О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!

С 2019 года, в направляемых в журнал статьях, ссылки на источники в разделах Библиография и References должны быть составлены в порядке их упоминания в тексте и независимо от того, имеются ли среди них переводные источники или источники на иностранных языках.

Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.73.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2019 (67) arrow НЕОДНОРОДНОСТЬ ГРУЗА ХРОНИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИИ У ПОЖИЛЫХ
НЕОДНОРОДНОСТЬ ГРУЗА ХРОНИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИИ У ПОЖИЛЫХ Печать
26.06.2019 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2019-65-3-1

Эделева А.Н., Сабгайда Т.П., Стародубов В.И.
ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва, Россия

Резюме

Актуальность. Пожилое российское население имеет груз различных хронических заболеваний, однако в этом плане население не является однородным, количество накопленных заболеваний не одинаково в разных группах лиц старше трудоспособного возраста. Существующая система сбора и разработки данных о заболеваемости и факторах риска не даёт представления о распространённости основных и сопутствующих заболеваний, что искажает профиль здоровья и препятствует разработке адекватных программ по продлению здорового образа жизни и активной старости.

Цель исследования. Выявить факторы, дифференцирующие накопленный груз хронических заболеваний среди лиц старше трудоспособного возраста.

Материалы и методы. Подворный обход домохозяйств, имеющих в своем составе пожилых людей (мужчины 60 лет и старше, женщины 55 лет и старше), выборка 14749 горожан и 7808 сельских жителей. Обследование бригадой врачей с использованием медицинской документации об установленных диагнозах, опрос о самооценке здоровья и имеющихся поведенческих факторах риска. Объект - Нижегородская область с долей населения старше трудоспособного возраста, превышающей среднероссийскую. Проанализирована зависимость числа хронических заболеваний от диагноза основного заболевания, пола и возраста пожилого человека, его места жительства, наличия поведенческих факторов риска.

Результаты. Построены профили сопутствующих заболеваний и осложнений для БСК, новообразований и диабета в качестве диагнозов основного заболевания. Установлено отсутствие общих закономерностей нозологической структуры сопутствующей патологии, при этом не только состав, но и число сопутствующих заболеваний зависит от основного диагноза, достигая максимума у мужчин при болезнях мочеполовой системы (2,15±0,2), у женщин - при диабете (1,56±0,15).

Выводы. Наибольший вклад в различия величины груза хронических заболеваний вносит место жительства. На втором месте по влиянию на накопление хронических заболеваний у городских жителей находится основное заболевание, а у сельских жителей - поведенческие факторы и доступность медицинской помощи.

Область применения результатов. Структуры государственной власти в сфере здравоохранения федерального и регионального уровней.

Ключевые слова: полиморбидность; распространенность хронических заболеваний; лица старше трудоспособного возраста; сопутствующие заболевания; медицинское поведение.

Контактная информация: Тамара Павловна Сабгайда, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. У авторов отсутствует конфликт интересов.
Для цитирования: Эделева А.Н., Сабгайда Т.П., Стародубов В.И. Неоднородность груза хронической патологии у пожилых. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2019; 65(3). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1070/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2019-65-3-1

HETEROGENEITY OF THE BURDEN OF CHRONIC DISEASES IN THE ELDERLY
Edeleva A.N., Sabgayda T.P., Starodubov V.I.

Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of Ministry of Health of Russian Federation, Russia, Moscow

Abstract

Significance. The elderly Russian population bears a burden of various chronic diseases; however, the population is not homogeneous in this regard as the number of accumulated diseases varies across different groups of people over working ages. The current system of collecting and developing data on morbidity and risk factors does not give an idea of prevalence of the major and associated diseases, which distorts the health profile and prevents development of adequate programs to prolong a healthy lifestyle and active aging.

Purpose. To identify factors that differentiate the accumulated burden of chronic diseases among people over working ages.

Material and Methods. The study was based on the doorbell survey of households including the elderly (60 years and older for men and 55 and older for women), the sample included 14749 urban and 7808 rural residents. The elderly were examined by medical teams using medical documentation on the determined diagnosis, asked about self-estimation of health and behavioural risk factors. The study subject is the Nizhny Novgorod region where the share of population over working ages exceeds the Russian average. Dependence of the number of chronic diseases from primary diagnosis, sex and age of the elderly person, his place of residence and presence of behavioural risk factors has been analysed.

