ПОЛОВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОХВАТА ДИСПАНСЕРИЗАЦИЕЙ ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 2013 -2019 гг.

07.07.2021 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-1

Захарченко О.О., Терентьева Д.С.
Федеральное государственное бюджетное учреждение «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации

Резюме

Актуальность. Изучение половозрастных особенностей охвата диспансеризацией взрослого населения позволяет выявить основные тенденции и особенности участия граждан Российской Федерации в диспансеризации.

Цель исследования: изучение половозрастных особенностей охвата диспансеризацией взрослого населения Российской Федерации в период 2013-2019 гг. с учётом демографической ситуации.

Материалы и методы. Изучены данные форм отраслевой статистической отчётности №131/о и №131. Проведён анализ динамики численности взрослого населения Российской Федерации в возрастных группах 18-38, 39-60 и старше 60 лет в период 2012-2019 по данным Росстата. Использованы аналитический и статистические (критерий согласия Пирсона χ2, обработка динамических рядов и прогноз динамики) методы исследования.

Результаты. Анализ численности населения показал, что в группах 18-38 и 39-60 лет численность населения в среднем ежегодно снижалась, а в группе старше 60 лет, напротив, повышалась. В период 2013-2018 гг. диспансеризации подлежало около трети населения рассматриваемых возрастных групп. В 2019 г. в связи с изменением порядка диспансеризации численность населения, подлежащего диспансеризации, в группе 39-60 и старше 60 лет увеличилась и составляет 100%, к группе 21-36 лет были добавлены граждане 18 лет. Анализ соотношения численности всего населения, населения подлежащего диспансеризации и прошедшего I этап диспансеризации показал, что ежегодно в рассматриваемых нами возрастных группах диспансеризацию проходит пятая часть взрослого населения России и порядка 50-60% от населения подлежащего диспансеризации. За весь период наблюдения среди граждан, прошедших I этап диспансеризации, большую часть составляют мужчины и женщины в возрасте 39-60 лет, а меньшую – мужчины и женщины старше 60 лет. Обращает на себя внимание тот факт, что в возрастных группах 18-38 и 39-60 лет доля мужчин, прошедших I этап диспансеризации, выше, чем доля женщин.

Выводы. Изучение половозрастных особенностей охвата диспансеризацией взрослого населения показало, что наибольшую активность к прохождению диспансеризации проявили граждане старше 60 лет, причём большую активность проявили мужчины. Самой индифферентной к участию в диспансеризации группой стали мужчины и женщины в возрасте 18-38 лет.

Ключевые слова: группы взрослого населения; диспансеризация; охват диспансеризацией; половозрастные особенности; демографическая ситуация.

Контактная информация: Захарченко Ольга Олеговна,
e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Захарченко О.О., Терентьева Д.С. Половозрастные особенности охвата диспансеризацией взрослого населения Российской Федерации в 2013 -2019 гг. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2021; 67(3):1. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1263/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-1.

GENDER AND AGE-SPECIFIC COVERAGE OF THE RUSSIAN ADULT POPULATION WITH REGULAR MEDICAL EXAMINATION IN 2013 -2019
Zakharchenko O.O., Terenteva D.S.

Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of the Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow

Significance. Analysis of gender and age-specific coverage of adult population with regular medical examination makes it possible to identify major trends and features of participation of the Russian citizens in regular medical examination.

Purpose: to analyze gender and age-specific coverage of the Russian adult population with regular medical examination in 2013-2019 with due regard to demographic situation.

Material and methods. Data from the statistical forms No. 131/o and No. 131 were studied. Analysis of dynamics in the adult population of the Russian Federation in the age groups of 18-38, 39-60 and over 60 years in 2012-2019 was implemented based on the Rosstat data. Analytical and statistical methods (Pearson's chi-squared test χ2, dynamic series, and dynamics prediction) were used.

Results. Analysis of the population size shows that in the groups of 18-38 and 39-60 years, on average, the population decreased annually, while in the group over 60 years, on the contrary, it increased. In 2013-2018, about one third of the population of the considered age groups were subject to medical examination. In 2019, due to changes in the procedure for regular medical examination, the number of people subject to medical examination in the groups of 39-60 and over 60 years increased adding up to 100%; citizens aged 18 were added to the group of 21-36 years. Analysis of the ratio between the total population and population subject to and undergone the first stage of regular medical examination shows that one fifth of the Russian adult population and about 50-60% of the population subject to regular medical examination undergo medical examination on annual basis in the age groups under study. For the entire period of observation, the majority of the citizens completed the first stage of medical examination were males and females aged 39-60, while males and females aged over 60 were in the minority. It is noteworthy that in the age groups of 18-38 and 39-60 years, the share of males completed the first stage of regular medical examination is higher compared to females.

Conclusion. Analysis of dynamics in the gender and age-specific coverage of the Russian adult population with regular medical examination shows that the citizens over 60 years of age were actively undergoing medical examination with males being the most active. The most reluctant group to participate in regular medical examination included males and females aged 18-38.

Keywords: groups of adult population; regular medical examination; coverage with medical examination; gender and age specifics; demographic situation.

Corresponding author: Zakharchenko Olga, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Zakharchenko O.O., https://orcid.org/0000-0002-6234-2992
Terenteva D.S., https://orcid.org/0000-0003-1669-939X
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Zakharchenko O.O., Terentyeva D.S. Gender and age-specific coverage of the Russian adult population with regular medical examination in 2013-2019. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2021; 67(3):1. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1263/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-1. (In Rus).

