ОСОБЕННОСТИ ЭПИДЕМИОЛОГИИ ТУБЕРКУЛЕЗА В МИРЕ И В РОССИИ В ПЕРИОД 2015-2020 ГГ. АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР

07.07.2021 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-11

Сюнякова Д.А.

ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России

Резюме

Актуальность. Туберкулез – одно из ведущих инфекционных заболеваний, уносящих ежегодно более миллиона жизней в мире. Все страны мира борются с туберкулезом, руководствуясь рекомендациями Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и национальными программами и планами. В обзоре рассматриваются результаты этой борьбы в глобальном масштабе и место России в глобальной борьбе против туберкулеза.

Цель исследования: анализ материалов Всемирной организации здравоохранения, посвященных различным аспектам борьбы с туберкулезом в странах мира, а также российских государственных программ по развитию здравоохранения в области борьбы с туберкулезом в России.

Материалы и методы: публикации Всемирной организации здравоохранения (глобальные доклады ВОЗ за период 2015-2020гг., статьи, резолюции сессий Всемирной ассамблеи здравоохранения и т.д.) по проблеме борьбы с туберкулезом, а также российские нормативно-правовые документы, законодательные акты и статистические данные по заболеваемости и распространенности туберкулеза в России.

Результаты: В глобальном масштабе в рамках системы ООН, ВОЗ и других международных организаций проводится комплекс мероприятий по борьбе с туберкулезом, которые в целом дают положительные результаты. Однако в условиях пандемии COVID-19, а также учитывая такие факторы, как низкий ВВП на душу населения, бедность, отсутствие социальной защиты и сложная экономическая ситуация во многих странах мира, многовекторные действия по борьбе с различными детерминантами туберкулеза и его последствиями недостаточно эффективны для достижения целей Стратегии ВОЗ по ликвидации туберкулеза, а именно - к 2035 году добиться снижения смертности от ТБ на 95% (по сравнению с уровнем 2015 г.), поэтому многое предстоит еще сделать в этом направлении.

Выводы. Проводимые в странах мира мероприятия по борьбе с туберкулезом на основе рекомендаций ВОЗ и национальных программ дают положительные результаты. В мире, в целом, как и в России за период с 2015 по 2000 годы наблюдается положительная динамика по снижению заболеваемости и смертности от туберкулёза, однако есть еще над чем работать для достижения целей Стратегии ВОЗ по ликвидации туберкулеза.

Ключевые слова: туберкулез; Всемирная организация здравоохранения; распространенность; заболеваемость; смертность от туберкулёза.

Контактная информация: Сюнякова Диляра Алимовна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересовАвтор заявляет об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Сюнякова Д.А. Особенности эпидемиологии туберкулеза в мире и в России в период 2015-2020 гг. Аналитический обзор. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2021; 67(3):11. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1273/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-11.

FEATURES OF THE EPIDEMIOLOGY OF TUBERCULOSIS IN THE WORLD AND IN RUSSIA IN THE PERIOD 2015-2020. ANALYTICAL SURVEY
Syunyakova D.A.

Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of the Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow

Abstract

Significance. Tuberculosis is one of the leading infectious diseases, taking away more than a million lives annually in the world. All countries of the world are combating tuberculosis, guided by the recommendations of the World Health Organization (WHO) and national programs and plans. The review examines the results of this fight on a global scale and the place of Russia in the global fight against tuberculosis.

Purpose. To analyze materials of the World Health Organization devoted to various aspects of tuberculosis control in the countries of the world, as well as the Russian state programs for the development of health care in the field of combating tuberculosis in Russia.

Material and methods. Publications of the World Health Organization (WHO global reports for the period 2015-2020, articles, resolutions of the sessions of the World Health Assembly, etc.) on tuberculosis control, as well as the Russian regulatory documents, legislative acts and statistics on morbidity and prevalence of tuberculosis in Russia.

Results. Globally, within the framework of the UN system, WHO and other international organizations, a set of activities to control tuberculosis are carried out, which, in general, provide positive results. However, in the context of the COVID-19 pandemic, and considering such factors as low GDP per capita, poverty, lack of social protection and a difficult economic situation in many countries of the world, multisectoral actions to combat various determinants of tuberculosis and its consequences are not effective enough to achieve the goals of the WHO «Stop TB Strategy»: namely to achieve a 95% reduction in TB deaths by 2035 (compared to the 2015 level). Therefore, much remains to be done in this direction.

Conclusion. The activities carried out in the countries of the world to combat tuberculosis based on the recommendations of WHO and national programs are yielding positive results. In the world as a whole, as well as in Russia for the period from 2015 to 2000, there is a positive trend in reducing TB morbidity and mortality, but there is still work to be done to achieve the goals of the WHO Strategy for the elimination of tuberculosis.

Keywords. Tuberculosis; World Health Organization; prevalence; morbidity; mortality from tuberculosis.

Corresponding author: Dyliara A. Syunyakova, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Syunyakova D.A. Features of the epidemiology of tuberculosis in the world and in Russia in the period 2015-2020. Analytical survey. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2021; 67(3):11. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1273/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-11. (In Rus).

Введение

Туберкулез – инфекционная болезнь, одна из ведущих причин заболеваемости, которая входит в десятку наиболее распространенных причин смертности в мире и чаще других инфекционных возбудителей (включая ВИЧ/СПИД) становится причиной смерти людей. Туберкулез (ТБ) обычно поражает легкие (легочный туберкулез), но может также поражать и другие органы (внелегочный туберкулез). Заболевание распространяется, когда люди, больные туберкулезом легких, выбрасывают бактерии в воздух, например, при кашле. Инфекция Mycobacterium tuberculosis и, следовательно, риск развития туберкулезной болезни имеется примерно у четверти населения мира. В целом, риск заболеть туберкулезом на протяжении жизни человека составляет около 5–15% из примерно 1,7 миллиарда человек, инфицированных M. tuberculosis. [1,2].

Большинство смертей от туберкулеза можно предотвратить с помощью ранней диагностики и соответствующего лечения. Например, среди людей, у которых туберкулез был выявлен, зарегистрирован и пролечен в 2018 году, уровень успеха лечения составил 85% во всем мире; а в странах с высоким уровнем дохода и универсальным медицинским страхованием доля людей, умирающих от туберкулеза, может составлять менее 5%. С 2000г. с помощью лечения туберкулеза было предотвращено 63 миллионов смертей [3].

Во всем мире заболеваемость туберкулезом снижается примерно на 2% в год (т.е. новые случаи на 100 000 населения в год). Самый быстрый спад на региональном уровне с 2013 по 2017 год наблюдался в Европейском регионе ВОЗ (5% в год) и в Африканском регионе ВОЗ (4% в год). За те же 5 лет особенно впечатляющее сокращение (4–8% в год) произошло в южной части Африки (например, Эсватини [бывший Свазиленд], Лесото, Намибии, Южно-Африканской Республике, Замбии и Зимбабве) после пика эпидемии ВИЧ и расширения профилактики и лечения ТБ и ВИЧ, а также в Российской Федерации (5% в год) после активизации усилий по снижению бремени туберкулеза и контроля за ходом их выполнения на самом высоком уровне [4].

Туберкулез с лекарственной устойчивостью продолжает оставаться проблемой общественного здравоохранения. Во всем мире в 2019 году около полумиллиона человек имели устойчивый к рифампицину туберкулез (РУ-ТБ), из которых 78% были больны туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ-ТБ) (по определению ВОЗ устойчивость к рифампицину и изониазиду считается МЛУ-ТБ). Три страны с наибольшей долей глобального бремени МЛУ-ТБ были Индия (27%), Китай (14%) и Российская Федерация (8%) [3].

