ребёнок является первым в 50,6% семей, вторым в 29,1%, третьим в 16,5% и четвертым и более в 3,8%. Доля женщин с высшим образованием в семье составила 53,2% против 39,2% мужчин; в 31,6% случаев оба родителя имели высшее образование. Средне-специальное образование получили 21,5% женщин и 31,6% мужчин, оба родителя имели данный уровень образования в 11,4%; лишь среднее (школьное) образование имели 12,7% женщин, 15,2% мужчин. В большинстве семей, родивших недоношенного ребенка, преобладал дневной режим труда родителей: у женщин в 83,6% случаев, у мужчин в 77,0%. Половина (52,6%) семей имели доход в расчете на одного человека в месяц более 15 000 рублей, в 47,4% семей доход на одного члена семьи был менее прожиточного минимума. В 55,7% случаев уже на сроке до 12 недель беременная имеет плохое самочувствие, признаки патологии. Рождению недоношенного ребенка в 100% предшествовала нездоровая беременность (в 10,1% гестозы с переходом в 3,8% в эклампсию).

Обсуждение. За последние десятилетия произошла значительная модификация репродуктивного поведения женщин в связи с модернизацией ценностей (повышение роли образования, профессиональной подготовки), когда вопросы родительства и деторождения переносятся на более поздний срок. Профилактикой рождения детей с низкой массой тела, может быть организация прохождения до наступления беременности профосмотров, консультирования.

Выводы. Выделены определённые детерминанты, которые более характерны для женщин, родивших недоношенных детей (с массой до 2500 г): возрастная группа от 30 до 39 лет; уровень образования ниже популяционного (аттестат об завершении среднего общего образования или его отсутствие); наличие хронических заболеваний, в особенности гинекологических, офтальмологических и оториноларингологических. Также одним из факторов выделяются первые роды, с уменьшением вероятности рождения недоношенного ребёнка при последующих родах.

Ключевые слова: недоношенные с экстремально низкой и низкой массой тела; медико-социальная характеристика; семья недоношенного; патологическая беременность.

Abstract. Reducing preventable loss from preterm baby mortality is a priority task of maternal and child health.

The purpose of this study is to identify and assess impact of social conditions and indicators of maternal health before and during pregnancy on a preterm baby birth.

Materials and methods: Face-to-face structured interviews were conducted with mothers of preterm babies.

Results. Parturient women were mainly presented by two age groups: 30-39 years (51.9%) and 25-29 years (34.2%). Marriage was more often officially registered (60.8%). Such baby was the first in 50.6% of the families, second - in 29.1%, third in 16.5% and fourth and over - in 3.8% of the families. In the surveyed families the share of women with higher education was 53.2% against 39.2% in men; and in 31.6% cases both parents had higher education. Secondary professional education received 21.5% of women and 31.6% of men, both parents had such educational level in 11.4% of cases; 12.7% of women and 15.2% of men had secondary (school) education. In the majority of families with the preterm baby parents predominantly had day working regimen: 83.6% of women and 77.0% of men. Half (52.6%) of the families had a per capita monthly income over 15 000 rubles, while income of 47.4% of the families was less than the minimum wage. 55.7% of pregnant women felt unwell even before the 12th week of gestation and had signs of a pathology. Birth of a preterm baby in 100% of cases was associated with the unhealthy pregnancy (in 10.1% of cases of gestosis with escalation to eclampsia in 3.8% of cases).

Discussion. The last decade has seen a significant change in reproductive behavior pattern of women due to modernization of values (increasing role of education, professional training), when parenthood and childbearing issues are postponed to some time in the future. Prevention of premature births with low birth weight should include organization of medical examinations before pregnancy and counseling.

Conclusions. The author has identified certain determinants which are more common in women who delivered preterm babies (with weight at birth up to 2500 grams): 30-39 years; education level lower than the population average (completed secondary education or lower); presence of chronic diseases, particularly gynecological, ophthalmic and otorhinolaryngologic ones. First delivery is also one of the affecting factors with a decreased probability of preterm baby in subsequent deliveries.

Keywords: preterm babies with extremely low and low birth weight; medical and social characteristics; family with preterm baby; pathological pregnancy.

