КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ФАКТОРОВ РИСКА АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИИ У РАБОТНИКОВ УГОЛЬНЫХ ШАХТ

10.07.2018 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2018-61-3-8

¹Чигисова А.Н., ¹٫²Огарков М.Ю., ¹Максимов С.А.
¹Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний, Россия, г. Кемерово
²Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей – Филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Новокузнецк

COMPREHENSIVE ASSESSMENT OF RISK FACTORS OF ARTERIAL HYPERTENSION IN COAL MINERS
¹Chigisova A.N., ¹٫²Ogarkov M.Y., ¹Maksimov S.A. 

¹Research Institute for Complex Issues of Cardiovascular Diseases, Russian Federation, Kemerovo
²Novokuznetsk State Institute for Further Training of Physicians – Branch of the «Russian Medical Academy of Continuous Professional Education» of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation, Novokuznetsk

Контактная информация: Чигисова Антонина Николаевна, е-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Contacts: Chigisova Antonina Nikolaevna, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Chigisova A.N., http://orcid.org/0000-0001-8147-925X
Ogarkov M.Y. http://orcid.org/0000-0002-7252-4845
Maksimov S.A. http://orcid.org/0000-0003-0545-2586
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.

Резюме

Актуальность. Неблагоприятные условия труда обусловливают ухудшение здоровья работников, а возникновение артериальной гипертензии служит препятствием для продолжения трудовой деятельности.

Цель. Комплексная оценка факторов риска артериальной гипертензии у работников угольных шахт Кемеровской области.

Методы. Рассчитаны суммарная нагрузка факторами риска и добавочный к популяционному риск артериальной гипертензии у работников угольных шахт (n=1915). Сравнение результатов проводили с выборкой мужского населения Кемеровской области в рамках исследования ЭССЕ-РФ (n=700).

Результаты работы. Изучаемая популяция характеризовалась лучшим состоянием здоровья по сравнению с референтной группой. У работников отмечены низкая частота дополнительного употребления в пищу поваренной соли, «привычного» храпа, в молодом возрасте – ожирения, в старшей возрастной группе – проживания без семьи. Также работники характеризуются высокой распространенностью курения, в старшей возрастной группе – злоупотребления алкоголем. Наименьшая нагрузка факторами риска артериальной гипертензии в 18-35 лет у работников, обслуживающих горную технику и электрооборудование, горнорабочих подземных и проходчиков (-1,6%). С увеличением возраста изменились добавочные риски артериальной гипертензии во всех профессиональных группах. В 36-45 лет вероятность артериальной гипертензии у работников, обслуживающих горную технику и электрооборудование, составила -0,5%, у горнорабочих подземных и проходчиков – -0,4%. В группе руководителей отмечен «плавный» рост добавочного риска артериальной гипертензии (-0,9%). В 46-69 лет добавочный риск увеличился до -0,2% у горнорабочих подземных, проходчиков и руководителей. У работников, обслуживающих горную технику и электрооборудование, добавочный риск не изменился (-0,5%).

Выводы. Работники угольных шахт характеризуются низкой распространённостью факторов риска и суммарным обусловленным этими факторами добавочным риском артериальной гипертензии по сравнению с общей популяцией. C возрастом различия между работниками и общей популяцией снижаются, что связано, по-видимому, с негативным воздействием условий труда. Полученные результаты указывают на необходимость дифференцированного подхода к стандартным мероприятиям по профилактике артериальной гипертензии в зависимости от выраженности воздействия неблагоприятных профессиональных факторов.

Ключевые слова: артериальная гипертензия; факторы риска; популяционный риск; шахтеры; неблагоприятные условия труда.

Abstract

Significance. Negative working conditions result in health deterioration in workers; onset of arterial hypertension becomes an obstacle to continuation of work.

Purpose. Comprehensive assessment of risk factors of arterial hypertension in coal miners in the Kemerovo Region.

Methods. Total load of risk factors and additional risk of arterial hypertension in coal miners have been calculated (n=1915). Results were compared with the sample of the male population of the Kemerovo region within the framework of the ESSE-RF study (n=700).

Results. The studied population is characterized by better health status compared to the reference group. Workers had a low incidence of additional intake of salt, apnea, obesity in young age, and living alone without family in older ages. Workers are also characterized by high prevalence of smoking and, in older ages – by alcohol abuse. In workers aged 18-35 maintenance technicians of mining equipment and electrical equipment aged, underground miners and drifters had the least load of risk factors of arterial hypertension (1.6%).

Additional risks of arterial hypertension change with age across all occupational groups. In workers aged 36-45, the risk of arterial hypertension among maintenance technicians of mining and electrical equipment equaled to 0.5%, and among underground miners and drifters – to 0.4%. In the group of managers, there was a gradual increase in the additional risk of arterial hypertension (0.9%). In people aged 46-69, the additional risk increased to 0.2% among underground miners, sinkers and managers.

The additional risk remained unchanged among maintenance technicians of mining equipment and electrical equipment (0.5%).

Conclusions. Miners are characterized by a low prevalence of risk factors compared to the general population, as well as the total additional risk of arterial hypertension. However, with age, the difference between workers and the general population is narrowing due to negative impact of the working conditions. The results indicate a need for a differentiated approach to standard activities aimed at preventing arterial hypertension depending upon intensity of the negative occupational factors.

Keywords: arterial hypertension; risk factors; population risk; miners; negative working conditions.

Введение.