Results. Profiles of comorbid conditions and complications were constructed for cardio-vascular diseases, neoplasms and diabetes mellitus as primary diagnosis. Absence of common patterns was shown for the nosology structure of comorbid conditions. Wherein not just the list but even the number of comorbid conditions depend upon primary diagnosis reaching its maximum in men with genitourinary diseases (2.15±0.2), and in women with diabetes mellitus (1.56±0.15).

Conclusion. The place of residence makes the greatest contribution to the differences in magnitude of the burden of chronic diseases. The main disease makes the second greatest contribution on the chronic diseases accumulation among urban residents, while behavioral factors and availability of medical care are the second-important contributors among rural residents .

Scope of application. State authorities in healthcare at the federal and regional levels.

Keywords: polymorbidity, prevalence of chronic diseases, people over the working age, comorbidities, medical behavior.

Corresponding author: Tamara P. Sabgayda, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Edeleva A.N.,
https://orcid.org/0000-0002-8683-5185, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Sabgayda T.P., http://orcid.org/0000-0002-5670-6315, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Starodubov V.I. https://orcid.org/0000-0002-3625-4278, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest
For citation: Edeleva A.N., Sabgayda T.P., Starodubov V.I. Heterogeneity of the burden of chronic diseases in the elderly. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2019; 65(3). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1070/30/lang,ru/. (In Rus.). DOI: 10.21045/2071-5021-2019-65-3-1

Введение

В связи с постарением населения растет нагрузка на систему здравоохранения. Согласно прогнозу ООН, к 2050 году в населении России доля лиц 65 лет и старше увеличится до 30%, при этом ожидается значительное увеличение доли лиц старше 80 лет [1]. Поэтому следует уделить особое внимание подготовке здравоохранения к ожидаемому росту числа самых пожилых жителей [2].

Концепцией демографической политики РФ на период до 2025 года предусмотрена разработка мер по сохранению здоровья и продлению трудоспособного периода жизни пожилых людей, развитие геронтологической помощи [3]. Разработана «Стратегия действий в интересах граждан старшего поколения в Российской Федерации до 2025 года» [4]. Согласно Указу Президента Российской Федерации от 7 мая 2018, одним из пяти федеральный проектов Национального проекта «ДЕМОГРАФИЯ» стал проект «Старшее поколение», задачей которого является разработка и реализация программы системной поддержки и повышения качества жизни граждан старшего поколения. Однако для достижения поставленной цели и внедрения программ, направленных на сохранение здоровья пожилых, на региональном уровне необходимо иметь больше данных о состоянии здоровья лиц, доживших до преклонного возраста, чем собирается в рамках статистической отчетности.

В пожилом и, особенно, в старческом возрасте структура заболеваемости значительно меняется в результате уменьшения числа острых заболеваний и увеличения болезней, связанных с прогрессированием хронических патологических процессов [5]. Для пожилых характерно одновременное развитие 3-5 и более заболеваний, предрасположенность к множественным физическим, психическим и социальным проблемам [6]. Число болезней у одного человека (полиморбидность) с возрастом увеличивается [7,8].

Однако в плане груза накопленных к старости заболеваний и пожилое население не является однородным. Анализ факторов такой неоднородности может помочь увидеть основные актуальные проблемы в увеличении продолжительности жизни населения, позволит более целенаправленно разработать программы по продлению здорового образа жизни и активной старости.

Целью данной исследования является анализ факторов, дифференцирующих накопленный груз хронических заболеваний среди лиц старше трудоспособного возраста.

Материалы и методы

В Российской Федерации информация о заболеваемости по обращаемости собирается в целом для группы населения пенсионного возраста (60 лет и старше для мужчин и 55 лет и старше для женщин), при этом заболевания могут быть выявлены только в случае обращения пациентов в медицинские организации. В связи с чем, нужная информация о здоровье была получена при сплошном обследовании населения, старше трудоспособного возраста одного городского (7809 человек) и двух сельских районов (14749) Нижегородской области в 2017 году. Исследование проводилось в Нижегородской области, сравнительно однородной по этническому составу и с долей населения старше трудоспособного возраста, превышающей среднероссийскую: 27,6% против 25,2% в 2017 году.

