О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!

С 2019 года, в направляемых в журнал статьях, ссылки на источники в разделах Библиография и References должны быть составлены в порядке их упоминания в тексте и независимо от того, имеются ли среди них переводные источники или источники на иностранных языках.

Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.73.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная
ОЦЕНКА МЕР СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ, ЗАЯВЛЕННЫХ В ОФИЦИАЛЬНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЯХ ОБ ИХ ТРУДОУСТРОЙСТВЕ Печать
05.03.2021 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-1-5

Макаров С.В., Гайдаров Г.М.
ФГБОУ ВО «Иркутский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Иркутск, Россия

Резюме

Актуальность. Меры социальной поддержки медицинских работников являются одним из ключевых механизмов удержания специалистов в отрасли. Между тем, по данным Министерства здравоохранения России, показатели их реализации в настоящее время являются неудовлетворительными.

Цель исследования: Оценка частоты и структуры мер социальной поддержки медицинских работников по данным официальных предложений о трудоустройстве, размещённых государственными медицинскими организациями на сайте Министерства здравоохранения Иркутской области.

Материал и методы. Были разработаны статистические карты, в которые вносилась информация из объявлений о трудоустройстве, размещённых на официальном сайте Министерства здравоохранения Иркутской области, общее количество которых составило 429. В качестве статистических методов обработки материала применялся расчет экстенсивных и интенсивных показателей, не предполагавший определения доверительных границ в связи с использованием во всех случаях генеральной совокупности.

Результаты. Среди врачей наиболее востребованными являются участковые терапевты (7,0% в структуре врачебных вакансий), далее следуют акушеры-гинекологи (6,7%) и инфекционисты (6,1%). У средних медицинских работников наибольшее число предложений о трудоустройстве адресовано фельдшерам (22,4%), палатным (12,9%) и участковым медицинским сестрам (11,2%). Из общего числа объявлений меры социальной поддержки были заявлены в 76,2 объявлений из 100, при этом частота данных мер составила 77,4 на 100 для врачей и 63,8 для среднего медперсонала. В порядке снижения частоты встречаемости заявленных мер социальной поддержки у врачей относятся: решение проблем с жильём (79,2 на 100 объявлений о трудоустройстве); прямая финансовая поддержка (72,2 на 100); предоставление места в детском дошкольном учреждении без очереди (35,1); дополнительный отпуск и оплата проезда к месту его проведения (27,2); оплата расходов на переезд и проезда к месту работы (14,4); оплата последипломного и дополнительного профессионального образования (9,3). Ранговая структура мер социальной поддержки средних медицинских работников отличается иным порядком мест, начиная с третьего.

Заключение. И в абсолютном, и в относительном выражении меры социальной поддержки, содержащиеся в предложениях о трудоустройстве, превалируют у врачей. При том, что наиболее востребованными являются медицинские работники, оказывающие первичную медико-санитарную помощь, потребность в них напрямую не отражается на соответствующей частоте заявленных мер социальной поддержки. Полученные результаты востребованы в процессе разработки и реализации научно обоснованной кадровой политики в здравоохранении на уровне конкретного субъекта РФ.

Ключевые слова: социальная поддержка; медицинские работники; врачи; средние медицинские работники; предложения о трудоустройстве.

Контактная информация: Макаров Сергей Викторович, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Макаров С.В., Гайдаров Г.М. Оценка мер социальной поддержки медицинских работников Иркутской области, заявленных в официальных предложениях об их трудоустройстве. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2021; 67(1):5. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1231/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-1-5

ASSESSMENT OF MEASURES ON SOCIAL SUPPORT OF MEDICAL WORKERS IN THE IRKUTSK REGION STATED IN OFFICIAL EMPLOYMENT PROPOSALS
Makarov S.V., Gaidarov G.M.

Irkutsk State Medical University MOH Russia, Irkutsk, Russia

Abstract

Significance. Social support measures for healthcare workers are one of the key mechanisms for retaining specialists. Meanwhile, according to the Ministry of Health of the Russian Federation, the current indicators of their implementation remain unsatisfactory.

