О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Главная
ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ ВИЧ-ИНФЕКЦИЕЙ И НАРКОМАНИЕЙ В РОССИИ И ОСОБЕННОСТИ ИХ КОРРЕЛЯЦИИ Печать
21.03.2024 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2024-70-1-16

1 Огаркова Д.А., 1 Адгамов Р.Р., 1 Земских Б.Л., 1 Воскобойников А.А., 1,2 Цыганова Е.В., 1,3 Гущин В.А., 2,4 Мазус А.И.
1Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии им. почетного академика Н.Ф. Гамалеи» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва, Россия
2 Московский городской центр профилактики и борьбы со СПИДом Департамента здравоохранения города Москвы, Москва, Россия
3 Кафедра вирусологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, Москва, Россия
4 Международный учебно-методический центр вирусологии человека Медицинского института Российского университета дружбы народов, Москва, Россия

Резюме

Актуальность. В настоящее время структура потребления наркотических средств в Российской Федерации (инъекционных, неинъекционных, психоактивных и других) претерпевает изменения, что может оказывать влияние на соотношение путей передачи ВИЧ-инфекции. Эти изменения эпидемического процесса требуют дальнейшего исследования для формирования адекватных мер противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации.

Цель. Выявить особенности корреляции заболеваемости ВИЧ-инфекцией и наркоманией в России и описать их роль и влияние на эпидемический процесс ВИЧ-инфекции в России на современном этапе.

Материалы и методы. В работе использовались данные форм федерального статистического наблюдения: по заболеваемости ВИЧ-инфекцией – форма ФСН № 61 «Сведения о ВИЧ-инфекции», по наркоманиям – форма ФСН № 11 «Сведения о заболеваемости наркологическими расстройствами». Данные по наркотическим средствам получены на портале Единой межведомственной информационно-статистической системы, предоставлены Министерством внутренних дел Российской Федерации. Данные о количестве населения - с портала Росстата. Для исследования данных применяли корреляционный анализ. Обработка данных проведена с использованием ПО SPSS Statistics ver. 26.

Результаты. Корреляционный анализ ожидаемо выявил значимую связь между заболеваемостью ВИЧ-инфекцией и выявляемостью потребителей инъекционных наркотиков в Российской Федерации.

С 2017 г. связь между заболеваемостью ВИЧ-инфекцией и потребителями всех видов наркотических средств также становится значимой, при этом доля потребителей инъекционных наркотиков среди всех потребителей психоактивных веществ падает с 50% в 2011 г. до 18,7 % в 2021 г. Снижается количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, а также количество изъятых наркотиков и административных правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств по данным 2017 – 2021 гг.

Заключение. Изменение структуры потребления наркотических средств – снижение доли опиоидной группы и рост доли потребления синтетических наркотиков приводит к изменению в структуре инфицирования среди всех потребителей наркотиков – растет доля контактно-полового пути передачи, доля инъекционного пути снижается. Предположительно неинъекционные психоактивные вещества играют все большую роль среди факторов, предрасполагающих к рискованному сексуальному поведению, а группа риска не ограничивается только потребителями инъекционных наркотиков среди потребителей наркотических веществ. Представляется целесообразным в целях дальнейшего эпидемиологического анализа группу риска потребителей наркотических средств разделять на потребителей инъекционных наркотиков – и потребителей неинъекционных наркотиков.

Ключевые слова: ВИЧ; наркомания; эпидемический процесс ВИЧ-инфекции в России; структура потребления наркотических веществ; корреляционный анализ

Контактная информация: Адгамов Руслан Ринатович, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script .
Финансирование. Государственное задание № 122021800327-4.
Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов в связи с публикацией данной статьи.
Соблюдение этических стандартов. Данный вид исследования не требует прохождения экспертизы локальным этическим комитетом.
Для цитирования: Огаркова Д.А., Адгамов Р.Р., Земских Б.Л., Воскобойников А.А., Цыганова Е.В., Гущин В.А., Мазус А.И. Заболеваемость ВИЧ-инфекцией и наркоманией в России и особенности их корреляции. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2024; 70(1):16. Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1573/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2024-70-1-16

HIV INCIDENCE AND DRUG ADDICTION IN RUSSIA AND FEATURES OF THEIR CORRELATION
1Ogarkova D.A., 1Adgamov R.R., 1Zemskich B.L., 1Voskoboynikov A.A., 1,2Tsyganova E.V., 1,3Gushchin V.A., 2,4Mazus A.I.
1National Research Centre for Epidemiology and Microbiology named after Honorary Academician N.F. Gamaleya of the Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow, Russia
2 Moscow City Center for AIDS Prevention and Control of the Moscow Healthcare Department, Moscow, Russia
3 Department of Virology, Biological Faculty, Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russia
4 International Educational and Methodological Center of Human Virology of the Medical Institute of the Peoples' Friendship University of Russia, Moscow, Russia

Abstract

Significance. The structure of drug use in the Russian Federation (injectable, non-injectable, psychoactive and others) is undergoing changes, which may affect the ratio of HIV transmission routes. These changes in the epidemic process require further research to form adequate measures to counter the spread of HIV infection in the Russian Federation.