Наиболее распространенным заболеванием сердечно-сосудистой системы во всём мире считают артериальную гипертензию (АГ). В Российской Федерации отмечается высокая частота АГ среди взрослого населения, которая составляет около 40 % [15]. Причины, способствующие развитию данного заболевания, разнообразны, в многочисленных исследованиях подчеркивается высокая значимость генетических, поведенческих и профессиональных факторов [22,23].

По данным Федеральной службы Государственной статистики Российской Федерации, при добыче полезных ископаемых около 30,8% работников заняты в условиях воздействия повышенных уровней физических факторов [11]. В российских и зарубежных исследованиях показано, что работа в условиях угольных шахт связана с воздействием комплекса неблагоприятных факторов на организм сотрудника, вследствие чего требуются значительные резервы здоровья [21]. Отмечается, что после трех лет работы в подземных условиях происходят изменения на цитологическом уровне в миокарде и сосудах [1]. Часто у работников, признанных относительно благополучными по состоянию здоровья и не имеющих заболеваний, которые служат препятствием для трудовой деятельности в данных условиях, обнаруживается один или несколько поведенческих факторов риска АГ. При этом лица с отклонениями в состоянии здоровья вынуждены уходить из профессии, что сопровождается искусственным снижением распространенности болезней системы кровообращения в профессиональной когорте [6].

Несмотря на многочисленные исследования по проблеме АГ, для относительно здоровых лиц, работающих в угледобывающей отрасли, отсутствуют критерии прогнозирования риска развития данного заболевания. Как правило, выявление АГ осуществляется непосредственно при прохождении медицинского осмотра для определения возможности допуска к работе в подземных условиях [9]. В профилактике АГ используются стандартные подходы, не учитывающие популяционные особенности распространения факторов ее риска в данной группе работников. Таким образом, оценка нагрузки ФР АГ, а также добавочных рисков данного заболевания в исследуемой когорте населения представляется целесообразной в профилактических аспектах.

Цель – провести комплексную оценку факторов риска артериальной гипертензии у работников угольных шахт Кемеровской области.

Материал и методы.

Для исследования выбраны две крупные угольные шахты Кемеровской области, с устойчивыми темпами развития, которые считают значимыми для промышленности региона благодаря добыче угля ценных марок. Методом получения информации о состоянии здоровья служили медицинские осмотры. Исследованием охвачены все работники мужского пола (n=1915), у которых путем анкетирования, клинического обследования и биохимического исследования получена информация о ФР АГ. Условия труда оценивались по результатам аттестации рабочих мест [13]. В угольных шахтах основными неблагоприятными факторами являлись тяжесть и напряженность труда, запыленность, воздействие шума и вибрации [17]. По уровню влияния производственных факторов на состояние здоровья выделены 3 исследуемые группы. В первой группе экспонирование неблагоприятными факторами было незначительным. Данная группа представлена руководителями среднего и старшего звена, диспетчерами и другими профессиями, труд которых не связан с пребыванием в шахте в течение всей рабочей смены (n=825). Во вторую группу включены машинисты горных и подземных установок, горномонтажники подземные и электрослесари (n=496) с уровнем воздействия производственных факторов 2-3 степени. Наиболее неблагоприятные условия труда (3-4 степень вредности) в третьей группе, которую составили горнорабочие подземные и проходчики (n=594).

Наиболее длительный стаж работы в подземных условиях имели работники второй группы – 16,7±8,9 лет; в первой и третьей группах подземный стаж не различался – 14,1±9,2 лет и 14,4±8,9 лет (р=0,57).

В качестве параметров прогноза АГ рассматривали отсутствие высшего образования, проживание без семьи, курение, злоупотребление алкоголем и солью, гиперхолестеринемию, гипергликемию, ожирение и «привычный» храп. Наличие семьи отмечалось при постоянном совместном проживании с супругом вне зависимости от регистрации брака. Курящими считались лица, выкуривающие 1 и более сигарет в сутки. Статус употребления алкоголя оценивали как чрезмерный при употреблении более 168 грамм этанола в неделю. Измерение артериального давления проводилось по методике ВОЗ/МОАГ (2003 г). Диагноз АГ выставлялся в соответствии с рекомендациями РМОАГ/ВНОК (2010 г) лицам с артериальным давлением ≥ 140/90 мм рт. ст. или принимавшим антигипертензивные препараты во время исследования по поводу ранее установленного диагноза АГ. Наличие ожирения определяли согласно критериям ВОЗ при индексе Кетле ≥ 30 кг/м2. Гиперхолестеринемию классифицировали при уровне общего холестерина более 5,0 ммоль/л, гипергликемию – при концентрации глюкозы в венозной плазме более 6,1 ммоль/л.

В качестве группы сравнения использовали случайную популяционную выборку мужского населения Кемеровской области (700 человек) в возрасте 25-65 лет, полученную в рамках исследования ЭССЕ-РФ [18]. Следует отметить, что в данной популяции наблюдается реальная распространенность АГ, а также факторов ее риска, без «занижения» данных показателей вследствие законодательно закрепленного профессионального отбора [9]. Профессиональная структура жителей Кемеровской области характеризовалась преобладанием профессий умственного труда (n=219), в меньшей степени встречались профессии физического (n=192) и операторского труда (n=139), а также не работающие лица (n=150).