Введение. Проблема рождения здорового потомства является первостепенной задачей для всех стран мира. В 2010 году на Саммите по целям тысячелетия в области развития Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) приняла глобальную стратегию охраны здоровья женщин и детей для достижения поставленных задач, включавшую снижение детской смертности на две трети и коэффициента материнской смертности на три четверти к 2015 году. К сожалению, поставленные цели не были достигнуты [13]. В 2015 году ВОЗ разработаны Цели устойчивого развития, для обеспечения здорового образа жизни в любом возрасте поставлены следующие задачи: снижение материнской смертности до 70 на 100 000 живорождений, искоренение предотвратимой смертности новорожденных и детей до 5 лет, снижение неонатальной смертности до 12 на 1000 живорождений. Поставленные задачи требуют всесторонней оценки состояния здоровья и социально-экономического благополучия женщин-матерей и их детей. Несмотря на проводимые мероприятия: строительство новых перинатальных центров, оснащенных современным медицинским оборудованием, внедрение высоко-технологичных методов диагностики и лечения, вспомогательных репродуктивных технологий – положительные изменения в показателях рождаемости, заболеваемости и смертности новорожденных и недоношенных малозаметны. По данным Росстата в 2015 году рождаемость составила 13,3 на 1000 среднегодового населения России, данный показатель неизменен с 2012 года. Смертность новорожденных в 2015 году составила 2,56 на 1000 живорожденных по данным формы федерального статистического наблюдения (ФСН) № 32, из них 72 % – недоношенные дети. Именно они вносят значительный вклад в младенческую смертность, так от «отдельных состояний, возникающих в перинатальном периоде», умерло в младенческом периоде 34,7 на 10000 новорожденных (Росстат, 2015). На современном этапе снижение предотвратимых потерь от смерти недоношенных является приоритетной задачей службы охраны материнства и детства.

Целью исследования является выявление и оценка влияния социально-бытовых факторов и показателей здоровья женщины-матери до и во время беременности на рождение недоношенного ребёнка.

Материалы и методы. Проведено исследование в форме социологического опроса с участием интервьюера, пройти которое на анонимной основе предлагалось матерям недоношенных детей, родившихся с массой тела не более 2,5 килограмм. Участие в исследовании предлагалось в период нахождения ребёнка в отделении реанимации новорожденных (второй этап выхаживания) учреждений здравоохранения города Москвы, при условии его стабильного состояния и не в первые дни после поступления (перевода) в стационар. Социологические опрос с целью оценки влияния социально-экономического фактора на здоровье матери и ее потомства проводится нами с 2008 года, когда было опрошено 2332 семьи, имеющих детей-инвалидов, 808 семей, имеющих практически здоровых детей. Настоящий этап исследования проводился в 2015-2016 гг., собрано и признано пригодными для анализа 79 анкет, исследование которых методами статистики представлено в настоящей работе. Для сравнения использовались данные форм федерального статистического наблюдения (например, ФСН № 32 2015 год), а также иные официальные сведения Росстата. Использовано программное обеспечение: Microsoft Excel 7, Statsoft Statistica 6.

Паспортная часть анкеты включает вопросы о возрасте родителей, их образовании, условиях и характере трудовой деятельности. Основная часть анкеты – структурированное описание социально-бытовых условий семьи (уровень и источник доходов, жилищные условия, расходы на питание), состава семьи и психологического микроклимата, информации о здоровье родителей, их вредных привычках. Последующие вопросы заполняются совместно с интервьюером, посвящены анамнезу матери (паритет, число абортов и выкидышей в анамнезе, подготовку к родам, осложнения беременности, ведение беременности, характеристику родов).

Результаты. Возрастная структура женщин, родивших детей маловесных детей распределена следующим образом: до 19 лет – 1,3 %, 20-24 года – 10,1 %, в возрасте 25-29 лет – 34,2 %, более половины женщин (51,9 %) возрасте от 30 до 39 лет. В ходе проведения опроса выявлено, что 60,8 % опрошенных женщин состояло в официальном браке, 16,5% в гражданском браке, при котором мать и отец проживают вместе, 16,5% респондентов проживают без партнёра с другими родственниками (бабушки и др.), а 6,3% опрошенных являются матерями-одиночками, проживающими отдельно. В семье ребёнок является первым в 50,6% семей, вторым в 29,1%, третьим в 16,5% и четвертым и более в 3,8%. Семьи, в которых родился первый ребенок, в половине случаев были полными, в 22,5% родители состояли в гражданском браке, в 20% – женщины проживали с другими родственниками, в 7,5% ребенок проживал лишь с матерью. Для случаев рождения вторых и третьих детей характерна более благополучная ситуация: полная семья в 69,6 % и 76,9% соответственно.

В ходе анкетирования конфликтные взаимоотношения в семье выявлены лишь в 12,7% случаев, причины которых связываются чаще с психологическими особенностями поведения отдельных членов семьи. Однако данный показатель нельзя считать в полной мере объективным, так как большинство опрашиваемых не имело желания отвечать на данный вопрос, несмотря на анонимность анкетирования при последующей обработке.

