О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Главная arrow Архив номеров arrow №1 2023 (69) arrow ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ И КАЧЕСТВО ЖИЗНИ ВРАЧЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 2021 Г.
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ И КАЧЕСТВО ЖИЗНИ ВРАЧЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 2021 Г. Печать
07.03.2023 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2023-69-1-1

1Самофалов Д.А., 1Чигрина В.П., 1Тюфилин Д.С., 1Чаргазия Л.Д., 2Китнюк К.Г., 1Кобякова О.С., 1Деев И.А.
1ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва, Россия
2Компания МедРокет (ООО «МедРейтинг»), Москва Россия

Резюме

Развитие синдрома профессионального выгорания у медицинских работников является одной из причин дефицита кадров, который в настоящее время во всем мире составляет 7,2 млн человек, а по данным доклада Всемирной организации здравоохранения «A Universal Truth: No health without a workforce» в 2035 году достигнет 12,9 миллионов специалистов. Результаты ряда отечественных исследований подтверждают важность данной проблемы и в России. Существуют убедительные доказательства того, что профессиональное выгорание ассоциируется со снижением качества медицинской помощи и качества жизни врачей.

Цель исследования: оценить уровень профессионального выгорания и качества жизни врачей в Российской Федерации в разрезе федеральных округов в 2021 году.

Материалы и методы. Количественный анализ был проведен с помощью анкетирования: сокращенная версия опросника Maslach Burnout Inventory в русскоязычной адаптации Н.Е. Водопьяновой, краткий опросник ВОЗ для оценки качества жизни, вопросы про работу врачей в условиях COVID-19. Рассылка вопросов была проведена интернет-порталом prodoctorov.ru (21 731 респондентов, отклик 17%). В исследовании приняли участие 3370 врачей различных специальностей, работающих в системе здравоохранения Российской Федерации. Для статистической обработки результатов исследования использовался пакет программ Statistica for Windows 10.0. Качественные данные представлены в виде абсолютных или относительных (в %) частот, количественные — в виде X ± x, где X — среднее арифметическое, x — стандартное отклонение. Нулевая гипотеза (об отсутствии различия значений между группами) отвергалась при p <0,05.

Результаты. Все врачи, принявшие участие в настоящем исследовании (n=3370), имели профессиональное выгорание различной степени выраженности. Низкая степень профессионального выгорания выявлена у 14% респондентов, 18% имели среднюю степень профессионального выгорания, 29% – высокую степень профессионального выгорания и 39% – крайне высокую степень профессионального выгорания. Самый низкий уровень профессионального выгорания отмечен у респондентов из Дальневосточного федерального округа. Крайне высокая степень профессионального выгорания со средним интегральным значением (8,87 баллов) зафиксирована в Северо-Кавказском федеральном округе. Что касается факторов выгорания, у врачей, работающих с COVID-19, на 10% чаще наблюдали выгорание высокой и крайне высокой степени. Также было отмечено, что у врачей хирургической группы специальностей чаще наблюдали профессиональное выгорание высокой и крайне высокой степени. В государственных медицинских организациях наблюдался существенно более высокий средний интегральный показатель профессионального выгорания, чем в частных (p <0,01). У старшего поколения медицинских работников в среднем уровень профессионального выгорания был ниже, чем у более молодых врачей (p <0,01). Наименьший уровень качества жизни врачей наблюдался в Центральном федеральном округе, наибольший — в Дальневосточном федеральном округе. Уровень качества жизни обратно пропорционален уровню профессионального выгорания.

Заключение. Впервые было проведено исследование уровня профессионального выгорания врачей на территории всей Российской Федерации в разрезе федеральных округов. Исследование показывает, что выгоранию подвержено большинство врачей во всех федеральных округах. Стоит отметить, что уровень выгорания коррелирует с качеством жизни и рядом факторов, в том числе с работой с COVID-19. Проблема требует решений в краткосрочной перспективе, потому что она влияет на качество медицинской помощи, безопасность пациентов, к тому же является одной из причин кадрового дефицита в системе здравоохранения. Результаты исследования позволят определить подходы к формированию мероприятий по профилактике профессионального выгорания.

Ключевые слова: профессиональное выгорание; качество жизни; распространенность выгорания.

