О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!

С 2019 года, в направляемых в журнал статьях, ссылки на источники в разделах Библиография и References должны быть составлены в порядке их упоминания в тексте и независимо от того, имеются ли среди них переводные источники или источники на иностранных языках.

Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.727.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная
ГОТОВНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ КРЫМА К ПРОВЕДЕНИЮ СЕРДЕЧНО-ЛЕГОЧНОЙ РЕАНИМАЦИИ ПРИ ВНЕГОСПИТАЛЬНОЙ ОСТАНОВКЕ КРОВООБРАЩЕНИЯ Печать
11.03.2019 г.

DOI: https://dx.doi.org/10.21045/2071-5021-2019-65-1-5

1Биркун А.А., 2Косова Е.А.
1 Медицинская академия им. С.И. Георгиевского Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского», Симферополь
2 Таврическая академия Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Крымский федеральный университет им. В. И. Вернадского», Симферополь

Резюме

Введение. Немедленное начало сердечно-легочной реанимации при внегоспитальной остановке кровообращения в несколько раз увеличивает вероятность благоприятного исхода, однако частота выполнения сердечно-легочной реанимации свидетелями остановки сердца остается низкой. Цель исследования: оценить готовность жителей Крымского полуострова к проведению реанимации при внегоспитальной остановке кровообращения и изучить факторы, определяющие мотивацию к оказанию помощи.

Материал и методы. Выполнено интервьюирование репрезентативной выборки жителей Крыма возрастом ≥ 18 лет (n = 384). Период проведения опроса: с ноября 2017 г. по январь 2018 г. В дополнение к описательной статистике, для изучения взаимосвязей использовали анализ таблиц сопряженности и модели бинарной логистический регрессии.

Результаты. По меньшей мере некоторую готовность к выполнению сердечно-легочной реанимации при внегоспитальной остановке кровообращения у незнакомого или близкого человека выразили, соответственно, 79% и 91% опрошенных, тогда как абсолютную готовность подтвердили, соответственно, 35% и 72%. Желание проводить реанимацию в значительной степени зависит от наличия предшествующего обучения сердечно-легочной реанимации и уровня знаний сердечно-легочной реанимации (p ≤ 0,012). Независимыми предикторами готовности проводить сердечно-легочную реанимацию незнакомому человеку являются наличие по меньшей мере слабых знаний сердечно-легочной реанимации по данным самооценки (отношение шансов (ОШ): 6,9; 95% доверительный интервал (ДИ): 3,8–12,7), серьезные проблемы со здоровьем у близких (ОШ: 2,8; 95% ДИ: 1,4–5,3) и желание пройти обучение сердечно-легочной реанимации (ОШ: 2,0; 95% ДИ: 1,1–3,4). К прогностическим факторам готовности оказывать помощь близкому человеку относятся наличие как минимум слабых знаний сердечно-легочной реанимации по данным самооценки (ОШ: 5,4; 95% ДИ: 2,6–11,3) и знание правильного положения рук при выполнении компрессий грудной клетки (ОШ: 3,5; 95% ДИ: 1,4–8,8). Самые распространенные препятствия для проведения реанимации — недостаток знаний и навыков сердечно-легочной реанимации и боязнь причинить вред пострадавшему.

Выводы. Для повышения готовности жителей Крыма к оказанию первой помощи при внегоспитальной остановке кровообращения приоритетной представляется разработка и реализация программ массового обучения теоретическим основам и навыкам базовой сердечно-легочной реанимации, а также повышение осведомленности населения о проблеме внегоспитальной остановке кровообращения, особенностях нормативно-правового регулирования и возможных осложнениях при оказании первой помощи.

Ключевые слова: остановка сердца; остановка кровообращения; сердечно-легочная реанимация; опрос; первая помощь.

Контактная информация: Биркун Алексей Алексеевич, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Биркун А.А., Косова Е.А. Готовность населения Крыма к проведению сердечно-легочной реанимации при внегоспитальной остановке кровообращения. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2019; 65(1). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1045/30/lang,ru/. DOI: https://dx.doi.org/10.21045/2071-5021-2019-65-1-5

READINESS OF THE CRIMEAN POPULATION TO PERFORM CARDIOPULMONARY RESUSCITATION IN OUT-OF-HOSPITAL CARDIAC ARREST
1Birkun AA, 2Kosova YA.
1 Medical Academy named after S. I. Georgievsky of V. I. Vernadsky Crimean Federal University, Simferopol, Russia
2 Taurida Academy of V. I. Vernadsky Crimean Federal University, Simferopol, Russia

Abstract

Significance. Immediate initiation of cardio pulmonary resuscitation in out-of-hospital cardiac arrest several times increases chances for a favorable outcome. However, the rates of bystander cardio pulmonary resuscitation remain low. The study was aimed at evaluating readiness of the Crimean population to attempt resuscitation in out-of-hospital cardiac arrest, and to explore motivators for performing cardio pulmonary resuscitation.

Material and methods. The representative sample (n = 384) of adult (aged ≥ 18) residents of the Crimea was interviewed from November 2017 to January 2018. Alongside with the descriptive statistics, contingency tables and binary logistic regression analysis were used to investigate potential relationships.

