ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ ПРИЧИН СМЕРТИ УМЕРШИХ ОТ ИНСУЛЬТОВ И ИХ ПОСЛЕДСТВИЙ (I60-I64, I69) ВНЕ МЕДИЦИНСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ В Г. АРХАНГЕЛЬСКЕ

06.03.2017 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2017-53-1-7

Герасимова М.А.1, Санников А.Л.1, Кузин С.Г.2, Волосевич А.И.1, Мордовский Э.А.1
1
ФГБОУ ВО «Северный государственный медицинский университет» (г. Архангельск) Минздрава России
2ГБУЗ АО «Бюро судебно-медицинской экспертизы» (г. Архангельск)

PECULIAR CHARACTERISTICS OF STRUCTURE OF DEATH CAUSES OF STROKE AND SEQUELAE OF CEREBROVASCULAR DISEASE (I60-I64, I69) OUTSIDE HEALTHCARE FACILITIES IN ARKHANGELSK
Gerasimova M.A.1, Sannikov A.L.1, Kuzin S.G.2, Volosevich A.I.1, Mordovsky E.A.1

1
Northern State Medical University, Arkhangelsk, Russia
2Bureau of Forensic Medicine, Arkhangelsk, Russia

Контактная информация: Герасимова Марта Андреевна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Marta Gerasimova, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Gerasimova M.A., http://orcid.org/0000-0002-5304-1653
Sannikov A.L., http://orcid.org/0000-0003-0405-659X
Kuzin S.G., http://orcid.org/0000-0002-5349-824X
Volosevich A.I., http://orcid.org/0000-0003-4457-8763
Mordovskiy E.A., http://orcid.org/0000-0002-2346-9763
Acknowledgments.The study had no sponsorship.
Conflct of interests. The authors declare no conflict of interest.

Резюме. Актуальность. Болезни системы кровообращения занимают доминирующее положение в структуре причин смерти населения во всем мире. Значительный вклад в поддержание высокого уровня смертности от данной группы состояний вносят цереброваскулярные заболевания, в т.ч. инсульт. В рамках указанной медико-социальной проблемы остаются недостаточно изученными вопросы, касающиеся особенностей посмертной диагностики данной патологии в зависимости от места наступления смерти.

Цель исследования - изучить структуру причин смерти умерших от инсультов и их последствий (I60-I64, I69) вне медицинских организаций (на дому, на месте происшествия) в г. Архангельске в 2011-2015 гг.

Материалы и методы. Выполнено сплошное документальное наблюдение 683 «Заключений эксперта», Актов судебно-медицинских исследований трупа (ф. 171/у-92), оформленных в ГБУЗ Архангельской области «Бюро судебно-медицинской экспертизы», и соответствующих им Медицинских свидетельств о смерти (ф. 106/у-08) всех лиц, умерших от инсультов и их последствий (I60-I64, I69) вне медицинских организаций в 2011-2015 гг. в г. Архангельске. Из учетных форм были выкопированы данные о поле умершего, продолжительности жизни, полном судебно-медицинском диагнозе, первоначальной и непосредственной причин смерти.

Результаты. В исследуемый период (2011-2015 гг.) отмечена значительная убыль числа умерших от инсультов и их последствий вне медицинских организаций (-25,0%, в т.ч. от инфаркта мозга – 53,3%). В качестве первоначальной причины смерти преобладали (58,4%) последствия инсульта (I69). Геморрагический инсульт являлся первоначальной и непосредственной причиной смерти в 82,4% случаев; инфаркт мозга – в 56,0%. В группе умерших от последствий инсульта ведущей непосредственной причиной смерти явилась пневмония (79,9%).

Выводы. Полученные результаты свидетельствуют о необходимости разработки и внедрения в практику дополнительных мероприятий, направленных на улучшение организации оказания медицинской помощи пациентам, перенесшим инсульт, в восстановительном периоде.

Ключевые слова: инсульт; геморрагический инсульт; инфаркт мозга; последствия инсульта; непосредственная причина смерти.

