О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0,982.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2021 (67) arrow ТИПОЛОГИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ОРИЕНТИРОВАННЫХ ПРОГРАММ И ПРОЕКТОВ, РЕАЛИЗУЕМЫХ НА МУНИЦИПАЛЬНОМ УРОВНЕ (НА ПРИМЕРЕ ПИЛОТНЫХ ТЕРРИТОРИЙ)
ТИПОЛОГИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ОРИЕНТИРОВАННЫХ ПРОГРАММ И ПРОЕКТОВ, РЕАЛИЗУЕМЫХ НА МУНИЦИПАЛЬНОМ УРОВНЕ (НА ПРИМЕРЕ ПИЛОТНЫХ ТЕРРИТОРИЙ) Печать
07.07.2021 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-3

Сененко А.Ш., Савченко Е.Д.
ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации

Резюме

Актуальность. Выполнение задач национального проекта «Демография» во многом связано с деятельностью на местном уровне. Высокая степень включенности органов местного самоуправления в процессы, связанные с сохранением и укреплением здоровья населения, является необходимым условием их успешной реализации. В качестве инструмента, позволяющего сформировать целенаправленную деятельность, рассматриваются муниципальные программы, направленные на решение экономических, экологических, социальных и иных проблем и на развитие муниципальных образований. Внедрение муниципальных программ позволяет нацелить деятельность органов местного самоуправления на достижение конкретных результатов, планировать, проводить анализ эффективности их достижения. В то же время широкий разброс направлений работы на муниципальном уровне обусловливает целесообразность типологизации программ и проектов.

Цель работы. Типологизация программ и проектов, реализуемых на муниципальном уровне с точки зрения классификации по основным направлениям деятельности.

Материалы и методы. С использованием методов случайного отбора и контент-анализа изучены сведения, содержащиеся на официальных сайтах органов исполнительной власти, муниципальных образований, центров общественного здоровья и медицинской профилактики/центров медицинской профилактики ряда субъектов Российской Федерации.

Результаты. При анализе тематики реализуемых программ было выделено четыре основных направления: развитие социальной сферы, развитие экономического потенциала, развитие инфраструктуры, государственное управление. Наибольшую распространенность имеют программы по развитию социальной сферы, которые реализуются в 100% крупных муниципальных образований в наибольшем числе пилотных субъектов – 8 из 21. Все программы этого направления были сгруппированы в шесть тематических блоков. Представлена детализированная характеристика программ в разрезе блоков и доля реализующих их муниципальных образований.

Выводы. В муниципальных образованиях пилотных субъектов Российской Федерации имеется достаточно широкое представительство различных программ. Типологизация муниципальных программ показала отсутствие в настоящее время единых подходов к их формированию, что может отрицательно сказываться на управлении процессами и возможности оценки результатов.

Область применения результатов. Типологизация муниципальных программ является предпосылкой для усиления межведомственного взаимодействия, а также взаимодействия уровней субъекта Российской Федерации и местного самоуправления в части реализации задач национального проекта «Демография» и входящих в его состав федеральных проектов.

Ключевые слова: органы местного самоуправления, муниципальное образование, муниципальная программа, муниципальная политика, общественное здравоохранение, общественное здоровье, социальная сфера, типологизация.

Контактная информация: Сененко Алия Шамильевна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Сененко А.Ш., Савченко Е.Д. Типологизация социально-ориентированных программ и проектов, реализуемых на муниципальном уровне (на примере пилотных территорий). Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2021; 67(3):3. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1265/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-3

ТYPOLOGIZATION OF SOCIALLY-ORIENTED PROGRAMS AND PROJECTS IMPLEMENTED AT THE MUNICIPAL LEVEL (EXEMPLIFIED BY PILOT REGIONS)
Senenko A.Sh., Savchenko E.D.

Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of the Ministry of Health of the Russian Federation

Abstract

Significance. Realization of the "Demography" national project objectives is much related to activities at the local level. High engagement of local authorities in the process of health promotion and preservation is a necessary condition for its successful implementation. Municipal programs aimed at solving economic, environmental, social and other problems and development of municipalities are considered the tool for designing targeted activities. Implementation of municipal programs makes it possible to focus activities of the local authorities on achieving specific results, and to plan and analyze effectiveness of the results achieved. At the same time, a wide range of areas of work at the municipal level substantiates typologization of programs and projects.

The purpose of the work: to typologize programs and projects implemented at the municipal level through classifying them by main areas of activity.