The purpose of the study was to identify specific features of correlation between HIV infection and drug addiction incidence in Russia and describe their role and influence on the HIV epidemic process in Russia at the present stage.

Material and Methods. The study used data of the federal statistical observation forms on HIV incidence – Form No.61 “Information about HIV-infection” and on drug addiction – Form No.11 “Information about incidence of substance dependence disorders”. Data on narcotic drugs were retrieved from the website of the Unified interdepartmental information and statistical system provided by the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation. Population data were taken from the Rosstat website. The study used correlation analysis. Data processing was carried out using the SPSS Statistics ver. 26.

Results. The correlation analysis shows a significant relationship between HIV incidence and detection of injecting drug users in the Russian Federation.

Since 2017, the relationship between HIV incidence and users of all types of narcotic drugs has become significant as well, while the share of injecting drug users among all drug users dropped from 50% in 2011 to 18.7% in 2021. According to data for 2017 to 2021, the number of crimes related to illicit drug trafficking, as well as the amount of narcotic drugs withdrawn and the number of administrative offenses related to illicit drug trafficking are decreasing.

Conclusion. Changes in the structure of drug use – a decrease in the share of the opioid group and an increase in the share of synthetic drug use leads to a change in the structure of infection among all drug users – the share of sexual transmission is increasing; while the share of the injection is decreasing. Presumably, non-injectable psychoactive substances play an increasing role among the factors predisposing to risky sexual behavior, and the risk group is not limited to injecting drug users only. For the purpose of a further epidemiological analysis it seems appropriate to divide the risk group of drug users into injecting drug users and non–injecting drug users.

Keywords: HIV; drug addiction; epidemiological process of HIV infection in Russia; structure of drug use; correlation analysis

Corresponding author: Ruslan R. Adgamov, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Ogarkova DA
, https://orcid.org/0000-0002-1152-4120
Adgamov RR, https://orcid.org/0009-0002-7514-5944
Zemskich BL, https://orcid.org/0000-0002-1874-0157
Voskoboynikov AA, https://orcid.org/0000-0002-4543-7156
Gushchin VA, https://orcid.org/0000-0002-9397-3762
Tsyganova EV, https://orcid.org/0000-0002-3410-2510
Mazus AI, https://orcid.org/0000-0003-2581-1443
Acknowledgments. State task № 122021800327-4
Competing interests. The authors declare the absence of any conflicts of interest regarding the publication of this paper.
Compliance with ethical standards. This study does not require a conclusion from the Local Ethics Committee.
For citation: Ogarkova DA, Adgamov RR, Zemskich BL, Voskoboynikov AA, Tsyganova EV, Gushchin VA, Mazus AI. HIV incidence and drug addiction in Russia and features of their correlation. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia [serial online] 2024; 70(1):16. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1573/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2024-70-1-16 (In Rus).

Введение

Одной из групп риска заражения ВИЧ-инфекцией во всем мире являются потребители инъекционных наркотиков (ПИН). В Российской Федерации ПИН являются ключевой группой риска, так как особенностью начала распространения ВИЧ-инфекции в Российской Федерации была высокая частота заражения ВИЧ парентеральным путем при употреблении инъекционных наркотиков [1] В настоящее время уровень заболеваемости наркологическими расстройствами и структура потребителей наркотических средств (инъекционных и неинъекционных) различается в зависимости от региона и оказывают различное влияние на заболеваемость ВИЧ-инфекцией [2]. Так, согласно данным форм федерального статистического наблюдения количество зарегистрированных больных наркологическими расстройствами в 2000 г. составляло практически 3,4 млн. человек, но к 2020 г. их количество снизилось до менее 1,8 млн. человек, что составило 2,3% и 1,2%, соответственно, от общей численности населения Российской Федерации [3].

Несмотря на снижение количества больных наркологическими расстройствами, психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ, по-прежнему представляют собой одну из важнейших медико-социальных проблем и оказывают влияние на заболеваемость ВИЧ-инфекцией [1].