Социальное и материальное благополучие семьи во многом зависит от уровня образования и трудовой занятости семьи [2]. В ходе исследования получены данные, свидетельствует о большей образованности матерей: доля женщин с высшим образованием в семье составила 53,2% против 39,2% мужчин; в 31,6% случаев оба родителя имели высшее образование. Средне-специальное образование получили 21,5% женщин и 31,6% мужчин, оба родителя имели данный уровень образования в 11,4%. Выявлена достаточно большая доля семей, в которых родители имеют лишь среднее (школьное) образование: 12,7% женщин, 15,2% мужчин, оба родителя – 6,3 % случаев. По данным Росстата в 2014 году в Москве в структуре занятого населения число лиц со средним общим образованием составило 6,2 %, что значительно ниже, чем исследуемой группе. Незаконченное среднее образование имели 1,3% женщин. Трудовая занятость опрошенных выглядит следующим образом: вели трудовую деятельность (до наступления беременности) 77,2% женщин и 93,7 % мужчин, оба родителя в семье – 73,4%. В оставшихся семьях 17,7% женщин и 5,1% мужчин безработные. По данным Росстата в 2014 году уровень безработицы составил в России 5,2%, в Москве – 1,5 % (среди мужчин 49,6%, среди женщин 50,4%), что ниже, чем в исследуемой группе. В опрошенных семьях отсутствовали случаи, кода оба родителя не работали. В 3,8% опрошенных семей отцы являлись инвалидами, женщин инвалидов не зарегистрировано (рис. 1).

Рис.1
Рис. 1. Уровень образования и трудовая деятельность родителей (в процентах от числа опрошенных)

Трудовая деятельность родителей, являясь необходимым условием для социально-экономического благополучия семьи, также влияет на здоровье матери и отца. На основании данных анкетирования можно утверждать, что в большинстве семей, родивших недоношенного ребенка, преобладал дневной режим труда родителей: у женщин в 83,6% случаев, у мужчин в 77,0%, ночной режим матери отмечен в 8,2%, отца – в 14,9 %. Надомный труд матери зафиксирован в 6,6% случаев, отца – в 2,7 %, в режиме командировок работало в 4,1% мужчин в семьях, и только 1,6% женщин. Наличие профессиональной вредности (шум, вибрация, подъем тяжестей, выхлопные газы от транспортных магистралей) отметило 22,8% женщин, у мужчин показатель (по сведениям их партнёров) ниже и составил 13,9 % (шум, магнитное излучение, вибрация).

В Москве величина прожиточного минимума за 2 квартал 2016 года составила на душу населения 15382 рублей в месяц на взрослого и 13259 рублей на детей [3]. С целью оценки материального положения семьи в анкету были включены вопросы о размере общего дохода в пересчете на одного члена семьи, характеристике жилья, фактически имеющейся жилой площади на одного члена семьи.

Рис.2
Рис. 2. Величина прожиточного минимума в 2015-2016 гг. и доход семьи в расчете на одного члена, в процентах.

По результатам опроса (рис. 2) только 52,6% семей имели доход в расчете на одного человека в месяц более 15 000 рублей (усредненное значение величины прожиточного минимума 2015-2016 гг.), в 47,4% семей доход на одного члена семьи был менее 15000 рублей в месяц, несмотря на высокий процент занятости и отсутствие семей с двумя безработными родителями. Низкий уровень материальной обеспеченности подтверждается также и субъективной оценкой респондентов (табл. 1).

Таблица 1

Материальная обеспеченность семьи, родившей недоношенного ребенка, по данным анкетирования (P=0.95 t=2)

материальная обеспеченность «хорошая, хватает на все необходимое и остается» «удовлетворитель- ная, хватает только на необходимое» «плохая, не хватает даже на обходимое» «очень плохая»
Процент респондентов 38,0 %±5.5% 59,5 %±5.5% 2,5 %±1.8% 0 %

Нестабильное материальное положение более чем в трети семей, участвовавших в исследовании, также связано с необходимостью решения «квартирного вопроса», так как оплата жилья (найм, общежитие) становятся постоянной статьей расхода. По данным анкетирования отдельную квартиру имели 60,8% респондентов и 2,5% проживают в частном доме, 27,8% вынуждены арендовать отдельную квартиру (апартаменты), 7,6% проживают в коммунальных квартирах и 1,3% – в общежитии. Помимо жилья, к базовым потребностям человека относится питание [14]. В ходе опроса установлено, что 48,1% семей тратят треть своего бюджета на питание, 29,1% семей – половину семейного бюджета, а 22,8% семей – более половины.

