О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Главная arrow Архив номеров arrow №1 2022 (68) arrow ОЦЕНКА КОМПЛЕКСА ФАКТОРОВ, ПОТЕНЦИАЛЬНО ВЛИЯЮЩИХ НА УРОВЕНЬ ИНДИКАТОРА «ФИЗИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ» ДЛЯ ЛИЦ СТАРШЕГО ПОКОЛЕНИЯ
ОЦЕНКА КОМПЛЕКСА ФАКТОРОВ, ПОТЕНЦИАЛЬНО ВЛИЯЮЩИХ НА УРОВЕНЬ ИНДИКАТОРА «ФИЗИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ» ДЛЯ ЛИЦ СТАРШЕГО ПОКОЛЕНИЯ Печать
20.03.2022 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-1-10

Касимовская Н.А. Егорова Е.В.
ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Министерства здравоохранения Российской Федерации (Сеченовский Университет), Москва

Резюме

Актуальность. Приоритетными направлениями развития активного долголетия являются сохранение здоровья старшего поколения и привлечение их к активному образу жизни. При этом в России препятствием для повышения Индекса Активного Долголетия является преимущественно низкий уровень физической активности старшего поколения, что определяет актуальность поиска факторов, потенциально влияющих на этот индикатор.

Цель исследования: оценить комплекс факторов, потенциально влияющих на снижение физической активности старшего поколения.

Материал и методы: социологическим методом (анкетирование) проведено исследование комплекса факторов, потенциально влияющих на снижение индикатора ИАД - физической активности старшего поколения на примере шести федеральных округов (n =352). Анализ результатов исследования проводился на основе методов описательной статистики. Исходно установленный уровень статистической значимости р<0,05.

Результаты. Выявлено, что изученный контингент старшего поколения в основном находится в возрасте от 55 до 64 лет (63,3%), имеет высшее образование (45,9%) и среднее профессиональное образование (31,2%), 81,7% не отрицает наличие инвалидности, 46,8% не имеют регулярного диспансерного наблюдения, на занятия физической культурой и спортом тратят в неделю менее 60 минут (47,7%) и никогда не занимаются физкультурой и спортом (15,5%).

Выводы. Среди лиц старшего поколения в 48,6% случаев физическая активность отсутствует, двигательный режим составляет в основном менее часа в неделю (47,7%), для оценки индикатора «физической активности» домена «Независимая, здоровая, безопасная жизнь» ИАД необходимо учитывать комплекс косвенных факторов, таких как: пол, возраст, уровень образования, наличие группы инвалидности, регулярность прохождения диспансеризации.

Ключевые слова: индекс активного долголетия, старшее поколение, физическая активность, диспансеризация

Контактная информация: Егорова Елена Викторовна Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Касимовская Н.А. Егорова Е.В. Оценка комплекса факторов, потенциально влияющих на уровень индикатора «физической активности» для лиц старшего поколения. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2022; 68(1):10. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1344/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-1-10

EVALUATING FACTORS POTENTIALLY AFFECTING PHYSICAL ACTIVITY INDICATOR AMONG OLDER PEOPLE
1Kasimovskaya NA, 1Egorova E.V.
1I.M. Sechenov First Moscow State Medical University, Moscow

Abstract

Significance. Priorities in active longevity include health maintenance among older people and their adherence to active lifestyle. Increase in the Active Longevity Index (ALI) in Russia is mainly hampered by low physical activity among older people making identification of factors potentially affecting ALI relevant.

The purpose of the study is to evaluate a complex of factors potentially affecting decrease in physical activity among older people in Russia.

Material and methods: a sociological method (questionnaire) was used to study the complex of potential factors affecting the ALI decrease - physical activity among older people exemplified by the six Russian federal districts (n =352). Study results were analyzed based on the descriptive statistics methods. The initial level of statistical significance is p<0.05.

Results. The study has identified that the older people contingent is mainly represented by people aged 55-64 (63.3%), with higher education (45.9%) and secondary vocational education (31.2%), 81.7% of the respondents confirm presence of disability, 46.8% are not under a regular medical follow-up, 47.7% spend less than 60 minutes a week on physical activities and sports and 15.5% of the respondents never do physical activities or sports.