Географически большинство людей, заболевших туберкулезом в 2019 г. были в регионах ВОЗ в Юго-Восточной Азии (44%), Африке (25%) и Западной части Тихого океана (18%), с меньшим процентом в Восточном Средиземноморье (8,2%), Северной и Южной Америке (2,9%) и Европе (2,5%). Всего восемь стран составили две трети общемирового показателя: Индия (26%), Индонезия (8,5%), Китай (8,4%), Филиппины (6,0%), Пакистан (5,7%), Нигерия (4,4%), Бангладеш (3,6%) и Южно-Африканская Республика (3,6%). На остальные 22 страны (в числе которых находится Российская Федерация) в списке ВОЗ из 30 стран с высоким бременем туберкулеза приходится 21% всей мировой заболеваемости [3].

В начале 90-ых Всемирная организация здравоохранения обозначила туберкулез, как глобальную проблему в области здравоохранения. С этого момента усилия по противостоянию этому заболеванию увеличились, а статистика заболеваний туберкулезом снизилась и продолжает снижаться.

Туберкулез в мире

В ноябре 2017 года в Москве Всемирной организацией здравоохранения и правительством Российской Федерации была организована Всемирная министерская конференция ВОЗ по туберкулезу, результатом которой стала Московская политическая декларация по борьбе с туберкулезом, в последующем одобренная всеми государствами-членами ВОЗ на Всемирной ассамблее здравоохранения в мае 2018 года. В сентябре 2018 года Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций (ООН) провела свое первое в истории заседание высокого уровня по туберкулезу, в котором приняли участие главы государств и правительств, а также другие лидеры, благодаря чему дискуссия о статусе эпидемии туберкулеза и способах ее ликвидации была выведена на самый высокий уровень глав государств и правительств.

Результатом стала политическая декларация, в которой были подтверждены обязательства по Целям устойчивого развития тысячелетия (ЦУР) ООН и Стратегии ВОЗ по ликвидации туберкулеза, а также добавлены новые планы. Впервые были установлены глобальные цели по мобилизации финансирования на профилактику, лечение и исследования туберкулеза, а также по количеству людей, которые будут лечиться от инфекции и заболевания туберкулезом (табл. 1).

Задача 3.3 в рамках ЦУР включает в себя обязательство к 2030 г. положить конец эпидемии туберкулеза. В Стратегии ВОЗ по ликвидации туберкулеза определены контрольные показатели снижения заболеваемости туберкулезом и смертности от него (на 2020 г. и 2025 г.) и соответствующие целевые показатели (на 2030 г. и 2035 г.). Целевые показатели на 2030 г. предусматривают глобальное снижение смертности от туберкулеза на 90% и сокращение уровня заболеваемости туберкулезом (количества новых случаев на 100 000 населения в год) на 80% по сравнению с уровнем 2015 г. [4]. (табл. 1).

Относительно небольшая часть (5–10%) из примерно 2 миллиардов людей, инфицированных M. tuberculosis во всем мире, заболевает туберкулезом в течение своей жизни. Однако вероятность развития туберкулеза намного выше среди людей, живущих с ВИЧ, и среди людей, затронутых такими факторами риска, как недостаточное питание, диабет, курение и употребление алкоголя [3].

В Политической декларации, принятой на Совещании ООН высокого уровня по туберкулезу определены цели для диагностики и лечения 40 миллионов человек с туберкулезом в мире (в том числе 3,5 миллиона детей) и 1,5 миллиона человек с лекарственно-устойчивым туберкулезом (включая 115 000 детей) в течение 5-летнего периода 2018–2022 гг.

Систематический скрининг на туберкулез - одно из вмешательств, способствующих прогрессу в достижении глобальной цели по лечению 40 миллионов человек от туберкулеза в период с 2018 по 2022 год, которая была поставлена на совещании высокого уровня ООН по туберкулезу в 2018 году. В 2020 году ВОЗ созвала Группу для обновления своего руководства 2013 года по систематическому скринингу на туберкулез. В обновленных рекомендациях будут содержаться указания по осуществлению мероприятий по скринингу, включая использование инструментов и алгоритмов проверки. Документ планируется завершить и опубликовать в начале 2021 года.

Степень тяжести национальных эпидемий широко варьируется между странами. В 2017 году было зарегистрировано менее 10 новых случаев на 100 000 населения в странах с наиболее высоким уровнем доходов; 150–400 в большинстве из 30 стран с высоким бременем ТБ; и более 500 новых случаев на 100000 населения в некоторых странах, включая Мозамбик, Филиппины и Южно-Африканскую Республику[4].

Таблица 1

Глобальные цели по борьбе с туберкулезом, установленные в Целях устойчивого развития тысячелетия (ЦУР) ООН, Стратегии ВОЗ по ликвидации туберкулеза и политической декларации, принятой на Совещании ООН высокого уровня по туберкулезу на период до срока достижения ЦУР 2030 года [3].

Задача 3.3 ЦУР ООН К 2030 году положить конец эпидемиям СПИДа, туберкулеза, малярии и забытых тропических болезней и бороться с гепатитом, болезнями, передаваемыми через воду и другими инфекционными заболеваниями.
Стратегия ВОЗ по ликвидации туберкулеза Снижение уровня заболеваемости ТБ на 80% (количество новых случаев и рецидивов на 100000 населения в год) к 2030 году по сравнению с 2015 годом.
Контрольный рубеж на 2020 год: снижение на 20%; к 2025 году: сокращение на 50%
Снижение ежегодного числа случаев смерти от туберкулеза к 2030 году на 90% по сравнению с 2015 годом. Контрольный показатель к 2020 году: сокращение на 35%; к 2025 году: сокращение на 75%.
К 2020 году ни одно домашнее хозяйство, пострадавшее от туберкулеза, не столкнется с катастрофическими издержками.
Совещание ООН высокого уровня по туберкулезу 40 миллионов человек, излеченных от туберкулеза с 2018 по 2022 год, в том числе:
• 3,5 миллиона детей;
• 1,5 миллиона человек с лекарственно-устойчивым туберкулезом, в том числе 115 000 детей.
С 2018 по 2022 год обеспечить профилактическое лечение от туберкулеза не менее 30 миллионов человек, в том числе:
• 6 миллионов человек, живущих с ВИЧ;
• 4 миллионов детей в возрасте до 5 лет и 20 миллионов человек в других возрастных группах, имеющих контакты с людьми, больными туберкулезом;
К 2022 году финансирование не менее 13 млрд. долларов США в год для обеспечения всеобщего доступа к профилактике, диагностике, лечению и уходу.
Финансирование не менее 2 миллиардов долларов США в год на исследования туберкулеза с 2018 по 2022 год.

С 2013 г. во многих странах увеличилось количество людей с впервые диагностированным туберкулезом. Наибольший вклад в глобальный рост внесли Индия и Индонезия, две страны, занимающие первое и второе место в мире по оценкам случаев заболевания в год от 1,2 млн. до 2,2 млн. в период с 2013 по 2019 год (+ 74%). В Индонезии их число выросло с 331 703 в 2015 году до 562049 в 2019 году (+ 69%) [3].

В 2019 г. на пять стран приходилось более половины глобального отставания: Индия (17%), Нигерия (11%), Индонезия (10%), Пакистан (8%) и Филиппины (7%). В этих странах особенно, требуются более активные усилия для уменьшения количества незарегистрированных случаев и улучшения доступа к диагностике и лечению [3].

Из 7,1 миллиона человек с новыми случаями заболевания ТБ, диагностированных и зарегистрированных в 2019 году, 58% составляли мужчины, 34% - женщины и 8% - дети. Около полумиллиона детей были диагностированы и зарегистрированы как в 2018, так и в 2019 году [3].

Бремя туберкулеза снижается по всему миру – во всех регионах ВОЗ и в большинстве стран, – но недостаточно быстрыми темпами для того, чтобы достичь к 2020 г. первых контрольных показателей, предусмотренных в Стратегии по ликвидации туберкулеза. До 2020 г. показатель заболеваемости туберкулезом (число новых случаев на 100 000 населения в год) должен снижаться на 4–5% в год, а доля людей с туберкулезом, умирающих от этой болезни (коэффициент летальности), должен уменьшиться до 10%. В 2017 г. доля людей с туберкулезом, умерших от этой болезни, снизилась до 16% по сравнению с 23% в 2000 г. [4].