Material and methods: information available from the official websites of the executive authorities, municipalities, centers of public health and medical prevention in pilot regions of the Russian Federation were analyzed using the following research methods: random selection and content analysis.

Results. Analysis of the program topics has identified the following four main areas: development of social sphere, development of economic potential, development of infrastructure, and public administration. The most widespread are programs aimed at developing social sphere that are implemented in 100% of the large municipalities in the majority of the pilot regions – 8 out of 21. All programs in this area were grouped into six thematic blocks. The study presents detailed characteristics of the programs by blocks and share of municipalities implementing them.

Conclusion. There is a fairly wide representation of various programs in the municipalities of the pilot regions of the Russian Federation. Typologization of municipal programs shows that currently there are no unified approaches to their formation, which can have a negative effect on the process management and results evaluation.

Scope of application. Typologization of municipal programs is a prerequisite for strengthening interdepartmental cooperation and interaction between the regional and local authorities in terms of implementing objectives of the "Demography" national project and its constituent federal projects.

Keywords: municipalities; municipal authority; municipal program; municipal policy; public health; social sphere; typologization.

Corresponding author: Aliia Sh. Senenko, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Senenko A.Sh. https://orcid.org/0000-0001-7460-418X
Savchenko E.D. https://orcid.org/0000-0002-3540-3331
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Senenko A.Sh., Savchenko E.D. Тypologization of socially-oriented programs and projects implemented at the municipal level (exemplified by pilot regions). Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2021; 67(3):3. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1265/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-3. (In Rus).

Введение

Современное социокультурное пространство не может обойтись без качественно выстроенной социальной политики на всех уровнях – государства, региона, муниципалитета [1,2]. Реализация задач национального проекта «Демография», в том числе – федерального проекта «Укрепление общественного здоровья», во многом связана с деятельностью на местном уровне. Ведь именно здесь происходят все процессы, связанные с повседневной жизнью и здоровьем граждан. Поэтому выстраивание четкой муниципальной системы общественного здравоохранения является одним из главных условий: «только здоровое и благополучное население, проживающее в здоровой среде, может быть источником экономического роста» [3].

Основополагающим условием достижения успеха в этом направлении является высокая степень включенности местных органов исполнительной власти в процесс внедрения и выполнения муниципальных программ (МП) [4]. МП необходимы для решения экономических, экологических, социальных и иных проблем развития муниципальных образований (МО). Они призваны обеспечить достижение приоритетов и целей муниципальной политики в сфере социально-экономического развития и безопасности, исходя из интересов населения, с учетом исторических и местных традиций.

Внедрение МП позволяет нацелить деятельность органов местного самоуправления на достижение конкретных результатов, установить взаимосвязи, в том числе количественные, между полученными результатами и осуществленными затратами, дает возможность проводить анализ эффективности достижения конкретных результатов. Таким образом, МП являются инструментом регулирования, применяемым для достижения стратегических целей социально-экономического развития и выполнения функций конкретных МО [5,6].

Термины «государственная программа» и «муниципальная программа» были введены в 2013 г. после принятия изменений в бюджетное законодательство и заменили собой понятие «долгосрочная целевая программа» [1]. По своему содержанию МП представляет ресурсно-ориентированный и ограниченный по времени комплекс социально-экономических, организационных, экономических и других мер, направленных на эффективное решение конкретных задач развития муниципального образования: экономических, экологических, социальных и других [6,7].

МП обычно имеет типовую структуру, со спецификой в зависимости от своего назначения. В паспорте МП указываются цель, задачи и ожидаемые результаты в количественном выражении. Каждой задаче соответствует подпрограмма и набор ожидаемых результатов. Одной задаче подпрограммы может соответствовать одно или несколько основных мероприятий и/или ведомственных целевых программ. Основное мероприятие может носить межведомственный характер. Наименование каждой целевой статьи расходов бюджета соответствует мероприятию МП. Для каждого мероприятия (или группы мероприятий) должен быть определен один целевой индикатор и его значение. На реализацию программ могут быть направлены отдельные проекты МО [7].

Обычно МП включает следующие разделы:

  1. Описание проблемы, для решения которой формируется программа;
  2. Социально-экономическое положение и основные направления развития муниципального образования, аргументирующие необходимость осуществления указанной программы;
  3. Цели, задачи, сроки и этапы реализации программы;
  4. Целевые индикаторы и показатели, характеризующие степень достижения результатов;
  5. Ресурсная база программы;
  6. Оценка социально-экономической и экологической эффективности программы.

