ПЛАНИРОВАНИЕ ДЕТОРОЖДЕНИЯ, ТЕМПОВ ФОРМИРОВАНИЯ СЕМЬИ И РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ БЕРЕМЕННЫХ

25.12.2017 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2017-58-6-7

Артюхов И.П., Капитонов В.Ф., Шурова О.А., Павлов А.В.
ФГБОУ ВО Красноярский государственный медицинский университет имени проф. В. Ф. Войно-Ясенецкого Минздрава РФ, Красноярск

FAMILY PLANNING, RATES OF FAMILY MAKING AND REPRODUCTIVE HEALTH OF PREGNANT WOMEN
Artyukhov I.P., Kapitonov V.F., Shurova O.A., Pavlov A.V.

Krasnoyarsk State Medical University named after Professor V.F. Vojno-Yasenetsky, Ministry of Healthcare of the Russian Federation, Krasnoyarsk

Контактная информация: Капитонов Владимир Федорович, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Contacts: Kapitonov Vladimir, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Artyukhov I.P., http://orcid.org/0000-0002-5939-6017
Kapitonov V.F., http://orcid.org/0000-0001-9212-3910
Shurova O.A., http://orcid.org/0000-0002-6511-8451
Pavlov A.V., http://orcid.org/0000-0002-6170-6504
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflicts of interests. The authors declare no conflict of interest.

Резюме

Актуальность. Влияние планирования деторождения, и в первую очередь рождения первенцев, на состояние репродуктивного здоровья беременных и новорожденных, остается недостаточно изученным.

Цель работы: изучить взаимосвязь планирования деторождения, темпов формирования семьи и репродуктивного здоровья беременных женщин.

Материалы и методы. Сбор первичной информации осуществлялся путем социологического опроса рожениц г. Красноярска, данные которого дополнялись сведениями полученные путем изучения медицинской документации (индивидуальная карта беременной и родильницы – форма №111/у). Анализ заболеваемости беременных женщин проводился на основе Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем, X пересмотра (МКБ-10). Анализ полученной информации осуществлялся с использованием абсолютных и относительных величин, коэффициентов соотношения. Оценка значимости различий относительных показателей проводилась по критерию t.

Результаты. Учитывая поставленную цель, предусматривающую разделение респондентов на возрастные группы и паритет родов, нами было опрошено 1236 женщин г. Красноярска, у которых беременность закончилась родами. Для проведения анализа, респонденты были разбиты на 6 возрастных групп: 15-19 лет; 20-24 года; 25-29 лет; 30-34 года; 35-39 лет; 40 лет и старше. Анализ показал, что в целом, беременность протекала без осложнений у 317 (25,6%) женщин, а распространенность заболеваний и патологических состояний, предшествовавших или возникших во время беременности, составляла 1563,1 ± 26,7‰, при этом отмечается увеличение показателя с возрастом. Выявлены различия в длительности протогенетического и интергенетического интервала по возрастным группам.

Обсуждение. Анализ состояния здоровья женщин, у которых протогенетический интервал составлял 10 лет и больше показал, что беременность у них, только в 12,5% протекала без осложнений, а у имеющих интервал от 20 лет и старше, нормального течения беременности не отмечалось. Распространенность заболеваний и патологических состояний, предшествовавших или возникших во время беременности, соответственно в 1,4 и 1,9 раза превышала показатель для всей выборочной совокупности (соответственно 2179,3‰ и 2963,9‰ против 1563,1 ± 26,7 ‰; p < 0,01).

Выводы. Таким образом, выявлено: изменение возрастных коэффициентов рождаемости; в формировании структуры семьи в основном отмечаются две модели – ускоренная и замедленная; величина протегенетического интервала оказывает существенное влияние на течение беременности, распространенность заболеваний и патологических состояний, предшествующих или возникших во время беременности.

Ключевые слова: планирование деторождения; протогенетический и интергенетические интервалы; здоровье беременных.