Results. At least some readiness to perform cardio pulmonary resuscitation in out-of-hospital cardiac arrest in a stranger or a close person was expressed by 79% and 91% respondents, respectively, while the absolute readiness was confirmed by 35% and 72%, respectively. Willingness to attempt resuscitation is significantly dependable upon previous cardio pulmonary resuscitation training and level of cardio pulmonary resuscitation knowledge (p ≤ 0.012). At least poor self-perceived knowledge of cardiopulmonary resuscitation (odds ratio (OR): 6.9; 95% confidence interval (CI): 3.8–12.7), serious health problems in relatives/friends (OR: 2.8; 95% CI: 1.4–5.3) and willingness to learn cardiopulmonary resuscitation (OR: 2.0; 95% CI: 1.1–3.4) were found to be independent predictors of the readiness to attempt cardiopulmonary resuscitation in a stranger. Readiness to perform resuscitation in a close person was predicted by at least poor self-perceived knowledge of cardiopulmonary resuscitation (OR: 5.4; 95% CI: 2.6–11.3) and the knowledge of correct hand position for chest compressions (OR: 3.5; 95% CI: 1.4–8.8). The commonest barriers to perform resuscitation included lack of cardiopulmonary resuscitation knowledge and skills and fear to cause harm to a victim.

Conclusions. In order to increase readiness of the Crimean population to provide first aid in out-of-hospital cardiac arrest, mass basic cardiopulmonary resuscitation theory and practice training programs are to be developed and implemented. Additionally, there is a need to increase public awareness of out-of-hospital cardiac arrest, as well as knowledge of regulations and possible complications of the first aid.

Keywords: cardiac arrest; circulatory arrest; cardiopulmonary resuscitation; survey; first aid.

Corresponding author: Alexei A. Birkun, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Birkun A.A., http://orcid.org/0000-0002-2789-9760, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Kosova Y.A., http://orcid.org/0000-0002-3263-9373, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Birkun AA, Kosova YA. Readiness of the Crimean population to perform cardiopulmonary resuscitation in out-of-hospital cardiac arrest. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2019; 65(1). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1045/30/lang,ru/. (In Russ.). DOI: https://dx.doi.org/10.21045/2071-5021-2019-65-1-5

Введение

Внегоспитальная остановка кровообращения (ВГОК) повсеместно характеризуется широкой распространенностью и высокой вероятностью летального исхода, составляя существенную медико-социальную проблему как для развивающихся, так и для развитых стран [11,12,17].

В среднем через 3-5 минут после внезапной остановки сердца в клетках головного мозга в результате аноксии возникают необратимые изменения [8]. Учитывая, что прибытие бригады скорой медицинской помощи на место событий обычно занимает 5-8 минут и более, шансы на выживание во многом определяются способностью свидетелей ВГОК своевременно и правильно выполнить комплекс реанимационных мероприятий [19].

Результаты немногочисленных исследований, описывающих эпидемиологию ВГОК и эффективность оказания первой помощи и медицинской помощи при остановке сердца в Российской Федерации, свидетельствуют о высокой частоте встречаемости ВГОК, малом числе случаев успешной реанимации и низкой частоте случаев проведения сердечно-легочной реанимации (СЛР) свидетелями остановки кровообращения [1,2,7].

Для рациональной организации мероприятий, направленных на повышение эффективности оказания первой помощи при ВГОК, необходимо оценить исходную готовность населения к проведению реанимации, а также изучить факторы, которые могут выступать препятствиями для выполнения СЛР потенциальными свидетелями остановки кровообращения. Сбор и анализ соответствующих сведений составили цель настоящего исследования.

Материал и методы

Расчет выборочной совокупности

География социологического исследования включала Республику Крым и г. Севастополь. Опрос проводился в период с ноября 2017 г. по февраль 2018 г. Генеральная совокупность, представленная лицами в возрасте не моложе 18 лет, постоянно проживающими на территории Крымского полуострова, составила 1 893 740 человек, что соответствует данным на 1 января 2017 г. [5,6]. Для вычисления объема выборочной совокупности использовалась формула [4]:

n =
     Nt2p(1 - p)   
=
      1893740 · 1,962 · 0,5 (1 - 0,5)       
 = 384,
 NΔ2 + t2p(1 - p) 1893740 · 0,052 + 1,962 · 0,5 (1 - 0,5)

где N — объем генеральной совокупности; p = 0,5 — генеральная доля лиц, обладающих значением признака, относительно которого рассчитывается ошибка выборки; t = 1,96 — доверительный коэффициент, соответствующий значению доверительной вероятности 0,95; Δ = 0,05 — предельная ошибка выборки.

Для корректной организации выборки применяли метод разбиения генеральной совокупности на непересекающиеся группы по сопряженным квотным признакам: пол, возраст (всего 7 возрастных групп), место жительства (городское или сельское), географический регион Крыма (север, юг, запад, восток, центр). В целях обеспечения репрезентативности процентные доли квот в выборочной совокупности рассчитывались пропорционально соответствующим долям в генеральной совокупности.

Опросный лист

Опросный лист, состоящий из 26 позиций, разработан на основании предшествующего опыта зарубежных исследований [9,15,21] для проведения формализованных анонимных интервью.

Содержание опросного листа условно разбито на пять блоков. Вопросы первого блока посвящены предшествующему обучению реанимации, включая данные о факте прохождения обучения, видах обучения, количестве и давности пройденных курсов. Во втором блоке респонденту было предложено определить препятствия и оценить собственный уровень готовности к проведению реанимации незнакомцу и близкому человеку. Третий блок содержал вопросы, направленные на оценку знаний по реанимации: в первом вопросе респондентам предлагалось выполнить самооценку знаний по пятибалльной шкале Lickert (от 1 — «ничего не знаю» до 5 — «очень хорошие знания»), последующие открытые вопросы предназначались для фактической оценки знаний о расположении ладоней на грудной клетке и частоте компрессий грудной клетки при проведении СЛР. Четвертый блок опросного листа включал вопросы о состоянии здоровья респондента и его близких, личном опыте присутствия при остановке сердца и участия в проведении реанимации. Завершающий блок — демографический.

