ПРИОРИТЕТЫ ЦЕННОСТИ ЗДОРОВЬЯ У НАСЕЛЕНИЯ И ВЛИЯНИЕ НА НИХ ПАНДЕМИИ COVID-19

07.07.2021 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-10

1 Соколовская Т.А., 1 Армашевская О.В., 2,1 Бахадова Е.В.
1 ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва
2 ФГБОУ ВО «Российский государственный гуманитарный университет», Москва

Резюме

Изучение отношения населения к своему здоровью является одной из актуальнейших проблем общественного здоровья. Семья является основным ресурсом, сохраняющим и формирующим ценностное отношение к здоровью и здоровому образу жизни. Здоровый образ жизни обладает высоким потенциалом не только для сохранения уровня здоровья, но и для экономической эффективности. Позитивная модель здоровья является инструментом, позволяющим найти детерминанты защитного поведения, что стало особенно актуально в период пандемии COVID-19.

Цель исследования. Изучить приоритеты ценности здоровья у населения и влияние на них пандемии COVID-19.

Материалы и методы. В социологическом исследовании отношения к ценности здоровья населения участвовало 120 респондентов двух возрастных групп: 1 – до 28 лет (n = 58; студенты или работающие люди, не имеющие семей или живущие с родителями); 2 – от 30 до 60 лет (n = 62). Исследование проводилось в два этапа: 1 – осень 2019 года, 2 – осень 2020 года, что позволило определить влияние эпидемиологической ситуации в связи с COVID-19 на взгляды респондентов. Обязательным критерием включения респондентов было участие в обоих этапах опроса. Инструментом исследования послужил опросник «Мотивации и ценности здоровья в семье», разработанный в ФГБУ «ЦНИИОИЗ» Минздрава России.

Результаты. В условиях пандемии изменилось отношение к своему здоровью и здоровью своих близких, как к инструментальной (1 группа: 5,03-5,31 и 2 группа: 5,70-5,47) и смысловой ценности (5,37-5,29 и 5,40-5,22, соответственно). Большей ценностью стало «счастье в семье», причем в обеих группах: 1 – 3,05±0,06 и 4,85±0,30; 2 - 5,22±0,17 и 5,49±0,23. На второй план отошли такие ценности как верные друзья, интересная работа и материальный достаток. В тоже время снизилась бальная оценка «отсутствие вредных привычек», что может быть связано со стрессовым воздействием пандемии и формированием непродуктивных копинг-стратегий ее преодоления.

Заключение. За период исследования у респондентов выросло ответственное отношение к своему здоровью за счет большего времени, которое было уделено профилактическим мерам по его сохранению.

Область применения результатов: разработанный опросник по мотивациям и ценностям здоровья в семье может быть использован для оценки приверженности к профилактической мероприятиям у населения и разработки на ее основе здоровьесберегающих технологий.

Ключевые слова: ценности здоровья; мотивации; COVID-19; опросник.

Контактная информация: Соколовская Татьяна Антоновна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Соколовская Т.А., Армашевская О.В., Бахадова Е.В. Приоритеты ценности здоровья у населения и влияние на них пандемии COVID-19. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2021; 67(3):10. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1272/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-10.

HEALTH VALUE PRIORITIES AMONG THE POPULATION AND IMPACT OF THE COVID-19 PANDEMIC ON THOSE PRIORITIES
1 Sokolovskaya T.A., 1 Armashevskaya O.V., 2,1 Bakhadova E.V.
1 Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of the Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow
2 Russian State University for the Humanities (RSUH), Moscow

Abstract

Significance. Studying the attitude of population to their health is one of the most pressing issues of public health. Family is the main resource that preserves and forms value attitude towards health and a healthy lifestyle. A healthy lifestyle has a high potential for maintaining health as well as ensuring economic efficiency. A positive health model is a tool for identifying determinants of protective behavior, which is especially relevant during the COVID-19 pandemic.

The purpose of the study is to analyze health value priorities among the population and impact of the COVID-19 pandemic on those priorities.

Material and methods. A sociological study of attitude towards the value of health involved 120 respondents of the following two age groups: 1 - up to 28 years (n = 58; students or working people who do not have family or live with their parents); 2 - from 30 to 60 years (n = 62). The study was conducted in two stages: 1 - autumn 2019, 2 - autumn 2020, which made it possible to determine impact of the epidemiological situation on the respondents’ attitude in the context of the COVID-19 pandemic. Participation in both stages of the survey was a mandatory criterion for inclusion. “Motivation and health values in the family” questionnaire developed by the Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of the Ministry of Health of the Russian Federation served the research tool.

Results. In the context of the pandemic, the attitude towards own health and health of the loved ones has changed, both as an instrumental (group 1: 5.03-5.31 and group 2: 5.70-5.47) and semantic value (5.37-5.29 and 5.40-5.22, respectively). “A happy family” became a greater value in both groups: 1 – 3.05 ± 0.06 and 4.85 ± 0.30; 2 – 5.22 ± 0.17 and 5.49 ± 0.23. Such values as true friends, interesting work and material prosperity seem to become of secondary importance. At the same time, the value of “having no bad habits” has lowered, which may be associated with the stressful impact of the pandemic and development of unproductive coping strategies to overcome it.

Conclusion. Under the study period, the respondents have developed a more responsible attitude to their health due to more time devoted to preventive measures aimed at health promotion.

Scope of application. The developed questionnaire on motivation and health values in the family can be used to assess adherence to preventive measures among the population and to develop health-saving technologies on its basis.

Keywords: health values; motivation; COVID-19; questionnaire.

