О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!

С 2019 года, в направляемых в журнал статьях, ссылки на источники в разделах Библиография и References должны быть составлены в порядке их упоминания в тексте и независимо от того, имеются ли среди них переводные источники или источники на иностранных языках.

Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.73.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная
ФАКТОРЫ, ОКАЗЫВАЮЩИЕ ВЛИЯНИЕ НА УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ РОССИЯН СИСТЕМОЙ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ Печать
21.04.2020 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-2-8

Кислицына О.А.
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт экономики РАН, Москва, Россия

Резюме

Актуальность. Удовлетворенность потребителей играет все более важную роль в определении направлений реформирования предоставления медицинских услуг и системы здравоохранения в целом. В то время, как исследования удовлетворенности пациентов получили широкое распространение, удовлетворённость населения (как пользователей, так и не пользователей) недостаточно изучена, и особенно это касается России.

Цель исследования состоит в том, чтобы выявить факторы, связанные с удовлетворённостью россиян системой здравоохранения.

Материал и методы. В качестве информационной базы использовались данные Международной программы социальных исследований (ISSP), раунда, проведенного в 2011-2013 гг. в 32 странах и охватившего в общей сложности около 55 тыс. человек в возрасте 18 лет и старше, из которых более 1,5 тыс. проживали в России. Статистический анализ детерминант удовлетворённости системой здравоохранения проведен с помощью модели логистической регрессии пакета SPSS.

Результаты. Установлено, что россияне в целом менее удовлетворены системой здравоохранения по сравнению с жителями других стран. Ключевыми факторами, оказывающими положительное влияние на удовлетворённость граждан нашей страны системой здравоохранения, помимо хорошего здоровья и высокого социально-экономического статуса, являются доверие врачам, удовлетворенность последним лечением. Негативное восприятие страхового покрытия и врачебного персонала, неудовлетворенность последним лечением, а также предпочтение эгалитарной политики в области здравоохранения значительно снижают удовлетворенность россиян системой здравоохранения.

Обсуждение. Меньшая удовлетворенность россиян системой здравоохранения по сравнению с гражданами других европейских стран объясняется большей недоступностью медицинской помощи, неудовлетворенностью последним лечением, отрицательным имиджем медицинских работников, а также, вероятно, низкими государственными расходами на здравоохранение. Выявленные нами детерминанты удовлетворенности россиян системой здравоохранения практически полностью подтверждают результаты предыдущих исследований.

Выводы. Полученные результаты позволили сформулировать некоторые направления, нацеленные на улучшение общественного имиджа системы здравоохранения: необходимо вернуть доверие населения к работникам медицинских профессий, повысить удовлетворенность лечением путем улучшения качества и доступности услуг, улучшить страховое покрытие, остановить дальнейшее расширение платности медицинских услуг.

Ключевые слова: система здравоохранения; общественное мнение; удовлетворенность системой здравоохранения; факторы удовлетворенности системой здравоохранения.

Контактная информация: Кислицына Ольга Анатольевна, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Кислицына О.А. Факторы, оказывающие влияние на удовлетворенность россиян системой здравоохранения. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2020; 66(2):8. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1152/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-2-8

DETERMINANTS OF HEALTHCARE SYSTEM SATISFACTION AMONG RUSSIANS
Kislitsyna O.A.

Federal State Institution of Science Institute of Economics of Russian Academy of Sciences, Moscow, Russia

Abstract

Significance. The consumer′s satisfaction plays an increasingly important role in determining directions for reforming health care delivery and the healthcare system as a whole. While patient′s satisfaction surveys have become widespread, satisfaction of the general population (both users and non-users) has not been adequately studied, especially in Russia.

The purpose of the study was to identify main determinants of satisfaction with the healthcare system among Russians.

Material and methods. The information base of study was the International Social Survey Program (ISSP), round conducted in 2011-2013 in 32 countries and covered a total of about 55,000 people aged 18 and over, of which more than 1,500 lived in Russia. Statistical analysis of the determinants of healthcare system satisfaction was performed using the SPSS logistic regression model.

Results. It was found out that Russians were less satisfied with the healthcare system compared to people from other countries. The key factors with a positive impact on the healthcare system satisfaction, in addition to good health and high socio-economic status, included trust in doctors and satisfaction with the previous treatment. Negative perception of insurance coverage and medical personnel, dissatisfaction with the previous treatment, as well as preference for egalitarian health policies, significantly reduce the healthcare system satisfaction among Russians.

Discussion. Lower satisfaction of Russians with the healthcare system compared with citizens of other European countries is explained by greater inaccessibility of medical care, dissatisfaction with the previous treatment, negative image of medical staff, and, probably, low state healthcare expenditures. The identified determinants of the healthcare system satisfaction among Russians almost completely confirm results of the previous studies.

Conclusions. The obtained results allowed to formulate certain directions of the health policy aimed improving public image of the Russian healthcare system: it is necessary to restore public confidence in medical staff, increase satisfaction with treatment by improving quality and access to healthcare services, improve insurance coverage, and stop further expansion of out-of-pocket payment for medical services.

Keywords: healthcare system; public opinion; satisfaction with healthcare system; healthcare system satisfaction factors.

Corresponding author: Olga A. Kislitsyna, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about author:
Kislitsyna O.A.,
http://orcid.org/0000-0002-4144-237X
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation. Kislitsyna O.A. Determinants of healthcare system satisfaction among Russians. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2020; 66(2):8. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1152/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-2-8. (In Rus).