В зависимости от принятых подходов и методик применяются различные алгоритмы оценки эффективности МП. Чаще всего учитывается уровень финансового обеспечения мероприятий и степень достижения целевых индикаторов [6]. В то же время широкий разброс направлений работы на муниципальном уровне обусловливает целесообразность типологизации программ и проектов. Анализ внутреннего содержания программ конкретных МО может дать дополнительную информацию: о масштабности запланированных мероприятий, их адресности для решения задач данного МО, охвате населения и т.д. Такой подход может в дальнейшем способствовать повышению результативности мер по созданию благоприятных условий для жизни, сохранения и укрепления здоровья населения.

Цель исследования. Типологизация программ и проектов, реализуемых на муниципальном уровне с точки зрения классификации по основным направлениям деятельности.

Материал и методы

С использованием генератора случайных чисел для исследования были отобраны субъекты Российской Федерации (пилотные субъекты). Были проанализированы сведения, содержащиеся на официальных сайтах органов исполнительной власти пилотных субъектов Российской Федерации, МО пилотных субъектов, центров общественного здоровья и медицинской профилактики/центров медицинской профилактики.

Для проведения анализа были выбраны наиболее крупные МО: муниципальные районы (МР), муниципальные округа, городские округа (ГО). Городские и сельские поселения не вошли в настоящее исследование, так как в подавляющем большинстве случаев не имеют своих официальных сайтов.

Период проведения исследования: 2019-2020 гг.

Методы статистического анализа данных: метод случайного отбора (генератор случайных чисел), контент-анализ.

Результаты

В ходе работы было установлено, что не все пилотные субъекты представляют сведения о реализуемых МП на официальных сайтах органов исполнительной власти. Более того, сведения о деятельности в разрезе МО разрозненны. В большинстве случаев информация представлена на сайтах отдельных МО. Такие сайты разнообразны по виду и наполнению, и зачастую содержат неактуальную информацию и/или скудно представлены. Следует отметить, что свои сайты имеют в основном крупные МО - муниципальные районы, муниципальные округа, городские округа. Но и эти МО представлены в интернет-ресурсах не в 100% случаев (из изучаемых 21 региона нет доступной информации о двух МО Алтайского края, двух МО Забайкальского края и четырех МО Тверской области).

Городские и сельские поселения в подавляющем большинстве не имеют своих официальных сайтов. Можно предположить, что МП, представленные на сайтах муниципальных районов, реализуются и в городских и сельских поселениях этого МР. Несмотря на то, что сельские и городские поселения имеют собственные органы местного самоуправления, которые могут осуществлять отдельные государственные полномочия, эти МО входят в состав муниципальных районов.

Характеристика выбранных территорий по виду и числу муниципальных образований представлена в таблице 1 и на рисунке 1.

Пилотные территории разнообразны по числу и виду муниципальных образований, но во всех регионах наибольшая часть МО представлена сельскими поселениями (от 52,4% в Тульской области до 90,7% в Удмуртской республике). Как видно из таблицы 1, доступной для анализа оказалось лишь относительно небольшая доля МО: от 4,7 до 25,2% от всех МО изучаемых регионов. Только в одном субъекте – Сахалинской области - все муниципальные образования относятся к городским округам, и в исследование вошли 100% МО этого субъекта.

Таблица 1

Характеристика пилотных территорий по числу муниципальных образований

Наименование субъекта Число муниципальных образований Доля муниципальных образований, вошедших в исследование (% от всех МО)
всего вошедших в исследование
1.Алтайский край 717 67 9,3
2.Амурская область 285 29 10,2
3.Волгоградская область 466 39 8,4
4.Забайкальский край 410 33 8
5.Ивановская область 143 27 18,9
6.Кабардино-Балкарская Республика 132 13 9,8
7.Калужская область 304 26 8,6
8.Нижегородская область 368 52 14,1
9.Псковская область 136 26 19,1
10.Республика Карелия 125 18 14,4
11.Республика Саха (Якутия) 445 36 8,1
12.Республика Татарстан 956 45 4,7
13.Республика Тыва 143 19 13,3
14.Самарская область 342 36 10,5
15.Сахалинская область 18 18 100
16.Тверская область 262 38 14,5
17.Тульская область 103 26 25,2
18.Тюменская область 299 26 8,7
19.Удмуртская Республика 333 30 9
20.Чувашская Республика 317 26 8,2
21.Ярославская область 96 19 19,8

Рис.1
Рис. 1. Административное деление пилотных субъектов Российской Федерации, удельный вес видов муниципальных образований в общем числе муниципальных образований субъекта (%)

По результатам анализа все представленные МП были сгруппированы по тематикам в четыре основных направления: развитие социальной сферы, развитие экономического потенциала, развитие инфраструктуры, государственное управление.