По результатам исследования 2008 года выявлено, что до 20% детей из семей с минимальным среднедушевым доходом нуждались после рождения в реанимационной интенсивной помощи и чаще находились в обсервационном отделении роддома, где наблюдаются новорожденные с инфекционными осложнениями. Дети из малообеспеченных семей чаще нуждались в переводе из акушерского стационара в больницы второго этапа выхаживания новорожденных [8].

Важнейшую роль в рождении здоровых детей играет здоровье самих родителей [4,11]. В ходе социологического исследования выявлена значительная приверженность матери к курению (рис. 3). Доля употреблявших табак до и во время беременности женщин составила 62%, среди них 31,6% более выкуривает более 20 сигарет в день. Среди отцов недоношенных детей курят 17,7%, из них 3,8% более 1 пачки в день. Некурящая семья, где женщина в большем степени защищена от табачного дыма, отмечена лишь в 35,4%.

Рис.3
Рис. 3. Курение во время беременности (процент опрошенных).

Употребление алкоголя во время беременности продолжено в 6,3% семей (употребляли оба родителя), 10,1% матерей не смогли отказаться от алкоголя во время беременности (рис.4).

Рис.4
Рис. 4. Употребление алкоголя во время беременности.

В исследуемой группе (рис. 5) только 10,1% семей были здоровыми, в 36,7% к наступлению беременности женщина уже имеет изменения здоровья, а в 50,6% хронические заболевания.

Рис.5
Рис. 5. Здоровье родителей недоношенного ребенка

В структуре заболеваний женщины преобладали гинекологические заболевания в 16,6% (эндометриоз, поликистоз яичников, полипы и эрозии шейки матки), 14,4% – заболевания органов зрения (миопия и астигматизм), 13,9% – заболевания лор-органов (хронические тонзиллиты, фарингиты, отиты, синуситы). Также следует выделить заболевания органов пищеварения (11,9%), инфекции мочеполовой системы, в том числе передающиеся половым путем (7,3%), анемии (6,6%).

Наиболее частыми осложнениям беременности по данным формы ФСН № 32 за 2015 год в России в структуре патологии беременности являются анемия 22,4%, болезни системы кровообращения 13,3%, угроза прерывания беременности 13,1%, болезни мочеполовой системы 11,4%. В ходе анкетирования женщины указывали все заболевания, выявленные во время беременности лечащим врачом, а также патологические признаки на основании собственной осведомленности о нормальном течении беременности. Распространенность выявленной патологии беременности представлена в процентах (на 100 женщин), также произведен расчет сочетаний выявленных осложнений. Наиболее частыми осложнениями являлись токсикоз беременных (55,7%), угроза прерывания беременности (49,4%), кровотечения в различные сроки гестации (30,4%). Токсикозы чаще всего сочетались с угрозой прерывания беременности (27,8%), а также выявлением повышением кровяного давления (16,5%). Угроза прерывания чаще выявлялась совместно с кровотечениями (20,3%), анемией (20,3%). Признаки гестоза у женщин выявлены в 10,1% случаев (сочетание отеков, повышенного давления крови, появление белка в моче), у 3,8% женщин гестоз осложнился эклампсией. По данным ФСН № 32 по РФ за 2015 год преэклампсия средней, тяжелой степени и эклампсия составили в сумме 1,57% в структуре патологии беременных вне зависимости от срока родов. Обращает на себя внимание также частота случаев кровотечений (10,1%), которые не расценены как угроза прерывания беременности (табл. 2).

Таблица 2

Структура осложнений беременности женщин, родивших недоношенного ребенка

  токсикоз белок в моче эклампсия угроза прерывания беременности кровотечение анемия инфекция отеки повышение кровяного давления отслойка плаценты
Токсикоз 55,7 13,9 5,1 27,8 15,2 10,1 11,4 11,4 16,5 10,1
белок в моче 13,9 19,0 3,8 11,4 3,8 1,3 5,1 11,4 13,9 1,3
Эклампсия 5,1 3,8 6,3 3,8 2,5 2,5 1,3 3,8 5,1 0,0
угроза прерывания беременности 27,8 11,4 3,8 49,4 20,3 20,3 10,1 13,9 11,4 7,6
Кровотечение 15,2 3,8 2,5 20,3 30,4 16,5 5,1 7,6 3,8 11,4
Анемия 10,1 1,3 2,5 20,3 16,5 26,6 3,8 7,6 1,3 7,6
Инфекция 11,4 5,1 1,3 10,1 5,1 3,8 20,3 5,1 5,1 2,5
Отеки 11,4 11,4 3,8 13,9 7,6 7,6 5,1 22,8 12,7 3,8
повышение кровяного давления 16,5 13,9 5,1 11,4 3,8 1,3 5,1 12,7 21,5 1,3
отслойка плаценты 10,1 1,3 0,0 7,6 11,4 7,6 2,5 3,8 1,3 16,5
без угрозы прерывания 27,8 7,6 2,5 - 10,1 6,3 8,9 8,9 10,1 8,9
отеки, гипертензия, белок в моче 10,1 отеки, гипертензия, белок в моче, эклампсия 3,8