Обследование проводилось бригадой врачей (в амбулаторных условиях или при выезде) с использованием медицинской документации об установленных диагнозах, опроса о самооценке здоровья и имеющихся поведенческих факторах риска. При проведении медицинских исследований в ходе реализации программы оценивали возможность пациентов к самообслуживанию.

Анализировалась вариация числа хронических заболеваний в расчете на одного человека в зависимости от пола, возрастной группы пожилых лиц (до 75 лет, 75-84 года и 85 лет и старше – табл. 1), условий проживания (город село), ведущего заболевания, медицинского поведения (регулярность обращения к врачам, распространение поведенческих факторов риска, следование рекомендациям врача).

Таблица 1

Общее количество осмотренных лиц пенсионного возраста в городском и сельских районах Нижегородской области

Возрастные группы Город Сельские районы
Мужчины Женщины Мужчины Женщины
60/55 – 74 года 1664 3810 3662 5135
75-84 года 500 1236 1110 3337
85 лет и старше* 147 452 260 1245
Итого 2311 5498 5032 9717

* Возрастная группировка ВОЗ не использовалась в силу недостаточного числа долгожителей

Результаты

Неоднородность груза хронической патологии у лиц пенсионного возраста формируется в разных плоскостях рассмотрения проблемы.

Во-первых, принципиальное значение для сохранения здоровья имеют условия жизни населения. В сельской местности распространенность заболеваний меньше, чем среди городских жителей. В ходе обследования лиц пенсионного возраста в городе в 0,7% случаев среди мужчин и в 1,1% случаев среди женщин никаких заболеваний выявлено не было. Среди селян никаких заболеваний не было выявлено в меньшей части случаев: лишь среди 0,26% мужчин и 0,31% женщин. У подавляющего большинства горожан (90,8%) с наличием основного заболевания выявлены сопутствующие болезни (90,0% у мужчин и 91,1% у женщин). У селян при наличии основного заболевания сопутствующие болезни наблюдались у 68,6% мужчин и 69,7% женщин.

В среднем, число хронических заболеваний, приходящихся на одного пенсионера, составляет 2,84 среди городских мужчин и 2,80 среди городских женщин, тогда как в сельской местности эти показатели составляют 1,44 и 1,40 соответственно.

Среднее число хронических заболеваний в расчете на одного человека в городе составляет 2,84 у мужчин 60-74 лет и 2,76 у женщин 55-74 лет, в возрасте 75-84 года эти показатели наибольшие и составляют соответственно 3,06 и 3,07, а для лиц в возрасте 85 лет и старше - 2,71 для мужчин и 2,75 для женщин. В сельских районах прослеживается рост числа хронических заболеваний с возрастом: 1,64 для мужчин и 1,58 для женщин в возрасте до 75 лет, 1,84 и 1,78 в возрасте 75-84 года соответственно, 1,86 и 1,84 в возрасте 85 лет и старше.

Среди обследованных горожан пенсионного возраста доля тех, кто себя не обслуживает, составила 3,7% (3,5% среди мужчин и 3,8% среди женщин). Среди сельских мужчин доля лиц, которые не могут сами себя обслуживать, меньше, чем в городе: 2,8%, среди женщин она составляет 3,9%. При этом у горожан, которые не могут себя обслуживать, среднее число хронических заболеваний в расчете на одного человека составляет 2,78 заболеваний (2,59 среди мужчин и 2,86 среди женщин), среди селян – 1,49 (1,47 и 1,47 соответственно).

Во-вторых, неоднородность груза хронической патологии у лиц пенсионного возраста формируется основным заболеванием пожилого человека. В таблице 2 приведена доля сопутствующих заболеваний разных классов, выявленных у жителей пенсионного возраста, имеющих злокачественные новообразования, эндокринные заболевания, сердечно-сосудистые заболевания и болезни мочеполовой системы.

При онкологических заболеваниях реже частота болезней эндокринной системы, болезней органов пищеварения а также больше частота болезней мочеполовой системы у мужчин.