Предварительная апробация опросного листа проводилась в группе из 10 лиц. После проверки на ясность и однозначность понимания в опросный лист были внесены необходимые коррективы. Далее была проведена проверка на стабильность результатов опроса во времени (test-retest reliability). В исследовании участвовал 21 доброволец, первичный и повторный опросы проводились в равных условиях с интервалом в 14 дней. Результаты проверки подтвердили высокий уровень надежности опросного листа (Кронбаха α = 0,89; при 95% доверительном интервале (95% ДИ): 0,64–0,96).

Опрос проводился 10 интервьюерами, предварительно обученными методике ведения интервью. Все респонденты были проинформированы о целях опроса и анонимности интервью, от каждого получено согласие на участие.

Статистический анализ

Для обобщения данных, полученных в результате опроса, использовались методы описательной статистики. Проверка взаимосвязей между переменными проводилась с помощью анализа таблиц сопряженности с применением точного теста Фишера (Fisher’s exact test) и критерия хи-квадрат (chi-square test). Коэффициенты V Крамера (Cramér’s V) или Фи (phi) использовались для определения тесноты связи. Для оценки факторов, определяющих готовность к проведению СЛР в реальных условиях, были построены модели логистической регрессии. В модель включались переменные с подтвержденной взаимосвязью (p < 0,05) после предварительной проверки на отсутствие коллинеарности. Для количественного описания тесноты взаимосвязей в модели логистической регрессии использовали отношение шансов (ОШ) и 95% ДИ. Статистически значимыми считались различия при p < 0,05. Анализ данных выполнялся в прикладной программе IBM SPSS Statistics 23.0 (IBM Corporation, USA).

Результаты

Всего 25 человек (5%) отказались от участия в опросе или преждевременно прекратили интервью. В 8 случаях опросные листы были заполнены не полностью или содержали противоречивые данные, в связи с чем был выполнен дополнительный опрос лиц с подходящими квотными признаками. Из 459 правильно заполненных опросных листов, 75 были признаны избыточными относительно размера квотной группы вследствие дублирования соответствующего сочетания квотных признаков. В дальнейший анализ были включены 384 опросных листа.

Основные социально-демографические показатели выборки представлены в таблице 1. Доля лиц мужского пола составила 45%, состоящих в браке — 60%, жителей города — 59%. 82% опрошенных сообщили о наличии среднего профессионального или высшего образования, 6% имели профессиональное медицинское образование. Работающих по найму или самозанятых — 61%. По меньшей мере для 22% респондентов средний суммарный ежемесячный доход составлял менее 10 000 руб. 7% опрошенных оценили состояние собственного здоровья как плохое или очень плохое, 47% — как удовлетворительное, 46% — как хорошее или очень хорошее. 34% подтвердили наличие серьезных проблем со здоровьем у близких (таблица 1).

Таблица 1

Основные социально-демографические показатели и их связь с готовностью проводить СЛР в реальных условиях.