Возрастная структура работников угледобывающих предприятий и референсной группы следующая: 18-35 лет – 36,6% (в референсной группе – 24,4%), 36–45 лет – 30,3% (в референсной группе – 21,9%), 46-69 лет – 33,1% (в референсной группе – 53,7%).

Статистическая обработка предусматривала три последовательных этапа комплексной оценки ФР АГ. На первом этапе рассчитывали распространенность ФР данного заболевания. Значимость различий частот ФР оценивали с помощью критерия Хи-квадрат Пирсона.

На втором этапе определяли нагрузку ФР АГ с помощью деревьев классификации (метод дискриминантного одномерного ветвления для категориальных и порядковых предикторов). Критический уровень статистической значимости для выбора переменной ветвления (для деревьев классификации) принимались 0,05. Нагрузка ФР АГ в каждой группе рассчитана по формуле [7]:

Р=Σ(R×C)n,

где Р – нагрузка факторами риска артериальной гипертензии (в условных единицах); R – отношение распространенности факторов риска в изучаемых группах; С – вклад фактора риска в вероятность развития артериальной гипертензии в изучаемых группах (в условных единицах).

На третьем этапе рассчитывали добавочный к популяционному риск АГ, который позволяет оценить дополнительную вероятность данного заболевания в группах с одинаковой и/или низкой распространенностью АГ. Для этого полученные показатели суммарной нагрузки ФР АГ переводили в добавочный к популяционному риск АГ по следующей формуле:

∆P=(Pгр-Рв)*B/100,

где ∆P – добавочный к популяционному риск артериальной гипертензии, обусловленный нагрузкой факторами риска (в %), Pгр – суммарная нагрузка факторами риска в группах работающих (в условных единицах); Рв – суммарная нагрузка факторами риска в группе сравнения (в условных единицах); В – коэффициент регрессии, характеризующий связь частоты артериальной гипертензии с нагрузкой факторами риска.

Статистически значимыми считали показатели при р<0,05, приближающиеся к статистически значимым при 0,1>р>0,05. Для устранения влияния фактора «возраст» в группах проводилась прямая стандартизация.

Результаты.

В референсной группе вклад ФР в вероятность развития АГ составляет в порядке снижения (в условных единицах): ожирение – 100, «привычный» храп – 28, гиперхолестеринемия – 21, отсутствие высшего образования – 15, гипергликемия – 11, курение – 7, дополнительное использование в пищу поваренной соли – 6, проживание без семьи – 5, злоупотребление алкоголем – 3.

Работники угольных шахт характеризуются низкими значениями нагрузки ФР АГ по сравнению с референсной группой. Так, суммарные нагрузки у работников до 35 лет меньше в первой группе в 1,6 раза, во второй и третьей группах – в 1,7 раза по сравнению с референсной группой (табл. 1).

Таблица 1

Распространенность факторов риска артериальной гипертензии (стандартизированная на возраст) и нагрузка факторами ее риска (в условных единицах) в профессиональных группах работников угольных шахт в возрасте 18-35 лет.

Показатель Референсная группа (%) Группы работающих (%)
Все работники Первая группа Вторая группа Третья группа
Гиперхолестеринемия 33,5 (n=57) 41,6** (n=236) 45,7** (n=98) 36,7 (n=51) 39,7 (n=85)
Гипергликемия 3,5 (n=6) 7,5* (n=42) 5,9** (n=13) 9,8* (n=14) 8,0* (n=17)
«Привычный» храп 57,0 (n=90) 38,5* (n=264) 43,2* (n=123) 36,9* (n=60) 32,3* (n=78)
Дополнительное употребление поваренной соли 42,7 (n=73) 31,2* (n=218) 31,3** (n=91) 26,3** (n=42) 34,5 (n=85)
Ожирение 21,2 (n=36) 9,6* (n=67) 12,1 (n=35) 6,6* (n=11) 8,6* (n=21)
Злоупотребление алкоголем 15,8 (n=27) 14,0 (n=98) 11,3 (n=33) 18,2 (n=29) 14,3 (n=35)
Курение 40,4 (n=69) 67,7* (n=474) 61,6* (n=180) 75,4* (n=122) 69,7* (n=171)
Проживание без семьи 24,6 (n=42) 32,4* (n=226) 32,2** (n=94) 28,0 (n=45) 35,7* (n=87)
Отсутствие высшего образования 51,5 (n=88) 70,9* (n=495) 59,0 (n=173) 84,4* (n=135) 76,3* (n=187)
Нагрузка факторами риска артериальной гипертензии 196,0 119,2 124,5 116,2 114,7

Примечание:
* - различия с референсной группой статистически значимые (р<0,05);
** - различия с референсной группой приближаются к статистически значимым (0,1>р>0,05).

У лиц в 36-45 лет показатели нагрузки меньше в первой группе в 1,6 раза, во второй и третьей группах – в 1,4 раза (табл. 2).

Таблица 2

Распространенность факторов риска артериальной гипертензии (стандартизированная на возраст) и нагрузка факторами ее риска (в условных единицах) в профессиональных группах работников угольных шахт в возрасте 36-45 лет.