Несмотря на большое количество работ и данных по анализу заболеваемости наркологическими расстройствами, а также анализу зависимости между этими заболеваниями, исследования по анализу влияния изменения структуры потребления наркотических средств (инъекционных, неинъекционных, психоактивных и других) на соотношение путей передачи ВИЧ-инфекции отсутствуют. По нашему мнению, такие работы необходимы, так как социально-экономические изменения в России за последние 10-15 лет приводят к изменению эпидемического процесса ВИЧ-инфекции, затрагивают широкие слои населения, формируют новые, либо подвергают изменению исторически сложившиеся группы риска. Эти изменения структуры эпидемического процесса требуют дальнейшего исследования для формирования адекватных мер противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации.

Цель. Выявить особенности корреляции заболеваемости ВИЧ-инфекцией и наркоманией в России и описать их роль и влияние на эпидемический процесс ВИЧ-инфекции в России на современном этапе.

Материалы и методы

В работе использовались данные форм федерального статистического наблюдения: № 61 «Сведения о ВИЧ-инфекции», № 11 «Сведения о заболеваемости наркологическими расстройствами»; № 37 «Сведения о пациентах, больных алкоголизмом, наркоманиями, токсикоманиями». Данные о количестве населения взяты с портала Росстата [4]. Для исследования данных применяли корреляционный анализ. Обработка данных проведена с использованием ПО SPSS Statistics ver. 26.

На основании данных используемых источников составлены распределения заболеваемости ВИЧ-инфекцией (количество новых случаев, всего, форма ФСН № 61 «Сведения о ВИЧ-инфекции» [5] на 100 000 населения (по данным ежегодного населения) в разбивке по субъектам Российской Федерации. Учитывались субъекты Российской Федерации, входящие в состав страны до 2022 года, так как по новым субъектам данных недостаточно. Так же не были учтены данные субъектов Республика Крым и г. Севастополь ввиду недостаточности информации. Остальные субъекты учитывались индивидуально. Города федерального значения учитывались отдельно от соответствующих областей. Распределение заболеваемости наркологическими расстройствами (форма ФСН № 11 «Сведения о заболеваемости наркологическими расстройствами») [6] строилось с учетом размера населения, на 100 000 человек. Распределения проверены на нормальность с помощью критерия Колмогорова-Смирнова, срединные меры описаны медианой и интерквантильным размахом, а для определения корреляционных взаимодействий был использован критерий Спирмена с последующей оценкой значимости корреляций с помощью критерия хи-квадрат.

Для проведения анализа корреляции между заболеваемостью ВИЧ-инфекцией и уровнем потребления наркотиков использовались данные, предоставленные Министерством внутренних дел Российской Федерации о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров или аналогов, сильнодействующих веществ, и лицах, их совершивших; данных об изъятии из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров или аналогов, сильнодействующих веществ; данных об административных правонарушениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров или аналогов, размещенных на портале ЕМИСС [7] – государственном информационном ресурсе, объединяющим официальные государственные информационные статистические ресурсы, формируемые субъектами официального статистического учета в рамках реализации федерального плана статистических работ.

Результаты

В рамках работы проанализированы распределения показателей заболеваемости и распространенности ВИЧ-инфекции и наркомании (в том числе с учетом потребителей инъекционных наркотиков отдельно). В Приложении 1 приведены результаты проверки на нормальность распределения с помощью критерия Колмогорова-Смирнова. Поскольку в большинстве групп распределения значимо отличаются от нормального, то описаны срединные меры с помощью медианы и интерквантильного размаха, приведенные в Приложении 2. По распределениям видно повышение медианной заболеваемости ВИЧ-инфекцией к 2015 году с дальнейшим колебанием ее около 35 случаев на 100 000 населения в год до 2019 года и затем снижение в 2020-2022 годах с колебанием около 31 случая на 100 000 населения в год. В 2020 году наблюдается меньшее количество новых случаев.

Количество впервые выявленных лиц с наркотической зависимостью растет вплоть до 2015 года, затем начинает уменьшаться. Так же уменьшается доля лиц, использующих инъекционные наркотики (таблица в Приложении 2, таблица 1) (p<0,001, критерий Краскелла Уоллиса).

Проведен корреляционный анализ для выявления связи между заболеваемостью ВИЧ и потребителями наркотиков (форма ФСН №11, таблица 2000, строки 8+16) [6], а также с потребителями инъекционных наркотиков (форма ФСН №11, таблица 2000, строки 18) [6]. В таблице 1 представлены коэффициенты корреляции Спирмена и значимость.

