ЭПИДЕМИОЛОГИЯ ХРОНИЧЕСКОГО ВИРУСНОГО ГЕПАТИТА С В АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

26.06.2019 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2019-65-3-6

1,2Щепина И.В., 1,2Кригер Е.А., 2Бровина Н.Г., 1Бровкова К.П.
1 ФГБОУ ВО Северный государственный медицинский университет Министерства здравоохранения Российской Федерации, Архангельск, Россия
2 ГБУЗ АО Архангельская областная клиническая больница, Архангельск, Россия

Резюме

Вирусный гепатит С – важная медико-социальная проблема в виду отсутствия специфической профилактики, преобладания бессимптомных форм инфекции, высокого риска хронизации и развития цирроза печени.

Цель: провести анализ эпидемиологической ситуации по вирусному гепатиту С в Архангельской области.

Методы. Проведён ретроспективный анализ эпидемических данных пациентов, включённых в Регистр лиц, больных хроническими вирусными гепатитами.

Результаты. Доля вирусного гепатита С в структуре хронических гепатитов в Архангельской области составляет 70,4%. Среди пациентов преобладают лица молодого возраста (18-44 года) (55,3%). Более половины женщин (53,9%) находятся в фертильном возрасте. В этиологической структуре вирусного гепатита С преобладает 1 генотип вируса (49%), второй по частоте встречаемости – 3 генотип (41%). Генотипы 3, 3а и 3 b чаще регистрируется у мужчин, генотип 1 – у женщин, а генотипы 1а, 1b и 2 – c равной частотой у лиц разного пола. При этом 3 генотип чаще определяется у лиц молодого возраста (18-44 года), в старших возрастных группах - 1 генотип вируса. Выраженные стадии фиброза печени (F2-F4) наблюдаются у 35,6% пациентов, цирроз печени – у 6,8%. Более 70% пациентов с 1 генотипом вируса имели высокие степени фиброза печени. Определить путь инфицирования взрослых не представляется возможным в более чем 80% случаев в виду преобладания бессимптомных форм инфекции и поздней диагностики заболевания. Основной путь передачи ВГС у детей – семейный контакт (66%).

Заключение. Поскольку скрининговые мероприятия для выявления инфицированных вирусным гепатитом С регламентированы для хирургических больных, беременных женщин и медицинских работников можно предположить, что представленная поражённость вирусным гепатитом С жителей Архангельской области является только верхушкой айсберга. Для получения более достоверных данных о распространённости инфекции в регионе необходимо проведения скрининговых исследований среди населения моложе 44 лет, особенно в отдаленных территориях области.

Ключевые слова: вирусный гепатит С, эпидемиология

Контактная информация: Кригер Екатерина Анатольевна, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. У авторов отсутствует конфликт интересов.
Для цитирования: Щепина И.В., Кригер Е.А., Бровина Н.Г., Бровкова К.П. Эпидемиология хронического вирусного гепатита с в Архангельской области. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2019; 65(3). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1075/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2019-65-3-6

EPIDEMIOLOGY OF CHRONIC VIRAL HEPATITIS C IN THE ARKHANGELSK REGION
1,2Shchepina I.V., 1,2Krieger Е.А., 2Brovina N.G., 1Brovkova К.P.
1 Northern State Medical University, Arkhangelsk, Russia
2 Arkhangelsk regional clinical hospital, Arkhangelsk, Russia

Abstract

Viral hepatitis C is an important social and medical problem due to absence of specific prevention, predominance of asymptomatic forms of infection, high risk of chronic hepatitis and liver cirrhosis.

Purpose: to analyze epidemiology of viral hepatitis C in the Arkhangelsk region.

Methods. We have performed a retrospective analysis of the epidemiological data of patients included in the register of patients with chronic viral hepatitis.