Введение

Диспансеризация определённых групп взрослого населения (далее - диспансеризация) является составной частью системы мер медицинской профилактики, направленных на создание благоприятной среды для ведения здорового образа жизни. Целью диспансеризации является раннее выявление хронических неинфекционных заболеваний (состояний) (ХНИЗ), выявление факторов риска развития ХНИЗ, определение групп состояния здоровья, проведение профилактического консультирования граждан, определение группы диспансерного наблюдения.

Эффективность проведения диспансеризации в большой мере зависит от заинтересованности и мотивированности населения к участию в профилактических мероприятиях. Общеизвестно, что мужчины и женщины по-разному относятся к своему здоровью, и это подтверждается существенными гендерными отличиями в таких показателях здоровья населения, как смертность, заболеваемость и инвалидность. Среди множества детерминант пол является основным фактором, определяющим профиль поведенческих факторов риска [1]. По данным контент-анализа женщины обладают более высоким уровнем партисипативности, то есть проявляют большую приверженность к сотрудничеству с врачом, отличаются более скрупулёзным отношением к лечению, более высокой медицинской активностью и готовностью к прохождению профилактических осмотров. Именно партисипативность, то есть тесное сотрудничество врача и пациента, вовлеченность пациента в профилактику и лечение заболеваний, постоянное наблюдение за состоянием собственного здоровья позволяет делать осознанный выбор в пользу здорового образа жизни [2-4].

Также неоспоримым является тот факт, что в разных возрастных группах, как среди мужчин, так и среди женщин, наблюдается разное отношение к своему здоровью. Чем выше самооценка своего здоровья, как правило, у молодёжи, тем меньше интерес к профилактическим мероприятиям, в том числе к диспансеризации. Более ответственное отношение к своему здоровью наблюдается у лиц старшего возраста, что повышает их приверженность диспансеризации [5].

Изучение половозрастных особенностей населения имеет важное значение при проведении популяционных и клинических исследований. Половозрастные отличия, положенные в основу гендерной специфики в отношении к своему здоровью, позволят определить реперные точки приложения сил для создания общего профилактического пространства и формирования у граждан самосохранительного поведения.

На сегодняшний день двухэтапная диспансеризация населения с последующим диспансерным наблюдением является основным методом реализации профилактического направления медицинской помощи в системе здравоохранения Российской Федерации [6, 7].

Основным критерием эффективности диспансеризации является показатель охвата граждан диспансеризацией, который рассчитывается как отношение числа граждан, прошедших I этап диспансеризации к числу подлежащих диспансеризации и выраженному в процентах. Первый этап диспансеризации считается завершённым в случае выполнения не менее 85% от объёма осмотров, исследований и иных медицинских мероприятий, установленных нормативными документами.

Цель исследования: изучение половозрастных особенностей охвата диспансеризацией взрослого населения Российской Федерации в период 2013-2019 гг. с учётом демографической ситуации.

Материалы и методы

На уровне государственной политики диспансеризация регламентируется Федеральным законом от 21.11.2011 № 323-ФЗ (ред. от 08.06.2020) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», а также порядками диспансеризации, утверждёнными Министерством здравоохранения России.

Начиная с 2012 г. Минздравом России было издано четыре приказа, регламентирующих порядок проведения диспансеризации, а именно, от 3 декабря 2012 г. № 1006н, от 3 февраля 2015 г. № 36ан, от 26 октября 2017 г. № 869н. С 06.05.2019 действует приказ от 13.03.2019 № 124н «Об утверждении порядка проведения профилактического медицинского осмотра и диспансеризации определенных групп взрослого населения» (Зарегистрировано в Минюсте России 24.04.2019 № 54495). Учитывая, что наше исследование базируется на изучении данных форм отраслевой статистической отчётности, отметим, что с 2013 по 2015 г. использовались форма статистической отчетности №131/о (утверждена Приказом Минздрава России от 18 июня 2013 г. № 382н), затем с 01.04.2015 до 01.02.2021 г. форма статистической отчётности №131 (утверждена Приказом Минздрава России от 6 марта 2015 г. № 87н). Таким образом, изменение порядков диспансеризации в 2018 и 2019 гг. не повлекло за собой изменение соответствующих форм статистической отчетности [8].

С целью изучения половозрастных особенностей охвата взрослого населения Российской Федерации диспансеризацией нами были изучены группы мужчин и женщин в возрастных категориях 21-36 лет (приказы № 1006н, № 36ан, № 869н), 18-39 лет (приказ 124н), 39-60 лет (приказы № 1006н, № 36ан, № 869н), 40 лет и старше (приказ 124н), старше 60 лет (приказы № 1006н, № 36ан, № 869н).

Формирование возрастных групп 18-38 и 21-36 лет объясняется тем, что согласно всем действовавшим и действующему сейчас порядку, диспансеризации подлежит взрослое население в возрасте 18 лет и старше, в то же время, проводится диспансеризация один раз в три года, начиная с 21 года в возрастах кратным трём. Согласно действующему приказу проведение диспансеризации один раз в три года сохранилось только в группе 18-38 лет, а лица в возрасте 40 лет и старше подлежат диспансеризации ежегодно. В соответствии с вышеизложенным, а также с тем, что нами исследуется охват диспансеризацией всего взрослого населения России, мы сочли целесообразным сформировать группу 18-38 лет, чтобы очертить возрастные рамки группы, где диспансеризация проводится один раз в три года, то есть в 21, 24, 27, 30, 33 и 36 лет.