Установлена значимая связь между заболеваемостью ВИЧ-инфекцией и выявляемостью потребителей инъекционных наркотиков умеренной тесноты согласно шкале Чеддока в каждый год с 2012 по 2022 года. В 2011 эта связь оказалась слабой согласно шкале Чеддока. Интересно, что с 2017 года имеется тенденция к появлению корреляционной связи между заболеваемостью ВИЧ-инфекцией и всеми потребителями наркотиков. Так, связь значима в 2017, 2019, 2021 и 2022 годах. В эти годы связь между двумя показателями слабой тесноты согласно шкале Чеддока. При этом доля потребителей инъекционных наркотиков среди потребителей всех наркотических средств падает с 2011 к 2022 году.

Таблица 1

Анализ связей между заболеваемостью ВИЧ-инфекцией и впервые выявленными потребителями наркотиков с помощью коэффициента корреляции Спирмена

  Года   Впервые выявленные потребители наркотиков на 100 000 населения Впервые выявленные потребители внутривенных наркотиков на 100 000 населения Доля использующих внутривенные наркотики из всех впервые выявленных
Заболеваемость ВИЧ на 100 000 населения 2011 Коэффициент корреляции 0,008 0,281 50,53% (45,67 - 55,40)
p 0,943 0,011
2012 Коэффициент корреляции 0,073 0,344 42,79% (38,06 - 47,52)
p 0,515 0,002
2013 Коэффициент корреляции 0,078 0,426 31,79% (27,86 - 35,71)
p 0,484 <0,001
2014 Коэффициент корреляции 0,128 0,496 26,07% (22,34 - 29,81)
p 0,248 <0,001
2015 Коэффициент корреляции 0,113 0,456 23,11% (19,78 - 26,44)
p 0,308 <0,001
2016 Коэффициент корреляции 0,102 0,306 23,05% (19,61 - 26,50)
p 0,359 0,001
2017 Коэффициент корреляции 0,289 0,358 22,71% (19,19 - 26,23)
p 0,005 0,001
2018 Коэффициент корреляции 0,186 0,334 19,22% (16,06 - 22,38)
p 0,093 0,003
2019 Коэффициент корреляции 0,241 0,352 19,63% (16,50 - 22,80)
p 0,028 0,001
2020 Коэффициент корреляции 0,193 0,335 20,01% (16,69 - 23,33)
p 0,080 0,002
2021 Коэффициент корреляции 0,227 0,332 18,69% (15,47 - 21,90)
p 0,039 0,002
2022 Коэффициент корреляции 0,274 0,303 18,95% (15,79 - 22,13)
p 0,012 0,005

Примечание. Полужирным шрифтом выделены значимые корреляции.

Для анализа из всего массива данных, представленных на портале ЕМИСС [7], размещенных Министерством внутренних дел, касающихся уголовных дел и административных протоколов в отношении лиц связанных с наркотическими средствами, а также количеством изъятых наркотических средств выбраны данные, которые связаны с употреблением наркотиков опиоидной группы инъекционным способом, соответственно напрямую связана с парентеральным механизмом передачи ВИЧ от человека к человеку и наркотические средства, которые употребляются другими, неинъекционными способами.

На представленных графиках видно, что число лиц, в отношении которых составлены протоколы об административных правонарушениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств опиоидной группы снижается с 4 885 лиц в 2017 г. до 3 026 лиц в 2021 г. (рис. 1А) [8]. В то же время уровни аналогичного показателя по другим видам наркотических средств: каннабиноидов, кокаина, синтетических наркотических средств остаются примерно на одном уровне, а по другим наркотическим или психотропным средствам (кривая голубого цвета) даже растет (рис. 1Б) [8].

Рис.1

Рис. 1

А. Число лиц, в отношении которых составлены протоколы об административных правонарушениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств опиоидной группы [8].

Б. Число лиц, в отношении которых составлены протоколы об административных правонарушениях, связанных с незаконным оборотом каннабиноидов, кокаина, синтетических наркотических средств. [8].

Снижение наблюдается и в отношении числа лиц, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств опиоидной группы (рис. 2А) [9], с 5 444 случаев в 2017 г. до 3 091 случаев на конец 2022 г. В тоже время число лиц, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом: синтетических наркотиков растет с 4 814 человек в 2017 г. до 5 000 на конец 2022 г., каннабиноидов – незначительно падает с 9 323 человек в 2017 г. до 7 185 на 2022 г., а кокаина – остается на минимальном уровне (рис. 2Б) [9].

Рис.2

Рис. 2

А. Число лиц, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств опиоидной группы [9]

Б. Число лиц, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом синтетических наркотиков, каннабиноидов, кокаина [9].

Указанные выше тенденции снижения соотносятся также с таким показателем как «Количество наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, сильнодействующих веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ, изъятых на момент возбуждения уголовного дела».