Контактная информация: Самофалов Дмитрий Александрович, Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов в связи с публикацией данной статьи.
Соблюдение этических стандартов. Письменное согласие участника на проведение опроса и обработку полученных сведений было получено во время опроса. Исследование одобрено решением локальной этической комиссии.
Для цитирования: Самофалов Д.А., Чигрина В.П., Тюфилин Д.С., Чаргазия Л.Д., Китнюк К.Г., Кобякова О.С., Деев И.А. Профессиональное выгорание и качество жизни врачей в Российской Федерации в 2021 г. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2023; 69(1):1. Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1445/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2023-69-1-1

PROFESSIONAL BURNOUT AND QUALITY OF LIFE OF PHYSICIANS IN THE RUSSIAN FEDERATION IN 2021
1Samofalov DA, 1Chigrina VP, 1Tyufilin DS, 1Chargasia LD, 2Kitnuk KG, 1Kobyakova OS, 1Deev IA
1 Federal research institute for Health organization and informatics of Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow, Russia
2 “Medrocket” company, Moscow, Russia

Abstract

Burnout among medical workers is one of the reasons for personnel shortage, which currently stands at 7.2 million people worldwide, and according to the World Health Organization “A Universal Truth: No health without a workforce" will reach 12.9 million specialists in 2035. Results of a number of domestic studies confirm that this problem is relevant to Russia either. There is a strong evidence that burnout is associated with the reduced quality of care and decreased life quality of doctors.

The purpose of the study was to assess the level of professional burnout and life quality of doctors in the Russian Federation in 2021 by federal district.

Material and methods. Quantitative analysis was carried out using the following tool: the Maslach Burnout Inventory adapted by N.E. Vodopyanova, a short WHO questionnaire for assessing the quality of life, questions about doctors’ work in the context of COVID-19. The questions were distributed through the website prodoctorov.ru (21,731 respondents with a 17% feedback). The study involved 3370 doctors of various specialties employed in the Russian healthcare system. Statistica for Windows 10.0 was used for statistical processing of the study results. Qualitative data are presented in the form of absolute or relative (%) frequencies, while quantitative data are presented in the form of X ± x, where X is the arithmetic mean, x is the standard deviation. The null hypothesis (that there is no difference in values between the groups) was rejected at p <0.05.

Results. All doctors participated in this study (n=3370) had professional burnout of different level. A low-level burnout was detected in 14% of the respondents, 18% had a moderate level of burnout, 29% had a high-level of professional burnout, while 39% of the respondents had an extremely high level of burnout. The lowest level of burnout was noted among the respondents from the Far Eastern Federal District.

The extremely high level of burnout was recorded in the North Caucasian Federal District with the average integral value of 8.87 scores. Doctors working with COVID-19 patients were 10% more likely to experience high and extremely high levels of burnout. The study also identified that doctors of the surgical specialties more often experienced high and extremely high levels of professional burnout. In state medical organizations, the average integral indicator of burnout was significantly higher than in private ones (p <0.01). The older generation of medical workers, on average, had a lower level of professional burnout compared to younger doctors (p<0.01). The lowest level of quality of life of doctors was registered in the Central Federal District, while the highest one - in the Far Eastern Federal District. The level of life quality is inversely proportional to the level of burnout.

Conclusion. For the first time ever, the level of professional burnout among doctors throughout the Russian Federation with a breakdown on federal districts has been analyzed. The study shows that the majority of doctors in all federal districts are prone to burnout. It should be noted here that the level of burnout correlates with the quality of life and a number of factors, including work with COVID-19 patients. The problem requires solutions in the short term, since it affects the quality of care, patient safety, and is also one of the reasons for personnel shortage in healthcare.

Keywords: burnout, quality of life, prevalence of burnout

Corresponding author: Dmitry A. Samofalov, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Samofalov DA,
https://orcid.org/0000-0002-0379-4382
Chigrina VP, https://orcid.org/0000-0002-5044-4836
Tyufilin DS, https://orcid.org/0000-0002-9174-6419
Chargasia LD, https://orcid.org/0000-0002-8033-6377
Kitnuk KG, https://orcid.org/0000-0006-2497-3305
Kobyakova OS, https://orcid.org/0000-0003-0098-1403
Deev IA, https://orcid.org/0000-0002-4449-4810
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Competing interests. The authors declare the absence of any conflicts of interest regarding the publication of this paper.
Compliance with ethical standards. The written consent of the participant to conduct the survey and to process the information obtained was obtained prior to the start of the survey. The studies were approved by the decision of the local ethics committee.
For citation: Samofalov DA, Chigrina VP, Tyufilin DS, Chargasia LD, Kitnuk KG, Kobyakova OS, Deev IA. Professional burnout and quality of life of physicians in the Russian Federation in 2021. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia [serial online] 2023; 69(1):1. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1445/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2023-69-1-1 (In Rus).