Как видно из рисунков 2-5, наибольшую распространенность в МО пилотных субъектов имеют программы, отнесенные к группе «Развитие социальной сферы». По этому направлению программы реализуются в 100% крупных МО в наибольшем числе пилотных субъектов – 8 из 21. Еще в шести субъектах – от 91 до 98% МО.

Рис.2
Рис. 2 Доля муниципальных образований, в которых имеются муниципальные программы по направлению «Развитие социальной сферы» (% от всех муниципальных образований, включенных в анализ)

Рис.3
Рис. 3 Доля муниципальных образований, в которых имеются муниципальные программы по направлению «Развитие экономического потенциала» (% от всех муниципальных образований, включенных в анализ)

Рис.4
Рис. 4 Доля муниципальных образований, в которых имеются муниципальные программы по направлению «Развитие инфраструктуры» (% от всех муниципальных образований, включенных в анализ)

Рис.5
Рис. 5 Доля муниципальных образований, в которых имеются муниципальные программы по направлению «Развитие государственного управления» (% от всех муниципальных образований, включенных в анализ)

Поскольку социальная сфера, помимо вопросов здравоохранения и общественного здоровья, включает ещё целый ряд направлений, непосредственно связанных с образом и уровнем жизни людей: образование, культура, социальное обеспечение, физическая культура и т.д. [8], все МП, относящиеся к тематике «Развитие социальной сферы», были сгруппированы авторами по их основной направленности в шесть блоков (табл. 2).

Таблица 2

Типология программ, реализуемых в рамках направления «Развитие социальной сферы»

№ блока Перечень программ
1 Развитие здравоохранения
Укрепление общественного здоровья
Создание условий для оказания высококвалифицированной экстренной и неотложной медицинской помощи населению
Создание благоприятных условий в целях привлечения медицинских работников
Укрепление общественного здоровья
Поддержка социально ориентированных некоммерческих организаций
Демографическое развитие
2 Содействие занятости
Улучшение условий и охраны труда
3 Патриотическое воспитание
Развитие молодежной политики
Гармонизация межэтнических отношений и укрепление единства российской нации
Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера
Поддержка развития российского казачества
4 Развитие системы отдыха и оздоровления детей
Развитие физической культуры и спорта
Развитие образования
Развитие культуры
Развитие туризма
Творческое наследие
5 Комплексное развитие социальной инфраструктуры
Социальная поддержка граждан
Дополнительные меры социальной поддержки населения и оказание адресной социальной помощи отдельным категориям граждан
Обеспечение (улучшение) жильем молодых семей
Доступная среда
6 Обеспечение безопасности жизнедеятельности населения
Профилактика экстремизма, а также минимизация и/или ликвидация последствий проявления экстремизма на территории
Профилактика преступлений и иных правонарушений
Профилактика наркомании и токсикомании
Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и защита их прав
Профилактика социального сиротства

Блок 1: по сведениям, предоставленным на официальных сайтах МО (рис. 6), к числу субъектов с наибольшей долей МО, реализующих МП по развитию здравоохранения, относятся: Удмуртская Республика (40% МО, вошедших в анализ), Чувашская Республика (34,6%), Республика Тыва (21,1%) и Алтайский край (14,9%). В остальных пилотных регионах показатель не превышает 11,1% (2,6% – 11,1%).

В части пилотных субъектов наряду с МП по развитию здравоохранения сформированы МП по укреплению общественного здоровья: Амурская область (6,9%), Волгоградская область (2,6%), Забайкальский край (6,1%), Калужская и Псковская области (по 3,8%). При этом доля МО, работающих в этом направлении, в целом не превышает 6,9%. Обращает на себя внимание, что в Псковской области представлены сведения о выполнении МП только по укреплению общественного здоровья (3,8% МО).

