О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!

С 2019 года, в направляемых в журнал статьях, ссылки на источники в разделах Библиография и References должны быть составлены в порядке их упоминания в тексте и независимо от того, имеются ли среди них переводные источники или источники на иностранных языках.

Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.73.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная
ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ ОТКАЗОВ ОТ ВАКЦИНАЦИИ Печать
08.11.2019 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2019-65-5-9

Моисеева К.Е., Алексеева А.В.
ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Санкт-Петербург

Резюме

Актуальность. Несмотря на риск возникновения инфекционных заболеваний у ребенка значительная часть родителей либо сомневаются в целесообразности, либо совсем отказываются от иммунизации своих детей. Поэтому для борьбы со вспышками детских инфекций необходимо выявить основные причины отказов родителей от вакцинации.

Цель исследования: изучить основные причины отказов родителей от вакцинации и сомнений в необходимости ее проведения у детей первого года жизни.

Материал и методы: на базе 7 детских поликлиник г. Санкт-Петербурга было проведено анонимное анкетирование 1724 матерей, имевших детей в возрасте 1 года, родившихся в 2016-2017 годы. Математическая обработка данных проведена с использованием электронных таблиц «MS Office Excel 2010» и пакета статистических программ PASW STATISTICS.

Результаты исследования: нарушение прививочного статуса наблюдалось у 15,7% детей первого года жизни, из них 4,9% не были привиты полностью, а 10,8% - частично. Чаще всего дети не были вакцинированы против пневмококковой инфекции (31,5%), дифтерии (29,2%) и гемофильной инфекции (27,2%), а реже - против краснухи (8,5%) и туберкулеза (11,2%). Медицинский отвод являлся главной причиной отказа от прививок у 89,8% частично непривитых и 82,5% полностью непривитых детей. Среди субъективных причин полных и частичных отказов от вакцинации большинство матери называли боязнь поствакцинальных осложнений (66,7% при полных и 69,7% при частичных отказах) и убежденность в отсутствии риска заражения инфекционными заболеваниями (64,1% и 81,3% соответственно). В акушерском стационаре 20,7% новорожденных не получали вакцинацию против гепатита В и 16,1% против туберкулеза. Предубеждение родителей против прививок служило причиной отказа от вакцинации в 24,4% случаях против гепатита В и 22,2% - против туберкулеза. Молодые женщины 15-19 лет реже, чем матери из других возрастных групп отказывались от прививок своих детей. У 22,7% матерей, дети которых были полностью привиты, согласно Национальному прививочному календарю, возникали сомнения по поводу целесообразности проведения вакцинации. 91,1% матерей, участвовавших в исследовании, указали одним из основных источников получения сведений о вакцинопрофилактике сеть «Интернет». При этом доля респондентов, получивших информацию от медицинских работников, составила лишь 31,4%.

Выводы: Основной причиной отказа или нарушения сроков вакцинации детей на первом году является медицинский отвод, связанный с состоянием здоровья детей. Отказы родителей от вакцинации детей грудного возраста по субъективным причинам чаще всего связаны с боязнью возникновения осложнений в поствакцинальном периоде и уверенностью в отсутствии риска заражения инфекционными заболеваниями. Недостаточная информационная работа медицинских работников с родителями ведет к недопониманию важности вакцинопрофилактики детских инфекций и влечет за собой предотвратимые отказы и сомнения в целесообразности проведения вакцинации.

Ключевые слова: отказы от вакцинации; медицинские отводы; предубеждение против вакцинации; акушерский стационар; детская поликлиника.

Контактная информация: Моисеева Карина Евгеньевна, еmail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов".

Для цитирования: Моисеева К.Е., Алексеева А.В. Основные причины отказов от вакцинации. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2019; 65(5):9. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1104/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2019-65-5-9

MAIN REASONS FOR VACCINATION REFUSALS
Moiseeva K.E., Alekseeva A.V.

St. Petersburg State Pediatric Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation, St. Petersburg

Abstract

Significance. Despite the risk of infectious diseases in children, a significant proportion of parents either doubts usefulness or completely refuses to vaccinate their children. Therefore, to control outbreaks of childhood infections, it is necessary to identify main reasons for parental refusals to vaccinate.

Purpose. To analyze main reasons for parental refusals from vaccination and doubts about its usefulness in children of the first year of life.

Material and Methods. On the basis of seven children's polyclinics in St. Petersburg, an anonymous survey of 1724 mothers with children up to one year of life born in 2016-2017 was conducted. Mathematical data processing was carried out using “MS Office Excel 2010” spreadsheets and PASW STATISTICS statistical software package.

Results. Impaired vaccination status was registered in 15.7% of children of the first year of life, 4.9% of them were not fully vaccinated while 10.8% of them were partially vaccinated. Most often, children were not vaccinated against pneumococcal infection (31.5%), diphtheria (29.2%) and hemophilic infection (27.2%), and less often - against rubella (8.5%) and tuberculosis (11.2 %). Medical reasons for non-vaccination were the main reason for refusing vaccination in 89.8% of partially vaccinated children and 82.5% of totally unvaccinated children. Among the subjective reasons for the complete and partial refusal from vaccination the majority of mothers mentioned fear of post-vaccination complications (66.7% of full and 69.7% of partial refusals) and belief that there is no risk of acquiring an infectious disease (64.1% and 81.3%, respectively). In the obstetric hospital, 20.7% of newborns were not vaccinated against hepatitis B and 16.1% - against tuberculosis. 24.4% of refusals against hepatitis B and 22.2% of refusals against tuberculosis were due to the parents' prejudice against vaccination.