Параметры Всего, n (%) Готовы проводить СЛР незнакомому человеку, n (%) Значение p Фи/
V Крамера
Готовы проводить СЛР близкому человеку, n (%) Значение p Фи/
V Крамера
Пол     0,115 0,081   0,644 0,024
Мужской 174 (45,3) 144 (82,8)     159 (91,4)    
Женский 210 (54,7) 160 (76,2)     189 (90,0)    
Возраст, годы     0,038 0,187   0,320 0,134
18-24 32 (8,3) 30 (93,8)     31 (96,9)    
25-29 34 (8,9) 30 (88,2)     32 (94,1)    
30-39 78 (20,3) 63 (80,8)     70 (89,7)    
40-49 61 (15,9) 51 (83,6)     57 (93,4)    
50-59 67 (17,4) 45 (67,2)     58 (86,6)    
60-69 61 (15,9) 47 (77,0)     57 (93,4)    
≥ 70 51 (13,3) 38 (74,5)     43 (84,3)    
Место жительства     0,055 0,098   0,196 0,066
Город 228 (59,4) 173 (75,9)     203 (89,0)    
Сельская местность 156 (40,6) 131 (84,0)     145 (92,9)    
Семейное положение     0,060 0,154   0,467 0,100
Не женат (не замужем) 81 (21,1) 69 (85,2)     76 (93,8)    
Женат (замужем) 229 (59,6) 185 (80,8)     208 (90,8)    
Разведен(-а) 34 (8,9) 22 (64,7)     28 (82,4)    
Вдовец (вдова) 39 (10,2) 27 (69,2)     35 (89,7)    
Ответа нет 1 (0,3) 1 (100,0)     1 (100,0)    
Образование     0,169 0,153   0,505 0,122
Начальное общее 1 (0,3) 0 (0,0)     1 (100,0)    
Основное общее 12 (3,1) 10 (83,3)     10 (83,3)    
Полное общее 55 (14,3) 46 (83,6)     51 (92,7)    
Среднее профессиональное 157 (40,9) 120 (76,4)     141 (89,8)    
Высшее 153 (39,8) 125 (81,7)     141 (92,2)    
Ученая степень 6 (1,6) 3 (50,0)     4 (66,7)    
Род занятий     0,560 0,099   0,771 0,087
Работа по найму 173 (45,1) 136 (78,6)     157 (90,8)    
Самозанятый(-ая) 60 (15,6) 48 (80,0)     56 (93,3)    
Студент 24 (6,3) 22 (91,7)     23 (95,8)    
На пенсии 104 (27,1) 79 (76,0)     92 (88,5)    
Безработный(-ая) 20 (5,2) 16 (80,0)     17 (85,0)    
Военнослужащий 2 (0,5) 2 (100,0)     2 (100,0)    
Другое 1 (0,3) 1 (100,0)     1 (100,0)    
Медицинское образование     0,589 -0,044   0,708 -0,041
Есть 22 (5,7) 19 (86,4)     21 (95,5)    
Нет 362 (94,3) 285 (78,7)     327 (90,3)    
Средний ежемесячный доход     0,439 0,112   0,485 0,110
<10 000 руб. 86 (22,4) 71 (82,6)     76 (88,4)    
≥10 000 - <20 000 руб. 122 (31,8) 90 (73,8)     111 (91,0)    
≥20 000 - <30 000 руб. 76 (19,8) 60 (78,9)     66 (86,8)    
≥30 000 - <40 000 руб. 37 (9,6) 30 (81,1)     35 (94,6)    
≥40 000 - <60 000 руб. 9 (2,3) 8 (88,9)     8 (88,9)    
≥60 000 руб. 5 (1,3) 5 (100,0)     5 (100,0)    
Ответа нет 49 (12,8) 40 (81,6)     47 (95,9)    
Обучение СЛР в прошлом     0,008 0,135   0,012 0,128
Да 204 (53,1) 172 (84,3)     192 (94,1)    
Нет 180 (46,9) 132 (73,3)     156 (86,7)    
Желание пройти обучение СЛР     0,010 0,154   0,608 0,051
Да 201 (52,3) 170 (84,6)     185 (92,0)    
Нет 118 (30,7) 83 (70,3)     105 (89,0)    
Ответа нет 65 (16,9) 51 (78,5)     58 (89,2)    
Самооценка знаний по СЛР     <0,001 0,356   <0,001 0,305
Отсутствуют 68 (17,7) 34 (50,0)     49 (72,1)    
Слабые 175 (45,6) 141 (80,6)     162 (92,6)    
Средние 114 (29,7) 103 (90,4)     110 (96,5)    
Хорошие 21 (5,5) 20 (95,2)     21 (100,0)    
Очень хорошие 6 (1,6) 6 (100,0)     6 (100,0)    
Правильный ответ на вопрос о положении рук при проведении компрессий     0,008 0,135   <0,001 0,187
Да 175 (45,6) 149 (85,1)     169 (96,6)    
Нет 209 (54,4) 155 (74,2)     179 (85,6)    
Правильный ответ на вопрос о частоте компрессий     0,049 0,100   0,380 0,063
Да 14 (3,6) 14 (100,0)     14 (100,0)    
Нет 370 (96,4) 290 (78,4)     334 (90,3)    
Серьезные проблемы со здоровьем у близких     0,003 0,172   0,495 0,061
Да 130 (33,9) 114 (87,7)     121 (93,1)    
Нет 224 (58,3) 171 (76,3)     200 (89,3)    
Ответа нет 30 (7,8) 19 (63,3)     27 (90,0)    

Примечание: СЛР — сердечно-легочная реанимация.

Приблизительно 78% (n = 298) респондентов никогда не сталкивались с ситуацией остановки кровообращения в реальной жизни. Из числа свидетелей остановки сердца (n = 81), 77% не участвовали и 23% участвовали в проведении СЛР. 28% свидетелей присутствовали при остановке кровообращения у близкого человека, но большинство из них (78%) не проводили реанимационные мероприятия.

53% (n = 204) участников опроса ранее обучались тому, как делать закрытый массаж сердца и (или) искусственное дыхание (таблица 1). Из них, 24% (n = 49) проходили обучение в пределах 1 года до проведения опроса, 18% (n = 36) — 1–5 лет назад, 54% (n = 110) — более 5 лет назад, 4% (n = 9) — не вспомнили время последнего обучения. В основном обученные респонденты прошли курс СЛР один (44%, n = 89) или два раза (22%, n = 46). 52% опрошенных подтвердили свое желание пройти обучение реанимации.

46% участников оценили собственные знания по реанимации как слабые, 18% — указали, что не знают ничего. Правильные ответы на вопросы о положении ладоней на грудной клетке для выполнения компрессий и о частоте компрессий грудной клетки предоставили, соответственно, 46% и 4% респондентов (таблица 1).

Готовность к выполнению СЛР при остановке сердца у незнакомого или близкого человека выразили, соответственно, 79% (304 из 384) и 91% (348 из 384) опрошенных. Показатели балльной оценки готовности к проведению СЛР представлены на рисунке 1.

Рис. 1
Рис. 1. Процентное распределение респондентов в зависимости от уровня готовности к проведению СЛР незнакомому или близкому человеку.

Анализ таблиц сопряженности выявил положительную взаимосвязь между готовностью проводить реанимацию незнакомцу или близкому человеку и наличием предшествующего обучения СЛР, уровнем знаний СЛР по данным самооценки и правильностью ответа на вопрос о положении рук для выполнения компрессий грудной клетки (таблица 1). Вместе с тем готовность проводить реанимацию не зависела от количества пройденных в прошлом курсов обучения, давности последнего обучения, опыта присутствия при остановке сердца в реальной жизни, оценки состояния собственного здоровья, места жительства, пола, семейного положения, уровня образования, рода занятий, ежемесячного дохода или наличия медицинского образования (p > 0,05).