Abstract. Significance. Diseases of the circulatory system occupy a dominant position in the structure of death causes all over the world. Cerebrovascular diseases, including stroke make a significant impact to high mortality from diseases of the circulatory system. Issues related to peculiar characteristics of postmortem diagnostics of this pathology depending on the place of death remain under-investigated.

The purpose of the work is to study structure of death causes from stroke and sequelae of cerebrovascular disease (I60-I64, I69) outside healthcare facilities (at home, on the scene) in Arkhangelsk in 2011-2015.

Materials and methods. Continuous documentation observation of 683 Experts’ reposts, Acts of postmortem examinations (form 171/y-92) executed by the Bureau of forensic medicine of the Arkhangelsk region and corresponding Medical death certificates (form 106/y-08) of all people died from stroke and sequelae of cerebrovascular disease (ICD 10: I60-I64, I69) outside healthcare facilities in 2011-2015 in Arkhangelsk. The following information was extracted from the reporting forms: gender, life duration, full forensic medical diagnosis, and initial and immediate causes of death.

Results. Over the period under study (2011-2015) a significant decline in the number of deaths from stroke and sequelae of cerebrovascular disease outside healthcare facilities (25.0%, including 53.3% from cerebral infarction) was registered. Sequelae of cerebrovascular disease (58.4%) (I69) were the most common underlying cause of death. Hemorrhagic stroke was both the initial and the immediate cause of death in 82.4% of cases; cerebral infarction – in 56.0%. Among those died from sequelae of cerebrovascular disease the leading direct cause of death was pneumonia (79.9%).

Conclusions. The study results indicate the need for developing and putting into practice additional activities aimed at improving organization of care delivery to stroke survivors during rehabilitation period.

Keywords: stroke; hemorrhagic stroke; cerebral infarction; sequelae of cerebrovascular disease; immediate cause of death.

Введение. Болезни системы кровообращения (БСК; класс IX) занимают доминирующее положение в структуре причин смерти населения во всем мире. Ишемическая болезнь сердца (I20-I25), болезни, характеризующиеся повышенным кровяным давлением (I10-I15), цереброваскулярные заболевания (I60-I69), обозначаемые как «болезни цивилизации», ежегодно уносят из жизни 11,8 миллионов человек. К 2020 году по оценкам экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) от БСК будут ежегодно умирать 25 миллионов человек, главным образом от инфаркта миокарда и инсультов [6].

В 2015 году основной причиной смерти каждого второго россиянина (57,5%) явились БСК. Показатель смертности от этого класса состояний составил 653,9 на 100 тыс. населения, что значительно превышает аналогичные показатели в развитых странах Западной Европы (в Германии – 186,3 на 100 тыс. населения и в Норвегии – 128,1 на 100 тыс. населения). На Европейском Севере России в начале XXI века БСК также продолжают занимать первое место в структуре причин демографических потерь. Так, несмотря на устойчивую тенденцию к снижению уровня смертности от данной группы состояний, которая отмечается с середины 2000-х гг., в 2015 г. в Архангельской области показатель смертности населения от БСК составил 781,9 на 100 тыс. населения, что на 16,4% выше, чем в среднем по России (рис.1) [5].

Соответственно, БСК и их разнообразные последствия остаются актуальной медико-социальной и проблемой в современной России. В этой связи разработка и реализация мероприятий, направленных на снижение смертности населения от данной группы состояний можно справедливо считать важнейшим компонентом национальной демографической политики.

Уровень целевого значения к 2018 г.

Рис.1
Рис.1. Смертность населения России и Архангельской области от болезней системы кровообращения (I00-I99) в 2005-2015 гг. (на 100 тыс. нас.)

Инсульт и его последствия (I60-I64, I69) независимо от других БСК занимают одно из ведущих мест в структуре смертности в большинстве экономически развитых стран мира [2,3,8,13]. Ежегодно мозговая катастрофа развивается у 5,5-6 млн. человек; непосредственно от самого инсульта и его последствий погибают более 4,5 млн [4,9,12,14]. На Европейском Севере России с середины 2000-х гг. отмечается устойчивая тенденция к снижению смертности населения от инсультов. Так, в Архангельской области, в 2010 - 2015 гг. данный показатель снизился на 29,0% (рис.2) [5].