По оценкам, в 2017 году туберкулез стал причиной смерти 1,3 миллиона человек (диапазон 1,2–1,4 миллиона) среди ВИЧ-отрицательных людей, и дополнительно было 300000 смертей (диапазон 266000–335000) от туберкулеза среди ВИЧ-инфицированных. По оценкам, в 2017-2019 гг. было зарегистрировано 10,0 миллионов случаев ТБ (диапазон, 9,0–11,1 миллиона), что эквивалентно 133 случаям (диапазон: 120–148) на 100 000 населения [4]. (Таблица 2).

Смертность от туберкулеза (т.е. число случаев смерти от туберкулеза среди ВИЧ-отрицательных пациентов на 100 000 населения в год) ежегодно снижается примерно на 3%, и за период с 2000 по 2017 гг. она уменьшилась в общей сложности на 42%. Из всех регионов ВОЗ наиболее быстрые темпы снижения смертности за пятилетний период 2013 – 2017 гг. наблюдались в Европейском регионе ВОЗ (11% в год) и Регионе ВОЗ для стран Юго-Восточной Азии (4% в год). В число стран с высоким бременем туберкулеза, в которых темпы снижения смертности в течение пятилетнего периода 2013 – 2017 гг. превышали 6% в год, вошли Российская Федерация (13% в год), Эфиопия (12% в год), Сьерра-Леоне (10% в год), Кения (8% в год) и Вьетнам (8% в год) [4].

Таблица 2

Туберкулез в мире в 2015-2019 гг. [1,2,3,4,7]

  2015 2016 2017 2018 2019
Впервые диагностированы и зарегистрированы (млн.чел.) 6,1 6,3 6,4 7,0 7,1
Заболеваемость (млн.чел.) 10,4 10,4 10,0 10,0 10,0
в том числе с МЛУ-ТБ 480000 490000 160684 186883 206030
в том числе с ТБ/ВИЧ 1,2 476774 464633 477461 456426
Смертность среди ВИЧ-отриц. (млн.чел.) 1,4 1,3 1,3 1,2 1,2
Смертность среди ВИЧ-положит. 400000 374000 300000 251000 208000

Расхождения между оценочным числом новых случаев и числом фактически зарегистрированных случаев объясняются как пробелами в регистрации выявленных случаев, так и пробелами в диагностике (либо из-за отсутствия доступа к медицинской помощи, либо, если такой доступ есть, из-за постановки неверного диагноза). Оценка общего числа новых случаев также может оказаться завышенной или заниженной. Показательным примером является Индонезия: в 2017 г. в ходе общенационального исследования было установлено, что несмотря на выявление около 80% новых случаев, сообщения о 41% из них не были направлены в органы здравоохранения. В настоящее время принимаются меры для решения проблемы занижения отчетности [4].

В период с 2000 по 2019 год только лечение туберкулеза позволило предотвратить около 52 миллионов смертей среди ВИЧ-отрицательных людей. Среди ВИЧ-положительных людей лечение туберкулеза при поддержке антиретровирусной терапии (АРТ) предотвратило еще 11 миллионов смертей. Общее количество смертей, предотвращенных с помощью вмешательств по ТБ и ТБ/ВИЧ за 2000–2019 гг. равно 63 миллионам глобально и по регионам ВОЗ [3].

В период с 2018 по 2019 год был достигнут определенный прогресс в тестировании, выявлении и лечении МЛУ/РУ-ТБ. Охват тестирования составил 59% для новых и 81% для ранее пролеченных больных туберкулезом. Из общего количества было выявлено и зарегистрировано в 2019 г. 206030 человек с МЛУ/РУ-ТБ, что на 10% больше, чем в 2018 году (186 883 чел.) (Таблица 2) [3].

Туберкулез излечим и предотвратим. Около 85% людей, у которых развивается туберкулез, можно успешно лечить с помощью 6-месячного курса приема лекарств. Число людей, у которых развиваются инфекции и заболевания туберкулезом (и, следовательно, число смертей), также можно сократить за счет ранней диагностики, профилактического лечения и многовекторных действий по устранению таких детерминант туберкулеза, как бедность, недоедание, ВИЧ-инфекция, алкоголь, курение и диабет. Дополнительным преимуществом лечения является сокращение дальнейшей передачи инфекции, однако доступ к нему все еще недостаточен из-за отсутствия всеобщего охвата медико-санитарными услугами и медицинским страхованием, поэтому многие миллионы людей не имеют возможности диагностики и лечения.

Единственной лицензированной вакциной для профилактики туберкулеза является вакцина против бациллы Кальметта-Герена (БЦЖ). Вакцина БЦЖ, разработанная почти 100 лет назад, предотвращает тяжелые формы туберкулеза у детей и широко используется в мире. В настоящее время не существует вакцины, эффективной для профилактики туберкулеза у взрослых до или после заражения туберкулезной инфекцией, хотя результаты фазы II исследования новых препаратов являются многообещающими.

Расширение масштабов антиретровирусной терапии и улучшение комплексного оказания услуг по ВИЧ и туберкулезу привели к значительному снижению смертности от туберкулеза среди людей, живущих с ВИЧ, в масштабах всего мира. В последние годы значительно улучшился охват профилактическим лечением туберкулеза людей с ВИЧ в 65 странах с высоким уровнем заболеваемости и составил 1,8 миллиона в 2018 году [1]. Несмотря на прогресс, в нескольких странах с высоким бременем заболевания сохраняется существенное отставание в выявлении и профилактике туберкулеза. В 66 странах, по которым имеются данные, охват профилактическим лечением туберкулеза людей с ВИЧ, недавно обратившихся в медицинское учреждение, составил в 2018 году лишь 49%. В 11 предоставивших данные странах с высоким бременем туберкулеза и ВИЧ охват лечением варьировался от 10% в Индонезии до 97% в Российской Федерации. По оценкам, в 2019г. в мире насчитывалось 1,2 миллиона (диапазон 1,1–1,3 миллиона) случаев смерти от туберкулеза среди ВИЧ-отрицательных людей (сокращение с 1,7 миллиона в 2000 г.) и дополнительно 208 000 смертей (диапазон от 177 000 до 242 000) среди ВИЧ-положительных людей (сокращение с 678 000 в 2000 г.) (Таблица 2). Среди заболевших туберкулезом в 2019 году мужчины (в возрасте ≥15 лет) составили 56%; женщины - 32%, а дети (в возрасте до 15 лет) - 12% [3,11]. Среди всех больных 8,2% составляли люди, живущие с ВИЧ. [11]. В 2018 году из 10 миллионов случаев заболеваний туберкулезом в мире 477 461 были зарегистрированы у людей, живущих с ВИЧ. Туберкулез остается самой частой причиной преждевременной смерти у людей с ВИЧ: в 2019 году он унес жизни 208 000 людей с ВИЧ, что на 20,6% меньше, чем в 2018 г. (251000) и на 30,7% меньше, чем в 2017 г. (300000). Наблюдается общая тенденция к постепенному снижению количества смертей от ТБ/ВИЧ: за период с 2015г. по 2019г. число смертей от туберкулеза, сочетанного с ВИЧ, в мире сократилось на 48% [3,8] (Таблица 2).

По состоянию на конец 2019 г. туберкулезом заболевало в среднем 130 человек на каждые 100 000 населения. Средняя цифра заболеваемости падает примерно на 1-2% в год. По прогнозам ВОЗ прекратить эпидемию удастся к 2035 году [10].

Примерно 1/4 населения Земли имеет «латентный» (скрытый) туберкулез. Это люди, зараженные туберкулезными бактериями, но ещё не больные и не могут его передать. Люди с «латентным» туберкулезом это скрытый потенциал для распространения инфекции и с этой группой людей необходимо работать профилактически. К 2022 г. в мире будет вылечено 30 миллионов человек со скрытой формой болезни, что снизит риски для распространения «активной» формы [3].