Введение

В странах Европы и США удовлетворенность потребителей играет все более важную роль в определении направлений реформирования предоставления медицинских услуг и системы здравоохранения в целом [1]. При этом используются два основных подхода: рассматривают удовлетворенность пациентов типом и качеством услуг системы здравоохранения или удовлетворенность населения системой здравоохранения в целом.

Важность обоих подходов была продемонстрирована в литературе. Например, исследования показали, что удовлетворенность пациентов представляет собой ключевой показатель связанного со здоровьем поведения: удовлетворенные пациенты с большей вероятностью будут продолжать пользоваться услугами здравоохранения, завершают схемы лечения, поддерживают отношения с конкретным поставщиком медицинских услуг, рекомендуют медицинское обслуживание другим лицам, более открыты к общению с медицинским персоналом (например, [2,3,4,5]). Интерес к удовлетворенности пациентов последнее время возрастает, поскольку была пересмотрена их роль в системе здравоохранения [6]. Теперь пациентов рассматривают как потребителей услуг, которые активно вовлечены (или должны быть) в процесс достижения хороших результатов в отношении здоровья и принятия решений в медицине [2,7,8]. За последние 20 лет исследования удовлетворенности пациентов получают все большее внимание (в том числе и в России, см. например, [9,10,11]) в качестве важных источников информации для выявления наиболее болезненных для пациентов проблем и разработки эффективного плана действий по улучшению качества услуг в организациях здравоохранения [12].

В то время, как исследования удовлетворенности пациентов получили широкое распространение, удовлетворённость населения в целом (а именно факторы удовлетворенности населения) недостаточно изучена, и особенно это касается России. К сожалению, отечественных исследований, в которых обсуждалась бы эта проблема, в доступной литературе обнаружить не удалось. Исследования удовлетворенности системой здравоохранения имеют важное значение для формирования политики в области здравоохранения [13,14].

Опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что проблема удовлетворенности системой здравоохранения в России, является очень острой. По данным Левада-Центра на протяжении последнего десятилетия доля довольных системой здравоохранения не превышала пятой части населения. Не удовлетворены положением дел в отечественном здравоохранении две трети россиян (58% в 2015 г.) [15]. Аналогичные результаты получены в ходе недавно проведенного опроса ВЦИОМ – 52% оценивают дела в здравоохранении как плохие, и только 9% как хорошие [16].

В настоящем исследовании основное внимание уделяется удовлетворенности населения системой здравоохранения в целом. Цель работы состоит в том, чтобы выявить факторы, связанные с удовлетворённостью россиян системой здравоохранения.

Материалы и методы

В качестве материалов использовались данные Международной программы социальных исследований (International social survey program (ISSP)) [17], раунда, проведенного в 2011-2013 гг. в 32 странах и охватившего около 55 тыc. человек старше 18 лет, из которых более 1,5 тыс. проживали в России. Темы опроса 2011-2013 гг. посвящены проблемам со здоровьем и использованием услуг здравоохранения. Это последнее доступное для анализа этих вопросов исследование.

Статистический анализ детерминант удовлетворённости россиян системой здравоохранения проведен с помощью моделей логистической регрессии. Зависимой переменной является удовлетворенность системой здравоохранения. Участникам обследования был задан вопрос о том, насколько они удовлетворены ею. Возможные ответы: 1 – абсолютно удовлетворен; 2 – очень удовлетворен; 3 – скорее удовлетворен; 4 – ни удовлетворен, ни не удовлетворён; 5 – скорее не удовлетворён; 6 – очень не удовлетворён; 7 – абсолютно не удовлетворён. Для дальнейшего анализа была построена двоичная переменная, равная 1, если респондент удовлетворен системой здравоохранения (ответы 1,2,3), и 0 – в противном случае.

Демографические факторы включали пол (мужчины и женщины) и возраст (возрастные группы 18-29, 30-39, 40-49, 50-59, 60 лет и старше). В соответствии с уровнем образования респонденты были распределены по трем группам: имеющие среднее общее образование или ниже вошли в первую группу; начальное или среднее профессиональное образование или неполное высшее – во вторую; высшее профессиональное образование или выше – в третью. Информация о социально-экономическом статусе участников обследования была получена из ответа на вопрос о том, какое, по их мнению, они занимают положение в обществе по десятибалльной шкале, где 1 означает низкое, а 10 – высокое социальное положение. Тип поселения, в котором проживают респонденты, включал три категории: большой город и его пригороды; небольшой город и поселки городского типа; село, деревня, хутор.

В качестве показателя здоровья (нездоровья) была использована самооценка состояния здоровья респондентов, измеренная по пятибалльной шкале (оценка 1 соостветствует очень плохому здоровью, а оценка 5 – очень хорошему). Для дальнейшего анализа самооценка здоровья дихотомизирована как плохое (оценки 1 и 2) и неплохое (оценки 3,4,5) здоровье.

Идеология была определена с помощью такого аспекта как предпочтение эгалитарной политики в области здравоохранения – «политики, в которой каждый получает определенный уровень пользы для здоровья независимо от своего гражданства/демографического/социально-экономического статуса» [18]. Информация о предпочтении эгалитарной политики в области здравоохранения была получена в рамках вопроса «Насколько справедливо или несправедливо то, что люди с более высокими доходами могут предоставить своим детям лучшую медицинскую помощь, чем люди с низкими доходами?». Ответившие «несправедливо» и «очень несправедливо» были отнесены к категории предпочитающих эгалитарную политику в области здравоохранения.

