О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Главная arrow Архив номеров arrow №4 2022 (68) arrow ВЛИЯНИЕ ОСНОВНЫХ ПРИЧИН СМЕРТНОСТИ НА ОЖИДАЕМУЮ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ
ВЛИЯНИЕ ОСНОВНЫХ ПРИЧИН СМЕРТНОСТИ НА ОЖИДАЕМУЮ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ Печать
04.10.2022 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-4-12

Гайдаров Г.М., Алексеевская Т.И. Софронов О.Ю. Киндрат Д.О.
ФГБОУ ВО Иркутский государственный медицинский университет Минздрава России, 664003, Иркутск, Россия

Резюме

Актуальность. Исследование ожидаемой продолжительности жизни населения и влияние на показатель основных причин смертности является важным этапом в оценке и прогнозировании социально-экономических процессов в отдельных административно-территориальных образованиях. Изучение динамики показателя средней ожидаемой продолжительности жизни населения дает необходимую информацию для разработки научно-обоснованной демографической политики в субъекте Федерации.

Цель исследования: выявить и исследовать резервы увеличения средней ожидаемой продолжительности предстоящей жизни населения Иркутской области.

Материалы и методы. Применялся сплошной метод наблюдения умерших по полу, возрастным группам, причинам смерти за 2005, 2010, 2019 годы в Иркутской области. Использована методика с применением косвенного метода построения таблиц средней-ожидаемой продолжительности жизни (СОПЖ) или таблиц дожития. Определены интенсивные показатели смертности населения по классам причин и отдельным нозологическим формам. На основе метода декомпозиции проведен расчет вероятностной СОПЖ и элиминационного резерва числа лет увеличение жизни населения при условии снижения на 50% показателя смертности по 2,9,20 классам Международной классификации болезней №10 пересмотра.

Результаты. Динамика показателя СОПЖ мужского и женского населения демонстрирует следующее: увеличение ожидаемой продолжительности жизни мужчин при рождении 6,6 лет, женщин 4,2 года. Соответственно сократился разрыв в продолжительности жизни женщин и мужчин с 14,2 лет до 11,8 лет. Оценка вклада отдельных причин смерти в общую смертность и в ожидаемую продолжительность предстоящей жизни мужчин и женщин показывает, что ведущую роль играют три класса: болезни органов кровообращения, новообразования, внешние причины смерти. Расчет демографического выигрыша (элиминационного резерва) показывает, что наибольшее значение для увеличение показателя СОПЖ имеет класс болезни органов кровообращения и наибольший вклад вносят в увеличение жизни населения Иркутской области борьба с цереброваскулярными заболеваниями и острым инфарктом миокарда.

Заключение. Представленные результаты позволили изучить половозрастную характеристику важнейшего демографического показателя средней ожидаемой продолжительности жизни мужского и женского населения. Они являются важным слагаемым к разработке и обоснованию научных программ в области улучшения демографической ситуации в области.

Ключевые слова. средняя ожидаемая продолжительность жизни населения; ведущие причины смерти; элиминационный резерв; классы заболеваний.

Контактная информация: Алексеевская Татьяна Иннокентьевна, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов в связи с публикацией данной статьи.
Соблюдение этических стандартов. Данный вид исследования не требует прохождения экспертизы локальным этическим комитетом.
Для цитирования: Гайдаров Г.М., Алексеевская Т.И., Софронов О.Ю. Киндрат Д.О. Влияние основных причин смертности на ожидаемую продолжительность жизни населения Иркутской области [сетевое издание] 2022; 68(4):12. Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1402/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-4-12

IMPACT OF THE LEADING CAUSES OF DEATH ON LIFE EXPECTENCE IN THE IRKUTSK REGION
Gaidarov G.M., Alekseevskaya T.I., Sofronov O.Yu., Kindrat D.O.