Abstract

Significance. Impact of family planning, especially, the birth of a firstborn, on the status of reproductive health of pregnant women and neonates remains underexplored.

Purpose: to study relationship between family planning, rates of family making and reproductive health of pregnant women.

Materials and methods. Primary data were collected through a survey of parturient women in Krasnoyarsk. Data were complemented by information from medical documentation (medical record of the pregnant woman and the puerpera - Form No. 111/y). Morbidity in pregnant women was analyzed on the basis of International Classification of Diseases, Tenth Revision (ICD-10). The received information was analyzed using absolute and relative values, correlation coefficients. Significance of differences in the relative indicators was assessed by the criterion t.

Results. Considering the purpose of the study, which implies division of the respondents into age groups and parity of births, we interviewed 1236 women in Krasnoyarsk, whose pregnancy ended in childbirth. For the analysis, the respondents were divided into six age groups: 15-19 years; 20-24 years; 25-29 years; 30-34 years; 35-39 years; and 40 years and over. The analysis showed that, in general, uncomplicated pregnancy was reported by 317 (25.6%) women; prevalence of diseases and pathological conditions prior to or during pregnancy added up to 1563.1 ± 26.7‰, increasing with age.

Differences in the duration of pathogenetic and intergenetic intervals by age groups were identified.

Discussion. Analysis of the health status of women with a ten-year pathogenetic interval or over showed that uncomplicated pregnancy was registered in only 12.5% of cases, while there was not a single case of uncomplicated pregnancy registered in women with a 20 year interval or over. Prevalence of diseases and pathological conditions prior to or during pregnancy was 1.4 and 1.9 times higher than the whole sampling (2179.3‰ and 2963.9‰ vs 1563.1 ± 26.7‰ respectively; p < 0.01).

Conclusion. Thus, the study identified the following: age-specific total fertility rates changed; there are two models of family making: the accelerated model and the delayed one; duration of the protogenetic interval has a significant impact on the course of pregnancy and prevalence of diseases and pathological conditions prior to or during pregnancy.

Keywords: family planning; protogenetic and intergenetic intervals; health of pregnant women.

Введение

Проблемы рождаемости и формирование структуры семей, привлекают внимание исследователей различных специальностей [5,6,14], так как эти процессы напрямую или косвенно связаны с изменением численности населения и его возрастной структурой.

Исследования последних десятилетий показывают на изменение возрастной структуры родильниц, что связано с различными проблемами социально-экономического развития страны в условиях политической нестабильности [7,11,13].

Наблюдаемое в последние годы увеличение возраста рожающих женщин, изменений структуры семей, показывает на планирование деторождения и темпов формирования семьи [1,2].

Негативные тенденции в состоянии репродуктивного здоровья, особенно беременных женщин, вызывают необходимость решения проблем планирования семьи [3,4,9].

В тоже время, влияние планирования деторождения, и в первую очередь рождения первенцев, на состояние репродуктивного здоровья беременных и новорожденных, остается недостаточно изученным [8,10,15], что и вызывает актуальность данного исследования.

Цель. Изучить взаимосвязь планирования деторождения, темпов формирования семьи и репродуктивного здоровья беременных женщин.

Материалы и методы исследования

Сбор первичной информации осуществлялся путем социологического опроса рожениц г. Красноярска, данные которого дополнялись сведениями полученные путем изучения медицинской документации (индивидуальная карта беременной и родильницы – форма №111/у).

Объем минимальной репрезентативной совокупности при социологическом опросе определялся по таблице, которую приводит В.Я. Ядов, ссылаясь на расчеты В.И. Паниотто [16]. В г. Красноярске в 2014 г. произошло 18225 родов. Согласно таблице, объём минимальной репрезентативной выборки, соответствующей 5-ти процентному уровню, не превышает 385 единиц.

Анализ заболеваемости беременных женщин проводился на основе Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем, X пересмотра (МКБ-10).

