О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2018 (61) arrow СОЦИАЛЬНО-ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЗДОРОВЫХ ЮНОШЕЙ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ И ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ИХ ЗДОРОВЬЕ
СОЦИАЛЬНО-ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЗДОРОВЫХ ЮНОШЕЙ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ И ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ИХ ЗДОРОВЬЕ Печать
10.07.2018 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2018-61-3-7

1Колоскова Т.П., 2Горбач Н.А., 3Жарова А.В., 1Фефелова В.В., 1Овчаренко Е.С.
1
Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Федеральный исследовательский центр «Красноярский научный центр Сибирского отделения Российской академии наук» - «Научно-исследовательский институт медицинских проблем Севера», Красноярск
2Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Красноярский государственный  медицинский университет имени профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого Министерства здравоохранения Российской Федерации, Красноярск
3Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Сибирский государственный университет науки и технологий имени академика М.Ф. Решетнева», Красноярск

SOCIAL HYGIENIC CHARACTERISTICS OF HEALTHY YOUNG MEN OF THE KRASNOYARSK TERRITORY (RUSSIAN FEDERATION) AND HEALTH-AFFECTING FACTORS
1Koloskova TP, 2Gorbach NA, 3Zharova AV, 1Fefelova VV, 1Ovcharenko ES
1 Federal Research Centre «Krasnoyarsk Scientific Center of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences» - «Scientific Research Institute for Medical Problems of the North», Krasnoyarsk
2 Prof. V. F. Voino-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University» of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation; Krasnoyarsk
3Reshetnev Siberian State University of Science and Technology; Krasnoyarsk 

Контактная информация: Колоскова Татьяна Петровна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Contacts: Koloskova Tatiana, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Koloskova T.P., http://orcid.org/0000-0003-3847-1994
Gorbach N. A., http://orcid.org/0000-0003-2436-9112
Zharova A. V., https://orcid.org/0000-0002-9213-4190
Fefelova V.V., http://orcid.org/0000-0002-2865-866X
Ovcharenko E.S., http://orcid.org/0000-0001-6884-7871
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.

Резюме

Актуальность. Необходимость создания системы формирования, активного сохранения, восстановления и укрепления здоровья населения России для ведения активной производственной, социальной и личной жизни обуславливает постоянное изучение и анализ факторов, определяющих здоровье и влияющих на него отрицательно.

Цель работы. Выявление социально-гигиенических, социально-бытовых и социально-экономических факторов, оказывающих влияние на состояние здоровья молодых мужчин (на примере Красноярского края).

Материалы и методы. Проведено анонимное анкетирование 439 здоровых мужчин 17-21 года, постоянно проживающих в Красноярском крае с применением репрезентативности, рандомизации. Анализ полученной информации осуществлялся с использованием абсолютных и относительных величин, 95% доверительного интервала (95 CI%), оценки значимости различий относительных качественных показателей по критерию χ2 (хи-квадрат).

Результаты. Здоровые юноши в основном воспитывались в «полных» семьях (62,07% опрошенных), в удовлетворительных жилищно-бытовых условиях (82,64%), но часто совмещали свое обучение и работу (71,26±2,17%). Высоко число юношей, предпочитающих пассивно проводить свободное время – до 39,15% опрошенных. Выявлено, что юноши, проживающие в сельской местности значительно чаще (р=0,0132), чем городские юноши сталкиваются с ситуацией предложения им в своем окружении попробовать наркотические средства, а молодые мужчины, проживающие в городе более подвержены приему спиртных напитков и реже думают о необходимости избавления от имеющихся вредных привычек (р=0,027).

Выводы. Выявленные факторы риска здоровью среди молодых здоровых мужчин - сверхэксплуатация физических ресурсов, подверженность развитию вредных привычек, склонность к гиподинамии – являются управляемыми и требуют оптимизации проведения мер первичной профилактики заболеваний среди молодых мужчин с учетом места их проживания.

Ключевые слова: общественное здоровье; факторы риска здоровью; здоровые юноши; Красноярский край; вредные привычки; профилактика.

Abstract

Significance. Demand for a system of health formation, active maintenance, rehabilitation and health promotion in Russia to ensure active business, social and private life substantiates an ongoing study and analysis of factors that determine health and factors with adverse effects on health.

Purpose. To identify social hygienic, social and living, socio-economic factors affecting the health status of young men (exemplified by the Krasnoyarsk Territory)

Materials and Methods. The authors conducted an anonymous survey of 439 healthy men aged 17 - 21, permanent residents of the Krasnoyarsk Territory, using representativeness and randomization. The obtained information was analyzed using absolute and relative values with 95% CI. Significance of relative qualitative indices was estimated using the χ2criteria.

Results. The majority of the healthy young men were raised up in two-parent families (62.07% of those questioned), and in satisfactory living conditions (82.64%), but very often they combined studies and work (71.26±2.17%). The number of the young men who prefer passive rest is rather high, adding up to 39.15%. The questionnaire identified that the rural young men were more frequently offered to try drugs (р=0.0132) than their urban peers. At the same time the urban young men tend to drink more alcohol and less frequently think of giving up their harmful habits (р=0.027).

Conclusions. The authors identified the following health risk factors in young men: over-exploitation of own physical resources, exposure to developing harmful habits, tendency towards sedentary lifestyle. Such factors are manageable and require optimization of measures aimed at disease prevention in young men with due regard to their place of living.