Таблица 2

Доля (%) сопутствующих заболеваний разных классов, выявленных у лиц пенсионного возраста, имеющих злокачественные новообразования (I), эндокринные заболевания (II), сердечно-сосудистые заболевания (III) и болезни мочеполовой системы (IV)

Классы болезней I II III IV
Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен.
Инфекционные и паразитарные заболевания 0 0 0 0,2 0,1 03 0,3 0
Новообразования 4,8 1,7 0 0,1 0,2 0,1 0,2 0
Болезни крови и кроветворных органов 0 0 0,2 0,4 0,1 0,1 0 0
Болезни эндокринной системы 0 09 1,7 1,9 3,8 3,9 5,7 6,7
Психические расстройства 0 0,3 0,5 0 0,1 0,1 0 0
Болезни нервной системы 0 0,3 0 0,1 0,05 0,1 0 0
Болезни глаза 4,8 4,6 2,2 3,6 5,2 5,4 4,8 0
Болезни уха 0 0,3 0 0,2 0,4 0,3 0,3 0
Болезни системы кровообращения 78,4 77,7 73,8 76,8 67,6 66,9 64,9 66,7
Болезни органов дыхания 0,6 0,3 0,7 1,1 1,8 1,2 2,1 0
Болезни органов пищеварения 2,4 5,7 8,5 6,1 7,1 8,6 7,7 20,0
Болезни мочеполовой системы 3,6 0,6 1,5 0,7 1,3 1,3 1,4 0
Болезни костно-мышечной системы 5,4 7,7 10,9 8,9 12,3 11,7 12,1 6,7
Количество человек 167 350 346 1092 5053 11026 652 27
Среднее число сопутствующих заболеваний на одного человека всего в городе в селе 1,14 2,46 0,85 1,19 2,32 0.83 1,19 2,68 0,27 1,56 2,58 0,35 0,81 1,71 0,33 0,87 1,71 0,28 2,15 2,18 0 0,83 2,80 0,08

При болезнях эндокринной системы сравнительно чаще встречаются болезни крови и кроветворных органов, реже – болезни глаза и его придаточного аппарата. При болезнях системы кровообращения сравнительно чаще встречаются болезни глаза и его придаточного аппарата и болезни уха и сосцевидного отростка. При заболеваниях мочеполовой системы сравнительно чаще встречаются болезни эндокринной системы.

Среднее число сопутствующих заболеваний так же не одинаково при заболеваниях разных классов. Больше всего сопутствующих заболеваний наблюдается у городских мужчин, когда основным является эндокринное заболевание, у сельских мужчин и женщин – когда основное заболевание из класса новообразования. У городских женщин, имеющих эндокринное заболевание или заболевание мочеполовой системы частота сопутствующих заболеваний выше.

Численность мужчин с заболеваниями болезнями системы кровообращения и болезнями эндокринной системы планомерно снижается, тогда как в возрастной структуре мужчин, имеющих злокачественные новообразования и болезни мочеполовой системы, наблюдается двумодальное распределение (рис. 1).

Рис. 1
Рис. 1. Возрастная структура лиц пенсионного возраста с основным заболеванием разных классов

У женщин двумодальное распределение наблюдается при всех четырех анализируемых классах заболеваний, однако величина второго подъема по уровню сравнима с величиной первого подъема.

У городских и сельских жителей, не мобильных и находящихся в домашних условиях, распространение тяжелого состояния при заболеваниях одного класса не одинаково (табл. 3). Так, доля не мобильных сельских жителей со злокачественными новообразованиями и болезнями системы кровообращения больше, чем в городе, что, по-видимому, связано с большей доступностью паллиативной помощи для жителей областного центра. Для болезней эндокринной системы различия не достоверны.

Таблица 3

Доля немобильных граждан среди лиц пенсионного возраста с основным заболеванием разных классов (%)

Основное заболевание Город Районы
Мужчины Женщины Мужчины Женщины
Злокачественные новообразования 2,08 1,43 2,48 3,17
Болезни эндокринной системы 1,50 2,86 1,41 2,61
Болезни системы кровообращения 0,69 1,51 2,92 4,25
Болезни мочеполовой системы 0,34 0 0 0

Третий дифференцирующий фактор состояния здоровья – медицинское поведение населения. Лица, у которых выявляются хронические заболевания, как правило, получают от врачей рекомендации по здоровому образу жизни и поведенческим способам профилактики обострений их хронических заболеваний. Однако, как показали опросы, среди городских жителей пенсионного возраста 29,4% мужчин и 26,8% женщин и 7,6% и 8,1% соответственно среди сельских жителей не получали от врачей рекомендации в последние годы (или не помнят о них). В этой группе лиц доля тех, у кого не выявлены хронические заболевания, в городе ничтожно мала, а в сельских районах составляет шестую часть (табл. 4). Среди тех, кто помнят о полученных рекомендациях, но не следуют им (2,2% мужчин и 1,2% женщин в городе и 6,0%и 6,4% соответственно в сельской местности), доля лиц без хронических заболеваний в городе заметно больше.