Corresponding author: Tatyana A. Sokolovskaya, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Sokolovskaya T.A
.,
http://orcid.org/0000-0003-4594-5983
Armashevskaya O.V., http://orcid.org/0000-0002-5030-4702
Bakhadova E.V., http://orcid.org/0000-0002-3730-3887
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Sokolovskaya T.A., Armashevskaya O.V., Bakhadova E.V. Health value priorities among the population and impact of the COVID-19 pandemic on those priorities. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2021; 67(3):10. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1272/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-10. (In Rus).

Введение

Ценностное отношение представляет собой субъективное осознание индивидуумом ценностей в рациональной и эмоциональной форме [1]. Отношение к здоровью - это система связей личности с окружающей действительностью, способствующая или угрожающая здоровью людей, а также оценка собственного физического и психического здоровья. Система включает в себя три составляющие: когнитивную (самооценка здоровья), эмоциональную (личностное отношение к здоровью как к жизненной ценности и удовлетворенность им) и мотивационно-поведенческую (деятельность индивида по сохранению здоровья). В зависимости от возраста индекс отношения к здоровью варьирует – у молодежи более выражена практическая составляющая, у лиц среднего возраста – поступочная, старше 65 лет – познавательная [2]. В тоже время исследование внутренней картины здоровья студентов выявило наличие у них разрыва между ценностью и практической реализацией при слабых когнитивных и эмоциональных компонентах, а также пассивность и потребительское отношение к здоровью, не готовность принимать личную ответственность за его состояние [3,4].

Семья является основным ресурсом, сохраняющим и формирующим отношение к здоровью и здоровому образу жизни [5]. Однако по данным исследования А.И. Новицкой, 31,4% респондентов не интересуются информацией о здоровье, 23,0% не уделяют должного внимания формированию ответственного отношения ребенка к своему здоровью в рамках семейного воспитания, 52,9% основными источниками по вопросам оздоровления и физического развития детей выбирают интернет-сайты [6]. Но именно модель здоровья (Health belief model) является инструментом, позволяющим найти детерминанты защитного поведения, что стало особенно актуально в период пандемии COVID-19 [7]. Как отмечают Wolf L.J., et al., такое поведение имеет два направления: соблюдение ограничительных принципов и просоциальное, направленное на помощь другим в преодолении кризисной ситуации. И ключевым фактором в реализации этих направлений являются личностные ценности [8]. Tala Á., et al., считают, что здоровый образ жизни обладает высоким потенциалом не только для сохранения уровня здоровья, но и для экономической эффективности [9]. В исследовании Traina G., et al., было показано, что принцип личной ответственности за здоровье разделяют 98,0% респондентов, в тоже время понимая важность социальной ответственности в сохранении общественного здоровья [10]. По экспертным оценкам у 57,0% населения России в условиях пандемии выросла гигиеническая настороженность, беспокойство за свое здоровье и здоровье близких, 20,0%-45,0% стали применять различные практики здоровьесбережения (в первую очередь, отказ от вредных привычек и переедания), 12,0% заниматься физкультурой, 26,0% - пешими прогулками [11]. Именно изменение менталитета и образа жизни, активная позиция в отношении своего здоровья, является основой поддержания общественного здоровья [12].

Таком образом, мотивационно-ценностное отношение населения к своему здоровью остается актуальной проблемой.

Целью исследования явилось изучение приоритетов ценности здоровья у населения и влияние на них пандемии COVID-19.

Материалы и методы

В социологическом исследовании отношения к ценности здоровья населения участвовало 120 респондентов двух возрастных групп: первая – до 28 лет (n = 58; студенты или работающие люди, не имеющие семей или живущие с родителями); вторая – от 30 до 60 лет (n = 62). Исследование проводилось в два этапа: 1 – осень 2019 года, 2 – осень 2020 года, что позволило определить влияние эпидемиологической ситуации в связи с COVID-19 на взгляды респондентов. Обязательным критерием включения было участие респондентов в обоих этапах опроса. Инструментом исследования послужил опросник «Мотивации и ценности здоровья в семье», разработанный в ФГБУ «ЦНИИОИЗ» Минздрава России, который содержал пять блоков, характеризующих ценностно-значимые сферы жизни респондентов, необходимые условия для ее построения, действия по сохранению здоровья и степень ответственности за него, а также приоритеты семьи по данному направлению. В каждом блоке было по семь вопросов, балльную оценку которых необходимо было расположить методом неповторяющегося выбора в порядке значимости для респондента, где 7 баллов – наиболее значимо, 1 балл – наименее важно. Определение внутреннего постоянства опросника осуществлялось с помощью стандартизированного коэффициент а́льфа (α) Ли Кронбаха (1951), который для всего опросника равен 0,808, что свидетельствует о его надежности. Воспроизводимость опросника оценивалась при помощи «тест-ретест» анализа, коэффициент корреляции которого составил 0,83.

Обработка полученных данных проводилась с помощью лицензионного программного обеспечения MS Excel и Statistica 6.1, с применением методов дескриптивной (расчет средней – M, стандартного отклонения – SD, стандартной ошибки - SE и доверительного интервала – 95% ДИ) и непараметрической статистики (U-критерий Манна-Уитни при Uэмп≤ Uкр, с уровнем статистической значимости р≤0,001-0,05 - для определения достоверности различий между показателями).

Результаты

В период пандемии COVID-19 многие люди стали менять свое отношение к профилактике заболеваний и к заботе о здоровье, как своем, так и семьи в целом. Наиболее эффективным методом оценки происходящих изменений является именно социологическое исследование. Опросник «Мотивации и ценности здоровья в семье» является междисциплинарным, включающий вопросы как медицинского, так психологического и социального характера, и имеет три взаимосвязанных составляющих: когнитивную, эмоциональную и поведенческую.