Key words: public health; health risk factors; healthy young men; Krasnoyarsk Territory; harmful habits; preventive measures.

Введение

Радикальные социально-экономические преобразования, произошедшие в обществе за последние 25 лет обуславливают необходимость изучения факторов, которые отрицательно влияют на общественное здоровье [1]. Еще в 2003 году Минздравом России была утверждена «Концепция охраны здоровья здоровых в Российской Федерации» [11], необходимость в которой возникла в результате низкого уровня состояния популяционного здоровья, нараставшего демографического кризиса, недостаточного развития культуры здоровья у населения. Концепция была направлена на создание системы формирования, активного сохранения, восстановления и укрепления здоровья населения РФ. Для разработки эффективных превентивных профилактических мероприятий в рамках этих задач необходимо знание о формировании и развитии представлений о здоровье, учет субъективных факторов, определяющих здоровье. Получение этих данных возможно с помощью социологического метода исследования. Социологическое изучение здоровья несет определенную теоретическую нагрузку, вскрывая сложную систему факторов качества жизни индивидов и групп в обществе, приближая к пониманию социальной обусловленности функций системы здравоохранения, практической значимости приоритета профилактики [5]. На сохранение здоровья населения также направлена реализация основных принципов современного здравоохранения, ориентированного на будущее (4П): предсказательности (predictive), превентивности (precautionary), партисипативности (participatory), персонализации (personification) [15]. 

Красноярский край по численности населения самый крупный субъект федерации на территории Сибири и Дальнего Востока. В целом, в последнее десятилетие в крае наблюдается положительная динамика важнейших демографических процессов, но увеличилась диспропорция в соотношении полов. По прогнозным оценкам Красноярскстата диспропорция полов в крае будет продолжаться: на начало 2020 года численность мужчин составит 1345281 чел, женщин 1535652 чел, т. е. на 190 ,4 тыс. чел. больше, чем мужчин [8].

Проблеме изучения разных аспектов здоровья мужского населения регионов РФ и Сибири посвящено достаточно много научных исследований (Ю. Е. Антоненков, 2015; В. И. Хмелик, 2014; И.П. Артюхов, Н.Н. Медведева, 2013; Т. В. Казакова, 2011 [1,2,3,10, 17]), где отражены социально-демографические характеристики и состояние здоровья лиц мужского пола разных возрастных групп (детей, подростков, взрослых). В тоже время очень важными для изучения показателей общественного здоровья и факторов, влияющих на него, представляются именно молодые здоровые мужчины юношеского возраста из разных социальных слоев как наиболее социально активная, мобильная, трудоспособная группа населения, имеющая большое социальное, демографическое и геополитическое значение для развития страны в целом и региона в частности.

Цель исследования: выявление социально-гигиенических, социально-бытовых и социально-экономических факторов, оказывающих влияние на состояние здоровья молодых мужчин (на примере Красноярского края).

Материалы и методы

Для получения информации о социально-гигиенических, социально-бытовых и социально-экономических факторах, оказывающих влияние на состояние здоровья молодых мужчин Красноярского края, для дальнейшей разработки перспективных и увеличение объема существующих оздоровительных мероприятий по укреплению здоровья и профилактике заболеваний, нами были отобраны методом случайной выборки респонденты мужского пола из жителей разных районов Красноярского края, подлежащих призыву и направленных на краевой сборный пункт г. Красноярска для отправки в войска РФ с октября по декабрь 2013 года включительно. Все обследованные юноши дважды проходили медицинское обследование у врачей-специалистов в районных призывных комиссиях и краевой военно-врачебной комиссии.

Критериями включения в исследование были: возраст респондентов (юношеский – 17 – 21 год), уровень здоровья (1 и 2 группы здоровья) и согласие на участие в исследовании. Обеспечена количественная и качественная репрезентативность выборки. Объем репрезентативной выборочной совокупности подтверждается достаточным числом наблюдений, который, согласно расчетам В. И. Паниотто и В. С. Максименко, при объеме генеральной совокупности в 10000 составляет 398 человек, свыше 10000 – 400 человек [16]. Все юноши дали письменное добровольное информированное согласие на участие в исследовании.

Был проведен социологический опрос методом анонимного анкетирования среди 439 мужчин юношеского возраста (17-21года), постоянно проживающих в Красноярском крае, данные которого дополнялись личным медицинским осмотром и беседой со всеми юношами.

Для проведения социологического исследования был разработан оригинальный опросник – анкета, включающая блоки вопросов, характеризующие медико-демографические и социально-гигиенические аспекты. Анкета включает в себя 49 вопросов, закрытого и полузакрытого типа, дихотомического и множественного выбора, объединенных в 4 блока. Первый блок, состоящий из 9 вопросов, позволяет описать социальные и демографические характеристики участников исследования: возраст, место постоянного жительства, длительность проживания в Сибири, включая место проживания родителей и их социальный статус, уровень образования респондентов. Второй блок вопросов (7 вопросов) позволяет оценить состав семей респондентов, условия проживания, быта юношей и их семей на основе самооценки. Третий блок вопросов посвящён изучению уровня жизни юношей, их занятости, самооценке материального благосостояния. Четвертый блок вопросов, наиболее многочисленный (29 вопросов), посвящен изучению основных факторов образа жизни, ценностных ориентаций, самооценке собственного здоровья, санитарно-гигиенических привычек (включая вредные привычки) и предпочтений, что позволяет выявить факторы риска здоровью в данной группе населения.