Анализ полученной информации осуществлялся с использованием абсолютных и относительных величин, коэффициентов соотношения. Оценка значимости различий относительных показателей проводилась по критерию t. Полученные учетные признаки были обработаны при помощи программы SPSS for Windows 20.0.

Результаты

Численность женщин фертильного возраста (15-49 лет) в Красноярском крае в 2014 году составляла 730886 человек, из них городских жительниц – 590381 (80,8 %), сельских – 140505 (19,2 %).

В крае за 2014 год 39347 женщин закончили свою беременность родами. Анализ суммарного коэффициента рождаемости показал, что первое место в возрастной структуре рожениц края, приходится на группу женщин 25-29 лет. Второе и третье место, как в целом по краю, так и у сельских жительниц, соответственно на группу женщин 20-24 и 30-34 года, в то время как у городских женщин на группу 30-34 и 20-24 года. Четвертое место, у женщин края и городских жительниц приходится на возрастную группу 35-39 лет, в то время как сельских жительниц на возрастную группу 15-19 лет (рис. 1).

Рис. 1
Рис. 1. Сравнительная характеристика суммарных и возрастных коэффициентов рождаемости женщин Красноярского края, в зависимости от территории проживания (на 1000 женщин соответствующего возраста)

Следует отметить, что такое распределение возрастных коэффициентов рождаемости в крае и по территориям проживания отмечается уже на протяжении всего XXI века.

Учитывая поставленную цель, предусматривающую разделение респондентов на возрастные группы и паритет родов, нами было опрошено 1236 женщин г. Красноярска, у которых беременность закончилась родами.

Для проведения анализа, респондентки были разбиты на 6 возрастных групп:

1-я группа – 56 (4,5 %) женщин в возрасте 15-19 лет;

2-я группа – 288 (23,3 %) женщин в возрасте 20-24 года;

3-я группа – 363 (29,4 %) женщин в возрасте 25-29 лет;

4-я группа – 317 (25,6 %) женщин в возрасте 30-34 года;

5-я группа – 167 (13,5 %) женщин в возрасте 35-39 лет;

6-я группа – 45 (3,6 %) женщин в возрасте 40 лет и старше.

Анализ состояния здоровья респонденток г. Красноярска показал, что в целом, беременность протекала без осложнений у 317 (25,6  ± 1,2 %) женщин, а распространенность заболеваний и патологических состояний, предшествовавших или возникших во время беременности, составляла 1563,1 ± 26,7 ‰. Среднее число заболеваний и патологических состояний на 1 женщину с патологией беременности составило 2,1.

Следует отметить, что распространённость заболеваний и патологических состояний, предшествовавших или возникших во время беременности, увеличивается с возрастом, и в 6-й группе этот показатель в 2,3 раза превышает аналогичный показатель 1-й группы (2533,3  ± 293,8 ‰ против 1107,1 ± 46,0 ‰; p < 0,01). Динамика нарастания показателя распространенности заболеваний и патологических состояний, предшествовавших или возникших во время беременности с увеличением возраста, представлена на рис. 2.

Рис. 2
Рис. 2. Сравнительная характеристика показателя распространенности заболеваний и патологических состояний, предшествовавших или возникших во время беременности по возрастным группам у респонденток г. Красноярска (на 1000 женщин соответствующего возраста)

Одновременно с увеличением показателя распространенности заболеваний и патологических состояний, предшествовавших или возникших во время беременности, с возрастом снижается удельный вес респонденток, у которых беременность протекала без осложнений. Так, удельный вес женщин, у которых беременность протекала без осложнений, у респонденток возрастной группы 40 лет и старше в 2 раза был ниже аналогичной доли возрастной группы женщин 15-19 лет (17,8 % против 35,7 %). Динамика снижения удельного веса респонденток с увеличением возраста, у которых беременность протекала без осложнений, представлена на рис. 3.

Рис. 3
Рис. 3. Сравнительная характеристика удельного веса возрастных групп респонденток, у которых беременность протекала без осложнений (%)

Полученные нами данные, не противоречат данным других исследователей, изучавших здоровье беременных женщин [12,15].