Таблица 4

Характеристика состояния здоровья групп лиц с разным медицинским поведением

Основное заболевание Город Районы
Мужчины Женщины Мужчины Женщины
Не получали медицинских рекомендаций по образу жизни
Доля лиц без хронических заболеваний (%) 0,15 0,27 17,2 17,9
Среднее число заболеваний на одного человека 2,61 2,63 0,85 0,84
Доля лиц в возрасте 90 лет и старше (%) 2,9 2,9 0,56 1,50
Получали медицинские рекомендации и следовали им
Доля лиц без хронических заболеваний (%) 0,62 1,1 6,7 6,7
Среднее число заболеваний на одного человека 2,99 2,93 0,99 1,00
Доля лиц в возрасте 90 лет и старше (%) 2,8 2,8 1,07 2,39
Получали медицинские рекомендации и не следовали им
Доля лиц без хронических заболеваний (%) 4,0 1,5 11,0 11,7
Среднее число заболеваний на одного человека 1,80 1,80 1,01 1,07
Доля лиц в возрасте 90 лет и старше (%) 10,0 12,1 0,33 2,56

В течение трех и более лет не обращались в медицинские организации 12,8% мужчин и 11,6% женщин среди горожан и по 8,5% сельских жителей старше трудоспособного возраста.

Среди тех горожан, кто длительно не обращался в медицинскую организацию, у 75,6% мужчин и 73,3% женщин выявлено по три и более факторов риска нарушения здоровья (из списка выявляемых в ходе диспансеризации населения), тогда как среди тех, кто обращался за медицинской помощью в течение последнего года, по три и более факторов риска встречается реже у мужчин (70,6%) и чаще у женщин (76,3%).

В сельских районах среди женщин, которые длительно не обращались в медицинские учреждения, распространение трех и более факторов риска составляет 12,7%, что существенно меньше, чем среди тех, кто обращался за медицинской помощью в течение последнего года (44,3%). Среди сельских мужчин, которые длительно не обращались в медицинские учреждения, распространение факторов риска больше, чем среди тех, кто обращался за медицинской помощью в течение последнего года: 82,7% против 75,6%.

Наибольшее количество хронических заболеваний наблюдается у городских жителей, которые регулярно обращаются в медицинские организации и не входят в группу риска по распространенности факторов риска (табл. 5). А среди длительно не обращавшихся в медицинские организации городских мужчин с наличием трех и более факторов риска среднее число хронических заболеваний на одного человека даже несколько меньше, чем у мужчин без факторов риска. Для сельских мужчин ситуация обратная: при наличии факторов риска и заболеваний больше, тогда как сельские женщины при наличии трех факторов риска болеют меньше.

Таблица 5

Среднее число хронических заболеваний на одного человека у лиц из группы риска и без наличия трех и более факторов риска

Наличие трех и более факторов риска Город Районы
Мужчины Женщины Мужчины Женщины
Обращались за медицинской помощью в течение года
Имеют 2,68 2,64 1,57 1,10
Не имеют 4,14 4,24 1,23 1,81
Не обращались за медицинской помощью в течение трех и более лет
Имеют 2,63 2,68 1,99 1,48
Не имеют 2,74 2,65 1,25 1,90

Обсуждение

Как показывают результаты, в сельской местности распространенность заболеваний меньше, чем среди городских жителей. Поскольку в рамках этого исследовании были обследованы врачебными бригадами все жители пенсионного возраста, проживающие на обслуживаемой территории, то проблема недовыявления заболеваний не стоит. Интересно, что среди горожан чаще встречались лица без хронической патологии.

Сравнение числа хронических заболеваний, приходящихся на одного человека, у городских и сельских мужчин и женщин показывает, что условия жизни дифференцируют уровень распространения хронических заболеваний в большей степени, чем половой признак. Гендерные различия в бремени болезней отмечаются для городских жителей, которые не могут обслуживать себя, тогда как в сельской местности у мужчин и женщин, которые не могут себя обслуживать, одинаковое количество хронических заболеваний.

