О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Главная
РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ОЖИРЕНИЯ СРЕДИ НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ПЕРИОД ДО ПАНДЕМИИ COVID-19 Печать
09.11.2022 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-5-4

Савина А.А., Фейгинова С.И.
ГБУ города Москвы «Научно-исследовательский институт организации здравоохранения и медицинского менеджмента Департамента здравоохранения города Москвы», 115088, Москва, Россия

Резюме

Актуальность. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила ожирение глобальной эпидемией, охватившей миллионы людей по всему миру. Проблема ожирения становится все более актуальной и начинает представлять угрозу для жизни людей независимо от зоны проживания, возраста и пола. Повышенное внимание вызывает рост ожирения среди детей и подростков, в частности по причине того, что детское ожирение является важным прогностическим фактором ожирения во взрослом состоянии и угрозой инвалидизации, в связи с частым развитием тяжелых сопутствующих заболеваний.

Значимость проблемы роста заболеваемости ожирением до масштабов эпидемии в различных возрастных группах может привести в дальнейшем к сокращению ожидаемой продолжительности жизни населения, в особенности ожидаемой продолжительности здоровой жизни, и значительному увеличению числа лет, прожитых в состоянии болезни.

Цель исследования – изучение распространенности ожирения населения Российской Федерации по основным возрастным группам за период 1995-2019 гг., в разрезе федеральных округов и субъектов РФ, с построением прогнозных значений до 2030 г.

Материалы и методы исследования. Использованы материалы официальной статистики Министерства здравоохранения РФ за 1995-2019 гг., на основании формы ФСН N 12. В исследовании были использованы следующие методы сплошного статистического наблюдения: показатели динамического ряда (темп роста, темп прироста, показатели наглядности), показатель удельного веса, метод прямого ранжирования, метод прогнозирования временных рядов.

Результаты. За последние 25 лет распространенность ожирения среди всего населения выросла в 3 раза, взрослого населения (от 18 лет и старше) в 7 раз, у детей 0-14 лет – в 4 раза, у подростков 15-17 лет – в 6 раз. Также у подростков, начиная с 2005 г., отмечается резкий подъем со значительным отрывом от показателей остальных возрастных групп.

Основная доля ожирения приходится на взрослое население страны (78%), из них практически половина на лиц старше 55-60 лет (45%), на детей 0-14 лет – 15% и детей 15-17 лет – 7%. Наибольшая доля детей 0-14 лет, страдающих ожирением, отмечается в Калужской области (37%), наименьшая в Тюменской области (7%), детей 15-17 лет – в Еврейской АО (14%) и в Чеченской Республике (2%) соответственно, взрослого населения старше 18 лет – в Алтайском крае (91%) и Еврейской АО (50%) соответственно.

Отмечается региональная неоднородность распространенности ожирения во всех возрастных группах. В среднем, уровень распространенности ожирения находится на отметке 1500 на 100 тыс. нас. Наибольшие показатели общей заболеваемости всего населения наблюдаются в Алтайском крае (5539,4 на 100 тыс. населения) и Ямало-Ненецком АО (3527,2), наименьшие – в г. Москве (606,2) и Приморском крае (549,2).

Первые 5 мест по распространенности ожирения занимают Алтайский край, Ямало-Ненецкий АО, Тюменская, Курганская и Самарская области, последние – Еврейская АО, Калининградская область, Кабардино-Балкарская Республика, г. Москва, Приморский край.

Расчет прогнозных значений до 2030 г. показал, что распространенность ожирения среди всех возрастных групп может дать практически 2-кратный рост, даже при низком (благоприятном) прогнозе.

Заключение. Исходя из существующих и прогностических трендов распространенности ожирения, требуется усиление мер по борьбе с ожирением для всех возрастных групп, но в первую очередь у детей.

Область применения результатов. Результаты исследования могут быть полезны региональным органам власти в сфере охраны здоровья населения при планировании и реализации региональных программ, направленных на борьбу с ожирением.

Ключевые слова: ожирение; распространенность; ранжирование; прогноз.

Контактная информация: Савина Анна Александровна, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов в связи с публикацией данной статьи.
Соблюдение этических стандартов. Данный вид исследования не требует прохождения экспертизы локальным этическим комитетом.
Для цитирования: Савина А.А., Фейгинова С.И. Распространенность ожирения среди населения Российской Федерации: период до пандемии COVID-19. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2022; 68(5):4. Режим доступа: . DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-5-4

OBESITY PREVALENCE IN POPULATION OF THE RUSSIAN FEDERATION: BEFORE THE COVID-19 PANDEMIC
Savina A.A., Feyginova S.I.

Research Institute for Healthcare Organization and Medical Management of the Moscow Healthcare Department, Moscow, Russia

Abstract

Significance. World health organization (WHO) has announced global epidemic of obesity that has affected millions of people all over the world. Obesity becomes more and more relevant and constitutes a life-threatening condition for people regardless of their place of residence, age or gender. Rising prevalence of obesity in children and adolescents attracts higher attention due to the fact that childhood obesity is a substantial prognostic factor of obesity in adulthood and a risk of disability due to severe comorbidities.

Increase in obesity prevalence to the scale of epidemic in different age groups may lead to further life expectancy reduction especially reduction in healthy life expectancy, and substantial increase in years lost due to disability.

The study purpose was to analyze obesity prevalence among the Russian population by age in 1995-2019 in the federal districts and regions of the Russian Federation and to project indicators until 2030.

Material and methods. Official statistics of the Ministry of Health of the Russian Federation – Form N12 of the Federal statistical observation for 1995-2019. The study used the following methods of continuous statistical observation: dynamic series indicators (growth rate, rate of increment, visibility indicators), specific gravity index, direct ranking method, and time series forecasting method.

Results. Over the past 25 years, obesity prevalence among population increased 3 times, in adults over 18 years – 7 times, in children 0-14 years – 4 times, and in adolescents 15-17 years – 6 times. Since 2005, a sharp increase in obesity among adolescents with a significant gap compared to indicators in other age groups has been reported.

The highest share of obesity cases is registered among adult population (78%), with half of them being people aged over 55-60. Children account for 15% of obesity cases and adolescents - for 7%. The highest share of children with obesity is registered in the Kaluga region (37%), the lowest one– in the Tyumen region (7%). As to adolescents aged 15-17 years, the highest share is registered in the Jewish autonomous region (14%), while the lowers one- in the Chechen Republic (2%), in adults over 18 years – the Altai territory (91%) and the Jewish autonomous region (50%), respectively.

Regional heterogeneity in prevalence of obesity is observed across all age groups. At average, obesity prevalence rate is 1500 per 100,000 population. The highest prevalence rates are registered in the Altai territory (5539.4 per 100,000 population) and the Yamalo-Nenets autonomous district (3527.2), the lowest one – in Moscow (606.2) and the Primorsky territory (549.2).

The Altai Territory, Yamalo-Nenets autonomous district, Tyumen, Kurgan and Samara regions are the top-five regions in terms of obesity prevalence; while the Jewish autonomous region, Kaliningrad region, Republic of Kabardino-Balkaria, Moscow and Primorsky territory are the last five in the ranking.

Projection of indicators until 2030 shows that obesity prevalence in all age groups can double even under the low (favourable) forecast scenario.

Conclusion. According to current and prognostic trends in obesity prevalence, it is necessary to strengthen measures to control obesity across all age groups, primarily in children.

Scope of application. The study results can be used by regional healthcare authorities to plan and implement regional programs aimed at obesity prevention and management.

Keywords: obesity; prevalence; ranking; forecast.

Corresponding author: Anna A. Savina, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Savina A.A., https://orcid.org/0000-0002-5543-7918
Feyginova S.I., https://orcid.org/0000-0003-3183-5177
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Competing interests. The authors declare the absence of any conflicts of interest regarding the publication of this paper.
Compliance with ethical standards. This study does not require a conclusion from the Local Ethics Committee.
For citation: Savina A.A., Feyginova S.I. Obesity prevalence in population of the Russian Federation: before the COVID-19 pandemic. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia [serial online] 2022; 68(5):4. Available from: . DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-5-4

Введение

В XXI веке распространенность ожирения среди населения земного шара достигло таких размеров, что уже в 1997 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявило его глобальной эпидемией [1]. Согласно данным ВОЗ, в 2016 г. число лиц с избыточным весом на планете приближается к 2 миллиардам, а число страдающих ожирением превышает 600 млн. человек [2]. В большинстве стран Европы более половины населения имеет избыточную массу тела и около четверти взрослого населения страдают ожирением, т.е. почти каждый 4-й имеет ожирение [3]. За последние 3 десятка лет число лиц с ожирением как в мире, так и в Российской Федерации возросло почти в 2 раза [4].

В последние несколько десятилетий во всем мире наблюдается рост ожирения среди детей и подростков [5]. Повышенное внимание к детям с избыточной массой тела и ожирением считается абсолютно обоснованным, поскольку они с большей вероятностью, будут страдать от ожирения и во взрослом возрасте, а также страдать хроническими неинфекционными заболеваниями с юных лет [6, 7]. Стоит отметить, что для большинства неинфекционных заболеваний, вызванных ожирением, риски зависят частично от того, в каком возрасте они начались, а также от продолжительности ожирения. Таким образом, дети с ожирением страдают как от кратковременных, так и долговременных последствий для здоровья, включая инвалидность [8, 9].