Нами исследованы исходы всех беременностей женщин. В результате полученных данных установлено, что чуть более половины беременностей оканчивается родами (137 родов из 224 беременностей), результат каждой четвертой беременности – это медицинский аборт, каждая седьмая беременность приводит к выкидышу.

По расчетам на одну женщину, родившую недоношенного ребенка, за жизнь приходится 1,7 родов, 0,4 выкидышей и 0,7 абортов. С каждой следующей беременностью число родов на одну женщину возрастает (от 1,6 до 2,5, в 1,6 раза), однако, рост абортов (от 0,3 до 1,2, в 4 раза) выкидышей (от 0,1 до 1,4, в 14 раз) колоссальный. Проблема рождения здорового потомства непосредственно связана с возможностью выносить ребенка (рис. 6).

Рис.6
Рис. 6. Число родов, абортов, выкидышей на одну женщину в зависимости от беременности по счету

Большинство опрошенных встали на учет или обратились впервые в женскую консультацию в первом триместре беременности на сроке беременности до 12 недель (табл. 3). Вероятно, такое поведение является следствием появлением отмечаемых женщиной уже на ранних сроках тревожных симптомов. Тем не менее, ни одна женщина из опрошенных не проходила прегравидарную подготовку, не посещала «школу материнства» и не направлялась на консультацию к генетику.

Таблица 3

Сроки постановки на учет по беременности в женской консультации

срок постановки на учет до 12 недель 13-22 недели 22-28 недель 29-40 недель P=0.95, t=2
% респондентов 79.7%±4.5% 13.9±3.9% 3.8±2.2% 5.1±2.5%

Мы также проанализировали распределение постановки по срокам в зависимости от порядка рождения ребенка в семье. Точно можно утверждать, что постановка на учет проводилась чаще в ранние сроки вне зависимости паритета беременной, что подтверждается расчетом коэффициента достоверности |T|≥2,3. В группе опрашиваемых респондентов заметна тенденция к переносу срока постановки на учет на более позднее время (13-22 недели гестации) при ожидании 2 и 3 ребенка, однако, достоверность данного утверждения не высокая (P≥0,90), что не позволяет нам в настоящее делать выводы лишь по данным текущего сегмента лонгитюдного исследования.

Таблица 4

Сроки постановки на учет по беременности в женской консультации в зависимости от паритета женщины и беременности по счету

ребенок по счету в семье всего до 12 недель 13-22 недели 22-28 недель 29-40 недель
первый 40 92.5% 5.0% 2.5% 10.0%
второй 23 69.6% 21.7% 0.0% 8.7%
третий и далее 16 62.5% 25.0% 0.0% 12.5%
Беременность по счету всего до 12 недель 13-22 недели 22-28 недель 29-40 недель
1 23 91.3 4.3 4.3 0.0
2 15 66.7 20.0 0.0 13.3
3 16 75.0 18.8 0.0 6.3
4 9 88.9 11.1 0.0 0.0
5 16 63.6 27.3 0.0 9.1
6 3 100.0 0.0 0.0 0.0
7 2 100.0 0.0 0.0 0.0