Средний возраст респондентов (M), принявших участие в исследовании, составил для 1 группы - 21,1 (95% ДИ 20,3-21,9) год, для 2 группы – 41,6 (95% ДИ 38,8-44,4) лет.

Среди сфер жизни, которые являются наиболее ценностно-значимыми для респондентов, на первом плане находится здоровье в семье. Однако если в условиях пандемии ценность «здоровье» для молодых людей (1 группа) выросла (с 5,03±0,21 до 5,31±0,22 баллов), что свидетельствует об увеличении осознанности молодежью отношения к своему здоровью, то среди лиц более старшего поколения (2 группа) значимость здоровья снизилась (5,70±0,22 и 5,47±0,23). Большей ценностью стало «счастье в семье», причем в обеих группах: 1 – 3,05±0,06 и 4,85±0,30; 2 - 5,22±0,17 и 5,49±0,23. Это может быть связано с тем, что люди с введением карантинных мер вынуждены были более тесно и длительно контактировать друг с другом в семье и ее благоприятный микроклимат стал определяющим в сохранении здоровья (значимые различия по непараметрическому U-критерию Манна-Уитни, где U = 0,027) – рис. 1.

Рис.1
Рис. 1. Значимые сферы жизни для респондентов

В тоже время наличие верных друзей, интересной работы и, как не парадоксально, материального благополучия стало менее ценно по сравнению с «доковидным» периодом (табл. 1).

Таблица 1

Ценности 1 блока опросника (выборочный срез)

Ценности Группа Год M -95%ДИ +95%ДИ SD SE
Материальное благополучие 1 группа 2019 5,16 4,55 5,79 1,25 0,29
2020 4,77 4,27 5,28 1,74 0,25
2 группа 2019 4,76 4,44 5,08 1,13 0,16
2020 4,61 4,18 5,04 1,54 0,22
Верные друзья 1 группа 2019 4,63 4,10 5,13 1,04 0,24
2020 3,79 3,28 4,30 1,76 0,25
2 группа 2019 4,18 3,67 4,69 1,78 0,25
2020 3,06 2,58 3,54 1,71 0,24
Интересная работа 1 группа 2019 4,28 3,74 4,81 1,07 0,25
2020 3,19 2,72 3,65 1,59 0,23
2 группа 2019 3,52 3,08 3,96 1,54 0,22
2020 3,35 2,87 3,83 1,71 0,24

Диаметрально противоположные тенденции в группах респондентов отмечаются по таким ценностям, как «признание и уважение окружающих» и «независимость», которые стали менее значимы для молодых людей (3,36-2,40 и 4,82-3,81, соответственно), но приобрели больший вес для старшего поколения (2,52-2,55 и 3,38-3,47).

Важнейшим условием благополучной жизни для респондентов обеих групп остается здоровье, хотя значимость его уровня несколько снизилась в период пандемии. Этот феномен скорее всего связан с тем, что несмотря на его безусловную важность, невозможно контролировать его значения только исходя из внутренних условий. Также снизилась значимость «упорства и трудолюбия», «материального достатка», опоры на «везение и удачу» (значимые различия, где U = 0,018) – рис. 2.

Рис.2
Рис. 2. Приоритеты в построении жизни для респондентов

Интересным является тот факт, что среди всех респондентов резко упала ценность «отсутствие вредных привычек» (значимые различия для 2 группы при U ≤ 0,01, для 1 группы при U ≤ 0,05). Возможно, объяснением этому может служить то, что люди, находящиеся в чрезвычайной ситуации, более подвержены стрессу, справляться с которым помогают подобные поведенческие реакции. В тоже время для людей более старшего возраста повысился рейтинг показателя «хорошее образование» (значимые различия, где U ≤ 0,05), который ассоциирован с профессиональной устойчивостью и возможностью удаленно работать в данный период времени. Витальные угрозы делают эти сферы особенно осознанными и экзистенциально значимыми (табл. 2).

Таблица 2

Ценности 2 блока опросника (выборочный срез)

Ценности Группа Год M -95%ДИ +95%ДИ SD SE
Отсутствие вредных привычек 1 группа 2019 3,79 2,97 4,59 1,63 0,38
2020 2,58 2,03 3,13 1,89 0,27
2 группа 2019 4,64 4,15 5,13 1,74 0,25
2020 2,59 2,08 3,10 1,80 0,25
Хорошее образование 1 группа 2019 4,89 4,25 5,52 1,28 0,30
2020 4,63 4,07 5,18 1,90 0,27
2 группа 2019 3,96 3,46 4,46 1,77 0,25
2020 4,98 4,45 5,51 1,89 0,26
Верные нравственные ориентиры 1 группа 2019 4,37 3,93 4,84 0,92 0,22
2020 3,81 3,24 4,39 1,99 0,29
2 группа 2019 3,62 3,03 4,21 2,09 0,30
2020 3,69 3,16 4,22 1,88 0,26

В отношении необходимой деятельности по сохранению здоровья у респондентов обеих групп практически на одном уровне сохранились шкалы «Избегаю вредных привычек» (особенно это интересно при сопоставлении с ответами на предыдущий блок опросника) и «Посещаю врачей с профилактической целью», но все же с большей активностью молодежи (рис. 3).

Рис.3
Рис. 3. Профилактические мероприятия по сохранению здоровья

При этом, сильно изменились взгляды на оздоровительные системы, правильное питание, режим сна и отдыха (U ≤ 0,05), а также в отношении отрицательной стратегии «ничего не делаю» (табл. 3).