Рост ожирения стал серьезной проблемой для общественного здравоохранения, причем данная проблема актуальна независимо от социального статуса, профессиональной принадлежности, зоны проживания, возраста и пола [10]. В связи с чем избыточная масса тела стала выходить за рамки этической проблемы, так как является причиной развития целого ряда тяжелых, часто необратимых осложнений, приводящих как к инвалидности, так и к смерти людей, соответственно приводя не только к уменьшению продолжительности здоровой жизни, но и к увеличению риска преждевременной смерти [11, 12].

В связи с вышеизложенным, для определения масштаба проблемы, связанной с распространенностью ожирения в Российской Федерации в различных возрастных группах, представляется необходимость расчета прогнозных значений.

Цель исследования – изучение распространенности ожирения населения Российской Федерации по основным возрастным группам за период 1995-2019 гг., в разрезе федеральных округов и субъектов РФ, с построением прогнозных значений до 2030 г.

Материалы и методы

Использованы материалы официальной статистики Министерства здравоохранения Российской Федерации, Департамента мониторинга, анализа и стратегического развития здравоохранения, ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России за 1995-2019 гг., основанные на данных годовых статистических отчетов субъектов Российской Федерации по форме федерального статистического наблюдения N 12 «Сведения о числе заболеваний, зарегистрированных у пациентов, проживающих в районе обслуживания медицинской организации».

Для анализа распространенности ожирения использовалась заболеваемость ожирением по данным обращаемости, по основным возрастным группам: дети 0-14 лет, дети 15-17 лет (подростки), взрослые (18 лет и старше), взрослые 55-60 лет и старше (старше трудоспособного возраста, пожилое население).

В настоящем исследовании, являющимся сплошным статистическим наблюдением, были использованы следующие методы: расчет показателей динамического ряда (темпы прироста, темпы роста, показатели наглядности), расчет показателя удельного веса, метод прямого ранжирования, метод прогнозирования временных рядов. В качестве последнего использовался классический метод расчета прогнозирования на основе экспоненциального сглаживания (ETS), по причине его наибольшей эффективности при разработке среднесрочных прогнозов. Показатели заболеваемости ожирением были спрогнозированы до 2030 г. на основе существующих ретроспективных данных с глубиной изучения в 25 лет (с 1995 г.). Простое экспоненциальное сглаживание рассчитывается по формуле ŷ𝑇+1|𝑇 = 𝛼 ∑∞𝑖=0 (1 − 𝛼)𝑖𝑦𝑡−𝑖, где 𝑦𝑡 – значение переменной 𝑦 в момент 𝑡, ŷ𝑇+1|𝑇 – прогноз на период 𝑇 + 1 по значениям 𝑦 до 𝑡, 𝛼 – калибруемый параметр.

Результаты

Основная доля ожирения приходится на взрослое население страны (78%), из них на лиц старше 55-60 лет – 45%, на детей 0-14 лет – 15% и детей 15-17 лет – 7% (табл. 1). В региональном разрезе, самая большая доля детей 0-14 лет, страдающих ожирением, отмечается в Калужской области (37%), Еврейской автономной области и Республике Тыве (35%); детей 15-17 лет – в Еврейской АО (14%), Республике Татарстан (13%) и Пермском крае (12%). Наибольшая доля ожирения, приходящая на взрослое население, отмечается в Алтайском крае (91%), г. Севастополе (90%), Тюменской области и Чеченской Республике (89%). Обращают на себя внимание высокие доли, приходящиеся на возрастную группу старше 55-60 лет в Сахалинской (64%), Самарской и Ярославской областях (63%). Наименьшая доля детей 0-14 лет, страдающих ожирением, регистрируется в Тюменской области (7%), Алтайском крае и г. Севастополь (6%); детей 15-17 лет – в Чеченской Республике (2%) и Алтайском крае (3%). Минимальная доля ожирения среди взрослого населения отмечается в Еврейской АО (50%), Калужской области (54%) и Республике Тыва (55%); в возрастной группе старше 55-60 лет – в Чукотском АО (22%), Республике Дагестан и Ленинградской области (25%). На уровне федеральных округов (ФО) наиболее благоприятная картина наблюдается в Сибирском ФО, в котором среди всех округов отмечается наименьшая доля детского ожирения (12% – дети 0-14 лет, 5% – дети 15-17 лет) и наибольшая взрослого ожирения (83%), настораживающая ситуация отмечается в Южном ФО, имеющего наибольшую долю детского ожирения (18% – дети 0-14 лет, 8% – дети 15-17 лет).

Таблица 1

Распространенность ожирения в различных возрастных группах населения, от общего числа лиц с диагнозом ожирение, в федеральных округах и субъектах Российской Федерации в 2019 г., %

Субъекты РФ Детское население Взрослое население
0-14 лет 15-17 лет 18 лет и старше из них: старше 55-60 лет
Российская Федерация 15% 7% 78% 45%
Центральный федеральный округ 17% 7% 76% 42%
Белгородская область 17% 9% 74% 55%
Брянская область 26% 11% 63% 30%
Владимирская область 15% 11% 75% 41%
Воронежская область 12% 6% 82% 37%
Ивановская область 14% 6% 81% 55%
Калужская область 37% 9% 54% 43%
Костромская область 21% 10% 69% 43%
Курская область 16% 6% 78% 37%
Липецкая область 19% 8% 73% 34%
Московская область 19% 8% 73% 39%
Орловская область 19% 6% 75% 41%
Рязанская область 22% 9% 69% 54%
Смоленская область 13% 5% 82% 46%
Тамбовская область 20% 8% 72% 40%
Тверская область 20% 6% 73% 42%
Тульская область 12% 6% 82% 38%
Ярославская область 18% 6% 76% 63%
Город Москва 16% 7% 77% 43%
Северо-Западный федеральный округ 13% 6% 80% 45%
Республика Карелия 28% 9% 63% 42%
Республика Коми 20% 8% 72% 42%
Архангельская область 16% 5% 78% 52%
Ненецкий автономный округ 23% 9% 68% 40%
Вологодская область 13% 5% 82% 52%
Калининградская область 22% 8% 70% 32%
Ленинградская область 11% 5% 85% 25%
Мурманская область 13% 5% 82% 52%
Новгородская область 13% 6% 81% 35%
Псковская область 20% 8% 73% 44%
Город Санкт-Петербург 11% 7% 82% 49%
Южный федеральный округ 18% 8% 74% 43%
Республика Адыгея 29% 9% 62% 38%
Республика Калмыкия 12% 7% 81% 33%
Республика Крым 23% 8% 69% 47%
Краснодарский край 13% 8% 79% 39%
Астраханская область 24% 11% 65% 43%
Волгоградская область 23% 9% 68% 51%
Ростовская область 18% 8% 73% 43%
Город Севастополь 6% 4% 90% 62%
Северо-Кавказский федеральный округ 14% 7% 79% 37%
Республика Дагестан 16% 8% 76% 25%
Республика Ингушетия 15% 6% 79% 56%
Кабардино-Балкарская Республика 24% 4% 72% 36%
Карачаево-Черкесская Республика 9% 8% 84% 32%
Республика Северная Осетия - Алания 12% 7% 81% 30%
Чеченская Республика 9% 2% 89% 30%
Ставропольский край 13% 8% 79% 50%
Приволжский федеральный округ 18% 7% 75% 46%
Республика Башкортостан 27% 11% 62% 31%
Республика Марий Эл 20% 7% 73% 40%
Республика Мордовия 18% 7% 75% 38%
Республика Татарстан 21% 13% 66% 40%
Удмуртская Республика 14% 5% 81% 47%
Чувашская Республика 12% 5% 84% 46%
Пермский край 31% 12% 57% 34%
Кировская область 17% 7% 76% 47%
Нижегородская область 17% 7% 76% 46%
Оренбургская область 19% 9% 73% 29%
Пензенская область 8% 5% 87% 50%
Самарская область 13% 5% 82% 63%
Саратовская область 16% 7% 77% 41%
Ульяновская область 26% 6% 67% 42%
Уральский федеральный округ 15% 6% 79% 41%
Курганская область 11% 4% 84% 41%
Свердловская область 24% 10% 66% 35%
Тюменская область 7% 4% 89% 44%
Ханты-Мансийский авт. округ - Югра 13% 4% 83% 41%
Ямало-Ненецкий авт. округ 10% 4% 86% 33%
Челябинская область 22% 6% 71% 47%
Сибирский федеральный округ 12% 5% 83% 49%
Республика Алтай 14% 7% 80% 45%
Республика Тыва 35% 10% 55% 37%
Республика Хакасия 9% 4% 87% 53%
Алтайский край 6% 3% 91% 54%
Красноярский край 17% 7% 77% 38%
Иркутская область 18% 8% 74% 38%
Кемеровская область 18% 8% 74% 46%
Новосибирская область 12% 4% 84% 55%
Омская область 11% 4% 85% 48%
Томская область 13% 4% 83% 51%
Дальневосточный федеральный округ 15% 7% 78% 45%
Республика Бурятия 15% 8% 77% 46%
Республика Саха (Якутия) 14% 6% 80% 28%
Забайкальский край 20% 9% 71% 46%
Камчатский край 12% 5% 84% 37%
Приморский край 16% 6% 78% 42%
Хабаровский край 14% 6% 80% 38%
Амурская область 9% 5% 86% 59%
Магаданская область 11% 6% 83% 48%
Сахалинская область 15% 7% 79% 64%
Еврейская авт. область 35% 14% 50% 51%
Чукотский автономный округ 16% 6% 78% 22%

Анализ данных показал, что с 1995 г. наблюдается динамика роста заболеваемости ожирением во всех основных возрастных группах (Рис. 1). За последние 25 лет в среднем по Российской Федерации распространенность ожирения среди всего населения возросла в 3 раза и в 2019 г. составила 1498,0 на 100 тыс. населения, в то время как в 1995 г. она составляла 464,1. Распространенность ожирения среди взрослого населения (от 18 лет и старше) выросла в 7 раз, и за четверть века показатели сильно изменились – с 209,1 на 100 тыс. соответствующего населения в 1995 г. до 1445,8 в 2019 г. Показатели заболеваемости ожирением у детей 0-14 лет возросли в 4 раза (с 367,6 в 1995 г. до 1417,1 в 2019 г.). Сильную настороженность вызывает, почти 6-кратное увеличение показателей среди подростков 15-17 лет начиная с 2002 г. наблюдается стремительный рост c 865,1 до 3411,7 в 2019 г., и значительный отрыв, начиная с 2005 г., от показателей в остальных возрастных группах.