Conclusion. 48.6% of older people lack physical activity, 47.7% of them exercise for less than an hour a week. To evaluate physical activity indicator under the "Independent, healthy, safe life" ALI domain, it is necessary to take into account the following complex of indirect factors, such as: gender, age, level of education, presence of a disability group, and frequency of regular medical examination.

Keywords: active longevity index; older people; physical activity; regular medical examination.

Corresponding author: Elena V. Egorova email:  Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Kasimovskaya N.A.,
 https://orcid.org/0000-0002-1046-4349
Egorova E.V., https://orcid.org/0000-0001-7221-3943
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Kasimovskaya NA, Egorova E.V. Evaluating factors potentially affecting physical activity indicator among older people. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2022; 68(1):10. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1344/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-1-10. (In Rus).

Введение

Постарение населения отмечается во всем мире, в том числе и в Российской Федерации. Организация Объединенных Наций дает прогнозы, что к 2050 году в России доля лиц 65 лет и старше увеличится до 30%, увеличивая нагрузку на систему здравоохранения [1,2,3,4]. В связи с чем в национальном проекте «Демография» одной из основных задач заявлено увеличение продолжительности здоровой жизни и периода активного долголетия [8,9,10]. Политика активного долголетия направлена, в первую очередь, на развитие и реализацию потенциала человека, в основе которого лежит увеличение продолжительности жизни. Основными препятствиями на пути развития активного долголетия в Российской Федерации являются преимущественно плохое состояние здоровья и низкий уровень физической активности [10]. Тогда как отсутствие физической активности, по данным ВОЗ, приводит к смерти в одном случае на миллион случаев смерти (около 10% от общего числа). При этом отсутствие или недостаток физической активности обусловливает 5% бремени, создаваемого коронарной болезнью сердца, 7% бремени, создаваемого диабетом 2 типа, 9% бремени рака молочной железы и 10% бремени рака толстой кишки [3]. Физическая активность является одним из индикаторов Индекса Активного Долголетия (ИАД) домена «Независимой, здоровой и безопасной жизни» [10] и требует изучения предполагаемых факторов, влияющих на данный индикатор ИАД в Российской Федерации.

Цель: оценить комплекс факторов, потенциально влияющих на снижение физической активности старшего поколения.

Материалы и методы

Разработка материалов и исследование проведены в период 2020 - 2021гг. В исследование включены люди старшего поколения в возрасте от 55 лет и старше, проживающие в шести федеральных округах Российской Федерации (N= 31022884 млн. человек (2020), отобранные в выборку случайным образом, репрезентативность выборки определена по формуле [11,12] (n= 336). В выборку исследования вошло n=352 респондента. Исследование проведено социологическим методом на группе лиц старшего возраста (55+), территориально проживающих в шести федеральных округах Российской Федерации, в исследование включены базы, находящиеся на территории крупных субъектов Российской Федерации, таких как г.Москва, г.Санкт-Петербург, Московская область, г.Пермь, (базами исследования стали: ГБУ г.Москвы ТЦСО «Фили – Давыдково, Реабилитационная школа – интерната № 32 Департамента труда и социальной защиты населения г.Москвы, ГЦ Гериатрический центр «Малаховка», Московская область, ГБУ ТЦСО «Алексеевский», филиал «Марфино» Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии имени С.Г. Суханова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (г. Пермь), Клинический центр ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет), ГБУ "Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт скорой помощи имени И.И. Джанелидзе", ГБУЗ МО "Наро-Фоминская областная больница, ГБУЗ Московской области Раменская областная больница, ГБУЗ города Москвы Городская Поликлиника №5). Инструментом сбора информации стала авторская анкета, основанная на исходных вопросах и методологии Индекса активного долголетия (ИАД) [10]. Анкета включает следующие блоки: демографический (пол, возраст, регион проживания), социальный (образование, жилищные условия, социальная активность), медицинский (заболеваемость, инвалидность), организация здравоохранения (качество, организация медицинской помощи и диспансеризации), вопросы ИАД (питание, физическая активность, безопасность). Анкета одобрена Локальным комитетом по этике Сеченовского университета (№ 16-20 от 10.06.2020).