Results. The share of viral hepatitis C among chronic hepatitis in the Arkhangelsk region equals to 70.4%. Most of patients are young adults (18-44 years) (55.3%). More than half of women (53.9%) are in the fertile age. In the etiological structure of viral hepatitis C genotype 1 prevails (49%), and genotype 3 is the second most common genotype (41%). Genotypes 3, 3a and 3b are more prevalent in men, while genotype 1 – in women. Genotypes 1a, 1b and 2 are registered with equal frequency in people of both sexes. At the same time, genotype 3 is more often detected in young people (18-44 years), while genotype 1 – in older ages. The later stages of liver fibrosis (F2-F4) are observed in 35.6% of patients, liver cirrhosis –in 6.8%. More than 70% of patients with genotype 1 have later stages of liver fibrosis. It is not possible to determine the route of transmission of viral hepatitis C in adults in more than 80% of cases due to the predominance of asymptomatic forms of infection and late diagnosis of the disease. The main route of transmission of hepatitis C in children is family contact (66%).

Conclusion. We can assume that the reported prevalence of hepatitis C in residents of the Arkhangelsk region is only the tip of the iceberg because screening for viral hepatitis C is routine for surgical patients, pregnant women and health workers. To obtain more reliable data on the prevalence of infection in the region, it is necessary to perform screening among the population under 44, especially in the remote areas of the region.

Key words: viral hepatitis C, epidemiology.

Corresponding author: Ekaterina A. Krieger, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Krieger Е.А., https://orcid.org/0000-0001-5179-5737, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Shchepina I.V., Krieger Е.А., Brovina N.G., Brovkova К.P. Epidemiology of chronic viral hepatitis c in the Arkhangelsk region. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2019; 65(3). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1075/30/lang,ru/. (In Rus.). DOI: 10.21045/2071-5021-2019-65-3-6

Введение

Заболеваемость вирусным гепатитом С (ВГС) является проблемой международного масштаба, требующей безотлагательных действий. В 2015 году в мире отмечено 1,75 миллионов новых случаев ВГС. По данным Всемирной организации здравоохранения в 2015 году оценочное число лиц, живущих с ВГС составило 71 миллион, из них только 5% знали о своем заболевании, 1% получали противовирусную терапию [1]. В мае 2016 года Всемирная ассамблея здравоохранения приняла «Глобальную стратегию сектора здравоохранения по вирусному гепатиту на 2016-2021 годы», включающую глобальные задачи по снижению заболеваемости вирусными гепатитами на 90% и сокращению случаев смерти из-за вирусного гепатита на 65% к 2030 году. 

Острый ВГС чаще всего протекает в латентной, бессимптомной форме, которая в 55-85% случаев приводит к хронизации инфекции. У лиц с хроническим ВГС в течение 20 лет в 15-30% случаев развиваются цирроз и у 2-4% в год на фоне цирроза печени возникает гепатоцеллюлярная карцинома [2-4].

Отсутствие значимых клинических проявлений ведёт к тому, что больные часто даже не подозревают о том, что инфицированы, и представляют эпидемиологическую опасность. Хронический ВГС зачастую впервые диагностируется на стадии выраженного фиброза или цирроза печени.

В 40-45% случаев у больных хроническим ВГС наблюдаются разнообразные внепеченочные проявления, среди которых криоглобулинемия, мембранопролиферативный гломерулонефрит, поздняя кожная порфирия, аутоиммунный тиреоидит [5]. Кроме того, у пациентов с хроническим ВГС чаще выявляются признаки атеросклероза, а также более высокий индекс иинсулинорезистентности сахарного диабета, что приводит к повышению уровня заболеваемости и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Неврологические проявления хронического ВГС включают усталость и когнитивные нарушения [6].