Рис.1
Рис. 1. Динамика показателей распространенности ожирения в основных возрастных группах населения Российской Федерации в 1995-2019 гг., на 100 тыс. соответствующего населения

На региональном уровне наибольшие показатели общей заболеваемости всего населения наблюдаются в Алтайском крае (5539,4 на 100 тыс. населения) и Ямало-Ненецком автономном округе (3527,2), наименьшие – в г. Москве (606,2) и Приморском крае (549,2) (Рис. 2).

Рис.2
Рис. 2. Распространенность ожирения среди всего населения Российской Федерации в 2019 г., на 100 тыс. населения

На картограмме, представленной на рисунке 3, видна региональная неоднородность распространенности ожирения взрослого населения Российской Федерации. В данной возрастной группе уровни заболеваемости находятся в диапазоне от 502,3 на 100 тыс. соответствующего населения в Еврейской автономной области до 6422,9 в Алтайском крае.

Рис.3
Рис. 3. Распространенность ожирения у взрослого населения Российской Федерации в 2019 г., на 100 тыс. соответствующего населения

Наиболее высокие уровни заболеваемости ожирением наблюдаются у пожилого населения (лиц старше 55-60 лет). Самые значительные показатели в 2019 г. фиксировались в Алтайском крае (9872,7 на 100 тыс. населения) и Ямало-Ненецком автономном округе (7681,5), минимальные уровни заболеваемости – в Калининградской (586,7), Пермской (599,7) и Брянской (612,2) областях. По данным представленным на рисунке 4 видно, что преимущественно высокие уровни в 2019 г. наблюдаются в Уральском и Сибирском федеральных округах, со значениями 2080,9 и 3864,9 на 100 тыс. населения соответственно (Рис. 4).

Рис.4
Рис. 4. Распространенность ожирения у лиц старше 55-60 лет Российской Федерации в 2019 г., на 100 тыс. соответствующего населения

Самый высокий уровень распространенности детского ожирения фиксируется в Ульяновской области (2902,6 на 100 тыс. соответствующего населения), а самый низкий – в Чеченской Республике (213,1). Как видно из картограммы, представленной на рисунке 5, наиболее высокие уровни наблюдаются в Приволжском, Северо-Западном, Сибирском и Южном федеральных округах.

Рис.5
Рис. 5. Распространенность ожирения у детей 0-14 лет Российской Федерации в 2019 г., на 100 тыс. соответствующего населения

Обращает на себя внимание ситуация с распространенностью ожирения в возрастной группе 15-17 лет. Как видно, из представленной на рисунке 6 картограмме, субъектов РФ с более насыщенной окраской (более высокие уровни показателя) существенно больше, чем на картограммах других возрастных групп. При этом, стоит отметить, что возрастной диапазон данной группы включает в себя лишь 3 года. В достаточно большом числе субъектов РФ в 2019 г. зафиксированы показатели заболеваемости ожирения на уровне от 5 до 6,5 тыс. на 100 тыс. соответствующего населения, к ним относятся: г. Санкт-Петербург, Оренбургская, Рязанская, Костромская, Воронежская, Тульская, Смоленская и Саратовская области. Самые низкие уровни – от 1,5 до 2 тыс. – зафиксированы в: Республиках Ингушетия, Саха (Якутия), Дагестане, Тыве, Севастополе и Москве.

Рис.6
Рис. 6. Распространенность ожирения у детей 15-17 лет Российской Федерации в 2019 г., на 100 тыс. соответствующего населения

Были определены максимальные, средние и минимальные уровни заболеваемости ожирением в различных возрастных группах (табл. 2). Максимальные уровни распространенности ожирения во всех возрастных группах регистрируются в г. Санкт-Петербург, Алтайском и Красноярском краях, Самарской, Смоленской, Архангельской и Иркутской областях. Средние значения в – Ненецком АО, Ивановской области, Краснодарском крае. Минимальные значения в – г. Москва, Хабаровском, Камчатском и Приморском краях, Республиках Дагестан, Кабардино-Балкарской и Марий Эл, Белгородской, Липецкой, Московской и Калининградской областях.

Таблица 2

Уровни распространенности ожирения в отдельных возрастных группах в Российской Федерации в 2019 г., на 100 тыс. населения

Возрастные группы Минимальный уровень Средний уровень Максимальный уровень
Все население 549,2 1498,2 5539,4
Дети 0-14 лет 213,1 1417,3 2902,6
Дети 15-17 лет 263,8 3348,7 6545,9
Взрослые от 18 лет и старше 502,3 1447,0 6422,9
Взрослые от 55-60 лет и старше 579,8 1975,8 9872,7

Следует отметить, что во многих субъектах РФ наблюдается накопление заболеваемости с переходом из одной возрастной группы в другую с движением в сторону максимального уровня, к ним относятся: Алтайский край, Ямало-Ненецкий АО, Самарская и Смоленская области (табл. 3). В то же время отмечаются субъекты, в которых во всех возрастных группах фиксируются самые низкие уровни распространенности ожирения, к ним относятся: г. Москва, Кабардино-Балкарская Республика, Калининградская область и Приморский край.

Таблица 3

Ранжирование субъектов Российской Федерации по распространенности ожирения в различных возрастных группах, 2019 г.

Субъекты РФ Все население Детское население Взрослое население
0-14 лет 15-17 лет 18 лет и старше из них: старше 55-60 лет
Алтайский край 1 21 11 1 1
Ямало-Ненецкий авт. округ 2 33 24 2 2
Тюменская область 3 60 78 3 4
Курганская область 4 27 30 4 16
Самарская область 5 7 10 6 3
Республика Удмуртская 6 17 32 5 8
Смоленская область 7 9 7 7 15
Архангельская обл. без АО 8 5 29 9 13
Томская область 9 31 39 8 6
Оренбургская область 10 4 2 20 45
Воронежская область 11 19 5 12 29
Тульская область 12 22 6 16 33
Город Санкт - Петербург 13 28 1 17 17
Пензенская область 14 56 34 14 19
Курская область 15 13 14 19 38
Новосибирская область 16 43 43 13 11
Орловская область 17 2 16 25 37
Ханты-Мансийский авт. округ - Югра 18 50 68 11 7
Новгородская область 19 34 19 21 41
Иркутская область 20 22 17 24 25
Саратовская область 21 16 8 26 31
Вологодская область 22 36 47 18 18
Республика Хакасия 23 72 65 10 9
Мурманская область 24 37 49 22 12
Красноярский край 25 26 25 29 28
Республика Алтай 26 64 48 15 14
Кировская область 27 20 13 31 32
Ленинградская область 28 40 41 27 59
Республика Северная Осетия - Алания 29 59 40 28 43
Амурская область 30 73 69 23 10
Костромская область 31 8 4 42 46
Ульяновская область 32 1 21 37 44
Кемеровская область 33 30 15 35 34
Омская область 34 61 72 30 21
Ростовская область 35 18 12 40 42
Чувашская Республика 36 58 61 32 24
Магаданская область 37 65 44 33 20
Тверская область 38 10 33 41 49
Рязанская область 39 3 3 49 40
Республика Мордовия 40 11 27 39 51
Ненецкий автономный округ 41 35 38 43 35
Ярославская область 42 24 46 38 22
Чукотский автономный округ 43 53 70 34 48
Ивановская область 44 44 45 45 36
Краснодарский край 45 57 36 46 50
Забайкальский край 46 39 35 48 27
Волгоградская область 47 12 18 55 47
Тамбовская область 48 15 26 52 63
Республика Бурятия 49 70 50 47 30
Республика Ингушетия 50 75 81 36 2
Республика Карелия 51 6 28 64 69
Карачаево-Черкесская Республика 52 82 54 44 53
Владимирская область 53 48 9 56 66
Республика Крым 54 25 22 63 61
Республика Калмыкия 55 77 71 50 57
Сахалинская область 56 63 63 54 23
Республика Коми 57 46 60 58 55
Город Севастополь 58 84 80 51 26
Республика Саха (Якутия) 59 79 79 53 60
Псковская область 60 38 51 60 68
Хабаровский край 61 71 73 59 58
Нижегородская область 62 51 57 66 67
Республика Адыгея 63 29 52 70 73
Республика Марий Эл 64 55 64 68 71
Челябинская область 65 47 74 67 64
Камчатский край 66 80 82 61 56
Астраханская область 67 45 31 69 70
Свердловская область 68 41 42 73 76
Ставропольский край 69 74 66 65 52
Брянская область 70 32 23 77 83
Республика Татарстан 71 52 20 72 72
Республика Дагестан 72 81 77 62 62
Белгородская область 73 66 59 71 65
Республика Тыва 74 68 76 74 54
Калужская область 75 14 56 79 78
Липецкая область 76 62 67 75 80
Пермский край 77 42 53 82 84
Московская область 78 67 62 76 74
Республика Башкортостан 79 54 58 78 82
Чеченская Республика 80 85 85 57 39
Еврейская авт. область 81 49 55 85 75
Калининградская область 82 69 75 81 85
Кабардино-Балкарская Республика 83 76 84 80 77
Город Москва 84 78 78 83 79
Приморский край 85 83 83 84 81