В исследуемую группу вошли лица старшего поколения, проживающие в следующих федеральных округах: Центральный федеральный округ (78,4%), Приволжский федеральный округ (5,4%), Северо-Кавказский федеральный округ (9,9%), Уральский федеральный округ (3,6%), Южный федеральный округ (0,9%), Северо-Западный федеральный округ (1,8%) (рис. 1).

Рис.1
Рис.1 Территориальное распределение состава изучаемых лиц старшего поколения по федеральным округам Российской Федерации

В комплексе факторов, потенциально влияющих на уровень индикатора «физической активности» для лиц старшего поколения учтены следующие: пол, возраст, уровень образования, группа инвалидности, регулярность прохождения диспансеризации, двигательный режим, уровень физической активности. Анализ результатов исследования проводился на основе методов описательной статистики (относительных величин (%), доверительных интервалов (ДИ), ошибки репрезентативности (±m)), с применением пакета программы Microsoft Office Excel 2016 исходно установленный уровень статистической значимости р<0,05.

Результаты

При исследовании демографических характеристик изученного контингента среди лиц старшего поколения выявлено преобладание женского пола - 67,9%, доля мужчин составила 32,1%. Распределение изученного контингента старшего поколения по возрасту следующее: преобладают лица старшего поколения в возрасте 55-59 лет - 43,1%, удельный вес изучаемого контингента в возрасте 60-64 лет составил 20,2%, в возрасте 65-69 лет выявлена доля 16,5%, в возрасте 70-74 года - 14,7% и в возрасте 75-79 лет и 80-84 года по 2,8% соответственно.

Таким образом, изученный контингент старшего поколения в основном находится в возрасте от 55 до 64 лет (63,3%).

Анализ состава изучаемого контингента старшего поколения по уровню образования показал (рис.2.), что основное общее образование и среднее общее имеют только по 4,6%±1,1% (ДИ 2,37-6,83) опрошенных пожилых, среднее профессиональное образование имеет 31,2%±2,5% (ДИ 26,26-36,14) опрошенных пожилых и преобладает доля контингента старшего поколения с высшим образованием – 45,9%±2,6% (ДИ 40,59-51,21), с неполным высшим образованием доля составляет 7,3%±1,4% (ДИ 4,53-10,07), и послевузовское образование имеет 6,4%±1,3% (ДИ 3,79-9,01) старшего поколения.

Таким образом, изученное старшее поколение в основном имеет высшее образование 45,9%±2,6% (ДИ 40,59-51,21) и практически каждый третий имеет среднее профессиональное образование (31,2%±2,5% (ДИ 26,26 - 36,14))

Рис.2
Рис. 2 Уровень образования респондентов (в % к итогу)

Важным медико-социальным фактором, на наш взгляд, влияющим на потенциал активного долголетия, может стать наличие инвалидности у лиц старшего поколения. Как показало исследование, среди изучаемого контингента инвалидность имеется в 18,3%±2% (ДИ 14,18-22,42) случаев. Изучение опрошенного старшего поколения о наличии групп инвалидности показало, что 1 группу и 3 группу инвалидности имеют по 1,8% лиц старшего поколения, доля имеющих 2 группу инвалидности составила 14,7%, самую многочисленную группу, имеющую удельный вес - 81,7% составила группа старшего поколения, не имеющая инвалидности (рис.3).

Рис.3
Рис.3 Наличие инвалидности у респондентов (в % к итогу)

Таким образом в изученной группе старшего поколения группу инвалидности имеет только 18,3 % респондент, 81,7% старшего поколения указали на отсутствие инвалидности, а значит потенциально могут вести активный образ жизни.