Таблица 3

Ценности 3 блока опросника (выборочный срез)

Ценности Группа Год M -95%ДИ +95%ДИ SD SE
Забочусь о режиме сна и отдыха 1 группа 2019 3,32 2,57 4,10 1,53 0,36
2020 4,44 3,88 5,00 1,93 0,28
2 группа 2019 4,38 3,89 4,87 1,71 0,24
2020 4,96 4,41 5,51 1,97 0,28
Забочусь о правильном питании 1 группа 2019 3,84 2,99 4,67 1,69 0,40
2020 4,75 4,30 5,20 1,56 0,23
2 группа 2019 4,50 3,97 5,03 1,88 0,27
2020 4,90 4,41 5,39 1,75 0,24
Увлекаюсь оздорови-тельными системами 1 группа 2019 2,79 1,83 3,72 1,90 0,45
2020 3,58 3,11 4,06 1,64 0,24
2 группа 2019 2,84 2,32 3,36 1,83 0,26
2020 3,65 3,23 4,07 1,49 0,21
Ничего не делаю 1 группа 2019 3,95 2,97 4,92 1,95 0,46
2020 2,60 1,92 3,29 2,35 0,34
2 группа 2019 3,32 2,86 3,78 1,61 0,23
2020 2,41 1,75 3,07 2,35 0,33

Молодые люди стали более активно заниматься физическими упражнениями (с 4,05±0,43 до 4,96±0,25). В целом, пересмотр своих позиций с приоритетом элементов здорового образа жизни в условиях пандемии COVID-19 свидетельствует об осознанности отношения респондентов по сохранению здоровья (U = 0,028).

Анализ ценностей, характеризующих степень ответственности за свое здоровье, членов семьи и окружающих, в том числе принимаемые меры при ощущении нездоровья, показал, что роль врача и профилактических мероприятий значительно выросла в сложившихся условиях (рис. 4).

Рис.4
Рис. 4. Способы реагирования в ситуации нездоровья

В тоже время среди старших респондентов произошло некоторое увеличение растерянности (с 2,08±0,25 до 2,55±0,26). Молодежь, напротив, полагает, что более владеет ситуацией из-за меньшей подверженности осложнениям, вызванным заболеванием (2,32±0,39 и 2,29±0,25). При этом они готовы обращаться и обращаются за помощью сразу в несколько медицинских учреждений, что свидетельствует о наличии панических состояний (2,79±0,31 и 3,50±0,29). Неблагоприятной тенденцией является то, что выросли значения шкал ценностей не обращения к врачу до наступления критической фазы, а также игнорирования патологических симптомов, что может быть связано с боязнью госпитальной инфекции и самоизоляции (табл. 4).

Таблица 4

Ценности 4 блока опросника (выборочный срез)

Ценности Группа Год M -95%ДИ +95%ДИ SD SE
Не обращаетесь к врачу до критической фазы 1 группа 2019 3,74 2,96 4,48 1,53 0,36
2020 3,98 3,43 4,53 1,88 0,27
2 группа 2019 3,76 3,26 4,26 1,74 0,25
2020 4,06 3,55 4,56 1,79 0,25
Стараетесь не обращать внимание 1 группа 2019 2,84 2,03 3,64 1,62 0,38
2020 3,63 3,15 4,10 1,62 0,23
2 группа 2019 4,43 4,08 4,80 1,28 0,18
2020 4,41 3,82 5,00 2,10 0,29
Самолечение, советы друзей и родных 1 группа 2019 3,53 3,07 4,04 0,98 0,23
2020 4,19 3,81 4,56 1,30 0,19
2 группа 2019 4,70 4,41 4,99 1,04 0,15
2020 4,18 3,69 4,66 1,72 0,24

Главными приоритетом семьи в условиях COVID-19 стало здоровье (1 группа: с 3,84±0,35 до 5,33±0,22; 2 группа: с 4,72±0,25 до 5,06±0,23), а мотивирующими факторами его сохранения - повышение ответственности по отношению к здоровому образу жизни (значимые различия в группе молодежи, где U ≤ 0,05), профилактическим мероприятиям для обеих групп, опора на материальное обеспечение для молодежи и забота о сохранении здоровья детей для людей более старшего возраста (рис. 5).

Рис.5
Рис. 5. Отношение к здоровью в семье респондентов

Положительной тенденцией является то, что респонденты обеих групп не склонны фаталистически относится к новой ситуации в условиях пандемии и данный показатель даже снизил свой уровень, а также готовы пересмотреть свои взгляды в отношение выделения времени на заботу о здоровье (табл. 5).

Таблица 5

Ценности 5 блока опросника (выборочный срез)

Ценности Группа Год M -95%ДИ +95%ДИ SD SE
Сегодня нет здоровых людей, надо мириться с тем, что имеешь 1 группа 2019 3,05 2,32 3,79 1,47 0,35
2020 2,58 2,04 3,13 1,87 0,27
2 группа 2019 3,00 2,49 3,51 1,81 0,26
2020 2,71 2,18 3,23 1,86 0,26
Нет времени заниматься своим здоровьем и профилактикой 1 группа 2019 3,00 2,10 3,90 1,81 0,43
2020 2,63 2,13 3,12 1,70 0,24
2 группа 2019 3,20 2,69 3,71 1,80 0,25
2020 2,90 2,40 3,41 1,79 0,25

В тоже время часть респондентов считает, что любую проблему можно решить с помощью денег и нет причин в чем-то себя ограничивать и балльная оценка таких ответов увеличилась в 1 группе с 4,47±0,35 в 2019 году до 4,56±0,26 в 2020 году и во 2 группе: 3,82±0,31 против 3,84±0,26, соответственно.

