О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Главная
ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ ТУБЕРКУЛЕЗОМ В СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 2020 ГОДУ Печать
10.05.2022 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2021-68-2-10

Цыбикова Э.Б.
ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва, Россия

Резюме

Сохранение высокого уровня заболеваемости туберкулезом в 34 субъектах Российской Федерации (40% от их общего числа), расположенных в Сибирском, Дальневосточном и Уральском федеральных округах, обусловленного значительным распространением туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью среди пациентов с ВИЧ-инфекцией, может поставить под угрозу достижение целевых ориентиров Программы по ликвидации туберкулеза в России.

Цель: анализ заболеваемости туберкулезом в субъектах Российской Федерации в 2020 г.

Материалы и методы: сведения из форм федерального статистического наблюдения №8 и №33, данные когортного анализа результатов лечения пациентов с туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью, и данные Росстата о среднегодовой численности населения субъектов Российской Федерации, за 2020 г. Для анализа использованы статистический и картографический методы.

Результаты: положительная динамика показателя заболеваемости туберкулезом, наблюдаемая в России в первом двадцатилетии XXI века обусловлена снижением его значений в 51 субъекте Российской Федерации (60% от их общего числа), в то время как в 34 субъектах (40% от их общего числа) уровень заболеваемости туберкулезом остается высоким, причем в половине из них многократно превышающим его общероссийское значение. Основной причиной сохранения высокого уровня заболеваемости туберкулезом явилось распространение туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью, прежде всего среди пациентов с ВИЧ-инфекцией. Когортный анализ результатов лечения пациентов с туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью, сочетанного с ВИЧ-инфекцией, проведенный в 2020 г. в 22 субъектах Российской Федерации с наиболее высоким уровнем распространения сочетанной патологии, показал, что эффективность лечения данной группы пациентов остается на низком уровне и сопровождается высокой летальностью: доля пациентов с эффективным исходом лечения составляла лишь 52,5%, а доля умерших - 19,1%.

Заключение. Для снижения заболеваемости туберкулезом необходимо повысить эффективность лечения пациентов с туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью, особенно в тех субъектах Российской Федерации, в которых наблюдается широкое распространение туберкулеза, сочетанного с ВИЧ-инфекцией.

Ключевые слова: заболеваемость; туберкулёз; туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью; туберкулёз, сочетанный с ВИЧ-инфекцией.

Контактная информация: Цыбикова Эржени Батожаргаловна, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Автор декларирует отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов в связи с публикацией данной статьи.
Соблюдение этических стандартов. Данный вид исследования не требует прохождения экспертизы локальным этическим комитетом.
Для цитирования. Цыбикова Э.Б. Заболеваемость туберкулезом в субъектах Российской Федерации в 2020 году. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2022; 68(2):10. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1364/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-2-10

INCIDENCE OF TUBERCULOSIS IN SUBJECTS OF THE RUSSIAN FEDERATION IN 2020
Tsybikova E.B.

Russian Research Institute of Health, Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow, Russia

Abstract

Persistence of the high incidence of tuberculosis (TB) in 34 subjects of the Russian Federation (40% of their total number) located in the Siberian, Far Eastern and Ural Federal Districts, due to a widespread of multidrug-resistant tuberculosis among patients with HIV-infection, may jeopardize targets’ achievement of the Tuberculosis Eradication Program in Russia.

Purpose: to analyze TB incidence in subjects of the Russian Federation in 2020.

Material and methods: the 2020 data from federal statistical observation forms No. 8 and No. 33, data from cohort analysis of treatment outcomes in patients with multidrug-resistant tuberculosis, and the Rosstat data on the average annual population of the subjects of the Russian Federation. The analysis used statistical and cartographic methods.