Многие новые случаи туберкулеза связаны с пятью факторами риска: недоеданием, ВИЧ-инфекцией, нарушениями, связанными с употреблением алкоголя, курением (особенно среди мужчин) и диабетом. В 2019 г. предполагаемое количество случаев, связанных с этими факторами риска были 2,2 миллиона, 0,76 миллиона, 0,72 миллиона, 0,70 миллиона и 0,35 миллиона соответственно [3]. В контексте пандемии COVID-19, многосекторальные действия по борьбе с этими и другими детерминантами туберкулеза и его последствий, включая ВВП на душу населения, бедность и социальную защиту, важнее, чем когда-либо.

В мае 2014 г. Всемирная ассамблея здравоохранения ВОЗ в Женеве, приняла резолюцию, в которой полностью одобрила новую Глобальную стратегию по туберкулезу с ее амбициозными целями на период после 2015 года. Эта стратегия направлена на ликвидацию глобальной эпидемии туберкулеза, а целями являются снижение смертности от ТБ на 95% и уменьшение числа новых случаев заболевания на 90% за период с 2015 по 2035 год, а также обеспечение того, чтобы ни одна семья не несла катастрофических расходов в связи с туберкулезом. Промежуточные целевые ориентиры намечены на 2020, 2025 и 2030 годы [9].

Контрольные показатели на 2025 год:

  • Снижение смертности от ТБ на 75% (по сравнению с уровнем 2015 г.)
  • Снижение заболеваемости ТБ на 50% (по сравнению с уровнем 2015 г.) (<55случаев на 100000 населения)
  • Ни одна из затронутых семей не несет катастрофических расходов в связи с ТБ.

Целевые показатели на 2035 год:

  • Снижение смертности от ТБ на 95% (по сравнению с уровнем 2015 г.)
  • Снижение заболеваемости ТБ на 90% (<10%>)
  • Ни одна из затронутых семей не несёт катастрофических расходов в связи с ТБ.

По итогам 2019 года мир в целом, большинство регионов ВОЗ и многие страны с высоким бременем ТБ не были на пути к достижению основных этапов Стратегии ВОЗ по ликвидации туберкулеза до 2020 г. Во всем мире уровень заболеваемости туберкулезом снижается, но недостаточно быстро, чтобы достичь намеченной цели 2020 года - 20% сокращения в период между 2015 и 2020 годами (Таблица 1). В 2019 году во всем мире были диагностированы 7,1 миллиона человек с туберкулезом, что составляет небольшое увеличение с 7,0 миллионов человек в 2018 году (Таблица 2), но значительное увеличение с 6,4 миллиона в 2017 году и 5,7–5,8 миллиона ежегодно в период 2009–2012 годов. Таким образом, общее количество за 2018–2019 годы (14,1 миллиона) составило 35% на пути к пятилетнему целевому показателю [9].

Совокупное сокращение с 2015 по 2019 год составило 9% (со 142 до 130 новых случаев на 100000 населения), включая сокращение на 2,3% в период с 2018 по 2019 год [3]. В общей сложности 78 стран находятся на пути к достижению цели 2020 года. Сюда входят семь стран (из 30) с высоким бременем ТБ, которые уже достигли его (Камбоджа, Кения, Намибия, Российская Федерация, Танзания, Эфиопия и Южная Африка) и три других, которые находятся на пути к ее достижению (Зимбабве, Лесото и Мьянма).

Впервые за многие годы данные свидетельствуют о том, что абсолютное число случаев заболеваний туберкулезом снижается с 2000 года. В глобальном масштабе абсолютное число смертей от ТБ (исключая смертность от туберкулеза среди ВИЧ-инфицированных) и заболеваемость туберкулезом снизились с 2000 г. В целом количество смертей от туберкулеза снизилось на 33,4% - с 1,8 миллиона в 2000 году до 1,4 миллиона в 2015 году и до 1,2 миллиона в 2019 году [7,3].

Несмотря на это достижение, в 2015 году 10,4 миллиона человек заболели туберкулезом, а около 480 000 человек заболели туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ- ТБ) (Таблица 2). В том же году 1,4 миллиона человек, в том числе 400 000 человек, страдающих двойным бременем туберкулеза и ВИЧ-инфекции, умерли от этой болезни. Южноафриканский регион находится в эпицентре обеих эпидемий. Совместное воздействие эпидемий туберкулеза и ВИЧ/СПИДа создает серьезные проблемы для общественного здравоохранения и экономики и ставит под угрозу достижения в области устойчивого развития, достигнутые в этом регионе [13].

В 2020 году пандемия COVID-19 отрицательно повлияла на доступ к диагностике и лечению туберкулеза во всем мире, что также усугубило ситуацию.

Список стран с высоким бременем туберкулеза, в основу которого была положена оценка абсолютных значений числа заболевших туберкулёзом в странах мира, впервые был составлен ВОЗ в 1998 году и до 2015 г. регулярно обновлялся. Понятие «глобальное бремя туберкулеза» («Global TB burden») включает оценку числа лиц, умерших от туберкулеза, общее число лиц, болеющих туберкулезом, или смертность и распространенность туберкулеза на 100 000 населения. В 2015 году Всемирной организацией здравоохранения на основе статистических данных о заболеваемости туберкулезом в мире были обновлены 3 списка стран с высоким бременем туберкулеза (СВБТ) на период с 2016г. по 2020г. для дальнейшего использования программой ВОЗ по борьбе с туберкулезом, а также в целях возможного финансирования странами-донорами и другими заинтересованными сторонами. В каждый список включены страны, которые определяют 87-92% мирового бремени туберкулеза, ко-инфекции ТБ/ВИЧ и/или туберкулеза с МЛУ-ТБ соответственно. Поскольку ряд стран попали в несколько списков, то общее число государств, перечисленных в этих перечнях, равно 48.

Страны с высоким бременем туберкулёза

Список 30 стран с высоким бременем заболевания туберкулезом в соответствии с определением ВОЗ для использования в период с 2016 по 2020гг. [12]

Ангола, Бангладеш, Бразилия, Вьетнам, Демократическая Республика Конго, Замбия, Зимбабве, Индия, Индонезия, Камбоджа, Кения, Китай, КНДР, Конго, Лесото, Либерия, Мозамбик, Мьянма, Намибия, Нигерия, Пакистан, Папуа Новая Гвинея, Российская Федерация, Сьерра-Леоне, Таиланд, Танзания, Филиппины, ЦАР, Эфиопия, Южно-Африканская Респоблика.

Список 30 стран с высоким бременем заболевания туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ-ТБ) в соответствии с определением ВОЗ для использования в период с 2016 по 2020гг.

Азербайджан, Ангола, Бангладеш, Беларусь, Вьетнам, Демократическая Республика Конго, Зимбабве, Индия, Индонезия, Казахстан, Кения, Китай, КНДР, Кыргызстан, Перу, Молдова, Мозамбик, Мьянма, Нигерия, Сомали, Пакистан, Папуа Новая Гвинея, Российская Федерация, Таджикистан, Таиланд, Украина, Узбекистан, Филиппины, Эфиопия, Южно-Африканская Республика.

Список 30 стран с высоким бременем заболевания туберкулезом, сочетанным с ВИЧ-инфекцией (ТБ/ВИЧ) в соответствии с определением ВОЗ для использования в период с 2016 по 2020гг.

Ангола, Ботсвана, Бразилия, Гана, Гвинея-Бисау, Демократическая Республика Конго, Замбия, Зимбабве, Индия, Индонезия, Камерун, Кения, Китай, Конго, Лесото, Либерия, Малави, Мозамбик, Мьянма, Намибия, Нигерия, Папуа Новая Гвинея, Свазиленд, Таиланд, Танзания, Уганда, ЦАР, Чад, Эфиопия, Южно-Африканская Республика.