Для того, чтобы определить непосредственный опыт общения респондентов с поставщиками медицинских услуг, была использована информация, полученная на основе двух вопросов. Респондентов спросили о том, как часто в течение последних 12 месяцев они посещали врача и насколько они были удовлетворены лечением, которое они получили при посещении врача последний раз. В соответствии с ответами на эти вопросы, все респонденты были разделены на три группы: тех, кто не был у врача последние 12 месяцев; тех, кто был у врача (очень часто, часто, иногда, редко) и удовлетворен (абсолютно удовлетворён, очень удовлетворен, скорее удовлетворен) полученным лечением; тех, кто был у врача и не удовлетворён (ни удовлетворен, ни не удовлетворён, скорее не удовлетворён, очень не удовлетворён, абсолютно не удовлетворён) полученным лечением.

Для измерения восприятия врачебного персонала были использованы ответы респондентов на вопросы, о том, в какой степени они согласны или не согласны с рядом утверждений, таких как: «В целом, врачам можно доверять»; «Профессиональный уровень большинства врачей ниже, чем требуется»; «Врачи больше заботятся о своих доходах, чем о пациентах». Ответы были закодированы как 1 – «полностью согласен», 2 – «согласен», 3 – «и согласен, и не согласен», 4 – «не согласен» и 5 – «полностью не согласен» и для дальнейшего анализа были дихотомизированы как согласные (ответы 1,2) и не согласные (ответы 3,4,5).

Информация о медицинской страховке и восприятии ее покрытия, была получена на основе двух вопросов. Первый касался наличия полиса медицинского страхования и его вида (ОМС, ДМС), а второй мнения респондентов о том, насколько страховка покрывает их возможные потребности в медицинской помощи. В зависимости от ответов на эти вопросы все респонденты были разделены на следующие группы: не имеющие страховки; имеющие полис ОМС и считающие страховое покрытие хорошим (страховка покрывает (полностью или в значительной мере) нужды в медицинской помощи); имеющие полис ОМС и считающие страховое покрытие плохим (страховка в незначительной мере покрывает нужды в медицинской помощи); имеющие полис ДМС и считающие страховое покрытие хорошим; имеющие полис ДМС и считающие страховое покрытие плохим; имеющие страховку, но затрудняющиеся оценить ее покрытие.

Результаты

Нами установлено, что среди всех стран, принявших участие в ISSP, в России наблюдается один из самых низких уровней удовлетворенности системой здравоохранения (28%), обращаемости к врачам в случае необходимости (35%), удовлетворённости последним лечением (57%), доверия врачам (47%) (Табл.1). Значительная часть россиян уверена в том, что «профессиональный уровень большинства врачей ниже, чем требуется» (56%) и «врачи больше заботятся о своих доходах, чем о пациентах» (57%). Доступ к медицинской помощи для россиян ограничен более, чем в других странах, в том числе по причине длинных сроков ожидания лечения (32%), невозможности лечения поблизости (32%), нехватки времени (27%) и материальных средств (25%).

Таблица 1

Некоторые характеристики удовлетворенности системой здравоохранения и различными ее аспектами в России и других странах.

 

Удовлетворенность1 системой здравоохранения

Обращение к врачу за 12 месяцев2

Причины не обращения к врачу

Удовлетворенность1 последним лечением

«Врачам можно доверять»3

«Врачи больше заботятся о своих доходах, чем о пациентах»3

«Профессиональный уровень большинства врачей ниже, чем требуется»3

невозможность оплатить лечение

лечение недоступно поблизости

длинные сроки ожидания лечения

нехватка времени

Россия

27,7

35,1

25,0

32,1

32,1

27,1

57,1

46,7

57,4

56,4

Австралия

67,3

60,9

13,3

7,8

12,5

11,7

89,2

75,4

19,3

30,7

Болгария

31,4

37,1

8,1

5,8

3,9

3,8

71,7

46,9

66,0

49,6

Чили

22,2

52,7

16,9

11,1

17,0

10,8

59,4

56,4

51,8

39,6

Китай

63,5

37,0

16,6

13,6

11,6

14,5

75,4

83,1

61,2

50,4

Тайвань

69,8

37,6

5,0

8,9

20,8

7,9

86,4

72,8

48,4

34,9

Хорватия

45,2

36,6

2,8

14,3

10,4

8,5

71,3

59,3

31,4

25,3

Чехия

55,3

43,1

9,8

5,0

9,4

7,3

80,4

73,7

40,4

24,7

Дания

81,1

37,2

9,8

7,1

17,0

7,0

86,5

80,7

25,7

37,2

Финляндия

78,5

39,0

8,3

3,2

5,8

10,5

83,4

76,7

32,7

37,0

Франция

72,2

57,8

8,9

15,3

25,4

10,6

85,0

76,2

25,5

28,5

Израиль

58,9

52,8

9,6

11,3

32,5

5,9

83,0

67,4

24,6

21,6

Италия

49,7

61,2

3,8

3,7

7,1

21,3

73,8

56,2

41,8

29,7

Япония

43,3

63,9

6,3

8,1

10,7

22,5

70,5

62,4

24,6

17,1

Корея (Южная)