Young women aged 15-19 less often refused vaccination of their children compared to mothers from other age groups. 22.7% of mothers with children fully vaccinated according to the National Vaccination Calendar, had doubts about usefulness of vaccination. 91.1% of mothers in the study indicated the Internet as one of the main sources of information about vaccination. The share of respondents receiving information from medical workers equaled to 31.4% only.

Conclusions. The main reason for refusal or break of the vaccination timetable in children of the first year is medical reasons related to the children's health. Parental refusals from vaccination of infants for subjective reasons are most often associated with fear of complications in the post-vaccination period and confidence that there is no risk of acquiring an infectious disease. Insufficient health information of parents by health professionals results in misunderstanding of the importance of vaccination from childhood infections leading to preventable refusals and doubts about usefulness of vaccination.

Keywords: refusal from vaccination; medical reasons for non-vaccination; prejudice against vaccination; obstetric hospital; children's polyclinic.

Corresponding author: Karina E. Moiseeva, еmail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Moiseeva K.E., http://orcid.org/0000-0002-3476-5971, еmail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Alekseeva A.V., http://orcid.org/0000-0001-9377-0773, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.

For citation: Moiseeva K.E., Alekseeva A.V. Main reasons for vaccination refusals. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2019; 65(5):9. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1104/30/lang,ru/. (In Rus). DOI: 10.21045/2071-5021-2019-65-5-9

Введение

По данным исследований ВОЗ, ежегодно благодаря иммунопрофилактике инфекционных заболеваний удается предотвратить более 2,5 млн. случаев смерти. Однако, каждый год причиной смертности 9 млн. детей является инфекционные болезни, причем 3 млн. гибнут от инфекций, против которых имеются вакцины [1,2]. В 2017 году было привито рекордно высокое количество детского населения – 116,2 миллиона человек, но 19,9 миллиона детей остались недопривитыми. Поэтому достаточно преждевременно говорить о значительных успехах в борьбе с инфекционными заболеваниями, тем более, что в этом же году в нескольких регионах ВОЗ разразились крупные вспышки эпидемий кори и дифтерии, повлекшие за собой многочисленные случаи смертельных исходов [3].

Одной из стран, где в последние годы наблюдалась вспышка кори, является Россия. Несмотря на достижения отечественного здравоохранения и успехи в контроле инфекционных заболеваний [4], в 2014 и 2017-2018 годах показатели заболеваемости корью, как среди всего населения, так и среди детей, выросли в несколько раз [5,6,7]. Динамика заболеваемости населения корью в Российской Федерации в 2013-2018 годы представлена в таблице 1.

Таблица 1

Динамика заболеваемости корью всего населения, детей 0-17 и 0-14 лет в Российской Федерации в 2013-2018 годы (на 100 тыс. соответствующего населения)

Год Заболеваемость населения РФ - Всего Динамика (в %) Заболеваемость детей 0-17 лет Динамика (в %) Заболеваемость детей 0-14 лет Динамика (в %)
2013 1,62 - 3,91 - 4,27 -
2014 3,28 +50,6 8,49 +53,9 9,15 +53,3
2015 0,58 -82,3 1,28 -84,9 1,40 -84,7
2016 0,11 -81,0 0,35 -72,6 0,40 -71,4
2017 0,50 +78,0 1,63 +78,5 1,86 +78,5
2018 1,73 +71,1 4,83 +66,2 5,27 +64,7

В Российской Федерации вакцинопрофилактика регулируется на государственном уровне [8]. Реализация национальной программы иммунопрофилактики детских инфекций имеет целью охватить собой как можно большее количество детского населения [9, 10]. Принято считать, что долговременный эпидемиологический эффект от вакцинации возможен только в том случае, если прививками будут охвачены 95% детей первых лет жизни [11]. В настоящее время своевременное проведение профилактических прививок является важным показателем деятельности профилактической работы медицинской организации [12]. Вакцинация на первом году жизни имеет определяющее значение для формирования резистентности иммунной системы ребенка, поэтому первую прививку новорожденный получает еще в родильном доме. После этого вакцинопрофилактика осуществляется в детской поликлинике и является одним из разделов работы участкового врача педиатра.

На сегодняшний день главным документом, который определяет сроки и типы вакцинаций и утверждается приказом Минздрава РФ, является Национальный календарь профилактических прививок [13]. Прививочный календарь разрабатывается с учетом всех возрастных особенностей, в том числе и наиболее опасных инфекционных заболеваний у детей первого года жизни. Однако, проведение вакцинации детей, согласно действующему законодательству, носит добровольный характер [14]. Поэтому родители имеют возможность отказаться от той или иной прививки или от вакцинопрофилактики полностью. Причины отказов родителей от вакцинации могут быть различны. Объективная причина отказов может быть только одна - медицинский отвод, связанный с состоянием ребенка. К субъективным причинам можно отнести боязнь осложнений в поствакцинальном периоде, недоверие к официальной медицине, религиозные запреты, убеждения, что обязательная вакцинация нарушает их права и др. В значительной степени возникновению отказов и, как следствие снижению охвата вакцинацией детей, способствуют средства массовой информации, которые рассказывают о большом числе осложнений, возникающих в поствакцинальном периоде [15].

Таким образом, несмотря на все аргументы в пользу иммунизации детей, проблема отказов родителей от вакцинации и несвоевременности ее проведения в настоящее время стоит достаточно остро. Поэтому для принятия адекватных мер, направленных на увеличение охвата детского населения вакцинопрофилактикой с целью предотвращение возникновения вспышек инфекционных заболеваний и их последствий, необходимо изучить основные причины отказов родителей от вакцинации и сомнений в необходимости ее проведения.