Irkutsk State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation, Irkutsk, Russia

Abstract

Significance. The study on life expectancy of the population and its impact on the indicator of the leading causes of death is an important stage in the assessment and forecasting of socio-economic processes in individual administrative-territorial entities. Analysis of the dynamics in the indicator of average life expectancy provides the necessary information for developing an evidence-based demographic policy in the subject of the Russian Federation.

Purpose of the study: to identify and explore the potential for increasing average life expectancy in the Irkutsk region.

Material and methods. A continuous method was used to observe deaths by sex, age group, cause of death for 2005, 2010, 2019 in the Irkutsk region. We used methodology that included the indirect method of constructing tables of average life expectancy (ALE) or survival tables. We determined intensive indicators of mortality by class of causes and by individual nosological form. Based on the decomposition method we carried out calculations of ALE and the elimination reserve of the number of years of increase in life, subject to a 50% decrease in mortality rate with regard to classes 2,9,20 of the International Classification of Diseases No. 10 revision.

Results. Dynamics in life expectancy among male and female population demonstrate the following: increase in life expectancy at birth among males equals to 6.6 years, and 4.2 years in females. Accordingly, the gap in life expectancy between women and men has narrowed from 14.2 years to 11.8 years. Assessment of the contribution of individual causes of death to the overall mortality and life expectancy among males and females shows that the following three classes play the leading role: diseases of the circulatory system, neoplasms, and external causes of death. Calculation of the demographic gain (elimination reserve) shows that the class of diseases of diseases of the circulatory system is of highest significance for increasing life expectancy, while control over cerebrovascular diseases and acute myocardial infarction makes the highest contribution to increasing life expectance in the Irkutsk region

Conclusion. The presented results made it possible to study age and gender characteristics of the most important demographic indicator of average life expectancy in male and female population. They are an important component in the development and substantiation of scientific programs aimed at improving demographic situation in the region.

Keywords. average life expectancy; leading causes of death; elimination reserve; classes of diseases

Corresponding author: Tatyana I. Alekseevskaya, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Gaidarov G. M
.,
https://orcid.org/0000-0003-1090-9480
Alekseevskaya T.I., https://orcid.org/0000-0003-4971-3442
Sofronov O.Yu., https://orcid.org/0000-0002-3268-6401
Kindrat D.O., https://orcid.org/0000-0002-8412-4996
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Competing interests. The authors declare the absence of any conflicts of interest regarding the publication of this paper.
Compliance with ethical standards. This study does not require a conclusion from the Local Ethics Committee.
For citation: Gaidarov G.M., Alekseevskaya T.I., Sofronov O.Yu. Kindrat D.O. The influence of the main causes of death on the life expectancy of the population of the Irkutsk region. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia [serial online] 2022; 68(4):12. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1402/30/lang,ru/. (In Rus). DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-4-12

Введение

Средняя ожидаемая продолжительность жизни населения (СОПЖ) отражает биологические закономерности старения и смерти, роль социальных факторов таких как образ жизни, развитие системы здравоохранения, уровень доходов населения [2,5,9]. Ее величина свидетельствует о вкладе общества в развитие медицинской науки, уровни жизни населения, качества и доступности медицинской помощи, направленных на снижение показателя смертности и укрепление здоровья. Считается, что СОПЖ интегрирует в известной мере не только изменение жизнедеятельности различных половозрастных групп, но также и выявление всего комплекса факторов, воздействующих на здоровье населения [12,14,15,17]. Данный показатель входит в расчет индекса развития человеческого потенциала, как интегрального показателя для сравнения уровня и качества жизни населения в различных странах [6,14,19].

Исходя из этого, Всемирная организация здравоохранения рекомендовала рассматривать СОПЖ как важнейшую медико-демографическую характеристику состояния здоровья населения, поставив основной задачей – повышение продолжительности предстоящей жизни при рождении не менее чем до 75 лет. Всемирная организация здравоохранения доклад [3]. В РФ вопросы демографической политики, факторов, определяющих показатели и прогнозы их сценариев находятся в центре внимания политиков, ученых, медицинских сообществ. Статистическое изучение причин смерти и их вклада в ожидаемую продолжительность жизни населения является эффективным инструментом в анализе демографической ситуации, позволяющим оценить значение ущерба, наносимого различными причинами смерти, а также оценивать эффективность мероприятий по борьбе с ведущими классами заболеваний [6,7,11].

