О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!

С 2019 года, в направляемых в журнал статьях, ссылки на источники в разделах Библиография и References должны быть составлены в порядке их упоминания в тексте и независимо от того, имеются ли среди них переводные источники или источники на иностранных языках.

Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.73.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №5 2020 (66) arrow ВКЛАД ИЗМЕНЕНИЙ ПОВОЗРАСТНОЙ СМЕРТНОСТИ В ДИНАМИКУ ОЖИДАЕМОЙ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ ЖИЗНИ СЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ
ВКЛАД ИЗМЕНЕНИЙ ПОВОЗРАСТНОЙ СМЕРТНОСТИ В ДИНАМИКУ ОЖИДАЕМОЙ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ ЖИЗНИ СЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ Печать
13.11.2020 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-5-5

Былина С.Г.
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт аграрных проблем Российской академии наук (ИАгП РАН)

Резюме

В последние десятилетия предпринимаются серьезные усилия государства для стабилизации демографической ситуации, снижения уровня смертности и создания условий для стабильного роста ожидаемой продолжительности жизни. Особенно актуальны данные меры для сельского населения, так как его демографические показатели всегда ниже, чем у городского населения. Декомпозиция динамики ожидаемой продолжительности жизни может послужить средством, способствующим решению данной задачи.

Целью исследования является анализ вклада изменения смертности в различных возрастных группах в динамику ожидаемой продолжительности жизни сельского населения России в 2017-2018 годах.

Используемые методы: количественный анализ, метод декомпозиции с использованием методики, применяемой ООН (United Nations, 1985).

В результате исследования установлено, что за период 2017-2018 гг. ожидаемая продолжительность жизни сельских мужчин росла более быстрыми темпами, чем сельских женщин за счет снижения младенческой смертности, а также смертности в возрастах от 20 до 34 лет и от 55 до 59 лет. Снижение темпов роста ожидаемой продолжительности жизни сельского населения в 2018 году обусловлено возрастающей динамикой смертности в молодых – 25-29 лет возрастах сельских женщин и в возрастах от 40 до 54 лет и 65-69 лет и мужчин, и женщин. Установлено также наличие большего отрицательного вклада показателей смертности сельских женщин, чем сельских мужчин в ожидаемую продолжительность жизни сельского населения. Особенно серьезное внимание при реализации мер государственной политики по увеличению продолжительности жизни и снижению смертности сельского населения необходимо обратить на отрицательную динамику вклада смертности в трудоспособных возрастах после 40 лет и сельских мужчин, и сельских женщин.

Результаты исследования могут быть использованы как при корректировке государственных программ, так и при разработке возможных прогнозных вариантов демографического развития российского села.

Ключевые слова: ожидаемая продолжительность жизни; сельское население; смертность; метод декомпозиции.

Контактная информация:
Былина Светлана Геннадиевна, e-mail:  Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект № 19-010-00229).
Конфликт интересов. Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Былина С.Г. Вклад изменений повозрастной смертности в динамику ожидаемой продолжительности жизни сельского населения России. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2020; 66(5):5. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1198/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-5-5

CONTRIBUTION OF CHANGES IN AGE-RELATED MORTALITY INTO DYNAMICS IN LIFE EXPECTANCY IN RURAL RUSSIA
Bylina S.G.

Institute of Agrarian Problems of the Russian Academy of Sciences (IAgP RAS)

Abstract

In recent decades, the State has undertaken serious efforts to stabilize demographic situation, reduce mortality and create enabling conditions for a sustainable increase in life expectancy. These measures are especially relevant for the rural population, as its demographic indicators are always lower than that of the urban population. Decomposition of the dynamics in life expectancy can serve as a means to facilitate solution of this problem.

The purpose of the study is to analyze contribution of changes in mortality in different age groups into dynamics in life expectancy in the Russian rural population in 2017-2018.

Material and methods: quantitative analysis, decomposition method using the UN methodology (United Nations, 1985).

Results. The study found out that in 2017-2018 life expectancy among rural men grew more rapidly compared to rural women due to reduced infant mortality, as well as reduced mortality in ages 20-34 and 55-59. The decreased growth rate of life expectancy in the rural population in 2018 is accounted for by the increased dynamics in mortality among rural women at young ages (25–29) and among both men and women aged 40–54 and 65–69, respectively.

The study also identified a greater negative contribution of mortality rates among rural women compared to rural men in life expectancy of the rural population. When implementing state policy measures to increase life expectancy and reduce mortality in the rural population a special attention should be focused on negative dynamics in the contribution of mortality in working ages over 40 among both rural men and rural women.

Scope of application. The results of the study can be used both in adjusting state programs and developing possible forecast options for the demographic development of the Russian village.

Key words: life expectancy; rural population; mortality; decomposition method.

Corresponding author: Svetlana G. Bylina, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Acknowledgments. The reported study was funded by the Russian Foundation for Basic Research, project number 19-010-00229.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Bylina S.G. Contribution of changes in age-related mortality into dynamics in life expectancy in rural Russia. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2020; 66(5):5. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1198/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-5-5. (In Rus).

Введение

Развитию демографических процессов в стране на государственном уровне уделяется особое внимание. Меры государственной политики, направленные на рост рождаемости, снижение смертности, регулирование миграционных процессов и увеличение продолжительности жизни, обозначены в таких программных документах как Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года [12], Государственная программа Российской Федерации «Развитие здравоохранения» до 2025 года [2], Указ Президента Российской Федерации от 07.05.2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» [9], а также в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 15 января 2020 года [7]. По словам министра здравоохранения РФ М. Мурашко на заседании Правительства РФ 21.05.2020 года, увеличение продолжительности жизни – это «очень важный показатель, ради чего формируется программа государственных гарантий» [10]. Ожидаемая продолжительность жизни населения (ОПЖ), по мнению многих исследователей, является наиболее адекватной обобщающей характеристикой современного социально-экономического развития общества, а также уровня смертности во всех возрастах.