В вышеприведенных трех списках жирным шрифтом выделены 14 стран, имеющих высокое бремя туберкулёза по всем трем показателям: ТБ, МЛУ-ТБ и ТБ/ВИЧ. Как видим, Российская Федерация вошла в 2 списка стран из трех: с высоким бременем туберкулеза и МЛУ-ТБ. Обращает на себя внимание тот факт, что величина оценки ВОЗ показателя заболеваемости туберкулезом для Российской Федерации с абсолютным числом новых случаев и рецидивов туберкулеза в течение 2015 года равна 115 000, хотя по данным Минздрава России эта цифра равна 98823 (Таблица 3).  Это объясняется тем, что величина оценки ВОЗ показателя заболеваемости туберкулезом для Российской Федерации (как и для других стран) определяется как среднее значение и равна 80 на 100000 населения. В то же время показатель заболеваемости МЛУ-ТБ в России в период с 2015 г. по 2019 г. незначительно колебался и к 2019 г. составил 5,4 на 100000 населения по сравнению с 2015г. (5,2 на 100000 населения), что значительно ниже показателя стран из списка СВБТ (Таблица 3) [7,15].

Следует отметить, что ВОЗ проводит оценки на основе информации, получаемой либо от национальных систем надзора (регистрация случаев заболевания и смерти), либо в ходе специальных исследований, либо на основе консультаций с национальными экспертами, поэтому в современных публикациях ВОЗ зачастую отмечается относительно высокий уровень неопределенности показателей («uncertainty interval»). В последних изданиях ВОЗ для каждой из оценок приводится три значения – наиболее вероятная оценка («best estimate»), т.е. наиболее точная оценка, которая определяется как среднее арифметическое между наибольшим («high bound of estimate») и наименьшим («low bound of estimate») возможными ее значениями и, которые отражают степень неопределенности оцениваемого показателя, поэтому оценочные значения показателей следует использовать с некоторой осторожностью [15].

Туберкулез в России

Проблема туберкулёза в Российской Федерации выдвинута в ранг проблем государственной важности. Российская Федерация присоединилась к резолюции 67-й Всемирной Ассамблеи ВОЗ, в которой поставлена задача к 2035 году ликвидировать туберкулёз в мире [9].

Динамика заболеваемости туберкулезом существенно изменялась в 90-е годы, когда политическая и экономическая нестабильность сильно влияли на социально-экономическую ситуацию в России. Значительный рост заболеваемости был отмечен после экономических кризисов 1991, 1994 и 1998 гг. (рост на 19,8%, 20,4% и 12,1% соответственно) [20]. Существенное влияние социально-экономических факторов на заболеваемость туберкулезом в эти годы подтверждается также тем, что, согласно данным регистров Федеральной службы государственной статистики, лица, не имевшие работы, составляли значительную долю впервые выявленных больных туберкулезом, что было особенно заметно в кризисные периоды [25, 26].

В 2013–2020 гг. борьба с туберкулезом в стране определялась Государственной программой Российской Федерации «Развитие здравоохранения», которая была утверждена постановлением Правительства РФ от 26 декабря 2017 г. № 1640 [24].

Из семнадцати интегральных индикаторов и показателей Программы, два связаны с мероприятиями по борьбе с туберкулезом – смертность от туберкулеза и заболеваемость туберкулезом. В качестве ожидаемых результатов в Программе поставлена задача снизить к 2020 году значения этих показателей до 9,5 и 35 на 100 тыс. населения соответственно. Уже в 2019г. показатель смертности от туберкулеза снижен до 5,1 на 100 000 населения, т.е. этот показатель был перевыполнен на 53,7%. Показатель заболеваемости в 2019г. составлял 41,08 на 100000 населения – т.е. еще есть над чем работать в этом направлении (Таблица 3).

С 2008г. эпидемическая ситуация по туберкулезу постепенно улучшается: количество впервые зарегистрированных случаев туберкулеза на 100000 населения снижалось с 85,1 в 2008г. до 57,7 в 2015г. и до 41,08 в 2019г., т.е. на 32,2% и 28,8% соответственно [17, 21, 23].

В последние годы благодаря пересмотру и реформированию всей системы организации оказания помощи больным туберкулезом, внедрению новых подходов к лечению и диспансерному наблюдению за больными удалось добиться существенного снижения основных эпидемиологических показателей.

К основным показателям здоровья населения в соответствии с распоряжением Правительства России от 28 декабря 2012 года № 2599-р, которое утвердило «дорожную карту» мероприятий по изменению в отраслях социальной сферы, направленных на повышение эффективности здравоохранения, отнесены показатели «смертность от туберкулеза» и «заболеваемость туберкулезом». [19].

В рамках выполнения государственной программы Российской Федерации «Развитие здравоохранения» и в целях стабилизации эпидемиологической ситуации по туберкулезу во всех субъектах Российской Федерации разработаны и утверждены высшими органами государственной власти субъектов Российской Федерации планы по снижению смертности населения от туберкулеза. В Планы включены мероприятия, направленные на: улучшение профилактики туберкулеза за счет внедрения программ по химиопрофилактике туберкулеза лиц, инфицированных вирусом иммунодефицита человека; улучшение выявления туберкулеза за счет увеличения охвата профилактическими медицинскими обследованиями лиц из социальных групп риска; повышение эффективности лечения больных туберкулезом за счет внедрения новых клинических рекомендаций, внедрения региональных программ психосоциальной поддержки, расширения стационар-замещающих технологий; улучшение диагностики туберкулеза за счет оснащения лабораторий субъектов Российской Федерации современным оборудованием для молекулярно-генетических исследований; улучшение лекарственного менеджмента за счет внедрения электронной системы расчета потребностей и мониторинга закупок лекарственных препаратов [22].

Кроме того, продолжается ведение федерального регистра лиц, больных туберкулезом (ФРБТ). ФРБТ является важным инструментом в мониторинге эпидемиологической ситуации, в оценке качества оказания медицинской помощи, лекарственного менеджмента, обеспечения преемственности и взаимодействия, в том числе между гражданским и пенитенциарным сектором, что позволяет не только отслеживать динамику показателей в непрерывном режиме, но и анализировать персональную потребность в лекарственных препаратах каждого больного, что используется при приеме решений об объемах закупки препаратов за счет средств федерального бюджета [22].

Таблица 3

Основные показатели по туберкулезу в России 2015-2019гг. [17, 21].

№№ Показатели по туберкулезу 2015 г. 2016г. 2017 г. 2018 г. 2019г.
1 Заболеваемость абс.число 84515 78121 70861 65234 60313
2 Заболеваемость на 100000 чел. 57,7 53,3 48,3 44,06 41,08
3 Постоянное население 72148 66891 61138 56595 52475
4 На 100000 населения 49,3 45,6 41,6 38,5 35,8
5 ВИЧ-инфицированные 12052 12489 12335 12571 12461
6 на 100 000 населения 8,2 8,5 8,4 8,6 8,5
7 ВИЧ-отрицательные 60096 54402 48803 44024 40014
8 на 100 000 населения 41,2 37,3 33,4 30,1 27,4
9 Распространенность (на учете по состоянию на 31.12.2019) 189186 129,1 178080 121,3 161203 109,8 149182 101,6 126737 86,4
10 МЛУ-ТБ абс.число 7602 8162 8036 8179 7896
11 на 100000 населения 5,2 5,6 5,5 5,6 5,4
12 Смертность от ТБ всего 13484 11373 9614 8617 7536
13 Смертность на 100000 чел. 9,2 7,8 6,5 5,9 5,1
14 Рецидивы 14308 13889 13166 12706 12224
15 на 100000 населения 9,8 9,5 9,0 8,7 8,3

Заболеваемость туберкулезом

В Российской Федерации с 2008 года продолжается неуклонное снижение заболеваемости и смертности от туберкулеза. Однако в целом ряде регионов Сибири и Дальнего Востока, несмотря на значительное улучшение показателей, заболеваемость и смертность от туберкулёза еще остаются значимыми, как например, в Республике Тыва, Еврейской автономной области, Иркутской области и др. [17,18].