В РФ в соответствии с Концепцией демографической политики на период до 2025 года увеличение показателя СОПЖ до 75 лет необходимо достичь к 2025 году. В Указе Президента РФ 2018г. [16] для достижение устойчивого естественного прироста целевые показатели по СОПЖ пересмотрены в сторону увеличения до 78 лет уже к 2024 году.

Учитывая актуальность проблемы сохранения здоровья населения, увеличение абсолютной численности населения страны, выявления ведущих причин смертности населения нами была поставлена цель исследования.

Цель исследования: выявить и исследовать резервы увеличения средней ожидаемой продолжительности предстоящей жизни населения Иркутской области.

Материалы и методы. С учетом цели исследования были использованы государственные статистические учетные формы Росстата Иркутской области [19] С51-распределение умерших по полу, возрастным группам, причинам смерти за 2005, 2010, 2019 годы. Использована методика с применением косвенного метода построения таблиц средней-ожидаемой продолжительности жизни или таблиц дожития [10]. В основу таблиц дожития положена краткая пятилетняя возрастная группировка и расчет поло-возрастного показателя вероятности дожития, т.е. отражение доли доживающих до конца данного возрастного интервала. Оценка динамики показателей осуществлялась путем сопоставления данных с показателями предыдущих таблиц по интенсивности смертности и размере показателя средней продолжительности предстоящей жизни населения.

Пользуясь методикой построения таблиц смертности были определены показатели смертности населения по группам причин и отдельным нозологическим формам, что позволило оценить в какой количественной мере они сокращают среднюю продолжительность жизни населения области. На основе метода декомпозиции [1,8] проведен расчет вероятностной СОПЖ и элиминационного резерва числа лет увеличение жизни населения при условии снижения на 50% показателя смертности по 2,9,20 классам Международной классификации болезней №10 пересмотра.

Результаты исследования

Установлены тенденции динамики показателей СОПЖ. Изучение половозрастной структуры показателя СОПЖ выявило различия по полу (Табл.1). Так, уровень СОПЖ у мужчин составил в 2005 г. - 58,4 лет, в 2010г. - 63,5, в 2019г. - 65,0 лет. Для женского населения данный показатель был равен в 2005г. -72,6 лет, 2010г. -72,7 лет, 2019г. -76,8 лет. Таким образом в динамике по сравнению с 2005 годом ожидаемая продолжительность жизни мужчин при рождении увеличилась более существенно (6,6 лет), чем у женщин (4,2 года). В результате сверхвысокий разрыв в продолжительности жизни женщин и мужчин, который был характерен для РФ на протяжении последних десятилетий сократился, составляя в Иркутской области в 2005 г.- 14,2 лет, в 2010 г. – 12,0 лет, в 2019г. - 11,8 лет. Половозрастное распределение СОПЖ показывает, что разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин в молодых возрастных группах наиболее выражен и существенно снижается к старшим возрастным группам (Р≤0,05). Соответственно большой вклад в разрыв между величиной показателя СОПЖ мужчин и женщин вносит высокая смертность мужчин в трудоспособном возрасте. Смертность мужского населения трудоспособного возраста превышала смертность женщин соответствующего возраста в 1,4 раза.

Статистические данные превышения продолжительности жизни женщин над продолжительностью жизни мужчин отмечаются во всех регионах страны, но величина его различна. По оценкам за 2017 год, оно составило от 5,4 года в республике Дагестан, до 12.1 года в Магаданской области.

Таблица 1

Результаты расчета показателя СОПЖ населения по полу и возрасту Иркутской области за период 2005-2019гг.(лет).