Цель исследования: изучить основные причины отказов родителей от вакцинации и сомнений в необходимости ее проведения у детей первого года жизни.

Материал и методы

Исследование проводилось на базе 7 детских поликлиник г. Санкт-Петербурга. Все детские поликлиники (отделения) являлись клиническими базами ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» Минздрава Российской Федерации. Поликлиники (отделения) находились в разных районах города с различной плотностью проживания, численностью и составом населения.

По специально разработанной форме «Анкета матери ребенка в возрасте одного года» методом случайной выборки было проведено анкетирование 1724 матерей-петербурженок, имевших детей в возрасте 1 года, родившихся в 2016-2017 годы. Среди респондентов матери в возрасте 15-19 лет составляли 1,9%, 20-24 года – 4,2%, 25-29 лет - 39,1%, 30-34 года – 36,5%, 35-39 лет – 12,1%, 40-44 года – 6,2%. Средний возраст матери составил 30,6±0,07 лет. В большинстве семьи были однодетные (54,2%), семей с двумя детьми было 36,9%, с тремя и более - 8,6%. В среднем число детей в семье составило 1,6±0,11 детей. Все матери постоянно проживали в г. Санкт-Петербурге.

Порядок проведения анкетирования. Матери самостоятельно заполняли анкетную форму после приема детей у участковых педиатров или врачей специалистов во время прохождения медицинских осмотров, предусмотренных приказом Минздрава по достижению ребенком 1 года [17]. Согласием служило заполнение анкеты.

«Анкета матери ребенка в возрасте одного года» включала в себя 15 закрытых и открытых вопросов. В первую часть, кроме общих вопросов о возрасте матери и количестве детей в семье, в анкету входили специальные вопросы, которые были посвящены установлению наличия вакцинаций против гепатита В и против туберкулеза (БЦЖ) в акушерских стационарах, а также причин их отсутствия. Вторая часть анкеты была посвящена организации вакцинации в детских поликлиниках (отделениях). В нее входили вопросы: о наличии или отсутствии у ребенка прививок на 1 году жизни, согласно Национальному календарю; об основных источниках получения информации о вакцинации; о причинах отказа от вакцинации; о наличии и причинах сомнений в целесообразности вакцинопрофилактики; о своевременности вакцинации и др. Математическая обработка данных проведена с использованием электронных таблиц «MS Office Excel 2010» и пакета статистических программ PASW STATISTICS.

Результаты

В целом оценка охвата вакцинопрофилактикой на первом году показала, что вакцинированы согласно Национальному календарю прививок 84,3% детей, соответственно 15,7% имели в год нарушение прививочного статуса, из них 4,9% не были привиты полностью, а 10,8% - частично.

Причиной частичной вакцинации в 89,8% случаев являлся медицинский отвод вследствие состояния здоровья ребенка, а у 10,2% детей прививки были сделаны, но избирательно, по желанию родителей. Причинами выбора вакцинаций от отдельных заболеваний были убежденность в отсутствии опасности заражения некоторыми детскими инфекционными заболеваниями (81,3%), боязнь поствакцинальных осложнений от отдельных вакцин (69,7%), а также мнение родителей, что лучше перенести ребенку эту инфекцию в детстве (43,2%).

Главной причиной отказа от прививок у полностью непривитых детей на первом году жизни в 82,5% случаев являлась объективная причина - медицинский отвод. По субъективным причинам не были привиты 17,5% годовалых детей, среди которых наиболее частыми были боязнь возникновения осложнений в поствакцинальном периоде (66,7%), убежденность в отсутствии риска заражения инфекционными заболеваниями (64,1%) и недостаточности защиты от инфекций при помощи иммунопрофилактики (56,4%). Основные субъективные причины частичного и полного отказов от прививок приведены в таблице 2.

Таблица 2

Основные субъективные причины частичного и полного отказов от прививок на первом году жизни ребенка (в %)

Причина отказа Частичный отказ Полный отказ
Уверенность в низком качестве вакцин 21,1 44,8
Боязнь осложнений в поствакцинальном периоде 69,7 66,7
Убежденность в отсутствии риска заражения инфекционными заболеваниями 81,3 64,1
Убежденность в недостаточности защиты от инфекций при помощи иммунопрофилактики 25,6 56,4
Совет знакомых и родственников не прививать ребёнка - 38,5
Отсутствие прививок у матери - 23,1
Мнение что, лучше переболеть инфекционными заболеваниями в детском возрасте 43,2 33,3
Религиозные убеждения - 0,9

После родов в течении первой недели в акушерском стационаре ребенок должен получить вакцинацию против гепатита В и туберкулеза (БЦЖ). Исследование показало, что не привили своего ребенка от гепатита В в родильном доме 20,7% матерей. Медицинский отвод стал причиной отказа от вакцинации против гепатита В в 75,6% случаев. Субъективные причины, вызванные предубеждением родителей против прививок, составили 24,4%. Среди основных причин матери называли боязнь осложнений в поствакцинальном периоде (85,6%), убежденность в недостаточности защиты от инфекций при помощи иммунопрофилактики (73,1%) и совет знакомых и родственников не прививать ребёнка (46,7%).

Против туберкулеза (БЦЖ) в акушерских стационарах не прививали ребенка 16,1% респонденток. Основными причинами в 77,8% случаев был медицинский отвод, а в 22,2% - субъективные причины. Предубеждение родителей против прививок чаще всего было вызвано убежденностью в недостаточности защиты от инфекций при помощи иммунопрофилактики (90,2%), боязнью осложнений в поствакцинальном периоде (43,5%) и советом знакомых и родственников не прививать ребёнка (21,6%).