Причинами неблагополучной эпидемиологической ситуации в субъектах Российской Федерации с наиболее высокими показателями заболеваемости являются интенсивные миграционные процессы, в том числе внутри субъектов, наличие случаев заболевания в отдалённых районах, и, как следствие, несвоевременное направление больных к специалистам-фтизиатрам, недостаточный объем таких мероприятий, как охват профилактическими осмотрами на туберкулез (флюорографическое обследование, туберкулинодиагностика) с множественной лекарственной устойчивостью возбудителя, низким социально-экономическим уровнем проживания больных, недостаточным обеспечением жилплощадью больных с формами туберкулеза, сопровождающимися бактериовыделением. С 2003 года и по настоящее время ежегодный охват своевременной вакцинацией против туберкулеза в целом по стране составляет более 95 %, но в таких субъектах, как Ивановская, Ярославская, Новгородская, Самарская, Ульяновская, Томская области, Забайкальский, Приморский и Алтайский края, Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа и г. Москва, в 2019 г. данный показатель достигнут не был [17,18].

Существенное влияние на эпидемическую обстановку в России сегодня оказывают такие негативные факторы, как множественная лекарственная устойчивость возбудителя к шести противотуберкулезным препаратам и распространение ВИЧ-инфекции. Первостепенное значение для предупреждения распространения туберкулеза имеет организация своевременного выявления заболевания среди населения. На сегодняшний день в Российской Федерации около 60% пациентов выявляется активно при профилактических осмотрах, 38,5% - при обращении с клиническими проявлениями заболевания и 1,5% - посмертно [23,25,27]. Таким образом, проблема своевременного выявления туберкулеза на уровне амбулаторно-поликлинического звена является актуальной и требует современных управленческих, методических и организационных решений.

Самые высокие показатели заболеваемости туберкулезом были отмечены в России в 2000 г. (90,4 на 100 000 населения), а смертности от туберкулеза – в 2005 г. (22,6 на 100 000 населения). На эти показатели, главным образом, оказывали влияние заключенные в учреждениях ФСИН [23]. В 1999 году показатель заболеваемости туберкулезом в пенитенциарных учреждениях приближался к 3 тысячам на 100000 человек. Каждый четвертый среди впервые зарегистрированных пациентов в России был выявлен в местах лишения свободы (24,8 %), в том числе среди мужчин почти треть (31,8 %), среди женщин — 2,0 % [23]. В конце 90-х годов прошлого века в учреждениях ФСИН ежегодно выявлялись около 30 тысяч новых случаев туберкулеза и содержались около 100 тысяч больных активным туберкулезом. Улучшению ситуации по туберкулезу в учреждениях исполнения наказания (УИС) во многом способствовало стабильное финансирование противотуберкулезных мероприятий. Количество и доля впервые выявленных больных туберкулезом в учреждениях УИС ежегодно стабильно снижаются и в 2017 г. только 8,0% от всех впервые зарегистрированных случаев туберкулеза были в учреждениях ФСИН России. Среди всех впервые заболевших туберкулезом в 2017 г. 86,3%; составляет постоянное население России, иностранные граждане – 3,5%; лица БОМЖ – 2,2%. Заболевают туберкулезом преимущественно лица в возрасте 18-44 года (2017 г. - 61,2%). Мужчины составили 67,9% от пациентов с впервые зарегистрированным туберкулезом [23].

В целом в Российской Федерации на протяжении 12-летнего периода неуклонно снижается заболеваемость туберкулезом. Среднемноголетний показатель заболеваемости составил 64,26 (на 100000 населения). В 2019 г. было зарегистрировано 60313 новых случаев заболевания, показатель заболеваемости составил 41,08 на 100 000 населения; по сравнению с 2018 г. заболеваемость снизилась на 6,12 %; по сравнению с 2015 г. (57,7 на 100 000 населения) снижение составило 16,5%. а по сравнению с 2008 г. – 51,36 % (Таблица 3) [17].

Одновременно снижается количество заболеваний туберкулезом среди ВИЧ-отрицательных людей с 2015г. по 2019г. - снижение составило 33,5% (с 41,2 до 27,4 на 100000 населения соответственно). Количество ВИЧ-инфицированных среди заболевшего туберкулезом постоянного населения с 2015 г. по 2019 г. незначительно увеличилось, всего на 3,6% (с 8,2 до 8,5 на 100000 населения соответственно). И это является одним из основных факторов, наряду с ростом количества пациентов с множественной лекарственной устойчивостью к противотуберкулезным препаратам (МЛУ-ТБ), отрицательно влияющих на снижение заболеваемости туберкулезом в России. Следует отметить, что одной из причин формирования МЛУ-ТБ у больных туберкулезом в России являетсяоссииРосии низкая эффективность амбулаторного этапа лечения, которое осуществляется преимущественно без регулярного контроля за приемом лекарственных средств пациентами со стороны медицинских работников. Вследствие этого показатель заболеваемости МЛУ-ТБ в 2019 г. (5,4 на 100000 населения) снизился всего на 3,6% по сравнению с 2018г. (5,6 на 100000 населения), хотя по сравнению с 2015 г. этот показатель немного повысился – на 3,8% (5,2 на 100000 населения) [17].

В 2019 г., как и в течение 10-летнего периода, наиболее высокая заболеваемость активным туберкулезом на территории России продолжает регистрироваться в Сибирском, Дальневосточном и Уральском федеральных округах: 74,00, 66,22 и 56,06 на 100000 населения, соответственно. В то же время в этих регионах отмечается тенденция к уменьшению показателя заболеваемости на 2,45 %, 10,34 % и 9,01 %, соответственно [17].

Распространенность туберкулеза в России

Показатель общей распространенности туберкулеза в России постепенно снижался с 2008г. (190,7 на 100000 населения). В 2015 г. этот показатель составил 129,1 на 100000 населения (снижение на 32,3%), а в 2019 г. (86,4 на 100000 населения) т.е. по сравнению с 2008г. снизился в 2,2 раза (Таблица 3) [23].

Смертность от ТБ

В 2019 г. в России умерли от туберкулеза 7 536 чел. (2018 г. – 8 617 чел.). Показатель смертности от туберкулеза составил 5,1 на 100000 населения (2018 г. – 5,9 на 100000 населения). Показатель снизился по сравнению с 2018 г. на 13,6%, а по сравнению с 2015 г. (9,2 на 100000 населения) – на 44,6%. (Таблица 3). Сравнивая с 2005 годом, когда отмечался пик показателя (22,6 на 100 000 населения), – смертность от туберкулеза снизилась в 4,4 раза. Количество смертей от ВИЧ-инфекции в 2019г. составило 20088 чел. (13,7 на 100000 населения). Примечательно, что количество смертей от туберкулеза, сочетанного с ВИЧ-инфекцией, составило 27624 чел. (18,8 на 100000 населения), что в 3,6 раза больше, чем всего смертей от туберкулеза, поскольку смерть среди ВИЧ-инфицированных больных туберкулезом классифици-руется как смерть от ВИЧ согласно МКБ-10. (Таблица 4) [21].

Таблица 4

Смертность от туберкулеза и ВИЧ-инфекции в России в 2019 г. [21]

Туберкулез А15-А19 ВИЧ-инфекция В20-В24 Туберкулез + ВИЧ-инфекция На 100000
Всего Состояли на учете Всего
Абс.число На 100000 Абс.число Абс.число На 100000 Абс.число На 100000
7536 5,1 5360 20088 13,7 27624 18,8

Заключение

Статистические данные по туберкулезу, публикуемые в ежегодных глобальных докладах ВОЗ, являются основным источником информации о распространении данного заболевания в мире и об организации и эффективности мероприятий по обеспечению его мониторинга и контроля.

Эти данные, основанные на математических и экспертных оценках средних значений показателей, на регистрируемых национальными системами надзора данных и на результатах специальных эпидемиологических исследований, позволяют проводить ретроспективный анализ и оценку текущего состояния проблемы, осуществлять сравнение регионов и стран между собой, разрабатывать и планировать мероприятия, направленные на повышение эффективности национальных программ борьбы с туберкулезом.