Возрастная группа, лет 2005г. 2010г. 2019г.
м ж м ж м ж
0 58,4 72,6 63,5 75,5 65,0 76,8
1 57,8 72,1 63,0 75,0 62,5 76,1
2 56,9 71,2 62,0 74,1 61,5 75,1
3 55,9 70,2 61,0 73,1 60,6 74,2
4 54,9 69,3 60,1 72,1 59,6 73,2
5-9 54,0 68,3 59,1 71,2 58,6 72,2
10-14 49,2 63,4 54,2 66,2 53,7 67,3
15-19 44,2 58,5 49,2 61,3 48,8 62,3
20-24 39,6 53,7 44,5 56,5 44,1 57,5
25-29 35,9 49,1 40,2 51,8 39,7 52,7
30-34 32,4 44,6 36,3 47,3 35,6 48,1
35-39 29,1 40,3 32,8 42,9 32,1 43,8
40-44 25,7 36,0 29,3 38,5 28,8 39,5
45-49 22,6 31,8 25,6 34,1 25,4 35,2
50-54 19,7 27,8 22,0 29,8 21,9 30,9
55-59 17,0 24,0 18,8 25,7 18,7 26,7
60-64 14,6 20,4 15,8 21,8 15,6 22,6
65-69 12,5 16,9 13,2 18,0 13,0 18,8
70-74 10,4 13,5 11,0 14,6 10,6 15,2
75-79 8,5 10,6 9,0 11,3 8,6 11,9
80-84 6,8 8,2 7,3 8,7 6,8 9,0
>85 5,5 6,5 6,2 6,8 5,7 6,9
0 58,4 72,6 63,5 75,5 65,0 76,8

Для оценки вклада отдельных причин смерти в общую смертность населения нами построены таблицы дожития по причинам и рассчитан показатель выигрыша (элиминационный резерв) в продолжительности предстоящей жизни при условии снижения смертности по 2, 9, 20 классам МКБ№10 на 50%. Итоги расчета прогноза увеличения вероятной СОПЖ и элиминационного резерва для мужского населения представлены в таблице 2. Применение компонентного анализа в оценке изменений в ожидаемой продолжительности жизни позволило выявить, что наибольшее значение для увеличения показателя СОПЖ имеет класс – болезни органов кровообращения. Элиминационный резерв увеличения количества лет в повышение СОПЖ составил в 2016 г. – 5,9 года; в 2017 г. – 6,9 года; 2019 г. – 7,7 года. Наибольший вклад в эффект увеличения резерва лет жизни вносят цереброваскулярные заболевания и инфаркт миокарда.

Таблица 2

Прогноз увеличения СОПЖ и элиминационный резерв (лет) при условии снижения уровня смертности по 2, 10, 20 классам на 50% среди мужского населения

Класс заболеваний по МКБ-10 годы
2016 2017 2019
СОПЖ, прогноз Резерв лет СОПЖ, прогноз Резерв лет СОПЖ, прогноз Резерв лет
Новообразования в. т .ч.: 59,09 0,71 64,53 1,03 64,21 1,22
C60-C63 Рак мужских половых органов. 58,39 0,01 63,57 0,07 63,02 0,03
C30-C39 Рак трахеи, бронхов, легких 58,39 0,11 63,77 0,27 63,21 0,21
C15-C26 Рак желудка 58,40 0,2 63,61 0,12 63,06 0,02
Болезни органов кровообращения в т.ч.: 64,265 5,885 70,435 6,935 70,719 7,721
I05-I09 Цереброваскулярные заболевания. 59,18 2,80 64,43 2,93 63,53 2,9
I21 Острый инфаркт миокарда. 58,44 1,06 63,68 1,18 63,07 1,08
I95-I99 Др.формы острой ишемической болезни сердца. 59,21 0,83 64,39 0,89 63,59 0,59
Внешние причины смерти в т.ч.: 61,53 3,15 65,65 2,14 65,31 2,31
V01-X59 ДТП 58,59 0,21 63,69 0,19 63,09 0,10
W00-X59 Самоубийства 58,79 0,41 63,95 0,45 63,19 0,19
X40-X49 Отравления 58,92 0,54 63,79 0,29 63,14 0,15

Положительная динамика показателя в результате снижения смертности от внешних причин в молодых возрастах и повышение вероятной продолжительности жизни мужского населения области привело к снижению элиминационного резерва лет, составляя в 2016г.-3,2 года; 2017г. – 2,1; 2019г.- 2,3 лет. Онкологические заболевания как причина смерти обеспечили прогноз увеличения вероятной СОПЖ с 59,0 лет в 2016г. до 64,2, лет в 2019г. элиминационный резерв лет формировался в основном нозологическими формами – рак желудка, рак трахеи, легких, бронхов.