The purpose of the study was to assess frequency and structure of social support measures for medical workers based on the data of the official employment proposals posted by state medical organizations on the website of the Ministry of Health of the Irkutsk Region.

Material and methods. Statistical charts have been developed, they included information from the employment proposals posted on the official website of the Ministry of Health of the Irkutsk Region, the total number of proposals added up to 429. Statistical methods to process the material included calculation of the extensive and intensive indexes without determining confidence intervals because the general aggregate was used in all cases.

Results. The most wanted out of all doctors are district therapists (7.0% in the structure of doctors’ vacancies), followed by obstetricians-gynecologists (6.7%) and infectious disease specialists (6.1%). As for nursing staff, the highest number of employment proposals were looking for feldshers (22.4%), ward nurses (12.9%) and district nurses (11.2%). Of the total number of job proposals, social support measures were stated in 76.2 proposals out of 100, while the frequency of these measures added up to 77.4 out of 100 for doctors and 63.8 for nurses. The stated social support measures for doctors in the ascending order include as follows: issues related to housing (79.2 per 100 employment proposals); direct financial support (72.2 per 100); provision of a place in a preschool facility without waiting (35.1); additional vacation and travel expense reimbursement (27.2); reimbursement of expenses related to relocation and travel to the place of employment (14.4); payment for postgraduate and additional professional education (9.3). The rank structure of social support measures for nursing staff differs in the order, starting from the third.

Conclusion. In both absolute and relative terms, the measures of social support stated by the employment proposals for doctors prevail. While primary health care workers are in highest demand, the need for such specialists is not directly reflected by the corresponding frequency of the stated social support measures. The results obtained are relevant to the development and implementation of the evidence-based personnel policy in healthcare at the level of an individual region of the Russian Federation.

Keywords: social support; health workers; doctors; nurses; employment proposals.

Corresponding author: Sergej V. Makarov, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Makarov S.V., http://orcid.org/0000-0001-8364-5223
Gajdarov G.M., https://orcid.org/0000-0003-0578-1339
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Makarov S.V., Gaidarov G.M. Assessment of measures on social support of medical workers in the Irkutsk region stated in official employment proposals. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2021; 67(1):5. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1231/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-1-5. (In Rus).

Введение

В последние годы в Российской Федерации все большее внимание уделяется развитию медицинских кадров. К содержанию кадровой политики в здравоохранении в числе прочего относится разработка и реализация мер социальной поддержки медицинских работников [1, 2, 3, 4, 5]. Данные меры являются одним из ключевых механизмов удержания специалистов в отрасли [6, 7, 8]. Между тем, Министерство здравоохранения России называет показатели реализации социальной поддержки медицинских работников неудовлетворительными, особенно в части наиболее эффективных ее мер, таких, как предоставление служебного жилья и помощь в приобретении собственного. Так, по данным Минздрава России в 2018 г. возмещением процентной ставки по жилищным кредитам и льготному кредитованию воспользовались лишь 0,1% и 0,2% медицинских работников соответственно [9]. В связи с этим анализ объема и содержания мер социальной поддержки медицинских кадров, как на уровне России в целом, так и на уровне отдельных субъектов РФ имеет в настоящее время высокую актуальность.

В настоящее время Министерство здравоохранения Иркутской области, как и органы управления здравоохранением других субъектов РФ, размещает на своем официальном сайте в текущем режиме объявления о вакансиях медицинских кадров, в которых наряду с прочей информацией указаны меры социальной поддержки врачей и специалистов со средним медицинским образованием, приглашаемых для трудоустройства в государственные медицинские организации региона, что позволяет проанализировать содержание данных мер. Ранее нами уже проводился анализ структуры вакансий врачебных кадров на основе данных, размещаемых на официальном сайте регионального Министерства здравоохранения [10].

Цель исследования: Оценка частоты и структуры мер социальной поддержки медицинских работников по данным официальных предложений о трудоустройстве, размещённых государственными медицинскими организациями на сайте Министерства здравоохранения Иркутской области.