Готовность предпринять СЛР для спасения незнакомого человека оказалась зависима от возраста (бόльшая готовность свойственна лицам меньшего возраста), желания пройти обучение СЛР и наличия серьезных проблем со здоровьем у друзей или родственников (таблица 1), однако такая взаимосвязь не подтвердилась для готовности проводить СЛР близкому человеку: родственникам и друзьям крымчане готовы оказывать помощь вне зависимости от этих факторов.

Анализ с построением модели бинарной логистической регрессии показал, что достоверными предикторами готовности проводить СЛР незнакомцу являются наличие по меньшей мере слабых знаний СЛР по данным самооценки (ОШ: 6,9; 95% ДИ: 3,8–12,7), серьезные проблемы со здоровьем у близких (ОШ: 2,8; 95% ДИ: 1,4–5,3) и желание пройти обучение СЛР (ОШ: 2,0; 95% ДИ: 1,1–3,4). В роли прогностических факторов готовности провести реанимацию близкому человеку выступили наличие как минимум слабых знаний СЛР по данным самооценки (ОШ: 5,4; 95% ДИ: 2,6–11,3) и знание правильного положения рук при выполнении компрессий грудной клетки (ОШ: 3,5; 95% ДИ: 1,4–8,8).

О наличии препятствий для проведения реанимации незнакомому или близкому человеку сообщили, соответственно, 90% и 54% респондентов. Применительно к оказанию помощи незнакомцу потенциальные барьеры в целом сообщались значительно чаще (952 раза против 383 раз для проведения реанимации близкому человеку). Будучи самыми распространенными сдерживающими факторами (рисунок 2), «недостаток знаний и навыков реанимации» и «боязнь причинить вред пострадавшему» при одновременном наличии нескольких барьеров чаще всего расценивались респондентами как основные препятствия для проведения реанимации незнакомцу (34% и 32%, соответственно) или близкому человеку (29% и 20%, соответственно).

Рис. 2
Рис. 2. Процентное распределение потенциальных препятствий для проведения реанимации незнакомому или близкому человеку.

При анализе таблиц сопряженности была подтверждена отрицательная корреляция между количеством препятствий, сообщавшихся респондентом, и готовностью к проведению реанимации незнакомому (p < 0,001; V Крамера = 0,261) или близкому человеку (p < 0,001; V Крамера = 0,326).

Наличие барьера «недостаток знаний и навыков реанимации» применительно к оказанию помощи незнакомцу характеризовалось прямой связью с желанием пройти обучение СЛР (p = 0,002; Фи = 0,160) и обратной связью с обучением реанимации в прошлом (p < 0,001; Фи = –0,272), уровнем знаний СЛР по данным самооценки (p < 0,001; V Крамера = 0,404) и готовностью предпринять реанимацию при остановке сердца у незнакомого человека (p = 0,024; Фи = –0,115).

Обсуждение

Проведенный опрос показал сравнительно высокий уровень готовности жителей Крыма к оказанию первой помощи при ВГОК (таблица 2). Вместе с тем только 35% опрошенных указали, что они абсолютно точно будут проводить реанимацию незнакомцу, тогда как 21% отметил, что точно не будет оказывать помощь незнакомому человеку при остановке сердца. Для сравнения, по данным опроса населения штата Квинсленд (Австралия), соответствующие показатели составили 55% и 6% при том, что общая доля лиц, изъявивших по меньшей мере некоторую готовность оказать помощь (84%), в этом исследовании была сходна с показателем нашего опроса [14]. В целом, существенно бόльшая готовность к проведению реанимации близкому человеку по сравнению с оказанием помощи незнакомцу согласуется с результатами аналогичных исследований [9,10,15,20] (таблица 2).

Таблица 2

Показатели готовности к проведению реанимации в сравнении с данными литературы.

Страна
[источник]
Процент респондентов, выразивших готовность к проведению реанимации незнакомому человеку Процент респондентов, выразивших готовность к проведению реанимации близкому человеку
Австралия [Johnston et al., 2003] 84%
Настоящее исследование 79% 91%
Китай [Chen et al., 2017] 76% 99%
США [Coons and Guy, 2009] 50% 80%
Корея [Son et al., 2017] 32% 55%
Япония [Kuramoto et al., 2008] 7% 13%

Выявленная в настоящем исследовании связь готовности к проведению реанимации с предшествующим обучением СЛР также была ранее продемонстрирована в зарубежных работах [10,14,15,16,21]. Некоторые исследования обнаружили зависимость готовности к проведению СЛР от количества пройденных курсов [13,20] и давности обучения реанимации [13,14,16,20], что не подтверждается результатами нашего опроса.

Установлено, что готовность жителей Крыма к проведению реанимации не зависит от наличия медицинского образования, опыта присутствия при остановке кровообращения в реальной жизни, состояния здоровья респондентов по данным самооценки и большинства демографических показателей. Лица 50 лет и старше проявили меньшее желание оказывать помощь при остановке сердца у незнакомого человека, что соответствует данным литературы [10,13,20], однако готовность предпринять реанимацию для спасения близкого человека в нашем исследовании не зависела от возраста.