На рисунке 3А продемонстрировано снижение количества изъятых наркотических средств опийной группы с 499 062 грамм в 2017 г. до 303 129 грамм на 2022 г. с резким подъемом этого значения в 2021 г. – 848 663 грамм [10]. В то же время количество изъятых синтетических наркотических средств растет с 2 349 155 граммов в 2017 г. до 7 572 038 граммов на 2022 г. и занимает первое место по количеству всех наркотических средств. Количество изъятых наркотических средств каннабисной группы, психотропных и сильнодействующих веществ незначительно снижается либо остается на прежнем уровне год к году (рис. 3Б) [10].

Рис.2

Рис. 3

А. Количество изъятых наркотических средств опийной группы [10]

Б. Рост количества изъятых синтетических наркотических средств (кривая черного цвета). Количество изъятых наркотических средств каннабисной группы, психотропных и сильнодействующих веществ незначительно снижается либо остается на прежнем уровне год к году [10]

Обсуждение

Наличие корреляционных связей заболеваемости ВИЧ-инфекцией с уровнем употребления внутривенных наркотических средств не ново и было показано во многих биоповеденческих и эпидемиологических исследованиях. Однако, структура потребления наркотических веществ в России и мире меняется, и как следствие, изменяется характер распространения ВИЧ-инфекции.

Мы показали, что появляется значимая корреляционная связь слабой тесноты между потребителями наркотических веществ и заболеваемостью ВИЧ-инфекцией в 2017, 2019, 2021 и 2022 годах, однако, вопреки ожиданиям, доля лиц, потребляющих наркотические вещества инъекционным способом, не растет, а снижается, особенно в период 2011 – 2018 годов. Таким образом, вероятно усиление или изменение непрямого влияния потребления наркотических средств на распространение ВИЧ-инфекции вследствие более рискованного поведения в результате наркотического опьянения. Различные факторы, связанные с рискованным сексуальным поведением, были показаны для Тринидад и Тобаго [11,12] Независимое влияние алкоголя на решения, касающиеся секса, приводящие к увеличению риска заражения ВИЧ-инфекцией в два раза по сравнению с не употребляющими алкоголь был показан в Южной Африке [13].Так же неоднократно было показано, что представители группы высокого риска заражения ВИЧ-инфекцией часто употребляют алкоголь (77% из всех участников метаанализа и 55% потребляли алкоголь в большом количестве) [14,15]. В то время, как алкоголь некоторыми исследователями предложен как предиктор других факторов риска, связанных с заражением ВИЧ-инфекцией [16] и как фактор, влияющий на профилактические мероприятия ВИЧ [17], роль неинъекционных наркотических веществ в мировой научной литературе практически не описана.

Несмотря на то, что согласно форме статистического наблюдения № 37 «Сведения о пациентах, больных алкоголизмом, наркоманиями, токсикоманиями» [6], среди обследованных на антитела к ВИЧ пациентов у 19,9% потребителей наркотиков инъекционным способом оказался положительный результат, а среди потребителей наркотических средств другими способами – только 8,1%, вероятно, имеет смысл рассматривать их как отдельную группу риска и вероятно распространять программу противодействия распространения ВИЧ инфекции на данную группу как группу повышенного риска. Дальнейшие эпидемиологические и биоповеденческие исследования, учитывающие данную группу отдельно, позволят уточнить риск инфицирования и описать портрет пациента, требующего внимание со стороны органов здравоохранения.

Заключение

На основании полученных результатов корреляционного анализа и их анализа совместно с данными показателей по уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, административным протоколам, связанным с наркотическими средствами, количеству изъятых наркотических средств за период с 2017 по 2022 гг., а также данными Госдоклада Роспотребнадзора о том, что доля случаев инфицирования ВИЧ парентеральным путем за последние 10 лет снижается и возрастает доля контактно-полового пути передачи ВИЧ-инфекции [18] – можно сделать вывод, что меняется структура потребления наркотических средств: доля опиоидной группы снижается, а доля синтетических наркотиков растет, следовательно это приводит к изменению в структуре инфицирования среди потребителей наркотиков: растет доля контактно-полового пути передачи, доля инъекционного пути снижается. На основании этого можно предположить, что неинъкционные наркотические средства играют все большую роль среди факторов, предрасполагающих к рискованному сексуальному поведению, а группа риска потребителей наркотических средств гораздо больше и не ограничивается только потребителями инъекционных наркотиков. Представляется целесообразным в целях дальнейшего эпидемиологического анализа группу риска потребителей наркотических средств разделять на: потребителей инъекционных наркотиков и на потребителей неинъекционных наркотиков. Дальнейшее изучение особенностей протекания эпидемического процесса в этой группе риска заражения ВИЧ-инфекцией потребует проведения биоповеденческих исследований на системной основе, результаты которых будут применены для разработки соответствующих мер противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации.