Исследование охвата взрослого населения России диспансеризацией было разделено на три этапа. На первом этапе нами проанализировано изменение численности населения в половозрастных группах 18-38, 39-60 и старше 60 лет, на втором – изменение численности половозрастных групп, непосредственно подлежащих диспансеризации, на третьем – изучены половозрастные особенности охвата взрослого населения диспансеризацией.

Нами использованы аналитический и статистические (критерий согласия Пирсона χ2 (Хи-квадрат), обработка динамических рядов и прогноз динамики) методы исследования. Достоверными считались данные при вероятности ошибки первого типа менее 5% (p<0,05). Обработка статистических данных производилась с помощью программы Microsoft Excel 2010, MEDSTATISTIC.RU [9], онлайн-калькулятор Semestr Math. [10]

Результаты

На первом этапе исследования проанализированы данные об изменении численности взрослого населения Российской Федерации по данным Росстата в период с 2012 по 2019 г.

Анализ численности населения в группе 18-38 лет показал, что по сравнению с 2012 годом, количество мужчин снизилось на 8,9% (на 2 073 687 чел.), женщин – на 10,2% (на 2 388 267 чел.). В среднем численность населения исследуемой возрастной группы ежегодно снижалась на 296241 мужчин и 341181 женщин. Наблюдается устойчивая тенденция к снижению численности населения в возрасте 18-38 лет. Отметим также, что это единственная из рассматриваемых нами возрастных групп, где численность мужского населения превышает численность женского. Разница между количеством мужчин и женщин в 2012 г. составляла 54579 человек, а в 2019 г. – 369159 человек, то есть увеличилась в 6,8 раз. Соотношение мужчин и женщин составляло в 2012 г. 50,1 и 49,9%, а в 2019 г. – 50,4 и 49,6% (рис. 1).

Рис.1
Рис. 1. Изменение численности мужского и женского населения в группе 18-38 лет в целом по России с 2012 по 2019 г. (по данным Росстата, абс., млн)

В возрастной группе 39-60 лет численность населения в целом снижается. Анализ показал, что в 2019 г. по сравнению с 2012 г. численность мужчин снизилась на 0,1% (на 24891 человек), женщин на 2,2% (на 536113 человек). Изучение ряда динамики за период 2012-2019 гг., показало, что прирост населения зафиксирован только в 2015 году. Тенденция ряда убывающая, что свидетельствует о снижении численности населения. В среднем за исследуемый период, численность мужского населения, ежегодно сокращалась на 0,02% (на 3556 человек), а женского – на 0,3% (на 76588 человек) (рис. 2).

Рис.2
Рис. 2. Изменение численности мужского и женского населения в группе 39-60 лет в целом по России с 2012 по 2019 г. (по данным Росстата, абс., млн)

В возрастной группе старше 60 лет, напротив, наблюдается рост численности населения. Анализ динамических рядов показал, что в 2019 г. по сравнению с 2012 г. численность мужчин увеличилась на 24,9% (2098188 человек), женщин – на 18% (2951139 человек). Максимальный прирост населения старше 60 лет наблюдался в 2015 г. Тенденция ряда возрастающая, что говорит о росте населения в возрасте старше 60 лет. В среднем численность мужского населения ежегодно увеличивалась на 3,2% (421591 человек), женского – на 2,4% (299741 человек) (рис. 3).

Рис.3
Рис. 3. Изменения численности мужского и женского населения в группе старше 60 лет в целом по России с 2012 по 2019 г. (по данным Росстата, абс., млн)

На следующем этапе исследования нами изучена численность половозрастных групп населения, подлежащих диспансеризации согласно приказам, регламентирующим порядок прохождения диспансеризации взрослого населения, в период 2013-2019 гг.

В период 2013-2018 гг. диспансеризации подлежало около трети населения рассматриваемых возрастных групп. В возрастной группе 21-36 лет учитывалось население с 18 до 38 лет, поскольку все приказы определяют порядки прохождения гражданами диспансеризации с 18 лет. В 2019 г. в связи с изменением порядка (с 40 лет диспансеризации подлежит всё население ежегодно) численность населения, подлежащего диспансеризации, в группе 39-60 и старше 60 лет увеличилась и составляет 100%, к группе 21-36 лет были добавлены граждане 18 лет (рис.4).

Рис.4
Рис. 4. Доля взрослого населения, подлежащего диспансеризации в соответствии с порядками за 2013-2019 гг. (в % от численности населения соответствующих возрастных групп)

На следующем этапе исследования изучено изменение численности населения, прошедшего I этап диспансеризации.

В 2019 г. I этап диспансеризации прошли 25,5 млн. человек, в том числе 10,4 млн мужчин и 15,1 млн женщин, что является самым большим контингентом диспансеризируемых, несмотря на то, что в группе 21-36 лет в этом же году, отмечался самое низкое абсолютное число граждан за весь рассматриваемый период (р <0,001) (табл. 1).

Таблица 1

Численность граждан Российской Федерации, прошедших I этап диспансеризации в 2013-2019 гг., (абс., млн)

Годы Мужчины Уровень значимости p Женщины Уровень значимости p
21-36 лет(1) 39-60 лет(2) старше 60 лет(3) 21-36 лет(1) 39-60 лет(2) старше 60 лет(3)
2013 3,3 3,6 1,6 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001
3,9 4,9 2,9 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001
2014 3,7 4,0 1,8 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001
4,3 5,4 3,2 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001
2015 3,5 3,8 1,9 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001
4,1 5,1 3,4 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001
2016 3,5 3,9 2,0 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001
4,1 5,2 3,5 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001
2017 3,2 3,7 2,0 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001
3,7 5,1 3,6

p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001

2018 3,0 3,8 2,2 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001
3,5 5,2 4,1 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001
2019 2,7 4,5 3,2 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001
3,1 6,2 5,8 p(1-2)<0,001
p(1-3)<0,001
p(2-3)<0,001

Нами проведен анализ изменения численности мужчин и женщин, прошедших I этап диспансеризации в 2013-2019 гг., в сопоставлении с численностью соответствующих возрастных групп, подлежащих диспансеризации согласно приказам Минздрава РФ (рис. 5,6).