Результаты исследований вносились в протоколы и в электронную базу данных. Статистический анализ данных осуществлялся с использованием абсолютных и относительных величин (интенсивных и экстенсивных), определением статистической значимости показателей и их различий. В процессе исследования использовались критерий Стьюдента с обычной для медико-биологических исследований вероятностью, 95 % доверительного интервала (95 CI %), оценка значимости различий относительных качественных показателей по критерию χ2 (хи-квадрат). При обработке материала использовались специальные пакеты для научного статистического анализа (Statistika 6.1 forWindows, SPSS, возможности MicrosoftExcel, Access), которые позволяют создать базу данных и обеспечить полную информатизацию при анализе состояния здоровья изученной группы населения Красноярского края – молодых мужчин юношеского возраста.

Результаты исследования

Средний возраст опрошенных юношей, которые представляли все территории Красноярского края, составил 19,67 ± 0,09 лет. Представители городского и сельского населения среди респондентов были представлены в сопоставимых пропорциях, соответственно: 56,7 ± 2,36 % (249 чел.) и 42,3 ± 2,37 % (190 чел.). Большинство принявших участие в исследовании юношей проживали на территории Сибири с рождения – 83,83 ± 1,77 %. Родители большинства респондентов также постоянно проживали на территории края – 66,59 ± 2,13 %. Вместе с тем, относительно велика доля опрошенных (13,7 ± 1,64 %), чьи родители раньше проживали в других регионах РФ, либо приехали в Сибирь из-за границ РФ (6,25  ± 0,46 %). Проведенное анкетирование позволило установить, что большинство юношей воспитывалось в «полных» семьях – 62,07 ± 2,33 %, однако 22,53 ± 2,03 % респондентов указали, что выросли в семьях с одним родителем, причем из их числа на отсутствие отца в семье указало 81,63 ± 3,91 %. Доля круглых сирот в исследовании составило 3,45 ± 0,86 %. Остальные опрошенные (11,95 ± 1,56 %) отметили, что их родители на настоящий момент находятся в разводе. Только у 2,76 ± 0,82 % юношей родители были безработными, а у 11,56 ± 1,6 % опрошенных – находились на пенсии (по возрасту или по инвалидности). Остальные родители (85,41 ± 1,77 %) были трудоустроены, причем у большинства респондентов родители трудились в сельском хозяйстве или на производстве – рабочими (28,14  ± 2,32 %), техническим персоналом и в сфере услуг – 20,33 ± 2,07%. Специалистов с высшим образованием среди родителей было 19,6 ± 2,04 %, остальные были индивидуальными предпринимателями (9,55 ± 1,51%) и чиновниками (2,01  ± 0,72%). То есть социальный уровень семей был приемлемым для сохранения уровня здоровья опрошенных юношей на достаточном уровне.

Важным фактором, влияющим на уровень как индивидуального, так и общественного здоровья, является социально-экономические и жилищно-бытовые условия жизни. Анализ анонимных анкет показал, что при самооценке своего материального благополучия 58,12 ± 2,93 % опрошенных юношей отнесли себя и свои семьи к среднеобеспеченным слоям населения, отметив также, что могут позволить себе покупку дорогих вещей, но при условии получения кредита на покупку. К обеспеченным слоям населения себя отнесли 34,59 ± 2,31 % респондентов, указав, что дорогие покупки могут производить без необходимости получать кредиты. Однако 6,35 ± 1,18 % опрошенных отметили, что в семьях хватает денежных средств только на питание и лишь 0,9 ± 0,47 % указал, что денег не хватает даже на питание.

Более 87 % опрошенных юношей отметили, что проживали в благоприятных условиях: 50,11 ± 2,4 % в благоустроенных квартирах, а 37,18 ± 2,32 % – в домах. Вместе с тем, о своих неблагоприятных жилищно-бытовых условиях заявил каждый восьмой респондент: 9,46 ± 1,41 % юношей проживали в неблагоустроенных квартирах, а 3,0 ± 0,82 % – в общежитиях. Результаты опроса показали, что большинство юношей (82,64 ± 1,82 %) довольны своими условиями проживания и быта, 12,27 ± 1,06 % – частично удовлетворены, и лишь 5,1 ± 1,58 % респондентов недовольны условиями проживания, что является близким к показателю семей, в которых денежных средств хватает только на питание. Следовательно, большинство здоровых молодых мужчин Красноярского края, которые могут в полном объеме выполнять воинскую обязанность, характеризуются удовлетворительным жилищно-бытовым и социально-экономическим положением.