Ожидаемая продолжительность жизни населения России растет, начиная с 2006 года, однако, как отмечают исследователи, темпы ее роста невелики [16]. Наблюдается серьезный разрыв как в показателях ОПЖ городского и сельского населения, который с 2005 по 2018 гг. составляет от 1,7 до 2,9 лет, так и в темпах их роста: за рассматриваемый период времени ожидаемая продолжительность жизни городского населения выросла с 66,1 до 73,3 лет, в то время как сельского – с 63,45 до 71,7 лет. Весьма велик разрыв в ожидаемой продолжительности жизни мужчин и женщин, особенно среди сельского населения. Данное различие, как считают исследователи [16], связано, прежде всего, с поведенческими факторами, а не только с гендерными биологическими особенностями. Так, за данный период времени ОПЖ сельских мужчин выросла с 57,2 до 65,75 лет (на 9,5%), сельских женщин – с 71,1 до 76,9 лет (на 5,9%). Следует отметить, что несмотря на рост ОПЖ сельского населения, темпы изменения данного показателя весьма неравномерны (рис. 1).

Рис. 1
Рис. 1. Динамика изменения ОПЖ сельского населения, % к предыдущему году

Очевидно, что самые высокие темпы роста ОПЖ сельского населения, и особенно сельских мужчин, наблюдались в 2006, 2011 и 2017 годах. Резкое падение темпов роста данного показателя за последнее десятилетие произошло в 2010 и 2018 годах. Причины наблюдаемого процесса следует искать в подробном анализе показателей смертности.

Снижение общего коэффициента смертности сельского населения наблюдается с 2006 года как благодаря активным мерам государственной политики охраны здоровья населения, так и стабилизации социально-политической ситуации в России. Однако различия в изменениях показателей смертности как в гендерных, так и возрастных группах сельского населения весьма существенны, и оказывают неоднозначное влияние на динамику ожидаемой продолжительности жизни. По данным специалистов-демографов [8, 9, 16], общий коэффициент смертности указывает лишь на тенденцию процесса и в значительной степени зависит от половозрастной структуры населения.

Целью настоящего исследования является анализ вклада изменения смертности в различных возрастных группах в динамику ожидаемой продолжительности жизни сельского населения России в 2017-2018 годах.

Материалы и методы

Задача настоящего исследования – определить, в каких возрастных группах всего сельского населения, а также отдельно мужчин и женщин изменение показателей смертности в наибольшей степени повлияло на изменение величины ожидаемой продолжительности жизни за период 2017-2018 гг. – периода последнего падения темпов роста ОПЖ. Для решения данной задачи на первом этапе исследования проанализирована динамика возрастных коэффициентов смертности за 2017-2018 гг., затем с использованием метода декомпозиции рассчитаны вклады возрастных изменений показателей смертности в динамику ожидаемой продолжительности жизни всего сельского населения, мужчин и женщин.

Известно достаточное количество методик проведения анализа методом декомпозиции: C. Chandra Sekar, Ю.А. Корчака-Чепурковского [5], Е.М. Андреева [1], E.E. Arriaga, J.H. Pollard, Lopez and Ruzicka’s. Н.А.Фойгтом [15] дано подробное описание методик C. Chandra Sekar, Ю.А. Корчака-Чепурковского, E.E. Arriaga, J.H. Pollard, А.И.Стефаньковского, приведены соответствующие алгоритмы расчетов, дана оценка прикладной значимости некоторых из них с точки зрения существующей практики демографической статистики. В работе [6] авторами на примере данных по смертности населения Красноярского края произведен анализ точности методик декомпозиции ожидаемой продолжительности жизни. Сделан вывод о том, что наибольшей точностью и простотой в использовании является методика, разработанная C. Chandra Sekar [17]. K.M.Ponnapalli [17] проведено сравнение точности и простоты вычисления по методике C. Chandra Sekar с методами, предложенными E.E. Arriaga, J.H. Pollard, Lopez and Ruzicka’s. Сделан вывод, что применяемые методы в их модифицированной форме дают сходные результаты, как и вычисления по методикам Е.М.Андреева и Pressat, а самой интуитивно понятной и простой является методика, используемая ООН (United Nations, 1985), которая рекомендуется автором для расчетов вклада показателей смертности возрастных групп в ожидаемую продолжительность жизни.

Согласно данной методике, в декомпозиционных расчетах использованы два показателя: ожидаемая продолжительность предстоящей жизни в возрастном интервале x и число доживших до возрастного интервала x. Общая формула для расчета основного эффекта от изменения показателей смертности в возрастном интервале x за 2017-2018 гг. выглядит следующим образом:

Формула 1

где ex – ожидаемая продолжительность жизни в возрастном интервале x,
lx – число доживших до возрастного интервала x.

Применение данной методики основано на расчетах классических показателей кратких таблиц смертности. Показатели кратких таблиц смертности рассчитаны для всего сельского населения, мужчин и женщин по данным за 2017 и 2018 гг. Затем с использованием формулы (1) рассчитан вклад повозрастных показателей смертности в динамику ОПЖ сельского населения и гендерных групп за 2017-2018 гг. Полученные результаты сопоставлены с относительным изменением возрастных коэффициентов смертности изучаемых групп сельского населения за 2017-2018 гг.

Фактологической основой исследования послужили данные статистического сборника Росстата «Демографический ежегодник России» [3].

Результаты исследования

Рассчитана динамика возрастных коэффициентов смертности сельского населения, мужчин и женщин в 2018 году относительно данных 2017 года. Результаты расчетов представлены в таблице 1.