Показатель Референсная группа (%) Группы работающих (%)
Все работники Первая группа Вторая группа Третья группа
Гиперхолестеринемия 50,0 (n=76) 55 (n=257) 59,4 (n=111) 50,9 (n=66) 51,4 (n=78)
Гипергликемия 2,7 (n=4) 5,6* (n=26) 8,1* (n=15) 4,9 (n=6) 5,2 (n=8)
«Привычный» храп 80,9 (n=114) 50,1* (n=285) 48,9* (n=113) 49,3* (n=78) 52,5* (n=94)
Дополнительное употребление поваренной соли 45,1 (n=69) 32,6* (n=189) 33,3** (n=80) 28,9* (n=46) 34,8 (n=63)
Ожирение 27,5 (n=42) 19,2 (n=112) 16,5 (n=40) 21,4 (n=34) 21,6 (n=39)
Злоупотребление алкоголем 19,0 (n=29) 17,3 (n=100) 13,4 (n=32) 19,5 (n=31) 19,9 (n=36)
Курение 43,1 (n=66) 59,7* (n=347) 56* (n=135) 64,1* (n=102) 60,7* (n=110)
Проживание без семьи 16,5 (n=25) 12,5 (n=72) 12,9 (n=31) 13,9 (n=22) 11,5 (n=21)
Отсутствие высшего образования 41,2 (n=63) 82,3* (n=476) 66,3* (n=159) 93,7* (n=148) 92,9* (n=168)
Нагрузка факторами риска артериальной гипертензии 241,6 162,5 148,1 170,8 174,7

Примечание:
* - различия с референсной группой статистически значимые (р<0,05);
** - различия с референсной группой приближаются к статистически значимым (0,1>р>0,05).

У работников старше 46 лет суммарные нагрузки в первой и третьей группах меньше в 1,7 раза, во второй группе – в 1,8 раза по сравнению с нагрузкой в популяции жителей Кемеровской области (табл. 3).

Таблица 3

Распространенность факторов риска артериальной гипертензии (стандартизированная на возраст) и нагрузка факторами ее риска (в условных единицах) в профессиональных группах работников угольных шахт в возрасте 46-69 лет.

Показатель Референсная группа (%) Группы работающих (%)
Все работники Первая группа Вторая группа Третья группа
Гиперхолестеринемия 59,1 (n=221) 61,5 (n=295) 61,5 (n=113) 51,1 (n=79) 68,8** (n=98)
Гипергликемия 15,2 (n=57) 7,2* (n=34) 7,4* (n=13) 9,4* (n=15) 2,7 (n=5)
«Привычный» храп 74,0 (n=253) 59,4* (n=369) 63,6* (n=179) 42,6* (n=74) 60,0* (n=100)
Дополнительное употребление поваренной соли 48,0 (n=179) 36,9* (n=233) 41,5 (n=120) 31,8* (n=56) 24,5* (n=41)
Ожирение 33,0 (n=121) 24,3** (n=154) 25,4 (n=74) 21,7 (n=38) 23,2 (n=39)
Злоупотребление алкоголем 9,9 (n=37) 14,9* (n=94) 13,6* (n=39) 12,5* (n=22) 20,7* (n=34)
Курение 49,2 (n=185) 53,0 (n=335) 54,7 (n=159) 46,1 (n=81) 49,9 (n=83)
Проживание без семьи 22,2 (n=83) 10,1* (n=64) 12,0 (n=35) 6,9* (n=12) 7,3* (n=12)
Отсутствие высшего образования 43,1 (n=162) 86,9* (n=550) 81,5* (n=237) 90,0* (n=157) 96,1* (n=160)
Нагрузка факторами риска артериальной гипертензии 310,8 182,2 186,3 168,6 187,7

Примечание:
* - различия с референсной группой статистически значимые (р<0,05);
** - различия с референсной группой приближаются к статистически значимым (0,1>р>0,05).

Регрессионный анализ показал наличие прямой сильной связи между частотой АГ и значениями нагрузки ФР в исследуемых группах: коэффициент регрессии составляет 0,8 при р=0,0009. Полученный В-коэффициент равен 0,19, что свидетельствует об увеличении добавочного к популяционному риска АГ в группах работников на 0,19% при увеличении нагрузки ФР на 1 условную единицу. Данный коэффициент применялся в приведенном выше уравнении перевода суммарной нагрузки ФР АГ в добавочный к популяционному риск АГ.

Добавочный к популяционному риск АГ, обусловленный нагрузкой ФР, у работников угольных шахт характеризуется следующими особенностями. Во всех возрастных группах работников добавочный риск ниже референсных значений. При этом наименьшие значения добавочного риска выявлены до 35 лет во второй и третьей группах (-1,6%), в 36-45 лет (-0,9%) – в первой группе, старше 46 лет (-0,5%) – во второй группе (рис. 1).

Рис. 1
Рис. 1. Добавочный к популяционному риск артериальной гипертензии у работников угольных шахт.

В возрасте до 35 лет добавочный риск у работников первой группы составляет -1,4% за счет низкой по сравнению с популяцией жителей Кемеровской области распространенности «привычного» храпа в 1,3 раза (р<0,05), дополнительного использования в пищу поваренной соли в 1,4 раза (0,1>р>0,05) (таблица 1). В то же время в рассматриваемой группе выше популяционной частота курения в 1,5 раза (р<0,05), гипергликемии в 1,7 раза, проживания без семьи в 1,3 раза (0,1>р>0,05).

В возрасте 36-45 лет добавочный риск в первой группе увеличивается до значения -0,9%, но при этом остается ниже, чем в других профессиональных группах того же возраста. Это обусловлено низкой распространенностью «привычного» храпа в 1,6 раза (р<0,05), избыточного потребления поваренной соли в 1,4 раза (0,1>р>0,05) по сравнению с референсной группой (таблица 2). Также первая профессиональная группа в возрасте 36-45 лет характеризуется высокой частотой курения и гипергликемии (в 1,3 и 3 раза) и низкого образовательного статуса в 1,6 раза (р<0,05).