57,1

56,5

8,9

8,2

19,2

8,6

73,6

62,4

61,0

38,1

Литва

37,9

42,5

3,5

2,4

4,5

3,9

63,6

62,3

52,8

27,1

Нидерланды

80,4

55,8

4,4

6,5

16,1

6,2

87,5

80,2

18,3

21,1

Норвегия

72,4

43,8

22,4

19,5

21,8

15,2

86,6

73,9

17,4

33,4

Филиппины

75,5

24,6

14,7

21,0

31,2

9,8

80,5

68,0

52,5

46,9

Польша

27,6

39,2

11,4

6,4

9,1

11,0

73,9

43,8

63,5

52,0

Португалия

50,6

59,1

13,3

7,8

12,5

11,7

82,5

69,0

44,2

40,8

Словакия

33,0

58,5

3,8

4,7

18,8

7,3

75,4

63,8

56,1

29,3

Словения

63,6

29,3

1,3

1,9

8,5

5,1

85,1

70,8

41,6

28,4

Южная Африка

60,4

36,4

14,5

15,5

24,1

7,5

88,5

71,4

41,0

35,5

Испания

73,4

54,5

3,5

1,7

5,8

3,0

85,7

85,6

-

22,6

Швеция

73,2

40,2

3,7

9,0

12,7

5,9

80,6

75,5

15,4

23,1

Швейцария

85,8

39,7

1,9

2,1

2,0

3,0

91,6

83,6

20,9

25,1

Турция

64,8

41,1

28,0

23,2

27,6

24,8

74,6

75,9

43,8

33,8

США

53,2

48,6

12,6

2,8

2,6

8,6

86,8

59,5

29,4

35,0

Бельгия (Фландрия)

93,4

54,9

3,2

2,8

6,1

7,7

94,1

82,6

19,6

15,5

Бельгия (Валлония)

82,8

58,0

16,6

3,1

6,8

12,1

88,4

74,7

25,6

26,7

Германия (Западная)

61,4

52,8

5,0

3,9

7,7

7,7

86,5

71,0

32,3

38,9

Германия (Восточная)

58,9

53,0

3,9

6,3

10,9

9,5

83,8

69,5

34,5

37,0

Великобритания

75,0

46,8

6,3

5,0

11,2

10,6

85,5

78,6

16,4

24,4

1 абсолютно удовлетворен, очень удовлетворен, скорее удовлетворен
2 часто, очень часто, иногда
3 полностью согласен, скорее согласен

Были изучены факторы, связанные с удовлетворенностью россиян системой здравоохранения (Табл.2). Нами установлено, что меньшую удовлетворенность выражают те, кто имеет плохое здоровье (OR=0,56 (CI:0,373-0,831)); считает страховое покрытие плохим независимо от вида страховки (для ОМС OR=0,35 (CI:0,156-0,787); для ДМС OR=0,27 (CI:0,078-0,945)); пользовался услугами системы здравоохранения последние 12 месяцев и остался недоволен полученным лечением (OR=0,23 (CI:0,125-0,432)); полагает, что «профессиональный уровень большинства врачей ниже, чем требуется» (OR=0,57 (CI:0,397-0,805)), «врачи больше заботятся о своих доходах, чем о пациентах» (OR=0,59 (CI:0,417-0,847)); отдает предпочтение эгалитарной политике в области здравоохранения (OR=0,39 (CI:0,279-0,544)).

Повышают вероятность того, что респондент будет удовлетворен системой здравоохранения высокий социально-экономический статус (OR=1,18 (CI:1,070-1,310)), удовлетворённость лечением, полученным при обращении за последние 12 месяцев (OR=2,30 (CI:1,562-3,392)), доверие врачам (OR=3,93 (CI:2,773-5,561)).

Социально-демографические характеристики (такие как пол, возраст, образование, тип поселения) оказались не важны для объяснения удовлетворенности россиян системой здравоохранения.

Таблица 2

Детерминанты удовлетворенности россиян системой здравоохранения (коэффициенты шансов (OR) логистической регрессии с 95-% доверительными интервалами (CI))

 

%

OR

CI

СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ

     

Пол (мужчины)

38,5

0,85

0,591-1,208

Возраст

     

18-29 лет

21,7

1

 

30-39 лет

17,6

0,86

0,518-1,439

40-49 лет

15,4

0,81

0,462-1,416

50-59 лет

18,0

1,93

0,531-1,624

60 и старше

27,3

1,15

0,668-2,011

Образование

     

Среднее общее образование или ниже

33,1

1,39

0,871-2,208

Среднее специальное образование или неполное высшее

42,6

1,27

0,838-1,925

Высшее

24,3

1

 

Тип поселения

     

Большой город и окрестности

47,1

1

 

Маленький город

30,5

1,01

0,684-1,491

Село

22,4

1,14

0,737-1,754

САМООЦЕНКА ЗДОРОВЬЯ (плохое здоровье)

55,7

0,56**

0,373-0,831

БАРЬЕРЫ ДЛЯ ДОСТУПА К УСЛУГАМ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

     

Социально-экономический статус (СЭС) (1 - группа с самым низким СЭС,

10 - группа с самым высоким СЭС)

Mean (std)

4,48

(1,89)

1,18**

1,070-1,310

Наличие медицинской страховки и восприятие ее покрытия

     

Нет страховки

4,1

1

 

ОМС, хорошее покрытие

23,1

0,68

0,303-1,537

ОМС, плохое покрытие

42,5

0,35**

0,156-0,787

ДМС, хорошее покрытие

4,1

1,27

0,447-3,585

ДМС, плохое покрытие

3,1

0,27*

0,078-0,945

Есть страховка, затруднились ответить

23,1

0,59

0,254-1,381

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ УСЛУГ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

     

Удовлетворенность последним лечением

     

Не были у врача последние 12 месяцев

30,4

1

 