Библиография

  1. Киржанова В.В., Кошкина Е.А., Муганцева Л.А., Покровский В.В., Ладная Н.Н. Наркомания и ВИЧ-инфекция в России: анализ данных и поиск зависимостей. Наркология 2006; 5 (12): 21-28.
  2. Астрелин А.М. Тенденции заболеваемости, распространенности и смертности от ВИЧ-инфекции и туберкулеза в регионах России в XXI веке. Демографическое обозрение 2020; 7(4): 82-107. DOI: https://doi.org/10.17323/demreview.v7i4.12045.
  3. Семенова Н.В., Вишняков Н.И., Куркова Е.С., Скрипов В.С., Есина К.М., Томинина Е.В., Кулаков Д.Д. Заболеваемость наркоманией и алкоголизмом в Российской Федерации в первых двух десятилетиях XXI века. Динамика и основные тенденции. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2022; 68(4):15. Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1405/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-4-15 (Дата доступа: 10.08.2023).
  4. Демография. Федеральная служба государственной статистики. Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/12781# (Дата доступа: 10.08.2023).
  5. Об утверждении форм федерального статистического наблюдения с указаниями по их заполнению для организации Министерством здравоохранения Российской Федерации федерального статистического наблюдения в сфере охраны здоровья: Приказ Росстата от 30.12.2020 №863 (ред. от 20.12.2021). Режим доступа: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_373430/ (Дата доступа: 10.08.2023).
  6. Об утверждении статистического инструментария для организации Министерством здравоохранения Российской Федерации федерального статистического наблюдения за заболеваемостью населения наркологическими расстройствами: Приказ Росстата от 16.10.2013 №410. Режим доступа: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_153560/ (Дата доступа: 10.08.2023).
  7. ЕМИСС. Государственная статистика. Официальные статистические показатели. Режим доступа: https://www.fedstat.ru/(Дата доступа: 10.08.2023).
  8. Число лиц, в отношении которых составлены протоколы об административных правонарушениях. Государственная статистика. Режим доступа: https://www.fedstat.ru/indicator/58162. (Дата доступа: 10.08.2023).
  9. Число лиц, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров или аналогов, сильнодействующих веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ. Государственная статистика. Режим доступа: https://www.fedstat.ru/indicator/58160 (Дата доступа: 10.08.2023).
  10. Количество наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, сильнодействующих веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ, изъятых на момент возбуждения уголовного дела. Государственная статистика. Режим доступа: https://www.fedstat.ru/indicator/58159 (Дата доступа: 10.08.2023).
  11. Reid SD. HIV seroprevalence and risk factors in female substance abusers seeking rehabilitation in Trinidad and Tobago. West Indian Med J 2004 Jun;53(3):155-8.
  12. Reid SD, Malow RM, Rosenberg R. Alcohol, drugs, sexual behavior, and HIV in Trinidad and Tobago--the way forward. J Int Assoc Physicians AIDS Care (Chic) 2012 Jan-Feb;11(1):66-82. DOI: 10.1177/1545109711416245.
  13. Chersich MF, Rees HV. Causal links between binge drinking patterns, unsafe sex and HIV in South Africa: its time to intervene. Int J STD AIDS 2010 Jan;21(1):2-7. DOI: 10.1258/ijsa.2000.009432.
  14. Lan CW, Scott-Sheldon LA, Carey KB, Johnson BT, Carey MP. Prevalence of Alcohol Use, Sexual Risk Behavior, and HIV Among Russians in High-Risk Settings: a Systematic Review and Meta-Analysis. Int J Behav Med 2017 Apr; 24(2):180-190. DOI: 10.1007/s12529-016-9596-1.
  15. Okoro UJ, Carey KB, Johnson BT, Carey MP, Scott-Sheldon LAJ. Alcohol Consumption, Risky Sexual Behaviors, and HIV in Nigeria: A Meta-Analytic Review. Curr Drug Res Rev 2019; 11(2):92-110. DOI: 10.2174/1874473712666190114141157.
  16. Bohora S, Chaffin M, Shaboltas A, Bonner B, Isurina G, Batluk J, et al. Latent Class Analysis of HIV Risk Behaviors Among Russian Women at Risk for Alcohol-Exposed Pregnancies. AIDS Behav 2017 Nov;21(Suppl 2):243-252. DOI: 10.1007/s10461-017-1929-9.
  17. Palfai TP, Luehring-Jones P. How Alcohol Influences Mechanisms of Sexual Risk Behavior Change: Contributions of Alcohol Challenge Research to the Development of HIV Prevention Interventions. AIDS Behav 2021 Dec; 25(Suppl 3):314-332. DOI: 10.1007/s10461-021-03346-1.
  18. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2021 году. Государственный доклад, 2022. Москва: Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека; 2022. 340 с.