В старшей возрастной группе добавочный риск увеличивается до -0,2%, тем самым приближается к значениям в группе сравнения. У работников старше 46 лет отмечается низкая распространенность гипергликемии (в 2 раза), «привычного» храпа (в 1,2 раза) (р<0,05) (таблица 3). В то же время в этой группе высокая частота низкого образовательного статуса (в 1,9 раза) и злоупотребления алкоголем (в 1,4 раза) (р<0,05).

Добавочный к популяционному риск АГ во второй группе работников в возрасте до 35 лет составляет -1,6%. В данной группе по сравнению с референсной группой низкая распространенность ожирения (в 3,2 раза), «привычного» храпа (в 1,5 раза) (р<0,05), избыточного потребления поваренной соли (в 1,6 раза) (0,1>р>0,05) (таблица 1). В изучаемой группе выше частота курения и гипергликемии (в 1,9 и 2,8 раза), низкого образовательного статуса в 1,6 раза (р<0,05).

В 36-45 лет добавочный риск увеличивается до -0,5%. Работники характеризуются низкой распространенностью дополнительного использования в пищу поваренной соли и «привычного» храпа в 1,6 раза, и высокой – курения и низкого образовательного статуса – в 1,5 раза и в 2,3 раза, р<0,05 (таблица 2).

В старшей возрастной группе добавочный риск остался прежним: -0,5%. Изучаемая группа работников отличается от популяции жителей Кемеровской области низкой частотой гипергликемии (в 1,6 раза), проживания без семьи (в 3,2 раза), «привычного» храпа и избыточного употребления в пищу поваренной соли – в 1,7 и 1,5 раза, р<0,05 (таблица 3).

Добавочный риск у работников третьей группы до 35 лет составляет -1,6% за счет низкой распространенности ожирения и «привычного» храпа – в 2,5 и 1,8 раз, р<0,05 (таблица 1). Изучаемая группа характеризуется высокой частотой курения и гипергликемии (в 1,7 и 2,3 раза), низкого образовательного статуса и проживания без семьи (в 1,5 и 1,4 раза) (р<0,05).

В 36-45 лет у работников третьей группы увеличение добавочного риска до -0,4% обусловлено большей распространенностью курения и низкого образовательного статуса (в 1,4 и 2,3 раза), чем в группе сравнения, р<0,05 (таблица 2). В то же время у работников ниже частота «привычного» храпа (в 1,5 раза) по сравнению с референсной группой.

В возрасте старше 46 лет добавочный риск в третьей профессиональной группе увеличивается до -0,2% по сравнению с предыдущим значением, тем самым приближается к риску АГ в популяции жителей Кемеровской области. У работников данной группы отмечена низкая распространенность проживания без семьи (в 3 раза), «привычного» храпа (в 1,2 раза), избыточного потребления поваренной соли (в 2 раза), р<0,05 (таблица 3). Также работники характеризуются высокой частотой злоупотребления алкоголем и низкого образовательного статуса – в 2,1 и 2,2 раза (р<0,05).

Обсуждение

Проведенное исследование позволило определить значение модифицируемых ФР АГ в прогнозе развития данного заболевания у работников угольных шахт. В целом, изучаемая популяция характеризуется лучшим состоянием здоровья по сравнению с жителями Кемеровской области согласно значениям суммарной нагрузки ФР АГ. Так, у работников отмечается низкая частота употребления в пищу поваренной соли и «привычного» храпа, в молодом возрасте – ожирения. Тем не менее, наиболее значимым ФР, ассоциированным с возникновением АГ, считают ожирение [2,5]. При этом наблюдается меньшая вероятность ожирения в профессиях физического труда по сравнению с умственным [20], что соответствует результатам настоящего исследования. Низкий показатель суммарной нагрузки обусловлен и меньшей распространенностью «привычного» храпа. Данный ФР является компонентом синдрома обструктивного апноэ сна и способствует развитию АГ [8]. Также с повышением артериального давления ассоциируется дополнительное употребление в пищу поваренной соли [12]; вместе с тем, для работников угольных шахт отмечена низкая распространенность этого ФР АГ по сравнению с референсной группой.

Благоприятным фактором, способствующим сохранению здоровья, считают проживание с семьей. В старшей возрастной группе наличие собственной семьи отмечали около 90% работников. Проживание с семьей ассоциируется со снижением проявлений тревожности и способствует лучшей адаптации к работе в условиях высокого риска для здоровья и жизни [14].

В настоящее время обоснована взаимосвязь между поведенческими ФР, уровнем образования и наличием тревожных расстройств, а также показана их роль в развитии АГ [15]. Так, низкий образовательный статус работников ассоциируется с недостаточной осведомленностью о высокой опасности для здоровья курения и злоупотребления алкоголем, а также с отсутствием мотивации к отказу от вредных привычек [3]. В настоящем исследовании работники угольных шахт характеризовались низким образовательным статусом, особенно среди рабочих специальностей, что связано со спецификой профессиональной деятельности. При этом распространенность курения оказалась высокой. В старшей возрастной группе работников отсутствует тенденция снижения частоты злоупотребления алкоголем по сравнению с общей популяцией. Труд шахтеров ассоциирован с высокой степенью сложности и ответственности при выполнении ряда задач, а также с монотонностью нагрузок при обычном режиме работы [4]. В таких условиях курение и злоупотребление алкоголем рассматриваются работником как простые и доступные способы, уменьшающие эмоциональное напряжение [19].