На официальных интернет-ресурсах Нижегородской, Сахалинской, Тверской, Тульской, Ярославской областей сведения о МП по развитию здравоохранения и/или укреплению общественного здоровья отсутствуют. Таким образом, в большом числе случаев в открытых источниках отсутствует информация о внедрении МП по укреплению общественного здоровья при том, что в федеральном проекте «Укрепление общественного здоровья» внедрение МП указано в числе задач (к 2024 году – 100% МО).

Наряду с указанными выше, в части МО реализуются другие МП: «Создание условий для оказания высококвалифицированной экстренной и неотложной медицинской помощи населению» в Алтайском крае (1,5%) и Республике Тыва (5,3%); «Демографическое развитие» в Алтайском крае (7,5%) и Волгоградской области (2,6%).

Только в одном пилотном субъекте (Нижегородская область) и только в 1,9% МО представлена информация о программе «Создание благоприятных условий в целях привлечения медицинских работников».

Программа «Поддержка социально ориентированных некоммерческих организаций» представлена также только в одном пилотном субъекте – Волгоградская область (2,6% МО).

Условно была отнесена к этому разделу программа «Демографическое развитие», которая представлена в МО двух пилотных субъектов – Алтайский край (7,5%) и Волгоградская область (2,6%).

Рис.6
Рис. 6 Доля муниципальных образований, реализующих муниципальные программы по развитию здравоохранения и укреплению общественного здоровья (%)

Блок 2: как видно из рис.7, наибольшую долю МО, реализующих программы по содействию занятости населения, имели следующие регионы: Ярославская область (84,2%), Сахалинская область (77,8%), Чувашская Республика (69,2%), Тульская область (61,5%) и Калужская область (46,2%). В остальных субъектах показатель не достигает 40% (2,6 – 38,9). В пяти регионах (Амурская область, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Татарстан, Тюменская область, Удмуртская Республика) сведения о реализации этого направления отсутствуют.

Программы по улучшению условий и охраны труда представлены в большинстве МО Сахалинской области (94,4%) и Республики Чувашия (76,9%). В Ярославской области показатель составил 57,9%, а в остальных регионах – от 3,8 до 38,5%. Информация о МП по этому направлению отсутствует в МО следующих субъектов: Амурская область, Кабардино-Балкарская Республика, Псковская область, Республика Карелия, Республика Татарстан, Республика Тыва, Удмуртская Республика.

В части регионов приняты МП «Развитие кадрового потенциала муниципального образования» - Калужская область (30,8%), Нижегородская область (5,8%), Забайкальский край (3%).

Рис.7
Рис. 7 Доля муниципальных образований, реализующих муниципальные программы по содействию занятости населения и улучшению условий и охраны труда (%)

Блок 3: муниципальные программы по патриотическому воспитанию граждан представлены в большей части пилотных территорий. Сведения о выполнении данного направления имеются в 100% МО Сахалинской области, 96,2% - Тульской области, 89,5% - Ярославской области и 60% МО Республики Удмуртия. В других регионах показатель варьирует от 2,8 до 34,2%. Информация не представлена на электронных ресурсах МО следующих субъектов: Амурская область, Кабардино-Балкарская Республика, Псковская область, Республика Татарстан, Чувашская Республика.

Программы по развитию молодежной политики приняты во всех изученных регионах. В Сахалинской, Тульской и Ярославской областях – в 100% МО, в остальных – от 86,7 до 15,4% (рис. 8).

МО Волгоградской области, Забайкальского края и Кабардино-Балкарской Республики имеют программы «Гармонизация межэтнических отношений и укрепление единства российской нации», показатель составил 12,8, 9,1 и 38,5%, соответственно.

В 3% МО Забайкальского края также существует программа «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера».

Программа по поддержке развития российского казачества заявлена в 7,7% МО Волгоградской области и 11,5% МО Калужской области.

Рис.8
Рис. 8 Доля муниципальных образований, реализующих муниципальные программы по патриотическому воспитанию и развитию молодежной политики (%)

Блок 4: все пять направлений МП этой группы - развитие системы отдыха и оздоровления детей, развитие физической культуры и спорта, развитие образования, развитие культуры и развитие туризма (рис. 9), приняты в 100% МО Сахалинской области, практически во всех МО Тульской и Ярославской областей, в большинстве МО Удмуртской Республики. Другие регионы в наибольшем числе МО показывают реализацию программ по развитию образования (30,6 – 96,2%).