Хронический ВГС накладывает на общество существенное эпидемиологическое и экономическое бремя, обусловленное повышенной длительностью временной нетрудоспособности, инвалидизацией в трудоспособном возрасте и преждевременной смертностью в данной когорте больных [7]. Специфической профилактики ВГС не разработано. Постоянно меняющаяся антигенная структура ВГС позволяет ему «ускользать» из-под иммунного надзора. Этот свойство антигенной изменчивости вируса мешает созданию эффективной вакцины [8].

Отсутствие вакцинации, преобладание в клинике ВГС латентных и бессимптомных форм, высокая частота хронизации обуславливают высокий уровень заболеваемости хроническим ВГС. Риск развития внепеченочных осложнений, цирроза печени и гепатоцеллюлярной карциномы определяет большую медико-социальную значимость хронического ВГС. В Российской Федерации (РФ) контроль над заболеваемостью ВГС признан проблемой государственного масштаба с 2004 года, когда постановлением Правительства РФ №715 ВГС был признан социально значимым заболеванием, представляющим опасность для окружающих.

Цель исследования: провести анализ эпидемиологической ситуации по ВГС в Архангельской области.

Методы

Проведён ретроспективный анализ эпидемических данных пациентов, включённых в Регистр лиц, больных хроническими вирусными гепатитами (далее Регистр). Регистр является единой автоматизированной информационной системой, внедрённой в соответствие с распоряжением министерства здравоохранения Архангельской области (АО) от 13.05.2016 «О формировании на территории АО регионального сегмента Государственного регистра больных хроническими вирусными гепатитами».

Количественные данные представлены в виде средней арифметической и и стандартного отклонения, номинальные и порядковые данные – в виде частот.

Результаты

Уровень заболеваемости хроническим ВГС в АО сопоставим с данными по РФ за исключением периода с 2006-2009 годы, когда показатели заболеваемости в АО значительно превышали общероссийские (Рис.1). В связи с началом работы по Национальному проекту в АО в этот период значительно улучшились диагностика и регистрация больных с хроническим ВГС.

Рис. 1
Рис. 1. Заболеваемость хроническим вирусным гепатитом С в Российской Федерации и в Архангельской области в 2002-2018 гг. (на 100 тыс. населения)

По данным Регистра в АО в начале 2019 года на учёте состоит 4465 пациентов с хроническими вирусными гепатитами, из них – с хроническим ВГС – 3144 человека (70,4%).

Среди пациентов с хроническим ВГС преобладают лица молодого возраста (от 18 до 44 лет по классификации ВОЗ), в трудоспособном возрасте (от 18 до 60 лет) – 76,8% (Рис. 2). У 6,4% оформлена инвалидность.

Рис. 2
Рис. 2. Возрастная структура пациентов с ХГС (%)

Женщины составляют 49,4%, мужчины – 50,6%. Средний возраст женщин, состоящих на учёте с хроническим ВГС, составляет 48,5 ± 17,1 года, средний возраст мужчин 43,4±13,7 года. Более половины женщин (53,9%) находятся в фертильном возрасте (от 18 до 49 лет).

В этиологической структуре ВГС у жителей Архангельской области преобладает 1 генотип вируса (49%), второй по частоте встречаемости – 3 генотип (41%) (Рис. 3). При этом 3 генотип чаще определяется у лиц молодого возраста (18-44 года), в старших возрастных группах - 1 генотип вируса.

Рис. 3
Рис.3. Генотипы HCV у жителей Архангельской области (%)

Генотипы ВГС 3, 3а и 3 b чаще регистрируется у мужчин, генотип 1 – у женщин, а генотипы 1а, 1b и 2 – c равной частотой у лиц разного пола (Рис. 4).

Рис. 4
Рис. 4. Генотипы вируса гепатита С у жителей Архангельской в зависимости от пола (%)

Рис. 5
Рис.5. Стадии фиброза у пациентов с разными генотипами ХГС (%)

По данным эластометрии печени у 35,6% пациентов наблюдаются выраженные стадии фиброза печени (F2-F4), у 6,8 % – цирроз печени. У 33% больных с циррозом установлен класс В и выше по классификации Чайлд-Пью. У 73,4% пациентов с выраженными изменениями ткани печени заболевание обусловлено 1 генотипом вируса (Рис. 5). 48,9% пациентов с выраженным фиброзом или циррозом проживают на удалённых от Архангельска территориях области.