Были и удовлетворены последним лечением

40,2

2,30***

1,562-3,392

Были и не удовлетворены последним лечением

29,4

0,23***

0,125-0,432

ВОСПРИЯТИЕ МЕДИЦИНСКОГО ПЕРСОНАЛА

     

Согласны с тем, что врачи больше заботятся о своих доходах

57,4

0,59**

0,417-0,847

Согласны с тем, что врачам можно доверять

46,7

3,93***

2,773-5,561

Согласны с тем, что профессиональный уровень врачей ниже, чем требуется

56,4

0,57**

0,397-0,805

ИДЕОЛОГИЯ

     

Предпочтение эгалитарной политики в области здравоохранения

67,4

0,39***

0,279-0,544

Значимость ***P<0,001; **P<0,005; *P<0,05
-2 Log-правдоподобие - 924,315; R-квадрат Кокса и Снелла - 0,332; R-квадрат Нэйджелкерка - 0,478

Обсуждение

Проведенное исследование свидетельствует о том, что в России по сравнению с другими странами один из самых низких уровней удовлетворенности системой здравоохранения, а также обращаемости к врачам в случае необходимости, что во многом связано с большей недоступностью медицинской помощи, неудовлетворенностью последним лечением и отрицательным имиджем медицинских работников, а также, вероятно, с другими характеристиками стран. Например, согласно зарубежным исследованиям удовлетворенность населения системой здравоохранения прямо пропорционально связана с расходами на здравоохранение [19], по величине которых, к сожалению, наша страна заметно отстаёт от других принявших участие в обследовании государств.

Проведенный нами анализ позволил определить основные факторы, детерминирующие удовлетворённость россиян системой здравоохранения. Установлено, что люди, сообщающие о плохом состоянии здоровья, менее удовлетворены системой здравоохранения, по сравнению с обладателями хорошего здоровья, что подтверждает результаты исследований в других странах [1,20,21,22]. Исследователи объясняют этот феномен тем, что плохое здоровье формирует опыт людей в системе здравоохранения, который оказывает негативное влияние на удовлетворённость, особенно в менее развитых системах [22].

Некоторые проведенные ранее зарубежными авторами исследования показывают, что удовлетворенность системой здравоохранения зависит от ее использования, что объясняется непосредственным опытом общения с поставщиками медицинских услуг, влияющим на мнение людей. В исследовании, проведенном в 21 европейской стране, люди, пользовавшиеся услугами здравоохранения за последние 5 лет, были более удовлетворены, чем те, кто не имел такого опыта, хотя этот эффект варьировал в зависимости от страны [1]. В противоположность этому, в странах бывшего Советского Союза установлено, что вероятность удовлетворенности системой здравоохранения выше среди тех, кто не обращался за медицинской помощью [23]. Полученные нами результаты показали, что удовлетворенность системой здравоохранения зависит не только от опыта общения с поставщиками медицинских услуг (обращался/не обращался), но и от удовлетворенности полученным лечением: с большей вероятностью удовлетворены системой те, кто обращался к врачам за последние 12 месяцев и при этом был удовлетворен лечением по сравнению с теми, кто не обращался. В наименьшей степени удовлетворены работой системы здравоохранения те, кто пользовался ее услугами последние 12 месяцев и остался недоволен полученным лечением.

Вероятно, с опытом общения с поставщиками медицинских услуг отчасти связано и восприятие врачебного персонала, которое, как свидетельствуют полученные нами результаты, тесно связано с удовлетворенностью системой здравоохранения: с меньшей вероятностью удовлетворены те, кто полагает, что «профессиональный уровень большинства врачей ниже, чем требуется», «врачи больше заботятся о своих доходах, чем о пациентах»; доверие врачам, напротив, повышает удовлетворенность системой здравоохранения, что также согласуется с выводами других исследователей [1,21,22,24,25].

Проведенный нами анализ подтвердил полученные ранее другими авторами результаты, свидетельствующие о том, что удовлетворенность системой здравоохранения зависит от идеологических убеждений людей: имеющие эгалитарные ценности (считающие несправедливым то, что люди с более высокими доходами могут предоставить своим детям лучшую медицинскую помощь, чем люди с низкими доходами) с меньшей вероятностью удовлетворены системой здравоохранения [20,21].

Нами установлено, что удовлетворенность системой здравоохранения повышается с ростом социально-экономического статуса, что согласуется с другими исследованиями и объясняется тем, что люди с низким статусом чаще сталкиваются с финансовыми барьерами для доступа к системе здравоохранения [24]. Однако отношения между удовлетворенностью системой здравоохранения и финансовыми затруднениями в доступе к ее услугам не совсем ясны. Например, в США, где значительная часть населения не имеет медицинской страховки, американцы с доходом ниже среднего с большей вероятностью не удовлетворены системой здравоохранения по сравнению с более высоко обеспеченными гражданами [26]. В западноевропейских странах, где страхование относительно всеобъемлюще, люди с низкими доходами, как правило, не выражают меньшую удовлетворенность системой здравоохранения [20]. В странах бывшего Советского Союза и в Израиле, где застрахованные часто вынуждены доплачивать за медицинскую помощь, неудовлетворенность экономической ситуацией в семье тесно связана с неудовлетворенностью системой здравоохранения [23,27]. Исследование, проведенное в пяти странах, показало, что в Канаде (где здравоохранение бесплатное) и в Новой Зеландии (где люди лишь немного доплачивают за медицинские услуги), респонденты с доходами ниже среднего, так же как в странах бывшего СССР и в Израиле, с меньшей вероятностью удовлетворены системой здравоохранения по сравнению с теми, у кого доход выше среднего [26]. Это может быть обусловлено тем, что даже малые доплаты являются недопустимыми для некоторых граждан потому, что либо люди с низкими доходами имеют ограниченный доступ к медицинской помощи, либо доход оказывает влияние на качество получаемой помощи [26,28]. Литература, касающаяся удовлетворенности пациентов, показывает, что группы с низким доходом получают более низкий уровень обслуживания, что приводит к снижению удовлетворенности [28].