Results: positive dynamics in TB incidence rates in Russia during two decades of the twenty-first century is due to the decreased rates in 51 subjects of the Russian Federation (60% of their total number), while TB incidence in 34 subjects (40% of their total number) remains high, manifold exceeding the all-Russian values in halve of them. The main reason for the persistently high TB incidence was prevelance of multidrug-resistant tuberculosis, primarily among patients with HIV-infection. Cohort analysis of the treatment outcomes in patients with multidrug-resistant tuberculosis and HIV coinfection, conducted in 2020 in 22 subjects of the Russian Federation with the highest prevalence the comorbidity shows that effectiveness of treatment in this group of patients remains low and is accompanied by high mortality: the share of patients with effective treatment outcomes equaled to 52.5% only, while the share of deaths added up to 19.1%.

Conclusions. To reduce TB incidence, it is necessary to improve treatment effectiveness in patients with multidrug-resistant tuberculosis, especially in the Russian regions with high prevalence of TB and HIV coinfection.

Keywords: morbidity; tuberculosis; multidrug-resistant tuberculosis; TB and HIV coinfection.

Corresponding author: Erzheny B. Tsybikova, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Tsybikova E.B
. http://orcid.org/0000-0002-9131-3584
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Competing interests. The authors declare the absence of any conflicts of interest regarding the publication of this paper.
Compliance with ethical standards. This study does not require a conclusion from the Local Ethics Committee.
For citation: Tsybikova E.B. Incidence of tuberculosis in subjects of the Russian Federation in 2020. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2022; 68(2):10. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1364/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-2-10. (In Rus).

Введение

За последние 20 лет в России наблюдается стабильное снижение заболеваемости туберкулезом (ТБ), в результате которого ее значение в 2020 г. достигло 32,4 на 100000 населения. Однако позитивная динамика общероссийского показателя заболеваемости ТБ показывает происходящие изменения в эпидемической ситуации по ТБ только в тех субъектах Российской Федерации (РФ), в которых снижение заболеваемости ТБ обусловлено высокой эффективностью лечения ТБ, не ассоциированного с ВИЧ-инфекцией, в то время как в других субъектах РФ, в которых зарегистрирован высокий уровень распространения мультирезистентного туберкулеза, в том числе сочетанного с ВИЧ-инфекцией, эффективность его лечения находится на низком уровне и сопровождается высокой летальностью [1,2].

В связи с этим, оценка динамики общероссийского показателя заболеваемости ТБ без детального анализа заболеваемости ТБ в субъектах РФ, является недостаточной для понимания сложившихся тенденций и их прогноза с позиций достижения целевых ориентиров Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в отношении ликвидации ТБ в России.

Цель исследования: анализ заболеваемости туберкулезом в субъектах Российской Федерации в 2020 г.

Материалы и методы

Источниками информации явились сведения из форм федерального статистического наблюдения №8 и №33, данные когортного анализа результатов лечения пациентов с туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью, а также данные Росстата о среднегодовой численности населения субъектов Российской Федерации, за 2020 г. Для анализа использованы статистический и картографический методы.

Результаты исследования

Первое двадцатилетие XXI века (2001-2020 годы) в России характеризовалось снижением заболеваемости ТБ в 2,7 раза по сравнению с 2001 г. В России в 2020 г. было зарегистрировано 47399 случаев заболевания туберкулезом, что составило 32,4 на 100 тыс. населения. Вместе с тем, уровень заболеваемости ТБ в ряде Федеральных округов значительно превышал таковой по России (рис.1). В Сибирском, Дальневосточном и Уральском округах было зарегистрировано наибольшее число пациентов с впервые в жизни установленным диагнозом ТБ, которое составляло 14702 пациентов или 31% от их общего числа. Уровень заболеваемости ТБ в данных округах был высокий и достигал – 58,8 и 53,7 и 43,5 на 100 тыс. населения, что было в 1,8, 1,7 и 1,3 раза выше по сравнению с общероссийским значением.

Рис.1
Рис.1. Заболеваемость ТБ в Федеральных округах (N=7), 2020 год, показатель на 100000 населения

В Южном и Приволжском округах уровень заболеваемости ТБ соответствовал таковому по России и составлял 32,3 и 32,0 на 100 тыс. населения. И только в 3-х округах – Центральном, Северо-Западном и Северо-Кавказском, где в 2020 г. было зарегистрировано 12979 случаев заболевания ТБ (27,4% от их общего числа), уровень заболеваемости ТБ был ниже общероссийского - в 1,7, 1,5 и 1,4 раза и составлял 19,5, 21,8 и 22,9 на 100 тыс. населения (рис.1).