Рис.5
Рис. 5. Изменения численности мужчин, прошедших I этап диспансеризации в 2013-2019 гг. (в % от численности соответствующих возрастных групп, подлежащих диспансеризации согласно приказам Минздрава РФ)

На протяжении всего исследуемого периода большую активность в прохождении I этапа диспансеризации проявили граждане старше 60 лет, причём, более активными оказались мужчины. Наибольшее количество граждан группы старше 60 лет прошло I этап диспансеризации в 2018 г., а наименьшее – в 2014 г.

В группах 21-36 и 39-60 наибольшая доля граждан, прошедших I этап диспансеризации, зафиксирована в 2014 г., а наименьшая - в 2013 г. в группе 39-60, и в 2018 г. в группе 21-36 лет. В группах 21-36 и 39-60 лет большую активность в прохождении I этапа диспансеризации проявили женщины.

Рис.6
Рис. 6. Изменения численности женщин, прошедших I этап диспансеризации в 2013-2019 гг. (в % от численности соответствующих возрастных групп, подлежащих диспансеризации согласно приказам Минздрава РФ)

Особняком стоит 2019 г. в связи с изменением порядка прохождения диспансеризации. В связи с этим в группах 39-60 лет и старше 60 лет зафиксирована самая низкая доля прошедших I этап диспансеризации. В группе 21-36 лет, даже несмотря на то, что стали учитываться граждане 18 лет, доля прошедших I этап диспансеризации снизилась.

Анализ средних характеристик динамических рядов показал, что за период 2013-2019 гг. в возрастной группе 18-38 лет наблюдается снижение темпов роста прохождения I этапа диспансеризации, средний темп прироста имеет отрицательное значение, то есть ежегодно количество мужчин и женщин, прошедших I этап диспансеризации, снижалось на 102946 и 144394 человек соответственно. Темпы убыли у женщин выше, чем у мужчин. В возрастной группе старше 60 лет, напротив, наблюдался рост числа лиц, прошедших I этап диспансеризации, ежегодно количество мужчин увеличивалось на 269290, а женщин на 495768 человек, что составляет 12,5 и 12,6% соответственно. В возрастной категории 39-60 лет наблюдается положительная динамика прохождения I этапа диспансеризации, средний прирост у мужчин составляет 3,8, а у женщин - 4,2% (табл. 2).

Таблица 2

Средние показатели численности взрослого населения Российской Федерации, прошедшего I этап диспансеризации, 2013-2019 гг.

  Мужчины Женщины
18-38 лет 39-60 лет старше 60 лет 18-38 лет 39-60 лет старше 60 лет
Среднее значение 3 323 089 3 885892 2 027 191 3 849662 5 275 015 3 702 253
Средний темп роста, % 96,6 103,8 112,5 95,9 104,2 112,6
Средний темп прироста, % -3,4 3,8 12,5 -4,1 4,2 12,6
Средний абсолютный прирост, абс. -102 946 148 965 269 290 -144394 225282 495768

Анализируя соотношение численности всего населения, населения подлежащего диспансеризации и прошедшего I этап диспансеризации, можно сделать вывод, что ежегодно в рассматриваемых нами возрастных группах диспансеризацию проходит пятая часть взрослого населения России и порядка 50-60% от населения подлежащего диспансеризации, причём в группе 18-38 лет численность населения год от года снижается, а в группе старше 60 лет – растёт (рис. 7).

Рис.7
Рис. 7. Численность взрослого населения Российской Федерации, населения, подлежащего диспансеризации определенных групп взрослого населения (ДОГВН) в соответствии с порядками, и населения, прошедшего I этап, за 2013-2019 гг. (абс., млн)

За весь период наблюдения среди граждан, прошедших I этап диспансеризации, большую часть составляют мужчины и женщины в возрасте 39-60 лет, а меньшую – мужчины и женщины старше 60 лет. Обращает на себя внимание тот факт, что в возрастных группах 18-38 и 39-60 лет доля мужчин, прошедших I этап диспансеризации, выше, чем доля женщин (рис.8).

Рис.8
Рис. 8. Половозрастная структура граждан Российской Федерации, прошедших I этап диспансеризации за период 2013-2019 гг., на основе средних значений ряда (% от численности населения соответствующих возрастных групп)

На следующем этапе исследования нами проанализированы темпы изменения количества мужчин и женщин, прошедших I этап диспансеризации в период 2013-2019 гг. (рис 9,10).

Рис.9
Рис. 9. Темпы изменения численности мужского населения Российской Федерации, прошедшего I этап диспансеризации в период 2013-2019 гг.