Рис. 6
Рис.6. Степени тяжести цирроза печени по шкале Чайлд-Пью (%)

В виду преобладания неманифестных форм инфекции и поздней диагностики хронического ВГС в более чем 80% установить путь инфицирования не представлялось возможным. Среди установленных путей передали инфекции у взрослых лидируют медицинские манипуляции и косметологические процедуры.

Доля детей, среди больных хроническим ВГС составляет 0,6%. Большинство пациентов школьного возраста (54%) (Рис. 7).

Рис. 7
Рис. 7. Возрастная структура детей с хроническим ВГС (%)

Более 60% детей с хроническим ВГС – это дети из семейных очагов, где преобладает вертикальный путь передачи инфекции (рис.8).

Рис. 8
Рис. 8. Пути инфицирования ВГС детей (%)

Обсуждение

Исследование показало, что в АО удельный вес пациентов с хроническим ВГС от общего числа больных хроническими гепатитами составляет 70,4%. Преобладают лица молодого возраста (55,3%). У большинства пациентов обнаружен 1 генотип ВГС. Третий генотип вируса чаще встречается у мужчин, чем у женщин. В более, чем 30% случаев у пациентов с хроническим ВГС выявлены выраженные изменения ткани печени, у 6,8% - диагностирован цирроз. Инвалидность установлена в 6,4%. Архангельская область является достаточно сложной в территориальном смысле. Более 70% больных с выраженным фиброзом или циррозом печени проживают на удалённых территориях. Определить путь инфицирования не представляется возможным в более чем 80% случаев хронического ВГС у взрослых в виду преобладания бессимптомных форм инфекции и поздней диагностики заболевания. Основной путь передачи ВГС у детей – семейный контакт (66%).

Результаты проведённого исследования не противоречат данным, представленным другими авторами. Генотипическая структура ВГС в АО соответствует данным по РФ в целом, где распространены по убывающей частоте генотипы 1, 3, 2 [9]. Генотипы 4–6 практически не встречаются в популяции на территории РФ. Европейские авторы также отмечают преобладание 1 и 3 генотипа в структуре ВГС [10-13].

Лидирующие позиции ВГС, как этиологического фактора в развитии хронического гепатита и преобладание среди заболевших лиц молодого возраста также отмечается другими исследователями [14,15,16]. При этом заболевание, обусловленное 3 генотипом вируса, чаще регистрируется в молодом возрасте [15]. Наиболее выраженные степени фиброза наблюдаются у пациентов с 1 генотипом вируса, что может быть обусловлено возрастом пациентов (73,8% старше 45 лет).

Немногим более половины заболевших составляют лица мужского пола. Одинаковая распространённость хронического ВГС у лиц разного пола также описана другими авторами [10]. Бельгийские учёные отмечают более частую регистрацию 3 генотипа вируса у мужчин в сравнении с женщинами, что подтверждается нашими данными [11]. Многими авторами мужской пол расценивается, как предиктор неблагоприятного течения хронического ВГС [9,18].

Высокий удельный вес среди заболевших женщин фертильного возраста вызывает опасения относительно риска вертикальной передачи инфекции. По результатам, представленным Ивашкиным В.Т. с соавторами, с 2000 по 2016 года в 3-5 раз увеличилось число случаев обнаружения антител к ВГС у беременных женщин [9].

Заключение

Эпидемиологическая ситуация по ВГС в АО является неблагополучной. Преобладание среди больных хроническим ВГС молодого населения обусловливает социальную значимость данной патологии.