Уровень образованности опрошенных юношей чаще всего характеризовался как средний: только 12,94 ± 1,63 % успели закончить ВУЗ, общее среднее образование (школа) до отправки в войска имели 36,71 ± 2,34 % респондентов, практически столько же (34,83 ± 2,31 %) – законченное средне-специальное образование. Относительно велика доля лиц, которые недоучились в ВУЗе и ССУЗе, соответственно: 9,41 ± 1,42 % и 6,12 ± 1,16 % респондентов. Так же следует отметить, что большинство из опрошенных юношей 71,76 ± 2,17 % до призыва в войска работали, из них 39,19 ± 2,54 % работали, чтобы иметь деньги на личные расходы, еще 32,7 ± 2,44% – чтобы чувствовать себя более самостоятельными. Вместе с тем, 6,22 ± 1,26 % опрошенных отметили, что работали из-за нехватки денег на самое необходимое. Этот показатель совпадает с цифрой ответивших, что в семье хватает средств только на питание. Таким образом, становится очевидным совмещение большинством юношей обучения и работы, что можно оценивать как множественную занятость и сверхэксплуатацию физических ресурсов, и отнести к здоровье расточительным стратегиям поведения [4] и что является дополнительным фактором риска заболеваний.

Представление о самосохранительном поведении тесно связано с традиционным понятием медицинской активности. Важным ее элементом можно считать гигиеническое поведение, слагающееся из отношения к своему здоровью и здоровью других людей, выполнения медицинских предписаний и назначений, физическая активность, занятие физкультурой и спортом [5,7,13]. Положительная медицинская и физическая активность являются составляющими здорового образа жизни и высокой культуры самосохранения.

По нашим данным, оценивают свое здоровье как «отличное» 43,29 ± 2,4 % опрошенных юношей, «очень хорошим» его считают 17,41 ± 1,84 %, еще 32,24 ± 2,27 % мужчин дали оценку своему здоровью «хорошее». Стоит отметить, что «посредственным» и «плохим» свое состояние здоровья оценило 6,12 ± 1,16 % и 0,94 ± 0,47 % респондентов соответственно. При возникновении заболеваний большее количество опрошенных предпочитают обращаться и выполнять предписание врача – 79,49 ± 1,92 %, однако каждый пятый респондент (20,71 ± 1,93 %) к врачам не обращается и не выполняет врачебные назначения.

Активное проведение свободного времени (занятие спортом, посещение тренажерных залов и т. п.) выбирают 44,64 ± 2,48 % опрошенных юношей, но велика доля лиц (39,15 ± 2,43 %), которые проводят свое свободное время пассивно (просмотр телевизора, компьютерные игры, прослушивание музыки и т. п.), еще 13,96 ± 1,73 % респондентов указали, что предпочитают проводить свободное время в кинотеатрах, ночных клубах, дискотеках, а 2,24 ± 0,74 % уделяют свое свободное время для хобби. Результаты опроса свидетельствуют о близких значениях цифр тех, кто считает свое здоровье «отличным» и юношей, предпочитающих физическую активность, но их число все же недостаточное. Таким образом, от четверти до трети опрошенных молодых мужчин демонстрируют недостаточное самосохранительное поведение, что можно отнести к факторам риска их здоровью.

Всемирная организация здравоохранения к наиболее распространенным факторам, отрицательно влияющим на здоровье современного человека при неправильной организации жизни, относит вредные привычки (курение табака, злоупотребление алкоголем), наркоманию. В рамках проведенного исследования анализ вредных привычек у здоровых юношей Красноярского края осуществлялся с учетом места их проживания – в городской или сельской местности.

Известно, что в России распространенность регулярного курения среди мужчин достигает 60,7 % [6]. Особую тревогу вызывает распространенность курения табака среди молодежи в России: более 30 % у мальчиков и 25 % у девочек, причем у каждого десятого из них – выраженная табачная зависимость [14]. В ходе исследования установлено, что среди опрошенных здоровых молодых мужчин Красноярского края регулярно курят 58,33 ± 2,44 %, что согласуется с общероссийскими показателями. Процент курящих юношей, проживающих в сельской местности, был статистически значимо ниже (53,81 ± 2,37%), чем курящих юношей из городской местности (61,25± 2,32%) (p < 0,05). Важно отметить, что около 8 % в каждой группе (сельских и городских юношей) ответили, что уже бросили курить.

Распространенность употребления психоактивных веществ среди молодежи продолжает оставаться одной из ведущих социально значимых проблем российского общества. Так, по данным Центра социологических исследований, в 2010 году в возрастной группе 11 – 24 года численность регулярно потребляющих наркотики (с частотой не реже 2 – 3 раза в месяц) составила 9,6 % от общей численности данной возрастной группы (2,6 млн. человек) [9]. Учитывая, что в исследовании приняли участие здоровые юноши с подтвержденным отсутствием наркотической зависимости (включая эпизодическое употребление наркотиков), респондентам был задан вопрос о том, предлагали ли им в их социальном окружении наркотики. Большинство опрошенных (64,07 ± 2,26 %) ответило отрицательно, каждый третий респондент (35,93 ± 2,29 %) дал положительный ответ. При анализе ответов на данный вопрос жителями села и города зафиксировано статистически значимое отличие (Табл. 1). Чаще с предложением попробовать наркотики сталкивались юноши, проживающие в сельской местности, чем в городской (р = 0,0132).