*где, 1 – первое ранговое место (максимальный показатель распространенности),
85 – последнее ранговое место (минимальный показатель распространенности)

Анализ тенденций за четверть века позволил сделать прогноз до 2030 г., по результатам которого видно, что с высокой долей вероятности за последующие 10 лет распространенность ожирения у взрослого населения может дать практически 2-кратный рост и достигнуть уровня в 2422,5 на 100 тыс. населения (Рис. 7). Даже при благоприятном прогнозе заболеваемость ожирением вырастет до 1684,8 на 100 тыс. населения, а при самом неблагоприятном – до 3160,2 (рост более чем в 2 раза).

Рис.7
Рис. 7. Динамика и прогноз распространенности ожирения у взрослого населения Российской Федерации, в расчете на 100 тыс. населения

Прогноз, рассчитанный для детей от 0 до 14 лет, определил, что распространенность ожирения к 2030 г. может достигнуть 1947,6 на 100 тыс. населения, при низком прогнозе – 1589,6, при самом пессимистичном прогнозе – 2305,6 (Рис. 8).

Рис.8
Рис. 8. Динамика и прогноз распространенности ожирения у детей 0-14 лет Российской Федерации, в расчете на 100 тыс. населения

В возрастной группе детей 15-17 лет прогноз к 2030 г. показывает, что при самом неблагоприятном прогнозе распространенность ожирения вырастет в 2 раза и составит 6144,0 на 100 тыс. населения (Рис. 9). Если распространенность ожирения у подростков сохранит свою тенденцию, то показатель в 2030 г. может составить 4806,3 на 100 тыс. населения. При наиболее благоприятном прогнозе роста практически не будет (3411,7 – 2019 г., 3468,5 – прогнозное значение 2030 г.).

Рис.9
Рис. 9. Динамика и прогноз распространенности ожирения у детей 15-17 лет Российской Федерации, в расчете на 100 тыс. населения

Обсуждение

На основании рейтинга Central Intelligence Agency (CIA, ЦРУ) в 2016 г. по распространенности ожирения среди взрослого населения 1-ое место занял Науру (61%), США заняли 12-е место (36,2%), на 22-м месте находится Новая Зеландия (30,8%), Венесуэла на 50-м месте (25,6%), на последнем, 192-м месте, находится Вьетнам, имеющий всего 2,1% взрослых, страдающих данной патологией. Россия находится на 70-м месте с показателем 23,10%, что соответствует средним значениям данного рейтинга, находящихся в диапазоне от 18,9% до 36,2% [13]. Данные агентства Bloomberg за 2019 г. свидетельствующие о глобальной проблеме лишнего веса в странах Европы, согласно которым более 20% европейцев страдают от ожирения. Россия в данном рейтинге занимает 15-е место, с аналогичным показателем – 23,10%, т.е., по всей вероятности, в данном рейтинге также использованы данные 2016 года [14]. По результатам проведенного Росстатом в 2018 году выборочного наблюдения рациона питания населения России было выявлено, что 17,8% мужчин и 24,5% женщин имеют ожирение [15]. Некоторые ученые говорят о том, что в настоящее время распространенность ожирения среди жителей России составляет 26,5%, при этом среди трудоспособного населения страны процент лиц с избыточной массой тела или ожирением может превышать 30% [16]. Но, в то же время, согласно данным официальной статистики Минздрава России распространенность ожирения среди населения составляет только 1,5% [17]. Такая ситуация, скорее всего, указывает на недоучет пациентов с данной патологией в первичном звене здравоохранения.

Новую проблему для общественного здравоохранения многих стран, по результатам многочисленных исследований, обозначила резко возросшая во второй половине ХХ века распространенность ожирения среди детей и подростков [6, 18]. Так, по данным ВОЗ, в период с 1975 по 2016 г. доля детей и подростков в возрасте от 5 до 19 лет, имеющих избыточный вес или страдающих ожирением, увеличилась во всем мире более чем в 4 раза, с 4% до 18% [2]. В России, как отмечают Ануфриева Е.В. и соавторы, по результатам различных исследований отмечаются значительные колебания среди субъектов РФ показателей заболеваемости ожирением детей и подростков – от 2,3% до 14,5% [19], что подтверждается и в нашем исследовании.

Таким образом, согласно настоящему исследованию и исследованиям других ученых, результаты выборочных исследований фактической распространенности ожирения в разы превышает зарегистрированную заболеваемость в отношении взрослого населения, в то время как выборочные исследования по распространенности ожирения среди детей и подростков подтверждают данные официальной статистики [20]. И тем не менее некоторые исследователи отмечают, что реальная распространенность детского ожирения может быть выше данных официальной статистики [21].

Если говорить о росте распространенности ожирения то, согласно данным ВОЗ, можно сказать, что доля лиц с ожирением в странах Европейского союза и Северной Европы по сравнению с 1995 г. выросла в 1,5 раза, а в Центральноазиатских республиках – в 2 раза. Если привести более широкий временной интервал, то по оценке ВОЗ с 1975 по 2016 год число людей, страдающих ожирением, во всем мире выросло более чем в 3 раза [2], во столько же и в Российской Федерации за последнюю четверть века, по результатам настоящего исследования, возросла распространенность ожирения среди всего населения.

В 2019 г. Всемирная организация по борьбе с ожирением обозначила, что «к 2030 году число детей и подростков в мире, страдающих от этой проблемы, вырастет до 250 миллионов человек», т.е. рост составит 1,6 раза. По прогнозам экспертов организации, больше всего детей с ожирением будет в Китае, Индии и США. Россия в этом списке заняла 17-е место между Республикой Конго и Алжиром, и по прогнозам к 2030 году в нашей стране будет около 2,5 миллионов детей и подростков с ожирением [22]. По прогнозам настоящего исследования, распространенность ожирения к 2030 г. у российских детей 0-14 лет может увеличиться в 4 раза, а у подростков – почти в 6 раз.

В Российской Федерации выявление избыточной массы тела и ожирения, как у детей, так и у взрослых, происходит на первичном уровне здравоохранения, методом измерения антропологических показателей – масса тела, рост, окружность талии, расчет индекса массы тела (ИМТ) всем без исключения при проведении профилактических медицинских осмотров и диспансеризации. Но, здесь нельзя не отметить, что выявленные в ходе этих мероприятий отклонения ранее входили только в отраслевое статистическое наблюдение (ф. ОСН N 131/о) и лишь с 2015 г. стали погружаться в федеральное статистическое наблюдение (годовая отчетная форма ФСН N 12 – на основе которой и рассчитывается распространенность заболеваемости населения, и ожирения в частности) [23].

Также измерение ИМТ проводится при проведении скрининговых мероприятий, приуроченных к различным «Дням здоровья» [24], и при комплексном обследовании в центрах здоровья [25], но, как происходит статистический учет лиц с избыточной массой тела и включение этих данных в государственную отчетность, остается неясным.

С 2007 г. в рамках инициативы Европейского регионального бюро ВОЗ по эпиднадзору за детским ожирением (Childhood Obesity Surveillance Initiative – COSI) проводятся рутинные измерения роста и веса учащихся начальной школы в возрасте от 6 до 9 лет. При этом данная инициатива позиционируется одним из крупнейших популяционных исследований избыточной массы тела и ожирения среди детей школьного возраста. Российская Федерации принимает участие в COSI с 2015 г., сбор данных – с 2016 г. [26].

«Золотым стандартом» диагностики, используемым в вышеперечисленных мерах, согласно общемировой и отечественной практики, является расчет индекса массы тела (ИМТ) у взрослых, у детей – определение величины стандартных отклонений индекса массы тела (SDS ИМТ, ранее – Z-score), который рассчитывается как отношение массы тела (в кг) к росту (в м2), что зачастую не отражает наличие или отсутствие проблемы [27-30]. Расширением диагностики является измерение окружности талии, с целью определения абдоминального (висцерального) ожирения. При этом уровень достоверности данных методов крайне низкий – уровень убедительности рекомендаций С, уровень достоверности доказательств – 4, у детей – 5 [31, 32]. По мнению специалистов, которое разделяют и авторы настоящего исследования, более адекватно проведение биоимпедансометрии, которая проводится при комплексном обследовании в центре здоровья [33]. Как отмечают исследователи в последние годы биоимпедансный анализ активно внедряется и в педиатрическую практику, что также позволит более достоверно устанавливать наличие проблемы излишней жировой массы и ожирения у детского населения [34].

Несмотря на то, что ожирение распространено во всех регионах России, на некоторые субъекты РФ стоит обратить особое внимание.