Результаты показывают, что с возрастом распространенность хронических заболеваний в городе и сельской местности меняется не одинаково. Можно предположить, что при лучшей доступности медицинской помощи городской образ жизни способствует накоплению среди населения хронических заболеваний. Заметное снижение среднего числа хронических заболеваний на одного городского жителя после 85-летнего возраста при отсутствии такой тенденции среди сельских жителей позволяет предположить, что доступные медицинские средства помогают поддерживать сравнительно хорошее состояние здоровья при наличии хронических заболеваний только до возраста долгожительства. По-видимому, при наличии трех хронических заболеваний вероятность долгой жизни определяется не только доступностью медицинской помощи, но и ее адекватностью, возможностью учета возрастных особенностей реакции организма на лекарственные средства.

Также не велики гендерные отличия в числе сопутствующих заболеваний при заболеваниях одного класса, тогда как между жителями города и села такие различия существенно больше. Сравнение числа сопутствующих заболеваний при болезнях разных классов у жителей городского центра и сельской местности позволяет предположить, что проживание в экологически более чистых условиях и постоянные физические нагрузки не нарушают адаптационные возможности организма, и при появлении хронического заболевания организм селянина адаптируется к новому состоянию, по-прежнему сопротивляясь появлению других заболеваний. У городских жителей больше стрессов, иммунный статус понижен, часто встречаются вредные производственные условия, поэтому адаптационные возможности организма понижены. Возможно, что большая доля не мобильных сельских жителей с болезнями системы кровообращения связана не только с большей доступностью паллиативной помощи для жителей областного центра, но и с меньшими адаптационными возможностями у городских жителей, что не позволило им пережить острое сердечнососудистое состояние.

Разный спектр сопутствующих заболеваний при основных заболеваниях разных классов подчеркивает целесообразность проведения тематических школ здоровья с акцентом на специфические профилактические меры по поддержанию хронического заболевания в состоянии ремиссии и избеганию факторов риска наиболее частых для этой основной болезни сопутствующих заболеваний.

В двумодальном возрастном распределении числа лиц с болезнями четырех разных классов величина второго подъема по уровню сравнима с величиной первого подъема и заведомо превышает ожидаемый подъем в соответствии с возрастной структурой всего населения. Такой результат позволяет предположить, что болезни, связанные со старостью, проявляются после 75-летнего возраста. Процесс старения связан с истощением внутренних ресурсов организма, его рассматривают как мультифакторное заболевание, в развитие которого вовлечены как повреждающие факторы внешней среды, так и неблагоприятные аллельные варианты разных генов [9]. К проявлению при определенных неблагоприятных условиях разных заболеваний предрасполагают человека так называемые гены предрасположенности [10]. Генетическая обусловленность развития в старости хронических заболеваний объясняет существенное отличие медицинской составляющей гериатрической помощи от медицинской помощи другим категориям пациентов по подходу в количественном и качественном выражении [11].

Связанные со старостью заболевания в настоящее время не достаточно исследованы с точки зрения общественного здоровья, поэтому мер их профилактики пока не разработано. Различия в возрастном распределении мужчин и женщин старше 70 лет с заболеваниями болезнями системы кровообращения и болезнями эндокринной системы демонстрируют гендерные различия болезней, связанных со старостью. Такой результат согласуется с гипотезой Б.А.Каурова и Е.Б. Матюхиной [12] о наличии разных механизмов формирования и течения гериатрической патологии у мужчин и женщин. Однако по их данным, разнообразие диагнозов увеличивается на возрастном интервале 65-89 лет. Возможно, это различие связано с отбором нами для анализа пациентов с основными заболеваниями лишь четырех классов, однако на качественном уровне полученные результаты совпадают.

Среди городских жителей, не придерживающихся медицинских рекомендаций, отмечается наибольшая доля лиц в возрасте долгожительства (90 лет и старше), а также наименьшее число хронических заболеваний в расчете на одного человека. Для сельских районов такой закономерности не выявлено, там сравнительно лучшая ситуация наблюдается в группе пенсионеров, которые в последние годы не получали от врачей рекомендации (или не помнят о них). Здесь, по-видимому, сказываются различия в доступности медицинской помощи: при более частых контактах с медицинскими работниками горожане с большей вероятностью могут получать медицинские рекомендации.