Таблица 1

Динамика возрастных коэффициентов смертности сельского населения в 2018 году по отношению к 2017 году, %

Возраст, лет Мужчины и женщины Мужчины Женщины
до года 88,3 89,4 86,8
1-4 97,5 92,5 104,6
5-9 87,4 92,9 80,4
10-14 94,6 97,8 88,7
15-19 92,7 92,6 93,3
20-24 88,1 89,8 84,4
25-29 94,7 92,4 100,8
30-34 96,5 95,9 96,3
35-39 101,0 98,5 106,6
40-44 102,6 102,7 101,7
45-49 102,6 101,9 104,6
50-54 100,6 100,7 100,1
55-59 98,2 97,4 100,0
60-64 99,5 99,4 98,7
65-69 101,2 101,4 100,6
70-74 97,2 97,9 95,0
75-79 98,9 97,4 100,2
80-84 95,4 96,1 95,1
85 и более 98,3 98,0 98,3

Анализ полученных данных позволяет установить направленность динамики коэффициентов смертности в половозрастных группах сельского населения за рассматриваемый период времени и ее положительное или отрицательное влияние на динамику ожидаемой продолжительности жизни. Очевидно увеличение показателей смертности всего населения в возрастах от 35 до 54 лет и в возрасте 65-69 лет, что является результатом вклада роста коэффициентов смертности сельских мужчин в возрасте от 40 до 54 лет и 65-69 лет и сельских женщин от 35 до 59 лет и 65-69 лет. Кроме того, очевиден рост коэффициентов смертности сельских женщин в возрастах от 1 до 4 лет и 25-29 лет, которое, однако, не отразилось на общей динамике коэффициента смертности всего сельского населения в данных возрастных группах.

Однако в данном случае не учитывается изменение половозрастного состава населения за рассмотренный период времени. Детальный вклад возрастных показателей смертности в динамику ожидаемой продолжительности жизни можно получить с использованием метода декомпозиции.

Для расчетов с использованием формулы (1) построены краткие таблицы смертности сельского населения, мужчин и женщин за 2017 и 2018 гг. Краткие таблицы смертности позволяют рассчитать ожидаемую продолжительность жизни при рождении в качестве обобщающей характеристики уровня смертности для конкретного периода времени. Для расчета кратких таблиц смертности с шагом в пять лет использованы два исходных показателя: число умерших в соответствующих возрастах и возрастные коэффициенты смертности. Расчеты произведены широко известным демографическим методом [4].

Результаты расчетов приведены в таблицах 2-7. Введены стандартные условные обозначения:

x – возрастной интервал, лет;
dx – число умерших в возрастном интервале x, чел.;
Nx – среднегодовая численность населения в возрастном интервале x, чел.;
kx – коэффициент смертности в возрастном интервале x;
lx – число доживающих до возрастного интервала x, чел.;
qx – вероятность умереть в возрастном интервале x;
Lx – среднее число живущих в возрастном интервале x, чел.;
Tx – предстоящее число человеко-лет жизни в возрастном интервале x;
ex – средняя ожидаемая продолжительность жизни в возрастном интервале x, лет.

Таблица 2

Краткая таблица смертности сельского населения РФ в 2017 году

x dx Nx kx 2017 qx2017 lx2017 Lx2017 Tx2017 ex2017
до года 3037 440214 0,0069 0,0069 100000 99656 7135998 71,36
1-4 895 2061736 0,0004 0,0017 99312 396902 7036342 70,85
5-9 616 2499985 0,0002 0,0012 99139 495391 6639440 66,97
10-14 646 2184108 0,0003 0,0015 99017 494720 6144049 62,05
15-19 1559 1871997 0,0008 0,0042 98871 493326 5649329 57,14
20-24 2764 1977173 0,0014 0,0070 98460 490582 5156003 52,37
25-29 5603 2498820 0,0022 0,0112 97773 486138 4665420 47,72
30-34 8988 2804845 0,0032 0,0159 96682 479562 4179282 43,23
35-39 11451 2545206 0,0045 0,0223 95143 470411 3699720 38,89
40-44 13831 2475928 0,0056 0,0276 93022 458685 3229309 34,72
45-49 16431 2403997 0,0068 0,0337 90452 444639 2770624 30,63
50-54 25010 2671933 0,0094 0,0459 87403 426979 2325985 26,61
55-59 42297 3109857 0,0136 0,0662 83388 403146 1899006 22,77
60-64 52120 2614431 0,0199 0,0958 77870 370703 1495861 19,21
65-69 52716 1950707 0,0270 0,1280 70411 329523 1125158 15,98
70-74 31750 858473 0,0370 0,1717 61398 280628 795635 12,96
75-79 76393 1311833 0,0582 0,2592 50853 221317 515007 10,13
80-84 70331 782202 0,0899 0,3757 37673 152985 293690 7,80
85 и старше 100185 599331 0,1672 1,0000 23520 140705 140705 5,98