Таблица 1

Распределение ответов респондентов на вопрос о наркотиках (абс. и %)

Предлагали ли вам когда-нибудь попробовать наркотики? Место проживания χ2 р ≤ 0,05
Город (n = 167) Село (n = 243)
абс. % абс. %
1. Да 50 29,94 102 41,98 χ= 6,15, р = 0,0132
2. Нет 117 70,06 141 58,02 χ= 6,15, р = 0,0132
  χ2 р ≤ 0,05 χ21-2 = 53,76, р= 0,0000 χ21-2 = 12,52 р = 0,0004  

Во всем мире злоупотребление алкоголем является одной из важнейших медицинских и социальных проблем. Россия по данным ВОЗ занимает 4-е место по показателю потребления алкоголя на душу населения – 15,1 л/год [18,19]. На вопрос об употреблении спиртных напитков 46,68 ± 2,39 % респондентов ответили положительно, причем до 52,41 % употребляющих алкоголь юношей проживали в городах, тогда как процент сельчан среди них был меньше (43,62 %), но уровня статистической значимости эта разница не достигала. Среди юношей, проживавших в сельской местности значимо больше лиц, которые отметили, что не употребляют спиртных напитков (р = 0,0049).

Важным при употреблении алкогольных напитков является не только сам факт приема, но и частота употребления алкоголя среди юношей (Табл. 2). Большинство из тех, кто употребляет спиртные напитки, ответили, что делают это редко (42,82 ± 2,46 %), причем количество горожан и сельчан среди них не имело статистически значимой разницы.

Таблица 2

Распределение ответов респондентов на вопрос о частоте употребления алкоголя (абс. и %)

  Как часто вы употребляете спиртные напитки до состояния опьянения? Место проживания χ2 р ≤ 0,05
Город (n=159) Село (n=222)
абс. % абс. %
1. ежедневно 1 0,62 3 1,36  
2. примерно 1 раз в неделю 14 8,81 20 9,09  
3. раз в 2 недели 14 8,81 18 8,18  
4. примерно 1 раз в месяц 20 12,58 25 11,36  
5. Очень редко 74 46,54 84 38,18  
6. Вообще не употребляю 36 22,64 72 32,73 χ2=4,37 р = 0,0365
  χ2 р ≤ 0,05 χ25-6=20,07 р=,0000    

Самое низкое значение (около 1 % – ниже статистической погрешности) зафиксировано среди тех юношей, которые ответили, что употребляют спиртные напитки ежедневно. Наиболее частым ответом на вопрос о частоте употребления спиртных напитков стал ответ «очень редко» – 46,54 % городских и 38,18 % сельских юношей (Табл. 2). Вторым по частоте ответом среди тех, кто ответил на этот вопрос стал ответ «вообще не употребляю» – его выбрали 22,64 % городских юношей и 32,73 % сельских, что статистически значимо отличалось от ответов городских юношей (р=0,0365), которые очень редко, но все же употребляют алкогольные напитки (р = 0,00000 в сравнении с ответом «вообще не употребляю спиртные напитки» среди городских юношей). Данное соотношение с разницей почти в 10 % между городскими и сельскими юношами повторяет подобный ответ на вопрос описанный выше. Остальные ответы о частоте употребления алкоголя не имели статистически значимой разницы (Табл. 2) ни между собой, ни в своей группе юношей и на них пришлось около 9–12 % респондентов на каждый. Таким образом, проведенный опрос показал, что молодые здоровые юноши, проживающие в сельской местности, чаще городских юношей предпочитают отказ от приема алкоголя.

В современной ситуации с потреблением алкоголя в стране важным является представление о желании среди потребителей спиртных напитков сократить или полностью прекратить их прием, особенно среди молодежи. Проведенное исследование показало, чтобольшее количество здоровых юношей, как в группе городских, так и сельских юношей, не испытывают необходимости в сокращении потребления спиртных напитков (р = 0,00001). Это может быть связано с тем, что большинство опрошенных юношей и так употребляют алкоголь не часто или вообще не употребляют его. Ощутили потребность в сокращении употребления алкоголя 32,53 % городских респондентов и 21,4 % сельских (р = 0,0116).

Проведенное исследование показало, что 54,4 ± 2,46 % всех опрошенных хотели бы избавиться от своих вредных привычек (Табл. 3), доля сельских юношей при этом достигало 56,05 % ответивших, а городских – 50,94 %, что было статистически(р = 0,0021 – 0,0000) значимо больше, чем доля лиц, выбравших другие варианты ответов на поставленный вопрос в каждой из групп.

Отмечено, что около 9 % респондентов в каждой группе не хотят избавляться от имеющихся вредных привычек (Табл. 3). Обращает на себя внимание, что среди тех, кто «не думал об избавлении от вредных привычек» статистически значимо больше городских юношей (р= 0,027), чем сельских (Табл. 3). Вместе с группой юношей, показавших нежелание избавляться от вредных привычек, те кто «не думал об этом», являются целевой группой для проведения профилактических мероприятий, направленных на отказ от приема психоактивных веществ.

Таблица 3

Распределение ответов респондентов на вопрос об отношении к вредным привычкам (абс. и %)

Хотите ли Вы избавиться от имеющихся вредных привычек? Место проживания χ2 р≤0,05
Город (n=159) Село (n=223)
абс. % абс. %
1. Да 81 50,94 125 56,05  
2. Нет 15 9,43 20 8,97  
3. Не думал об этом 28 17,61 22 9,87 χ2 = 4,89
р = 0,027
4. Нет вредных привычек 35 22,01 56 25,11  
  χ2 р ≤ 0,05 χ21-2 = 65 р = 0,0000
χ21-3 = 39,21 р = 0,0000
χ2 2-4 = 9,49 р = 0,0021
χ21-4 = 28,72 р = 0,0000
χ21-2 = 112,66 р = 0,0000
χ21-3 = 107,65 р = 0,0000
χ2 2-4 = 20,56 р = 0,0000
χ21-4 = 44,27 р = 0,0000
 

Проведенное исследование показало, что эта объединенная группа в сельской местности (18,84 %) существенно меньше, чем в городской (27,04 %), хотя уровня статистической значимости различий достигнуто не было (р = 0,0572).