Введение

Профессиональное выгорание (ПВ) медицинских работников – серьезная проблема в сфере здравоохранения как в России, так и за рубежом. С 2019 года данный синдром включен в XI-ю редакцию Международной классификации болезней (МКБ-XI) как «Фактор, влияющий на состояние здоровья или обращение в службы здравоохранения» (QD85) [1].

Развитие синдрома ПВ у медицинских работников является одной из причин дефицита кадров, который в настоящее время во всем мире составляет 7,2 млн человек, а по данным доклада Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) «A Universal Truth: No health without a workforce» в 2035 году достигнет 12,9 млн специалистов [2].

Результаты ряда отечественных исследований подтверждают важность данной проблемы и в России. Так, согласно данным ФГБУ «ЦНИИОИЗ» Минздрава России в 2021 году дефицит врачей (с учетом федеральных и частных медицинских организаций) составил 26,4 тыс. человек [3]. Существуют убедительные доказательства того, что ПВ ассоциируется со снижением качества медицинской помощи и увеличением частоты медицинских ошибок [4]. Также, во многих исследованиях показано, что ПВ приводит к снижению уровня качества жизни (КЖ) [4].

Возникновение пандемии COVID-19 оказало значительное влияние на систему здравоохранения. Медицинские работники столкнулись с беспрецедентно острым стрессом на рабочем месте, что усугубило проблему их профессионального выгорания и КЖ. Совокупность данных факторов может привести к увеличению дефицита медицинских кадров. [5]

Цель исследования – оценить уровень профессионального выгорания, качества жизни врачей, а также установить факторы, влияющие на них, в Российской Федерации в разрезе федеральных округов в 2021 году.

Материалы и методы

Данное исследование проведено специалистами ФГБУ «ЦНИИОИЗ» Минздрава России совместно с платформой IT-решений для медицины «МЕДРОКЕТ».

Анкета, использованная в опросе, (22 вопроса) – сокращенная версия опросника MBI (Maslach Burnout Inventory) в русскоязычной адаптации Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой, разработанного на основе трехфакторной модели «синдрома выгорания» К. Маслач [6; 7]. Это стандартизированная международная и повсеместно используемая анкета, определяющая уровень ПВ в трех субшкалах: эмоциональное истощение, деперсонализация и редукция личных достижений [6].

Эмоциональное истощение проявляется в ощущениях эмоционального перенапряжения и в чувстве опустошённости, исчерпанности собственных эмоциональных ресурсов. Человек чувствует, что не может отдаваться работе, как раньше. Деперсонализация представляет собой тенденцию развивать негативное, бездушное, циничное отношение к пациентам. Контакты становятся обезличенными и формальными. Снижение профессиональной успешности (редуцирование персональных достижений) проявляется как снижение чувства компетентности в своей работе, недовольство собой, уменьшение ценности своей деятельности, негативное самовосприятие в профессиональном плане [6].

Методика MBI предполагает расчет интегрального показателя ПВ, который определяет степень ПВ (Таблица 1).

Таблица 1

Ранжирование баллов по степени ПВ

Диапазон баллов Степень ПВ
Меньше 4 Низкая степень
От 4 до 6 Средняя степень
От 6 до 9 Высокая степень
Больше 9 Крайне высокая степень

КЖ – это восприятие индивидами их положения в жизни в контексте культуры и системе ценностей, в которых они живут, в соответствии с целями, ожиданиями, нормами и заботами (определение ВОЗ) [8]. Согласно мнению экспертов Организации Объединенных Наций и Европейской экономической комиссии КЖ, связанное со здоровьем, следует рассматривать как интегральную характеристику физического, психического и социального функционирования здорового и больного человека, основанную на его субъективном восприятии [9].

Второй блок анкеты – краткий опросник ВОЗ для оценки КЖ из 26 вопросов, объединенных в 4 домена («физическое здоровье», «психологическое здоровье и благополучие», «социальные отношения» и «факторы окружающей среды») [10]. В домене «Психологическое здоровье и благополучие» изучаются различные аспекты психологического здоровья индивида и их влияние на КЖ. В домене «Социальные отношения» изучаются аспекты социальной сферы общения с родственниками, коллегами и другими людьми. Домен «Факторы окружающей среды» включает в себя климат, экологию, условия проживания, безопасность и др. [8].

Также в анкету добавлены вопросы про работу врачей в условиях COVID-19. Использовались данные из анкет участников, предоставленных платформой «МЕДРОКЕТ»: о стаже, рейтинге, врачебной категории, наличии ученой степени и др.