По данным литературы, работники угольных предприятий подвержены интоксикации различными вредными веществами, что сопровождается развитием хронической гипоксии в различных органах и системах [16]. Так, в молодом возрасте у работников наблюдаются изменения углеводного обмена, проявляющиеся более высокими показателями глюкозы натощак. Вместе с тем, возникновение сахарного диабета приводит к исключению из профессии лиц, имеющих данное заболевание. Прежде всего, это связано с жесткими, законодательно утвержденными требованиями к состоянию здоровья при проведении работ в подземных условиях [9].

Факторы, связанные с трудовым процессом, в организованной популяции работников реализуются не в равной степени. В результате вероятность возникновения АГ в профессиональных группах различается. По нашим данным, наименьший риск развития АГ в 18-35 лет в третьей группе – у работников, обслуживающих горную технику и электрооборудование, горнорабочих подземных и проходчиков.

Увеличение возраста работников обусловливает изменения добавочных рисков АГ во всех профессиональных группах. Так, в 36-45 лет у шахтеров-подземников наблюдается значительное увеличение добавочных рисков данного заболевания вследствие выраженного влияния на организм физических факторов рабочей среды [10]. При этом в группе руководителей происходит «плавный» рост добавочного риска АГ за счет незначительного воздействия физических факторов, и высокого – эмоциональных нагрузок. В старшей возрастной группе дальнейшее увеличение добавочного риска АГ обнаруживается в профессиях с различными условиями труда, у горнорабочих подземных, проходчиков и руководителей. У работников, обслуживающих горную технику и электрооборудование, добавочный риск АГ не изменился.

Заключение

Таким образом, работники угольных шахт характеризуются низкими показателями суммарной нагрузки факторами риска артериальной гипертензии по сравнению с общей популяцией Кемеровской области. Это может быть связано с законодательно закрепленным профессиональным отбором и «стихийным» самоотбором в неблагоприятных условиях труда. Уже после 35 лет различия между работниками и общей популяцией существенно снижаются, особенно у лиц подземных специальностей. У руководителей градиент снижения различий менее выражен, что может быть связано с меньшим экспонированием неблагоприятными факторами условий труда. Наиболее высокий риск артериальной гипертензии наблюдается среди горнорабочих подземных и проходчиков. Полученные результаты указывают на необходимость дифференцированного подхода к стандартным мероприятиям по профилактике артериальной гипертензии в зависимости от выраженности воздействия неблагоприятных профессиональных факторов.

Библиография

  1. Бондарев О.И., Таксанов П.А., Сурков А.М., Каширин Б.Г., Рыкова О.В. Судебно-медицинская экспертиза поражений сердечной мышцы у шахтеров Кузбасса по результатам аутопсий. Вестник судебной медицины 2013; 2(1): 17-20.
  2. Драпкина О.М., Попова И.Р. Роль ожирения в развитии артериальной гипертензии и неалкогольной жировой болезни печени. Consilium Medicum 2012; (12): 72-76.
  3. Жужлова Н.Ю., Кром И.Л., Сазанова Г.Ю. Социальные детерминанты артериальной гипертензии. Психосоматические и интегративные исследования 2015; (1): 0203.
  4. Кашанская Е.П., Лопес Е.Г. Комплексная оценка психологической безопасности профессиональной деятельности шахтеров. Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности 2014; (4): 145-148.
  5. Маев И.В., Андреев Д.Н., Дичева Д.Т., Гречко А.В., Пенкина Т.В. Неалкогольная жировая болезнь печени: современное состояние проблемы. Медицинский вестник МВД. 2012; 6 (61): 35-40.
  6. Максимов С.А., Артамонова Г.В. Гигиеническая характеристика условий труда и распространенность артериальной гипертензии. Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний 2014; (4): 47-52.
  7. Максимов С.А., Скрипченко А.Е., Артамонова Г.В. Интегральная оценка факторов риска профессиональной обусловленности артериальной гипертензии. Российский кардиологический журнал 2015; 120(4): 38-42.
  8. Маркин А.В., Мартыненко Т.И., Костюченко Г.И., Цеймах И.Я., Шойхет Я.Н. Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний у больных с синдромом обструктивного апноэ сна (обзор). Клиницист 2014; (1): 15-21.
  9. Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), и Порядка проведения предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда: Приказ Минздравсоцразвития России от 12 апреля 2011 года №302н, приложение 2, п. 12. [Интернет]. URL: https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=216975 (Дата посещения: 08.11.2017).
  10. Окс Е.И., Куракин В.А., Абашкин А.О. Оценка условий труда и расчет допустимого (безопасного) стажа основных профессий угольных шахт Кузбасса. Медицина труда и экология человека 2015; (3): 147-150.
  11. Попова А.Ю. Состояние условий труда и профессиональная заболеваемость в Российской Федерации. Медицина труда и экология человека 2015; (3): 7-13.
  12. Потешкина Н.Г. Потребление соли. Почки как орган-мишень. Часть IV. Российский кардиологический журнал 2013; (6): 68-75.
  13. Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда: Руководство Р 2.2.2006–05 от 29 июля 2005 года. [Интернет]. URL: https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=92758 (Дата посещения: 16.11.2017).
  14. Цымбал А.В., Бочаров В.В., Хрусталева Н.С., Карпова Э.Б. Психологическая работа с шахтерами, пережившими витальную угрозу в аварийной ситуации. Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности 2014; (4): 343-349.
  15. Чазова И.Е., Ощепкова Е.В., Жернакова Ю.В. Диагностика и лечение артериальной гипертонии. Клинические рекомендации. Кардиологический Вестник 2015; (1): 3-30.
  16. Чурляев Ю.А., Романов А.А., Данцигер Д.Г., Суржикова Г.С., Кан С.Л., Лукашев К.В. и др. Изменение эритрона у шахтеров-подземников при различном стаже подземных работ. Общая реаниматология 2012; 8(6): 47.
  17. Шляпников Д.М., Шур П.З., Власова Е.М., Алексеев В.Б., Лебедева Т.М. Профессиональный риск развития болезней системы кровообращения у работников, занятых на выполнении подземных горных работ. Медицина труда и промышленная экология 2015; (8): 6-9.
  18. Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний в различных регионах России (ЭССЕ-РФ). Обоснование и дизайн исследования. Профилактическая медицина 2013; 16(6): 25-34.
  19. Azagba S, Sharaf MF. The effect of job stress on smoking and alcohol consumption. Health Economics Review 2011; (1): 15.
  20. Choi BK, Schnall PL, Yang H, Dobson M, Landsbergis P, Israel L et al. Sedentary Work, Low Physical Job Demand, and Obesity in US Workers. American Journal of Industrial Medicine 2010; 53(11): 1088-101.
  21. Mungan AG, Can M, Kıran S, Acıkgoz S, Guven B. Determinants of plasma homocysteine in coal miners. Acta biochimica polonica 2013; 60(3): 443–449.
  22. Qian QZ, Cao XK, Shen FH, Wang Q. Correlations of smoking with cumulative total dust exposure and cumulative abnormal rate of pulmonary function in coal-mine workers. Experimental and therapeutic medicine 2016; (12): 2942-2948.
  23. Swami SS, Swami SC, Patil VW, Kanhere AM. Hypertension and diabetes in India: a review. International Journal of Clinical Biochemistry and Research 2015; 2(1): 54-58.