References

  1. Kirzhanova V.V., Koshkina E.A., Mugantseva L.A., Pokrovskiy V.V., Ladnaya N.N. Drug addiction and HIV infection in Russia: data analysis and dependency search. Narkologiya 2006; 5 (12): 21-28. (in Rus.).
  2. Astrelin A.M. Trends in morbidity, prevalence and mortality from HIV infection and tuberculosis in the regions of Russia in the XXI century. Demograficheskoe obozrenie 2020; 7(4): 82-107. DOI: https://doi.org/10.17323/demreview.v7i4.12045. (in Rus.).
  3. Semenova N.V., Vishnyakov N.I., Kurkova E.S., Skripov V.S., Esina K.M., Tominina E.V., Kulakov D.D. The incidence of drug addiction and alcoholism in the Russian Federation in the first two decades of the XXI century. Dynamics and main trends. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia [serial online] 2022; 68(4):15. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1405/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-4-15 (in Rus.).
  4. Demographics. Federal State Statistics Service. Available from: https://rosstat.gov.ru/folder/12781#. (Date accessed Aug 04, 2023). (in Rus).
  5. About the approval of forms of federal statistical observation with instructions on their completion for the organization by the Ministry of Health of the Russian Federation of federal statistical observation in the field of health protection. Order of Rosstat dated December 30, 2020 No. 863 (as amended on December 20, 2021). Available from: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_373430/ (Date accessed Aug 04, 2023). (in Rus.).
  6. About the approval of statistical tools for the organization by the Ministry of Health of the Russian Federation of the federal statistical monitoring of the incidence of the population with drug-related disorders. Order of Rosstat dated October 16, 2013 No. 410. Available from: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_153560/ (Date accessed Aug 04, 2023). (in Rus.).
  7. EMISS. State statistics. Official statistical indicators. Available from: https://www.fedstat.ru/. (Date accessed Aug 04, 2023). (in Rus.).
  8. The number of persons in respect of whom protocols on administrative offenses have been drawn up. State statistics. Available from: https://www.fedstat.ru/indicator/58162. (Date accessed: Aug 04, 2023). (in Rus.).
  9. The number of persons who have committed crimes related to the illicit trafficking of narcotic drugs, psychotropic substances and their precursors or analogues, potent substances, new potentially dangerous psychoactive substances. State statistics. Available from: https://www.fedstat.ru/indicator/58160. (Date accessed Aug 04, 2023). (in Rus.).
  10. The number of narcotic drugs, psychotropic substances and their precursors, potent substances, new potentially dangerous psychoactive substances seized at the time of initiation of criminal proceedings. State statistics. Available from: https://www.fedstat.ru/indicator/58159. (Date accessed: Aug 04, 2023). (in Rus.).
  11. Reid SD. HIV seroprevalence and risk factors in female substance abusers seeking rehabilitation in Trinidad and Tobago. West Indian Med J 2004 Jun;53(3):155-8.
  12. Reid SD, Malow RM, Rosenberg R. Alcohol, drugs, sexual behavior, and HIV in Trinidad and Tobago--the way forward. J Int Assoc Physicians AIDS Care (Chic) 2012 Jan-Feb;11(1):66-82. DOI: 10.1177/1545109711416245.
  13. Chersich MF, Rees HV. Causal links between binge drinking patterns, unsafe sex and HIV in South Africa: its time to intervene. Int J STD AIDS 2010 Jan; 21(1):2-7. DOI: 10.1258/ijsa.2000.009432.
  14. Lan CW, Scott-Sheldon LA, Carey KB, Johnson BT, Carey MP. Prevalence of Alcohol Use, Sexual Risk Behavior, and HIV Among Russians in High-Risk Settings: a Systematic Review and Meta-Analysis. Int J Behav Med 2017 Apr; 24(2):180-190. DOI: 10.1007/s12529-016-9596-1.
  15. Okoro UJ, Carey KB, Johnson BT, Carey MP, Scott-Sheldon LAJ. Alcohol Consumption, Risky Sexual Behaviors, and HIV in Nigeria: A Meta-Analytic Review. Curr Drug Res Rev 2019; 11(2):92-110. DOI: 10.2174/1874473712666190114141157.
  16. Bohora S, Chaffin M, Shaboltas A, Bonner B, Isurina G, Batluk J, et al. Latent Class Analysis of HIV Risk Behaviors Among Russian Women at Risk for Alcohol-Exposed Pregnancies. AIDS Behav 2017 Nov; 21(Suppl 2):243-252. DOI: 10.1007/s10461-017-1929-9.
  17. Palfai TP, Luehring-Jones P. How Alcohol Influences Mechanisms of Sexual Risk Behavior Change: Contributions of Alcohol Challenge Research to the Development of HIV Prevention Interventions. AIDS Behav 2021 Dec; 25(Suppl 3):314-332. DOI: 10.1007/s10461-021-03346-1.
  18. On the state of sanitary and epidemiological welfare of the population in the Russian Federation in 2021. State report 2022. Moscow: Federal'naya sluzhba po nadzoru v sfere zashchity prav potrebiteley i blagopoluchiya cheloveka; 2022. 340 p. (in Rus.).