Одним из важнейших этапов сохранения здоровья человека и повышения возможностей для активного долголетия является ежегодное прохождение диспансеризации. Изучение частоты случаев прохождения диспансеризации лицами старшего поколения показало, что проходят ежегодную диспансеризацию только 37,6%±3,2% (ДИ 31,06-44,14), а 15,6%±2,1% (ДИ 11,39-19,81) опрошенных лиц старшего поколения указали на то, что проходят диспансеризацию 1 раз в полгода. Выявлено, что редко проходит диспансеризацию практически каждый пятый из изученного контингента 22,9%±2,5% (ДИ 17,8-28,0) и не проходит ежегодную диспансеризацию 23,9%±2,3% (ДИ 21,6-26,2) пациентов старшего поколения.

Рис.4
Рис.4 Частота прохождения диспансеризации старшим поколением (на 100 опрошенных)

Таким образом практически каждый пятый пациент старшего поколения 22,9%±2,5% (ДИ 17,8-28,0) проходит ежегодную диспансеризацию редко и 23,9%±2,3% (ДИ 21,6-26,2) не проходят ежегодную диспансеризацию, т.е. практически половина пациентов старшего поколения 46,8%±2,7% (ДИ 44,1-49,5) не имеют регулярного диспансерного наблюдения.

На следующем этапе изучена физическая активность старшего поколения в современных условиях, включающая следующие активности: общую физическую подготовку (в том числе утреннюю гимнастику), занятия физкультурой и спортом, физическую подготовку в парковых зонах, занятия в фитнес-клубе. Результаты исследования показывают, что среди изученного контингента практически половина не занимается систематически физической культурой и спортом - 48,6%±2,6% (ДИ 43,4-53,8). Общей физической подготовкой (в том числе утренней гимнастикой) занимается только каждый второй среди опрошенных лиц старшего поколения (19,3%±2,1% (ДИ 15,1-23,5)), самостоятельно занимаются физической подготовкой в парковых зонах только 12,8%±1,7% (ДИ 9,4-16,2) и могут себе позволить заниматься в фитнес-клубах только 9,2%±1,5% (ДИ 6,2-12,2). (Таблица 1).

Таблица 1

Виды физической активности среди пожилых людей (на 100 опрошенных)

Виды физической активности % m ДИ
Да, занимаюсь в секции (организованной) избранным видом спорта 3,7 ±1,0 1,7-5,7
Да, занимаюсь общей физической подготовкой (в том числе утренней гимнастикой) 19,3 ±2,1 15,1-23,5
Да, занимаюсь самостоятельно избранным видом спорта 6,4 ±1,3 3,8-9
Да, занимаюсь самостоятельно в парковых зонах 12,8 ±1,7 9,4-16,2
Да, занимаюсь самостоятельно в фитнес-клубах 9,2 ±1,5 6,2-12,2
Нет, не занимаюсь 48,6 ±2,6 43,4-53,8

Одним из значимых факторов эффективной физической активности является двигательный режим, особо значимый для сохранения здоровья старшего поколения. Исследование двигательного режима старшего поколения показало (табл 2.), что лица старшего поколения в неделю тратят на занятия спортом и физической культурой более часа только в каждом пятом случае (23%±2,5% (ДИ 17,89-28,11)) и 9,2%±1,5% (ДИ 6,2-12,2) тратят на физкультуру и спорт 115 минут, 90 минут тратят 8,3%±1,4% (ДИ 5,5-11,1) лиц старшего поколения на физкультуру и спорт и 5,5%±1,2% (ДИ 3,1-7,9) опрошенных пожилых позволяют себе тратить 100 минут на занятия физкультурой и спортом и 15,5%±1,9% (ДИ 11,7-19,3) не занимаются спортом. Выявлено, что практически половина опрошенных занимаются физической культурой менее часа в неделю - 47,7%±2,6% (ДИ 42,5-52,9) и 4,6%±1,1% (ДИ 2,4-6,8) указывают на то, что тратят на занятия спортом 1 час (60 мин).