Анкетирование показало, что среди молодых матерей в возрасте 15-19 и 20-24 лет был самый низкий удельный вес не вакцинированных детей против гепатита В (2,8% и 4,2% соответственно), а среди матерей 40 лет и старше - самый высокий (27,1%). У респонденток 25-29 лет не были привиты дети в 18,8% случаев, 30-34 года - в 19,9%, 35-39 лет - в 13,9%.

Вакцинация БЦЖ в акушерском стационаре чаще всего не проводилось детям, матери которых были в возрасте старше 40 лет (23,3%) и 20-24 лет (21,5%). У матерей 15-19 лет удельный вес непривитых детей был существенно ниже и составил всего 1,1%. У матерей 25-29 лет не были вакцинированы дети в 11,9% случаев, у женщин 30-34 лет - в 9,8%, 35-40 лет - в 10,5%.

У матерей 15-19 лет практически во всех случаях дети были не привиты против гепатита В и туберкулеза по субъективным причинам, а у матерей 40 лет и старше - по объективным. Распределение матерей по объективным и субъективным причинам отказов от вакцинации детей в акушерских стационарах в зависимости от возраста представлено в таблице 2.

Таблица 2

Распределение матерей по объективным и субъективным причинам отказов от вакцинации детей в акушерских стационарах в зависимости от возраста (в % к итогу)

Возраст (в годах) Против Гепатита В БЦЖ
Объективные причины Субъективные причины Итого: Объективные причины Субъективные причины Итого:
15-19 1,0 99,0 100,0 0,8 99,2 100,0
20-24 66,7 33,3 100,0 33,3 66,7 100,0
25-29 68,7 31,3 100,0 71,4 28,6 100,0
30-34 44,5 55,5 100,0 60,0 40,0 100,0
35-39 85,7 14,3 100,0 83,3 16,7 100,0
40 лет и старше 98,1 1,9 100,0 97,9 2,1 100,0

Оценка влияния возраста на удельный вес отказов матерей от вакцинации детей в родильном доме показала, что, чем старше мать, тем ниже доля отказов по субъективным причинам (коэффициент корреляции между возрастом и удельным весом субъективных отказов матерей от вакцинации против Гепатита В равен -0,80 - связь обратная, сильная; коэффициент корреляции между возрастом и удельным весом субъективных отказов матерей от вакцинации БЦЖ -0,88 - связь обратная, сильная). Соответственно в роддоме с увеличением возраста матери снижается охват детей вакцинацией в силу объективных причин (медицинские отводы).

Зависимость процента невакцинированных детей от количества детей в семье выявило, что, чем больше детей в семье, тем ниже вакцинированность против гепатита В. В семьях, где 1 ребенок не привиты 16,1%, где двое детей - 22,1%, где три и более - 28,2%. При оценке вакцинации против туберкулеза подобная тенденция не прослеживается. Самый высокий процент невакцинированных детей в семьях с двумя детьми (18,1%), далее в семьях с тремя и более детьми (15,1%) и самый низкий процент непривитых в семьях с одним ребенком (13,2%).

После выписки из акушерского стационара вакцинация ребенка происходит в условиях детской поликлиники (отделения). Установлено, что среди детей, имевших в год нарушение прививочного статуса, чаще всего не проводилась вакцинация против пневмококковой инфекции (31,5%), дифтерии (29,2%) и гемофильной инфекции (27,2%). Не были привиты к году против гепатита В 18,1% детей, туберкулеза - 11,2%, коклюша 20,9%, столбняка - 20,3%, полиомиелита - 14,2%, кори - 13,8%, эпидемического паротита - 11,7% и краснухи - 8,5%.

Оценка отказов матерей от вакцинаций, проводимых в детских поликлиниках на первом году, в зависимости от возраста показала, что женщины 15-19 лет реже матерей из других возрастных групп отказываются от прививок своих детей. В большинстве случаев (73,1%), молодые матери, полностью отказавшиеся от иммунопрофилактики сами не были вакцинированы или не знали о наличии или отсутствии у себя прививок. Наибольший удельный вес отказов в этой группе приходится на прививку против полиомиелита (8,3%). Матери возрастных групп 20-24, 25-29 и 30-34 лет чаще всего отказывались от вакцинаций против гемофильной инфекции и эпидемического паротита, женщины 35-39 лет - от вакцинаций против гемофильной инфекции и полиомиелита, а матери 40 лет и старше - от гемофильной и пневмококковой инфекций (таб. 3).

Таблица 3

Удельный вес отказов матерей от вакцинопрофилактики отдельных заболеваний на первом году в зависимости от возраста (в %)

Заболевание 15-19 20-24 25-29 30-34 35-39 40 и старше
Гепатит В 1,8 2,1 11,8 9,2 6,3 24,4
Туберкулез 1,1 21,5 10,3 7,7 7,9 22,1
Пневмококковая инфекция 1,2 28,3 33,4 23,6 38,8 51,3
Дифтерия 2,2 28,3 35,6 19,2 27,5 41,7
Коклюш 2,2 39,3 32,2 24,8 28,7 48,5
Столбняк 2,2 28,6 33,8 13,6 38,8 48,5
Полиомиелит 8,3 42,9 34,5 25,9 48,8 41,5
Гемофильная инфекция 0,3 64,3 66,7 58,6 52,5 56,1
Корь 0,3 42,9 59,5 52,9 44,4 41,5
Краснуха 0,3 53,6 64,1 56,6 44,4 48,8
Эпидемический паротит 0,3 60,7 69,7 59,8 44,4 48,8

Изучение отказов матерей от вакцинаций в зависимости от числа детей в семье выявило, что, чем большее количество детей, тем выше удельный вес отказов против гепатита В, дифтерии, коклюша, столбняка, полиомиелита, кори, краснухи, а также эпидемического паротита. Число детей в семье не влияет на процент отказов от прививок против туберкулеза, гемофильной и пневмококковой инфекций. Доля отказов матерей от отдельных видов заболеваний в зависимости от числа детей в семье представлена в таблице 4.