Рис.2
Рис.2. Смертность населения Архангельской области от инсультов (I60-I64) в 2005-2015 гг. (на 100 тыс. нас.)

Выжившие после острой стадии инсульта имеют высокий риск развития рецидива состояний, а также высокий риск развития осложнений, которые могут явиться независимой причиной смерти больного [8]. По данным российский авторов, пациенты, перенесшие инсульт, имеют в 2,9 раза выше риск наступления смерти по сравнению с лицами сходного возраста и пола в общей популяции [9]. В настоящее время проблема инсульта изучена достаточно подробно, однако актуальным остается вопрос не столько диагностики и лечения самого заболевания в острый период, сколько изучения его исходов. Непосредственной причиной смерти человека может явиться не сам эпизод острого нарушения мозгового кровообращения, а его осложнения (такие как, пневмония, отек и дислокация головного мозга, легочно-сердечная недостаточность, тромбоз вен нижних конечностей, сепсис и др.).

Научное медицинское сообщество прилагает значительные усилия по разработке мероприятий, направленных на совершенствование оказания экстренной медицинской помощи в острейший и острый периоды инсульта. Вместе с тем, вопросу повышения выживаемости пациентов в отдаленные периоды заболевания уделяется меньшее внимание. Система здравоохранения часто «теряет из виду» таких пациентов после выписки из стационара. Это приводит к наступлению высокого риска летальных исходов вне медицинских организаций. Как следствие, пациенты, перенесшие эпизод острого нарушения мозгового кровообращения и получившие полный объем дорогостоящей медицинской помощи в стационарных условиях, умирают либо в остром периоде заболевания, либо от последствий инсульта.

Цель исследования. Изучить структуру причин смерти умерших от инсультов и их последствий (I60-I64, I69) вне медицинских организаций в г. Архангельске в 2011-2015 гг.

Материалы и методы. Выполнено сплошное документальное наблюдение 683 «Заключений эксперта», Актов судебно-медицинских исследований трупа (ф. 171/у-92), оформленных в ГБУЗ Архангельской области «Бюро судебно-медицинской экспертизы», и соответствующих им Медицинских свидетельств о смерти (ф. 106/у-08) всех лиц, умерших от инсультов и их последствий (I60-I64, I69) вне медицинских организаций в 2011-2015 гг. в г. Архангельске. В учетных формах были выкопированы следующие данные: пол (мужской, женский), продолжительность жизни (в годах), судебно-медицинский диагноз, первоначальная и непосредственная причина смерти. Качественные признаки были представлены как абсолютные величины с указанием 95%-го доверительного интервала (ДИ); количественные – как медиана (1-й; 3-й квартили). Нормальность распределения количественных признаков определялась по критерию Колмогорова-Смирнова. Для анализа качественных признаков использовался тест χ2-Пирсона. Анализ количественных признаков проводился с использованием H-критерия Краскела-Уоллеса с последующим попарным сравнением с помощью U-теста Манна-Уитни (с поправкой Бонферонни). В качестве критерия статистической значимости была выбрана вероятность случайной ошибки менее 5 % (p<0,05). Статистическая обработка результатов исследования проводилась с помощью пакета программ IBM SPSS v.17.0.

Результаты. В 2011-2015 гг. отмечена значительная убыль числа умерших от инсультов и их последствий вне медицинских организаций, которая составила – 25,0%. В структуре первоначальной причины смерти умерших от инсультов вне медицинских организаций преобладали последствия инсульта – 58,4% (95% ДИ: 54,6-62,1%); геморрагический инсульт – 23,3% (95% ДИ: 20,2-26,5) и инфаркт мозга – 18,3% (95% ДИ: 15,5-21,3). В изучаемом периоде выраженная динамика случаев смерти от указанных состояний отсутствовала (табл.1).