Для решения проблемы ВГС на территории АО требуется комплексный, многоуровневый подход. Поскольку скрининговые мероприятия для выявления инфицированных ВГС регламентированы для хирургических больных, беременных женщин и медицинских работников можно предположить, что представленная поражённость ВГС жителей АО является только верхушкой айсберга. Для получения более достоверных данных о распространённости инфекции в регионе необходимо проведения скрининговых исследований среди населения моложе 44 лет, особенно в отдалённых территориях области.

Библиография

  1. Global hepatitis report, 2017. World Health Organization. [Online] [cited 01.04.19]. Available from: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/255016/1/9789241565455-eng.pdf?ua=1
  2. Отчёты Роспотребнадзора по инфекционной заболеваемости в Российской Федерации. [Интернет]. URL: https://rospotrebnadzor.ru/activities/statistical-materials/Assessment (Дата обращения: 01.04.19)
  3. Phil McEwan, Thomas Ward, Hayley Bennett, Anupama Kalsekar,Samantha Webster, Michael Brenner, et al. Estimating the Clinical and Economic Benefit Associated with Incremental Improvements in Sustained Virologic Response in Chronic Hepatitis C. PLOS ONE [serial online] 2015 January 30 [cited 01.04.19]; 10 (1). Available from: https://paperity.org/p/60364978/estimating-the-clinical-and-economic-benefit-associated-with-incremental-improvements-in
  4. Zuckerman E., Ashkenasi E., Kovalev Y., et al. The real-world Israeli experience of treating chronic hepatitis C, genotype 1 patients with advanced fibrosis with paritaprevir/ritonavir/ombitasvir, dasabuvir with or without ribavirin: a large multicenter J. Hepatol 2016; 64(2):137.
  5. Лопаткина Т.Н. Хронический гепатит С: внепеченочные проявления, особенности клинического течения, диагностика. Информационный бюллетень: Вирусные гепатиты: Достижения и перспективы 2000; 2 (9). Материалы конференции «Гепатит С - Российский консенсуc».
  6. Negro F., Forton D., Craxì A., Sulkowski M.S., Feld J.J., Manns M.P. Extrahepatic morbidity and mortality of chronic hepatitis C. Gastroenterology 2015; 149(6): 1345-1360.
  7. Никитин И.Г., Попович Л.Д., Потапчик Е.Г. Экономическое бремя хронического вирусного гепатита С в России. Эпидемиология и инфекционные болезни, актуальные вопросы 2015; (6): 9-13.
  8. Лобзин Ю.В., Козлов С.С., редакторы. Руководство и атлас по инфекционным и паразитарным болезням человека. СПб.: ТЕССА; 2008.
  9. Ивашкин В.Т, Ющук Н.Д., Климова Е.А., Маевская М.В., Знойко О.О., Шестакова И.В., и др. Рекомендации по диагностике и лечению взрослых больных гепатитом С. Москва, 2017. 69 с.
  10. Alter M.J., Kruszon-Moran D., Nainan O.V., et al. The prevalence of hepatitis C virus infection in the United States 1988 through 1994. N Engl J Med 1999; 341 (8): 556-562.
  11. Bouacida L., Suin V., Hutse V., Boudewijns M., Cartuyvels R., Debaisieux L., et al. Distribution of HCV genotypes in Belgium from 2008 to 2015. PLOS ONE [serial online] 2015 December 5 [cited 01.04.19]. Available from: https://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0207584
  12. Flisiak R., Pogorzelska J., Berak H., Horban A., Orłowska I., Simon K., et al. Prevalence of HCV genotypes in Poland – the EpiTer study. Clin Exp Hepatol 2016; 2(4): 144–148.
  13. Schaefer B., Viveiros A., Al-Zoairy R., Blach S., Brandon S., Razavi H., et al. Disease burden of hepatitis C in the Austrian state of Tyrol – Epidemiological data and model analysis to achieve elimination by 2030. PLOS ONE [serial online] 2018 July 12 [cited 01.04.19]; 13(7). Available from: https://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0200750
  14. Jean-Luc R., Christian S., Sabine B., Mirjam M. The epidemiology of hepatitis C in Switzerland: trends in notifications, 1988–2015. Swiss Med Wkly [serial online] 2018 April 26 [cited 01.04.19]. Available from: https://smw.ch/article/doi/smw.2018.14619
  15. Mukomolov S., Trifonova G., Levakova I., Bolsun D., Krivanogova E. Hepatitis C in the Russian Federation: challenges and future directions. Hepat Med. 2016; 8: 51–60.
  16. Маев И.В., Андреев Д.Н., Дичева Д.Т., Гречко А.В., Пенкина Т.В. Неалкогольная жировая болезнь печени: современное состояние проблемы. Медицинский вестник МВД. 2012. № 6 (61). С. 35-40.
  17. Дудина К.Р., Царук К.А., Шутько С.А., Бокова Н.О., Ющук Н.Д. Факторы прогрессирующего течения хронического гепатита С. Лечащий врач 2013; (10): 50-55.
  18. Garvey P., O'Grady B., Franzoni G., Bolger M., Crosby K.I., Connell J., et al. Hepatitis C virus seroprevalence and prevalence of chronic infection in the adult population in Ireland: a study of residual sera, April 2014 to February 2016. Eurosurveillance [serial online] 2017 July 27 [cited 01.04.19]; 22 (30). Available from: https://www.eurosurveillance.org/content/10.2807/1560-7917.ES.2017.22.30.30579