Таблица 3

Краткая таблица смертности сельского населения РФ в 2018 году

x dx Nx kx 2018 qx2018 lx2018 Lx2018 Tx2018 ex2018
до года 2525 408848 0,0062 0,0049 100000 99753 7170177 71,7
1-4 822 1941514 0,0004 0,0017 99507 397691 7070423 71,1
5-9 545 2530830 0,0002 0,0011 99338 496425 6672732 67,2
10-14 625 2234540 0,0003 0,0014 99232 495811 6176307 62,2
15-19 1455 1884458 0,0008 0,0039 99093 494509 5680496 57,3
20-24 2430 1973694 0,0012 0,0061 98711 492039 5185987 52,5
25-29 4850 2284052 0,0021 0,0106 98105 487931 4693948 47,8
30-34 8675 2807415 0,0031 0,0154 97068 481612 4206017 43,3
35-39 11678 2570518 0,0045 0,0225 95577 472507 3724405 39,0
40-44 14192 2477917 0,0057 0,0283 93426 460517 3251898 34,8
45-49 16813 2398798 0,0070 0,0346 90781 446062 2791381 30,7
50-54 23938 2543315 0,0094 0,0462 87644 428100 2345319 26,8
55-59 40894 3063973 0,0133 0,0650 83596 404401 1917220 22,9
60-64 53540 2700936 0,0198 0,0953 78164 372207 1512818 19,4
65-69 56044 2049546 0,0273 0,1294 70718 330706 1140612 16,1
70-74 35420 985502 0,0359 0,1672 61564 282080 809905 13,2
75-79 64884 1126564 0,0576 0,2567 51268 223444 527825 10,3
80-84 73234 853898 0,0858 0,3613 38110 156125 304381 8,0
85 и старше 99171 604047 0,1642 1,0000 24340 148256 148256 6,1

Таблица 4

Краткая таблица смертности сельских мужчин в 2017 году

x dx Nx kx 2017 qx2017 lx2017 Lx2017 Tx2017 ex2017
до года 1702 226257 0,0075 0,0075 100000 99625 6632520 66,33
1-4 522 1059277 0,0005 0,0020 99250 396609 6532895 65,82
5-9 343 1281611 0,0003 0,0013 99055 494942 6136286 61,95
10-14 410 1118095 0,0004 0,0018 98922 494158 5641344 57,03
15-19 1116 966660 0,0012 0,0058 98741 492284 5147185 52,13
20-24 2166 1046254 0,0021 0,0103 98173 488332 4654901 47,42
25-29 4358 1370012 0,0032 0,0158 97160 481963 4166569 42,88
30-34 6776 1489440 0,0045 0,0225 95625 472736 3684605 38,53
35-39 8455 1306503 0,0065 0,0319 93469 459884 3211870 34,36
40-44 10070 1235847 0,0081 0,0401 90484 443353 2751986 30,41
45-49 12072 1191306 0,0101 0,0497 86857 423505 2308633 26,58
50-54 18257 1305500 0,0140 0,0680 82545 398691 1885128 22,84
55-59 30132 1489347 0,0202 0,0971 76932 365975 1486437 19,32
60-64 36111 1177146 0,0307 0,1443 69458 322241 1120461 16,13
65-69 33536 815939 0,0411 0,1893 59438 269064 798220 13,43
70-74 17210 316906 0,0543 0,2436 48187 211590 529156 10,98
75-79 33320 401257 0,0830 0,3517 36449 150193 317566 8,71
80-84 24833 217965 0,1139 0,4538 23628 91335 167373 7,08
85 и старше 22622 133289 0,1697 1,0000 12905 76039 76039 5,89

Таблица 5

Краткая таблица смертности сельских мужчин в 2018 году

x dx Nx kx 2018 qx2018 lx2018 Lx2018 Tx2018 ex2018
до года 1437 210419 0,0068 0,0068 100000 99660 6661584 66,6
1-4 455 998221 0,0005 0,0018 99320 396917 6561924 66,1
5-9 323 1298174 0,0002 0,0012 99139 495387 6165007 62,2
10-14 411 1144236 0,0004 0,0018 99016 494635 5669621 57,3
15-19 1039 971377 0,0011 0,0053 98838 492873 5174986 52,4
20-24 1920 1032436 0,0019 0,0093 98311 489278 4682113 47,6
25-29 3718 1265767 0,0029 0,0146 97400 483446 4192835 43,0
30-34 6569 1506741 0,0044 0,0216 95978 474705 3709389 38,6
35-39 8481 1330221 0,0064 0,0315 93904 462131 3234684 34,4
40-44 10378 1240097 0,0084 0,0411 90948 445387 2772553 30,5
45-49 12262 1187650 0,0103 0,0506 87206 425007 2327167 26,7
50-54 17508 1242933 0,0141 0,0685 82797 399809 1902160 23,0
55-59 28922 1468195 0,0197 0,0947 77127 367378 1502351 19,5
60-64 37307 1223538 0,0305 0,1434 69824 324081 1134973 16,3
65-69 35823 859361 0,0417 0,1918 59809 270371 810892 13,6
70-74 19785 372232 0,0532 0,2390 48340 212819 540522 11,2
75-79 27753 343115 0,0809 0,3441 36788 152294 327703 8,9
80-84 26049 237976 0,1095 0,4399 24130 94112 175408 7,3
85 и старше 22813 137227 0,1662 1,0000 13515 81296 81296 6,0

Таблица 6

Краткая таблица смертности сельских женщин в 2017 году

x dx Nx kx 2017 qx2017 lx2017 Lx2017 Tx2017 ex2017
до года 1335 213957 0,0058 0,0055 100000 99727 7676595 76,77
1-4 374 1002459 0,0004 0,0015 99453 397518 7576868 76,19
5-9 273 1218374 0,0002 0,0011 99305 496248 7179350 72,30
10-14 236 1066014 0,0002 0,0011 99194 495695 6683102 67,37
15-19 444 905337 0,0005 0,0024 99084 494814 6187407 62,45
20-24 598 930919 0,0006 0,0032 98841 493415 5692594 57,59
25-29 1245 1128809 0,0011 0,0055 98524 491267 5199179 52,77
30-34 2213 1315405 0,0017 0,0084 97982 487858 4707913 48,05
35-39 2997 1238703 0,0024 0,0120 97161 482881 4220054 43,43
40-44 3761 1240081 0,0030 0,0151 95991 476340 3737173 38,93
45-49 4359 1212691 0,0036 0,0178 94545 468505 3260834 34,49
50-54 6753 1366433 0,0049 0,0245 92858 458608 2792329 30,07
55-59 12164 1620511 0,0075 0,0370 90586 444555 2333721 25,76
60-64 16010 1437285 0,0111 0,0545 87236 424303 1889166 21,66
65-69 19181 1134769 0,0169 0,0817 82485 395576 1464863 17,76
70-74 14539 541567 0,0268 0,1272 75745 354637 1069287 14,12
75-79 43073 910576 0,0473 0,2152 66109 294985 714649 10,81
80-84 45499 564237 0,0806 0,3432 51885 214906 419665 8,09
85 и старше 77563 466042 0,1664 1,0000 34078 204759 204759 6,01