Программа «Развитие системы отдыха и оздоровления детей» в разных регионах реализуется в 3,7 – 100% муниципальных образований, при этом сведения отсутствуют на сайтах МО таких субъектов как: Амурская область, Нижегородская область, Псковская область, Республика Тыва, Тверская область, Чувашская Республика.

Программы по развитию физической культуры и спорта, туризма и культуры имеются во всех пилотных территориях, показатель доли МО варьирует в диапазоне 25 - 100%, 3,4 - 100% и 6,7 – 100%, соответственно (рис. 9).

В 2,6% МО Волгоградской области и 3% МО Забайкальского края представлены сведения о МП «Творческое наследие».

Рис.9
Рис. 9 Доля муниципальных образований, реализующих муниципальные программы по развитию образования, системы отдыха и оздоровления детей, развитию физической культуры и спорта, туризма и культуры (%)

Рис.10
Рис. 10 Доля муниципальных образований, реализующих муниципальные программы по комплексному развитию социальной инфраструктуры, социальной поддержке граждан, дополнительным мерам социальной поддержки населения и оказанию адресной социальной помощи отдельным категориям граждан, по обеспечению жильем молодых семей (%)

Блок 5: вошедшие в данный блок программы в полном объеме, за исключением программы «Совершенствования условий для самореализации граждан старшего поколения», представлены в МО только трех пилотных субъектов: Калужская, Нижегородская и Псковская области. В остальных – не приняты или отсутствует информация о реализации одной или нескольких МП по этой тематике. Доля МО, реализующих МП по указанным направлениям, существенно отличается в зависимости от региона и колеблется от 2,6 до 100% (рис. 10).

В ряде субъектов имеются программы: «Семья и дети» (Калужская область – 61,5% МО, Нижегородская область – 11,5% МО, Псковская область - 3,8% МО), «Обеспечение жильем» (Калужская область – 34,6% МО, Нижегородская область – 48,1% МО, Псковская область – 11,5% МО, Республика Карелия – 33,3% МО). Программа «Совершенствование условий для самореализации граждан старшего поколения» реализуется только в МО Волгоградской области (2,6%).

Блок 6: в МО всех пилотных субъектов приняты программы по профилактике преступлений и иных правонарушений (доля участия МО – от 4,4 до 88,9%). Сведения о реализации программ по профилактике наркомании и токсикомании представлены на интернет-страницах МО большинства регионов, нет информации в Алтайском крае, Республике Тыва, Сахалинской, Тульской и Ярославской областях и Чувашской Республике. Доля МО, реализующих данное направление, варьирует от 2,8 до 65,5%. Данные о МП «Профилактика экстремизма, а также минимизация и (или) ликвидация последствий проявлений экстремизма на территории» отсутствуют только в Тверской области. В остальных регионах эта программа представлена в 5,6 – 68,4% МО (рис. 11).

Наряду с указанными, в Забайкальском крае (15,2% МО) принята МП «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и защита их прав». В Ярославской (78,9% МО), Тульской (80,8% МО), Сахалинской (27,8% МО), Калужской (11,5% МО) областях, Республике Тыва (5,3% МО), Алтайском крае (1,5% МО), Республике Саха (Якутия) (2,8% МО) реализуются программы по профилактике социального сиротства.

В двух пилотных субъектах – Калужской области (57,7% МО) и Нижегородской области (5,8% МО) приняты МП «Обеспечение безопасности жизнедеятельности населения».

Рис.11
Рис. 11 Доля муниципальных образований, реализующих муниципальные программы по профилактике преступлений и иных правонарушений, наркомании и токсикомании, экстремизма, а также минимизация и (или) ликвидация последствий проявлений экстремизма на территории (%)

К числу МП, реализуемым в рамках направления «Развитие социальной сферы», не вошедших в приведенные выше блоки, авторами отнесены следующие:

- «Обеспечение прав потребителей» - 7,7% МО Волгоградской области;

- «Развитие ветеринарной службы» - 5,6% МО Республики Карелия.

Обсуждение

Изучение информации, представленной в открытых официальных источниках, отражающих деятельность муниципальных образований, показало большой разброс тематик муниципальных программ, ориентированных на развитие социальной сферы. Это указывает не только на усилия, предпринимаемые в части адресных мер по улучшению условий жизни и благополучия населения, но и на отсутствие чёткой типологизации МП. Очевидно, что в содержание программы могут быть погружены конкретные вопросы, касающиеся различных сторон жизни на данной территории.