Рассылка вопросов проведена интернет-порталом prodoctorov.ru (21 731 респондентов). В исследовании приняли участие 3370 врачей различных специальностей (отклик составил 17%), работающих в системе здравоохранения Российской Федерации. Участие в опросе для всех медицинских работников было анонимным и добровольным. Заполненная анкета считалась подписанным информированным согласием респондента на участие в исследовании и разрешением на обработку предоставленных данных, о чем свидетельствовала запись в начальной части опросника. Для статистической обработки результатов исследования использовался пакет программ Statistica for Windows 10.0. Качественные данные представлены в виде абсолютных или относительных (в %) частот, количественные — в виде X ± x, где X — среднее арифметическое, x — стандартное отклонение. Нулевая гипотеза (об отсутствии различия значений между группами) отвергалась при p <0,05. Для оценки различий средних в попарно не связанных выборках использовался U-критерий Манна—Уитни. С целью определения корреляции оцениваемых факторов, из числа количественных признаков исследуемой популяции, с уровнем профессионального выгорания для каждого оцениваемого фактора был рассчитан коэффициент ранговой корреляции Спирмена, а также проведен множественный регрессионный анализ.

В соответствии с номенклатурой должностей медицинских и фармацевтических работников определены медицинские специальности, указанные респондентами при заполнении анкет [11]. Все респонденты были условно разделены на три группы в соответствии с профилем своей специальности. Данное деление основано на предположении о влиянии специальности на социально-экономические и профессиональные факторы риска развития ПВ. Таким образом, первая группа включала медицинские специальности терапевтического профиля (например: врачи-терапевты, врачи-кардиологи, врачи-эндокринологи, врачи-гастроэнтерологи, врачи-пульмонологи, врачи-неврологи и другие), вторая – хирургического профиля (например: врачи акушеры-гинекологи, врачи анестезиологи-реаниматологи и другие) и третья – диагностического профиля (например: врачи-рентгенологи, врачи-лаборанты, врачи ультразвуковой диагностики, врачи функциональной диагностики, врачи клинической лабораторной диагностики).

Результаты

Общая характеристика врачей, принявших участие в исследовании

В исследовании приняли участие 3370 врачей различных специальностей, из них 40,7% мужчин и 59,3% женщин. Медианный возраст врачей составил 40 лет (23-78). В Таблице 2 представлены медианный возраст, стаж и рейтинг врачей (согласно отзывам на сайте prodoctorov.ru) в разрезе федеральных округов.

Таблица 2

Общая характеристика врачей в разрезе федеральных округов

Федеральный округ Медианный возраст, лет Медианный стаж, лет Медианный рейтинг, балл
Южный 42 (23-70) 19 (1-45) 4,5 (0,1-5)
Северо-Западный 41 (23-78) 17 (0-51) 4,0 (0,2-5)
Приволжский 40 (24-71) 17 (0-49) 4,0 (0,1-5)
Центральный 38 (23-72) 14 (0-50) 3,9 (0-5)
Уральский 38 (26-71) 15 (0-47) 4,0 (0-5)
Сибирский 37 (25-68) 14 (0-43) 3,9 (0-5)
Дальневосточный 37 (27-68) 14,5 (0-46) 4,0 (0,6-5)
Северо-Кавказский 35 (25-65) 12 (4-42) 4,0 (0,4-5)

Примечание: в скобках указаны минимальные и максимальные значения

Наибольший медианный возраст имели врачи из Южного федерального округа (42 года), наименьший – из Северо-Кавказского федерального округа (35 лет).

В исследовании 4,6% врачей являлись специалистами диагностического профиля, 30,7% – хирургического профиля, 64,7% – терапевтического профиля.

Профессиональное выгорание

Все врачи, принявшие участие в исследовании, имели ПВ, низкая степень ПВ выявлена у 14% респондентов, 18% имели среднюю степень ПВ, 29% – высокую степень ПВ и 39% – крайне высокую степень ПВ. Минимальный уровень ПВ был равен 3 баллам, максимальный уровень – 15 баллам (во всех федеральных округах). Самый низкий медианный уровень ПВ наблюдали у респондентов из Дальневосточного федерального округа – 7,75 баллов. Крайне высокая степень ПВ с медианным интегральным значением 8,87 баллов зафиксирована в Северо-Кавказском федеральном округе.

В Дальневосточном (7,71) и Южном (7,75) федеральных округах медианный уровень профессионального выгорания был <8 баллов, в Сибирском (8,48), Приволжском (8,26), Северо-Западном (8,33) и Центральном (8,44) федеральных округах – от 8,1 до 8,5 баллов, в Северо-Кавказском (8,87) и Уральском (8,67) – >8,6 баллов.


Рис. 1
Рис. 1. Субшкалы профессионального выгорания

Примечание: зафиксирована статистически значимая разница в уровне выгорания по каждой субшкале между федеральными округами (p <0,05).