Таблица 1

Темп прироста/убыли случаев смерти умерших по классам инсультов в г. Архангельске в 2011-2015 гг. вне медицинских организаций (абс.; ТПР, в %)

  ГИ1 ИМ2 ПИ3   Итого
  Абс. ТПр (%) Абс. ТПр (%) Абс. ТПр (%) Абс. ТПр (%)
Год**
2011 37 45 58 140
2012 33 -10,8 23 -48,9 98 +69,0 154 +0,8
2013 23 -30,3 20 -13,0 102 +4,1 145 -5,8
2014 36 +56,5 16 -20,0 87 -14,7 139 -4,1
2015 30 -16,7 21 +31,3 54 -38,0 105 -24,5
Итого 159 -18,9* 125 -53,3* 399 -6,9* 683* -25,0

Примечания: ТПр (%) – темп прироста, в %; 1ГИ – геморрагический инсульт (I60-I62); 2ИМ – инфаркт мозга (I63); 3ПИ – последствия инсульта (I69); * – темп убыли случаев смерти в 2015 году к 2011 году; ** χ2 Пирсона =39,268, p<0,001.

Структура причин смерти умерших вне медицинских организаций по классам инсультов в г. Архангельске в 2011-2015 гг. представлена на рис. 3.

Рис.3
Рис.3. Структура причин смерти умерших вне медицинских организаций по классам инсультов в г. Архангельске в 2011-2015 гг. (%)

В половозрастной структуре умерших от инсультов и их последствий преобладали женщины – 57,0% (95% ДИ: 53,1-60,6%); а также лица в возрасте 70 лет и старше, на которых приходилось 2/3 от общего числа умерших (67,9% (95% ДИ: 64,3-71,4%). Удельный вес умерших от всех форм инсультов в трудоспособном возрасте составил 14,5% (95% ДИ: 11,9-17,2), в т.ч. среди мужчин – 25,2% (95% ДИ: 20,3-30,3); среди женщин – 6,4% (95% ДИ: 4,2-9,1) (χ2=47,464, p<0,001).

Медиана продолжительности жизни мужчин, умерших от всех классов инсультов, составила 71,6 (59,8; 78,8) лет; женщин – 80,5 (72,4; 85,8) лет. Медиана продолжительности жизни умерших мужчин и женщин по классам инсультов в г. Архангельске в 2011-2015 гг. вне медицинских организаций представлена в таблице 2.

Таблица 2

Медиана продолжительности жизни умерших мужчин и женщин по классам инсультов в г. Архангельске в 2011-2015 гг. вне медицинских организаций (Ме; (Q1; Q3))

  1ГИ* 2ИМ 3ПИ
Ме; (Q1; Q3) Ме; (Q1; Q3) Ме; (Q1; Q3)
Мужчины 57,4 (50,1; 68,2) 74,0 (68,9; 81,9) 73,5 (62,8; 80,5)
Женщины 65,9 (55,7; 81,7) 82,3 (74,3; 87,5) 81,8 (74,6; 86,5)

Примечание: 1ГИ – геморрагический инсульт (I60-I62); 2ИМ – инфаркт мозга (I63); 3ПИ – последствия инсульта (I69); * U=4300,0, p<,001 (ГИ / ИМ), U=16323,0, p < 0,001 (ГИ / ПИ).

Пневмония (J12-J18) явилась непосредственной причиной смерти каждого второго умершего от всех классов инсультов. Следует отметить, что значительная часть оформленных судебно-медицинскими экспертами Медицинских свидетельствах о смерти не содержала указаний на непосредственную причину смерти (Iа) (табл. 3).

Таблица 3

Структура непосредственных причин смерти умерших по классам инсультов в г. Архангельске в 2011-2015 гг. вне медицинских организаций (абс., %)

  1ГИ 2ИМ 3ПИ Итого*
Абс. (%) Абс. (%) Абс. (%) Абс. (%)
Не указано (непосредственная причина смерти от инсульта без осложнений) 133 (82,4) 70 (56,0) 0 (0) 203 (29,8)
Пневмония (J12-J18) 5 (3,2) 23 (18,4) 319 (79,9) 347 (50,8)
4ЛСН (I27.8-I27.9) 2 (1,3) 21 (16,8) 40 (10,0) 63 (9,2)
5Отек ГМ (G93.5-G93.6) 20 (12,6) 7 (5,6) 6 (1,5) 33 (4,8)
Септицемия (A41) 0 (0) 1 (0,8) 21 (5,3) 22 (3,2)
Прочие 1 (0,5) 3 (2,4) 13 (3,3) 15 (2,2)

Примечания: 1ГИ – геморрагический инсульт; 2ИМ – инфаркт мозга; 3ПИ – последствия инсульта (I69); 4ЛСН – легочно-сердечная недостаточность; 5ГМ – головной мозг; * χ2 (Пирсона) = 976,924, р<0,001.