Неполное предоставление информации на электронных ресурсах вносит дополнительные ограничения в процесс анализа и оценки результатов деятельности муниципальных образований, так как в данном случае непредоставление информации на сайт не свидетельствует об отсутствии деятельности. В настоящее время невозможно четко оценить, являются ли изменения основных демографических (как и других оцениваемых параметров) эффектом реализации мер в сфере общественного здоровья или это результат других процессов.

Результаты проведенного исследования показывают, что до настоящего времени отсутствуют стандартизированные подходы к построению муниципальных программ в социальной сфере. Однако успешная реализация задач в области общественного здоровья невозможна без определения четких компетенций администраций муниципальных образований. Систематизация муниципальных программ и формирование единых подходов к их разработке будет способствовать объективизации оценки их содержания и результатов и улучшит процессы управления [9]. При этом, безусловно, должны быть учтены особенности конкретных территорий.

Другим важным выводом является необходимость непосредственного взаимодействия региональных и муниципальных структур для корректной оценки хода реализации программ и мер, мониторинга, оценки результатов и, соответственно, для формирования обоснованных управленческих решений на всех уровнях. Таким образом будут создаваться условия для формирования целостной системы общественного здравоохранения [10,11].

Информирование о реализуемых программах важно также и с точки зрения взаимодействия с населением, его поддержки и участия: не имея доступной информации, жители могут не знать о том, что происходит на территории их проживания и о деятельности органов местного самоуправления.

Таким образом, учитывая межведомственный и междисциплинарный характер МП, можно ожидать, что введение единой типологии МП будет способствовать улучшению межведомственного взаимодействия, а также взаимодействия между уровнями субъекта Российской Федерации и органов местного самоуправления в части реализации задач национального проекта «Демография» и входящих в его состав федеральных проектов.

Выводы

  1. В муниципальных образованиях пилотных субъектов Российской Федерации имеется достаточно широкое представительство различных программ, направленных на решение вопросов, прямо или косвенно связанных с сохранением и укреплением здоровья населения или влияющих на него. Однако с учетом того, что не все муниципальные образования представляют свои программы и мероприятия на официальных электронных ресурсах, судить однозначно о количестве и направленности этих программ не представляется возможным.
  2. Типологизация муниципальных программ показала отсутствие в настоящее время единых подходов к их формированию, что может отрицательно сказываться на управлении процессами и возможности оценки результатов.
  3. Типологизация муниципальных программ целесообразна с точки зрения улучшения межведомственного взаимодействия, а также взаимодействия уровней субъекта Российской Федерации и местного самоуправления в части реализации задач национального проекта «Демография» и входящих в его состав федеральных проектов.

Библиография

  1. Данилина И.В. Муниципальные программы и их роль в формировании социокультурного пространства города. Общество и право 2017; 1 (59): 192-195.
  2. Полесский В.А. Типология современных стратегий укрепления здоровья Профилактика заболеваний и укрепление здоровья 2008; 11 (6): 51-62.
  3. Рацимор А.Е., Чуднов В.П., Евдаков В.А. Формирование здоровьесберегающей среды на основе межведомственного взаимодействия на примере городского округа Ступино Московской области. Современные проблемы здравоохранения и медицинской статистики 2018; (4): 76-84.
  4. Касимов Р.А., Разварина И.Н. Апробация модели формирования регионального здоровьесберегающего образовательного пространства на муниципальном уровне. Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз 2014; 5 (35): 222-236.
  5. Яруллин Р.Р., Манайчева А.П. Оценка эффективности реализации муниципальных программ. Международный журнал гуманитарных и естественных наук 2019; 12 (2): 81-85.
  6. Атабиева Л.А. К вопросу эффективности муниципальных программ в системе местного самоуправления. Стратегии бизнеса анализ, прогноз, управление 2019; 10 (66): 19-24.
  7. Кораблева А.А. Методические основы оценки эффективности муниципальных программ. Региональная экономика: теория и практика 2017; (4): 691–705.
  8. Райсберг Б.А., Лозовский Л.Ш, Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. 2-е издание, испр. М: ИНФРА-М. 1999; 479 с.
  9. Полесский В.А., Мартынчик С.А., Запорожченко В.Г., Мартынчик Е.А. Социальная целевая программа в здравоохранении как объект технического регулирования и регламентации организационной деятельности. Общественное здоровье и профилактика заболеваний 2005; (3): 3-13;
  10. Стародубов В.И., Сон И.М., Сененко А.Ш., Короткова А.В., Леонов С.А., Цешковский М.С. и др. Общественное здравоохранение и формирование единого профилактического пространства. Менеджер здравоохранения 2016; (4): 6-13.
  11. Полесский В.А., Мартынчик С.А., Запорожченко В.Г., Мартынчик Е.А Проектирование социальной целевой профилактической программы на региональном уровне управления здравоохранением. Общественное здоровье и профилактика заболеваний 2005; (3): 3-13.