Среди городских женщин пенсионного возраста гораздо шире распространены по три и более факторов риска нарушения здоровья, и частота их распространения сопоставима с ситуацией среди городских мужчин. При этом среди сельских мужчин наблюдается самое широкое распространение факторов риска, что, прежде всего, связано со злоупотреблением алкоголя. Однако при этом среднее число хронических заболеваний у сельских мужчин меньше, чем у городских при любом медицинском поведении. Мало того, среди селян среднее число хронических заболеваний у женщин без факторов риска сравнимо с показателем мужчин, имеющих по три и более факторов риска.

Сравнение показателей здоровья группы лиц, имеющих три и более факторов риска, и тех, у кого факторы риска не выявлены или их количество менее трех, показало, что этот показатель не является лидирующим дифференцирующим признаком. Мало того, наличие факторов риска является значимым дифференцирующим признаком груза хронических заболеваний только среди сельских мужчин. Для городских жителей, по-видимому, имеют большее значение другие факторы риска, которые пока не выявляются в медицинских организациях. Однако, как подчеркивают исследователи, в новых нормативных документах, касающихся интересов граждан старшего поколения, даже не поставлена задача по решению проблемы отсутствия системы социально-психологических знаний о группе пожилых людей [13].

Наибольший груз хронических заболеваний у горожан отмечается для лиц без факторов риска, регулярно посещающих врачей, а у селян, наоборот, у лиц, длительно не обращающихся в медицинские организации. Можно заключить, что повышение доступности медицинской помощи для селян приведет к снижению у них распространения хронических заболеваний.

Выводы

Наибольший вклад в различия величины груза хронических заболеваний вносит место жительства. На втором месте по влиянию на накопление хронических заболеваний у городских жителей находится основное заболевание, а у сельских жителей - поведенческие факторы и доступность медицинской помощи.

Библиография

  1. Lutz W., Sanderson W., Scherbov S. Doubling of world population unlikely. Nature 2001; 412: 453–545.
  2. Сафарова Г.Л. Демография старения: современное состояние и приоритетные направления исследований. Успехи геронтологии 2009; 22(1): 49–59.
  3. Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года: Указ Президента Российской Федерации от 09.10.07 № 1351 [Интернет]. URL: http://base.garant.ru/191961/ (дата обращения 25.01.2019)
  4. Башкирёва А.С. Инновационные геронтотехнологии в развитии стратегии действий в интересах граждан старшего поколения в РФ. Вестник Росздравнадзора 2016; (4): 19–24.
  5. Пономарева И.П. Организационные аспекты паллиативной помощи лицам пожилого и старческого возраста с соматической прогрессирующей патологией. Современные проблемы науки и образования [электронный научный журнал] 2012; (3). URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=6251 (дата обращения: 17.02.2019).
  6. Сбоева С.Г., Ряженов В.В. Характерные черты постарения населения и современные геронтотехнологии. Здравоохранение 2003; (4): 15–18.
  7. Верткин А.Л., Румянцева М.А., Скотникова А.С. Коморбидность. Клиническая медицина 2012; (10): 4-11.
  8. Прощаев К.И., Ильницкий А.Н., Постникова А.Н., Мурсалов С.У., Киселевич М.М., Шварцман Г.И. Клиническая патология полиморбидности в гериатрической практике. Успехи геронтологии 2011; 24(2): 285-289.
  9. Баранов В.С., Баранова Е.В. Генетические аспекты старения. Успехи геронтологии 2007; 20(2): 26–34.
  10. Баранов В.С., Баранова Е.В. Генетический паспорт — основа активного долголетия и максимальной продолжительности жизни. Успехи геронтологии 2009; 22(1): 84-91.
  11. Анисимов В.Н., Серпов В.Ю., Финагентов А.В., Хавинсон В.Х. Новый этап развития геронтологии и гериатрии в России: проблемы создания системы гериатрической помощи. Часть 2. Структура системы, научный подход. Успехи геронтологии 2017; 30(4): 486–497.
  12. Кауров Б.А., Матюхина Е.Б. Особенности частотного спектра заболеваний и полиморбидности у пожилых людей и долгожителей. Клиническая геронтология 2014; 20(1-2): 66-71.
  13. Дудченко О.Н., Мытиль А.В. Специфика группы пожилых как объекта социальной политики. Социологическая наука и социальная практика 2018; 6(1): 84-100. DOI: https://doi.org/10.19181/snsp.2018.6.1.5739.