Материал и методы

Для реализации цели исследования нами были разработаны специальные статистические карты, в которые вносилась информация из объявлений о трудоустройстве, размещенных государственными медицинскими организациями на сайте Министерства здравоохранения Иркутской области http://minzdrav-irkutsk.ru/about/vacancies/ с 07.09.2020 г. до 06.10.2020 г., т.е. давностью до одного месяца. Статистические карты содержали 17 критериев, включая территориальную принадлежность медицинской организации, специальность приглашаемых на работу врачей и средних медицинских работников, количество предлагаемых к занятию должностей (ставок), детализированные меры социальной поддержки. Общее количество сформированных и проанализированных статистических карт составило 429.

В качестве статистических методов обработки материала применялся расчет экстенсивных (структура вакансий в процентах) и интенсивных (частота реализации мер социальной поддержки на 100 объявлений о трудоустройстве) показателей. Определения доверительных границ в данном случае не требовалось, так как для расчета показателей во всех случаях использовалась генеральная совокупность.

Меры, указанные в объявлениях в различном формате, были сгруппированы нами по следующим категориям: решение проблем с жильем (предоставление служебного жилья, полная или частичная компенсация за его съем, материальная помощь в приобретении, выплата ипотечного кредита); прямая материальная поддержка (выплата «подъемных»; возможность участия в программах «Земский доктор» / «Земский фельдшер»; стимулирующая выплата; доплата до второй квалификационной категории в течение 3-х лет); предоставление места для ребенка в детском дошкольном учреждении (ДДУ) без очереди; дополнительный отпуск и оплата проезда к месту его проведения; оплата расходов на переезд и проезда к месту работы; оплата последипломного образования (ПДО) и дополнительного профессионального образования (ДПО).

В части объявлений к числу мер социальной поддержки работодателями оказались отнесены выплаты за работу в местности, приравненной к районам Крайнего Севера (22,1 на 100 вакансий), однако данная выплата относится к обязательным, гарантированным законодательством выплатам, и не является мерой социальной поддержки в контексте настоящего исследования. В ряде объявлений в число мер социальной поддержки также были включены такие малозначительные меры, как выдача спецодежды (1,2 на 100) и прочие, не отнесенные нами к числу изучаемых мер.

Результаты

В структуре проанализированных предложений о трудоустройстве 73,0% предложений были адресованы врачам, 27,0% – средним медицинским работникам (СМР), число врачебных вакансий в 2,7 раза превышало аналогичное у СМР. Из общего числа объявлений меры социальной поддержки были заявлены в 76,2 объявлений из 100, при этом частота данных мер составила 77,4 на 100 объявлений для врачей и 63,8 для СМР. В результате соотношение объявлений, содержащих данные меры, оказалось в пользу врачей, однако оно было существенно более выраженным (3,4 раза), чем при соотношении вакансий.

В Таблице 1 представлена частота мер социальной поддержки в разрезе должностей врачей, ранжированная по числу вакансий.

Таблица 1

Частота мер социальной поддержки врачей, указанных в объявлениях государственных медицинских организаций Иркутской области о трудоустройстве (на 100 объявлений по соответствующей должности)