Результаты нашего исследования демонстрируют, что на удовлетворённость системой здравоохранения оказывает влияние не столько наличие медицинской страховки, как например в США [26], или ее вид (ОМС или ДМС), сколько восприятие ее покрытия: с меньшей вероятностью удовлетворены считающие страховое покрытие плохим не зависимо от вида, что согласуется с результатами, полученными в Китае [21].

Нам не удалось выявить влияние социально-демографических характеристик (таких как возраст, образование, тип поселения) на удовлетворенность системой здравоохранения, что противоречит некоторым предыдущим исследованиям, которые установили, что с большей вероятностью удовлетворены системой здравоохранения пожилые люди [1,20,21,22,27], малообразованные [20,23,27], сельские жители [23]. Однако, скорее всего, наш результат связан с тем, что проведенный нами анализ включает более богатый набор объясняющих переменных. Результаты дополнительного анализа (не представлено в тексте), куда были включены только социально-демографические переменные, отчасти соответствуют предшествующим исследованиям. Так, нами было установлено, что на удовлетворенность системой здравоохранения оказывает положительное влияние пожилой возраст; воздействие проживания в сельской местности положительно, но статистически незначимо. Однако связь между удовлетворённостью системой здравоохранения и образованием нами не была выявлена вообще. Аналогично предыдущим исследованиям [1,21,22,23,27] мы наши, что пол не оказывает влияние на удовлетворенность россиян системой здравоохранения.

В заключении необходимо отметить некоторые ограничения нашего исследования. Во-первых, поскольку оно опирается на кросс-секционное обследование, оно не позволяет выявить причинно-следственные отношения. Во-вторых, мы недостаточно знаем об ожиданиях россиян, чтобы точно понять, что они подразумевают, когда говорят, что они «удовлетворены/не удовлетворены» системой здравоохранения. В-третьих, возможно наш анализ охватывает не все детерминанты удовлетворённости населения системой здравоохранения.

Выводы

  1. Краткий обзор общественного имиджа системы здравоохранения в России в сравнении с другими странами не дает основания для оптимизма. Россияне менее удовлетворены системой здравоохранения в целом и отдельными ее аспектами.
  2. Ключевыми факторами, оказывающими положительное влияние на удовлетворённость россиян системой здравоохранения, помимо хорошего здоровья и высокого социально-экономического статуса, являются доверие врачам, удовлетворенность последним лечением. Негативное восприятие страхового покрытия и врачебного персонала, неудовлетворенность последним лечением, а также предпочтение эгалитарной политики в области здравоохранения (восприятие несправедливости неравенства в доступе к услугам здравоохранения) значительно снижают удовлетворенность системой здравоохранения.

Полученные результаты могут быть использованы для формирования политики в области здравоохранения. Во-первых, необходимо улучшить имидж профессии медицинского работника, вернуть доверие населения к работникам медицинских профессий, повысить удовлетворенность лечением путем улучшения качества и доступа к услугам здравоохранения. Во-вторых, несмотря на широкий охват россиян системой обязательного медицинского страхования, большая часть застрахованных считает, что она в незначительной мере покрывает нужды в медицинской помощи, поэтому необходимо, чтобы страхование отвечало потребностям людей. В-третьих, в связи с тем, что большинство россиян поддерживает эгалитарную политику в области здравоохранения, дальнейшее расширение платности медицинских услуг может столкнуться с ростом недовольства населения.