References

  1. Lutz W., Sanderson W., Scherbov S. Doubling of world population unlikely. Nature 2001; 412: 453–545.
  2. Safarova G.L. Demografiya stareniya: sovremennoe sostoyanie i prioritetnye napravleniya issledovaniy [Demography of aging: current state and priority research areas]. Uspekhi gerontologii 2009; 22(1): 49–59. (In Russian).
  3. Ob utverzhdenii Kontseptsii demograficheskoy politiki Rossiyskoy Federatsii na period do 2025 goda [On approving the Concept of the demographic policy of the Russian Federation for the period up to 2025]. Ukaz Prezidenta Rossiyskoy Federatsii ot 09.10.07 № 1351 [Online]. 2007 [cited 2019 Jan 25]. Available from: http://base.garant.ru/191961/. (In Russian).
  4. Bashkireva A.S. Innovatsionnye gerontotekhnologii v razvitii strategii deystviy v interesakh grazhdan starshego pokoleniya v RF [Innovative gerontology technologies in the development of action strategy in interests of older citizens in the Russian Federation]. Vestnik Roszdravnadzora 2016; (4): 19–24. (In Russian).
  5. Ponomareva I.P. Organizatsionnye aspekty palliativnoy pomoshchi litsam pozhilogo i starcheskogo vozrasta s somaticheskoy progressiruyushchey patologiey [Organizational aspects of palliative care for the elderly with somatic progressive pathology]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya [serial online] 2012 [cited 2019 Feb 17]; (3). Available from: http://science-education.ru/ru/article/view?id=6251. (In Russian).
  6. Sboeva S.G., Ryazhenov V.V. Kharakternye cherty postareniya naseleniya i sovremennye gerontotekhnologii [Characteristic features of population aging and modern gerontology technologies]. Zdravookhranenie 2003; (4): 15–18. (In Russian).
  7. Vertkin A.L., Rumyantseva M.A., Skotnikova A.S. Komorbidnost' [Comorbidity]. Klinicheskaya meditsina 2012; (10): 4-11. (In Russian).
  8. Proshchaev K.I., Il'nitskiy A.N., Postnikova A.N., Mursalov S.U., Kiselevich M.M., Shvartsman G.I. Klinicheskaya patologiya polimorbidnosti v geriatricheskoy praktike [Clinical pathology of polymorbidity in geriatric practice]. Uspekhi gerontologii 2011; 24(2): 285-289. (In Russian).
  9. Baranov V.S., Baranova E.V. Geneticheskie aspekty stareniya [Genetic aspects of aging]. Uspekhi gerontologii 2007; 20(2): 26–34. (In Russian).
  10. Baranov V.S., Baranova E.V. Geneticheskiy pasport — osnova aktivnogo dolgoletiya i maksimal'noy prodolzhitel'nosti zhizni [Genetic passport - the basis of active longevity and maximum life expectancy]. Uspekhi gerontologii 2009; 22(1): 84-91. (In Russian).
  11. Anisimov V.N., Serpov V.Yu., Finagentov A.V., Khavinson V.Kh. Novyy etap razvitiya gerontologii i geriatrii v Rossii: problemy sozdaniya sistemy geriatricheskoy pomoshchi. Chast' 2. Struktura sistemy, nauchnyy podkhod [A new stage in the development of gerontology and geriatrics in Russia: problems of creating a system of geriatric care. Part 2. System structure, scientific approach.]. Uspekhi gerontologii 2017; 30(4): 486–497. (In Russian).
  12. Kaurov B.A., Matyukhina E.B. Osobennosti chastotnogo spektra zabolevaniy i polimorbidnosti u pozhilykh lyudey i dolgozhiteley [Features of the frequency spectrum of diseases and polymorbidity in the elderly and long-livers]. Klinicheskaya gerontologiya 2014; 20(1-2): 66-71. (In Russian).
  13. Dudchenko O.N., Mytil' A.V. Spetsifika gruppy pozhilykh kak ob"ekta sotsial'noy politiki [The specifics of the elderly group as a social policy object]. Sotsiologicheskaya nauka i sotsial'naya praktika 2018; 6(1): 84-100. DOI: https://doi.org/10.19181/snsp.2018.6.1.5739. (In Russian).

Дата поступления: 23.05.2019


Просмотров: 584

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 11.07.2019 г. )
След. »
home contact search contact search