Наименование врачебной должности Число вакан-сий (абс.) Меры социальной поддержки
Решение проблем с жильем Прямая матери-альная поддерж-ка Место в ДДУ и школе Доп. отпуск и проезд Оплата расходов на переезд и проезд Оплата ПДО и ДПО
Терапевт участковый 22 77,3 72,7 27,3 13,6 4,5 4,5
Акушер-гинеколог 21 81,0 76,2 33,3 14,3 9,5 4,8
Инфекционист 19 63,2 57,9 26,3 31,6 15,8 5,3
Анестезиолог-реан-г 18 72,2 72,2 38,9 22,2 11,1 5,6
Педиатр (стационар) 18 88,9 77,8 38,9 11,1 22,2 11,1
Стоматологи * 18 88,9 66,7 38,9 44,4 5,6 22,2
Невролог 15 93,3 86,7 46,7 26,7 20,0
Терапевт (стационар) 14 78,6 71,4 35,7 35,7 21,4 21,4
УЗД 13 69,2 61,5 38,5 15,4 23,1 7,7
Педиатр участковый 12 83,3 75,0 33,3 41,7 16,7 8,3
Офтальмолог 12 66,7 58,3 25,0 41,7 25,0 8,3
Хирург, в т.ч. детский 12 83,3 83,3 33,3 25,0 8,3 8,3
Кардиолог 11 81,8 63,6 18,2 45,5 27,3 9,1
Рентгенолог 11 54,5 54,5 9,1 27,3 9,1 9,1
Онколог 9 88,9 88,9 33,3 11,1 11,1 11,1
ЛОР 9 77,8 55,6 44,4 22,2 11,1
Функц. диагностики 9 66,7 66,7 66,7 11,1 11,1 22,2
Общей практики (семейный врач) 7 85,7 71,4 28,6 57,1
Физиотерапевт 7 100 100 71,4 14,3 28,6 28,6
Бактериолог 6 66,7 50,0 16,7 66,7 16,7 16,7
Уролог 6 83,3 83,3 33,3 16,7 16,7
Эпидемиолог 6 100 100 66,7 16,7 16,7
Скорой мед. помощи 5 80,0 80,0 40,0 20,0 20,0
Травматолог-ортопед 5 80,0 80,0 20,0 60,0 20,0 20,0
Фтизиатр 5 80,0 80,0 40,0 20,0 20,0 20,0
Нефролог 4 75,0 75,0 75,0 25,0
Патологоанатом 4 100 100 50,0 50,0 25,0 25,0
Психиатр 4 50,0 50,0 50,0 25,0
Дерматовенеролог 2 100 100 50,0 50,0
Ревматолог 2 50,0 50,0 50,0 50,0
Эндокринолог 2 100 100
КЛД 1 100 100 100
Неонатолог 1 100 100
Статистик 1 100 100
Эндоскопист 1 100 100
Зав. тер. отделением (поликлиника) 1 100 100
Все врачи 313 79,2 72,8 35,1 27,2 14,4 9,3

* включая: стоматолог-терапевт, -хирург, -ортопед, -ортодонт, стоматолог детский

Меры социальной поддержки врачей, представленные в Таблице 1, ранжированы по частоте в расчете на 100 объявлений по соответствующей должности. Она варьирует от 79,2 на 100 в случае такой меры, как решение проблем с жильем, до 9,3 на 100 объявлений для оплаты последипломного и дополнительного профессионального образования.

Около трети всех врачебных вакансий приходится на представителей пяти должностей. Среди врачей наиболее востребованными являются участковые терапевты (7,0% в структуре врачебных вакансий), далее следуют акушеры-гинекологи (6,7%), инфекционисты (6,1%), анестезиологи-реаниматологи и педиатры стационаров (по 5,8%).

В Таблице 2 представлена частота мер социальной поддержки средних медицинских работников, заявленных в объявлениях государственных медицинских организаций Иркутской области об их трудоустройстве.

Таблица 2

Частота мер социальной поддержки средних медицинских работников, указанных в объявлениях об их трудоустройстве (на 100 объявлений по соответствующей должности)

Наименование должности среднего медицинского работника Число вакан-сий (абс.) Меры социальной поддержки
Решение проблем с жильем Прямая матери-альная поддерж-ка Доп. отпуск и проезд Место в ДДУ вне очереди Оплата расходов на переезд и проезд Оплата ПДО и ДПО
Фельдшер 26 69,2 38,5 23,1 38,5
Медсестра палатная (постовая) 15 40,0 33,3 46,7 13,3 13,3 6,7
Медсестра участк-я 13 69,2 69,2 23,1
Акушерка 11 36,4 36,4 18,2 9,1 9,1
Фельдшер-лаборант 10 40,0 40,0 40,0 10,0
Лаборант 5 20,0 40,0 80,0 20,0
Медсестра по массажу 4 75,0 100 25,0
Медсестра по физиотерапии 4 50,0 50,0 25,0 50,0
Рентгенолаборант 4 25,0 50,0 25,0
Медсестра-анестезист 3 33,3 33,3
Операционная медсестра 3 33,3 100,0
Фельдшер СМП 3 33,3 66,7 33,3
Медсестра диетическая 2 50,0 50,0
Медсестра приемного отделения 2 50,0 50,0
Медсестра процедурной 2 50,0 50,0
Зубной врач 1 100,0 100,0 100,0
Инструктор по ЛФК 1 100,0
Прочие СМР * 7
Все СМР 116 44,8 43,1 31,9 12,9 3,4 1,7