Ранжирование субъектов РФ выявило 4 субъекта, в которых во всех возрастных группах фиксируются низкие уровни распространенности ожирения, к ним относятся: г. Москва, Кабардино-Балкарская Республика, Калининградская область и Приморский край. На основании чего целесообразно проведение отдельных исследований в данных субъектах для установления достоверной картины по распространенности ожирения в различных возрастных группах, т.к. возможен сильный недоучет данной патологии.

Лидером по распространенности ожирения всего населения, в особенности взрослого, является Алтайский край. При этом, в регионе активно занимаются проблемой ожирения – по поручению Губернатора Алтайского края реализуется региональная политика здорового питания населения края, а программа "Алтайские продукты + 100 к здоровью", являясь примером многолетнего опыта межведомственного взаимодействия, была признана одной из лучших на Всероссийском конкурсе «Здоровье нации» [35].

Значительные колебания показателей заболеваемости населения в разных регионах Дальневосточного федерального округа, в особенности в Еврейской АО и Сахалинской области, возможно связаны не только с различными климатическими и географическими условиями, но и с особенностями социально-экономической и экологической ситуации, складывающейся в разные годы на этих территориях. Как отмечают Лозовская С.А. и соавторы, в регионах с тяжелыми климатическими условиями питание населения характеризуется низким содержанием в рационе полноценных белков, полиненасыщенных жирных кислот, нехваткой ряда витаминов и минеральных веществ, недостатком пищевых волокон [36].

Следует отметить, что резкий рост ожирения во многих субъектах РФ может быть связан не только с высокой выявляемостью в ходе профилактических медицинских осмотров и диспансеризации, обследований в центрах здоровья, но и с изменением формы статистического учета и регистрации ожирения как фактора риска неинфекционных заболеваний.

Огромное значение имеет организация статистического учета непосредственно в субъектах РФ, оказывая влияние на достоверность данных о распространенности ожирения среди населения. Есть опасения в искусственном занижении показателей заболеваемости ожирением взрослого населения, т.к. различные показатели, касающиеся ожирения, используются в рамках мониторинга реализации федерального проекта «Укрепление общественного здоровья» национального проекта «Демография», в особенности в части «здорового питания». А именно, показатели и темпы прироста первичной заболеваемости ожирением (используются данные Минздрава России), расчет показателя доли граждан с ожирением, которую для Росстата разработал Минэкономразвития России [37]. Также нельзя не обратить внимание на периодически происходившие изменения как в используемых индикаторах, так и в методике расчета показателей, и на то, что при расчете показателя «Доля граждан с ожирением» источником информации являются итоги выборочного наблюдения состояния питания и здоровья населения [38, 39], проводимого Росстатом, а не данные официальной статистики Минздрава. К слову, последнее обследование было проведено в 2018 г., а так как данный показатель был утвержден в 2019 г., то данных по показателю на настоящее время нет, поскольку проводится данное выборочное исследование раз в 5 лет [15].

Базу для борьбы с ожирением среди населения в Российской Федерации составляют «Основы государственной политики Российской Федерации в области здорового питания населения на период до 2020 года», целью которых является сохранение и укрепление здоровья населения, профилактика заболеваний, обусловленных неполноценным и несбалансированным питанием, федеральный проект «Укрепление общественного здоровья» национального проекта «Демография», задачами которого является формирование среды, способствующей ведению гражданами здорового образа жизни, включая здоровое питание [40]. С 2019 года Роспотребнадзором реализуется проект «Здоровое питание», являющийся первым официальным ресурсом, направленным на продвижение принципов здорового питания [41]. В 2020 году был принят Федеральный закон N 47-ФЗ, законодательно закрепивший понятие «здоровое питание», его принципы, особенности организации качественного, безопасного и здорового питания детей и отдельных групп населения [42]. В 2021 году Минздравом России по поручению Совета при Правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере разработан комплекс мер по борьбе с ожирением у детей и подростков до 18 лет, в соответствии с которым предусматривается внедрение в школьные программы модулей по правильному питанию, здоровому образу жизни, разумному потреблению сахара и соли, а также мероприятия по ограничению маркетинга вредных для детского здоровья продуктов [43]. Министерством здравоохранения России утверждаются клинические рекомендации, стандарты и порядки оказания медицинской помощи при ожирении. В медицинских организациях первичной медико-санитарной помощи проводятся «школы здоровья (пациента)», где проводится коррекция факторов риска ожирения и профилактическое консультирование пациентов, которым либо уже установлен диагноз ожирения, либо выявлена избыточная масса тела [44].

Ранее проблема избыточного веса и ожирение считалась характерной для стран с высоким уровнем дохода, теперь она становится все более распространенной в странах с низким и средним уровнем дохода [2]. Кроме того, исследования показывают, что у людей, проживающих в городах, есть более высокие шансы иметь избыточный вес или ожирение, чем у людей, проживающих в сельской местности [45]. Ученые связывают это с особенностями питания современного человека, а именно, с высоким потреблением обработанных пищевых продуктов, вестернизированными диетами и образом жизни – низкая физическая активность и малоподвижный образ жизни (у детей и подростков вследствие нарастающей геймификации и гаджетозависимости), наиболее характерных для городского населения [11, 22, 46, 47]. Из-за чего низкий уровень ожирения в г. Москве опять же вызывает вопросы. Тем не менее с расширением продовольственного масс-маркета, происходит переход от здоровой пищи к нездоровой и среди сельских жителей [45]. В связи с чем, данная проблема только будет нарастать.

Заключение

Результаты исследования подтверждают рост распространенности ожирения на территории Российской Федерации с 1995 по 2019 г. во всех возрастных группах. Особое внимание вызывает выраженное увеличение заболеваемости ожирением у подростков (детей 15-17 лет).

Значительные расхождения в данных о распространенности ожирения взрослого населения, говорит о сильном не выявлении данной патологии на первичном уровне здравоохранения.

Исходя из существующих трендов динамики показателей заболеваемости в отдельных возрастных группах основные усилия должны быть направлены на борьбу с ростом распространенности ожирения, особенно у детей.

Учитывая продолжительность и степень ожирения, а также нарастание распространенности в детской популяции, настоящая тенденция с высокой долей вероятности может поспособствовать существенному увеличению бремени неинфекционных заболеваний как среди детей, так и во взрослой популяции. И впоследствии привести к сокращению ожидаемой продолжительности жизни (в особенности качественной) и значительному увеличению числа лет, прожитых в состоянии болезни.