Примечательно, что участники опроса, подтвердившие наличие серьезных проблем со здоровьем у друзей или родственников, выразили существенно бόльшую готовность проводить реанимацию незнакомцу, тогда как готовность оказать помощь близкому человеку оказалась не связана с этим фактором. Ранее Kuramoto и соавт. (2008) показали, что наличие друзей с патологией сердца может выступать в качестве независимого предиктора готовности к проведению СЛР [15].

Приблизительно 46% респондентов не указали ни одного препятствия для проведения реанимации близкому человеку, 10% — не имеют барьеров для оказания помощи незнакомцу. Недостаток знаний и навыков реанимации и боязнь причинить вред пострадавшему — наиболее распространенные и самые значительные препятствия для проведения СЛР. Преобладание этих барьеров показано и в зарубежных исследованиях [9,10]. Боязнь потенциальных юридических последствий, связанных с попыткой оказания помощи незнакомому человеку, в исследуемой популяции менее распространена (10%), чем в опрошенных группах населения США (22%) [10] и Китая (53%) [9], но выше, чем в Австралии (2%) [14] и Турции (6%) [18]. Опасения относительно возможного заражения при контакте с пострадавшим выразили 10% участников нашего опроса, по сравнению с 2% в Китае [9], 8% в Турции [18], 18% в Австралии [14].

Сведения о готовности населения Российской Федерации к оказанию первой помощи, включая проведение базовой СЛР, ограничены. Анонимный опрос прохожих и водителей транспортных средств показал, что, соответственно, 80% и 78% респондентов не будут оказывать первую помощь пострадавшему [3]. При этом наиболее распространенными препятствиями являются недостаток знаний и навыков, боязнь причинить вред, отсутствие доступных средств для оказания помощи и боязнь юридической ответственности [3].

В Крыму, при высокой частоте встречаемости ВГОК, население редко участвует в проведении СЛР. Ретроспективный анализ карт вызова скорой медицинской помощи показал, что распространенность случаев проведения реанимации свидетелями остановки сердца составляет 2,3% от общего числа случаев ВГОК (26,5% от общего числа случаев проведения реанимации) [1]. Кроме того, согласно результатам проведенного опроса, более 75% свидетелей остановки кровообращения не предпринимают попыток реанимации, в том числе, когда пострадавшим является близкий человек.

Учитывая, что недостаток знаний и навыков реанимации является наиболее распространенным и доминирующим препятствием для оказания помощи потенциальными свидетелями ВГОК, принимая во внимание подтвержденную настоящим исследованием существенную зависимость желания оказывать помощь от наличия предшествующего обучения реанимации и уровня знаний по СЛР, а также ограниченный охват населения обучением и слабые знания по реанимации, для увеличения участия жителей Крымского полуострова в оказании первой помощи при остановке кровообращения приоритетной представляется разработка и внедрение программ массового обучения населения теоретическим основам и навыкам базовой СЛР в соответствии с действующими международными рекомендациями.

Выводы

1. Население Крыма недостаточно вовлечено в процесс оказания первой помощи при внегоспитальной остановке кровообращения (ВГОК).

2. Для повышения готовности жителей Крыма к оказанию первой помощи при ВГОК требуется реализация программ массового обучения сердечно-легочной реанимации, а также повышение информированности населения о проблеме ВГОК, нормативно-правовых особенностях и факторах риска, связанных с оказанием первой помощи.