Библиография

  1. Bleich S.N., Ozaltin E., Murray C.J.L. How does satisfaction with the health‐care system relate to patient experience? Bulletin of the World Health Organization 2009; 87:271-278.
  2. Hekkert K.D., Cihangir S., Kleefstra S.M., van den Berg B., Kool R.B. Patient satisfaction revisited: a multilevel approach. Soc Sci Med 2009; 69:68-75.
  3. Stewart M., Brown J.B., Donner A. The impact of patient centered care on outcomes. J Fam Pract 2000; 49(9):796-804.
  4. Tonio S., Joerg K., Joachim K. Determinants of patient satisfaction: a study among 39 hospitals in an in-patient setting in Germany. International Journal for Quality in Health Care 2011; 23(5):503-509.
  5. Zapka J.G., Palmer R.H., Hargraves J.L., Nerenz D., Frazier H.S., Warner C.K. Relationship of patient satisfaction with experience of system performance and health status. J Ambul Care Manage 1995;18:73-83.
  6. Epstein R.M., Street Jr. R.L. The values and value of patient-centered care. Ann Fam Med 2011; 9(2):100-103.
  7. Beattie M., Lauder W., Atherton I., Murphy D.J. Instruments to measure patient experience of healthcare quality in hospitals: a systematic review. Syst Rev 2014; 3:4.
  8. Birk H.O., Gut R., Henriksen L.O. Patients' experience of choosing an outpatient clinic in one county in Denmark: results of a patient survey. BMC Health Serv Res 2011;11:262.
  9. Кирюхин О.Л., Бузынин В.И. Проблема оценки качества медицинской помощи: ориентация на пациента (аналитический обзор анкет и опросников 1979-2017 годов). Медицина 2017; 21(2):7-9.
  10. Кобякова О.С., Деев И.А., Тюфилин Д.С., Куликов Е.С., Табакаев Н.А., Воробьева О.О. Удовлетворенность медицинской помощью: как измерить и сравнить? Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2016; 49(3):5. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/753/30/lang,ru/ (Дата обращения 1 февраля 2020).
  11. Светличная Т.Г., Цыганова О.А., Кудрявцев А.В. Оценка удовлетворенности медицинской помощью пациентов амбулаторно-поликлинических учреждений (по данным социологического опроса). Здравоохранение Российской Федерации 2010; (3):18-21.
  12. Журавлева И., Милехин А., Караева О. Социологическая оценка качества медицинской помощи в московском здравоохранении: проблемы и перспективы. Московская медицина 2017; 16(1):45-49.
  13. Bhatia M., Rannan‐Eliya R., Somanathan A., Huq M.N., Pande B.R., Chuluunzagd B. Public views of health system issues in four Asian countries. Health Affairs 2009; 28:1067-1077.
  14. Blendon R.J., Kim M., Benson J.M. The public versus the World Health Organization on health system performance. Health Affairs 2001; 20:10-20.
  15. Аналитический центр Юрия Левады. Отчет «Противостояние логик: врач, пациент и власть в условиях реформирования системы здравоохранения». 2016. URL: https://www.levada.ru/2016/05/05/protivostoyanie-logik-vrach-patsient-i-vlast-v-usloviyah-reformirovaniya-sistemy-zdravoohraneniya/ (Дата обращения 1 февраля 2020).
  16. ВЦИОМ. Эффективность российского здравоохранения и система ОМС. Пресс-выпуск №3516. 2017. 17 ноября. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116534 (Дата обращения 1 февраля 2020).
  17. ISSP Research Group. International Social Survey Programme: Health and Health Care - ISSP 2011. GESIS Data Archive. Cologne. ZA5800 Data file Version 3.0.0. 2015. URL: https://doi.org/10.4232/1.12252 (Дата обращения 1 февраля 2020).
  18. Lee E-W., Park J-H. Egalitarian health policy preference and its related factors in Korea: National Representative Sample Survey. Korean Med Sci 2015; 30:676-681.
  19. Wendt C., Mischke M., Pfeifer M. Welfare states and public opinion: perceptions of healthcare systems, family policy and benefits for the unemployed and poor in Europe. Cheltenham (UK): Edward Elgar Publishing; 2011. 208 p.
  20. Missinne S., Meuleman B., Bracke P. The popular legitimacy of European healthcare systems: a multilevel analysis of 24 countries. Journal of European Social Policy 2013; 23:231-247.
  21. Munro N., Duckett J. Explaining public satisfaction with health‐care systems: findings from a nationwide survey in China. Health Expectations: An International Journal of Public Participation in Health Care and Health Policy 2016; 19(3):654-666.
  22. Wendt C., Kohl J., Mischke M., Pfeifer M. How do Europeans perceive their healthcare system patterns of satisfaction and preference for state involvement in the field of healthcare? European Sociological Review 2010; 26:177-192.
  23. Footman K., Roberts B., Mills A., Richardson E., Mckee M. Public satisfaction as a measure of health system performance: a study of nine countries in the former Soviet Union. Health Policy 2013; 112:62-69.
  24. Donelan K., Blendon R.J., Schoen C., Davis K., Binns K. The cost of health system change: public discontent in five nations. Health Affairs 1999; 18:206-216.
  25. Liu S.S., Amendah E., Chang E.C., Pei L.K. Satisfaction and value: a meta‐analysis in the healthcare context. Health Marketing Quarterly 2006; 23:49-73.
  26. Blendon R.J., Schoen C., DesRoches C.M., Osborn R., Scoles K.L., Zapert K. Inequities in health care: a five‐country survey. Health Affairs 2002; 21:182-191.
  27. Shmueli A. Israelis evaluate their health care system before and after the introduction of the national health insurance law. Health Policy 2003; 63:279-287.
  28. Malat J. Social distance and patients’ rating of healthcare providers. Journal of Health and Social Behavior 2001;42:360-372.