Обсуждение результатов. Согласно полученным нами данным, в изучаемый период в структуре первоначальных причин смерти от инсультов вне медицинских организаций г. Архангельска преобладали ПИ (58,4%). Не смотря на то, что данная проблема является актуальной для общественного здоровья, в доступной литературе мы нашли лишь единичные работы по ее изучению. Так, группой авторов были представлены результаты анализа уровня смертности от острых нарушений мозгового кровообращения населения г. Уфы за 2003-2012 гг. в зависимости от пола, возраста, места наступления смерти, согласно которым было выявлено снижение уровня смертности в 3,6 раза, но при этом, авторами не была представлена структура инсультов в зависимости от места наступления смерти [11]. Поэтому нам не представляется возможным сравнить наши полученные результаты с другими исследованиями, что можно объяснить ограниченным доступом к первичным учетным формам.

Также нами была отмечена значительная убыль числа умерших от инсультов и их последствий вне медицинских организаций (-25,0%), темпы убыли которых в целом совпадают с динамической характеристикой смертности от всех инсультов. Наблюдаемую динамику можно связать с организацией в 2009 году в г. Архангельске регионального сосудистого центра для оказания квалифицированной помощи пациентам с острыми нарушениями мозгового кровообращения, в связи с чем система оказания помощи таким больным стала более эффективной, своевременной и совершенной.

В половозрастной структуре умерших от инсультов и их последствий вне медицинских организаций преобладали женщины – 57,0%. Для сравнения, отметим что, по данным Шарафутдиновой Н.Х., Мухаметзянова А.М., Павловой М.Ю. (2014) во всех возрастных группах интенсивные и стандартизованные показатели смертности на дому от инсультов среди мужчин были выше, чем среди женщин. [11] Другая группа авторов проводила исследование с помощью унифицированного метода территориально-популяционного регистра в различных регионах страны согласно информационным критериям национальной ассоциации по борьбе с инсультом, в котором были зарегистрированы более высокие показатели смертности от инсульта среди мужчин в течение всего пятилетнего периода исследования с 2009 по 2013 гг. [10]. Таким образом, для получения более полной и достоверной картины половой структуры лиц, умерших от инсультов, мы ставим перед собой задачу изучить данный аспект в рамках общей смертности населения от инсультов и их последствий в зависимости от места наступления смерти.

В возрастной структуре умерших от инсультов и их последствий по полученным нами результатам превалировала группа лиц в возрасте старше 70 лет – 67,9%, что подтверждают и другие исследователи. Общеизвестно, что уровень смертности населения от инсультов наибольший в самой старшей возрастной группе, что отражает закономерный этап биологического развития организма человека. При старении в системе кровообращения в одной из первых наступают инволюционные процессы, вследствие чего она перестает справляться со свойственными ей функциями. [7]

Медиана продолжительности жизни мужчин была ниже таковой у женщин, при этом доля умерших в трудоспособном возрасте преобладала также среди лиц мужского пола (25,2% против 6,4%), что сопоставимо с результатами других исследований. Так, согласно данным, полученным в рамках крупного статистического исследования по всей территории России в возрасте 85 лет и старше не наблюдается различий в уровне смертности мужчин и женщин, тогда как среди лиц активного трудоспособного возраста (25-54 года) гендерные различия смертности наибольшие. Таким образом, динамика смертности мужчин и женщин пенсионного возраста сходна, среди лиц трудоспособного возраста и молодежи реакция смертности мужчин на социальную дестабилизацию и экономические трудности в начале нулевых годов проявляется в большей степени, чем у женщин. [7]