Таблица 4

Удельный вес отказов матерей от вакцинопрофилактики отдельных заболеваний на первом году в зависимости от числа детей в семье (в %)

Заболевание 1 ребенок 2 ребенка 3 ребенка
Гепатит В 9,1 12,1 19,3
Туберкулез 6,6 16,9 14,1
Пневмококковая инфекция 26,3 40,2 28,1
Дифтерия 24,9 32,6 40,4
Коклюш 29,6 30,9 40,4
Столбняк 26,3 34,2 40,4
Полиомиелит 33,1 34,2 42,2
Гемофильная инфекция 54,4 66,3 61,5
Корь 51,9 52,7 71,9
Краснуха 57,2 57,7 71,7
Эпидемический паротит 53,2 57,1 71,4

Однако, среди матерей, дети которых полностью были вакцинированы на первом году жизни, только 77,3% женщин были абсолютно уверены в необходимости вакцинопрофилактики, а у 22,7% респондентов возникали сомнения по поводу целесообразности проведения вакцинации. Более всего матери сомневались по причине боязни возможных осложнений в поствакцинальном периоде (65,1%). Кроме того, 22,9% матерей, участвовавших в анкетировании, не были уверены в эффективности вакцин. А 12,1% женщин испытывали сомнения под давлением общественного мнения, вызванного антипрививочной компанией.

Наибольшее недоверие у сомневающихся респондентов вызывали проведение иммунизации детей вакциной АКДС (38,6%), и вакцинация против гепатита В (27,4%). Обращает внимание, что у 40,2% сомневающихся матерей возникали сомнения в отношении необходимости введения всех вакцин Национального календаря прививок.

Анкетирование показало, что безоговорочным лидером среди источников получения информацию о вакцинации у матерей, участвовавших в исследовании, являлась сеть «Интернет» (91,1%). Получали сведения из средств массовой информации 43,6% матерей, от родственников и знакомых - 36,2%. Медицинские работники являлись источников получения сведений о вакцинопрофилактике только у 31,4% респондентов.

Обсуждение

В год имели нарушение прививочного статуса 15,7% детей, из них 4,9% не были привиты полностью, а 10,8% - частично. Целью исследования было изучение основных причины отказов родителей от вакцинации, а также установление причины сомнений в необходимости ее проведения у детей первого года жизни. Выявлено, что медицинский отвод по состоянию здоровья был причиной отказа у 89,8% частично непривитых и 82,5% полностью непривитых детей на первом году жизни. Так как в задачи исследования не входило выявление доли обоснованных отказов по медицинским показаниям [16], то мы можем с уверенность выделить только субъективные отказы как предотвратимые.

Среди всех частичных отказов в 10,2% случаев детям были сделаны только те прививки, которые, как считали родители, им были необходимы. Причинами выбора вакцинаций от отдельных заболеваний в 81,3% случаев являлось мнение родителей об отсутствии опасности заражения некоторыми детскими инфекционными заболеваниями, а в 43,2% - что лучше переболеть инфекционными заболеваниями в детском возрасте. Боязнь поствакцинальных осложнений от отдельных вакцин вызвала отказы в 69,7% случаях при частичных отказах и была самой распространённой причиной полного отказа от вакцинопрофилактики на первом году (66,7%). Доля субъективных причин составила 17,5% среди всех полных отказов матерей от иммунизации детей на первом году жизни. Значительный удельный вес отказов был вызван неуверенностью родителей в качестве вакцин (44,8%) и уровне защиты от инфекций, который дает иммунопрофилактика (56,4%). Кроме того, 38,5% матерей больше доверяли советам своих знакомых и родственников, чем медицинским работникам, и не прививали ребёнка. Все эти причины являются следствием низкой грамотности населения в вопросах вакцинации и результатом неудовлетворительной работы медицинских работников по информированию населения об инфекционных заболеваниях и их профилактике [9, 15, 16, 17].

В год чаще всего дети не были вакцинированы против пневмококковой инфекции (31,5%), дифтерии (29,2%) и гемофильной инфекции (27,2%), а реже всего - против краснухи (8,5%) и туберкулеза (11,2%).

Еще находясь в акушерском стационаре 20,7% новорожденных не получают вакцинацию против гепатита В и 16,1% - БЦЖ. Предубеждение родителей против прививок послужило причиной отказа от вакцинации против гепатита В в 24,4% случаях и против туберкулеза - в 22,2%. В акушерском стационаре доля отказов по субъективным причинам составила более пятой части всех отказов от вакцинации. Исследование показало, что к году доля отказов по субъективным причинам в изучаемой группе матерей снизилась незначительно, что связано с недостаточной санитарно-просветительской работой детских поликлиник. Об этом свидетельствует тот факт, что медицинских работников, среди основных источников получения сведения о вакцинации, указали только треть матерей, практически столько же, сколько и родственников/знакомых. А более 90% родителей, как полностью и частично привитых, так и не привитых детей, черпают свои знания из сети «Интернет», отсюда и возникают полные и частичные отказы, а также высокий процент сомневающихся (22,7%) в целесообразности вакцинопрофилактики в целом среди матерей уже вакцинированных детей. Наибольший интерес вызывает тот факт, что у 40,2% сомневающихся матерей возникла неуверенность в отношении необходимости введения всех вакцин Национального календаря прививок, что составило 9,1% от всех матерей вакцинировавших своих детей. А сомневающиеся родители - это возможные будущие отказы у их следующих детей. Таким образом, низкая настороженность населения в отношении вакцино-контролируемых инфекций, недостаток сведений о вакцинопрофилактике, полученных от медицинских работников, побуждают родителей к самостоятельному поиску информации, что в свою очередь ведет к дезинформированности и появлению новых сомнений или даже убежденности в правильности отказов от прививок [17].