Важными показателями репродуктивного поведения, являются протогенетический и интергенетический интервал, которые характеризуют планирование деторождения и темпы формирования семьи.

В классическом определении, протогенетический интервал, это интервал времени между вступлением в брак и рождением первого ребенка и, как правило, составляет не менее 9 месяцев. Срок менее 9 месяцев свидетельствует либо о добрачном зачатии, либо о преждевременных родах, при этом имеет значение, что принимается за дату вступления в брак – фактическое начало брачной жизни или момент юридического оформления брака. Часто показатели добрачного зачатия, используют для анализа причин юридического оформления брака и разводов, так как рождение ребенка было не планируемо, по крайней мере, одним из супругов.

Интергенетический интервал, интервал между предыдущим и последующим рождением, отражает процесс регулирования деторождения.

Произошедшая сексуальная революция привела к раннему началу половой жизни у девушек-подростков, частой сменой партнеров и трансформации института семьи [1,3,5], что делает неопределенным само понятие «протогенетический интервал» и использование его для анализа репродуктивного здоровья беременных.

Данные о протогенетическом и интергенических интервалах получают по данным социологического опроса, и служат для отражения процесса планирования семьи и темпов формирования структуры семей.

Для расчета величины показателей протогенетического и интергенетического интервала, респондентки были разделены на 3 группы по паритету родов.

По паритету родов, респондентки распределились следующим образом:

  • - первородящие – 735 (59,5 %) женщин;
  • - повторнородящие – 396 (32,0 %) женщин;
  • - многорожавшие (3 и последующие роды) – 105 (8,5 %) женщины.

Распределение респонденток по паритету родов, в зависимости от возрастной группы представлено в табл. 1

Таблица 1

Сравнительная характеристика удельного веса респонденток по паритету родов, в зависимости от возрастной группы (%)

Возрастная группа Паритет родов Всего n = 1236
Первые n = 735 Вторые n = 396 Третьи и последующие n = 105
Абс. % Абс. % Абс. % Абс. %
15-19 лет 55 98,2 1 1,8 - - 56 100,0
20-24 года 252 87,5 35 12,2 1 0,3 288 100,0
25-29 лет 264 72,7 87 24,0 12 3,3 363 100,0
30-34 года 145 45,7 149 47,0 23 7,3 317 100,0
35-39 лет 18 10,8 121 72,5 28 16,7 167 100,0
40 лет и старше 1 2,2 3 6,7 41 91,1 45 100,0

Протогенетический интервал зависит от возраста женщины.

Анализ показал, что протогенетический интервал (рассчитанный от момента заключения брака до рождения первенца), в первой группе составил 6-7 месяцев, во второй группе от 8-9 месяцев, в третьей группе от 8- 48 месяцев, в четвертой группе от 7-24 месяцев, в пятой и шестой группе от 6- 18 месяцев.

Протогенетический интервал (рассчитанный от начала половой жизни до рождения первенца), составил в первой группе от 6 месяцев до 4 лет, во второй группе от 1 года до 9 лет, в третьей группе от 7 до 15 лет, в четвертой группе от 12 до 20 лет, в пятой группе от 21 года до 25 лет, в шестой группе 25 лет.

Анализ интергенетического интервала, в зависимости от порядка рождения и возрастной группы показал, что его величина между первым и вторым рождением ребенка в первой группе составила менее 24 месяцев, во второй группе 15-60 месяцев, в третьей группе 18-84 месяца, в четвертой группе 17-120 месяцев, в пятой группе 24-121 месяц и более, в шестой группе 90-150 месяцев и более.

Величина интергенетического интервала между вторым и третьим рождением составила во второй группе 20 месяцев, в третьей группе от 18 до 84 месяцев, в четвертой группе от 36 до 96 месяцев, в пятой и шестой группах от 60 до 120 месяцев и более.