Таблица 7

Краткая таблица смертности сельских женщин в 2018 году

x dx Nx kx 2018 qx2018 lx2018 Lx2018 Tx2018 ex2018
до года 1088 198429 0,0055 0,0055 100000 99727 7693616 76,94
1-4 368 943294 0,0004 0,0016 99453 397504 7593890 76,36
5-9 222 1232657 0,0002 0,0009 99299 496269 7196386 72,47
10-14 214 1090305 0,0002 0,0010 99209 495801 6700117 67,54
15-19 417 913081 0,0005 0,0023 99112 494993 6204315 62,60
20-24 510 941258 0,0005 0,0027 98886 493759 5709322 57,74
25-29 1132 1018285 0,0011 0,0055 98618 491723 5215563 52,89
30-34 2105 1300674 0,0016 0,0081 98071 488378 4723839 48,17
35-39 3197 1240297 0,0026 0,0128 97280 483282 4235461 43,54
40-44 3814 1237820 0,0031 0,0153 96033 476488 3752179 39,07
45-49 4551 1211148 0,0038 0,0186 94562 468403 3275691 34,64
50-54 6430 1300382 0,0049 0,0245 92799 458315 2807288 30,25
55-59 11972 1595778 0,0075 0,0370 90527 444272 2348973 25,95
60-64 16233 1477398 0,0110 0,0537 87182 424195 1904701 21,85
65-69 20220 1190185 0,0170 0,0821 82496 395548 1480506 17,95
70-74 15635 613270 0,0255 0,1211 75723 355682 1084958 14,33
75-79 37130 783450 0,0474 0,2155 66550 296888 729276 10,96
80-84 47185 615922 0,0766 0,3287 52205 218129 432388 8,28
85 и старше 76358 466820 0,1636 1,0000 35046 214258 214258 6,11

Результаты расчетов кратких таблиц смертности для всего сельского населения показали, что вычисленная ожидаемая продолжительность жизни при рождении в 2017 и 2018 гг. сельского населения, мужчин и женщин отличается от приведенной Росстатом на 0,03-0,04% и выросла в 2018 году по отношению к 2017 году на 0,29 года. При этом ОПЖ сельских мужчин выросла несколько выше, чем сельских женщин – на 0,32 года против 0,27 года. Наибольшее увеличение ожидаемой продолжительности жизни сельского населения за данный период времени отмечено для возрастных интервалов от рождения до 9 лет и в возрасте 70-74 лет.

Результаты расчетов вклада изменения смертности в возрастных группах в динамику ОПЖ всего сельского населения, мужчин и женщин с использованием формулы (1) представлены в таблице 8.

Таблица 8

Вклад изменения смертности в возрастных группах в динамику ожидаемой продолжительности жизни сельского населения РФ за 2017-2018 гг.

возраст, лет лет %
мужчины и женщины мужчины женщины мужчины и женщины мужчины женщины
0 0,088 0,076 0,100 30,26 23,66 36,96
1-4 0,003 0,009 -0,005 1,02 2,95 -1,86
5-9 0,010 0,006 0,015 3,44 1,74 5,66
10-14 0,005 0,002 0,008 1,64 0,63 3,00
15-19 0,016 0,021 0,010 5,68 6,53 3,72
20-24 0,041 0,047 0,027 14,20 14,61 10,18
25-29 0,026 0,048 -0,002 9,11 15,03 -0,79
30-34 0,023 0,033 0,014 7,83 10,27 5,25
35-39 -0,008 0,014 -0,032 -2,63 4,50 -11,72
40-44 -0,021 -0,028 -0,009 -7,35 -8,79 -3,15
45-49 -0,022 -0,020 -0,025 -7,71 -6,32 -9,21
50-54 -0,006 -0,009 0,000 -1,91 -2,71 -0,14
55-59 0,022 0,035 0,000 7,54 11,05 0,16
60-64 0,008 0,009 0,013 2,60 2,85 4,76
65-69 -0,016 -0,020 -0,006 -5,43 -6,25 -2,06
70-74 0,035 0,025 0,062 12,12 7,91 22,83
75-79 0,013 0,027 -0,003 4,61 8,47 -0,98
80-84 0,046 0,028 0,065 16,02 8,78 23,95
85 и старше 0,026 0,016 0,036 8,97 5,09 13,44
Всего 0,29 0,32 0,27 100 100 100

Как показывают результаты исследования, для сельских мужчин, как и для сельских женщин наибольший положительный вклад в увеличение ожидаемой продолжительности жизни на 0,076 и 0,100 года соответственно внесло изменение младенческой смертности, что составляет 23,7% и 37% вклада данной возрастной группы в общее изменение ОПЖ за 2017-2018 гг.

Наибольшие положительные вклады в динамику ожидаемой продолжительности жизни сельских мужчин внесли изменения смертности в возрастах 25-29 лет, 20-24 года, 50-59 лет и 30-34 года. Следует отметить, что отрицательный вклад в изменение ОПЖ сельских мужчин внесли возрастные группы от 40 до 54 лет и 65-69 лет. При этом наибольший отрицательный вклад наблюдается у сельских мужчин в возрасте 40-44 лет (-0,28 года) – - 8,8% в возрастной структуре изменения ОПЖ.