Таблица 3

Прогноз увеличения показателя СОПЖ и элиминационный резерв (лет) при условии снижения уровня смертности по 2, 10, 20 классам на 50% среди женского населения

Класс заболеваний по МКБ-10 годы
2016 2017 2018
СОПЖ, прогноз Резерв лет СОПЖ, прогноз Резерв лет СОПЖ, прогноз Резерв лет
Новообразования в. т .ч.: 73,565 0,985 76,645 1,125 77,99 1,23
C51-C58 рак женских половых органов 72,73 0,15 75,73 0,21 76,98 0,22
C50 рак молочной железы 72,74 0,16 75,72 0,20 76,93 0,17
C15-C26 рак желудка 72,68 0,10 75,62 0,09 76,85 0,09
Болезни органов кровообращения в т.ч.: 83,49 10,91 89,72 14,20 81,64 8,9
I05-I09 цереброваскулярные заболевания 74,58 1,99 77,17 1,65 77,88 1,12
I21 острый инфаркт миокарда 72,72 0,14 75,69 0,18 76,89 0,14
I95-I99 Др.формы острой ишемической болезни сердца 73,1 0,83 76,33 0,81 77,33 0,57
Внешние причины смерти в т.ч.: 73,75 1,17 78,32 2,80 77,60 1,84
V01-X59 ДТП 72,73 0,15 75,66 0,14 76,85 0,09
W00-X59 Самоубийства 72,72 0,14 75,64 0,12 76,83 0,07
X40-X49 Отравления 72,82 0,24 75,62 0,12 76,82 0,06

Расчет вероятной СОПЖ и резервов увеличения количества лет для женского населения области показала, что наибольший эффект отмечается по классу – болезни органов кровообращения ( Табл. 3). При этом отмечается максимальный для популяции рост показателя вероятной СОПЖ, составляя в 2016г.- 83,5 года; в 2017г.- 89,7 года; 2019г. - 81,6 года. Уровень рассматриваемого показателя, формируется за счет максимального элиминационного увеличения резерва лет соответственно: 10,91 лет; 14,20 лет; 8,9 лет.

Обсуждение

Представленные результаты исследования позволили получить углубленное представление о показателе средней ожидаемой продолжительности жизни населения по отдельным половозрастным характеристикам населения Иркутской области. Полученные данные об эволюции показателя за период 2005-2019 год свидетельствуют о наличии позитивной динамики увеличения продолжительности жизни как для мужского населения популяции, так и для женского. Вместе с тем, отмечается, что сохраняется разрыв в средней продолжительности жизни мужчин и женщин. Болезни сердечно сосудистой системы, новообразования и внешние причины смерти вносят основной вклад в формирование уровня средней ожидаемой продолжительности жизни населения Иркутской области.

Заключение

Таблицы средней ожидаемой продолжительности населения являются объективной обобщающей характеристикой уровня смертности в отдельных возрастно-половых группах. Повозрастные показатели позволяют выявить различия в распределении смертности и соответственно производить расчеты таблиц дожития лет популяции по полу и возрастным группировкам. Научные исследования в данной области на современном этапе связаны с сохраняющимися высокими показателями смертностями и крайне слабо выраженной динамикой популяционных процессов.