Заболеваемость ТБ в субъектах РФ характеризовалась выраженной неравномерностью, в результате которой в 34 субъектах РФ, что составляло 40% от их общего числа, уровень заболеваемости ТБ превышал таковой по России, а в 51 субъекте РФ (60% от их общего числа) он был ниже общероссийского значения (рис.2).

Рис.2
Рис.2. Субъекты РФ (N=34), в которых уровень заболеваемости ТБ превышал общероссийское значение (32,4 на 100 тыс. населения) или был ниже такового (N=51), 2020 год

К 34 субъектам РФ с наиболее высоким уровнем заболеваемости ТБ относились все 10 субъектов РФ из Сибирского федерального округа, 9 из 11 субъектов РФ из Дальневосточного округа, 4 из 6 субъектов РФ из Уральского округа, 5 из 14 субъектов из Приволжского округа, 4 из 8 субъектов из Южного округа и 2 из 7 субъектов из Северо-Кавказского округа (рис.3). Следует особо подчеркнуть, что ни одного субъекта РФ из Центрального и Северо-Западного федеральных округов в данной группе зарегистрировано не было.

Рис.3
Рис. 3. Субъекты РФ с наиболее высоким уровнем заболеваемости ТБ (N=34), 2020 год, показатель на 100000 населения

Первое 20-летие XXI века в России характеризовалось значительным распространением ТБ среди пациентов с ВИЧ-инфекцией, в результате которого в 2020 г. доля пациентов с туберкулезом, сочетанным с ВИЧ-инфекцией (ТБ/ВИЧ), достигла 20,6% среди впервые выявленных пациентов с ТБ, то есть в настоящее время в России каждый 5-й впервые выявленный пациент с ТБ является пациентом с ТБ/ВИЧ (рис.4).

Рис.4
Рис.4. Субъекты РФ (N=22) с наиболее высокой долей пациентов с ТБ/ВИЧ среди впервые выявленных пациентов с ТБ, 2020 год, %

Большая часть из 22 субъектов РФ (25,9% от их общего числа), в которых доля пациентов с ТБ/ВИЧ превышала таковую по России, находилась в Сибирском, Дальневосточном и Уральском федеральных округах. Следует особо подчеркнуть, что в 17 из них одновременно был зарегистрирован наиболее высокий уровень заболеваемости ТБ, обусловленный наличием значительного числа пациентов с ТБ/ВИЧ среди впервые выявленных пациентов с ТБ (на рис.4 они выделены голубым цветом, как и на рис.2). Например, в Кемеровской области каждый 2-й впервые выявленный пациент с ТБ являлся пациентом с ТБ/ВИЧ, в 12 субъектах РФ таковым являлся каждый 3-й пациент с ТБ, а в остальных в 9 субъектах РФ – каждый 4-й пациент с ТБ (рис.4).

В конце XX - начале XXI века в России началось распространение туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью возбудителя (МЛУ-ТБ). В России в 2020 г. доля пациентов с МЛУ-ТБ среди впервые выявленных пациентов с ТБ была высокой и составляла 13,4% (таб.1). В настоящее время во всех без исключения субъектах РФ зарегистрированы случаи заболевания МЛУ-ТБ. В 2020 г. в 40 субъектах РФ, что составляло 47,1% от их общего числа, доля пациентов с МЛУ-ТБ превышала общероссийское значение.

Современные режимы лечения пациентов с МЛУ-ТБ далеки от совершенства, поскольку требуют проведения длительного курса лечения и приема большого количества противотуберкулезных препаратов, многие из которых характеризуются повышенной токсичностью [3,4]. По данным ВОЗ доля пациентов с МЛУ-ТБ, умерших во время проведения курса противотуберкулезной химиотерапии (КХТ), может достигать 15% от общего числа пациентов с МЛУ-ТБ, зарегистрированных для лечения [5].