В возрастной группе 21-36 лет с 2015 года наблюдается снижение количества лиц, прошедших I этап диспансеризации (исключение – 2016 г., когда у мужчин зафиксирован прирост 2,6%). При этом в 2014, 2016, 2018, 2019 гг. мужчины чаще, чем женщины обращались в медицинские организации по поводу диспансеризации. В возрастной группе 39-60 убыль граждан, прошедших диспансеризацию, наблюдается в 2015 и 2017 гг.; в те же годы, а также в 2018 и 2019 гг., большую активность в прохождении I этапа диспансеризации проявили женщины. В возрастной группе старше 60 лет наблюдается прирост численности граждан, прошедших I этап диспансеризации, на протяжении всего исследуемого периода. Большую активность в данной группе проявили женщины. В 2014, 2016, 2017, 2018 гг. прирост женского населения, прошедшего I этап диспансеризации, выше, чем мужского (рис. 10).

Рис.10
Рис. 10. Темпы изменения численности женского населения Российской Федерации, прошедшего I этап диспансеризации в период 2013-2019 гг.

* - в 2019 в группу 21-36 добавлены лица, достигшие возраста 18 лет, в группах 39-60 и старше 60 лет учитывалось всё население.

В период 2013-2018 гг. доля населения, прошедшего I этап диспансеризации, варьируется от 53,2 до 59,3% от населения, подлежащего диспансеризации в соответствии с приказами Минздрава России. В 2019 г. контингент диспансеризируемых в группах 39-60 и старше 60 лет снизился из-за изменения нормативно-правовых актов, регламентирующих прохождение диспансеризации (рис. 11).

Рис.11
Рис. 11. Охват взрослого населения диспансеризацией в период 2013-2019 гг., в % от населения, подлежащего диспансеризации в соответствии с приказами Минздрава России.

Согласно приказам Минздрава России охват является критерием (приказы №1006н, №36ан, №869н) или индикатором (приказ №124н) эффективности диспансеризации. В приказах № 36ан, № 869н приведены проценты планового значения: «плановое значение - не менее 23% прикрепленного населения» и «населения, подлежащего диспансеризации в текущем году (плановое значение - не менее 63%)» соответственно. В приказах № 1006н и №124н числого значения не приведено.

Обсуждение

Динамика численности населения отражает большую часть процессов, проходящих в обществе, и является одним из ключевых факторов, влияющих на социально-экономическое развитие страны. По данным многих исследователей, например, О.Н. Калачиковой с соавт. (2021), с 2016 года в Россия миграционный прирост не покрывает естественную убыль населения [11]. Увеличивается доля населения старше 65 лет, причём в старших возрастах наблюдается гендерная диспропорция, так называемая феминность старения. В то же время одним из главных факторов старения населения является снижение рождаемости (старение снизу), наблюдается тенденция увеличения «возраста» материнства. К положительным тенденциям относится рост ожидаемой продолжительности жизни, особенно у мужчин, несмотря на «феминизацию» старения [12-14].

Развитие здравоохранения, в том числе его профилактического направления, как пишет Л.П. Клеева (2020), является одним из факторов, способствующих увеличению средней продолжительности жизни, улучшению здоровья населения, в первую очередь, репродуктивного возраста, росту рождаемости и снижению смертности, то есть к его естественному приросту и увеличению численности населения [15].

Изучение и понимание текущей демографической ситуации и тенденций её развития является гарантом разработки и реализации жизнеспособных управленческих проектов в сфере социальной политики, в частности, в здравоохранении [11]. Проведённый нами анализ половозрастных групп взрослого населения подтверждает основные тенденции развития демографической ситуации в Российской Федерации, а также даёт возможность оценить состав населения, подлежащего диспансеризации в разрезе половозрастных групп, что может стать основой для дальнейшего принятия организационно-управленческих решений в планировании и внедрении различных профилактических мероприятий, в том числе диспансеризации и диспансерного наблюдения [16].

Нами выявлено, что в период 2012-2019 гг. численность населения в группе 18-38 лет снижается, а в группе старше 60 лет, напротив, растёт. В группе 39-60 лет рост численности населения наблюдается только в 2015 г., что по данным исследователей, предположительно, связано с увеличением числа субъектов Российской Федерации за счет Республики Крым и г. Севастополя [13,15]. Темпы убыли женского населения в возрастных группах 18-38 и 39-60 лет выше, чем мужского, а в возрастной группе старше 60 лет темпы роста мужского населения выше, чем женского, что свидетельствует о намечающейся тенденции к повышению количества мужчин в структуре населения. Обращает на себя внимание снижение количества женщин фертильного возраста, что объясняется как демографическими волнами, так и резким снижением рождаемости в 90-е гг. прошлого века [17].

На наш взгляд, косвенно подтверждаемый некоторыми исследованиями, в частности, Ю.А. Симагина (2016), увеличение численности мужчин в возрасте 18-38 лет может быть связано с ростом миграции трудоспособного населения из государств, расположенных на территории бывшего СССР [18]. Предположим также, что трудовая миграция влияет и на более низкие темпы убыли мужского населения в возрастной группе 39-60 лет. Отметим, что причины соотношения полов в группе 18-38 лет в пользу мужчин и высокие темпы убыли женского населения требует дополнительного демографического исследования.