Обсуждение

Пандемия COVID-19 способствовала высокой психической травматизации населения. Так, проведенные онлайн кросс-секционные исследования в Ирландской Республике (n = 1041), Соединенном Королевстве (n = 2025) и Германии (n = 15704), показали, что около 18,0% населения страдают посттравматическим стрессовым расстройством в связи с COVID-19, в 44,9%-49,5% ассоциированное с генерализированной тревогой, а в 14,3%-53,8% с депрессией, 65,2% имеют симптомы психологического дистресса. Причем наиболее уязвимыми группами населения оказались женщины; молодые городские жители; лица, имеющие детей до 18 лет; с сопутствующей патологией [13,14,15]. Справляться со стрессовыми факторами помогают копинг-мотивы, которые при отсутствии доступа к адаптивным копинг-ресурсам способствуют возникновению различного рода девиаций как ответа на сложившуюся ситуацию. И, в первую очередь, это касается злоупотреблением алкоголем. Как показало канадское исследование (n = 320), изоляция, снижение материального обеспечения из-за увольнений и сокращения рабочего времени (19,0%), неуверенности в отношении рисков для здоровья (17,0%), обусловленных COVID-19, привели к росту атипичного стиля употребления алкоголя (одиночное) (до 40,0-50,0% в выборке) и нарушению контроля над ним [16]. Как отмечают авторы (Wardell J.D., et al., 2020), увеличение потребления алкоголя может быть долгосрочным последствием пандемии. В другом онлайн-опросе (n = 832), проведенном среди взрослого американского населения (Grossman E.R., et al., 2020), выявлено, что употребление алкоголя за время пандемии выросло у 60,0% респондентов [17]. Другим следствием пандемии стало изменение пищевого поведения. По данным ряда исследований, на фоне увеличения приема домашней пищи, выросла и частота употребления отдельных продуктов: сладостей и десертов каждый день (46,1%); чипсов, крекеров и орехов (37,1%) [18], а также количество перекусов (56,0%) [19]. Среди 5289 респондентов, проживающих в Австралии, 34,6% отметили повышение потребления пищи. При этом из 180 человек, отобранных в группу расстройств пищевого поведения, 88 (48,9%) имели нервную анорексию [20]. Согласно итальянскому исследованию (Di Renzo L., et al., 2020), увеличение веса наблюдало 48,6% ответивших (n = 3533). В тоже время, как отмечают исследователи, в группе 18-30-летних респондентов имелась более высокая приверженность к средиземноморской диете (p < 0,001), 15,0% обратились за покупкой овощей и фруктов к фермерам [21]. Наше исследование также выявило, что за период осень 2019 – осень 2020 гг. снизилась бальная оценка, характеризующая отсутствие вредных привычек (1 группа: 3,79 – 2,58; 2 группа: 4,64 – 2,49), но выросла в отношении приверженности к здоровому питанию (1 группа: с 3,84±0,40 до 4,75±0,23; 2 группа: 4,50±0,27 и 4,90±0,24).

Ограничение передвижения и переход на преимущественный сидячий образ жизни приводят к снижению иммунитета. Регулярная ежедневная физическая активность является не только одним из важнейших компонентов здорового образа жизни, но и способствует укреплению иммунной системы и психического здоровья [22,23]. Согласно нашему исследованию, молодые люди стали больше заниматься физическими упражнениями (с 4,05±0,43 до 4,96±0,25), в то время как лица старшего поколения практически не изменили своей двигательной активности (3,84±0,27 и 3,86±0,22). Увеличилась и профилактическая направленность – контроль за своим здоровьем и выполнение профилактических действий (1 группа: с 4,21±0,34 до 5,31±0,24; 2 группа: 3,98±0,25 против 4,94±0,24), что согласуется и с международными исследованиями [24,25]. Кроме этого, изменилось отношение к своему здоровью и здоровью своих близких, как к инструментальной (5,03-5,31 и 5,70-5,47) и смысловой ценности (5,37-5,29 и 5,40-5,22).

Таким образом, выявленные тенденции свидетельствуют о достаточно высокой осознанности ситуации и об опоре на личностные ресурсы обеих групп, при небольшом различии их позиций, о приоритете подлинных экзистенциальных ценностей в отношении между людьми в сложных условиях заболеваемости.

Безусловным достоинством проведённого исследования является то, что первый его этап проводился в 2019-м году, в то время, когда люди ещё не знали о том, что им предстоит и отвечали о своих действиях и предпочтениях именно в конкретный период времени. Второй этап опроса позволил выявить как же изменились приоритеты в ценностях и мотивах в жизни респондентов. В отличии от рассмотренных выше зарубежных исследований, это был не ретроспективный, а прямой офлайн метод сбора информации, позволяющий исключить искажения в ответах. Ограничением данного исследования является то, что ввиду небольшого числа наблюдений его результаты не экстраполируются на все население, но его опыт может быть полезен для дальнейшего проведения исследования в этом направлении.

Выводы

Таким образом, при сопоставлении ответов молодых респондентов и лиц более старшего возраста в период осень 2019 года - осень 2020 года выявлены следующие изменения приоритетов в ценности здоровья в условиях пандемии COVID-19: выросло ответственное отношение к своему здоровью за счет большего времени, которое было уделено профилактическим мерам по его сохранению (физическим упражнениям, обращению к оздоровительным системам и правильному питанию, регулированию режим сна и отдыха), значительно увеличилась ценность «счастья в семье», за счет взаимной поддержки и солидарности поколений. Но в тоже время отмечается некоторая растерянность в ситуации нездоровья у старших возрастных групп; приверженность к самолечению, несерьезному отношению, а порой и панике у молодого поколения. Выявлено снижение ценностного отношения к таким социальным явлениям как интересная работа, независимость, признание и уважение, верные друзья и даже - материальное положение. Среди всех респондентов резко снизилась значимость отсутствия вредных привычек и, возможно, что люди, находящиеся в чрезвычайной ситуации, более подвержены стрессу, справляться с которым помогают подобные поведенческие реакции.