В таблице 1 представлены результаты когортного анализа результатов лечения пациентов с МЛУ-ТБ (зарегистрированных для лечения в 2018 г.) в 22 субъектах РФ с наиболее высокой долей пациентов с ТБ/ВИЧ (см. рис.4) [6].

В России в 2020 г. доля пациентов с МЛУ-ТБ с эффективным исходом лечения была низкой и составляла 54,9%, что было ниже значения целевого индикатора, равного 65% [7]. Доля умерших пациентов, напротив, была высокой и составляла – 16,2%, то есть во время лечения умирал каждый 6-й пациент с МЛУ-ТБ. Также высокой была доля пациентов, досрочно прекративших лечение, составлявшая – 10,8%.

Таблица 1

Доля пациентов с МЛУ-ТБ с эффективным исходом курса химиотерапии (КХТ), умерших и досрочно прекративших лечение, 22 субъекта РФ, 2020 год, %

Субъекты РФ Доля с МЛУ-ТБ* Доля с эффективным КХТ Доля, умерших и прекративших лечение
Всего умерших при проведении КХТ досрочно прекративших лечение
1 2 3 4 5 6
  Россия 13,4 54,9 27,0 16,2 10,8
1 Новосибирская область 14,7 64,1 20,9 9,6 11,3
2 Свердловская область 19,4 62,0 21,4 13,9 7,5
3 Нижегородская область 19 61,0 22,0 14,6 7,4
4 Республика Башкортостан 11,9 60,3 22,8 14,7 8,1
5 Ханты-Мансийский АО-Югра 15,7 56,9 18,2 14,7 3,5
6 Курганская область 12,3 43,9 44,3 16,4 27,9
7 Красноярский край 16,2 61,7 23,3 16,5 6,8
8 Иркутская область 8,7 60,1 20,6 16,9 3,7
9 Кемеровская область 20,4 39,4 43,7 17,3 26,4
10 Алтайский край 14,0 48,6 33,1 17,5 15,6
11 г. Севастополь 21,3 34,0 38,9 18,1 20,8
12 Омская область 17,4 57,7 29,4 18,8 10,6
13 Республика Крым 12,6 37,8 43,5 19,3 24,2
14 Удмуртская Республика 18,0 63,8 27,7 20,6 7,1
15 Челябинская область 17,7 57,5 28,5 21,4 7,1
16 Тюменская область 12,7 47,9 29,4 21,4 8,0
17 Томская область 13,5 45,5 43,0 21,9 21,1
18 Ленинградская область 16,4 55,3 25,2 22,2 3,0
19 Оренбургская область 15,0 57,8 26,5 22,3 4,2
20 Самарская область 23,3 54,9 31,8 24,7 7,1
21 Пермский край 21,4 39,7 42,1 27,8 14,3
22 Ульяновская область 14,1 44,5 39,8 30,2 9,6

Примечание: *доля пациентов с МЛУ-ТБ среди впервые выявленных пациентов с ТБ

В 22 субъектах РФ с наиболее высоким уровнем заболеваемости ТБ/ВИЧ (рис.4) доля пациентов с МЛУ-ТБ с эффективным исходом лечения была низкой, находилась в диапазоне от 64,1% до 34% и в среднем составляла 52,5%. Самая низкая эффективность лечения пациентов с МЛУ-ТБ наблюдалась в 9 субъектах РФ, в которых доля таковых не достигала и 50% (выделено жирным шрифтом в таб.1, графе 3). Доля пациентов с МЛУ-ТБ, умерших во время проведения курса химиотерапии (КХТ), напротив, была высокой, находилась в интервале от 9,6% до 30,2% и в среднем составляла 19,1%. В 7 субъектах РФ (№14-20 в таб.1, графе 5) при проведении КХТ умирал каждый 4-й пациент с МЛУ-ТБ, а в Пермском крае и Ульяновской области – каждый 3-й.