Таблица 2

Время, затрачиваемое лицами старшего поколения на занятия физической культурой и спортом в неделю (на 100 опрошенных)

Временной период % m ДИ
Меньше 60 минут 47,7 ±2,6 42,5-52,9
60 минут 4,6 ±1,1 2,4-6,8
90 минут 8,3 ±1,4 5,5-11,1
100 минут 5,5 ±1,2 3,1-7,9
115 минут 9,2 ±1,5 6,2-12,2
не занимаюсь спортом 15,5 ±1,9 11,7-19,3

Таким образом в основном лица старшего поколения тратят на занятия физической культурой и спортом в неделю менее 60 минут (47,7% (ДИ 42,5-52,9) и практически каждый шестой не занимается физкультурой и спортом 15,5%±1,9% (ДИ 11,7-19,3).

Обсуждение

Отечественные исследования показывают, что в России мужчины активнее реализуют свой потенциал активного долголетия, чем женщины [10], при этом среди изученного старшего поколения чаще встречаются женщины (67,9%). Если Россия в 2017г. демонстрировала, что 87,5% лиц в возрасте 55–74 лет имели образование не ниже среднего (полного) общего, то в исследовании выявлено, что в возрасте от 55 до 64 лет (63,3%) уже часто встречаются лица старшего поколения с высшим образованием (45,9%±2,6% (ДИ 40,59-51,21)) или средним профессиональным образованием (31,2%±2,5% (ДИ 26,26 - 36,14)).

Одним из факторов, оказывающим влияние на физическую активность старшего поколения могут стать инвалидность и регулярность прохождения диспансеризации старшего поколения. Национальный проект «Демография» предполагает, что к 2022 году охват диспансеризацией пожилых граждан должен составлять более 55%, к концу 2024 года не менее 70% лиц старше трудоспособного возраста должны быть охвачены профилактическими осмотрами и диспансеризацией [9]. При этом если в исследованиях отмечается увеличение числа граждан старше 60 лет, прошедших I этап диспансеризации, с указанием на то что такая ситуация предположительно связана с возрастными особенностями отношения к своему здоровью и наличием большего количества свободного времени [13], то в нашем исследовании практически половина пациентов старшего поколения (46,8%±2,7% (ДИ 44,1-49,5)) не имеют регулярного диспансерного наблюдения. В изученной группе старшего поколения группу инвалидности имеет только 18,3 %, а 81,7% указывают на отсутствие группы инвалидности.

Всемирная организация здравоохранения рекомендует взрослым, в том числе и лицам старшего возраста, заниматься аэробной физической активностью умеренной интенсивности в общей сложности не менее 150 минут в неделю [14]. Исследование показывает, что у 48,6% изученных лиц старшего поколения физическая активность отсутствует. Если в стратегии ВОЗ отмечается, что 4,5% лиц в возрасте 55 лет и старше занимаются физическими упражнениями почти каждый день [14], то в нашем исследовании лица старшего поколения занимаются физической культурой и спортом в основном менее 60 минут (47,7% (ДИ42,5-52,9) в неделю.

Проведенное нами исследование демонстрирует необходимость дальнейших исследований и анализа весомости воздействия факторов, влияющих на индикатор «физическая активность» старшего поколения Индекса Активного Долголетия.

Выводы

  1. Среди лиц старшего поколения у которых в 48,6% случаев физическая активность отсутствует и двигательный режим составляет в основном менее часа в неделю (47,7%) чаще встречаются: женщины (67,9%), с высшим (45,9%) или средним профессиональным образованием (31,2%), в 46,8% случаев не проходят ежегодную диспансеризацию, не имеют группу инвалидности (81,7%)
  2. К комплексу, виляющему на развитие Индекса Активного Долголетия у лиц старшего поколения, можно отнести потенциально воздействующие на индикатор «физической активности» домена «Независимая, здоровая, безопасная жизнь» следующие факторы: пол, возраст, уровень образования, наличие группы инвалидности, регулярность прохождения диспансеризации.