Наибольший удельный вес умерших в трудоспособном возрасте составил от ГИ – 62,6%. Наименьшая медиана продолжительности жизни наблюдалась при ГИ как среди мужчин, так и среди женщин. Группой авторов было установлено, что среди лиц трудоспособного возраста уровень смертности от ГИ выше (8,8 случая на 100 тыс. соответствующего возраста), чем от ИМ (2,3 случая на 100 тыс. соответствующего возраста). У лиц старше трудоспособного возраста, напротив, наиболее частой причиной смерти был ИМ, нежели ГИ (106,2 случая против 65,9 случая на 100 тыс. соответствующего возраста) [11]. Таким образом, ГИ является большой социально-экономической проблемой, приводя к стремительному развитию летального исхода и снижению трудового потенциала населения страны.

Важность проблемы инсульта кроется не столько в самом заболевании как таковом, сколько в его исходах. Учеными Оксфордского университета установлено, что летальность от всех видов инсульта в течение первой недели составляет 12%, первого месяца – 19%, первого года – 31%. По данным же российских авторов, 40-45% пациентов, перенесших мозговой инсульт, погибают в течение года, кроме того, в последующие годы повторный инсульт развивается у каждого пятого [8,12].

В нашем исследовании ГИ в 82,4% случаев являлся одновременно и первоначальной, и непосредственной причинами смерти вне медицинских организаций, что связано со стремительным механизмом развития и прогрессирования заболевания и часто летальным исходом уже в первые сутки болезни. При этом, такая же картина наблюдается и в условиях стационара, где по результатам авторов летальность в структуре причин летальности на долю ИМ приходилось 6,7%, тогда как ГИ был ведущей причиной смерти пациентов с острыми нарушениями мозгового кровообращения в стационаре и составил 30,5% [1].

Полученные нами результаты при ПИ показали, что в позднем восстановительном периоде, либо в периоде остаточных явлений после перенесенной сосудистой катастрофы головного мозга в 79,9% случаев люди умирали от развившейся пневмонии. Другими словами, наиболее значимое отягощающее влияние на течение инсульта в отдаленном периоде оказывает пневмония нежели непосредственно деструкция в структурах головного мозга. Эта ситуация отражает такие социально-медицинские факторы, как ненадлежащий уход со стороны родственников пациентов, социальных работников и неактивные реабилитационные мероприятия в восстановительном периоде инсульта.

Выводы. 1. В структуре первоначальных причин смерти населения от инсультов и их последствий в г. Архангельске в 2011-2015 гг. преобладали случаи смерти от ПИ – 58,4%. В 2015 году по сравнению с 2011 годом убыль проведенных судебно-медицинских исследований трупов умерших от инсультов составила -25,0%, наиболее значительная от ИМ -53,3%.

2. В половозрастной структуре умерших от инсультов и их последствий преобладали женщины – 57,0% и группа лиц в возрасте старше 70 лет. Удельный вес умерших от инсультов в трудоспособном возрасте составил 14,5%, в том числе, наибольший от ГИ – 62,6%. Медиана продолжительности жизни мужчин была ниже таковой у женщин, при этом доля умерших в трудоспособном возрасте преобладала среди мужчин (25,2% против 6,4%). Наименьшая медиана продолжительности жизни наблюдалась при ГИ как среди мужчин, так и среди женщин.

3. ГИ являлся и первоначальной, и непосредственной причиной смерти в 82,4% случаев, ИМ – в 56,0%, соответственно, а среди умерших от ПИ ведущей непосредственной причиной смерти была пневмония – 79,9%. Таким образом, улучшение организации помощи в восстановительном периоде инсульта будет являться резервом сокращения смертности населения от кардиоваскулярных заболеваний.