Различия по всем трем субшкалам в разрезе федеральных округов являются статистически значимыми: «Эмоциональное истощение» (Kruskal-Wallis хи-квадрат = 25,8, df = 7, p = 0,0005), «Деперсонализация» (Kruskal-Wallis хи-квадрат = 13,7, df = 7, p < 0,05) и «Профессиональная успешность» (Kruskal-Wallis хи-квадрат = 18,3, df = 7, p = 0,01).

По всем трем субшкалам ПВ врачи из Северо-Кавказского и Уральского федеральных округов имели наибольшие медианные показатели, что свидетельствует о том, что врачи находятся в состоянии эмоционального перенапряжения, совмещенного с чувством отчуждения от действительности и негативным самовосприятием в профессиональной деятельности.

Самые низкие показатели наблюдали в Южном и Дальневосточном федеральных округах: врачи здесь лучше справлялись с эмоциональным напряжением, были больше вовлечены в рабочий процесс в сравнении с респондентами с более низкими показателями ПВ, а также ощущали ценность своей деятельности.

Структура распределения врачей по степени ПВ по группам специальностей была примерно одинаковой (Kruskal-Wallis хи-квадрат = 16,9, df = 7, p = 0,14), однако у врачей хирургической группы специальностей чаще наблюдали профессиональное выгорание высокой и крайне высокой степеней (Рисунок 2).

Рис. 2
Рис. 2. Распределение степени ПВ у представителей различных специальностей, %

Также у старшего поколения медицинских работников в среднем уровень ПВ был ниже, чем у более молодых врачей (p <0,01). У врачей, работающих в государственных медицинских организациях, наблюдался (p <0,01) более высокий средний показатель ПВ (9 баллов), чем у тех, кто работал в частных (8 баллов). Кроме этого, у врачей, работающих с COVID - 19, на 10% чаще (p <0,01) наблюдали выгорание высокой и крайне высокой степени по сравнению с теми, кто не имел такого опыта (Рисунок  3).

Рис. 3
Рис. 3. Средний показатель профессионального выгорания в разрезе возрастных групп и типов медицинских организаций

Таким образом, факторами ПВ врачей являлись: работа с COVID-19, молодой возраст, работа в государственных медицинских организациях, а также хирургическая специальность.

Качество жизни врачей

Наименьший уровень КЖ врачей наблюдался в Центральном федеральном округе (154 балла), наибольший – в Дальневосточном федеральном округе (172 балла). Средний общий уровень КЖ в разрезе федеральных округов представлен в Таблице 3.

Таблица 3

Средний общий уровень КЖ по федеральным округам

Качество жизни, баллы
(min – 0, max – 400)
Федеральные округа
Больше 170 Дальневосточный, Южный
От 160 до 170 Приволжский, Уральский, Сибирский
Менее 160 Северо-Кавказский, Центральный, Северо-Западный

Различия по федеральным округам являются статистически значимыми (Kruskal-Wallis хи-квадрат = 16,9, df = 7, p = 0,02). В среднем КЖ врачей, работающих в частных медицинских организациях выше, чем в государственных на 7%.

При оценке связи КЖ и ПВ из всех доменов наиболее статистически значимым (p <0,05) оказался домен «физическое здоровье»: чем ниже был уровень ПВ у врачей, тем выше оказались показатели (Рисунок 4).

Рис. 4
Рис. 4. Уровень ПВ в зависимости от домена (физическое здоровье)

Кроме того, высокий уровень ПВ негативно влиял на показатели доменов «социальные отношения» и «факторы окружающей среды»: чем выше ПВ, тем меньше баллов набирал респондент по данному домену (p <0,05).

Обсуждение

Полученные результаты исследования коррелируют с рядом зарубежных исследований, но демонстрируют некоторые отличия от трендов [12–14]. Так, например, исследование, проведенное в 2021 году в Канаде, показало, что большинство врачей, участвовавших в опросе во время пандемии COVID-19, сообщали о высоком уровне выгорания – что совпадает с результатами настоящего исследования [12].

Исследование, проведенное в период пика пандемии COVID-19 в Сербии, показало, что 6 из 9 врачей имели высокую и крайне высокую степень выгорания, как и в настоящем исследовании [14]. Проведенное в Испании в конце 2020 года исследование выявило связь возраста с уровнем профессионального выгорания: чем старше врач, тем выше уровень выгорания. В настоящем же исследовании связь между уровнем выгорания и возрастом не была статистически значимой.