Приведенные данные свидетельствует об актуальности профилактических мероприятий, направленных на привлечение широких масс населения к ведению здорового образа жизни (ЗОЖ), особенно детского населения и молодежи [7, 11].

Обсуждение

Большинство социально-гигиенических, социально-демографических характеристик опрошенных нами юношей совпадают с таковыми характеристиками юношей из других регионов России (Краснодарский край, Воронежская область, Центральный Федеральный округ). Установлено, что здоровые юноши в основном воспитываются в «полных» семьях (в нашем исследовании – до 62,07 %) и до 68,3 % юношей Краснодарского края (В. И. Хмелик, 2014), до 76,5 % – юношей Воронежской области (Ю. Е. Антоненков, 2015) [2,17]. Также здоровые молодые мужчины имеют удовлетворительные жилищно-бытовые условия проживания, как по данным нашего исследования, так и по результатам других исследований: до 82,64 % опрошенных нами юношей и до 79,8 % по данным В. И. Хмелик (2014), 58,7 % по данным Ю. Е. Антоненков (2015) [2,17]. Кроме этого, наше исследование показало, что среди опрошенных нами юношей превалировали те, кого можно отнести к благополучной социально-экономической группе населения. Около 8 % опрошенных юношей описывали в своих семьях трудности материального характера. Обращает на себя внимание значительная доля юношей, которые вынуждены были работать (71,26 ± 2,17% опрошенных) и тем самым зачастую совмещать это с обучением, что может создавать у этих юношей риск развития болезней из-за сверх эксплуатации своих физических ресурсов. Также исследование позволило зафиксировать недостаточную приверженность здоровому образу жизни среди опрошенных здоровых молодых мужчин Красноярского края, о чем свидетельствуют высокие цифры табакокурения (до 58,33 % респондентов), приема алкоголя (46,68 %), достаточно высока доля юношей, предпочитающих пассивно проводить свободное время (склонность к гиподинамии) – до 39,15 % опрошенных. Особое внимание привлекает то, что юноши, проживающие в сельской местности, значительно чаще (р = 0,0132), чем городские юноши сталкиваются с ситуацией предложения им в своем окружении попробовать наркотические средства, что создает у них более высокий риск приобщения к употреблению наркотиков. Однако анализ отношения юношей к алкоголю показал, что более подвержены приему спиртных напитков молодые мужчины, проживающие в городе, что также отмечалось и другими авторами (В.П. Косолапов, Г.В. Сыч и др., 2016) [12]. Также в группе городских юношей статистически значимо больше лиц, которые даже не задумывались о необходимости избавления от имеющихся вредных привычек (р = 0,027). Такое сочетание факторов делает городских юношей уязвимыми перед появлением у них вредных привычек и это усиливает риск ухудшения их здоровья в будущем.

Выводы

  1. Социально-экономические и жилищно-бытовые условия жизни здоровых юношей имеют позитивную оценку, что в целом свидетельствует об отсутствии существенного отрицательного влияния этих факторов на здоровье этой группы населения Красноярскогокрая.
  2. К выявленным неблагоприятным факторам, которые могут оказывать негативное воздействие на здоровье лиц юношеского возраста относятся сверхэксплуатация физических ресурсов, подверженность развитию вредных привычек, склонность к гиподинамии.
  3. Выявленные факторы риска здоровью являются управляемыми и требуют оптимизации проведения мер первичной профилактики заболеваний среди лиц юношеского возраста. Особое внимание следует уделить разработке профилактических информационных и образовательных мероприятий по популяризации здорового образа жизни, в том числе используя возможности Интернет, а также разработке и внедрению медико-профилактических технологий по формированию мотивации на сохранение и поддержание здоровья среди молодежи с учетом места проживания юношей (городская и сельская среда).

Благодарность: Авторы выражают глубокую признательность военному комиссару Красноярского края Лысенко Андрею Владимировичу и председателю военно-врачебной комиссии Красноярского края Украинцеву Александру Анатольевичу за возможность проведения социологического этапа данного исследования на базе Краевого сборного пункта Красноярского края.