Достоверной зависимости сроков постановки на учет в женскую консультацию от числа беременностей респондента не выявлено, коэффициент достоверности |T|=1,4 (P≤0,85). Среди опрошенных заметен «переброс» постановки на учет со срока «до 12 недель» в «13-22 недели» с увеличением числа беременностей у женщины, но экстраполировать данное наблюдение на генеральную совокупность (всех беременных) невозможно ввиду низкой достоверности в имеющейся выборке. Женщины с шестой и седьмой беременностью в расчете не учитывались, так как их выборка также не репрезентативна. Также нами анализировались данные о различиях распространенности патологии беременности по группам, в зависимости от массы тела ребенка при рождении (500-999 грамм, 1000-1499 грамм, 1500-2500 грамм). В группе женщин, родивших детей массой тела от 500 до 999 грамм, распространенность инфекций (22,6%), отеков (22,6%) и токсикозов (67,7%) была выше, чем среди рожениц в других группах; у женщин, родивших детей массой тела от 1000 до 1499 грамм выше распространенность угрозы прерывания (54,3%) и кровотечений (40,0%). Женщины, родившие детей с массой от 1500 до 2500 грамм, в сравнении с другими распространенность анемией (38,5%), гипертензией (23,1%), белка в моче (23,1%) была выше, что объясняется более поздним развитием данной патологии по сроку гестации. Достоверность показателей составляет P0,80, что говорит о том, что данные различия можно учитывать только в рамках исследуемой группы. Таким образом, по данным проведенного нами ранее корреляционного анализа между патологией беременности и критическими состояниями в периоде новорожденности выражено влияние гестозов, дородовых кровотечений и венозных нарушений у беременных на развитие инфекций в перинатальном периоде, родовых внутричерепных кровоизлияний, синдрома дыхательных расстройств [8]. По данным ФСН № 32 смертность новорожденных с экстремально низкой массой тела (ЭНМТ) от респираторного дистресс-синдрома составляет в 2015 году 68,1 на 1000 живорожденных с ЭНМТ, от инфекций перинатального периода 58,2%о, от внутрижелудочковых кровоизлияний – 55,64%о.

Обсуждение. К факторам риска рождения недоношенного ребенка можно отнести возраст роженицы на момент родов старше 30 лет (более половины исследуемых случаев), в совокупности с поздним рождением первого ребенка (50,6% случаев в исследовании). За последние десятилетия произошла значительная модификация репродуктивного поведения женщин в связи с модернизацией ценностей (повышение роли образования, профессиональной подготовки), когда вопросы родительства и деторождения переносятся на более поздний срок [7,10,12].

Неблагоприятным фоном для течения беременности является низкий материальный уровень, только 52,5% семей имели доход на одного человека в месяц выше величины прожиточного минимума. Семьи, где оба родителя работают, составили 73,4%. Вместе с тем, в семьях с недоношенными детьми, уровень безработицы выше официального уровня по региону и стране в целом [6].

Во многих в семьях, где родился недоношенный ребенок, родители имеют лишь среднее (школьное) образование: 12,7% женщин, 15,2% мужчин, оба родителя – 6,3 % случаев. Таким образом, уровня этот показатель превышает показатель по Москве (6,2%) [6].

Женщины, родившие недоношенного ребенка, в 50,6% имеют хронические заболевания, 62% женщин курят, 10,1% употребляли алкоголь во время беременности. В 55,7% случаев уже на сроке до 12 недель беременная имеет плохое самочувствие, признаки патологии. Рождению недоношенного ребенка в 100% предшествовала нездоровая беременность (в 10,1% гестозы с переходом в 3,8% в эклампсию). Каждая четвертая беременность женщины, родившей недоношенного ребенка, заканчивалась абортом, каждая седьмая беременность – выкидышем, с каждой последующей беременностью частота абортов и выкидышей многократно превышает роды. Матери недоношенных детей, поступивших в отделение реанимации и интенсивной терапии недоношенных, не проходили подготовку к родам: санацию очагов инфекции, профилактический осмотр специалистов, в том числе акушера-гинеколога, лабораторную диагностику и УЗИ органов репродуктивной системы. Возможно, имеет место недостаточно эффективное наблюдение в женской консультации (либо неправильное таргетирование групп риска), с учётом, что из обследуемой группы ни одна из женщин не посещала школу беременных и не направлялась на дополнительную консультацию к генетику.

Следует признать, что государству удалось организовать раннюю постановку беременных на учет [15], данный опыт должен быть применен и в отношении прегравидарной подготовки. В сентябре 2015 года члены ООН приняли повестку дня в области устойчивого развития 2030, где подчеркивается межсекторальный подход, включающий ликвидацию нищеты, борьбу с голодом, качественное образование, доступную всем качественную медицинскую помощь, жилье, достойный и оплачиваемый труд, улучшение экологии [5]. В профилактике преждевременных родов и рождения недоношенных детей необходимо также использовать межведомственное взаимодействие систем здравоохранения, социальной помощи, образования и органов государственной власти. Мероприятия по предупреждению рождения недоношенных детей с экстремально низкой, очень низкой массой тела необходимо начинать задолго до наступления беременности (начиная со школьного возраста). Зачастую, при вынашивании первого ребенка женщина уже имеет в анамнезе 2-3 аборта или выкидыша, инфекционные заболевания, употребляет токсические вещества (табак, алкоголь). Таким образом, одной из мер профилактики рождения маловесных детей, может быть организация прохождения до наступления беременности (в том числе, при планировании беременности) профилактических осмотров, лабораторной диагностики на наличие инфекций, ультразвуковой диагностики, санации очагов инфекции, консультирования на предмет отказа от вредных привычек [1,9].