References

  1. Bondarev OI, Taksanov PA, Surkov AM, Kashirin BG, Rykova OV. Sudebno-meditsinskaya ekspertiza porazheniy serdechnoy myshtsy u shakhterov Kuzbassa po rezul'tatam autopsiy [Forensic and medical examination of the heart muscle injuries based on the results of autopsies in the Kuzbass coal miners]. Vestnik sudebnoy meditsiny 2013; 2(1): 17-20. (in Russian).
  2. Drapkina OM, Popova IR. Rol' ozhireniya v razvitii arterial'noy gipertenzii i nealkogol'noy zhirovoy bolezni pecheni [The role of obesity in the development of arterial hypertension and non-alcoholic fatty liver disease]. Consilium Medicum 2012; (12): 72-76. (in Russian).
  3. Zhuzhlova NY, Krom IL, Sazanova GY. Sotsial'nye determinanty arterial'noy gipertenzii [Social determinants of hypertension]. Psikhosomaticheskie i integrativnye issledovaniya 2015; (1): 0203. (in Russian).
  4. Kashanckaya EP, Lopes ЕG. Kompleksnaya otsenka psikhologicheskoy bezopasnosti professional'noy deyatel'nosti shakhterov [Comprehensive assessment of psychological security of coal miners’ professional work]. Lichnost' v ekstremal'nykh usloviyakh i krizisnykh situatsiyakh zhiznedeyatel'nosti 2014; (4): 145-148. (in Russian).
  5. Maev I.V., Andreev D.N., Dicheva D.T., Grechko A.V., Penkina T.V. Nealkogol'naya zhirovaya bolezn' pecheni: sovremennoe sostoyanie problemy. [Nonalcoholic fatty liver disease: current status of the problem]. Meditsinskiy vestnik MVD 2012; 6 (61): 35-40. (in Russian).
  6. Maksimov SA, Artamonova GV. Gigienicheskaya kharakteristika usloviy truda i rasprostranennost' arterial'noy gipertenzii [Hygienic characteristic of working conditions and prevalence of arterial hypertension]. Kompleksnye problemy serdechno-sosudistykh zabolevaniy 2014; (4): 47-52. (in Russian).
  7. Maksimov SA, Skripchenko AE, Artamonova GV. Integral'naya otsenka faktorov riska professional'noy obuslovlennosti arterial'noy gipertenzii [Integral assessment of work-related arterial hypertension risk factors]. Rossiyskiy kardiologicheskiy zhurnal 2015; (4): 38-42. (in Russian).
  8. Markin AV, Martynenko TI, Kostyuchenko GI, Tseimakh IY, Shoikhet YN. Faktory riska serdechno-sosudistykh zabolevaniy u bol'nykh s sindromom obstruktivnogo apnoe sna (obzor) [Cardiovascular risk factors in patients with obstructive sleep apnea syndrome (a review)]. Klinitsist 2014; (1): 15-21. (in Russian).
  9. Ob utverzhdenii perechney vrednykh i (ili) opasnykh proizvodstvennykh faktorov i rabot, pri vypolnenii kotorykh provodyatsya predvaritel'nye i periodicheskie meditsinskie osmotry (obsledovaniya), i Poryadka provedeniya predvaritel'nykh i periodicheskikh meditsinskikh osmotrov (obsledovaniy) rabotnikov, zanyatykh na tyazhelykh rabotakh i na rabotakh s vrednymi i (ili) opasnymi usloviyami truda [About the approval of the lists of harmful and (or) dangerous production factors and works at which preliminary and periodic medical examinations are conducted, and the Procedure for providing preliminary and periodic medical examinations for workers engaged in heavy works and works with harmful and (or) dangerous working conditions]. Prikaz Minzdravsotsrazvitiya Rossii ot 12 aprelya 2011 goda №302n, prilozhenie 2, p. 12. [Online]. 2011 [cited 2017 November 8]. Available from: https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=216975. (in Russian).
  10. Oks EI, Kurakin VA, Abashkin AO. Otsenka usloviy truda i raschet dopustimogo (bezopasnogo) stazha osnovnykh professiy ugol'nykh shakht Kuzbassa [Assessment of working conditions and calculation of permissible (safe) work experience for major worker groups in Kuzbass mining]. Meditsina truda i ekologiya cheloveka 2015; (3): 147-150. (in Russian).