Несмотря на позитивные процессы формирования показателя средней ожидаемой продолжительности жизни населения области, тем не менее сохраняется высокий разрыв в количестве лет жизни мужского и женского населения вклад отдельных причин смерти в общую смертность населения и среднюю ожидаемую продолжительность жизни

При расчете вероятной СОПЖ и выявлении элиминационного резерва лет при условии снижении уровня смертности от заболеваний по 2,9, и по 20 классам МКБ№10 на 50%наибольшее увеличение СОПЖ становится возможным в связи сокращением смертоносности как мужского так и женского населения ко классу болезни органов кровообращения и классу внешние причины смерти. Элиминационный резерв лет женского населения выше чем у мужского. Полученные модели продолжительности жизни мужчин и женщин могут быть использованы для управления медико-демографическими процессами на территории области.

Библиография

  1. Андреев Е.М. Метод компонент в анализе продолжительности жизни. Вестник статистики 1982; (9): 42-47.
  2. Бойцов С.А., Самородская И.В., Ватолина М.А. Взаимосвязь ожидаемой продолжительности жизни с показателями, влияющими на качество жизни по данным рейтингового агентства «РИА Рейтинг». Медицинские технологии. Оценка и выбор 2014: 2 (16): 55-59.
  3. Всемирная организация здравоохранения доклад. [Интернет]. URL: https://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/human-rights-and-health (дата обращения 16.05.2022).
  4. Гасайниева М.М., Абдурашитова Л.В., Загоруйченко А.А. Региональные особенности показателей смертности взрослого населения и ожидаемой продолжительности жизни. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2020; 5(28): 903-908.
  5. Зареченский А.М. Эволюция средней ожидаемой продолжительности жизни населения России. Экономика, статистика и информатика. Вестник УМО. 2008; 1: 77-81.
  6. Звездина Н.В., Иванова Л.В. Ожидаемая продолжительность жизни в России и факторы, влияющие на нее. Вопросы статистики 2015; 7: 10-20.
  7. Исаева Е.А. Ожидаемая продолжительность жизни населения Ростовской области. В сборнике: Актуальные проблемы и перспективы развития государственной статистики в современных условиях. сборник материалов III Международной научно-практической конференции: в 2 томах. Саратовстат; Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова, Саратовский социально-экономический институт (филиал) 2017; 16-19.
  8. Какорина Е.П. Никитина Е.Ю. Особенности структуры смертности в Российской Федерации. Проблемы социальной гигиены и истории медицины 2019; 27(5): 822-826.
  9. Максимовская Н.В., Стаценко Е.А. Прогнозирование динамики средней ожидаемой продолжительности жизни населения. Экономическая наука современной России. 2011; 4 (55): 60-67.
  10. Мерков А. М., Поляков Л.Е. Санитарная статистика (пособие для врачей). М.: Медицина; 1974.
  11. Меркушова Н.И. Статистический анализ ожидаемой продолжительности жизни населения. Вестник Самарского государственного экономического университета 2015; 4 (126): 102-106.
  12. Новиков А.В. Ожидаемая продолжительность жизни как фактор качества жизни российского населения. Современные тенденции развития науки и технологий 2016; 12-5: 139-145.
  13. Рамонов А.В. Ожидаемая продолжительность здоровой жизни как интегральная оценка здоровья россиян. Экономический журнал Высшей школы экономики. 2011; 4(15): 497-518.
  14. Ситников П.Ю. Динамика факторов, определяющих среднюю ожидаемую продолжительность жизни населения удмуртской республики. Экологический консалтинг. 2016. № 1 (61). С. 34-39.
  15. Татаркин А.И., Тимашев С.А., Козлова О.А., Макарова М.Н. Оценка факторного влияния на среднюю ожидаемую продолжительность жизни населения муниципального образования (на примере г. Екатеринбурга). Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2014. № 9-2. С. 128-132.
  16. Указ Президента РФ от 7 мая 2018г. №204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024г.». [Интернет]. URL: http://prezident.org/articles/2018-god (дата обращения 16.05.2022).
  17. Фомичева Т. В. Динамика показателей продолжительности жизни россиян: социологический аспект. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2021; 29(2): 260-264.
  18. Фирсова С.П., Кулеш Д.В., Дугина Н.Ю. Сравнительный анализ средней продолжительности ожидаемой жизни - интегрального показателя качества популяционного здоровья населения. В сборнике: Актуальные проблемы охраны здоровья населения и организации здравоохранения Иркутской области в условиях ОМС. Министерство здравоохранения РФ, Министерство здравоохранения Республики Бурятии, Иркутский государственный медицинский университет. Иркутск; 2001: 46-49.
  19. Федеральная служба государственной статистики. Естественное движение Российской Федерации за 2018 год (статистический бюллетень). М.: Росстат; 2019. [Интернет]. URL: https://rosstat.gov.ru/compendium/document/13269 (дата обращения 16.05.2022).