Библиография

  1. Эделева А.Н., Сабгайда Т.П., Стародубов В.И. Неоднородность груза хронической патологии у пожилых. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2019; 65(3). URL:http://vestnik.mednet.ru/content/view/1070/30/lang,ru/ (дата обращения: 15.09.2021)
  2. Пономарева И.П. Организационные аспекты паллиативной помощи лицам пожилого и старческого возраста с соматической прогрессирующей патологией. Современные проблемы науки и образования [электронный научный журнал] 2012; (3). URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=6251 (дата обращения: 17.02.2019)
  3. Хоркина Н.А., Филиппова А.В. Физическая активность пожилых людей как объект управляющего воздействия государства. Вопросы государственного и муниципального управления. 2015; (2): 197-222. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/fizicheskaya-aktivnost-pozhilyh-lyudey-kak-obekt-upravlyayuschego-vozdeystviya-gosudarstva (дата обращения: 15.09.2021).
  4. Шляфер С.И. Заболеваемость населения старше трудоспособного возраста Российской Федерации. Современные проблемы здравоохранения и медицинской статистики. 2014; (1): 16-27 URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zabolevaemost-naseleniya-starshe-trudosposobnogo-vozrasta-rossiyskoy-federatsii (дата обращения: 15.10.2021).
  5. Чжан М., Холман С.Д., Прайс С.Д., Санфилиппо Ф.М., Прин Д.Б., Булсара М.К. и др. Коморбидность и повторная госпитализация по поводу побочных эффектов у пожилых людей: ретроспективное когортное исследование BMJ 2009; 338: a2752 URL: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/19129307/
  6. Ай-Мин Ли, Э. Широма,Ф. Лобело, П. Пуска,С. Блэр, П. Кацмаржик Влияние отсутствия физической активности на основные неинфекционные заболевания во всем мире: анализ бремени болезней и ожидаемой продолжительности жизни. Lancet. 2012; jun21; 380 (9838): 219-229. URL: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/22818936/
  7. Вечорко В.И., Шикина И.Б., Сергеева Ю.Б. Пятилетний анализ заболеваемости прикрепленного населения пожилого возраста в амбулаторном центре города Москвы. Клиническая геронтология. 2017; (9-10): 12-13. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/pyatiletniy-analiz-zabolevaemosti-prikreplennogo-naseleniya-pozhilogo-vozrasta-v-ambulatornom-tsentre-goroda-moskvy (дата обращения: 15.10.2021).
  8. Шерешева М.Ю., Оборин М.С., Костанян А.А. Здравоохранение как ключевой фактор вовлечения в активную социально-экономическую деятельность населения старших возрастных категорий в малых городах и районных центрах. ARS ADMINISTRANDI. 2018; (1): 19-37. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zdravoohranenie-kak-klyuchevoy-faktor-vovlecheniya-v-aktivnuyu-sotsialno-ekonomicheskuyu-deyatelnost-naseleniya-starshih-vozrastnyh (дата обращения: 15.09.2021).
  9. Национальный проект «Демография» [Интернет] URL: https://mintrud.gov.ru/ministry/programms/demography (дата обращения 10.11.2020).
  10. Концепция политики активного долголетия. [Интернет] URL: https://conf.hse.ru/mirror/pubs/share/360906541.pdf (дата обращения 16.09.2021).
  11. Кучеренко В.З. редактор. Общественное здоровье и здравоохранение, экономика здравоохранения: учебник: в 2 т. Москва: ГЭОТАР-Медиа, 2013. 688 с.
  12. Миняева В.А., Вишнякова Н.И. редакторы. Общественное здоровье и здравоохранение: учебник для студентов. Москва: МЕДпресс-информ, 2009. 656 с.
  13. Стародубов В.И., Сон И.М., Сененко А.Ш., Савченко Е.Д., Дзюба Н.А., Захарченко О.О., и др. Итоги диспансеризации определенных групп взрослого населения Российской Федерации, 2013-2018 гг. информационно-аналитический обзор. Москва: Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранени 2019. 114 с.
  14. Стратегия в области физической активности для Европейского региона ВОЗ, 2016–2025 гг. [Интернет] URL: https://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0003/312762/Physical-activity-strategy-2016-2025-ru.pdf