Изучению влияния медико-социальной характеристики семьи на отказы от вакцинации было посвящено множество работ отечественных и зарубежных авторов [9, 15, 16, 17]. Установлено, что возраст матери влияет на частоту отказов от вакцинации в акушерских стационарах: с увеличением возраста матери в целом растет доля невакцинированных детей. Кроме того, выявлена зависимость от возраста удельного веса объективных и субъективных отказов от иммунопрофилактики новорожденных: с увеличением возраста растет доля отказов по объективным причинам и падает - по субъективным. Таким образом, чем моложе мать, чем чаще отказы, связанные с негативным отношением к иммунопрофилактике. Соответственно, чем выше возраст матери, тем чаще ребенка не вакцинируют из-за состояния его здоровья. Поэтому все меры, направленный на борьбу с предотвратимыми отказами должны быть направлены на молодых матерей еще на стадии подготовки к родам и продолжены после рождения ребенка неонатологами и педиатрами акушерских стационаров и детских поликлиник [18, 19, 20, 21].

Влияние возраста на удельный вес отказов от вакцинации сохраняется и далее. При изучении отказов в год жизни ребенка в зависимости от вида заболевания установлено, что у молодых матерей, в сравнении с респондентами остальных возрастных групп, выявлен самый низкий удельный вес случаев отказов от вакцинации детей на протяжении первого года жизни. В большинстве случаев, молодые матери, полностью отказавшиеся от иммунопрофилактики сами не были вакцинированы. Наибольший удельный вес отказов молодых матерей приходится на прививку против полиомиелита. У матерей возрастных групп 20-24, 25-29 и 30-34 года чаще всего к концу первого года жизни дети не привиты против гемофильной инфекции и эпидемического паротита, у женщин 35-39 лет - против гемофильной инфекции и полиомиелита, а у матерей 40 лет и старше - гемофильной и пневмококковой инфекций.

Изучение отказов матерей от вакцинаций в зависимости от числа детей в семье выявило, что, чем большее количество детей, тем выше удельный вес отказов против гепатита В, дифтерии, коклюша, столбняка, полиомиелита, кори, краснухи, а также эпидемического паротита. Число детей в семье не влияет на процент отказов от прививок против туберкулеза, гемофильной и пневмококковой инфекций.

Принимая во внимание, что в анкетировании участвовали только матери детей, проходивших медицинские осмотры, предусмотренных приказом Минздрава по достижению ребенком года, то в выборку не попали респонденты, дети которых не посещали детскую поликлинику и не проходили в профилактические осмотры по тем или иным причинам, а также матери, отказавшиеся участвовать в исследовании.

Таким образом, установленные в ходе исследования основные причины предотвратимых отказов от вакцинопрофилактики, дали возможность определить основные направления для проведения медико-организационных мероприятий, направленных на борьбу со снижением охвата детского населения профилактическими прививками. Медицинским работникам женских консультаций, акушерских стационаров и детских поликлиник (отделений) необходимо вести активную санитарно-просветительскую работу по повышению грамотности населения в вопросах иммунопрофилактики детских инфекций с целевыми группами, учитывая возраст матери и число детей в семье. В свою очередь понимание родителями важности вакцинации для здоровья детей повлечёт за собой снижение числа предотвратимых отказов и сомнений в целесообразности проведения вакцинопрофилактики.

Выводы

  1. В год имеют нарушение прививочного статуса 15,7% детей, из них 10,8% не были привиты частично, а 4,9% - полностью.
  2. Причинами невакцинированности детей, как в акушерских стационарах, так и в детских поликлиниках (отделениях), являются отказы родителей от вакцинации и медицинские отводы по состоянию здоровья.
  3. Объективные причины (медицинские отводы) были причиной отказа от профилактических прививок у 89,8% частично непривитых и 82,5% полностью непривитых детей первого года жизни.
  4. Отказы родителей от вакцинации детей грудного возраста по субъективным причинам чаще всего связаны с боязнью возникновения осложнений в поствакцинальном периоде (66,7% при полных и 69,7% при частичных отказах) и убежденностью в отсутствии риска заражения инфекционными заболеваниями (64,1% и 81,3% соответственно).
  5. В акушерских стационарах предубеждение родителей против прививок послужило причиной отказа от вакцинации в 24,4% случаях против гепатита В и 22,2% - против туберкулеза.
  6. У 22,7% матерей, дети которых полностью вакцинированы на первом году жизни, возникали сомнения по поводу целесообразности проведения вакцинации, а у 9,1% от всех матерей вакцинировавших своих детей, возникали сомнения в отношении необходимости введения всех вакцин Национального календаря прививок.
  7. Главным источником получения сведения о вакцинации является сеть «Интернет» (91,1%) и только 31,4% респондентов указали медицинских работников среди источников информации о вакцинопрофилактике.