Библиография

  1. Биркун А.А., Глотов М.А. Эпидемиологические показатели внегоспитальной остановки кровообращения на примере отдельно взятого административного центра Российской Федерации. Анестезиология и реаниматология 2017; 2 (62): 113–117.
  2. Гнездилов В.В. Сравнительный анализ эффективности реанимационного пособия (acls 2000 и acls 2005) на догоспитальном этапе. Тихоокеанский медицинский журнал 2008; 1: 85–86.
  3. Дежурный Л.И. Научное обоснование и разработка системы медико-организационных мероприятий первой помощи при травмах и неотложных состояниях на догоспитальном этапе: дис. д-ра мед. наук. Воронежская гос. мед. академия им. Н.Н. Бурденко, Воронеж, 2006.
  4. Могильчак Е.Л. Выборочный метод в эмпирическом социологическом исследовании. Екатеринбург: Издательство Уральского университета 2015. 120 с.
  5. Управление Федеральной службы государственной статистики по Республике Крым и г. Севастополю. Официальная статистика. Республика Крым. Население. Режим доступа: http://crimea.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/crimea/ru/statistics/stat_Crimea/population/ (Дата обращения: 03.11.2018).
  6. Управление Федеральной службы государственной статистики по Республике Крым и г. Севастополю. Официальная статистика. Севастополь. Население. Режим доступа: http://crimea.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/crimea/ru/statistics/stat_Seva/population/ (Дата обращения: 03.11.2018).
  7. Шуматов В.Б., Кузнецов В.В., Лебедев С.В. Эффективная сердечно-легочная реанимация на догоспитальном этапе: основные элементы, опыт внедрения. Тихоокеанский медицинский журнал 2006; 1: 81–84.
  8. Böttiger B.W., Van Aken H. Kids save lives--Training school children in cardiopulmonary resuscitation worldwide is now endorsed by the World Health Organization (WHO). Resuscitation 2015; 94: A5–7. doi: 10.1016/j.resuscitation.2015.07.005.
  9. Chen M., Wang Y., Li X., Hou L., Wang Y., Liu J., et al. Public Knowledge and Attitudes towards Bystander Cardiopulmonary Resuscitation in China. Biomed Res Int 2017; 2017: 3250485. doi: 10.1155/2017/3250485.
  10. Coons S.J., Guy M.C. Performing bystander CPR for sudden cardiac arrest: behavioral intentions among the general adult population in Arizona. Resuscitation 2009; 80(3): 334–340. doi: 10.1016/j.resuscitation.2008.11.024.
  11. Go A.S., Mozaffarian D., Roger V.L., Benjamin E.J., Berry J.D., Blaha M.J., et al. Heart disease and stroke statistics--2014 update: a report from the American Heart Association. Circulation 2014; 129(3): e28–e292. doi: 10.1161/01.cir.0000441139.02102.80.
  12. Gräsner J.T., Lefering R., Koster R.W., Masterson S., Böttiger B.W., Herlitz J., et al. EuReCa ONE-27 Nations, ONE Europe, ONE Registry: A prospective one month analysis of out-of-hospital cardiac arrest outcomes in 27 countries in Europe. Resuscitation 2016; 105: 188–195. doi: 10.1016/j.resuscitation.2016.06.004.
  13. Jelinek G.A., Gennat H., Celenza T., O'Brien D., Jacobs I., Lynch D. Community attitudes towards performing cardiopulmonary resuscitation in Western Australia. Resuscitation 2001; 51(3): 239–246.
  14. Johnston T.C., Clark M.J., Dingle G.A., FitzGerald G. Factors influencing Queenslanders’ willingness to perform bystander cardiopulmonary resuscitation. Resuscitation 2003; 56: 67–75.
  15. Kuramoto N., Morimoto T., Kubota Y., Maeda Y., Seki S., Takada K., et al. Public perception of and willingness to perform bystander CPR in Japan. Resuscitation 2008; 79(3): 475–481. doi: 10.1016/j.resuscitation.2008.07.005.
  16. Lee M.J., Hwang S.O., Cha K.C., Cho G.C., Yang H.J., Rho T.H. Influence of nationwide policy on citizens' awareness and willingness to perform bystander cardiopulmonary resuscitation. Resuscitation 2013; 84(7): 889–894. doi: 10.1016/j.resuscitation.2013.01.009.
  17. Ong M.E., Shin S.D., De Souza N.N., Tanaka H., Nishiuchi T., Song K.J., et al. Outcomes for out-of-hospital cardiac arrests across 7 countries in Asia: The Pan Asian Resuscitation Outcomes Study (PAROS). Resuscitation 2015; 96: 100–108.
  18. Özbilgin Ş., Akan M., Hancı V., Aygün C., Kuvaki B. Evaluation of Public Awareness, Knowledge and Attitudes about Cardiopulmonary Resuscitation: Report of İzmir. Turk J Anaesthesiol Reanim 2015; 43(6): 396–405. doi: 10.5152/TJAR.2015.61587.
  19. Perkins G.D., Handley A.J., Koster R.W., Castrén M., Smyth M.A., Olasveengen T. et al. European Resuscitation Council Guidelines for Resuscitation 2015: Section 2. Adult basic life support and automated external defibrillation. Resuscitation 2015; 95: 81–99. doi: 10.1016/j.resuscitation.2015.07.015.
  20. Son J.W., Ryoo H.W., Moon S., Kim J.Y., Ahn J.Y., Park J.B., et al. Association between public cardiopulmonary resuscitation education and the willingness to perform bystander cardiopulmonary resuscitation: a metropolitan citywide survey. Clin Exp Emerg Med 2017; 4(2): 80–87. doi: 10.15441/ceem.16.160.
  21. Urban J., Thode H., Stapleton E., Singer A.J. Current knowledge of and willingness to perform Hands-Only CPR in laypersons. Resuscitation 2013; 84(11): 1574–1578. doi: 10.1016/j.resuscitation.2013.04.014.