Однако, принимая во внимание тот факт, что это усредненные данные, получаемые на основе оценочных показателей, имеющих ту или иную степень неопределенности и точности, а также наличие различий в понимании некоторых определений и понятий в Российской Федерации и ВОЗ следует относиться к этой статистике с некоторой осторожностью.

При оценке и сравнении заболеваемости туберкулезом в странах мира необходимо учитывать существующие в них особенности в организации выявления, регистрации больных и установлении диагноза туберкулеза. Истинное значение показателя заболеваемости в любой стране отличается от его регистрируемого значения. Эта разница зависит от эффективности выявления больных туберкулезом, которая неодинакова не только в разных странах, но даже в отдельных территориях внутри каждой страны. Таким образом, заболеваемость не может быть точно измерена существующими доступными диагностическими средствами.

Библиография

  1. Global Tuberculosis Report 2019. WHO. [Интернет]. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/329368/9789241565714-eng.pdf (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  2. Global Tuberculosis Report 2017. WHO. [Интернет]. URL: https://www.who.int/teams/global-tuberculosis-programme/tb-reports (Дата обращения 12 апреля 2021г.).
  3. Global Tuberculosis Report 2020. WHO. [Интернет]. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/336069/9789240013131-eng.pdf (Дата обращения 12 апреля 2021г.).
  4. Global Tuberculosis Report 2018. WHO. [Интернет]. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/274453/9789241565646-eng.pdf (Дата обращения 12 апреля 2021г.).
  5. Доклад ВОЗ о глобальной борьбе с туберкулезом 2018. Резюме. [Интернет]. URL: https://www.who.int/tb/publications/global_report/gtbr2018_executive_summary_ru.pdf (Дата обращения 12 апреля 2021г.).
  6. Доклад о глобальной борьбе с туберкулезом, 2019. Резюме. [Интернет]. URL: https://www.who.int/tb/publications/global_report/gtbr2019_ExecutiveSummary_ru.pdf?ua=1 (Дата обращения 12 апреля 2021г.).
  7. Global Tuberculosis Report 2016. WHO. [Интернет]. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/250441/9789241565394-eng.pdf?sequence=1&isAllowed=y (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  8. AIDS info [website]. 2020. [Интернет]. URL: http://aidsinfo.unaids.org/ (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  9. Глобальная стратегия и цели в области профилактики, лечения и борьбы с туберкулезом на период после 2015 г. Резолюция Шестьдесят седьмой сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения ВОЗ. WHA67.1 [Интернет]. URL: https://apps.who.int/gb/ebwha/pdf_files/WHA67-REC1/A67_2014_REC1-ru.pdf?ua=1&ua=1#page=25 (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  10. Статистика заболеваемости туберкулезом в мире. [Интернет]. URL: https://openbase.online/statistika-zabolevaniya-tuberkulezom-v-mire (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  11. Global strategy for tuberculosis research and innovation (WHA73.3), Seventy-third World Health Assembly Geneva: World Health Organization; 2020. [Интернет]. URL: https://apps.who.int/gb/ebwha/pdf_files/WHA73/A73_R3-en.pdf (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  12. Use of high burden country lists for TB by WHO in the post-2015 era. [Интернет]. URL: https://www.who.int/tb/publications/global_report/high_tb_burdencountrylists2016-2020.pdf (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  13. The World Bank. Infectious diseases and vaccines. [Интернет]. URL: https://www.worldbank.org/en/topic/infectiousdiseases (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  14. Global Tuberculosis Report 2015. WHO. [Интернет]. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/191102/9789241565059_eng.pdf?sequence=1 (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  15. Васильева И.А., Белиловский Е.М., Борисов С.Е., Стерликов С.А. Глобальные отчёты Всемирной организации здравоохранения по туберкулезу: формирование и интерпретация. Туберкулез и болезни легких 2017; 96 (5): 7-16.
  16. Об утверждении плана мероприятий («дорожной карты») «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности здравоохранения»: распоряжение Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2012 г. №2599-р. [Интернет]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140252/ (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  17. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2019 год». Государственный доклад. [Интернет]. URL: https://www.rospotrebnadzor.ru/upload/iblock/8e4/gosdoklad-za-2019_seb_29_05.pdf (Дата обращения 12 апреля 2021г.).
  18. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2016 году. Государственный доклад. [Интернет]. URL: https://www.rospotrebnadzor.ru/documents/details.php?ELEMENT_ID=8345 (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  19. О плане мероприятий ("дорожной карте"). "Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности здравоохранения". Распоряжение Правительства РФ от 28 декабря 2012 г. № 2599-р [Интернет]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70192398/ (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  20. Касаева Т.Ч., Габбасова Л.А., Москалев А.А., Васильева И.А., Михайлова Ю.В., Сон И.М. и др. Туберкулез в Российской Федерации 2012/2013/2014 гг. Аналитический обзор статистических показателей, используемых в Российской Федерации и в мире. 2015. [Интернет]. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=26151679 (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  21. Нечаева О.Б. Туберкулез в России. 2019. [Интернет]. URL: https://mednet.ru/images/materials/CMT/tuberkulez-2019.pdf (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  22. Годовой отчет о ходе реализации пилотной государственной программы Российской Федерации «Развитие здравоохранения» и об оценке ее эффективности. [Интернет]. URL: https://static-3.rosminzdrav.ru/system/attachments/attaches/000/050/665/original/Уточненный_отчет_за_2019_год.pdf?1592307732 (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  23. Нечаева О.Б. Эпидемическая ситуация по туберкулезу. Оценка последствий реформирования здравоохранения за последние 10 лет (2008-2017 гг.). [Интернет]. URL: https://old.mednet.ru/images/stories/files/tb__2008-2017.pdf (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  24. Развитие здравоохранения. Государственная программа Российской Федерации [Интернет]. URL: https://minzdrav.gov.ru/ministry/programms/health/info (Дата обращения 12 апреля 2021 г.).
  25. Богородская Е.М., Белиловский Е.М., Рыбка Л.Н. и др. Заболеваемость туберкулезом постоянного населения города Москвы и социально-демографический состав впервые выявленных больных туберкулезом, зарегистрированных в 1998–2012 гг. 2014. Туберкулез и социально-значимые заболевания 2014; (1-2): 3-13.
  26. Гашенко А.В. Комплексное социально-эпидемиологическое изучение распространения туберкулеза в современных условиях. Сибирский медицинский журнал 2008; (8): 60-62.
  27. Нечаева О.Б. Туберкулез в Российской Федерации: заболеваемость и смертность. Медицинский алфавит 2013; 4 (24): 7-12.