Среди сельских женщин наибольший положительный вклад (после младенческой) в динамику ожидаемой продолжительности жизни внесло изменение смертности в старших возрастах: 80-84 лет – на 0,65 года (24% в возрастной структуре изменения ОПЖ) и 70-74 лет (22,8%). У сельских женщин в 8 возрастных группах из 18 наблюдается отрицательный вклад показателей смертности в динамику ожидаемой продолжительности жизни. Наибольший отрицательный вклад у возрастной группы 35-39 лет (-11,7%) – убыль составляет 0,032 года.

Вклад возрастных изменений показателей смертности мужчин и женщин в динамику ожидаемой продолжительности жизни за рассматриваемый период времени определил и аналогичные данные для всего сельского населения в целом. Снижение младенческой смертности позволило увеличить ОПЖ сельского населения на 0,88 года, что составляет 30,3% в возрастной структуре изменений ОПЖ. Без учета младенческой смертности наибольший положительный вклад в ОПЖ сельского населения внесла динамика показателей смертности в старших возрастных группах: 70-74 года и 80-84 года.

Обсуждение

Для цели исследования – анализа вклада изменения смертности в различных возрастных группах в динамику ожидаемой продолжительности жизни сельского населения России в 2017-2018 годах была проанализирована динамика возрастных коэффициентов смертности сельского населения в целом и его гендерных групп, построены краткие таблицы смертности и с использованием метода декомпозиции определены вклады пятилетних возрастных групп сельского населения, мужчин и женщин в динамику ОПЖ за исследуемый период времени.

Демографический анализ таблиц смертности 2018 года по сравнению с 2017 годом позволил оценить изменения в ожидаемой продолжительности жизни по половозрастным пятилетним группам, установить, что максимальный прирост показателя ОПЖ за данный период для всего сельского населения произошел в младших возрастах до 9 лет и в старшей возрастной группе от 70 до 74 лет.

Сравнительный анализ динамики возрастных коэффициентов смертности сельского населения, мужчин и женщин в 2018 году относительно данных 2017 года позволил определить возрастные группы со сходной динамикой показателей смертности за указанный период времени. Установлено, что наибольший рост коэффициентов смертности произошел у сельских женщин в возрасте 35-39 лет (106,6% по отношению к предыдущему году) и у сельских мужчин в возрастном интервале 40-49 лет (102,6%). Нельзя оставить без внимания и отрицательную динамику показателей смертности сельских девочек от 1 до 4 лет, и женщин активного фертильного возраста 25-29 лет (104,6% и 100,8% соответственно). Рост показателей смертности в указанных возрастах подтверждает тот факт, что для сельского населения важнейшей проблемой остается территориальная доступность учреждений здравоохранения и технологичной медицинской помощи, а соответственно, раннего диагностирования и диспансеризации.

Использование методики декомпозиции ожидаемой продолжительности жизни позволило определить конкретную долю каждой возрастной группы сельского населения, мужчин и женщин, внесших положительный или отрицательный вклад в ОПЖ за период 2017-2018 гг.

Следует отметить совпадение возрастных групп мужчин и женщин, в которых отмечено наибольшее увеличение коэффициентов смертности, и оказавших наибольшее отрицательное влияние на динамику ОПЖ за исследуемый период времени. В связи с увеличением пенсионного возраста отрицательное влияние смертности в трудоспособных возрастных группах на динамику ОПЖ дает возможность предположить, что доля сельских мужчин и женщин, доживших до пенсионного возраста, будет уменьшаться.

Между тем, установленное максимальное снижение коэффициентов смертности в молодых возрастах сельских женщин от 5 до 24 лет, отнюдь не свидетельствует о наибольшем положительном вкладе данных возрастных групп в увеличение ОПЖ. Расчеты методом декомпозиции показали, что снижение смертности в возрастах 70-74 лет и 80-84 года вносят более существенный вклад в увеличение показателя ОПЖ сельских женщин за данный период времени, поскольку абсолютные значения коэффициентов смертности данных возрастных групп существенно выше. Однако увеличение продолжительности предстоящей жизни в старших возрастных группах сельских женщин может свидетельствовать скорее о состоянии здоровья данной возрастной группы, чем о влиянии мер государственной политики, направленных на снижение смертности населения.

Таким образом, использование метода декомпозиции в определении вклада возрастной смертности в динамику ожидаемой продолжительности жизни дает более полную картину происходящих демографических процессов.

Рост ожидаемой продолжительности жизни сельского населения за период 2017-2018 гг. всего на 0,29 года вполне объясняется наличием достаточно большого числа возрастных групп сельского населения с отрицательным вкладом показателей смертности в динамику ОПЖ.

В состав проектной части пилотной Госпрограммы «Развитие здравоохранения» включен национальный проект «Здравоохранение», одним из главных разделов которого является развитие системы оказания первичной медицинской помощи, которая должна быть доступна всем гражданам России, «в том числе в малонаселенных и труднодоступных районах» [14]. Однако рост смертности в старшем трудоспособном возрасте сельского населения РФ в 2018 году и низкие темпы увеличения ожидаемой продолжительности жизни свидетельствуют о недостаточном внимании к состоянию здоровья сельского населения.

В отчете Министерства здравоохранения Российской Федерации о ходе реализации Государственной программы «Развитие здравоохранения» за 2018 год среди причин, отрицательно повлиявших на ход выполнения показателей Госпрограммы названы: снижение темпов роста экономики и уровня инвестиционной активности, падение производительности труда, падение реальных доходов населения (рост цен на потребительские товары, отсутствие роста номинальных заработных плат), рост безработицы и бедности; рост социальной напряженности в стране из-за ухудшения положения определенных социальных групп населения [13]. В связи с пандемией COVID-19 со всей очевидностью следует ждать усиления означенных факторов и, соответственно, независимо от последствий изменения смертности от коронавируса, отрицательного влияния на динамику продолжительности жизни сельского населения.