Наиболее высокая доля пациентов с МЛУ-ТБ, досрочно прекративших лечение, превышавшая 20% от общего числа пациентов, зарегистрированных для лечения, имела место в 5 субъектах РФ (выделено жирным шрифтом в таб.1, графе 6).

В 6 субъектах РФ (27,3% от их общего числа) эффективность лечения пациентов с МЛУ-ТБ была настолько низкой, что совокупная доля пациентов - умерших и досрочно прекративших лечение, превышала долю пациентов с эффективным исходом лечения (выделено жирным шрифтом в таб.1, графе 4).

Таким образом, когортный анализ результатов лечения пациентов с МЛУ-ТБ, проведенный в 22 субъектах РФ с значительным распространением ТБ/ВИЧ показал, что эффективность лечения пациентов с МЛУ-ТБ остается на низком уровне и не достигает значений целевого индикатора. При этом доля пациентов, умерших при проведении КХТ была высокой, причем в 9 субъектах РФ (41% от их общего числа) она превышала 20%, то есть умирал каждый 5-й пациент.

Обсуждение

В 2014 г. ВОЗ была принята новая стратегия, направленная на ликвидацию ТБ в мире, одобренная всеми странами, участниками ВОЗ, в том числе и Россией [8]. В России за последние 20 лет наблюдается стабильное снижение заболеваемости ТБ, значение которой в 2020 г. составляло 32,4 на 100 тыс. населения. Однако, положительная динамика показателя заболеваемости ТБ была обусловлена стабильным снижением значений данного показателя только в 51 субъекте РФ (60% от их общего числа), в то время как в остальных 34 субъектах РФ (40% от их общего числа) уровень заболеваемости ТБ оставался высоким, причем в 15 из них он многократно превышал общероссийское значение. К ним относились все 10 субъектов РФ из Сибирского федерального округа, 9 из 11 субъектов РФ из Дальневосточного округа, 4 из 6 субъектов РФ из Уральского округа, 5 из 14 субъектов из Приволжского округа, 4 из 8 субъектов из Южного округа и 2 из 7 субъектов из Северо-Кавказского округа.

Одной из основных причин сохранения высокого уровня заболеваемости ТБ в субъектах РФ явилось широкое распространение МЛУ-ТБ и прежде всего среди пациентов с ВИЧ-инфекцией [9,10,11]. В настоящее время во всех без исключения субъектах Российской Федерации зарегистрированы случаи заболевания МЛУ-ТБ. В 2020 г. в 40 субъектах, что составляло 47,1% от их общего числа, доля пациентов с МЛУ-ТБ была высокой и превышала общероссийское значение. Среди них находилось 22 субъекта РФ (25,9% от их общего числа), в которых была зарегистрирована высокая доля пациентов с ТБ/ВИЧ, которая превышала таковую по России, а в некоторых из них, например в Кемеровской области, достигала 50%. Рост заболеваемости ТБ/ВИЧ приводит к замедлению темпов снижения общего показателя заболеваемости ТБ, что может оказать негативное влияние на достижение целевых значений индикаторов Программы по ликвидации ТБ в России.

Распространение МЛУ-ТБ среди пациентов с ТБ/ВИЧ снижает эффективность проводимого лечения и увеличивает риск развития летальных исходов, что обусловлено тяжестью течения болезни и совокупным токсическим воздействием на организм пациентов противотуберкулезных и антиретровирусных препаратов [12,13,14]. Кроме того, возможно развитие других нежелательных побочных осложнений, снижающих эффективность проводимого лечения [15,16].

Когортный анализ результатов лечения пациентов с МЛУ-ТБ, проведенный в 22 субъектах РФ с значительным распространением ТБ/ВИЧ, показал, что эффективность лечения пациентов данной группы остается на низком уровне и сопровождается высокой летальностью: доля пациентов с эффективным исходом лечения составляла 52,5%, а доля умерших - 19,1%.

Таким образом, для снижения заболеваемости ТБ в 34 субъектах РФ, расположенных преимущественно в Сибирском, Дальневосточном и Уральском федеральных округах, необходимо повысить эффективность лечения МЛУ-ТБ и прежде всего среди пациентов с ТБ/ВИЧ.