* Медицинская сестра (образовательное учреждение, стерилизационная, кабинет УЗИ, кабинет функциональной диагностики, ФАП), медицинский статистик

У средних медицинских работников на пять должностей приходится почти две третьих в структуре вакансий соответствующей должностной группы: фельдшеры (22,4%), палатные (постовые) медицинские сестры (12,9%), участковые медицинские сестры (11,2%), акушерки (9,5%) фельдшеры-лаборанты (медицинские лабораторные техники) – 8,6%.

Как было показано выше, наиболее частыми мерами социальной поддержки как у врачей, так и у средних медицинских работников является решение проблем с жильем. Однако, так как форма их реализации различается весьма существенно, нами изучена структура данной группы мер, представленная на Рисунке 1 для врачей и средних медработников вместе взятых.

Рис.1
Рис. 1. Структура мер социальной поддержки, направленных на решение проблем с жильем (в % к итогу).

Как видно из данных Рисунка 1, в структуре анализируемой группы мер преобладает частичная компенсация платы за жилье, на которую приходится более трети всех мер, входящих в данную группу. Чуть менее трети приходится на полную оплату за съем жилья, четверть – на выплату за приобретение жилого помещения, и лишь 4,7% приходится на оставшиеся меры данной группы.

Вторая по частоте группа мер, также одинаковая у обеих групп медицинских работников – прямая материальная поддержка, детализирована на Рисунке 2.

Рис.2
Рис. 2. Структура мер социальной поддержки, направленных прямую материальную поддержку (в % к итогу).

Из Рисунка 2 наглядно видно, что в данной группе мер с большим отрывам преобладает такая мера, как выплата «подъемных», которая содержится в трех из четырех объявлений о трудоустройстве, содержащем хотя бы одну меру соцподдержки из данной группы.

Нами также была изучена частота мер социальной поддержки врачей и средних медицинских работников, вместе взятых, представленная в Таблице 3 в разрезе муниципальных образований Иркутской области.

Таблица 3

Частота мер социальной поддержки медицинских работников в объявлениях об их трудоустройстве, в разрезе муниципальных образований Иркутской области (на 100 объявлений по соответствующей территории)

  Число вакан-сий (абс.) Меры социальной поддержки
Решение проблем с жильем Прямая матери-альная поддерж-ка Место в ДДУ вне очереди Доп. отпуск и проезд Оплата расходов на переезд и проезд Оплата ПДО и ДПО
г. Иркутск 85 57,6 56,5 5,9 4,7
г. Братск 82 68,3 59,8 17,1 57,3 12,2 2,4
Усть-Кутский район 51 72,5 94,1 100
Нижнеудинский район 42 88,1 88,1 88,1 47,6 45,2
Нукутский район 34 82,4 50,0 79,4
г. Ангарск 33 90,9 78,8 81,8 3,0
Усть-Илимск 32 59,4 59,4 28,1
Слюдянский район 23 8,7 4,3
Казачинско-Ленский р-н 12 100 100
Киренский район 12 91,7 50 91,7 83,3 75,0
Жигаловский район 7 100 100 14,3
Прочие районы 16 87,5 56,3 50,0 56,3 6,3 31,3
Иркутская область 429 69,9 64,8 29,1 28,4 11,4 7,2

Обсуждение

Сравнивая между собой частоту различных завяленных мер социальной поддержки у различных специалистов, можно сделать следующие выводы. Самые частые меры соцподдержки врачей, направленные на решение проблем с жильем, заявлены во всех без исключения объявлениях у представителей 10 должностей, из которых наиболее востребованными являются физиотерапевты, эпидемиологи и патологоанатомы. В то же время эти меры заявлены лишь примерно в половине объявлений о трудоустройстве, адресованных рентгенологам, психиатрам и ревматологам.