References

  1. Andreev E.M. Metod komponent v analize prodolzhitel'nosti zhizni [Component Method in Lifespan Analysis]. Vestnik statistiki 1982; (9): 42-47. (In Russian)
  2. Boytsov S.A., Samorodskaya I.V., Vatolina M.A. Vzaimosvyaz' ozhidaemoy prodolzhitel'nosti zhizni s pokazatelyami, vliyayushchimi na kachestvo zhizni po dannym reytingovogo agentstva «RIA Reyting» [The relationship between life expectancy and indicators affecting the quality of life according to the rating agency "RIA Rating"]. Meditsinskie tekhnologii. Otsenka i vybor 2014: 2 (16): 55-59. (In Russian)
  3. Vsemirnaya organizatsiya zdravookhraneniya doklad [World Health Organization report]. [Online] [cited 2022 May 16]. Available from: https://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/human-rights-and-health
  4. Gasaynieva M.M., Abdurashitova L.V., Zagoruychenko A.A. Regional'nye osobennosti pokazateley smertnosti vzroslogo naseleniya i ozhidaemoy prodolzhitel'nosti zhizni [Regional features of adult mortality rates and life expectancy]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny. 2020; 5(28): 903-908. (In Russian)
  5. Zarechenskiy A.M. Evolyutsiya sredney ozhidaemoy prodolzhitel'nosti zhizni naseleniya Rossii [Evolution of the average life expectancy of the Russian population]. Ekonomika, statistika i informatika. Vestnik UMO. 2008; 1: 77-81. (In Russian)
  6. Zvezdina N.V., Ivanova L.V. Ozhidaemaya prodolzhitel'nost' zhizni v Rossii i faktory, vliyayushchie na nee [Life expectancy in Russia and factors affecting it]. Voprosy statistiki 2015; 7: 10-20. (In Russian)
  7. Isaeva E.A. Ozhidaemaya prodolzhitel'nost' zhizni naseleniya Rostovskoy oblasti [Life expectancy of the population of the Rostov region]. V sbornike: Aktual'nye problemy i perspektivy razvitiya gosudarstvennoy statistiki v sovremennykh usloviyakh. sbornik materialov III Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii: v 2 tomakh. Saratovstat; Rossiyskiy ekonomicheskiy universitet im. G.V. Plekhanova, Saratovskiy sotsial'no-ekonomicheskiy institut (filial) 2017; 16-19. (In Russian)
  8. Kakorina E.P. Nikitina E.Yu. Osobennosti struktury smertnosti v Rossiyskoy Federatsii [Features of the structure of mortality in the Russian Federation]. Problemy sotsial'noy gigieny i istorii meditsiny 2019; 27(5): 822-826. (In Russian)
  9. Maksimovskaya N.V., Statsenko E.A. Prognozirovanie dinamiki sredney ozhidaemoy prodolzhitel'nosti zhizni naseleniya [Forecasting the dynamics of the average life expectancy of the population]. Ekonomicheskaya nauka sovremennoy Rossii. 2011; 4 (55): 60-67. (In Russian).
  10. Merkov A. M., Polyakov L.E. Sanitarnaya statistika (posobie dlya vrachey) [Sanitary statistics (manual for doctors)]. M.: Meditsina; 1974. (In Russian)
  11. Merkushova N.I. Statisticheskiy analiz ozhidaemoy prodolzhitel'nosti zhizni naseleniya [Statistical analysis of life expectancy of the population]. Vestnik Samarskogo gosudarstvennogo ekonomicheskogo universiteta 2015; 4 (126): 102-106. (In Russian)