Библиография

  1. Антоненков Ю.Е., Есауленко И.Э., Косолапов В.П. Роль медико-социальных факторов в формировании здоровья молодежи России. Прикладные информационные аспекты медицины 2015; 18 (3): 19-22.
  2. Антоненков Ю.Е. Проблемы медицинского обеспечения и управления подготовкой к военной службе молодёжи в военном комиссариате и пути их решения (на примере Воронежской области): дис. ... д-ра мед. наук. Воронеж. 2015. 316 с.
  3. Артюхов И.П., Медведева Н.Н., Николаев В.Г., Синдеева Л.В., Николаева Н.Н. К вопросу о методологии оценки здоровья населения. Казанский медицинский журнал 2013; 94 (4): 522-526.
  4. Гендин А.М., Майер Р.А. Студенты о здоровом образе жизни: идеальные представления и реальная ситуация. В кн.: Проблемы формирования здорового образа жизни учащейся молодежи и детей дошкольного возраста. Материалы республиканской научно-практической конференции (17 ноября 2005г.), г. Красноярск; 2005. 59-72.
  5. Горбач Н.А., Жарова А.В., Лисняк М.А., Колоскова Т.П., Тимофеева Т.Ю., Трепашко Т.В., и др. Методология изучения и сохранения здоровья участников образовательного процесса в ВУЗе. Красноярск. 2012. 248 с.
  6. Горяев Д.В., Тихонова И.В., Догадин Ф.В. Распространенность курения и риск утраты здоровья населения Красноярского края. Гигиена и санитария 2015; 94 (2): 23-28.
  7. Дорофеев С.Б. Бабенко А.И. Общие методологические подходы к определению стратегических позиций в формировании здорового образа жизни населения. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2017; 25 (1): 7-13.
  8. Журавкова Н.В. Основные тенденции и прогнозные оценки демографического развития Красноярского края. В кн.: География и геоэкология на службе науки и инновационного образования. Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвящённой Всемирному дню Земли и 60-летию кафедры экономической географии КГПУ им. В.П. Астафьева. Красноярск; 2015. С. 150-151.
  9. Инглик Т.Н., Чернявская Н.М., Айбазова Л.Б. Распространенность вредных привычек среди подростков города Комсомольск-на-Амуре. Современные проблемы науки и образования. [электронный научный журнал] 2013;(6). URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=11436 (Дата обращения: 24 марта 2018).
  10. Казакова Т.В., Колоскова Т.П., Фефелова Ю.А. Использование кластерного анализа в изучении общей конституции юношей. Вестник новых медицинских технологий 2011; 18 (2): 116-118.
  11. Концепция охраны здоровья здоровых в Российской Федерации. Здравоохранение 2004; (9): 93.
  12. Косолапов В.П., Сыч Г.В., Манакин И.И., Львович Я.Е., Чопоров О.Н. Совершенствование профилактики алкогольной зависимости на основе анализа медико-социальных факторов риска и прогностического моделирования. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2016; 24 (5): 266-272.
  13. Лисицын Ю.П. Слово о здоровье. М.: Медицина; 1986.
  14. Михайлова Ю.В., Лисицына М.М., Шикина И.Б., Задоркина Т.Г. Распространенность потребления табака среди школьников России и стран Европы. Социальные аспекты здоровья населения [электронный научный журнал] 2017; 57 (5). URL: http://vestnik.mednet.ru /content/view/920/30// lang,ru/. (Дата обращения 1 марта 2018).
  15. Османов Э.М., Маньяков Р.Р., Османов Р.Э., Жабина У.В., Коняев Д.А., Агафонова Ю.В., и др. Медицина 4 «п» как основа новой системы здравоохранения. Вестник ТГУ 2017; 22 (6): 1680-1683.
  16. Паниотто В.И., Максименко В.С. Количественные методы в социологических исследованиях. Киев: Наукова думка; 1982. 272 с.
  17. Хмелик В.И. Состояние здоровья допризывников и призывников Краснодарского края и мероприятия по его укреплению: автореф. дис. … канд. мед. наук. Москва. 2014. 26 с.
  18. Шкарин В.В., Денисенко М.К., Благонравова А.С. Эпидемиологическое исследование особенностей распространения алкоголизма в Нижегородской области. Медицинский альманах 2016;43 (3): 136-143.
  19. Global status report on alcohol and health 2014. WHO Press.2014.

References:

  1. Antonenkov Yu.E., Esaulenko I.E., Kosolapov V.P. Rol' mediko-sotsial'nykh faktorov v formirovanii zdorov'ya molodezhi Rossii [Role of health and social factors in formation of Russian youth’s health]. Prikladnye informatsionnye aspekty meditsiny 2015; 18 (3): 19-22. (In Russian).
  2. Antonenkov Yu.E. Problemy meditsinskogo obespecheniya i upravleniya podgotovkoy k voennoy sluzhbe molodezhi v voennom komissariate i puti ikh resheniya (na primere Voronezhskoy oblasti) [Problems of medical support and preparation for military service for the youth in military Commissariat and ways of their solution (by the example of Voronezh region)]. Dr. Med.Sci [dissertation]. Voronezh. 2015. 316 p. (In Russian).
  3. Artyukhov I.P., Medvedeva N.N., Nikolaev V.G., Sindeeva L.V., Nikolaeva N.N. K voprosu o metodologii otsenki zdorov'ya naseleniya [To the issue of the methodology for population health assessment]. Kazanskiy meditsinskiy zhurnal 2013; 94 (4): 522-526. (In Russian).
  4. Gendin A.M., Mayer R.A. Studenty o zdorovom obraze zhizni: ideal'nye predstavleniya i real'naya situatsiya [Students’ view about healthy lifestyle: perfect performances and the real situation]. In: Problemy formirovaniya zdorovogo obraza zhizni uchashcheysya molodezhi i detey doshkol'nogo vozrasta. [Problems in formation of a healthy lifestyle in students and preschool children]. Materialy respublikanskoy nauchno-prakticheskoy konferentsii (17 november 2005), Krasnoyarsk; 2005. 59-72. (In Russian).
  5. Gorbach N.A., Zharova A.V., Lisnyak M.A., Koloskova T.P., Timofeeva T.Yu., Trepashko T.V., et al. Metodologiya izucheniya i sokhraneniya zdorov'ya uchastnikov obrazovatel'nogo protsessa v VUZe [Methodology for studying and health promotion in students of higher educational institution]. Krasnoyarsk. 2012. 248 р. (In Russian).
  6. Goryaev D.V., Tikhonova I.V., Dogadin F.V. Rasprostranennost' kureniya i risk utraty zdorov'ya naseleniya Krasnoyarskogo kraya [Smoking prevalence and risk of smoking-related health losses in the population of Krasnoyarsk territory]. Gigiena i sanitariya 2015; 94 (2): 23-28. (In Russian).
  7. Dorofeev S.B. Babenko A.I. Obshchie metodologicheskie podkhody k opredeleniyu strategicheskikh pozitsiy v formirovanii zdorovogo obraza zhizni naseleniya [The general methodological approaches to identify the strategic positions for developing healthy lifestyle in population]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2017; 25 (1): 7-13. (In Russian).
  8. Zhuravkova N.V. Osnovnye tendentsii i prognoznye otsenki demograficheskogo razvitiya Krasnoyarskogo kraya [The main trends and forecast assessment of the demographic development of the Krasnoyarsk territory]. In: Geografiya i geoekologiya na sluzhbe nauki i innovatsionnogo obrazovaniya [Geography and geo-ecology at the service of science and innovation education]. Materialy Vserossiyskoy nauchno-prakticheskoy konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem, posvyashchennoy Vsemirnomu dnyu Zemli i 60-letiyu kafedry ekonomicheskoy geografii KGPU im. V.P. Astaf'eva. Krasnoyarsk; 2015. р. 150-151. (In Russian).
  9. Inglik T.N., Chernyavskaya N.M., Aybazova L.B. Rasprostranennost' vrednykh privychek sredi podrostkov goroda Komsomol'sk-na-Amure. [Prevalence of addictions among teenagers of Komsomolsk-on-Amur]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya [serial online] 2013 [cited 2018 Mar 24]; (6). Available from: https://science-education.ru/ru/article/view?id=11436 (In Russian).
  10. Kazakova T.V., Koloskova T.P., Fefelova Yu.A. Ispol'zovanie klasternogo analiza v izuchenii obshchey konstitutsii yunoshey [The use of cluster analysis for studying general body type of young men]. Vestnik novykh meditsinskikh tekhnologiy 2011; 18 (2): 116-118. (In Russian).
  11. Kontseptsiya okhrany zdorov'ya zdorovykh v Rossiyskoy Federatsii [The concept of health promotion for healthy persons in the Russian Federation]. Zdravookhranenie 2004; (9): 93. (In Russian).
  12. Kosolapov V.P., Sych G.V., Manakin I.I., L'vovich Ya.E., Choporov O.N. Sovershenstvovanie profilaktiki alkogol'noy zavisimosti na osnove analiza mediko-sotsial'nykh faktorov riska i prognosticheskogo modelirovaniya [Improvement of alcohol abuse prevention using the analysis of health and social risk factors and prognostic modeling]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2016; 24 (5): 266-272. (In Russian).
  13. Lisitsyn Yu.P. Slovo o zdorov'e. [A word about health]. Moscow: Meditsina; 1986. (In Russian).
  14. Mikhaylova Yu.V., Lisitsyna M.M., Shikina I.B., Zadorkina T.G. Rasprostranennost' potrebleniya tabaka sredi shkol'nikov Rossii i stran Evropy [The prevalence of tobacco consumption among school children in Russia and Europe]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2017 [cited 2018 Mar 24]; 57 (5). Available from: http://vestnik.mednet.ru /content/view/920/30// lang,ru/. (In Russian).
  15. Osmanov E.M., Man'yakov R.R., Osmanov R.E., Zhabina U.V., Konyaev D.A., Agafonova Yu.V., et al. Meditsina 4 «p» kak osnova novoy sistemy zdravookhraneniya [Medicine 4 "p" as the basis of the new health care system]. Vestnik TGU 2017; 22 (6): 1680 – 1683. (In Russian).
  16. Paniotto V.I., Maksimenko V.S. Kolichestvennye metody v sotsiologicheskikh issledovaniyakh [Quantitative methods in sociological research]. Kiev: Naukova dumka; 1982. 272 p. (In Russian).
  17. Khmelik V.I. Sostoyanie zdorov'ya doprizyvnikov i prizyvnikov Krasnodarskogo kraya i meropriyatiya po ego ukrepleniyu [Health status of the youth of pre-military and military ages in Krasnodar territory and measures for their health promotion]. Cand. Med. Sci [thesis]. Moscow; 2014. 26 p. (In Russian).
  18. Shkarin V.V., Denisenko M.K., Blagonravova A.S. Epidemiologicheskoe issledovanie osobennostey rasprostraneniya alkogolizma v Nizhegorodskoy oblasti [Epidemiological study of the features of alcohol abuse prevalence in Nizhny Novgorod region]. Meditsinskiy al'manakh 2016; 43 (3): 136-143. (In Russian).
  19. Global status report on alcohol and health 2014. WHO Press. 2014.

Дата поступления: 17.05.2018 г.


Просмотров: 597

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 16.07.2018 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search