Заключение

Положительная динамика показателя заболеваемости ТБ, наблюдаемая в России в первом двадцатилетии XXI века, была обусловлена снижением его значений только в в 51 субъекте РФ (60% от их общего числа), в то время как в 34 субъектах РФ (40% от их общего числа) уровень заболеваемости ТБ оставался высоким и значительно превышал его общероссийское значение, что было обусловлено широким распространением МЛУ-ТБ и прежде всего среди пациентов с ВИЧ-инфекцией. Для снижения заболеваемости ТБ необходимо существенно повысить эффективность лечения пациентов с МЛУ-ТБ, особенно в тех субъектах РФ, в которых наблюдается широкое распространение ТБ/ВИЧ.

Библиография

  1. Цыбикова Э.Б., Пунга В.В., Русакова Л.И. Туберкулез, сочетанный с ВИЧ-инфекцией, в России: статистика и взаимосвязи. Туберкулез и болезни легких. 2018; 12 (96): 9-17.
  2. Азовцева О.В., Трофимова Т.С., Архипов Г.С. и др. Летальные исходы у больных с ВИЧ-инфекцией, параллели с адекватностью диагностики, диспансеризации и лечения. ВИЧ-инфекция и иммуносупрессии. 2018; 3 (10): 90-101.
  3. Multidrug and extensively drug-resistant TB (M/XDR-TB): 2010 global report on surveillance and response. Geneva; WHO: 2010. Интернет]. Available at: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/44286/9789241599191_eng.pdf?sequence=1&isAllowed=y (Дата обращения 19.11. 2021)
  4. Lan Z., Ahmad N., Baghaei P., Barcane L., Benedetti A., Brode S.K. et al. Drug-associated adverse events in the treatment of multidrug-resistant tuberculosis: an individual patient data meta-analysis. The Lancet Respiratory Medicine. 2020; 8 (4): 383-394.
  5. Сводное руководство ВОЗ по туберкулезу. Модуль 4: Лечение (лекарственно-устойчивого туберкулеза). Копенгаген: Европейское региональное бюро ВОЗ; 2021. Available at: https://www.euro.who.int/ru/health-topics/communicable-diseases/tuberculosis/publications/2020/who-consolidated-guidelines-on-tuberculosis-module-4-treatment-drug-resistant-tuberculosis-treatment-2020 (Дата обращения 28.11. 2021)
  6. Стерликов С.А. Отраслевые и экономические показатели противотуберкулезной работы в 2019-2020 гг. Аналитический обзор основных показателей и статистические материалы. Москва: РИО ЦНИИОИЗ; 2021. 63 с.
  7. О запуске пилотного мониторинга мероприятий по снижению смертности в 2015 г.: Письмо Минздрава России от 13 марта 2015 г. №17-6/10/1-177. Гарант: [сайт]. - Available at: https://base.garant.ru/71457008/ (дата обращения: 28.11. 2021)
  8. Глобальная стратегия и цели в области профилактики, лечения и борьбы с туберкулезом на период после 2015 года. Доклад Секретариата 67-й сессии Всемирной Ассамблеи здравоохранения. Женева; ВОЗ: 2014. Available at: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/171698/A67_R1-ru.pdf?sequence=1&isAllowed=y (Дата обращения 19.11. 2021)
  9. Попов С.А., Сабгайда Т.П., Радина Т.С. Оценка взаимосвязи ВИЧ-инфекции и туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью возбудителя. Туберкулез и болезни легких. 2018; 7 (96): 25-32.
  10. Манина В.В., Старшинова А.А., Пантелеев А.М. Туберкулез и ВИЧ-инфекция: эпидемическая ситуация в России и в мире за последние 10 лет, особенности выявления и диагностики. ВИЧ-инфекция и иммуносупрессии. 2017; 4 (9): 7-16.
  11. van der Werf, M.J., Ködmön С., Zucs Р. et al. Tuberculosis and HIV coinfection in Europe: looking at one reality from two angles. AIDS. 2016; 18 (30): 2845–2853.
  12. Яковлев А.А., Мусатов В.Б,, Савченко М.А. Причины летальных исходов у ВИЧ-инфицированных лиц, получающих антиретровирусную терапию. ВИЧ-инфекция и иммуносупрессии. 2015; 1 (7): 84-89.
  13. Mchunu G., van Griensven J., Hinderaker S.G. et al. High mortality in tuberculosis patients despite HIV interventions in Swaziland. Public Health Action. 2016; 2 (6): 105–110.
  14. Рахманова А.Г., Яковлев А.А., Дмитриева М.И., Виноградова Т.Н., Козлов А.А. Анализ причин смерти ВИЧ-инфицированных
    в 2008–2010 гг. по материалам клинической инфекционной больницы им.С.П.Боткина, г. Санкт-Петербург. Казанский медицинский журнал. 2012; 2 (93): 522–526.
  15. Tuberculosis surveillance and monitoring report in Europe 2019. WHO and ECDC report. Available at: https://www.ecdc.europa.eu/en/publications-data/tuberculosis-surveillance-and-monitoring-europe-2019 (Дата обращения 10.10.2021)
  16. Nunn A.J., Phillips P.P., Meredith S.K., Chiang C-Y., Conradie F., Dalai D. et al. A trial of a shorter regimen for rifampin-resistant tuberculosis. N Engl J Med. 2019; 380: 1201-1213.