Для предотвращения развития синдрома ПВ у медицинских работников необходимо разрабатывать профилактические мероприятия с учетом факторов, которые на него влияют, в том числе выявленных в рамках настоящего исследования.

В ряде отечественных работ показано, что одним из факторов, влияющих на профессиональное выгорание медицинских работников, является статус профессии врача в обществе. Негативное отношение граждан к медицинскому персоналу влияет как на эмоциональное состояние сотрудников медицинских организаций, так и на приверженность к лечению (комплаентность) у пациентов.

С связи с этим необходимо повышать статус медицинского работника в обществе, в первую очередь информируя население о достижениях и заслугах врачей, достигнутых результатах лечения сложных пациентов и объемах выполняемой работы [15].

Также во многих исследованиях доказана высокая частота факторов риска хронических неинфекционных заболеваний (ХНИЗ) среди медицинских работников. В связи с этим необходимо усиление профилактических мероприятий для этой категории граждан. Одним из вариантов решения данной задачи является разработка и внедрение типовых корпоративных программ укрепления здоровья в медицинских организациях [16].

С учетом непосредственного влияния на профессиональное выгорание социально-экономических факторов, в частности наличия кредитных обязательств у медицинских работников [15], рекомендуется предусмотреть возможность льготного кредитования или рекредитования данной категории граждан в рамках региональных программ [17].

Известно, что отсутствие полноценного отдыха оказывает отрицательное влияние как на физическое, так и на эмоциональное состояние сотрудников. Для решения данной проблемы необходима систематизация штатного расписания медицинских работников в рамках медицинской организации с учетом их загруженности, совместительства, числа занимаемых ставок [17]. Одним из предлагаемых к реализации мероприятий является создание прозрачной многоуровневой системы нематериальной мотивации. Кроме того, необходимо использовать различные элементы, которые будут помогать вовлекать в рабочий процесс людей с совершенно разными архетипами и стилями мышления. Необходимо не только создавать отдельные элементы нематериального поощрения (грамоты, благодарности, доски почета), но и обеспечивать преемственность между ними, а также предлагать понятные механизмы их получения [18].

Заключение

Проблема ПВ врачей остается актуальной для Российской Федерации, так как все врачи, принявшие участие в настоящем исследовании, имели ПВ различной степени выраженности. ПВ коррелирует с работой с COVID-19: у данной категории врачей на 10% чаще наблюдалось выгорание высокой и крайне высокой степени. Кроме того, ПВ высокой и крайне высокой степени чаще наблюдали у врачей хирургической группы специальностей. В государственных медицинских организациях наблюдался более высокий средний интегральный показатель ПВ, чем в частных. У старшего поколения медицинских работников в среднем уровень ПВ был ниже, чем у более молодых врачей. Уровень КЖ был обратно пропорционален уровню ПВ. Исследование показало, что выгоранию подвержено большинство врачей во всех федеральных округах. Проблема требует решений в краткосрочной перспективе, потому что она влияет на качество медицинской помощи, безопасность пациентов, к тому же является одной из причин кадрового дефицита в системе здравоохранения.