В 2019 г. рост численности населения, прошедшего I этап диспансеризации, в группах 39-60 и старше 60 лет связан с изменением периодичности прохождения диспансеризации гражданами 40 лет и старше. Увеличение числа граждан старше 60 лет, прошедших I этап диспансеризации, предположительно связан с возрастными особенностями отношения к своему здоровью и наличием большего количества свободного времени, поскольку эта возрастная группа состоит, в основном, из неработающих пенсионеров. Большая активность мужчин в группе старше 60 лет, вероятно, связана с низкой самооценкой здоровья и возможностью воспользоваться гарантированно бесплатной консультацией врача с целью сохранения здоровья на приемлемом для себя уровне. Снижение доли мужчин в возрасте 18-38 лет, прошедших I этап диспансеризации, на наш взгляд, связано с высокой самооценкой своего здоровья, занятостью и гендерными особенностями, определяемыми совокупностью телесных, психических и поведенческих признаков, присущих мужчине. Доля женщин, прошедших I этап диспансеризации, в этой возрастной группе выше доли мужчин, но за семь лет проведения диспансеризации наблюдается тенденция к её снижению. В целом, можно предположить, что падение интереса к диспансеризации у молодёжи связано с высокой самооценкой здоровья, отсутствием мотивации к участию в профилактических мероприятиях и недостаточным уровнем информированности о них. Опираясь на возраст как основную детерминанту здоровья, отметим, что именно в группе 18-38 лет необходимо обратить особое внимание на проведение профилактических мероприятий, формирующих здоровьесберегающую модель поведения и приверженность к здоровому образу жизни.

В возрастной группе 39-60 лет прослеживается положительная тенденция к участию в диспансеризации. Эта возрастная группа, включающая по большей части трудоспособное население, требует ещё более пристального внимания, поскольку представители этой группы нуждаются в комплексе мероприятий не только первичной, но и вторичной профилактики.

Таким образом, изучение половозрастных особенностей охвата диспансеризацией взрослого населения позволило выявить основные тенденции и особенности участия граждан Российской Федерации в диспансеризации.

На фоне общего снижения численности населения в возрасте 18-38 лет наблюдается снижение доли молодёжи, участвовавшей в диспансеризации, что косвенно свидетельствует о снижении приверженности молодого населения к профилактическим мероприятиям. Особую настороженность вызывает ситуация с женским населением в возрастной группе 18-38 лет, поскольку подавляющее большинство этой группы - женщины фертильного возраста. В настоящий момент в этой возрастной группе по данным официальной статистики Росстата количество женщин меньше, чем мужчин, причём наблюдается тенденция к дальнейшему увеличению разрыва. Средние темпы и убыли населения, и участия в диспансеризации снижаются, что свидетельствует о том, что профилактическая работа среди молодёжи ведётся недостаточно активно и требует пристального внимания, как со стороны органов муниципальной власти, так и со стороны работников здравоохранения и образования.

Выводы

  1. Наблюдается устойчивая тенденция к снижению численности населения в возрастных группах 18-38 и 39-60 лет, а в возрастной группе старше 60 лет – к увеличению. В возрастных группах 39-60 и старше 60 лет численность женщин выше, чем мужчин, а в группе 18-38 лет, напротив, мужчин больше, чем женщин, и разрыв продолжает увеличиваться.
  2. Среди граждан, прошедших I этап диспансеризации в период 2013-2019 гг., наибольшая активность была зафиксирована у населения в возрастной группе старше 60 лет, причём большую активность проявили мужчины.
  3. Самой индифферентной к участию в диспансеризации группой стали мужчины и женщины в возрасте 18-38 лет.
  4. Ежегодно количество мужчин, прошедших I этап диспансеризации, сокращалось на 3,4%, а женщин на 4,1%, то есть темпы снижения количества женщин, прошедших I этап диспансеризации выше, чем мужчин.
  5. Среди граждан в возрасте 39-60 лет наблюдается положительная тенденция к прохождению диспансеризации, в среднем, количество мужчин, прошедших I этап диспансеризации, ежегодно повышалось на 3,8%, а женщин – на 4,2%.
  6. Проведённый нами анализ данных показал, что в целом по России охват диспансеризацией всего взрослого населения составляет 53,2-59,3 %.

Благодарность. Авторы выражают благодарность профессору Ларисе Ивановне Меньшиковой, доктору медицинских наук, главному научному сотруднику отдела научных основ организации здравоохранения ФГБУ «ЦНИИОИЗ» Минздрава РФ за важные замечания и значимые советы при проведении исследования и оформления статьи.