References

  1. Global Tuberculosis Report 2019. WHO. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/329368/9789241565714-eng.pdf (Accessed 12 April 2021).
  2. Global Tuberculosis Report 2017. WHO. URL: https://www.who.int/teams/global-tuberculosis-programme/tb-reports (Accessed 12 April 2021).
  3. Global Tuberculosis Report 2020. WHO. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/336069/9789240013131-eng.pdf (Accessed 12 April 2021).
  4. Global Tuberculosis Report 2018. WHO. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/274453/9789241565646-eng.pdf (Accessed 12 April 2021).
  5. Global Tuberculosis Report 2018. WHO. Executive Summary. URL: https://www.who.int/tb/publications/global_report/gtbr2018_executive_summary_ru.pdf (Accessed date 12 April 2021г.).
  6. Global Tuberculosis Report 2019. WHO. Executive Summary. URL: https://www.who.int/tb/publications/global_report/gtbr2019_ExecutiveSummary_ru.pdf?ua=1 (Accessed 12 April 2021).
  7. Global Tuberculosis Report 2016. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/250441/9789241565394-eng.pdf?sequence=1&isAllowed=y (Accessed 12 April 2021).
  8. AIDS info [website]. 2020. URL: http://aidsinfo.unaids.org/ (Accessed 12 April 2021).
  9. Globalnaya strategiya i tseli v oblasti profilaktiki, lecheniya i borjby s tuberkulezom na period posle 2015. Resolutsia. 67 sessiya Vsemirnoy Assamblei VOZ. (WHA67.1). [Global Strategy and targets for the prevention, treatment and control of tuberculosis in post-2015 period. Resolution of the Sixty-Seventh session of the World Health Assembly of WHO. WHA67.1]. URL: https://apps.who.int/gb/ebwha/pdf_files/WHA67-REC1/A67_2014_REC1-ru.pdf?ua=1&ua=1#page=25 (Accessed 12 April 2021). (In Russian).
  10. World TB incidence statistics. URL: https://openbase.online/statistika-zabolevaniya-tuberkulezom-v-mire (Accessed 12 April 2021).
  11. Global strategy for tuberculosis research and innovation (WHA73.3). Seventy-third World Health Assembly Geneva: World Health Organization; 2020. URL: https://apps.who.int/gb/ebwha/pdf_files/WHA73/A73_R3-en.pdf (Accessed 12 April 2021).
  12. Use of high burden country lists for TB by WHO in the post-2015 era. URL: https://www.who.int/tb/publications/global_report/high_tb_burdencountrylists2016-2020.pdf (Accessed 12 April 2021).
  13. The World Bank. Infectious diseases and vaccines. URL: https://www.worldbank.org/en/topic/infectiousdiseases (Accessed 12 April 2021).
  14. Global Tuberculosis Report 2015. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/191102/9789241565059_eng.pdf?sequence=1 (Accessed 12 April 2021).
  15. Vasil'eva I.A., Belilovskij E.M., Borisov S.E., Sterlikov S.A. Global'nye otchety Vsemirnoy organizatsii zdravookhraneniya po tuberkulezu: formirovanie i interpretatsiya. [Vasil'eva I.A., Belilovskij E.M., Borisov S.E., Sterlikov S.A. WHO Global Tuberculosis Reports: formulation and interpretation]. Tuberculosis and Lung Diseases 2017; 95 (5): 7-16. (In Russian).
  16. Ob utverzhdenii plana meropriyatii (“dorozhnoy karty”) “Izmeneniya v otraslyah sotsialnoy sfery napravlennye na povyshenie effektivnosti zdravoohraneniya”: Rasporyazhenie Pravitelstva Rossiyskoy Federatsii ot 28 Dekabrya 2012 № 2599-р. [On the approval of the action plan ("road map") "Changes in the sectors of the social sphere aimed at improving the efficiency of health care": Order of the Government of the Russian Federation dated December 28, 2012 No. 2599-p]. [Интернет]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140252/ (Accessed 12 April 2021). (In Russian).
  17. Gosudarstvennyi Doklad “O sostoyanii sanitarno-epidemiologicheskogo blagopoluchiya naseleniya v Rossiiskoy Federatsii v 2019 godu”. [State Report “On the status of sanitary and epidemiological well-being of the population in the Russian Federation in 2019]. [Интернет]. URL: https://www.rospotrebnadzor.ru/upload/iblock/8e4/gosdoklad-za-2019_seb_29_05.pdf (Accessed 12 April 2021). (In Russian).
  18. Gosudarstvennyi Doklad “O sostoyanii sanitarno-epidemiologicheskogo blagopoluchiya naseleniya v Rossiiskoy Federatsii v 2016 godu”. [State Report “On the status of sanitary and epidemiological well-being of the population in the Russian Federation in 2016]. [Интернет]. URL: https://www.rospotrebnadzor.ru/documents/details.php?ELEMENT_ID=8345 (Accessed 12 April 2021). (In Russian).
  19. Rasporyazhenie Pravitelstva RF ot 28 dekabrya 2012 № 2599-р. “O plane meropriyatii ("dorozhnoy karte") " Izmeneniya v otraslyah sotsialnoy sfery napravlennye na povyshenie effektivnosti zdravoohraneniya". [Order of the Government of the Russian Federation dated December 28, 2012 No. 2599-p “On the approval of the action plan ("road map") "Changes in the sectors of the social sphere aimed at improving the efficiency of health care": [Интернет]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70192398/ (Accessed 12 April 2021). (In Russian).
  20. Kasayeva T.C., Gabbasova L.A., Moskalev A.A., Vasil’ieva I.A., Mikhailova Y.V., Son I.M., et al. Tuberkulez v Rossiiskoi Federatsii v 2012/2013/2014. Analiticheskyi obzor statisticheskih pokazateley ispolzuemyh v Rossiiskoy Federatsii i v mire. Monographya. 2015. [Kasayeva T.C., Gabbasova L.A., Moskalev A.A., Vasil’ieva L.A., Mikhailova Y.V., Son I.M., et al. Tuberculosis in the Russian Federation 2012/2013/2014. Analytical review of statistical indicators used in the Russian Federation and in the world. 2015]. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=26151679 (Accessed 12 April 2021). (In Russian).
  21. Nechayeva O.B. Tuberkulez v Rossii. 2019. [Nechayeva O.B. Tuberculosis in Russia. 2019]. URL: https://mednet.ru/images/materials/CMT/tuberkulez-2019.pdf (Accessed 12 April 2021). (In Russian).
  22. Godovoi otchet o hode realizatsii pilotnoy gosudarstvennoy programmy Rossiiskoy Federatsii “Razvitie zdravoohraneniya” i ob otsenke ee effektivnosti. [Annual Report on implementation of the pilot state program of the Russian Federation “Healthcare Development” and on assessment of its effectiveness]. URL: https://static-3.rosminzdrav.ru/system/attachments/attaches/000/050/665/original/Уточненный_отчет_за_2019_год.pdf?1592307732 (Accessed 12 April 2021). (In Russian).
  23. Nechayeva O.B. Epidemicheskaya situatsiya v tuberkuleze. Otsenka posledstviy reform zdravoohraneniya za posledniye 10 let (2008-2017). [Nechayeva O.B. Epidemic situation in tuberculosis. Assessment of the consequences of health care reform over the past 10 years (2008-2017)]. URL: https://old.mednet.ru/images/stories/files/tb__2008-2017.pdf (Accessed 12 April 2021). (In Russian).
  24. Gosudarstvennaya programma Rossiiskoy Federatsii “Razvitie zdravoohraneniya”. [Sate program of the Russian Federation “Healthcare Development”] URL: https://minzdrav.gov.ru/ministry/programms/health/info (Accessed 12 April 2021). (In Russian).
  25. Bogorodskaya E.M., Belilovskyi Е.М., Rybka L.N. et al. Zabolevaemostj tuberkulezom postoyannogo naseleniya goroda Moskvy i socialno-demographicheskyi sostav vpervye vyavlennyh boljnyh tuberkulezom, zaregistrirovannyh v 1998–2012. 2014. [Bogorodskaya E.M., Belilovskyi Е.М., Rybka L.N. et al. Incidence of tuberculosis in Moscow residents and socio-demography structure of new cases, registered in 1998-2012 2014 ]. Tuberculosis and socially significant diseases 2014; (1-2): 3-13. (In Russian).
  26. Gashenko A.V. Kompleksnoye socialno-epidemiologicheskoye izuchenie rasprostraneniya tuberkuleza v sovremennyh usloviyah. 2008. [Gashenko A.V. Comprehensive socio-epidemiological study of the spread of tuberculosis in modern conditions. 2008]. Sibirskiy nauchnyy meditsinskiy zhurnal 2008; (8): 60-62. (In Russian).
  27. Nechayeva О.B. Tuberculez v Rossiyskoy Federatsii: zabolevaemostj i smertnostj. [Nechayeva O.B. Tuberculosis in the Russian Federation: morbidity and mortality]. Meditsinskiy alfavit 2013; 4 (24): 7-12. (In Russian).

Дата поступления: 26.04.2021

Адрес статьи на сайте vestnik.mednet.ru:
http://vestnik.mednet.ru/content/view/1273/30/lang,ru/

© «Социальные аспекты здоровья населения» электронный научный журнал, 2021
© Все права защищены!

Просмотров: 1064

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 30.07.2021 г. )