Библиография

  1. Обухова К.А., Пономарева Л.И., Ган Н.Ю. К вопросу о ценностном отношении к здоровью как философской категории. Научное обозрение. Педагогические науки. 2021;(1):15-19.
  2. Алимбаева Р.Т., Лазарева Е.А. Отношение к здоровью у лиц разного возраста. Велес. 2020; 79(1-1):131-137.
  3. Руслякова Е.Е., Шулева Е.И., Цайтлер Е.А. Внутренняя картина здоровья студентов. Перспективы науки и образования. 2019;(42):274-287. DOI: 10.32744/pse.2019.6.23.
  4. Семикин В., Анисимов А., Басаровская П. Ценностно-смысловые ориентации и отношение к здоровью студентов ВУЗов. Развитие личности. 2017;(4):120-133.
  5. Тюмасева З.И., Орехова И.Л. Семейная среда как средство сохранения, укрепления здоровья обучающихся и формирования самоохранительного поведения. Вестник Мининского университета. 2019;7(3):5 DOI: 10.26795/2307-1281-2019-7-3-5. https://vestnik.mininuniver.ru/jour/article/view/1007.
  6. Новицкая А.И. Семья как формирующая среда здорового образа жизни детей: социологический аспект проблемы. Веснік ВДУ. 2020;3(108):111-116.
  7. Costa MF. Health belief model for coronavirus infection risk determinants. Rev Saude Publica. 2020; 54:47. DOI: 10.11606/s1518-8787.2020054002494.
  8. Wolf LJ, Haddock G, Manstead ASR, Maio GR. The importance of (shared) human values for containing the COVID-19 pandemic. Br J Soc Psychol. 2020 Jul;59(3):618-627. DOI: 10.1111/bjso.12401.
  9. Tala Á, Vásquez E, Plaza C. Estilos de vida saludables: una ampliación de la mirada y su potencial en el marco de la pandemia [Healthy lifestyles in times of pandemic]. Rev Med Chil. 2020 Aug;148(8):1189-1194. Spanish. DOI: 10.4067/S0034-98872020000801189.
  10. Traina G, Martinussen PE, Feiring E. Being Healthy, Being Sick, Being Responsible: Attitudes towards Responsibility for Health in a Public Healthcare System. Public Health Ethics. 2019 Jun 24;12(2):145-157. DOI: 10.1093/phe/phz009.
  11. Шабунова А.А. Здоровье и самоохранительное поведение населения в контексте COVID-19. Социальное пространство. 2020;6(3):1-7. DOI: 10.15838/sa.2020.3.25.1.
  12. Сенаторова О.В., Кузнецов В.А., Труфанов А.С. Отношение к здоровью и профилактике заболеваний – как показатель общественного здоровья. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2019;18(1):156–160. DOI: 10.15829/1728-8800-2019-1-156-160.
  13. Karatzias T, Shevlin M, Murphy J, McBride O, Ben-Ezra M, Bentall RP, Vallières F, Hyland P. Posttraumatic Stress Symptoms and Associated Comorbidity During the COVID-19 Pandemic in Ireland: A Population-Based Study. J Trauma Stress. 2020 Aug;33(4):365-370. DOI: 10.1002/jts.22565.
  14. Bäuerle A, Teufel M, Musche V, Weismüller B, Kohler H, Hetkamp M, Dörrie N, Schweda A, Skoda EM. Increased generalized anxiety, depression and distress during the COVID-19 pandemic: a cross-sectional study in Germany. J Public Health (Oxf). 2020 Nov 23;42(4):672-678. DOI: 10.1093/pubmed/fdaa106.
  15. Shevlin M, Nolan E, Owczarek M, McBride O, Murphy J, Miller JG, et al. COVID‐19‐related anxiety predicts somatic symptoms in the UK population. British Journal of Health Psychology. 2020; 25(4):2-8. DOI:10.1111/bjhp.12430.
  16. Wardell JD, Kempe T, Rapinda KK, Single A, Bilevicius E, Frohlich JR, Hendershot CS, Keough MT. Drinking to Cope During COVID-19 Pandemic: The Role of External and Internal Factors in Coping Motive Pathways to Alcohol Use, Solitary Drinking, and Alcohol Problems. Alcohol Clin Exp Res. 2020 Oct;44(10):2073-2083. DOI: 10.1111/acer.14425.
  17. Grossman ER, Benjamin-Neelon SE, Sonnenschein S. Alcohol Consumption during the COVID-19 Pandemic: A Cross-Sectional Survey of US Adults. Int J Environ Res Public Health. 2020 Dec 9;17(24):9189. DOI: 10.3390/ijerph17249189.
  18. Cheikh Ismail L, Osaili TM, Mohamad MN, Al Marzouqi A, Jarrar A, Abu Jamous DO, Magriplis E, Ali HI, Al Sabbah H, Hasan H, AlMarzooqi LMR, Stojanovska L, Hashim M, Shaker Obaid RR, Saleh ST, Al Dhaheri AS. Eating Habits and Lifestyle during COVID-19 Lockdown in the United Arab Emirates: A Cross-Sectional Study. Nutrients. 2020 Oct 29;12(11):3314. DOI: 10.3390/nu12113314.
  19. Robinson E, Boyland E, Chisholm A, Harrold J, Maloney NG, Marty L, Mead BR, Noonan R, Hardman CA. Obesity, eating behavior and physical activity during COVID-19 lockdown: A study of UK adults. Appetite. 2021 Jan 1;156:104853. DOI: 10.1016/j.appet.2020.104853.
  20. Phillipou A, Meyer D, Neill E, Tan EJ, Toh WL, Van Rheenen TE, Rossell SL. Eating and exercise behaviors in eating disorders and the general population during the COVID-19 pandemic in Australia: Initial results from the COLLATE project. Int J Eat Disord. 2020 Jul;53(7):1158-1165. DOI: 10.1002/eat.23317.
  21. Di Renzo L, Gualtieri P, Pivari F, Soldati L, Attinà A, Cinelli G, Leggeri C, Caparello G, Barrea L, Scerbo F, Esposito E, De Lorenzo A. Eating habits and lifestyle changes during COVID-19 lockdown: an Italian survey. J Transl Med. 2020 Jun 8;18(1):229. DOI: 10.1186/s12967-020-02399-5.
  22. Ranasinghe C, Ozemek C, Arena R. Exercise and well-being during COVID 19 - time to boost your immunity. Expert Rev Anti Infect Ther. 2020 Dec;18(12):1195-1200. DOI: 10.1080/14787210.2020.1794818.
  23. Arora T, Grey I. Health behaviour changes during COVID-19 and the potential consequences: A mini-review. J Health Psychol. 2020 Aug;25(9):1155-1163. DOI: 10.1177/1359105320937053.
  24. Aschwanden D, Strickhouser JE, Sesker AA, Lee JH, Luchetti M, Terracciano A, Sutin AR. Preventive Behaviors During the COVID-19 Pandemic: Associations With Perceived Behavioral Control, Attitudes, and Subjective Norm. Front Public Health. 2021 May 7;9:662835. DOI: 10.3389/fpubh.2021.662835.
  25. Liu Z, Geng H, Chen H, Zhu M, Zhu T. Exploring the Mechanisms of Influence on COVID-19 Preventive Behaviors in China's Social Media Users. Int J Environ Res Public Health. 2020 Nov 25;17(23):8766. DOI: 10.3390/ijerph17238766.