Библиография

  1. Орлов А.В., Ротарь О.П., Бояринова М.А., Алиева А.С., Дудорова Е.А., Колесова Е.П. и др. Гендерные особенности распространенности поведенческих факторов риска у жителей Санкт-Петербурга. Вестник РАМН 2015; 70(5):585-591.
  2. Акимов А.М., Каюмова М.М., Гафаров В.В. Отношение к медицинской помощи и физической активности населения в гендерном аспекте: распространённость, взаимосвязи. Международный журнал сердца и сосудистых заболеваний 2019; 7(21):26-32.
  3. Шаповалова Э.Б., Максимов С.А., Артамонова Г.В. Половые и гендерные различия сердечно-сосудистого риска. Российский кардиологический журнал 2019; 24(4): 99-104.
  4. Пупыкин Р.А. Государство и гражданин как основные факторы процесса формирования культуры здорового образа жизни. Власть 2020; (1). [Интернет]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gosudarstvo-i-grazhdanin-kak-osnovnye-aktory-protsessa-formirovaniya-kultury-zdorovogo-obraza-zhizni/viewer (Дата обращения: 24.01.2021).
  5. Ходакова О. В., Кошевая Н. В. Самооценка здоровья как элемент самосохранительного поведения и приверженности к диспансеризации взрослого населения. Современные проблемы здравоохранения и медицинской статистики [электронный научный журнал] 2019; (4). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/samootsenka-zdorovya-kak-element-samosohranitelnogo-povedeniya-i-priverzhennosti-k-dispanserizatsii-vzroslogo-naseleniya (Дата обращения: 24.02.2021).
  6. Бойцов С. А., Ипатов П. В., Калинина А. М. Профилактика хронических неинфекционных заболеваний в системе первичной медико-санитарной помощи: совершенствование диспансеризации населения. Заместитель главного врача 2013; (5):18-25.
  7. Игнатова О.А., Меньшикова Л.И., Русинова Т.В. Распространенность факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний у жителей Архангельской области по итогам диспансеризации. Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний 2014; (3): 46-47.
  8. Бударин С.С., Эльбек Ю.В. Анализ результатов диспансеризации определенных групп взрослого населения на основе форм отраслевой статистической отчетности. Вестник Росздравнадзора 2020; (1):66–74.
  9. Интернет-портал «Медицинская статистика». [Интернет]. URL: https://medstatistic.ru/calculators/calcdynamic.html (Дата обращения: 24.02.2021).
  10. Онлайн-калькулятор Semestr Math. [Интернет]. URL: https://math.semestr.ru/group/hypothesis-testing.php (Дата обращения: 24.02.2021.).
  11. Калачикова О.Н., Короленко А.В., Боброва А.Г. Демографическое развитие России и Беларуси в XXI веке в контексте внедрения концепции активного долголетия. Проблемы развития территории 2021; 25(1): 29-51. DOI: 10.15838/ptd.2021.1.111.2
  12. Хамадеева З.А., Касьянова Е.А. Причины и последствия негативных изменений в половозрастной структуре населения в России. В сб.: Актуальные проблемы современной науки: взгляд молодых ученых. Материалы Международной научно-практической конференции. Материалы Круглого стола. Чеченский государственный педагогический университет, г. Грозный; 2020. С. 289-293.
  13. Привалов Н.Г., Хайкин М.М., Привалова С.Г. Старение население как фактор социально-экономического развития страны. В сб.: Актуальные проблемы развития современного общества: сб. науч. тр. Межвузовского научного семинара с международным участием. Вахнин Н.А., Хайкин М.М., редакторы, Санкт-Петербургский горный университет; 2019. С. 90-98.
  14. Епиндаев И.Р. Половозрастная структура населения: динамика и проблемы. В сб.: Основные тенденции развития экономики и управления в современной России. Материалы VII Всероссийской научной конференции студентов и молодых ученых. Карачаевск; 2019. С. 86-89.
  15. Клеева Л.П. Общая демографическая ситуация в России и ее регионах. Вестник Московского финансово-юридического университета 2020; (1):38-49.
  16. Руголь Л.В., Сон И.М., Меньшикова Л.И. Влияние кадрового обеспечения первичной медико-санитарной помощи на эффективность ее деятельности. Социальные аспекты здоровья населения [электронный научный журнал] 2020; 66(3):10. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1170/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-3-9.
  17. Макар С. В., Симагин Ю. А., Ярашева А. В. Демографическая ситуация в России и социальная инфраструктура. Народонаселение 2020; 23 (1): 67-75. DOI: 10.19181/population.2020.23.1.6
  18. Симагин Ю.А. Вклад миграций в динамику численности населения регионов России. В сб.: Актуальные проблемы, направления и механизмы развития производительных сил Севера – 2016. Материалы Пятого Всероссийского научного семинара (21-23 сентября 2016 года), г. Сыктывкар. Сыктывкар: ООО «Коми республиканская типография», 2016; ч. 1. С.88-94.