References

  1. Bleich S.N., Ozaltin E., Murray C.J.L. How does satisfaction with the health care system relate to patient experience? Bulletin of the World Health Organization 2009; 87:271-278.
  2. Hekkert K.D., Cihangir S., Kleefstra S.M., van den Berg B., Kool R.B. Patient satisfaction revisited: a multilevel approach. Soc Sci Med 2009; 69:68-75.
  3. Stewart M., Brown J.B., Donner A. The impact of patient centered care on outcomes. J Fam Pract 2000; 49(9):796-804.
  4. Tonio S., Joerg K., Joachim K. Determinants of patient satisfaction: a study among 39 hospitals in an in-patient setting in Germany. International Journal for Quality in Health Care 2011; 23(5):503-509.
  5. Zapka J.G., Palmer R.H., Hargraves J.L., Nerenz D., Frazier H.S., Warner C.K. Relationship of patient satisfaction with experience of system performance and health status. J Ambul Care Manage 1995;18:73-83.
  6. Epstein R.M., Street Jr. R.L. The values and value of patient-centered care. Ann Fam Med 2011; 9(2):100-103.
  7. Beattie M., Lauder W., Atherton I., Murphy D.J. Instruments to measure patient experience of healthcare quality in hospitals: a systematic review. Syst Rev 2014; 3:4.
  8. Birk H.O., Gut R., Henriksen L.O. Patients' experience of choosing an outpatient clinic in one county in Denmark: results of a patient survey. BMC Health Serv Res 2011;11:262.
  9. Kiryukhin O.L., Buzinin V.I. Problema otsenki kachestva meditsinskoy pomoshchi: orientatsiya na patsienta (analiticheskiy obzor anket i oprosnikov 1979-2017 godov). [The problem of assessing the quality of patient-centred care (analytical review of questionnaires in 1979-2017)]. Meditsina 2017;21(2):7-9. (In Russian).
  10. Kobyakova O.S., Deev I.A., Tyufilin D.S., Kulikov E.S., Tabakaev N.A., Vorob’eva O.O. Udovletvorennost' meditsinskoy pomoshch'yu: kak izmerit' i sravnit'? [Satisfaction with medical care: how to measure and compare?] Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2016 [cited 2020 Feb 01]; 49(3):5. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/753/30/lang,ru/. (In Russian).
  11. Svetlichnaya T.G., Tsyganova O.A., Kudryavtsev A.V. Otsenka udovletvorennosti meditsinskoy pomoshch'yu patsientov ambulatorno-poliklinicheskikh uchrezhdeniy (po dannym sotsiologicheskogo oprosa) [Assessment of satisfaction with medical care in patients from outpatient settings (according to the sociological survey)]. Zdravookhranenie Rossiyskoy Federatsii 2010; (3):18-21. (In Russian).
  12. Zhuravleva I., Milekhin A., Karaeva O. Sotsiologicheskaya otsenka kachestva meditsinskoy pomoshchi v moskovskom zdravookhranenii: problemy i perspektivy [Sociological assessment of medical care quality in Moscow public health: problems and prospects]. Moskovskaya meditsina 2017;16(1):45-49. (In Russian).
  13. Bhatia M., Rannan Eliya R., Somanathan A., Huq M.N., Pande B.R., Chuluunzagd B. Public views of health system issues in four Asian countries. Health Affairs 2009; 28:1067-1077.
  14. Blendon R.J., Kim M., Benson J.M. The public versus the World Health Organization on health system performance. Health Affairs 2001; 20:10-20.
  15. Otchet «Protivostoyanie logik: vrach, patsient i vlast' v usloviyakh reformirovaniya sistemy zdravookhraneniya». [Report “The confrontation of logics: doctor, patient and authorities in the context of healthcare system reforming”]. Analiticheskiy tsentr Yu. Levady 2016. [Online]. 2016 [cited 2020 February 01]. Available from: https://www.levada.ru/2016/05/05/protivostoyanie-logik-vrach-patsient-i-vlast-v-usloviyah-reformirovaniya-sistemy-zdravoohraneniya/ (In Russian).
  16. VTsIOM. Effektivnost' rossiyskogo zdravookhraneniya i sistema OMS. [The effectiveness of Russian health care and the mandatory health insurance system]. Press-vypusk №3516. 2017. 17 November. [Online]. 2017 [cited 2020 February 01]. Available from: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116534 (In Russian).
  17. ISSP Research Group. International Social Survey Programme: Health and Health Care - ISSP 2011. GESIS Data Archive. Cologne. ZA5800 Data file Version 3.0.0. 2015. [Online]. 2015 [cited 2020 February 01]. Available from: https://doi.org/10.4232/1.12252.
  18. Lee E-W., Park J-H. Egalitarian health policy preference and its related factors in Korea: National Representative Sample Survey. Korean Med Sci 2015; 30:676-681.
  19. Wendt C., Mischke M., Pfeifer M. Welfare states and public opinion: perceptions of healthcare systems, family policy and benefits for the unemployed and poor in Europe. Cheltenham (UK): Edward Elgar Publishing; 2011, 208 p.
  20. Missinne S., Meuleman B., Bracke P. The popular legitimacy of European healthcare systems: a multilevel analysis of 24 countries. Journal of European Social Policy 2013; 23:231-247.
  21. Munro N., Duckett J. Explaining public satisfaction with health care systems: findings from a nationwide survey in China. Health Expectations: An International Journal of Public Participation in Health Care and Health Policy 2016; 19(3):654-666.
  22. Wendt C., Kohl J., Mischke M., Pfeifer M. How do Europeans perceive their healthcare system patterns of satisfaction and preference for state involvement in the field of healthcare? European Sociological Review 2010; 26:177-192.
  23. Footman K., Roberts B., Mills A., Richardson E., Mckee M. Public satisfaction as a measure of health system performance: a study of nine countries in the former Soviet Union. Health Policy 2013; 112:62-69.
  24. Donelan K., Blendon R.J., Schoen C., Davis K., Binns K. The cost of health system change: public discontent in five nations. Health Affairs 1999; 18:206-216.
  25. Liu S.S., Amendah E., Chang E.C., Pei L.K. Satisfaction and value: a meta analysis in the healthcare context. Health Marketing Quarterly 2006; 23:49-73.
  26. Blendon R.J., Schoen C., DesRoches C.M., Osborn R., Scoles K.L., Zapert K. Inequities in health care: a five‐country survey. Health Affairs 2002; 21:182-191.
  27. Shmueli A. Israelis evaluate their health care system before and after the introduction of the national health insurance law. Health Policy 2003; 63:279-287.
  28. Malat J. Social distance and patients’ rating of healthcare providers. Journal of Health and Social Behavior 2001;42:360-372.

Дата поступления: 19.02.2020.


Просмотров: 719

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 05.05.2020 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search