References

  1. Obukhova K.A., Ponomareva L.I., Gan N.Yu. K voprosu o tsennostnom otnoshenii k zdorov'yu kak filosofskoy kategorii. [On the question of the value attitude to health as a philosophical category]. Nauchnoe obozrenie. Pedagogicheskie nauki. 2021; (1): 15-19. (In Russian).
  2. Alimbaeva R.T., Lazareva E.A. Otnoshenie k zdorov'yu u lits raznogo vozrasta [Attitude to health in persons of different ages]. Veles. 2020; 79(1-1): 131-137. (In Russian).
  3. Ruslyakova E.E., Shuleva E.I., Tsaytler E.A. Vnutrennyaya kartina zdorov'ya studentov [Internal picture of students' health]. Perspektivy nauki i obrazovaniya. 2019; (42): 274-287. DOI: 10.32744 / pse.2019.6.23. (In Russian).
  4. Semikin V., Anisimov A., Basarovskaya P. Tsennostno-smyslovye orientatsii i otnoshenie k zdorov'yu studentov VUZov. [Value-semantic orientations and attitude to the health of university students]. Razvitie lichnosti. 2017; (4): 120-133. (In Russian).
  5. Tyumaseva Z.I., Orekhova I.L. Semeynaya sreda kak sredstvo sokhraneniya, ukrepleniya zdorov'ya obuchayushchikhsya i formirovaniya samookhranitel'nogo povedeniya. [Family environment as a means of preserving, strengthening the health of students and the formation of self-protective behavior]. Vestnik Mininskogo universiteta. 2019; 7 (3): 5 DOI: 10.26795 / 2307-1281-2019-7-3-5. https://vestnik.mininuniver.ru/jour/article/view/1007. (In Russian).
  6. Novitskaya A.I. Sem'ya kak formiruyushchaya sreda zdorovogo obraza zhizni detey: sotsiologicheskiy aspekt problemy. [The family as a formative environment for a healthy lifestyle for children: the sociological aspect of the problem]. Vesnik VDU. 2020; 3 (108): 111-116. (In Russian).
  7. Costa MF. Health belief model for coronavirus infection risk determinants. Rev Saude Publica. 2020;54:47. DOI: 10.11606/s1518-8787.2020054002494.
  8. Wolf LJ, Haddock G, Manstead ASR, Maio GR. The importance of (shared) human values for containing the COVID-19 pandemic. Br J Soc Psychol. 2020 Jul;59(3):618-627. DOI: 10.1111/bjso.12401.
  9. Tala Á, Vásquez E, Plaza C. Estilos de vida saludables: una ampliación de la mirada y su potencial en el marco de la pandemia [Healthy lifestyles in times of pandemic]. Rev Med Chil. 2020 Aug;148(8):1189-1194. Spanish. DOI: 10.4067/S0034-98872020000801189.
  10. Traina G, Martinussen PE, Feiring E. Being Healthy, Being Sick, Being Responsible: Attitudes towards Responsibility for Health in a Public Healthcare System. Public Health Ethics. 2019 Jun 24;12(2):145-157. DOI: 10.1093/phe/phz009.
  11. Shabunova A.A. Zdorov'e i samookhranitel'noe povedenie naseleniya v kontekste COVID-19. [Health and self-protective behavior of the population in the context of COVID-19]. Sotsial'noe prostranstvo. 2020; 6 (3): 1-7. DOI: 10.15838 / sa.2020.3.25.1. (In Russian).
  12. Senatorova O.V., Kuznetsov V.A., Trufanov A.S. Otnoshenie k zdorov'yu i profilaktike zabolevaniy – kak pokazatel' obshchestvennogo zdorov'ya. [Attitudes towards health and disease prevention as an indicator of public health]. Kardiovaskulyarnaya terapiya i profilaktika. 2019; 18 (1): 156-160. DOI: 10.15829 / 1728-8800-2019-1-156-160. (In Russian).
  13. Karatzias T, Shevlin M, Murphy J, McBride O, Ben-Ezra M, Bentall RP, Vallières F, Hyland P. Posttraumatic Stress Symptoms and Associated Comorbidity During the COVID-19 Pandemic in Ireland: A Population-Based Study. J Trauma Stress. 2020 Aug;33(4):365-370. DOI: 10.1002/jts.22565.