Меры, связанные с прямой финансовой поддержкой врачей, хотя и встречаются в меньшем числе объявлений, заявлены во многих из тех, где в качестве мер фигурировало решение проблем с жильем. Они имеют близкий удельный вес и схожие перечни должностей.

Напротив, третья по встречаемости мера, заключающаяся в предоставлении детям врачей мест в ДДУ без очереди, не только заявлена в меньшем числе объявлений, но и имеет свой, отличающийся от предыдущих, перечень подлежащих ей специалистов. При средней частоте 35,1 на 100 она полностью отсутствует в объявлениях о трудоустройстве для психиатров, эндокринологов, неонатологов, статистиков, эндоскопистов и зав. отделением, а наибольшую частоту (от 66,7 до 100 на 100 объявлений) имеет у врачей клинической лабораторной диагностики, нефрологов, физиотерапевтов, врачей функциональной диагностики и эпидемиологов.

Следующая по частоте мера, дополнительный отпуск, присутствует более чем в половине объявлений у представителей восьми врачебных должностей (неонатологи, бактериологи, травматологи, врачи общей практики, патологоанатомы, психиатры, дерматовенерологи, ревматологи).

Частота встречаемости следующей, четвертой меры соцподдержки – оплаты расходов на переезд и проезда к месту работы, не превышает 30 на 100 объявлений у физиотерапевтов и кардиологов, составляет 25 на 100 объявлений у офтальмологов, нефрологов и патологоанатомов.

Наконец, наиболее редкая мера социальной поддержки, заявленная в объявлениях о трудоустройстве врачей – оплата дополнительного образования, преимущественно адресована физиотерапевтам, патологоанатомам и психиатрам, не превышая 23 на 100 у прочих специалистов.

Сравнивая частоту различных мер социальной поддержки, заявленных в объявлениях о трудоустройстве врачей и средних медицинских работников, наглядно отмечается более высокий показатель у врачей по всем мерам, кроме предоставления дополнительного отпуска и оплаты проезда к месту его проведения. У средних медицинских работников ранговая структура мер отличается от таковой у врачей, при этом оплата дополнительного отпуска и оплата проезда к месту его проведения имеет у них более высокую частоту, чем такая мера, как предоставление места для ребенка в ДДУ без очереди.

К наиболее частым заявленным мерам и у врачей, и у средних медработников относятся решение проблем с жильем и прямая финансовая поддержка, встречающиеся более чем в двух третьих объявлений для зубных врачей, медицинских сестер по массажу, фельдшеров и участковых медицинских сестер.

Дополнительный отпуск и оплата проезда к месту его проведения, в качестве меры соцподдержки фигурирует более чем в половине объявлений, адресованных операционным медицинским сёстрам, зубным врачам, инструкторам по лечебной физкультуре, лаборантам и медсёстрам приёмного отделения.

Частота встречаемости трех оставшихся мер социальной поддержки у средних медицинских работников является крайне низкой. Такие меры, как предоставление места для ребёнка в ДДУ без очереди, оплата расходов на переезд и проезда к месту работы и оплата дополнительного образования, встречаются лишь у представителей четырёх, трех и двух должностных групп средних медработников соответственно.

Сравнивая частоту мер социальной поддержки медицинских работников Иркутской области в разрезе ее муниципальных образований (табл. 3), можно отметить, что наиболее частая из мер соподдержки – решение проблем с жильем, встречается, преимущественно, в предложениях о трудоустройстве из отдаленных от областного центра районов (Казачинско-Ленский, Жигаловский, Киренский). Легко объяснима ее невысокая частота в столице региона – г. Иркутске, и в то же время крупный промышленный центр, г. Ангарск, напротив, отличается высоким значением показателя. В то же время в гг. Усть-Илимск и Братск выявлено значение показателя ниже среднеобластного уровня.