Библиография

  1. Салихова А.Ф., Фархутдинова Л.М., Аллабердина Д.У. Ожирение – эпидемия XXI века. История исследования и современный взгляд на проблему. Вестник Академии наук Республики Башкортостан 2012; 17(1): 32-38.
  2. Ожирение и избыточный вес. [Интернет]. Режим доступа: https://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/obesity-and-overweight (Дата доступа 05.05.2022).
  3. Ачкасов Е.Е., Рапопорт С.И., Руненко С.Д., Разина А.О. Ожирение: современный взгляд на проблему. Клиническая медицина 2016; 94(5): 333-338. DOI: 10.18821/0023-2149-2016-94-5-333-338.
  4. Шальнова С.А., Деев А.Д., Баланова Ю.А., Капустина А.В., Имаева А.Э., Муромцева Г.А., и др. Двадцатилетние тренды ожирения и артериальной гипертонии и их ассоциации в России. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2017; 16(4): 4-10. DOI: 10.15829/1728-8800-2017-4-4-10.
  5. Бочарова О.В., Теплякова Е.Д. Ожирение у детей и подростков – проблема здравоохранения XXI века. Казанский медицинский журнал 2020; 101(3): 381-388. DOI: 10.17816/KMJ2020-381.
  6. Разина А.О., Руненко С.Д., Ачкасов Е.Е. Проблема ожирения: современные тенденции в России и в мире. Вестник РАМН 2016; 71(2): 154-159. DOI: 10.15690/vramn655.
  7. Ходжиева М.В., Скворцова В.А., Боровик Т.Э., Намазова-Баранова Л.С., Маргиева Т.В., Нетребенко О.К., и др. Современные взгляды на развитие избыточной массы тела и ожирения у детей. Часть I. Педиатрическая фармакология 2015; 12(5): 573-578. DOI: 10.15690/pf.v12i5.1460.
  8. Francesco Branca, Haik Nikogosian, Tim Lobstein, ред. Проблема ожирения в Европейском регионе ВОЗ и стратегии ее решения. Копенгаген: ЕРБ ВОЗ, ‎2009‎. 392 c. [Интернет]. Режим доступа: https://apps.who.int/iris/handle/10665/326502 (Дата доступа 05.05.2022).
  9. Драпкина О.М., Елиашевич С.О., Шепель Р.Н. Ожирение как фактор риска хронических неинфекционных заболеваний. Российский кардиологический журнал 2016; 134(6): 73-79. DOI: 10.15829/1560-4071-2016-6-73-79.
  10. Горбатенко Н.В., Беженарь В.Ф., Фишман М.Б. Влияние ожирения на развитие нарушения репродуктивной функции у женщин. Ожирение и метаболизм 2017; 14(1): 3-8. DOI: 10.14341/omet201713-8.
  11. Салтанова С.Д. Современные аспекты диагностики, лечения и профилактики ожирения у детей. Здоровье ребенка 2017; 12(6): 712-719. DOI: 10.22141/2224-0551.12.6.2017.112841.
  12. Родионова Т.И., Тепаева А.И. Ожирение – глобальная проблема современного общества. Фундаментальные исследования 2012; (12-1): 132-136.
  13. Obesity – adult prevalence rate. [Интернет]. The World Factbook – Central Intelligence Agency (CIA). Режим доступа: https://www.cia.gov/the-world-factbook/field/obesity-adult-prevalence-rate/country-comparison (Дата доступа 05.05.2022).
  14. These Are the World’s Healthiest Nations. [Интернет]. Bloomberg, 2019. Режим доступа: https://www.bloomberg.com/news/articles/2019-02-24/spain-tops-italy-as-world-s-healthiest-nation-while-u-s-slips (Дата доступа 17.03.2022).
  15. Росстат изучил рацион россиян. [Интернет]. Росстат, 2019. Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/313/document/70761 (Дата доступа 05.05.2022).
  16. Василевский Д.И., Баландов С.Г., Анисимова К.А., Давлетбаева Л.И. Ожирение - социально значимая медицинская проблема современности. Российские биомедицинские исследования 2019; 4(3): 29-33.
  17. Борьба с ожирением как фокус развития Национального здравоохранения. [Интернет]. Режим доступа: https://www.endocrincentr.ru/news/borba-s-ozhireniem-kak-fokus-razvitiya-nacionalnogo-zdravoohraneniya (Дата доступа 05.05.2022).
  18. Климов Л.Я., Атанесян Р.А., Верисокина Н.Е., Шанина С.В., Долбня С.В., Курьянинова В.А., и др. Роль эндокринной патологии матери в патогенезе нарушений внутриутробного и постнатального развития детей: современный взгляд в рамках концепции пищевого программирования (обзор литературы). Медицинский совет 2018; (17): 38-46. DOI: 10.21518/2079-701x-2018-17-38-46.
  19. Ануфриева Е.В., Неупокоева Л.Ю., Ковтун О.П. Тенденции распространенности ожирения у детей и подростков в Свердловской области. Российский педиатрический журнал 2020; 1(2): 5-9. DOI: 10.15690/rpj.v1i2.2087.
  20. Мамчик Н.П., Габбасова Н.В., Дзень Н.В., Колнет И.В. Ожирение населения в Воронежской области: современная эпидемиологическая ситуация. Здоровье населения и среда обитания – ЗНиСО 2020; (5): 4-11. DOI: 10.35627/2219-5238/2020-326-5-4-11.
  21. Мартынова И.Н., Винярская И.В., Терлецкая Р.Н., Постникова Е.В., Фролова Г.С. Вопросы истинной заболеваемости и распространенности ожирения среди детей и подростков. Российский педиатрический журнал 2016; 19(1): 23-28. DOI: 10.18821/1560-9561-2016-19(1)-23-28.
  22. Пандемия ожирения среди детей и подростков: почему стремительно полнеют мальчики? [Интернет]. Режим доступа: https://78.ru/articles/2020-10-12/pandemiya_ozhireniya_sredi_detei_i_podrostkov_pochemu_stremitelno_polneyut_malchiki (Дата доступа 06.06.2022).
  23. Артюхов И.П., Капитонов В.Ф., Сенченко А.Ю., Капитонов Ф.В. Заболеваемость населения в условиях активной диспансеризации. Сибирское медицинское обозрение 2019; (2): 110-116. DOI: 10.20333/2500136-2019-2-110-116.
  24. Кавешников В.С., Серебрякова В.Н., Трубачева И.А. Отношение к своему здоровью, его параметры и самооценка среди участников профилактической акции. Сибирский журнал клинической и экспериментальной медицины 2014; 29(3): 115-122. DOI: 10.29001/2073-8552-2014-29-3-115-122.
  25. Спиридонова Т.К., Диомидова В.Н., Воропаева Л.А. Роль центра здоровья в диагностике ранних признаков ожирения (на примере Чувашской Республики). Медицинский альманах 2012; (2): 20-23.
  26. 9-ое совещание Европейской инициативы ВОЗ по эпиднадзору за детским ожирением (COSI). Проект отчета о совещании. [Интернет]. ЕРБ ВОЗ, 2016. Режим доступа: https://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0010/325783/9th-COSI-meeting-report-ru.pdf (Дата доступа 05.05.2022).
  27. Шальнова С.А., Деев А.Д., Капустина А.В., Баланова Ю.А., Константинов В.В., Киселева Н.В. Масса тела и ее вклад в смертность от сердечно-сосудистых заболеваний и всех причин среди российского населения. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2014; 13(1): 44-48. DOI: 10.15829/1728-8800-2014-1-44-48.
  28. Драпкина О.М., Будневский А.В., Овсянников Е.С., Концевая А.В., Дробышева Е.С. Саркопеническое ожирение: закономерности и парадоксы. Профилактическая медицина 2021; 24(1): 73‑78. DOI: 10.17116/profmed20212401173.
  29. Недогода С.В., Верткин А.Л., Наумов А.В., Барыкина И.Н., Салосюк А.С. Ожирение и коморбидная патология в практике поликлинического врача. Часть I: определение, диагностика. Амбулаторный прием 2016; 2(1): 21-32.
  30. Гирш Я.В., Герасимчик О.А. Роль и место биоимпедансного анализа в оценке состава тела детей и подростков с различной массой тела. Бюллетень сибирской медицины 2018; 17(2): 121-132. DOI: 10.20538/1682-0363-2018-2-121-132.
  31. Клинические рекомендации "Ожирение" (утв. Минздравом России). [Интернет]. Режим доступа: https://cr.minzdrav.gov.ru/recomend/28_2. (Дата доступа 05.05.2022).
  32. Клинические рекомендации "Ожирение у детей" (утв. Минздравом России). [Интернет]. Режим доступа: https://cr.minzdrav.gov.ru/schema/229_2. (Дата доступа 05.05.2022).
  33. Перевощикова Н.К., Селиверстов И.А., Дракина С.А., Черных Н.С. Биоимпедансный анализ в клинической практике. Мать и Дитя в Кузбассе 2021; 86(3): 11-20. DOI: 10.24412/2686-7338-2021-3-11-20.
  34. Герасимчик О.А., Гирш Я.В. Композиционный состав тела у детей и подростков с ожирением. Трансляционная медицина 2019; 6(1): 51-57. DOI: 10.18705/2311-4495-2019-6-1-51-57.
  35. Алтайский край победил в федеральном конкурсе «Здоровье нации». [Интернет]. Режим доступа: http://zdravalt.ru/society-and-us/news/altayskiy-kray-pobedil-v-federalnom-konkurse-zdorove-natsii/?sphrase_id=200552 (Дата доступа 06.06.2022).
  36. Лозовская С.А., Изергина Е.В., Курганникова Е.Р. Факторы окружающей среды и ожирение населения регионов Дальнего востока России. Современные проблемы науки и образования [сетевое издание] 2019; (1): 55. Режим доступа: https://science-education.ru/ru/article/view?id=28558 (Дата доступа 15.06.2022).
  37. Об утверждении методик расчета дополнительных показателей федерального проекта "Формирование системы мотивации граждан к здоровому образу жизни, включая здоровое питание и отказ от вредных привычек" национального проекта "Демография": Приказ Минздрава России от 12.04.2021 N 325. [Интернет]. Режим доступа: https://static-0.minzdrav.gov.ru/system/attachments/attaches/000/057/361/original приказ_325_о_методиках_расчета_показателей_2021.pdf?1626082226 (Дата доступа 06.06.2022).
  38. Об утверждении методики расчета показателя "Доля граждан с ожирением": Приказ Росстата от 30.08.2019 N 477. [Интернет]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_332681/ (Дата доступа 06.06.2022).
  39. Об утверждении методики расчета показателя "Доля граждан с ожирением": Приказ Росстата от 17.10.2019 N 600. [Интернет]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_337012/ (Дата доступа 06.06.2022).
  40. Добровольный национальный обзор хода осуществления Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. [Интернет]. Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации, 2020. Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/cW1DBqYs/Добровольный%20национальный%20обзор%202020.pdf (Дата доступа 15.06.2022).
  41. Проект "Здоровое Питание" (Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека). [Интернет]. Премия Рунета 2020. Режим доступа: https://premiaruneta.ru/nominant/935 (Дата доступа 15.06.2022).
  42. О внесении изменений в Федеральный закон "О качестве и безопасности пищевых продуктов" и статью 37 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации": Федеральный закон от 01.03.2020 N 47-ФЗ. Собрание законодательства РФ, 02.03.2020, N 9, ст. 1139.
  43. Татьяна Голикова провела итоговое заседание Совета при Правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере. [Интернет]. Режим доступа: http://government.ru/news/44251/ (Дата доступа 15.06.2022).
  44. Маклаева Н.Н., Осыченко М.Е., Камынина Н.Н. Школа коррекции питания как одна из форм профилактической работы с населением. Медицинская сестра 2016; (5): 51-54.
  45. Nglazi MD, Ataguba JEO. Overweight and obesity in non-pregnant women of childbearing age in South Africa: subgroup regression analyses of survey data from 1998 to 2017. BMC Public Health 2022 Feb 25; 22(1): 395. DOI: 10.1186/s12889-022-12601-6.
  46. Лескова И.В., Ершова Е.В., Никитина Е.А., Красниковский В.Я., Ершова Ю.А., Адамская Л.В. Ожирение в России: современный взгляд под углом социальных проблем. Ожирение и метаболизм 2019; 16(1): 20-26. DOI: 10.14341/omet9988.
  47. Левченко О.В., Герасимов А.Н., Кучма В.Р. Влияние социально-экономических факторов на заболеваемость детей и подростков социально значимыми и основными классами болезней. Здоровье населения и среда обитания – ЗНиСО 2018; 305(8): 21-25. DOI: 10.35627/2219-5238/2018-305-8-21-25.