Библиография

  1. WHO recommendations for routine immunization: a user’s guide to the summary tables. Updated 4th October, 2012.
  2. World Health Organization. Position papers — summary of WHO position papers-recommendations for routine immunization. Immunization, Vaccines and Biologicals. 2018.
  3. Strategic Advisory Group of Experts on Immunization. 2018 Evaluation Report on the Global Vaccine Action Plan. Geneva: World Health Organization; 2018 (WHO / IVB / 18.11).
  4. Намазова-Баранова Л. С., Федосеенко М. В., Баранов А. А. Новые горизонты Национального календаря профилактических прививок. Вопросы современной педиатрии. 2019; 18 (1): 13–30.
  5. Инфекционная заболеваемость в Российской Федерации за январь-декабрь 2014 г. Статистический сборник. Москва: ФБУЗ ФЦГиЭ Роспотребнадзора; 2015. URL: https://rospotrebnadzor.ru/activities/statistical-materials/statictic_details.php?ELEMENT_ID=2938 (Дата обращения: 15.09.2019).
  6. Инфекционная заболеваемость в Российской Федерации за январь-декабрь 2016 г. Статистический сборник. Москва: ФБУЗ ФЦГиЭ Роспотребнадзора; 2017. URL: https://rospotrebnadzor.ru/activities/statistical-materials/statictic_details.php?ELEMENT_ID=7804 (Дата обращения: 15.09.2019).
  7. Инфекционная заболеваемость в Российской Федерации за январь-декабрь 2018 г. Статистический сборник. Москва: ФБУЗ ФЦГиЭ Роспотребнадзора; 2019. URL: https://rospotrebnadzor.ru/activities/statistical-materials/statictic_details.php?ELEMENT_ID=11277 (Дата обращения: 15.09.2019).
  8. Ковтун О.П., Романенко В.В., Казакевич Н.В. и др. Региональная программа вакцинопрофилактики: пути создания, достижения и перспективы. Педиатрическая фармакология. 2010; 7(4): 19-23.
  9. Ray T. G., Whitney C. G., Fireman B. H. et al. Cost-effectiveness of pneumococcal vaccine / Evidence from the first 5 years of use in the United States incorporating herd effect. Pediatr. Infect. Dis. J 2006; 25 (6): 494–501.
  10. Evaluating clinical trial data and guiding future research for rotavirus vaccines. WHO. Weekly epidemiological record 2008; 83 (43): 385–392.
  11. Европейский план действий в отношении вакцин, 2015–2020 гг. Всемирная организация здравоохранения. Европейское региональное бюро; 2014. 26 с.
  12. Моисеева И.Е. Вопросы вакцинопрофилактики в работе врача общей практики. Российский семейный врач. 2016; 20(2): 19-34.
  13. Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям: Приказ Минздрава России от 21.03.2014 № 125н URL: https://base.garant.ru/70647158/ (Дата обращения: 15.09.2019).
  14. Об иммунопрофилактике инфекционных болезней: Федеральный закон от 17.09.1998 № 157-ФЗ (ред. от 31.12.2014, с изм. от 14.12.2015). URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_20315/ (Дата обращения: 15.09.2019).
  15. Москвичева М.Г., Попов Е.А., Злакоманова О.Н. Изучение приверженности родителей к вакцинопрофилактике детей, посещающих организованные детские коллективы. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание]. 2017; 6(58). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/category/5/95/30/lang,ru/. (Дата обращения: 15.09.2019).
  16. Чернова Т.М., Тимченко В.Н., Мыскина Н.А. и др. Причины нарушения графика вакцинации детей раннего возраста. Педиатр. 2019; 10(3): 31–36.
  17. Кригер Е.А., Самодова О.В., Пастбина И.М. Вакцинопрофилактика инфекций у детей: отказы родителей и их причины. Вопросы практической педиатрии. 2018; 13(1): 21–26.
  18. Брико Н.И., Фельдблюм И. В. Иммунопрофилактика инфекционных болезней в России: состояние и перспективы совершенствования. Эпидемиология и вакцинопрофилактика. 2017. 2 (93): 4-9.
  19. Харбедия Ш.Д. Стандартизация и статистический учет в здравоохранении. Санкт-Петербург: Сотис-Мед; 2018; 228 с.
  20. Yurev V.K., Moiseeva K.E., Alekseeva A.V. et al. Parent appraisal of accessibility and quality of general medical service rendered to children residing in rural area. Revista Latinoamericana de Hipertension. 2018; 13(6): 592-597.
  21. Yurev V.K., Moiseeva K.E., Kharbediya Sh.D. et al. Some aspects of the evaluation of the breast-feeding organization obstetric hospitals and children's clinics. Revista Latinoamericana de Hipertension. 2019; 14(3): 246-250.