Библиография

  1. ICD-11 [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://icd.who.int/ru (Дата доступа: 22.12.2022).
  2. A Universal Truth: No Health Without A Workforce [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.who.int/publications/m/item/hrh_universal_truth (Дата доступа: 22.12.2022).
  3. Ресурсы и деятельность медицинских организаций здравоохранения, 1 часть Медицинские кадры: статистические материалы. Москва: ЦНИИОИЗ Минздрава России; 2022. 284 с.
  4. Кобякова О.С., Деев И.А., Куликов Е.С., Пименов И.Д., Хомяков К.В. Эмоциональное выгорание у врачей и медицинские ошибки. Есть ли связь? Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2016; 47 (1): 5. Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/732/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2016-47-1-5. (Дата доступа: 22.12.2022).
  5. Петриков С.С., Холмогорова А.Б., Суроегина А.Ю., Микита О.Ю., Рой А.П., Рахманина А.А. Профессиональное выгорание, симптомы эмоционального неблагополучия и дистресса у медицинских работников во время эпидемии COVID-19. Консультативная психология и психотерапия. 2020; 28 (2): 8–45. DOI: https://doi.org/10.17759/cpp.2020280202
  6. Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания. Диагностика и профилактика: Практическое пособие. 3-е изд., испр. и доп. Москва: Издательство Юрайт; 2020.
  7. Maslach C., Jackson S.E., Leiter M.P. Maslach Burnout Inventory Manual. 3rd ed. California: CPP, Inc; 1996.
  8. WHOQOL - Measuring Quality of Life| The World Health Organization Режим доступа: https://www.who.int/tools/whoqol (Дата доступа: 22.12.2022).
  9. European Commission. Eurostat. Quality of life: facts and views: 2015 edition. LU: Publications Office, 2015.
  10. Russian_WHOQOL-BREF. Режим доступа: https://www.who.int/tools/whoqol/whoqol-bref/docs/default-source/publishing-policies/whoqol-bref/russian-whoqol-bref (Дата доступа: 22.12.2022).
  11. Об утверждении Номенклатуры должностей медицинских работников и фармацевтических работников. Приказ Минздрава России от 20 декабря 2012 года № 1183н. Режим доступа: https://roszdravnadzor.gov.ru/documents/466 (Дата доступа: 20.12.2022).
  12. Mercuri M., Clayton N., Archambault P., Wallner C., Boulos M.E., Chan T. M., Gérin-Lajoie C., Gray S., Schwartz L., Ritchie K., de Wit K., Network for Canadian Emergency Researchers Canadian emergency medicine physician burnout: a survey of Canadian emergency physicians during the second wave of the COVID-19 pandemic. CJEM 2022; 24(3): 288–292. https://doi.org/10.1007/s43678-021-00259-9.
  13. Seda-Gombau G., Montero-Alía J. J., Moreno-Gabriel E., Torán-Monserrat, P. Impact of the COVID-19 Pandemic on Burnout in Primary Care Physicians in Catalonia. International journal of environmental research and public health 2021; 18(17): 9031. https://doi.org/10.3390/ijerph18179031.
  14. Jakovljevic B., Stojanovic K., Nikolic Turnic T., Jakovljevic V.L.. Burnout of Physicians, Pharmacists and Nurses in the Course of the COVID-19 Pandemic: A Serbian Cross-Sectional Questionnaire Study. International journal of environmental research and public health 2021;18(16): 8728. https://doi.org/10.3390/ijerph18168728.
  15. Кобякова О.С., Деев И.А., Куликов Е.С., Тюфилин Д.С., Плешков М.О., Хомяков К.В. Медицинские сестры: факторы профессионального выгорания. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2021; 29 (2): 353-358.
  16. Бочкарева Е.В., Копылова Г.А., Бутина Е.К. Вопросы укрепления здоровья работников в публичной социальной отчетности российских компаний. Профилактическая медицина 2018;21(6): 26‑30
  17. Кобякова О.С., Деев И.А., Куликов Е.С., Альмикеева А.А., Пименов И.Д., Гарганеева Н.П., et al. Частота факторов риска хронических неинфекционных заболеваний среди врачей различных специальностей в Томской области. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2020;19(1):32-39. DOI: https://doi.org/10.15829/1728-8800-2019-2239
  18. Бреусов А.В., Чирков В.А., Зиновьев П.В. Практические аспекты управления процессом мотивации персонала медицинской организации. Вестник современной клинической медицины. 2016;9(2):117-119. DOI: 10.20969/VSKM.2016.9(2).117-119