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Библиография

  1. Апрелев Е.В., Апрелев В.Е. Цереброваскулярные болезни как причина заболеваемости и смертности населения (на примере Оренбургской области). Бюллетень национального научно-исследовательского института общественного здоровья имени Н.А. Семашко 2015; (1):12-14.
  2. Вязьмин А.М., Бичкаев Я.И., Санников А.Л., Варакина Ж.Л., Лукашов А.Г. Социально-гигиенические аспекты инвалидности и смертности в Архангельской области. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2010; (2):6-9.
  3. Демографический ежегодник России. Москва: Росстат; 2015, 265 с.
  4. Денисова Е.В. Актуальные вопросы эпидемиологии сосудистых заболеваний головного мозга в мире. Вестник общественного здоровья и здравоохранения Дальнего Востока России 2011;(3):8-15.
  5. Доклад о состоянии здоровья населения и организации здравоохранения в Архангельской области по итогам деятельности за 2014 год. Архангельск. 2014. 72 с.
  6. Ефимова О.С., Слободенюк А.В., Белкин А.А., Пинчук Е.А. Эпидемиология инсультов: ведущие факторы риска и направления профилактики. Гигиена и эпидемиология 2008;(8):43-46.
  7. Иванова А.Е., Сабгайда Т.П., Семенова В.Г., Землянова Е.В., Цыбикова Э.Б., Секриеру Э.М., и др. Разработка алгоритмов корректировки структуры причин смерти по результатам применения и верификации компьютерных технологий, разработанных воз и рекомендованных для оценки полноты учета случаев смерти и достоверности кодирования причин смерти (ANACOD). [Интернет]. 2012. 393 с. URL: http://mednet.ru/images/stories/files/otchet2014.pdf (дата обращения: 06.11.2016).
  8. Круглый стол. Мозговой инсульт. Здравоохранение (Минск); 2012; (3):70-73.
  9. Кулеш С.Д., Филина Н.А., Костиневич Т.М., Клецкова Л.А., Савченко М.Э. Долгосрочные исходы мозгового инсульта в крупной городской популяции. Вестник Витебского государственного медуниверситета 2011;10(3):93-101.
  10. Стаховская Л.В., Клочихина О.А. Динамика показателя смертности от инсульта в России (по итогам проведения территориально-популяционного регистра 2009-2013 годы). Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2015; (14):8.
  11. Шарафутдинова Н.Х., Мухаметзянов А.М., Павлова М.Ю. Динамика смертности от острого нарушения мозгового кровообращения за последнее десятилетие в г. Уфе. Российский медицинский журнал 2014; (3):4-7.
  12. Ярош А.С., Пирогова Л.А., Филина Н.А. Современное состояние проблемы острых нарушений мозгового кровообращения. Журнал Гродненского государственного медицинского университета 2014;(3):17-20.
  13. Go AS, Mozaffarian D, Roger VL, Benjamin EJ, Berry JD, Borden WB et al, Heart disease and stroke statistics - 2013 update: a report from the American Heart Association. Circulation 2013;127(1):6-245.
  14. Thrift AG, Cadilhac DA, Thayabaranathan T, Howard G, Howard VJ, Rothwell PM, et al, Global stroke statistics. International journal of stroke: official journal of the International Stroke Society 2014;9(1):6-18.

References:

  1. Aprelev E.V., Aprelev V.E. Tserebrovaskulyarnye bolezni kak prichina zabolevaemosti i smertnosti naseleniya (na primere Orenburgskoi oblasti) [Cerebrovascular diseases as a cause of population morbidity and mortality (by an example of Orenburg region)]. Byulleten' natsional'nogo nauchno-issledovatel'skogo instituta obshchestvennogo zdorov'ya imeni N.A. Semashko 2015; (1):12-14. (In Russian).
  2. Vyaz'min A.M., Bichkaev Ya.I., Sannikov A.L., Varakina Zh.L., Lukashov A.G. Sotsial'no-gigienicheskie aspekty invalidnosti i smertnosti v Arkhangel'skoi oblasti [The social hygienic aspects of disability and mortality in Archangelsk region]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2010; (2):6-9. (In Russian).
  3. Demograficheskiy ezhegodnik Rossii [Demographic Yearbook of Russia]. Moscow: Rosstat; 2015, 265 p. (In Russian).
  4. Denisova E.V. Aktual'nye voprosy epidemiologii sosudistykh zabolevaniy golovnogo mozga v mire [Urgent issues of the epidemiology of cerebrovascular diseases in the world]. Vestnik obshchestvennogo zdorov'ya i zdravookhraneniya Dal'nego Vostoka Rossii 2011;(3):8-15. (In Russian).
  5. Doklad o sostoyanii zdorov'ya naseleniya i organizatsii zdravookhraneniya v Arkhangel'skoy oblasti po itogam deyatel'nosti za 2014 god [Report on public health and health care organizations in Arkhangelsk region according to the results of activity for 2014]. Arkhangelsk. 2014. 72 p. (In Russian).
  6. Efimova O.S., Slobodenyuk A.V., Belkin A.A., Pinchuk E.A. Epidemiologiya insul'tov: vedushchie faktory riska i napravleniya profilaktiki [Epidemiology of stroke: Leading risk factors and prevention directions]. Gigiena i epidemiologiya 2008;(8):43-46. (In Russian).
  7. Ivanova A.E., Sabgaida T.P., Semenova V.G., Zemlyanova E.V., Tsybikova E.B., Sekrieru E.M., et all. Razrabotka algoritmov korrektirovki struktury prichin smerti po rezul'tatam primeneniya i verifikatsii komp'yuternykh tekhnologiy, razrabotannykh VOZ i rekomendovannykh dlya otsenki polnoty ucheta sluchaev smerti i dostovernosti kodirovaniya prichin smerti (ANACOD) [Development of algorithms to correct the structure of mortality causes according to the results of application and verification of computer technologies developed by WHO and recommended for assessing completeness of mortality registration and reliability of coding causes of death(ANACOD)]. [Online] 2012. 393 p. [cited 2016 Nov 06]. Available from: http://mednet.ru/images/stories/files/otchet2014.pdf. (In Russian).
  8. Kruglyy stol. Mozgovoy insul’t [The round table. Cerebral stroke]. Zdravookhranenie 2012; (3):75-80. (In Russian).
  9. Kulesh S.D., Filina N.A., Kostinevich T.M., Kletskova L.A., Savchenko M.E. Dolgosrochnye iskhody mozgovogo insul'ta v krupnoy gorodskoy populyatsii [Long-term outcomes of stroke in a large urban population]. Vestnik Vitebskogo gosudarstvennogo meduniversiteta 2011;10(3):93-10. (In Russian).
  10. Stakhovskaya L.V., Klochikhina O.A. Dinamika pokazatelya smertnosti ot insul'ta v Rossii (po itogam provedeniya territorial'no-populyatsionnogo registra 2009-2013 gody) [Trends in mortality from stroke in Russia (according to the results of the territorial and population registry 2009-2013)]. Kardiovaskulyarnaya terapiya i profilaktika 2015; (14):8. (In Russian).
  11. Sharafutdinova N.Kh., Mukhametzyanov A.M., Pavlova M.Yu. Dinamika smertnosti ot ostrogo narusheniya mozgovogo krovoobrashcheniya za poslednee desyatiletie v g. Ufe [Trends in mortality from cerebrovascular accidents over the past decade in the city of Ufa]. Rossiyskiy meditsinskiy zhurnal 2014; (3):4-7. (In Russian).
  12. Yarosh A.S., Pirogova L.A., Filina N.A. Sovremennoe sostoyanie problemy ostrykh narusheniy mozgovogo krovoobrashcheniya [Current status of acute cerebrovascular accidents]. Zhurnal Grodnenskogo gosudarstvennogo meditsinskogo universiteta 2014;(3):17-20. (In Russian).
  13. Go AS, Mozaffarian D, Roger VL, Benjamin EJ, Berry JD, Borden WB, et al, Heart disease and stroke statistics - 2013 update: a report from the American Heart Association. Circulation 2013;127(1):6–245;
  14. Thrift AG, Cadilhac DA, Thayabaranathan T, Howard G, Howard VJ, Rothwell PM, et al, Global stroke statistics. International journal of stroke: official journal of the International Stroke Society 2014;9(1):6-18.

Дата поступления: 24 ноября 2016 г.

Адрес статьи на сайте vestnik.mednet.ru:
http://vestnik.mednet.ru/content/view/806/27/lang,ru/

© «Социальные аспекты здоровья населения» электронный научный журнал, 2017
© Все права защищены!

Просмотров: 1761

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 03.04.2017 г. )