Обсуждение

Проведённое исследование показало высокий удельный вес рождаемости у респонденток в возрастных группах 25-29 лет и старше 30 лет, при этом во всех группах отмечается значительная доля первых родов (табл.1), что свидетельствует об отстроченном рождении, обусловленными различными причинами, как социального, так и экономического характера, что подтверждается данными и других исследователей [5,6,13].

Нами представляется более правильным рассчитывать протогенетический интервал не с момента заключения официального брака, а с момента начала половой жизни. Это объясняется следующими причинами. Отложенное деторождение, создание семьи и ее структурное формирование, вызывает необходимость предохраняться от нежелательной беременности, и нередко заканчивается прерыванием беременности. Об этом свидетельствуют полученные нами данные из социологического опроса, согласно которым 6,7 % первородящих женщин, закончили первую беременность медицинским абортом. Основная масса женщин для предохранения от нежелательной беременности использовали прерванный половой акт и барьерные методы, только 3,1 % использовали гормональные контрацептивы, а 29,8 % первородящих женщин, вообще не предохранялись. В тоже время, отсрочка деторождения, оказывает существенное влияние на репродуктивное здоровье женщин, за счет возрастного накопления соматической патологии и перенесенных гинекологических заболеваний [2,3,7].

При расчете протогенетического интервала (рассчитанного с момента начала половой жизни) у 735 первородящих женщин показал, что у 41,0 % (301 женщины) он составил менее 10 лет, у 56,0 % (412 женщин) от 10 до 20 лет, у 3,0 % (22 женщины) – 20 лет и более.

Анализ состояния здоровья женщин, у которых протогенетический интервал составлял 10 лет и больше показал, что беременность у них, только в 12,5 % протекала без осложнений, а у имеющих интервал от 20 лет и старше, нормального течения беременности не отмечалось. Распространенность заболеваний и патологических состояний, предшествовавших или возникших во время беременности, соответственно в 1,4 и 1,9 раза превышала показатель для всей выборочной совокупности (соответственно 2179,3 ± 79,0‰ и 2963,9 ± 514,4‰ против 1563,1 ± 26,7 ‰; p < 0,01). Среднее число заболеваний и патологических состояний на 1 женщину с патологией беременности составило соответственно 2,9 и 4,0

Изучение длительности интергенетического интервала показало на преобладание двух моделей формирования структуры семьи. Первая – ускоренное формирование, при которой интергенетический интервал не превышает 24 месяцев, и наиболее часто отмечается в возрастных группах 25-29 лет и 30-34 года, как компенсация отсроченного деторождения. Вторая – замедленная, при которой интергенетический интервал превышает 60 месяцев, которая отмечается практически во всех группах.

Изучение причин отсроченного деторождения, изменения темпов формирования структуры семьи показало на комплекс причин социально-бытового и экономического характера (на которые указывают и другие исследователи [6,9,11]), из которых основными являлись:

  • - необходимость получить или закончить соответствующее выбранной профессии образование;
  • - приобрести экономическую независимость;
  • - приобрести собственное жилье;
  • - недостаток мест в учреждениях дошкольного образования;
  • - практическое отсутствие ясельных групп в дошкольных учреждениях, приводящее к увеличению отпуска по уходу за ребенком, и как следствие снижение доходов, возможность потери работы из-за потери квалификации и т.д.

Выводы

  1. Изменение возрастных коэффициентов рождаемости связано с изменениями в планировании деторождения, которое, в свою очередь, связано с увеличением протогенетического интервала из-за отсрочки деторождения;
  2. Величина протегенетического интервала оказывает существенное влияние на течение беременности, распространенность заболеваний и патологических состояний, предшествующих или возникших во время беременности.
  3. В формировании структуры семьи в основном отмечаются две модели – ускоренная и замедленная, что связано с регулированием деторождения за счет интергенетических интервалов, позволяющих адаптироваться к изменяющимся социально-экономическим условиям;