REFERENCES

  1. Tsybikova E.B., Punga V.V., Rusakova L.I. Tuberkulez, sochetannyy s VICh-infektsiey, v Rossii: statistika i vzaimosvyazi. [Tuberculosis combined with HIV infection in Russia: statistics and relationships] Tuberkulez i bolezni legkikh. 2018; 12 (96): 9-17. (in Russian)
  2. Azovtseva O.V., Trofimova T.S., Arkhipov G.S. i dr. Letal'nye iskhody u bol'nykh s VICh-infektsiey, paralleli s adekvatnost'yu diagnostiki, dispanserizatsii i lecheniya. [Deaths in patients with HIV infection, parallels with the adequacy of diagnosis, medical examination and treatment] VICh-infektsiya i immunosupressii. 2018; 3 (10): 90-101. (in Russian)
  3. Multidrug and extensively drug-resistant TB (M/XDR-TB): 2010 global report on surveillance and response. Geneva; WHO: 2010. Internet]. Available at: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/44286/9789241599191_eng.pdf?sequence=1&isAllowed=y (Data obrashcheniya 19.11. 2021)
  4. Lan Z., Ahmad N., Baghaei P., Barcane L., Benedetti A., Brode S.K. et al. Drug-associated adverse events in the treatment of multidrug-resistant tuberculosis: an individual patient data meta-analysis. The Lancet Respiratory Medicine. 2020; 8 (4): 383-394.
  5. Svodnoe rukovodstvo VOZ po tuberkulezu. Modul' 4: Lechenie (lekarstvenno-ustoychivogo tuberkuleza). [WHO Consolidated Guidelines on Tuberculosis. Module 4: Treatment (drug-resistant tuberculosis)] Kopengagen: Evropeyskoe regional'noe byuro VOZ; 2021. Available at: https://www.euro.who.int/ru/health-topics/communicable-diseases/tuberculosis/publications/2020/who-consolidated-guidelines-on-tuberculosis-module-4-treatment-drug-resistant-tuberculosis-treatment-2020 (Data obrashcheniya 28.11. 2021) (in Russian)
  6. Sterlikov S.A. Otraslevye i ekonomicheskie pokazateli protivotuberkuleznoy raboty v 2019-2020 gg. Analiticheskiy obzor osnovnykh pokazateley i statisticheskie materialy. [Sectoral and economic indicators of anti-tuberculosis work in 2019-2020 Analytical review of the main indicators and statistical materials] Moskva: RIO TsNIIOIZ; 2021. 63 s. (in Russian)
  7. O zapuske pilotnogo monitoringa meropriyatiy po snizheniyu smertnosti v 2015 g.: Pis'mo Minzdrava Rossii ot 13 marta 2015 g. №17-6/10/1-177. [On the launch of pilot monitoring of measures to reduce mortality in 2015: Letter of the Ministry of Health of the Russian Federation dated March 13, 2015 No.17-6/10/1-177] Garant: [sayt]. - Available at: https://base.garant.ru/71457008/ (data obrashcheniya: 28.11. 2021) (in Russian)