References

  1. Edeleva A.N., Sabgayda T.P., Starodubov V.I. Inhomogenuity of chronical pathology burden in he elderly. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2019; [cited 2021 Sep 15]; 65(3). URL:http://vestnik.mednet.ru/content/view/1070/30/lang,ru/ (In Russian).
  2. Ponomareva I.P. Organisational aspects of palliative care for the elderly with progressing corporal pathology. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya [elektronnyy nauchnyy zhurnal] 2012; [cited 2019 Feb 17]; (3). URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=6251 (In Russian).
  3. Khorkina N.A., Filippova A.V. Physical activity of the elderly as the management action of a state. Voprosy gosudarstvennogo i munitsipal'nogo upravleniya. 2015; [cited 2021 Sep 15]; (2): 197-222. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/fizicheskaya-aktivnost-pozhilyh-lyudey-kak-obekt-upravlyayuschego-vozdeystviya-gosudarstva (In Russian).
  4. Shlyafer S.I. The morbidity of the population of working age seniors in the Russian Federation. Sovremennye problemy zdravookhraneniya i meditsinskoy statistiki. 2014; [cited 2021 Oct 15]; (1): 16-27 URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zabolevaemost-naseleniya-starshe-trudosposobnogo-vozrasta-rossiyskoy-federatsii (In Russian).
  5. Chzhan M., Kholman S.D., Prays S.D., Sanfilippo F.M., Prin D.B., Bulsara M.K. at all. Comorbidity and rehospitalisation regarding side-effects in the elderly: historical cohort study] BMJ 2009; 338: a2752 URL: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/19129307
  6. Ay -Min Li, E. Shiroma,F. Lobelo , P. Puska ,S. Bler , P. Katsmarzhik The influence of the lack of physical activity on main non-infectious diseases worldwide: the analysis of the burden of disease and life expectancy] Lancet. 2012; jun21; 380 (9838): 219-229. URL: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/22818936/
  7. Vechorko V.I., Shikina I.B., Sergeeva Yu.B. Five-years long analysis of the registered senior population morbidity in the in-hospital care centre of Moscow city. Klinicheskaya gerontologiya. 2017; [cited 2021 Oct 15]; (9-10): 12-13. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/pyatiletniy-analiz-zabolevaemosti-prikreplennogo-naseleniya-pozhilogo-vozrasta-v-ambulatornom-tsentre-goroda-moskvy (In Russian).
  8. Sheresheva M.Yu., Oborin M.S., Kostanyan A.A. Healthcare as the key-factor of the engagement into social and economic activity of the senior population in small towns and district centres. ARS ADMINISTRANDI. 2018; [cited 2021 Sep 15]; (1): 19-37. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zdravoohranenie-kak-klyuchevoy-faktor-vovlecheniya-v-aktivnuyu-sotsialno-ekonomicheskuyu-deyatelnost-naseleniya-starshih-vozrastnyh (In Russian).
  9. The national project «Demography». [Internet]. URL: https://mintrud.gov.ru/ministry/programms/demography
  10. Active longevity policy concept. [Internet]. URL: https://conf.hse.ru/mirror/pubs/share/360906541.pdf
  11. Kucherenko V.Z. editor. Public health and healthcare, economics of the healthcare: manual in 2 vol.: V 2. Moscow: GJeOTAR-Media, 2013. 688 p. (In Russian).
  12. Minjaeva V.A., Vishnjakova N.I., editors. Public health and healthcare: manual for students. Moscow: MEDpress-inform. 2009. 656 p. (In Russian).
  13. Starodubov V.I., Son I.M., Senenko A. Sh., Savchenko E.D., Dzjuba N.A., Zaharchenko O.O., et al. The results of the medical examination of the certain groups of the population of the Russian Federation. 2013-2018. Information and analysis review. Moscow: RIO TsNIIOIZ. 2019. 114 p.(In Russian).
  14. Physical activity strategy for the WHO European region. WHO, 2016–2025. [Internet] URL: https://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0003/312762/Physical-activity-strategy-2016-2025-ru.pdf

Дата поступления: 19.11.2021.


Просмотров: 1197

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 22.04.2022 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search