Список литературы

  1. Боева А.В., Лещенко Я.А. Характеристика брачно-семейных и репродуктивных ориентаций населения. Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра СО РАМН 2011; (3): 70–75.
  2. Галина Т.В., Митковская Е.В., Опарин И.С. Аборт как метод регулирования рождаемости. Общественное здоровье и здравоохранение 2012; (2): 7-9.
  3. Давидян О.В., Давидян К.В. Планирование семьи и охрана репродуктивного здоровья. Молодой учёный 2011; (1): 256-257.
  4. Данишевский К.Д. Репродуктивное здоровье: глобальные цели развития и экономический потенциал России. Экономика здравоохранения 2010; (9-10): 17-26.
  5. Дикке Г.Б. Современные стратегии репродуктивного выбора – мировой и отечественный опыт. Акушерство и гинекология 2015; (3): 5-10.
  6. Капитонов В.Ф., Заговор Р.Н., Капитонов Ф.В. Репродуктивное поведение сельских семей – реакция населения на социально-экономические преобразования в сельском хозяйстве. В мире научных открытий 2011; (4): 338-345.
  7. Максимова Т.М., Белов В.Б., Лушкина Н.П., Никитина С.Ю., Редина М.А. Проблема абортов и пути совершенствования анализа репродуктивного поведения женщин. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2012; (4): 13-17.
  8. Малышкина А.И., Кулигина М.В., Васильева Т.П. Профилактика нарушений репродуктивной функции молодой семьи. Акушерство и гинекология 2013; (3): 94-97.
  9. Осипова Н.А., Зазерская И.Е. Проблемы планирования семьи после родов. Гинекология 2013; (5): 70-75.
  10. Полунина Н.В. Состояние здоровья детей в современной России и пути его улучшения. Вестник Росздравнадзора 2013; (5): 17-24.
  11. Римашевская Н.М. Риски бедности в современной России. Народонаселение 2010; (2): 4-9.
  12. Саидова Р.А., Воробьева Е.В., Монастырная О.А. Значение оценки репродуктивной системы в лечении бесплодия у женщин позднего репродуктивного возраста. Гинекология 2012; (2): 69-74.
  13. Стародубов В.И., Суханова Л.П. Репродуктивные проблемы демографического развития России. Москва: ИД «Менеджер здравоохранения»; 2012. 320 с.
  14. Сухих Г.Т., Шувалова М.П., Фролова О.Г., Ратушняк С.С., Гребенник Т.К., Рябинкина и др. Государственная политика в области охраны здоровья матери и ребёнка – долгосрочные перспективы развития. Акушерство и гинекология 2013; (5): 4-9.
  15. Ушакова Г.А., Николаева Л.Б. Репродуктивное здоровье и репродуктивное поведение женщин. Здравоохранение Российской Федерации 2010; (4): 14-17.
  16. Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. Самара: Урал. кн. изд-во; 1995. 331с.

References:

  1. Boeva A.V., Leshchenko Ya.A. Kharakteristika brachno-semeynykh i reproduktivnykh orientatsiy naseleniya [Characteristics of family - marriage and reproductive orientations of the population]. Byulleten' Vostochno-Sibirskogo nauchnogo tsentra SO RAMN 2011; (3): 70–75. (In Russian).
  2. Galina T.V., Mitkovskaya E.V., Oparin I.S. Abort kak metod regulirovaniya rozhdaemosti [Abortion as a method of birthrate control]. Obshchestvennoe zdorov'e i zdravookhranenie 2012; (2): 7-9. (In Russian).
  3. Davidyan O.V., Davidyan K.V. Planirovanie sem'i i okhrana reproduktivnogo zdorov'ya [Family planning and reproductive health protection]. Molodoy uchenyy 2011; (1): 256-257. (In Russian).
  4. Danishevskiy K.D. Reproduktivnoe zdorov'e: global'nye tseli razvitiya i ekonomicheskiy potentsial Rossii [Reproductive health: global development goals and economic potential of Russia]. Ekonomika zdravookhraneniya 2010; (9-10): 17-26. (In Russian).
  5. Dikke G.B. Sovremennye strategii reproduktivnogo vybora – mirovoy i otechestvennyy opyt [Modern strategies for reproductive behavior choice – international and domestic experience]. Akusherstvo i ginekologiya 2015; (3): 5-10. (In Russian).
  6. Kapitonov V.F., Zagovor R.N., Kapitonov F.V. Reproduktivnoe povedenie sel'skikh semey – reaktsiya naseleniya na sotsial'no-ekonomicheskie preobrazovaniya v sel'skom khozyaystve [Reproductive behavior of rural families as the population’s response to socio-economic transformation in agriculture]. V mire nauchnykh otkrytiy 2011; (4): 338-345. (In Russian).
  7. Maksimova T.M., Belov V.B., Lushkina N.P., Nikitina S.Yu., Redina M.A. Problema abortov i puti sovershenstvovaniya analiza reproduktivnogo povedeniya zhenshchin [The problem of abortion and ways to improve the research of women’s reproductive behavior]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2012; (4): 13-17. (In Russian).
  8. Malyshkina A.I., Kuligina M.V., Vasil'eva T.P. Profilaktika narusheniy reproduktivnoy funktsii molodoy sem'i [Prevention of reproductive function disorders in a young family]. Akusherstvo i ginekologiya 2013; (3): 94-97. (In Russian).
  9. Osipova N.A., Zazerskaya I.E. Problemy planirovaniya sem'i posle rodov [Problems of family planning after childbirth]. Ginekologiya 2013; (5): 70-75. (In Russian).
  10. Polunina N.V. Sostoyanie zdorov'ya detey v sovremennoy Rossii i puti ego uluchsheniya [The health status of children in modern Russia and ways of its improvement]. Vestnik Roszdravnadzora 2013; (5): 17-24. (In Russian).
  11. Rimashevskaya N.M. Riski bednosti v sovremennoy Rossii. [Risks of poverty in modern Russia]. Narodonaselenie 2010; (2): 4-9. (In Russian).
  12. Saidova R.A., Vorob'eva E.V., Monastyrnaya O.A. Znachenie otsenki reproduktivnoy sistemy v lechenii besplodiya u zhenshchin pozdnego reproduktivnogo vozrasta [The importance of reproductive system examination for treatment of the infertility in women of late reproductive age]. Ginekologiya 2012; (2): 69-74. (In Russian).
  13. Starodubov V.I., Suhanova L.P. Reproduktivnye problemy demograficheskogo razvitiya Rossii [Reproductive problems of demographic development of Russia]. Moscow: ID «Menedzher zdravookhraneniya»; 2012. 320p. (In Russian).
  14. Sukhikh G.T., Shuvalova M.P., Frolova O.G., Ratushnyak S.S., Grebennik T.K., Ryabinkina, et al. Gosudarstvennaya politika v oblasti okhrany zdorov'ya materi i rebenka – dolgosrochnye perspektivy razvitiya [The state policy in maternity and child health protection as a long-term development targets]. Akusherstvo i ginekologiya 2013; (5): 4-9. (In Russian).
  15. Ushakova G.A., Nikolaeva L.B. Reproduktivnoe zdorov'e i reproduktivnoe povedenie zhenshchin [Reproductive health and reproductive behavior of women]. Zdravookhranenie Rossiyskoy Federatsii 2010; (4): 14-17. (In Russian).
  16. Yadov V.A. Sotsiologicheskoe issledovanie: metodologiya, programma, metody [Sociological research: methodology, program, methods]. Samara: Ural. kn. izd-vo; 1995. 331p. (In Russian)

Дата поступления: 29.10.2017

Адрес статьи на сайте vestnik.mednet.ru:
http://vestnik.mednet.ru/content/view/935/30/lang,ru/

© «Социальные аспекты здоровья населения» электронный научный журнал, 2018
© Все права защищены!

Просмотров: 993

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 09.01.2018 г. )