Выводы

  1. Методически заявленная цель исследования может быть достигнута сочетанием различных демографических и статистических методов, а именно: расчетом кратких таблиц смертности, анализом динамики возрастных коэффициентов смертности, применением метода декомпозиции для определения вклада возрастных групп в изменение ожидаемой продолжительности жизни. Сравнение кратких таблиц смертности за исследуемые годы позволяет определить динамику ОПЖ по возрастным группам населения. Анализ динамики возрастных коэффициентов смертности дает возможность получить более детальную информацию об изменении уровня смертности в различных возрастных группах за определенный период времени, но определить уровень влияния выявленных изменений на динамику ожидаемой продолжительности жизни возможно с применением метода декомпозиции.
  2. Использование методики ООН 1985 года, практически реализующей метод декомпозиции, позволило получить достаточно точные результаты по общему изменению ожидаемой продолжительности жизни и определить вклад изменения повозрастной смертности в динамику ОПЖ сельского населения.
  3. Снижение темпов роста ОПЖ сельского населения за 2017-2018 гг. в основном обусловлено отрицательным вкладом динамики смертности в трудоспособных возрастах: у сельских женщин от 35, у сельских мужчин от 40 до 54 лет. Поэтому особенно серьезное внимание при реализации мер государственной политики по увеличению продолжительности жизни и снижению смертности сельского населения необходимо обратить на доступность учреждений здравоохранения и технологичной медицинской помощи, а соответственно, раннего диагностирования и диспансеризации для трудоспособного сельского населения.

Проведенная оценка изменений в динамике ожидаемой продолжительности жизни может быть использована как при корректировке государственных программ, так и при разработке возможных вариантов демографических прогнозов.

Библиография

  1. Андреев Е.М. Метод компонент в анализе продолжительности жизни. Вестник статистики 1982; (9): 42–47.
  2. Государственная программа Российской Федерации «Развитие здравоохранения» до 2025 года. Утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.12.2017 г. № 1640. URL: https://www.rosminzdrav.ru/ ministry/programms/health/info (Дата обращения 28.05.2020 г.).
  3. Демографический ежегодник России. 2019. Статистический сборник. Москва: Росстат; 2019. 252 c.
  4. Демография: Учебник для ВУЗов. Н.А. Волгин, Л.Л. Рыбаковский, редакторы. Москва: Логос; 2005. 280 с.
  5. Корчак-Чепурковский Ю.А. Избранные демографические исследования. Москва; 1970. 387 с.
  6. Миронова А.А., Наркевич А.Н., Виноградов К.А., Курбанисмаилов Р.Б. Декомпозиция динамики ожидаемой продолжительности жизни населения Красноярского края. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2019; 2 (65):7. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1061/30/lang,ru/ DOI: https://dx.doi.org/10.21045/2071-5021-2019-65-2-7. (Дата обращения 03.06.2020 г.).
  7. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 15 января 2020 года. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/62582 (Дата обращения 03.06.2020 г.).
  8. Рыбаковский О. Л., Судоплатова В. С., Таюнова О. А.  Потенциал снижения смертности населения России. Социологические исследования. 2017; (3): 29-42.
  9. Сабгайда Т.П. Возрастные особенности предотвратимой смертности населения России. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2013; (5). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/505/30/lang,ru/ (Дата обращения: 25.05.2020 г.).
  10. Стенограмма заседания Правительства РФ 21.05.2020 г. URL:http://government.ru/news/39724/ (Дата обращения: 28.05.2020 г.).
  11. Указ Президента Российской Федерации «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации до 2024 года» от 7 мая 2018 года № 204. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/43027 (Дата обращения: 22.05.2020 г.).
  12. Указ Президента РФ от 9 октября 2007 г. № 1351 "Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года" (с изменениями и дополнениями). URL: http://base.garant.ru/191961/ (Дата обращения: 20.05.2020 г.).
  13. Уточненный годовой отчет за 2018 год о ходе реализации пилотной государственной программы Российской Федерации «Развитие здравоохранения» и об оценке ее эффективности. URL: https://www.rosminzdrav.ru/ministry/programms/health/info/otchety-po-gosudarstvennoy-programme-rossiyskoy-federatsii-razvitie-zdravoohraneniya (Дата обращения: 03.06.2020 г.).
  14. Федеральный проект «Развитие системы оказания первичной медико-санитарной помощи». URL: https://www.rosminzdrav.ru/poleznyeresursy/ natsproektzdravoohranenie/pervichka (Дата обращения: 03.06.2020 г.).
  15. Фойгт Н.А. Прикладные аспекты современных методов декомпозиции продолжительности жизни. Демографія та соціальна економіка 2006; (1): 76-98.
  16. Хасанова Р.Р., Макаренцева А.О. Смертность и продолжительность жизни населения России. Москва 2017; 87 с. URL: https://ssrn.com/abstract=3169745. or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.3169745 (Дата обращения: 13.05.2020 г.).
  17. Ponnapalli K.M. A comparison of different methods for decomposition of changes in expectation of life at birth and differentials in life expectancy at birth. Demographic research. 2005; (12(7)): 141–171.