  11. Popova AY. Sostoyanie usloviy truda i professional'naya zabolevaemost' v Rossiyskoy Federatsii [Working conditions and occupational morbidity in the Russian Federation]. Meditsina truda i ekologiya cheloveka 2015; (3): 7-13. (in Russian).
  12. Poteshkina NG. Potreblenie soli. Pochki kak organ-mishen'. Chast' IV [Salt consumption. Kidneys as the target organ. Part IV]. Rossiyskiy kardiologicheskiy zhurnal 2013; (6): 68-75. (in Russian).
  13. Rukovodstvo po gigienicheskoy otsenke faktorov rabochey sredy i trudovogo protsessa. Kriterii i klassifikatsiya usloviy truda [Guide on hygienic assessing the factors of working environment and working load. Criteria and classification of working conditions]. Rukovodstvo R 2.2.2006–05 ot 29 iyulya 2005 goda. [Online]. 2005 [cited 2017 November 16]. Available from: https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=92758. (in Russian).
  14. Tsymbal AV, Bocharov VV, Chrustaleva NS, Karpova EB. Psikhologicheskaya rabota s shakhterami, perezhivshimi vital'nuyu ugrozu v avariynoy situatsii [Psychological work with coal miners who experienced the vital threat in an emergency situation]. Lichnost' v ekstremal'nykh usloviyakh i krizisnykh situatsiyakh zhiznedeyatel'nosti 2014; (4): 343-349. (in Russian).
  15. Chazova IE, Oshchepkova EV, Zhernakova YV. Diagnostika i lechenie arterial'noy gipertonii. Klinicheskie rekomendatsii [Diagnosis and treatment of hypertension. Clinical guidelines]. Kardiologicheskiy Vestnik 2015; (1): 3-30. (in Russian).
  16. Churlyaev YA, Romanov AN, Dantsiger DG, Surzhikova GS, Kan SL, Lukashev KV, et al. Izmenenie eritrona u shakhterov-podzemnikov pri razlichnom stazhe podzemnykh rabot [Erythron changes in underground miners with a different period of underground work]. Obshchaya reanimatologiya 2012; 8(6): 47. (in Russian).
  17. Shlyapnikov DM, Shur PZ, Vlasova EM, Alekseev VB, Lebedeva TM. Professional'nyy risk razvitiya bolezney sistemy krovoobrashcheniya u rabotnikov, zanyatykh na vypolnenii podzemnykh gornykh rabot [Occupational risk of cardiovascular diseases in workers engaged in underground mining]. Meditsina truda i promyshlennaya ekologiya 2015; (8): 6-9. (in Russian).
  18. Epidemiologiya serdechno-sosudistykh zabolevaniy v razlichnykh regionakh Rossii (ESSE-RF). Obosnovanie i dizayn issledovaniya [Epidemiology of cardiovascular diseases in different regions of Russia (ESSE-RF). The rationale and design of the study]. Profilakticheskaya meditsina 2013; 16(6): 25-34. (in Russian).
  19. Azagba S, Sharaf MF. The effect of job stress on smoking and alcohol consumption. Health Economics Review 2011; (1): 15.
  20. Choi BK, Schnall PL, Yang H, Dobson M, Landsbergis P, Israel L et al. Sedentary Work, Low Physical Job Demand, and Obesity in US Workers. American Journal of Industrial Medicine 2010; 53(11): 1088-101.
  21. Mungan AG, Can M, Kıran S, Acıkgoz S, Guven B. Determinants of plasma homocysteine in coal miners. Acta biochimica polonica 2013; 60(3): 443–449.
  22. Qian QZ, Cao XK, Shen FH, Wang Q. Correlations of smoking with cumulative total dust exposure and cumulative abnormal rate of pulmonary function in coal-mine workers. Experimental and therapeutic medicine 2016; (12): 2942-2948.
  23. Swami SS, Swami SC, Patil VW, Kanhere AM. Hypertension and diabetes in India: a review. International Journal of Clinical Biochemistry and Research 2015; 2(1): 54-58.

Дата поступления: 16 марта 2018 г.

Адрес статьи на сайте vestnik.mednet.ru:
http://vestnik.mednet.ru/content/view/985/27/lang,ru/

© «Социальные аспекты здоровья населения» электронный научный журнал, 2018
© Все права защищены!

Просмотров: 939

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 16.07.2018 г. )