Выводы.

  1. Женщины, родившие детей с массой до 2500 гр. относились в большинстве своём к возрастной группе от 30 до 39 лет (51,9%).
  2. Вероятность рождения недоношенного ребёнка уменьшается при последующих родах и составляет по результатам исследования в первых родах – 50,6%, во вторых – 29,1%, в третьих – 16,5% и в четвертых и более – 3,8%.
  3. Родителей недоношенных детей обладают средним общем образованием чаще среднего по региону в 2 раза (12,7% у женщин, 15,2% у мужчин) и 1,3% женщин не имеют школьного аттестата вовсе, в то время как по статистики столь низкий образовательный уровень имеет 6,2% населения Москвы.
  4. Половина (50,6%) матерей, родивших недоношенными детей, имели хронические заболевания, в основном гинекологические (эндометриоз, полипы и эрозии и пр.), органов зрения (миопия и астигматизм) и лор-органов (хронические инфекции).

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Библиография

  1. Балашова Т.Н., Варавикова Е.А., Волкова Е.Н., Шапкайц В.А., Дикке Г.Б. Фетальный алкогольный синдром: риск развития и эффективность профилактики. В кн. Материалы Форума «Мать и дитя», Москва, 2011, 27-30 сентября. Москва. С. 121-122.
  2. Винокурова А.В., Костина Е.Ю. Социальное благополучие населения в контексте регионального развития (на примере Приморского края). Вестник Бурятского государственного университета 2015; (6): 49-53.
  3. «Об установлении величины прожиточного минимума в городе Москве за II квартал 2016 г.»: Постановление Правительства Москвы от 06.09.2016 №551-ПП [Интернет] URL: https://www.mos.ru/authority/documents/doc/ 34774220 (дата обращения 05.11.2016).
  4. Плясунова М.П., Хлыбова С.В. Факторы риска при неразвивающейся беременности: медико-социальный аспект. Вятский медицинский вестник 2013; (4): 23-26.
  5. Повестка дня в области устойчивого развития. ООН. [Интернет]. URL: http://www.un.org/sustainabledevelopment/ru/sustainable-development-goals/ (дата обращения 05.11.2016).
  6. Регионы России. Социально-демографические показатели – 2015 г. Москва: Росстат 2015. [Интернет]. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_14p/Main.htm (дата обращения 06.11.2016).
  7. Талалаева Г.В. Социальная демография. Учебное пособие. Екатеринбург: Издательство «УГТУ-УПИ»; 2010. 173 с.
  8. Цыбульская И.С. Медико-социальные аспекты формирования здоровья детей. Томск: Издательство «Ветер»; 2012. 479 с.
  9. Цыбульская И.С., Низамова Э.Р. Проблемы формирования здоровья женщин-матерей и их потомства в современной России. Менеджер здравоохранения 2016 (7): 29-45.
  10. Шестаков К.А. Детерминанты репродуктивного поведения или почему рожают больше трех? Семья и демографические исследования 2014; (1). [Интернет]. URL: http://www.riss.ru/demography/demography-science-journal/5288/ (дата обращения 05.11.2016).
  11. Юрьев В.К., Теблеев Ц.М., Пузырев В.Г. Особенности медико-социальной характеристики женщин, прерывающих беременность. Современные проблемы науки и образования [Интернет]. 2015; (5): 275. URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=22446 (дата обращения 05.11.2016).
  12. Ясюкевич Ю.В. Репродуктивное поведение российских женщин, проживающих на территории Сибири. Междисциплинарные исследования в науке и образовании 2012; (1 Sup). [Интернет]. URL: http://www.mino.esrae.ru/157-613 (дата обращения 05.11.2016).
  13. Bantyeva M.N. Maternity obstetric service indicators in Russia in 2006-2013 years. Health and Social Care Journal 2015; 1(1): 21-29.
  14. Porter M.E., Stern S., Green M. Social progress index 2015. Washington D.C. Social Progress Imperative 2015. 154 p. [Online]. 2015 [cited 2015]. Available from: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/pl/Documents/Reports/pl_csr_2015_SOCIAL_PROGRESS_INDEX_FINAL.pdf
  15. Tsybulsky V. Formation of legal relations in health services of Russia, the USSR and Russian Federation. Health and Social Care Journal 2016; 1(2): 48-49.