  12. Novikov A.V. Ozhidaemaya prodolzhitel'nost' zhizni kak faktor kachestva zhizni rossiyskogo naseleniya [Life expectancy as a factor in the quality of life of the Russian population]. Sovremennye tendentsii razvitiya nauki i tekhnologiy 2016; 12-5: 139-145. (In Russian)
  13. Ramonov A.V. Ozhidaemaya prodolzhitel'nost' zdorovoy zhizni kak integral'naya otsenka zdorov'ya rossiyan [Healthy life expectancy as an integral assessment of the health of Russians]. Ekonomicheskiy zhurnal Vysshey shkoly ekonomiki. 2011; 4(15): 497-518. (In Russian)
  14. Sitnikov P.Yu. Dinamika faktorov, opredelyayushchikh srednyuyu ozhidaemuyu prodolzhitel'nost' zhizni naseleniya udmurtskoy respubliki [Dynamics of Factors Determining the Average Life Expectancy of the Population of the Udmurt Republic]. Ekologicheskiy konsalting. 2016. № 1 (61). S. 34-39. (In Russian)
  15. Tatarkin A.I., Timashev S.A., Kozlova O.A., Makarova M.N. Otsenka faktornogo vliyaniya na srednyuyu ozhidaemuyu prodolzhitel'nost' zhizni naseleniya munitsipal'nogo obrazovaniya (na primere g. Ekaterinburga) [Assessment of the factorial influence on the average life expectancy of the population of the municipality (on the example of the city of Yekaterinburg)]. Mezhdunarodnyy zhurnal prikladnykh i fundamental'nykh issledovaniy. 2014. № 9-2. S. 128-132. (In Russian)
  16. Ukaz Prezidenta RF ot 7 maya 2018g. №204 «O natsional'nykh tselyakh i strategicheskikh zadachakh razvitiya Rossiyskoy Federatsii na period do 2024g.» [Decree of the President of the Russian Federation of May 7, 2018 No. No. 204 "On national goals and strategic objectives for the development of the Russian Federation for the period up to 2024."]. [cited 2022 May 16]. Available from: http://prezident.org/articles/2018-god (In Russian)
  17. Fomicheva T. V. Dinamika pokazateley prodolzhitel'nosti zhizni rossiyan: sotsiologicheskiy aspect [Dynamics of life expectancy indicators of Russians: a sociological aspect]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2021; 29(2): 260-264. (In Russian)
  18. Firsova S.P., Kulesh D.V., Dugina N.Yu. Sravnitel'nyy analiz sredney prodolzhitel'nosti ozhidaemoy zhizni - integral'nogo pokazatelya kachestva populyatsionnogo zdorov'ya naseleniya [Comparative analysis of average life expectancy - an integral indicator of the quality of population health]. V sbornike: Aktual'nye problemy okhrany zdorov'ya naseleniya i organizatsii zdravookhraneniya Irkutskoy oblasti v usloviyakh OMS. Ministerstvo zdravookhraneniya RF, Ministerstvo zdravookhraneniya Respubliki Buryatii, Irkutskiy gosudarstvennyy meditsinskiy universitet. Irkutsk; 2001: 46-49. (In Russian)
  19. Federal'naya sluzhba gosudarstvennoy statistiki. Estestvennoe dvizhenie Rossiyskoy Federatsii za 2018 god (statisticheskiy byulleten') [Federal State Statistics Service. Natural movement of the Russian Federation for 2018 (statistical bulletin)]. M.: Rosstat; 2019. [cited 2022 May 16]. Available from: https://rosstat.gov.ru/compendium/document/13269 (In Russian)

Дата поступления: 28.06.2022


Просмотров: 2960

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 08.11.2022 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search