References

  1. Global hepatitis report, 2017. World Health Organization. [Online] [cited 2019 Apr 01]. Available from: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/255016/1/9789241565455-eng.pdf?ua=1
  2. Otchety Rospotrebnadzora po infektsionnoy zabolevaemosti v Rossiyskoy Federatsii [Reports of Rospotrebnadzor on infectious morbidity in the Russian Federation]. [Online] [cited 2019 Apr 01]. Available from: https://rospotrebnadzor.ru/activities/statistical-materials/Assessment (In Russian).
  3. Phil McEwan, Thomas Ward, Hayley Bennett, Anupama Kalsekar,Samantha Webster, Michael Brenner, et al. Estimating the Clinical and Economic Benefit Associated with Incremental Improvements in Sustained Virologic Response in Chronic Hepatitis C. PLOS ONE [serial online] 2015 January 30 [cited 2019 Apr 01]; 10 (1). Available from: https://paperity.org/p/60364978/estimating-the-clinical-and-economic-benefit-associated-with-incremental-improvements-in
  4. Zuckerman E., Ashkenasi E., Kovalev Y., et al. The real-world Israeli experience of treating chronic hepatitis C, genotype 1 patients with advanced fibrosis with paritaprevir/ritonavir/ombitasvir, dasabuvir with or without ribavirin: a large multicenter J. Hepatol 2016; 64(2):137.
  5. Lopatkina T.N. Khronicheskiy gepatit C: vnepechenochnye proyavleniya, osobennosti klinicheskogo techeniya, diagnostika [Chronic hepatitis C: extrahepatic manifestations, clinical features, diagnosis]. Informatsionnyy byulleten': Virusnye gepatity: Dostizheniya i perspektivy 2000; 2 (9). Materialy konferentsii «Gepatit S - Rossiyskiy konsensus». (In Russian).
  6. Negro F., Forton D., Craxì A., Sulkowski M.S., Feld J.J., Manns M.P. Extrahepatic morbidity and mortality of chronic hepatitis C. Gastroenterology 2015; 149(6): 1345-1360.
  7. Nikitin I.G., Popovich L.D., Potapchik E.G. Ekonomicheskoe bremya khronicheskogo virusnogo gepatita C v Rossii [The economic burden of chronic hepatitis C in Russia]. Epidemiologiya i infektsionnye bolezni, aktual'nye voprosy 2015; (6): 9-13. (In Russian).
  8. Lobzin Yu.V., Kozlov S.S., editors. Rukovodstvo i atlas po infektsionnym i parazitarnym boleznyam cheloveka [Manual and Atlas of human infectious and parasitic diseases]. St. Petersburg: TESSA; 2008. (In Russian).
  9. Ivashkin V.T, Yushchuk N.D., Klimova E.A., Maevskaya M.V., Znoyko O.O., Shestakova I.V., et al. Rekomendatsii po diagnostike i lecheniyu vzroslykh bol'nykh gepatitom C [Recommendations for the diagnosis and treatment of adult patients with hepatitis C]. Moscow, 2017. 69 p. (In Russian).