References

  1. Balashova T.N., Varavikova E.A., Volkova E.N., Shapkayts V.A., Dikke G.B. Fetal'nyy alkogol'nyy sindrom: risk razvitiya i effektivnost' profilaktiki [Fetal alcohol syndrome: risk of development and the efficiency of prevention]. Materialy Foruma “Mat' i ditya”. Moscow, September 27-30, 2011. p.121-122. (In Russian).
  2. Vinokurova A.V., Kostina E.Yu. Sotsial'noe blagopoluchie naseleniya v kontekste regional'nogo razvitiya (na primere Primorskogo kraya) [Social well-being of the population in the context of regional development (by the example of Primorsky territory)]. Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta 2015; (6): 49-53. (In Russian).
  3. «Ob ustanovlenii velichiny prozhitochnogo minimuma v gorode Moskve za II kvartal 2016 g.» [On stating the subsistence level in Moscow for the period of II quarter of 2016]. Postanovlenie Pravitel'stva Moskvy ot 06.09.2016 № 551-PP. [Online] 2016 [cited 2016 Nov 05]. Available from: https://www.mos.ru/authority/documents/doc/ 34774220. (In Russian).
  4. Plyasunova M.P., Khlybova S.V. Faktory riska pri nerazvivayushcheysya beremennosti: mediko-sotsial'nyy aspekt [Risk factors for non-developing pregnancy: medical and social aspect]. Vyatskiy meditsinskiy vestnik 2013; (4): 23-26. (In Russian).
  5. A new sustainable development agenda. UN. [Online] 2016 [cited 2016 Nov 05]. Available from: http://www.un.org/sustainabledevelopment/ru/sustainable-development-goals/ .
  6. Regiony Rossii. Sotsial'no-demograficheskie pokazateli – 2015 g. [Regions of Russia. Socio-demographic indicators - 2015.]. Moscow: Rosstat 2015. [Online] 2015 [cited 2016 Nov 05]. Available from: http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_14p/Main.htm. (In Russian).
  7. Talalaeva G.V. Sotsial'naya demografiya. Uchebnoe posobie. [Social demography. Manual]. Ekaterinburg: ID “UGTU-UPI”; 2010. 173 p. (In Russian).
  8. Tsybul'skaya I.S. Mediko-sotsial'nye aspekty formirovaniya zdorov'ya detey [Medical and social aspects of the formation of children's health]. Tomsk: ID “Veter”; 2012. 479 p. (In Russian).
  9. Tsybul'skaya I.S., Nizamova E.R. Problemy formirovaniya zdorov'ya zhenshchin-materey i ikh potomstva v sovremennoy Rossii. [Problems in formation of mothers and their offspring health in modern Russia]. Menedzher zdravookhraneniya 2016 (7): 29-45. (In Russian).
  10. Shestakov K.A. Determinanty reproduktivnogo povedeniya ili pochemu rozhayut bol'she trekh? [The determinants of reproductive behavior or why women give birth to more than three children?]. Sem'ya i demograficheskie issledovaniya [serial online] 2014 [cited 2016 Nov 05]; (1). Available from: http://www.riss.ru/demography/demography-science-journal/5288/. (In Russian).
  11. Yur'ev V.K., Tebleev Ts.M., Puzyrev V.G. Osobennosti mediko-sotsial'noy kharakteristiki zhenshchin, preryvayushchikh beremennost' [Medical and social features of the women who undergo abortions.]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya [serial online] 2015 [cited 2016 Nov 05]; (5): 275. Available from: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=22446, (In Russian).
  12. Yasyukevich Yu.V. Reproduktivnoe povedenie rossiyskikh zhenshchin, prozhivayushchikh na territorii Sibiri [Reproductive behavior of Russian women living in Siberia.]. Mezhdisciplinarnye issledovaniya v nauke i obrazovanii [serial online] 2012 [cited 2016 Nov 05]; (1 Sup). Available from: http://www.mino.esrae.ru/157-613. (In Russian).
  13. Bantyeva M.N. Maternity obstetric service indicators in Russia in 2006-2013 years. Health and Social Care Journal 2015; 1(1): 21-29.
  14. Porter M.E., Stern S., Green M. Social progress index 2015. Washington D.C. Social Progress Imperativ 2015, 154 p. [Online]. 2015 [cited 2016 Nov 05]. Available from: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/pl/Documents/Reports/pl_csr_2015_SOCIAL_PROGRESS_INDEX_FINAL.pdf
  15. Tsybulsky V. Formation of legal relations in health services of Russia, the USSR and Russian Federation. Health and Social Care Journal 2016; 1(2): 48-49.

Дата поступления: 21 ноября 2016 г.


Просмотров: 1909

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 03.04.2017 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search