Вторая по частоте мера – прямая финансовая поддержка, также имеет наибольшую частоту в предложениях о трудоустройстве от медицинских организаций Казачинско-Ленского и Жигаловского районов (в 100% объявлений), а наряду с ними – Усть-Кутского и Нижнеудинского, на территории которых ее частота превышает 88%.

Названные меры с той или иной частотой встречаются на территории всех без исключения муниципальных образований, кроме Слюдянского района, география которого позволяет отнести его к рекреационным территориям, привлекательным для проживания и трудоустройства.

В то же время третья по частоте мера социальной поддержки (предоставление места для ребенка в ДДУ) целиком отсутствует в объявлениях из гг. Иркутска, Усть-Илимска и двух районов области (Казачинско-Ленском и Усть-Кутском), а на территории остальных муниципальных образований имеет частоту от 8,7 на 100 предложений о трудоустройстве в Слюдянском до 91,7 на 100 в Киренском районе.

Остальные три меры социальной поддержки (дополнительный отпуск и оплата проезда к месту его проведения, оплата расходов на переезд и проезда к месту работы; оплата дополнительного образования) крайне неоднородно представлены на территории области, встречаясь как на территории отдаленных северных районов области с выраженной нехваткой специалистов, так и не территории крупных промышленных центров региона с развитой инфраструктурой. Негативным фактом является то, что зачастую они полностью отсутствуют в предложениях о трудоустройстве от медицинских организаций из отдаленных районов области.

Заключение

Подводя итог оценке частоты мер социальной поддержки медицинских работников, заявленных в официальных предложениях о трудоустройстве от государственных медицинских организаций Иркутской области, необходимо отметить следующее. Прежде всего, в медицинских организациях, подведомственных Министерству здравоохранения Иркутской области, имеется достаточно большое число вакансий как врачебных должностей, так и должностей среднего медицинского персонала. И в абсолютном, и в относительном выражении меры социальной поддержки, заявленные в предложениях о трудоустройстве, превалируют у врачей. При разнице по вакансиям в 2,7 раза разница по числу мер соцподдержки достигает 3,4 раза. При том, что наиболее востребованными являются медицинские работники, оказывающие первичную медико-санитарную помощь, потребность в них напрямую не отражается на соответствующей частоте мер социальной поддержки, заявленных в объявлениях об их трудоустройстве. Еще одним неблагоприятным фактом является то, что частота мер социальной поддержки также напрямую не связана с отдалённостью районов от областного центра, уровнем развития их инфраструктуры и обусловленной ими привлекательностью для трудоустройства.

Использованная в данном исследовании методика дала возможность изучить актуальную проблему, не только предоставив для анализа оперативную и объективную информацию, но и позволив получить результаты, необходимые в процессе разработки и реализации научно обоснованной кадровой политики в здравоохранении на уровне конкретного субъекта РФ. С подобной целью она может быть рекомендована для использования и на других территориях, а также в других отраслях бюджетной сферы.

Библиография

  1. Калининская А.А., Дзугаев А.К., Чижикова Т.В. Кадровая политика в здравоохранении Российской Федерации. Здравоохранение РФ 2015; 5: 11-14.
  2. Квачахия Л.Л. Трудовые ресурсы как ключевой фактор экономического развития здравоохранения. Иннов: электронный научный журнал 2017; 4(33): 1-10.
  3. Манилкина К.Ю. Особенности кадровой политики в здравоохранении России. Вестник науки и образования 2017; 5 (29): 50-55.
  4. Наваркин М.В., Конаныхина А.К., Купеева И.А. О реализации кадровой политики на уровне субъектов РФ. Здравоохранение 2013; 8: 62-66.
  5. Титова Е.Я. Кадровая политика в здравоохранении: риски и пути решения. Анализ риска здоровью 2017; 1: 125-131.
  6. Дощанникова О.А., Филиппов Ю.Н., Хлапов А.Л. К вопросу о совершенствовании комплекса мероприятий, направленных на привлечение молодых специалистов в систему сельского здравоохранения. Современные проблемы здравоохранения и медицинской статистики 2017; 4: 66-76.
  7. Каприна И.А. Совершенствование управления кадровыми процессами в медицинских организациях. Исследования и практика в медицине 2017; 4 (3): 108-114.
  8. Репринцева Е.В. Система материального стимулирования персонала как фактор снижения текучести кадров в медицинской организации. Региональный вестник 2019; 7(22): 42-44.
  9. Семёнова Т.В. Медицинские кадры России. Кадровый дисбаланс и его устранение в здравоохранении. Вестник Росздравнадзора 2019; 4: 49-59.
  10. Гайдаров Г.М., Макаров С.В., Алексеева Н.Ю., Маевская И.В. Анализ вакансий и предложений о трудоустройстве врачей в государственных медицинских организациях Иркутской области. Acta biomedica scientifica 2018; 3 (4): 101-108.