References

  1. Salikhova AF, Farkhutdinova LM, Allaberdina DU. Ozhirenie – epidemiya XXI veka. Istoriya issledovaniya i sovremennyy vzglyad na problemu [Obesity: an epidemic of the 21st Century. Previous studies and modern view on the problem]. The Herald of the Academy of Sciences of the Republic of Bashkortostan 2012; 17(1): 32-38. (In Russian).
  2. Ozhirenie i izbytochnyy ves [Obesity and overweight]. [Online]. Available from: https://www.who.int/news-room/fact-sheets/detail/obesity-and-overweight. (Date accessed 2022 May 5)
  3. Achkasov E.E., Rapoport S.I., Runenko S.D., Razina A. О. Ozhirenie: sovremennyy vzglyad na problemu [Obesity: the modern view of a problem]. Clinical Medicine 2016; 94(5): 333-338. DOI: 10.18821/0023-2149-2016-94-5-333-338. (In Russian).
  4. Shalnova S.A., Deev A.D., Balanova Yu.A., Kapustina A.V., Imaeva A.E., Muromtseva G.A., et al. Dvadtsatiletnie trendy ozhireniya i arterial'noy gipertonii i ikh assotsiatsii v Rossii [Twenty years trends of obesity and arterial hypertension and their association in Russia]. Cardiovascular Therapy and Prevention 2017; 16(4): 4-10. DOI: 10.15829/1728-8800-2017-4-4-10. (In Russian).
  5. Bocharova O.V., Teplyakova E.D. Ozhirenie u detey i podrostkov – problema zdravookhraneniya XXI veka [Children and adolescents' obesity is the 21st century health problem]. Kazan medical journal 2020; 101(3): 381-388. DOI: 10.17816/KMJ2020-381.
  6. Razina AO, Runenko SD, Achkasov EE. Problema ozhireniya: sovremennye tendentsii v Rossii i v mire [Obesity: Current Global and Russian Trends]. Annals of the Russian Academy of Medical Sciences 2016; 71(2): 154-159. DOI: 10.15690/vramn655. (In Russian).
  7. Khodzhiyeva M.V., Skvortsova V.A., Borovik T.E., Namazova-Baranova L.S., Margieva T.V., Netrebenko O.K., et al. Sovremennye vzglyady na razvitie izbytochnoy massy tela i ozhireniya u detey. Chast' I [Contemporary Views on Development of Excess Body Weight and Obesity in Children. Part I]. Pediatricheskaya farmakologiya – Pediatric pharmacology 2015; 12(5): 573-578. DOI: 10.15690/pf.v12i5.1460. (In Russian).
  8. Francesco Branca, Haik Nikogosian, Tim Lobstein, ed. The challenge of obesity in the WHO European Region and the strategies for response. Copenhagen: WHO Regional Office for Europe, ‎2009‎. 392 p. [Online] [cited 2022 May 5]. Available from: https://apps.who.int/iris/handle/10665/326502 (In Russian).
  9. Drapkina O.M., Eliashevich S.O., Shepel R.N. Ozhirenie kak faktor riska khronicheskikh neinfektsionnykh zabolevaniy [Obesity as a risk factor for chronic non-communicable diseases]. Russ J Cardiol. 2016; 134(6): 73-79. DOI: 10.15829/1560-4071-2016-6-73-79. (In Russian).
  10. Gorbatenko N.V., Bezhenar V.F., Fishman M.B. Vliyanie ozhireniya na razvitie narusheniya reproduktivnoy funktsii u zhenshchin [Obesity and reproductive health of women]. Obesity and metabolism. 2017; 14(1): 3-8. DOI: 10.14341/omet201713-8. (In Russian).
  11. Saltanova S.D. Sovremennye aspekty diagnostiki, lecheniya i profilaktiki ozhireniya u detey [Modern aspects of diagnosis, treatment and prevention of obesity in children]. Child's Health. 2017; 12(6): 712-719. DOI: 10.22141/2224-0551.12.6.2017.112841. (In Russian).
  12. Rodionova T.I., Tepaeva A.I. Ozhirenie – global'naya problema sovremennogo obshchestva [Obesity – the global problem of modern society]. Fundamental research. 2012; (12-1): 132-136. (In Russian).
  13. Obesity – adult prevalence rate. [Online]. The World Factbook – Central Intelligence Agency (CIA) [cited 2022 May 5]. Available from: https://www.cia.gov/the-world-factbook/field/obesity-adult-prevalence-rate/country-comparison.
  14. These Are the World’s Healthiest Nations. [Online]. Bloomberg, 2019 [cited 2022 Mar 17]. Available from: https://www.bloomberg.com/news/articles/2019-02-24/spain-tops-italy-as-world-s-healthiest-nation-while-u-s-slips.
  15. Rosstat izuchil ratsion rossiyan [Rosstat studied the diet of Russians]. [Online]. Federal State Statistics Service, 2019 [cited 2022 May 5]. Available from: https://rosstat.gov.ru/folder/313/document/70761. (In Russian).
  16. Vasilevsky D.I., Balandov S.G., Anisimova K.A., Davletbaeva L.I. Ozhirenie - sotsial'no znachimaya meditsinskaya problema sovremennosti [Obesity - a current socially significant medical problem]. Russian Biomedical Research. 2019; 4(3): 29-33. (In Russian).
  17. Bor'ba s ozhireniem kak fokus razvitiya Natsional'nogo zdravookhraneniya [The fight against obesity as a focus of National health development]. [Online] [cited 2022 May 5]. Available from: https://www.endocrincentr.ru/news/borba-s-ozhireniem-kak-fokus-razvitiya-nacionalnogo-zdravoohraneniya. (In Russian).
  18. Klimov L.Y., Atanesyan R.A., Verisokina N.Е., Shanina S.V., Dolbnya S.V., Kuryaninova V.A., et al. Rol' endokrinnoy patologii materi v patogeneze narusheniy vnutriutrobnogo i postnatal'nogo razvitiya detey: sovremennyy vzglyad v ramkakh kontseptsii pishchevogo programmirovaniya (obzor literatury) [Role of the endocrine disorders in pregnancy in the pathogenesis of intrauterine and postnatal developmental disorders in children: modern view within the concept of nutritional programming (literature review)]. Meditsinskiy sovet/ Medical Council 2018; (17): 38-46. DOI: 10.21518/2079-701X-2018-17-38-46. (In Russian).
  19. Anufrieva E.V., Neupokoeva L.Yu., Kovtun O.P. Tendentsii rasprostranennosti ozhireniya u detey i podrostkov v Sverdlovskoy oblasti [Trends in the prevalence of obesity among children and adolescents in the Sverdlovsk region]. Russian Pediatric Journal. 2020; 1(2): 5-9. DOI: 10.15690/rpj. v1i2.2087. (In Russian).
  20. Mamchik N.P., Gabbasova N.V., Dzen N.V., Kolnet I.V. Ozhirenie naseleniya v Voronezhskoy oblasti: sovremennaya epidemiologicheskaya situatsiya [Obesity of population in the Voronezh Region: the current epidemiologic situation]. Public Health and Life Environment – PH&LE. 2020; (5): 4-11. DOI: 10.35627/2219-5238/2020-326-5-4-11. (In Russian).
  21. Martynova I.N., Vinyarskaya I.V., Terletskaya R.N., Postnikova E.V., Frolova G.S. Voprosy istinnoy zabolevaemosti i rasprostranennosti ozhireniya sredi detey i podrostkov [Questions of true incidence and prevalence of obesity in children and adolescents]. Rossijskij pediatriecskij zurnal – Russian Pediatric Journal 2016; 19(1): 23-28. DOI: 10.18821/1560-9561-2016-19(1)-23-28. (In Russian).
  22. Pandemiya ozhireniya sredi detey i podrostkov: pochemu stremitel'no polneyut mal'chiki? [The obesity pandemic among children and adolescents: why are boys rapidly getting fatter?]. [Online] [cited 2022 June 6]. Available from: https://78.ru/articles/2020-10-12/pandemiya_ozhireniya_sredi_detei_i_podrostkov_pochemu_stremitelno_polneyut_malchiki. (In Russian).
  23. Artyukhov IP, Kapitonov VF, Senchenko AYu, Kapitonov FV. Zabolevaemost' naseleniya v usloviyakh aktivnoy dispanserizatsii [Morbidity of population in the conditions of active clinical examination]. Siberian Medical Review 2019; (2): 110-116. DOI: 10.20333/2500136-2019-2-110-116. (In Russian).
  24. Kaveshnikov VS, Serebryakova VN, Trubacheva IA. Otnoshenie k svoemu zdorov'yu, ego parametry i samootsenka sredi uchastnikov profilakticheskoy aktsii [Health attitudes, their parameters, and self-rated health in participants of the preventive effort]. The Siberian Journal of Clinical and Experimental Medicine 2014; 29(3): 115-122. DOI: 10.29001/2073-8552-2014-29-3-115-122. (In Russian).
  25. Spiridonova TK, Diomidova V.N., Voropaeva L.A. Rol' tsentra zdorov'ya v diagnostike rannikh priznakov ozhireniya (na primere Chuvashskoy Respubliki) [The role of the health center in the diagnostics of early signs of obesity (by the example of Chuvash Republic)]. Medical Almanac 2012; (2): 20-23. (In Russian).