References

  1. Orlov A.V., Rotar' O.P., Boyarinova M.A., Alieva A.S., Dudorova E.A., Kolesova E.P. et al. Gendernye osobennosti rasprostranennosti povedencheskikh faktorov riska u zhiteley Sankt-Peterburga [Gender characteristics of the prevalence of behavioral risk factors in residents of St. Petersburg] Vestnik RAMN 2015; 70(5):585–591. (In Russian).
  2. Akimov A.M., Kayumova M.M., Gafarov V.V. Otnoshenie k meditsinskoy pomoshchi i fizicheskoy aktivnosti naseleniya v gendernom aspekte: rasprostranennost', vzaimosvyazi [The attitude to medical care and physical activity of the population in the gender aspect: prevalence, relationships] Mezhdunarodnyy zhurnal serdtsa i sosudistykh zabolevaniy 2019; 7 (21): 26-32. (In Russian).
  3. Shapovalova E.B., Maksimov S.A., Artamonova G.V. Polovye i gendernye razlichiya serdechno-sosudistogo riska [Gender and gender differences in cardiovascular risk] Rossiyskiy kardiologicheskiy zhurnal 2019; 24(4): 99-104. (In Russian).
  4. Pupykin R.A. Gosudarstvo i grazhdanin kak osnovnye faktory protsessa formirovaniya kul'tury zdorovogo obraza zhizni [The state and the citizen as the main factors in the process of forming a healthy lifestyle culture]. Vlast` [serial online] 2020 [cited 24.01.2021]; (1). Available from: https://cyberleninka.ru/article/n/gosudarstvo-i-grazhdanin-kak-osnovnye-aktory-protsessa-formirovaniya-kultury-zdorovogo-obraza-zhizni/viewer. (In Russian).
  5. Khodakova O. V., Koshevaya N. V. Samootsenka zdorov'ya kak element samosokhranitel'nogo povedeniya i priverzhennosti k dispanserizatsii vzroslogo naseleniya [Self-assessment of health as an element of self-preservation behavior and commitment to medical examination of the adult population]. Sovremennye problemy zdravookhraneniya i meditsinskoy statistiki [serial online] 2019 [cited: 24.02.2021]; (4). Available from: https://cyberleninka.ru/article/n/samootsenka-zdorovya-kak-element-samosohranitelnogo-povedeniya-i-priverzhennosti-k-dispanserizatsii-vzroslogo-naseleniya (In Russian).
  6. Boytsov S. A., Ipatov P. V., Kalinina A. M. Profilaktika khronicheskikh neinfektsionnykh zabolevaniy v sisteme pervichnoy mediko-sanitarnoy pomoshchi: sovershenstvovanie dispanserizatsii naseleniya [Prevention of chronic non-infectious diseases in the primary health care system: improving the medical examination of the population] Zamestitel' glavnogo vracha 2013; (5): 18-25. (In Russian).
  7. Ignatova O.A., Men'shikova L.I., Rusinova T.V. Rasprostranennost' faktorov riska serdechno-sosudistykh zabolevaniy u zhiteley Arkhangel'skoy oblasti po itogam dispanserizatsii [Prevalence of risk factors for cardiovascular diseases in residents of the Arkhangelsk region based on the results of medical examinations] Kompleksnye problemy serdechno-sosudistykh zabolevaniy 2014; (3): 46-47. (In Russian).
  8. Budarin S.S., El'bek Yu.V. Analiz rezul'tatov dispanserizatsii opredelennykh grupp vzroslogo naseleniya na osnove form otraslevoy statisticheskoy otchetnosti [Analysis of the results of medical examinations of certain groups of the adult population based on the forms of industry statistical reporting] Vestnik Roszdravnadzora 2020; (1):66-74. (In Russian).
  9. Internet-portal «Meditsinskaya statistika». [Online] (cited: 24.02.2021) Available from: https://medstatistic.ru/calculators/calcdynamic.html (In Russian).
  10. Onlayn-kal'kulyator Semestr Math. [Online] (cited: 24.02.2021) Available from: https://math.semestr.ru/group/hypothesis-testing.php (In Russian).
  11. Kalachikova O.N., Korolenko A.V., Bobrova A.G. Demograficheskoe razvitie Rossii i Belarusi v XXI veke v kontekste vnedreniya kontseptsii aktivnogo dolgoletiya [Demographic development of Russia and Belarus in the XXI century in the context of the introduction of the concept of active longevity] Problemy razvitiya territorii 2021; 25(1): 29-51. DOI: 10.15838/ptd.2021.1.111.2 (In Russian).
  12. Khamadeeva Z.A., Kas'yanova E.A. Prichiny i posledstviya negativnykh izmeneniy v polovozrastnoy strukture naseleniya v Rossii [Causes and consequences of negative changes in the gender and age structure of the population in Russia]. In: Aktual'nye problemy sovremennoy nauki: vzglyad molodykh uchenykh. Materialy Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii. Materialy Kruglogo stola. Chechenskiy gosudarstvennyy pedagogicheskiy universitet, Groznyy; 2020. p. 289-293. (In Russian).
  13. Privalov N.G., Khaykin M.M., Privalova S.G. Starenie naselenie kak faktor sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya strany [Population ageing as a factor of socio-economic development of the country]. In: Aktual'nye problemy razvitiya sovremennogo obshchestva: sb. nauch. tr. Mezhvuzovskogo nauchnogo seminara s mezhdunarodnym uchastiem. Vakhnin N.A., Khaykin M.M., redaktory, Sankt-Peterburgskiy gornyy universitet; 2019. p. 90-98. (In Russian).
  14. Epindaev I.R. Polovozrastnaya struktura naseleniya: dinamika i problemy [Gender and age structure of the population: dynamics and problems]. In: Osnovnye tendentsii razvitiya ekonomiki i upravleniya v sovremennoy Rossii. Materialy VII Vserossiyskoy nauchnoy konferentsii studentov i molodykh uchenykh. Karachaevsk; 2019. p. 86-89. (In Russian).
  15. Kleeva L.P. Obshchaya demograficheskaya situatsiya v Rossii i ee regionakh [General demographic situation in Russia and its regions] Vestnik Moskovskogo finansovo-yuridicheskogo universiteta 2020; (1):38-49. (In Russian).
  16. Rugol' L.V., Son I.M., Men'shikova L.I. Vliyanie kadrovogo obespecheniya pervichnoy mediko-sanitarnoy pomoshchi na effektivnost' ee deyatel'nosti [The impact of staffing of primary health care on the effectiveness of its activities]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2020 (cited: 24.02.2021); 66(3):10. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1170/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-3-9. (In Russian).
  17. Makar S. V., Simagin YU. A., YArasheva A. V. Demograficheskaya situaciya v Rossii i social'naya infrastruktura [Demographic situation in Russia and social infrastructure] Narodonaselenie 2020; 23 (1): 67-75. DOI: 10.19181/populatio№.2020.23.1.6. (In Russian).
  18. Simagin Yu.A. Vklad migratsiy v dinamiku chislennosti naseleniya regionov Rossii [The contribution of migration in the dynamics of the population of Russian regions]. In: Aktual'nye problemy, napravleniya i mekhanizmy razvitiya proizvoditel'nykh sil Severa – 2016. Materialy Pyatogo Vserossiyskogo nauchnogo seminara (21-23 sentyabrya 2016), Syktyvkar. Syktyvkar: OOO «Komi respublikanskaya tipografiya», 2016; Part. 1. p.88-94. (In Russian).

Дата поступления: 05.05.2021

Адрес статьи на сайте vestnik.mednet.ru:
http://vestnik.mednet.ru/content/view/1263/30/lang,ru/

© «Социальные аспекты здоровья населения» электронный научный журнал, 2021
© Все права защищены!

Просмотров: 824

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 09.08.2021 г. )