  8. Global'naya strategiya i tseli v oblasti profilaktiki, lecheniya i bor'by s tuberkulezom na period posle 2015 goda. Doklad Sekretariata 67-y sessii Vsemirnoy Assamblei zdravookhraneniya. [Global strategy and goals for the prevention, treatment and Control of tuberculosis for the period after 2015. Report of the Secretariat of the 67th World Health Assembly] Zheneva; VOZ: 2014. Available at: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/171698/A67_R1-ru.pdf?sequence=1&isAllowed=y (Data obrashcheniya 19.11. 2021) (in Russian)
  9. Popov S.A., Sabgayda T.P., Radina T.S. Otsenka vzaimosvyazi VICh-infektsii i tuberkuleza s mnozhestvennoy lekarstvennoy ustoychivost'yu vozbuditelya. [Assessment of the relationship between HIV infection and tuberculosis with multidrug-resistant pathogen] Tuberkulez i bolezni legkikh. 2018; 7 (96): 25-32. (in Russian)
  10. Manina V.V., Starshinova A.A., Panteleev A.M. Tuberkulez i VICh-infektsiya: epidemicheskaya situatsiya v Rossii i v mire za poslednie 10 let, osobennosti vyyavleniya i diagnostiki. [Tuberculosis and HIV infection: the epidemic situation in Russia and in the world over the past 10 years, features of detection and diagnosis] VICh-infektsiya i immunosupressii. 2017; 4 (9): 7-16. (in Russian)
  11. van der Werf, M.J., Ködmön S., Zucs R. et al. Tuberculosis and HIV coinfection in Europe: looking at one reality from two angles. AIDS. 2016; 18 (30): 2845–2853.
  12. Yakovlev A.A., Musatov V.B,, Savchenko M.A. Prichiny letal'nykh iskhodov u VICh-infitsirovannykh lits, poluchayushchikh antiretrovirusnuyu terapiyu. [Causes of deaths in HIV-infected persons receiving antiretroviral therapy] VICh-infektsiya i immunosupressii. 2015; 1 (7): 84-89. (in Russian)
  13. Mchunu G., van Griensven J., Hinderaker S.G. et al. High mortality in tuberculosis patients despite HIV interventions in Swaziland. Public Health Action. 2016; 2 (6): 105–110.
  14. Rakhmanova A.G., Yakovlev A.A., Dmitrieva M.I., Vinogradova T.N., Kozlov A.A. Analiz prichin smerti VICh-infitsirovannykh v 2008–2010 gg. po materialam klinicheskoy infektsionnoy bol'nitsy im.S.P.Botkina, g. Sankt-Peterburg. [Analysis of the causes of death of HIV-infected people in 2008-2010 based on the materials of the Clinical Infectious Diseases Hospital named after S.P.Botkin, St. Petersburg] Kazanskiy meditsinskiy zhurnal. 2012; 2 (93): 522–526. (in Russian)
  15. Tuberculosis surveillance and monitoring report in Europe 2019. WHO and ECDC report. Available at: https://www.ecdc.europa.eu/en/publications-data/tuberculosis-surveillance-and-monitoring-europe-2019 (Data obrashcheniya 10.10.2021)
  16. Nunn A.J., Phillips P.P., Meredith S.K., Chiang C-Y., Conradie F., Dalai D. et al. A trial of a shorter regimen for rifampin-resistant tuberculosis. N Engl J Med. 2019; 380: 1201-1213.

Дата поступления: 08.12.2021.


Просмотров: 659

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 01.06.2022 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search