  26. 9th Meeting of the WHO European Childhood Obesity Surveillance Initiative (COSI). Meeting Report. [Online]. WHO Regional Office for Europe, 2016 [cited 2022 May 5]. Available from: https://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0009/325782/9th-COSI-meeting-report-en.pdf.
  27. Shalnova SA, Deev AD, Kapustina AV, Balanova YuA, Konstantinov VV, Kiseleva NV. Massa tela i ee vklad v smertnost' ot serdechno-sosudistykh zabolevaniy i vsekh prichin sredi rossiyskogo naseleniya [Body weight and its impact on all-cause and cardiovascular mortality in Russia]. Cardiovascular Therapy and Prevention 2014; 13(1): 44-48. DOI: 10.15829/1728-8800-2014-1-44-48. (In Russian).
  28. Drapkina OM, Budnevsky AV, Ovsyannikov ES, Kontsevaya AV, Drobysheva ES. Sarkopenicheskoe ozhirenie: zakonomernosti i paradoksy [Sarcopenic obesity: patterns and paradoxes]. Profilakticheskaya Meditsina 2021; 24(1): 73‑78. DOI: 10.17116/profmed20212401173. (In Russian).
  29. Nedogoda SV, Vertkin AL, Naumov AV, Barykina IN, Salasyuk AS. Ozhirenie i komorbidnaya patologiya v praktike poliklinicheskogo vracha. Chast' I: opredelenie, diagnostika [Obesity and comorbid pathology in the practice of a polyclinic doctor]. Ambulatornyj Priem 2016; 2(1): 21-32. (In Russian).
  30. Girsh Y.V., Gerasimchik O.A. Rol' i mesto bioimpedansnogo analiza v otsenke sostava tela detey i podrostkov s razlichnoy massoy tela [The role and place of bioimpedance analysis assessment of body composition of children and adolescents with different body mass]. Bulletin of Siberian Medicine 2018; 17(2): 121-132. DOI: 10.20538/1682-0363-2018-2-121-132. (In Russian).
  31. Klinicheskie rekomendatsii "Ozhirenie" (utv. Minzdravom Rossii) [Clinical guidelines "Obesity" (approved by the Ministry of Health of Russia)]. [Online] [cited 2022 May 5]. Available from: https://cr.minzdrav.gov.ru/recomend/28_2 (In Russian).
  32. Klinicheskie rekomendatsii "Ozhirenie u detey" (utv. Minzdravom Rossii) [Clinical guidelines "Obesity in children" (approved by the Ministry of Health of Russia)]. [Online] [cited 2022 May 5]. Available from: https://cr.minzdrav.gov.ru/schema/229_2 (In Russian).
  33. Perevoshchikova N.K., Seliverstov I.A., Drakina S.A., Chernykh N.S. Bioimpedansnyy analiz v klinicheskoy praktike [Bioelectrical impedance analysis in clinical practice]. Mother and Baby in Kuzbass. 2021; 86(3): 11-20. DOI: 10.24412/2686-7338-2021-3-11-20. (In Russian).
  34. Gerasimchik O.A., Girsh Y.V. Kompozitsionnyy sostav tela u detey i podrostkov s ozhireniem [Compositional composition of the body in obese children and adolescents]. Translational Medicine 2019; 6(1): 51-57. DOI: 10.18705/2311-4495-2019-6-1-51-57. (In Russian).
  35. Altayskiy kray pobedil v federal'nom konkurse «Zdorov'e natsii» [Altai territory won the Federal competition "Health of the Nation"]. [Online] [cited 2022 June 6]. Available from: http://zdravalt.ru/society-and-us/news/altayskiy-kray-pobedil-v-federalnom-konkurse-zdorove-natsii/?sphrase_id=200552. (In Russian).
  36. Lozovskaya S.A., Izergina E.V., Kurgannikova E.R. Faktory okruzhayushchey sredy i ozhirenie naseleniya regionov Dal'nego vostoka Rossii [Environmental factors and obesity of the population of the Regions of the Far East of Russia]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya [Online]. 2019 [cited 2022 June 15]; (1): 55. Available from: https://science-education.ru/ru/article/view?id=28558. (In Russian).
  37. Ob utverzhdenii metodik rascheta dopolnitel'nykh pokazateley federal'nogo proekta "Formirovanie sistemy motivatsii grazhdan k zdorovomu obrazu zhizni, vklyuchaya zdorovoe pitanie i otkaz ot vrednykh privychek" natsional'nogo proekta "Demografiya" [On approval of methods for calculating additional indicators of the federal project "Formation of a system of motivation of citizens to a healthy lifestyle, including healthy nutrition and rejection of bad habits" of the national project "Demography"]. Prikaz Minzdrava Rossii ot 12.04.2021 N 325. [Online]. 2021 [cited 2022 June 6]. Available from: https://static-0.minzdrav.gov.ru/system/attachments/attaches/000/057/361/original приказ_325_о_методиках_расчета_показателей_2021.pdf?1626082226. (In Russian).
  38. Ob utverzhdenii metodiki rascheta pokazatelya "Dolya grazhdan s ozhireniem"[On approval of the methodology for calculating the indicator "Proportion of citizens with obesity"]. Prikaz Rosstata ot 30.08.2019 N 477. [Online]. 2019 [cited 2022 June 6]. Available from: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_332681/. (In Russian).
  39. Ob utverzhdenii metodiki rascheta pokazatelya "Dolya grazhdan s ozhireniem" [On approval of the methodology for calculating the indicator "Proportion of citizens with obesity"]. Prikaz Rosstata ot 17.10.2019 N 600. [Online]. 2019 [cited 2022 June 6]. Available from: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_337012/. (In Russian).
  40. Dobrovol'nyy natsional'nyy obzor khoda osushchestvleniya Povestki dnya v oblasti ustoychivogo razvitiya na period do 2030 goda [Voluntary national review of the implementation of the 2030 Agenda for Sustainable Development]. [Online]. Analiticheskiy tsentr pri Pravitel'stve Rossiyskoy Federatsii, 2020 [cited 2022 June 15]. Available from: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/cW1DBqYs/Добровольный%20национальный%20обзор%202020.pdf. (In Russian).
  41. Proekt "Zdorovoe Pitanie" (Federal'naya sluzhba po nadzoru v sfere zashchity prav potrebiteley i blagopoluchiya cheloveka) [Healthy Food Project (Federal Service for Supervision of Consumer Rights Protection and Human Well-Being)]. [Online]. Premiya Runeta 2020 [cited 2022 June 15]. Available from: https://premiaruneta.ru/nominant/935. (In Russian).
  42. O vnesenii izmeneniy v Federal'nyy zakon "O kachestve i bezopasnosti pishchevykh produktov" i stat'yu 37 Federal'nogo zakona "Ob obrazovanii v Rossiyskoy Federatsii" [On Amendments to the Federal Law "On the Quality and Safety of Food Products" and Article 37 of the Federal Law "On Education in the Russian Federation"]. Federal'nyy zakon ot 01.03.2020 N 47-FZ. Sobranie zakonodatel'stva RF, 02.03.2020, N 9, st. 1139. (In Russian).
  43. Tat'yana Golikova provela itogovoe zasedanie Soveta pri Pravitel'stve po voprosam popechitel'stva v sotsial'noy sfere [Tatiana Golikova held the final meeting of the Council under the Government on Guardianship in the social sphere]. [Online]. 2021 [cited 2022 June 15]. Available from: http://government.ru/news/44251/. (In Russian).
  44. Maklaeva N.N., Osychenko M.E., Kamynina N.N. Shkola korrektsii pitaniya kak odna iz form profilakticheskoy raboty s naseleniem [School correction power as one of the forms of preventive work with the population]. Meditsinskaya sestra 2016; (5): 51-54. (In Russian).
  45. Nglazi M.D., Ataguba J.EO. Overweight and obesity in non-pregnant women of childbearing age in South Africa: subgroup regression analyses of survey data from 1998 to 2017. BMC Public Health. 2022 Feb 25; 22(1): 395. DOI: 10.1186/s12889-022-12601-6.
  46. Leskova I.V., Ershova E.V., Nikitina E.A., Krasnikovsky V.Y., Ershova Yu.A., Adamskaya L.V. Ozhirenie v Rossii: sovremennyy vzglyad pod uglom sotsial'nykh problem [Obesity in Russia: modern view in the light of a social problems]. Obesity and metabolism. 2019; 16(1): 20-26. DOI: 10.14341/omet9988. (In Russian).
  47. Levchenko O.V., Gerasimov A.N., Kuchma V.R. Vliyanie sotsial'no-ekonomicheskikh faktorov na zabolevaemost' detey i podrostkov sotsial'no znachimymi i osnovnymi klassami bolezney [The impact of socio-economic factors on the incidence of children and adolescents of socially significant and main classes of diseases]. Public Health and Life Environment – PH&LE. 2018; 305(8): 21-25. DOI: 10.35627/2219-5238/2018-305-8-21-25. (In Russian).

Просмотров: 171

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 18.11.2022 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search