  14. Bäuerle A, Teufel M, Musche V, Weismüller B, Kohler H, Hetkamp M, Dörrie N, Schweda A, Skoda EM. Increased generalized anxiety, depression and distress during the COVID-19 pandemic: a cross-sectional study in Germany. J Public Health (Oxf). 2020 Nov 23;42(4):672-678. DOI: 10.1093/pubmed/fdaa106.
  15. Shevlin M, Nolan E, Owczarek M, McBride O, Murphy J, Miller JG, et al. COVID‐19‐related anxiety predicts somatic symptoms in the UK population. British Journal of Health Psychology. 2020; 25(4):2-8. DOI:10.1111/bjhp.12430.
  16. Wardell JD, Kempe T, Rapinda KK, Single A, Bilevicius E, Frohlich JR, Hendershot CS, Keough MT. Drinking to Cope During COVID-19 Pandemic: The Role of External and Internal Factors in Coping Motive Pathways to Alcohol Use, Solitary Drinking, and Alcohol Problems. Alcohol Clin Exp Res. 2020 Oct;44(10):2073-2083. DOI: 10.1111/acer.14425.
  17. Grossman ER, Benjamin-Neelon SE, Sonnenschein S. Alcohol Consumption during the COVID-19 Pandemic: A Cross-Sectional Survey of US Adults. Int J Environ Res Public Health. 2020 Dec 9;17(24):9189. DOI: 10.3390/ijerph17249189.
  18. Cheikh Ismail L, Osaili TM, Mohamad MN, Al Marzouqi A, Jarrar A, Abu Jamous DO, Magriplis E, Ali HI, Al Sabbah H, Hasan H, AlMarzooqi LMR, Stojanovska L, Hashim M, Shaker Obaid RR, Saleh ST, Al Dhaheri AS. Eating Habits and Lifestyle during COVID-19 Lockdown in the United Arab Emirates: A Cross-Sectional Study. Nutrients. 2020 Oct 29;12(11):3314. DOI: 10.3390/nu12113314.
  19. Robinson E, Boyland E, Chisholm A, Harrold J, Maloney NG, Marty L, Mead BR, Noonan R, Hardman CA. Obesity, eating behavior and physical activity during COVID-19 lockdown: A study of UK adults. Appetite. 2021 Jan 1;156:104853. DOI: 10.1016/j.appet.2020.104853.
  20. Phillipou A, Meyer D, Neill E, Tan EJ, Toh WL, Van Rheenen TE, Rossell SL. Eating and exercise behaviors in eating disorders and the general population during the COVID-19 pandemic in Australia: Initial results from the COLLATE project. Int J Eat Disord. 2020 Jul;53(7):1158-1165. DOI: 10.1002/eat.23317.
  21. Di Renzo L, Gualtieri P, Pivari F, Soldati L, Attinà A, Cinelli G, Leggeri C, Caparello G, Barrea L, Scerbo F, Esposito E, De Lorenzo A. Eating habits and lifestyle changes during COVID-19 lockdown: an Italian survey. J Transl Med. 2020 Jun 8;18(1):229. DOI: 10.1186/s12967-020-02399-5.
  22. Ranasinghe C, Ozemek C, Arena R. Exercise and well-being during COVID 19 - time to boost your immunity. Expert Rev Anti Infect Ther. 2020 Dec;18(12):1195-1200. DOI: 10.1080/14787210.2020.1794818.
  23. Arora T, Grey I. Health behaviour changes during COVID-19 and the potential consequences: A mini-review. J Health Psychol. 2020 Aug;25(9):1155-1163. DOI: 10.1177/1359105320937053.
  24. Aschwanden D, Strickhouser JE, Sesker AA, Lee JH, Luchetti M, Terracciano A, Sutin AR. Preventive Behaviors During the COVID-19 Pandemic: Associations With Perceived Behavioral Control, Attitudes, and Subjective Norm. Front Public Health. 2021 May 7;9:662835. DOI: 10.3389/fpubh.2021.662835.
  25. Liu Z, Geng H, Chen H, Zhu M, Zhu T. Exploring the Mechanisms of Influence on COVID-19 Preventive Behaviors in China's Social Media Users. Int J Environ Res Public Health. 2020 Nov 25;17(23):8766. DOI: 10.3390/ijerph17238766.

Дата поступления: 16.05.2021

Адрес статьи на сайте vestnik.mednet.ru:
http://vestnik.mednet.ru/content/view/1272/30/lang,ru/

© «Социальные аспекты здоровья населения» электронный научный журнал, 2021
© Все права защищены!

Просмотров: 818

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 30.07.2021 г. )