References

  1. Andreev E.M. Metod komponent v analize prodolzhitel'nosti zhizni [Component method in life expectancy analysis]. Vestnik statistiki 1982; (9): 42–47. (In Russian).
  2. Gosudarstvennaya programma Rossiyskoy Federatsii «Razvitie zdravookhraneniya» do 2025 goda [The state program of the Russian Federation "Healthcare Development" until 2025]. Postanovlenie Pravitel'stva Rossiyskoy Federatsii ot 26.12.2017 g. № 1640. [Online]. 2017 [cited 2020 May 28]. Available from: https://www.rosminzdrav.ru/ministry/programms/health/info. (In Russian).
  3. Demograficheskiy ezhegodnik Rossii 2019 [Demographic Yearbook of Russia 2019]. Statisticheskiy sbornik. Moscow: Rosstat; 2019, 252 p. (In Russian).
  4. Demografiya: Uchebnik dlya VUZov [Demography: Textbook for high schools] pod red. N.A. Volgin, L.L. Rybakovskiy, editors. Moscow: Logos; 2005. 280 p. (In Russian).
  5. Korchak-Chepurkovskiy Yu.A. Izbrannye demograficheskie issledovaniya. [Selected Demographic Studies]. Moscow; 1970. 387 p. (In Russian).
  6. Mironova A.A., Narkevich A.N., Vinogradov K.A., Kurbanismailov R.B. Dekompozitsiya dinamiki ozhidaemoy prodolzhitel'nosti zhizni naseleniya Krasnoyarskogo kraya [Decomposition of the dynamics of life expectancy in the population of the Krasnoyarsk Territory]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2019 [cited 2020 Jun 03]; 2 (65). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1061/30/lang,ru/. DOI: https://dx.doi.org/10.21045/2071-5021-2019-65-2-7. (In Russian).
  7. Poslanie Prezidenta Rossiyskoy Federatsii Federal'nomu Sobraniyu Rossiyskoy Federatsii 15 yanvarya 2020 goda. [Message from the President of the Russian Federation to the Federal Assembly of the Russian Federation on January 15, 2020]. [Online]. 2020 [cited 2020 Jan 23]. Available from: http://www.kremlin.ru/events/president/news/62582. (In Russian).
  8. Rybakovskiy O. L., Sudoplatova V. S., Tayunova O. A. Potentsial snizheniya smertnosti naseleniya Rossii [Potential for reducing mortality in Russia]. Sotsiologicheskie issledovaniya 2017; (3): 29-42. (In Russian).
  9. Sabgayda T.P. Vozrastnye osobennosti predotvratimoy smertnosti naseleniya Rossii [Age features of preventable mortality in Russia]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2013 [cited 2020 May 25]; (5). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/505/30/lang,ru/. (In Russian).
  10. Stenogramma zasedaniya Pravitel'stva RF 21.05.2020 g. [Transcript of the meeting of the Government of the Russian Federation 05.21.2020]. [Online]. 2020 [cited 2020 May 28]. Available from: http://government.ru/news/39724/. (In Russian).
  11. «O natsional'nykh tselyakh i strategicheskikh zadachakh razvitiya Rossiyskoy Federatsii do 2024 goda» ["On national goals and strategic objectives for the development of the Russian Federation until 2024»]. Ukaz Prezidenta Rossiyskoy Federatsii ot 7 maya 2018 goda № 204. [Online]. 2018 [cited 2020 May 22]. Available from: http://www.kremlin.ru/acts/bank/43027. (In Russian).
  12. "Ob utverzhdenii Kontseptsii demograficheskoy politiki Rossiyskoy Federatsii na period do 2025 goda" (s izmeneniyami i dopolneniyami). [On approval of the concept of demographic policy of the Russian Federation for the period up to 2025 (with amendments and additions)]. Ukaz Prezidenta RF ot 9 oktyabrya 2007 g. № 1351. [Online]. 2007 [cited 2020 May 20]. Available from: http://www.kremlin.ru/acts/bank/26299. (In Russian).
  13. Utochnennyy godovoy otchet za 2018 god o khode realizatsii pilotnoy gosudarstvennoy programmy Rossiyskoy Federatsii «Razvitie zdravookhraneniya» i ob otsenke ee effektivnosti [The updated annual report for 2018 on the implementation of the “Healthcare Development” pilot state program of the Russian Federation and assessing its effectiveness]. [Online] [cited 2020 June 3]. Available from: https://www.rosminzdrav.ru/ministry/programms/health/info/otchety-po-gosudarstvennoy-programme-rossiyskoy-federatsii-razvitie-zdravoohraneniya. (In Russian).
  14. Federal'nyy proekt «Razvitie sistemy okazaniya pervichnoy mediko-sanitarnoy pomoshchi» [Federal project "Development of the primary health care system"]. [Online]. [cited 2020 June 3]. Available from: https://www.rosminzdrav.ru/poleznyeresursy/natsproektzdravoohranenie/pervichka. (In Russian).
  15. Foygt N.A. Prikladnie aspekty sovremennykh metodov dekompozitsii prodolzhitel’nosti zhizni [Applied aspects of modern methods of decomposition of life expectancy]. Demografiya ta sotsial’na ekonomika 2006; (1): 76-98. (In Russian).
  16. Khasanova R.R., Makarentseva A.O. Smertnost' i prodolzhitel'nost' zhizni naseleniya Rossii [Mortality and life expectancy of the Russian population]. Moscow 2017. 87 p. [Online] [cited 2020 May 13]. Available from: http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.3169745. (In Russian).
  17. Shamilev S.R. Dinamika smertnosti i faktory ee snizheniya v RF [Mortality dynamics and factors of its reduction in the Russian Federation]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya [Online] 2013 [cited 2020 May 6]; (5). Available from: http://www.science-education.ru/article/view?id=9897. (In Russian).
  18. Ponnapalli K.M. A comparison of different methods for decomposition of changes in expectation of life at birth and differentials in life expectancy at birth. Demographic research 2005; (12(7)): 141–171.

Дата поступления: 17.06.2020


Просмотров: 183

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 30.11.2020 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search