References

  1. Birkun A.A., Glotov M.A. Epidemiologicheskie pokazateli vnegospital'noy ostanovki krovoobrashcheniya na primere otdel'no vzyatogo administrativnogo tsentra Rossiyskoy Federatsii [Epidemic indicators of out-of-hospital circulatory arrest by an example of an administrative center of the Russian Federation]. Anesteziologiya i reanimatologiya 2017; 2(62): 113–117. (In Russian).
  2. Gnezdilov V.V. Sravnitel'nyy analiz effektivnosti reanimatsionnogo posobiya (acls 2000 i acls 2005) na dogospital'nom etape [Comparative analysis of efficiency of resuscitation benefit (acls 2000 and acls 2005) at long-term period]. Tikhookeanskiy meditsinskiy zhurnal 2008; 1: 85–86. (In Russian).
  3. Dezhurnyy L.I. Nauchnoe obosnovanie i razrabotka sistemy mediko-organizatsionnykh meropriyatiy pervoy pomoshchi pri travmakh i neotlozhnykh sostoyaniyakh na dogospital'nom etape [Scientific grounds and development of medical and organization measures for the first aid in traumas and emergency conditions at pre-hospital stage]. Dr. Med. Sci. [dissertation]. Voronezhskaya gos. med. akademiya im. N.N. Burdenko, Voronezh, 2006. (In Russian).
  4. Mogil'chak E.L. Vyborochnyy metod v empiricheskom sotsiologicheskom issledovanii [Selective method in empirical sociological research]. Ekaterinburg: Izdatel'stvo Ural'skogo universiteta 2015; 120p. (In Russian).
  5. Upravlenie Federal'noy sluzhby gosudarstvennoy statistiki po Respublike Krym i g. Sevastopolyu. Ofitsial'naya statistika. Respublika Krym. Naselenie. [Office of the Federal State Statistics Service of the Republic of Crimea and Sevastopol. Official statistics. Republic of Crimea. Population]. [Online] [cited 2018 Nov 03]. Available from: http://crimea.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/crimea/ru/statistics/stat_Crimea/population. (In Russian).
  6. Upravlenie Federal'noy sluzhby gosudarstvennoy statistiki po Respublike Krym i g. Sevastopolyu. Ofitsial'naya statistika. Sevastopol'. Naselenie [Office of the Federal State Statistics Service of the Republic of Crimea and Sevastopol. Official statistics. Sevastopol. Population]. [Online] [cited 2018 Nov 03]. Available from: http://crimea.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/crimea/ru/statistics/stat_Seva/population. (In Russian)
  7. Shumatov V.B., Kuznetsov V.V., Lebedev S.V. Effektivnaya serdechno-legochnaya reanimatsiya na dogospital'nom etape: osnovnye elementy, opyt vnedreniya [Efficient cardiopulmonary resuscitation at long-term period: the basic elements and implementation experience]. Tikhookeanskiy meditsinskiy zhurnal 2006; 1: 81–84. (In Russian).
  8. Böttiger B.W., Van Aken H. Kids save lives--Training school children in cardiopulmonary resuscitation worldwide is now endorsed by the World Health Organization (WHO). Resuscitation 2015; 94: A5–7. doi: 10.1016/j.resuscitation.2015.07.005.
  9. Chen M., Wang Y., Li X., Hou L., Wang Y., Liu J., et al. Public Knowledge and Attitudes towards Bystander Cardiopulmonary Resuscitation in China. Biomed Res Int 2017; 2017: 3250485. doi: 10.1155/2017/3250485.
  10. Coons S.J., Guy M.C. Performing bystander CPR for sudden cardiac arrest: behavioral intentions among the general adult population in Arizona. Resuscitation 2009; 80(3): 334–340. doi: 10.1016/j.resuscitation.2008.11.024.
  11. Go A.S., Mozaffarian D., Roger V.L., Benjamin E.J., Berry J.D., Blaha M.J., et al. Heart disease and stroke statistics--2014 update: a report from the American Heart Association. Circulation 2014; 129(3): e28–e292. doi: 10.1161/01.cir.0000441139.02102.80.
  12. Gräsner J.T., Lefering R., Koster R.W., Masterson S., Böttiger B.W., Herlitz J., et al. EuReCa ONE-27 Nations, ONE Europe, ONE Registry: A prospective one month analysis of out-of-hospital cardiac arrest outcomes in 27 countries in Europe. Resuscitation 2016; 105: 188–195. doi: 10.1016/j.resuscitation.2016.06.004.
  13. Jelinek G.A., Gennat H., Celenza T., O'Brien D., Jacobs I., Lynch D. Community attitudes towards performing cardiopulmonary resuscitation in Western Australia. Resuscitation 2001; 51(3): 239–246.
  14. Johnston T.C., Clark M.J., Dingle G.A., FitzGerald G. Factors influencing Queenslanders’ willingness to perform bystander cardiopulmonary resuscitation. Resuscitation 2003; 56: 67–75.
  15. Kuramoto N., Morimoto T., Kubota Y., Maeda Y., Seki S., Takada K., et al. Public perception of and willingness to perform bystander CPR in Japan. Resuscitation 2008; 79(3): 475–481. doi: 10.1016/j.resuscitation.2008.07.005.
  16. Lee M.J., Hwang S.O., Cha K.C., Cho G.C., Yang H.J., Rho T.H. Influence of nationwide policy on citizens' awareness and willingness to perform bystander cardiopulmonary resuscitation. Resuscitation 2013; 84(7): 889–894. doi: 10.1016/j.resuscitation.2013.01.009.
  17. Ong M.E., Shin S.D., De Souza N.N., Tanaka H., Nishiuchi T., Song K.J., et al. Outcomes for out-of-hospital cardiac arrests across 7 countries in Asia: The Pan Asian Resuscitation Outcomes Study (PAROS). Resuscitation 2015; 96: 100–108.
  18. Özbilgin Ş., Akan M., Hancı V., Aygün C., Kuvaki B. Evaluation of Public Awareness, Knowledge and Attitudes about Cardiopulmonary Resuscitation: Report of İzmir. Turk J Anaesthesiol Reanim 2015; 43(6): 396–405. doi: 10.5152/TJAR.2015.61587.
  19. Perkins G.D., Handley A.J., Koster R.W., Castrén M., Smyth M.A., Olasveengen T. et al. European Resuscitation Council Guidelines for Resuscitation 2015: Section 2. Adult basic life support and automated external defibrillation. Resuscitation 2015; 95: 81–99. doi: 10.1016/j.resuscitation.2015.07.015.
  20. Son J.W., Ryoo H.W., Moon S., Kim J.Y., Ahn J.Y., Park J.B., et al. Association between public cardiopulmonary resuscitation education and the willingness to perform bystander cardiopulmonary resuscitation: a metropolitan citywide survey. Clin Exp Emerg Med 2017; 4(2): 80–87. doi: 10.15441/ceem.16.160.
  21. Urban J., Thode H., Stapleton E., Singer A.J. Current knowledge of and willingness to perform Hands-Only CPR in laypersons. Resuscitation 2013; 84(11): 1574–1578. doi: 10.1016/j.resuscitation.2013.04.014.

Дата поступления: 14.01.2019


Просмотров: 529

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 20.03.2019 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search