References

  1. WHO recommendations for routine immunization: a user’s guide to the summary tables. Updated 4th October, 2012. 18 p.
  2. World Health Organization. Position papers — summary of WHO position papers-recommendations for routine immunization. Immunization, Vaccines and Biologicals. 2018.
  3. Strategic Advisory Group of Experts on Immunization. 2018 Evaluation Report on the Global Vaccine Action Plan. Geneva: World Health Organization; 2018 (WHO / IVB / 18.11).
  4. Namazova-Baranova L.S., Fedoseenko M.V., Baranov A.A. Novye gorizonty Natsional'nogo kalendarya profilakticheskikh privivok [New horizons of the National calendar of preventive vaccinations]. Voprosy sovremennoy pediatrii 2019; 18(1): 13-30. (In Russian).
  5. Infektsionnaya zabolevaemost' v Rossiyskoy Federatsii za yanvar'-dekabr' 2014 g. [Infectious morbidity in the Russian Federation for January-December 2014]. Statisticheskiy sbornik. Moscow: FBUZ FTSGiE Rospotrebnadzora; 2015. [Online] [cited 2019 Sep 15]. Available from: https://rospotrebnadzor.ru/activities/statistical-materials/statictic_details.php?ELEMENT_ID=2938 (In Russian).
  6. Infektsionnaya zabolevaemost' v Rossiyskoy Federatsii za yanvar'-dekabr' 2016 g. [Infectious morbidity in the Russian Federation for January-December 2016]. Statisticheskiy sbornik. Moscow: FBUZ FTSGiE Rospotrebnadzora; 2017. [Online] [cited 2019 Sep 15]. Available from: https://rospotrebnadzor.ru/activities/statistical-materials/statictic_details.php?ELEMENT_ID=7804 (In Russian).
  7. Infektsionnaya zabolevaemost' v Rossiyskoy Federatsii za yanvar'-dekabr' 2018 g. [Infectious morbidity in the Russian Federation for January-December 2018]. Statisticheskiy sbornik. Moscow: FBUZ FTSGiE Rospotrebnadzora; 2019. [Online] [cited 2019 Sep 15]. Available from:https://rospotrebnadzor.ru/activities/statistical-materials/statictic_details.php?ELEMENT_ID=11277 (In Russian).
  8. Kovtun O.P., Romanenko V.V., Kazakevich N.V., Savvina N.V. Regional'naya programma vaktsinoprofilaktiki: puti sozdaniya, dostizheniya i perspektivy [Regional vaccine prophylaxis program: ways of creation, achievements, and prospects]. Pediatricheskaya farmakologiya 2010; 7(4): 19-23. (In Russian).
  9. Ray T. G., Whitney C. G., Fireman B. H. et al. Cost-effectiveness of pneumococcal vaccine. Evidence from the first 5 years of use in the United States incorporating herd effect. Pediatr. Infect. Dis. J. 2006; 25 (6): 494–501.
  10. Evaluating clinical trial data and guiding future research for rotavirus vaccines. WHO. Weekly epidemiological record. 2008; 83 (43): 385–392.
  11. Evropeyskiy plan deystviy v otnoshenii vaktsin, 2015–2020 [European Vaccine Action Plan 2015–2020]. World Health Organization. WHO Regional office for Europe; 2014. 26 p. (In Russian.)
  12. Moiseeva I.E. Voprosy vaktsinoprofilaktiki v rabote vracha obshchey praktiki [Vaccine prevention issues in the work of a general practitioner]. Rossiyskiy semeynyy vrach 2016; 20(2): 19-34. (In Russian).
  13. Ob utverzhdenii natsional’nogo kalendarya profilakticheskikh privivok i kalendarya profilakticheskikh privivok po epidemicheskim pokazaniyam [On approval of the national calendar of preventive vaccinations and the calendar of preventive vaccinations according to epidemic indications]. Prikaz Minzdrava Rossii ot 21.03.2014 No 125n. [Online] [cited 2019 Sep 15]. Available from: https://base.garant.ru/70647158/ (In Russian).
  14. Ob immunoprofilaktike infektsionnykh bolezney [About immunoprophylaxis of infectious diseases]. Federal’nyy zakon ot 17.09.1998 No 157-FZ (red. ot 31.12.2014, s izm. ot 14.12.2015). [Online] [cited 2019 Sep 15]. Available from: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_20315/ (In Russian).
  15. Moskvicheva M.G., Popov E.A., Zlakomanova O.N. Izuchenie priverzhennosti roditeley k vaktsinoprofilaktike detey, poseshchayushchikh organizovannye detskie kollektivy [The study of parents’ commitment to vaccination of children attending organized children's groups]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2017 [cited 2019 Sep 15]; 6 (58). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/category/5/95/30/lang,ru/ (In Russian).
  16. Chernova T.M., Timchenko V.N., Myskina N.A., et al. Prichiny narusheniya grafika vaktsinatsii detey rannego vozrasta [Causes of violation of the vaccination schedule for young children]. Pediatr 2019; 10(3): 31–36. (In Russian).
  17. Kriger E.A., Samodova O.V., Pastbina I.M. Vaktsinoprofilaktika infektsiy u detey: otkazy roditeley i ikh prichiny [Vaccine prophylaxis of infections in children: parental failures and their causes]. Voprosy prakticheskoy pediatrii 2018; 13(1): 21–26. (In Russian).
  18. Briko N.I., Fel'dblyum I. V. Immunoprofilaktika infektsionnykh bolezney v Rossii: sostoyanie i perspektivy sovershenstvovaniya [Immunoprophylaxis of infectious diseases in Russia: state and prospects for improvement]. Epidemiologiya i Vaktsinoprofilaktika 2017; 2 (93): 4-9. (In Russian).
  19. Kharbediya Sh.D. Standartizatsiya i statisticheskiy uchet v zdravookhranenii [Standardization and statistical records in healthcare]. St. Petersburg: Sotis-Med; 2018; 228 p. (In Russian).
  20. Yurev V.K., Moiseeva K.E., Alekseeva A.V. et al. Parent appraisal of accessibility and quality of general medical service rendered to children residing in rural area. Revista Latinoamericana de Hipertension 2018; 13(6): 592-597.
  21. Yurev V.K., Moiseeva K.E., Kharbediya Sh.D. et al. Some aspects of the evaluation of the breast-feeding organization obstetric hospitals and children's clinics. Revista Latinoamericana de Hipertension 2019; 14(3): 246-250.

Дата поступления: 17.09.2019


Просмотров: 100

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 03.12.2019 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search