References

  1. ICD-11 [Electronic resource]. Available from: https://icd.who.int/ru (Date accessed: Dec 22, 2022).
  2. A Universal Truth: No Health Without A Workforce [Electronic resource]. Available from: https://www.who.int/publications/m/item/hrh_universal_truth (Date accessed: Dec 22, 2022).
  3. Resursy i deyatel'nost' meditsinskikh organizatsiy zdravookhraneniya, 1 chast' Meditsinskie kadry: statisticheskie materialy. TsNIIOIZ Minzdrava Rossii [Resources and activities of medical healthcare organizations. Part 1 Medical personnel: statistical materials]. Moscow: Russian Institute of Health of the Ministry of Health of Russia; 2022. 284 p. (In Rus.).
  4. Kobyakova O.S., Deev I.A., Kulikov E.S., Pimenov I.D., Khomyakov K.V. Emotsional'noe vygoranie u vrachey i meditsinskie oshibki. Est' li svyaz'? [Burnout in doctors and medical errors. Is there a connection?]. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia [serial online] 2016; 47(1): 5. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/732/30/lang,ru DOI: 10.21045/2071-5021-2016-47-1-5. (Date accessed: Dec 22, 2022). (In Rus.).
  5. Petrikov S.S., Kholmogorova A.B., Suroegina A.Yu., Mikita O.Yu., Roy A.P., Rakhmanina A.A. Professional'noe vygoranie, simptomy emotsional'nogo neblagopoluchiya i distressa u meditsinskikh rabotnikov vo vremya epidemii COVID-19 [Professional burnout, symptoms of emotional distress and distress in healthcare workers during the COVID pandemic]. Counseling Psychology and Psychotherapy. 2020; 28 (2): 8–45. DOI: https://doi.org/10.17759/cpp.2020280202 (In Rus.).
  6. Vodopyanova N.E., Starchenkova E.S. Sindrom vygoraniya. Diagnostika i profilaktika: Prakticheskoe posobie [Burnout syndrome: diagnostics and prevention. Practical guide]. 3rd ed., Rev. and additional. Moscow: Izdatel'stvo Yurayt, 2020. (In Rus.).
  7. Maslach C., Jackson S.E., Leiter M.P. Maslach Burnout Inventory Manual. 3rd ed. California: CPP, Inc; 1996.
  8. WHOQOL - Measuring Quality of Life| The World Health Organization. Available from: https://www.who.int/tools/whoqol (Data accessed: Dec 22, 2022).
  9. European Commission. Eurostat. Quality of life: facts and views: 2015 edition. LU: Publications Office, 2015.
  10. Russian_WHOQOL-BREF. Available from: https://www.who.int/ tools/whoqol/whoqol-bref/docs/default-source/publishing-policies/whoqol-bref/russian-whoqol-bref (Dane accessed: Dec 22, 2022).
  11. Ob utverzhdenii Nomenklatury dolzhnostey meditsinskikh rabotnikov i farmatsevticheskikh rabotnikov. Prikaz Minzdrava Rossii ot 20 dekabrya 2012 goda № 1183n. [On approval of the Nomenclature of positions of medical workers and pharmaceutical workers. Order of the Ministry of Health of Russia dated December 20, 2012 No. 1183n]. Access mode: https://roszdravnadzor.gov.ru/documents/466 (Access date: 12/20/2022). (In Rus.).
  12. Mercuri M., Clayton N., Archambault P., Wallner C., Boulos M.E., Chan T. M., Gérin-Lajoie C., Gray S., Schwartz L., Ritchie K., de Wit K., Network for Canadian Emergency Researchers. Canadian emergency medicine physician burnout: a survey of Canadian emergency physicians during the second wave of the COVID-19 pandemic. CJEM 2022; 24(3): 288–292. Available from: https://doi.org/10.1007/s43678-021-00259-9.
  13. Seda-Gombau G., Montero-Alía J.J., Moreno-Gabriel E., Torán-Monserrat, P. Impact of the COVID-19 Pandemic on Burnout in Primary Care Physicians in Catalonia. International journal of environmental research and public health, 2021;18(17): 9031. Available from: https://doi.org/10.3390/ijerph18179031.
  14. Jakovljevic B., Stojanovic K., Nikolic Turnic T., Jakovljevic V. L. Burnout of Physicians, Pharmacists and Nurses in the Course of the COVID-19 Pandemic: A Serbian Cross-Sectional Questionnaire Study. International journal of environmental research and public health 2021; 18(16): 8728. https://doi.org/10.3390/ijerph18168728.
  15. Kobyakova O.S., Deev I.A., Kulikov E.S., Tyufilin D.S., Pleshkov M.O., Khomyakov K.V. Meditsinskie sestry: faktory professional'nogo vygoraniya. [Nurses: factors of professional burnout]. Problems of social hygiene, public health and history of medicine. 2021; 29 (2): 353-358. (In Rus.).
  16. Bochkareva E.V., Kopylova G.A., Butina E.K. Voprosy ukrepleniya zdorov'ya rabotnikov v publichnoy sotsial'noy otchetnosti rossiyskikh kompaniy. [Issues of improving the health of employees in the public social reporting of Russian companies]. Profilakticheskaya meditsina 2018;21(6): 26‑30.
  17. Kobyakova O.S., Deev I.A., Kulikov E.S., Al'mikeeva A.A., Pimenov I.D., Garganeeva N.P., et al. Chastota faktorov riska khronicheskikh neinfektsionnykh zabolevaniy sredi vrachey razlichnykh spetsial'nostey v Tomskoy oblasti. [The frequency of risk factors for chronic non-communicable diseases among doctors of various specialties in the Tomsk region]. Cardiovascular therapy and prevention. 2020;19(1):32-39. DOI: https://doi.org/10.15829/1728-8800-2019-2239. (In Rus.).
  18. Breusov A.V., Chirkov V.A., Zinov'ev P.V. Prakticheskie aspekty upravleniya protsessom motivatsii personala meditsinskoy organizatsii] Practical aspects of managing the process of motivation of the personnel of a medical organization. Bulletin of modern clinical medicine. 2016;9(2):117-119. DOI: 10.20969/VSKM.2016.9(2).117-119. (In Rus.).

Просмотров: 1062

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 06.04.2023 г. )
След. »
home contact search contact search