References

  1. Danilina I.V. Municipal'nye programmy i ih rol' v formirovanii sociokul'turnogo prostranstva goroda [Municipal programs and their role in the formation of the socio-cultural space of the city]. Obshestvo i parvo 2017;1 (59):192-195. (In Russian).
  2. Polesskij V.A. Tipologija sovremennyh strategij ukreplenija zdorov'ja [Typology of modern health promotion strategies]. Profilaktika zabolevanij i ukreplenie zdorov'ja 2008; 11 (6): 51-62. (In Russian).
  3. Ratsimor A.E., Chudnov V.P., Evdakov V.A. Formirovanie zdorov'esberegajushhej sredy na osnove mezhvedomstvennogo vzaimodejstvija na primere gorodskogo okruga Stupino Moskovskoj oblasti [Formation of a health-saving environment on the basis of interdepartmental interaction on the example of the Stupino city district of the Moscow region]. Sovremennye problemy zdravoohranenija i medicinskoj statistiki 2018; (4): 76-84. (In Russian).
  4. Kasimov R.A., Razvarina I.N. Aprobacija modeli formirovanija regional'nogo zdorov'esberegajushhego obrazovatel'nogo prostranstva na municipal'nom urovne [Approbation of the model of formation of the regional health-saving educational space at the municipal level]. Jekonomicheskie i social'nye peremeny: fakty, tendencii, prognoz 2014; 5 (35) 222-236. (In Russian).
  5. Yarullin R.R., Manaicheva A.P. Ocenka jeffektivnosti realizacii municipal'nyh programm [Evaluation of the effectiveness of the implementation of municipal programs]. Mezhdunarodnyj zhurnal gumanitarnyh i estestvennyh nauk 2019; 12 (2): 81-85. (In Russian).
  6. Atabieva L.A. K voprosu jeffektivnosti municipal'nyh programm v sisteme mestnogo samoupravlenija [On the issue of the effectiveness of municipal programs in the system of local self-government]. Strategii biznesa analiz, prognoz, upravlenie 2019; 10 (66): 19-24. (In Russian).
  7. Korableva A.A. Metodicheskie osnovy ocenki jeffektivnosti municipal'nyh programm [Methodological foundations for evaluating the effectiveness of municipal programs]. Regional'naja jekonomika: teorija i praktika 2017; (4): 691-705. (In Russian).
  8. Rajsberg B.A., Lozovskij L.Sh., Starodubceva E.B. Sovremennyj jekonomicheskij slovar' [Modern Economic Dictionary] M: INFRA-M 1999; 479 p. (In Russian).
  9. Polesskij V.A., Martynchik S.A., Zaporozhchenko V.G., Martynchik E.A. Social'naja celevaja programma v zdravoohranenii kak ob#ekt tehnicheskogo regulirovanija i reglamentacii organizacionnoj dejatel'nosti [Social target program in healthcare as an object of technical regulation and reglamintation of organizational activities]. Obshhestvennoe zdorov'e i profilaktika zabolevanij 2005; (3): 3-13. (In Russian).
  10. Starodubov V.I., Son I.M., Senenko A.Sh., Korotkova A.V., Leonov S.A., Tseshkovskij M.S. i dr. Obshhestvennoe zdravoohranenie i formirovanie edinogo profilakticheskogo prostranstva [Public health and the formation of a unified preventive space]. Menedzher zdravoohranenija 2016; (4): 6-13. (In Russian).
  11. Polesskij V.A., Martynchik S.A., Zaporozhchenko V.G., Martynchik E.A. Proektirovanie social'noj celevoj profilakticheskoj programmy na regional'nom urovne upravlenija zdravoohraneniem [Designing a social targeted prevention program at the regional level of health management]. Obshhestvennoe zdorov'e i profilaktika zabolevanij 2005; (3): 3-13.

Дата поступления: 26.05.2021


Просмотров: 660

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 29.07.2021 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search