References

  1. Kalininskaya A.A., Dzugaev A.K., Chizhikova T.V. Kadrovaya politika v zdravookhranenii Rossiyskoy Federatsii [Personnel policy in healthcare of the Russian Federation]. Zdravookhranenie RF 2015; 5: 11-14. (In Russian).
  2. Kvachakhiya L.L. Trudovye resursy kak klyuchevoy faktor ekonomicheskogo razvitiya zdravookhraneniya [Labor resources as a key factor in the economic development of health care]. Innov: elektronnyy nauchnyy zhurnal 2017; 4 (33): 1-10. (In Russian).
  3. Manilkina K.Yu. Osobennosti kadrovoy politiki v zdravookhranenii Rossii [Features of personnel policy in healthcare in Russia]. Vestnik nauki i obrazovaniya 2017; 5 (29): 50-55. (In Russian).
  4. Navarkin M.V., Konanykhina A.K., Kupeeva I.A. O realizatsii kadrovoy politiki na urovne sub"ektov RF [On the implementation of personnel policy at the level of the constituent entities of the Russian Federation]. Zdravookhranenie 2013; 8: 62-66. (In Russian).
  5. Titova E.Ya. Kadrovaya politika v zdravookhranenii: riski i puti resheniya [Personnel policy in healthcare: risks and solutions]. Analiz riska zdorov'yu 2017; 1: 125-131. (In Russian).
  6. Doshchannikova O.A., Filippov Yu.N., Khlapov A.L. K voprosu o sovershenstvovanii kompleksa meropriyatiy, napravlennykh na privlechenie molodykh spetsialistov v sistemu sel'skogo zdravookhraneniya [On the issue of improving the range of measures aimed at attracting young specialists to the rural health care system]. Sovremennye problemy zdravookhraneniya i meditsinskoy statistiki 2017; 4: 66-76. (In Russian).
  7. Kaprina I.A. Sovershenstvovanie upravleniya kadrovymi protsessami v meditsinskikh organizatsiyakh [Personnel processes in medical organizations: the state and directions of regulation]. Issledovaniya i praktika v meditsine 2017; 4 (3): 108-114. (In Russian).
  8. Reprintseva E.V. Sistema material'nogo stimulirovaniya personala kak faktor snizheniya tekuchesti kadrov v meditsinskoy organizatsii [The system of material incentives for personnel as a factor to reduce staff turnover in a medical organization]. Regional'nyy vestnik 2019; 7 (22): 42-44. (In Russian).
  9. Semenova T.V. Meditsinskie kadry Rossii. Kadrovyy disbalans i ego ustranenie v zdravookhranenii [Human health resources of Russia. Personnel imbalance and its elimination in healthcare]. Vestnik Roszdravnadzora 2019; 4: 49-59. (In Russian).
  10. Gaydarov G.M., Makarov S.V., Alekseeva N.Yu., Maevskaya I.V. Analiz vakansiy i predlozheniy o trudoustroystve vrachey v gosudarstvennykh meditsinskikh organizatsiyakh Irkutskoy oblasti [Analysis of vacancies and proposals about employment of doctors in public health organizations of the Irkutsk region]. Acta biomedica scientifica 2018; 3(4): 101-108. (In Russian).

Дата поступления: 17.12.2020


Просмотров: 472

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 18.03.2021 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search