  10. Alter M.J., Kruszon-Moran D., Nainan O.V., et al. The prevalence of hepatitis C virus infection in the United States 1988 through 1994. N Engl J Med 1999; 341 (8): 556-562.
  11. Bouacida L., Suin V., Hutse V., Boudewijns M., Cartuyvels R., Debaisieux L., et al. Distribution of HCV genotypes in Belgium from 2008 to 2015. PLOS ONE [serial online] 2015 December 5 [cited 2019 Apr 01]. Available from: https://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0207584
  12. Flisiak R., Pogorzelska J., Berak H., Horban A., Orłowska I., Simon K., et al. Prevalence of HCV genotypes in Poland – the EpiTer study. Clin Exp Hepatol 2016; 2(4): 144–148.
  13. Schaefer B., Viveiros A., Al-Zoairy R., Blach S., Brandon S., Razavi H., et al. Disease burden of hepatitis C in the Austrian state of Tyrol – Epidemiological data and model analysis to achieve elimination by 2030. PLOS ONE [serial online] 2018 July 12 [cited 2019 Apr 01]; 13(7). Available from: https://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0200750
  14. Jean-Luc R., Christian S., Sabine B., Mirjam M. The epidemiology of hepatitis C in Switzerland: trends in notifications, 1988–2015. Swiss Med Wkly [serial online] 2018 April 26 [cited 2019 Apr 01]. Available from: https://smw.ch/article/doi/smw.2018.14619
  15. Mukomolov S., Trifonova G., Levakova I., Bolsun D., Krivanogova E. Hepatitis C in the Russian Federation: challenges and future directions. Hepat Med. 2016; 8: 51–60.
  16. Maev I.V., Andreev D.N., Dicheva D.T., Grechko A.V., Penkina T.V. Nealkogol'naya zhirovaya bolezn' pecheni: sovremennoe sostoyanie problemy. [Nonalcoholic fatty liver disease: current status of the problem]. Meditsinskiy vestnik MVD 2012; 6 (61): 35-40. (in Russian).
  17. Dudina K.R., Tsaruk K.A., Shut'ko S.A., Bokova N.O., Yushchuk N.D. Faktory progressiruyushchego techeniya khronicheskogo gepatita C [Factors of progressive course of chronic hepatitis C]. Lechashchiy vrach 2013; (10): 50-55. (In Russian).
  18. Garvey P., O'Grady B., Franzoni G., Bolger M., Crosby K.I., Connell J., et al. Hepatitis C virus seroprevalence and prevalence of chronic infection in the adult population in Ireland: a study of residual sera, April 2014 to February 2016. Eurosurveillance [serial online] 2017 July 27 [cited 2019 Apr 01]; 22 (30). Available from: https://www.eurosurveillance.org/content/10.2807/1560-7917.ES.2017.22.30.30579

Дата поступления: 22.04.2019

Адрес статьи на сайте vestnik.mednet.ru:
http://vestnik.mednet.ru/content/view/1075/27/lang,ru/

© «Социальные аспекты здоровья населения» электронный научный журнал, 2019
© Все права защищены!

Просмотров: 701

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 11.07.2019 г. )