Дата поступления: 07.09.2023

Приложения

Приложение 1

Проверка на нормальность распределений заболеваемости и распространенности ВИЧ и наркомании в регионах ежегодно

Параметр Год р (критерий Колмогорова-Смирнова на нормальность) Вывод
Заболеваемость ВИЧ на 100 000 населения 2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
распределение отличается от нормального во все изучаемые периоды
Распространенность ВИЧ+ людей на 100 000 населения 2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
распределение отличается от нормального во все изучаемые периоды
Заболеваемость наркоманией на 100 000 населения 2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
<0,001
0,162
0,024
0,031
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
0,004
0,009
<0,001
0,003
распределение отличается от нормального во все периоды, кроме 2012 года. В 2012 году значимых различий обнаружить не удалось
Из них потребители инъекционных наркотиков на 100 000 населения 2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
0,015
0,039
0,001
0,005
<0,001
0,004
0,024
<0,001
0,004
0,004
<0,001
<0,001
распределение отличается от нормального во все изучаемые периоды
Распространенность наркомании на 100 000 населения

2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022

0,021
0,009
0,017
0,005
0,001
0,018
0,001
0,002
<0,001
<0,001
<0,001
<0,001
распределение отличается от нормального во все изучаемые периоды
Из них потребители инъекционных наркотиков 2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
0,086
0,200
0,017
0,092
0,200
0,200
0,200
0,200
0,200
0,052
0,075
0,094
распределение отличается от нормального в 2013 году. В остальные временные периоды значимых различий обнаружить не удалось.

Приложение 2

Медиана и интерквантильный размах показателей заболеваемости и распространенности ВИЧ и наркомании ежегодно с 2011 по 2022 года

  Заболеваемость ВИЧ, случаев на 100 000 населения Распространённость ВИЧ, случаев на 100 000 населения Заболеваемость наркоманией, случаев на 100 000 населения Из них ново выявленные потребители инъекционных наркотиков Распространенность наркомании, случаев на 100 000 населения Из них потребители инъекционных наркотиков
2011 23,68 [12,55 - 48,24] 120,25 [69,22 - 279,59] 47,25 [29,61 - 66,43] 22 [9,69 - 31,05] 332,07 [238,66 - 486,17] 202,22 [136,32 - 302,46]
2012 25,44 [14,13 - 58,03] 117,89 [76 - 295,84] 45,46 [30,46 - 63,88] 16,34 [8,1 - 26,9] 345,85 [252,57 - 479,37] 208,55 [125,65 - 311,54]
2013 29,66 [14,54 - 60,4] 136,29 [83,88 - 325,89] 44,86 [31,97 - 63,73] 12,48 [6,75 - 20,7] 342,02 [251,23 - 467,13] 205,91 [119,7 - 268,02]
2014 34,24 [17,52 - 68,85] 152,75 [97,85 - 360,46] 51,58 [40,39 - 69,45] 11,9 [5,56 - 20,21] 346,05 [268,78 - 471,78] 184,85 [123,09 - 238,76]
2015 40,66 [21,75 - 70,3] 181,46 [114,03 - 424,02] 55,07 [39,52 - 67,95] 9,88 [6,31 - 16,95] 355,06 [274,38 - 467,17] 175,09 [111,75 - 226,49]
2016 34,44 [19,71 - 59,73] 206,63 [120,83 - 481,28] 39,33 [26,74 - 52,82] 8,34 [4,45 - 12,27] 317,11 [239,78 - 415,07] 157,81 [103,6 - 209,11]
2017 37,46 [22,62 - 55,54] 237,87 [134,21 - 506,63] 32,35 [22,65 - 47] 6,73 [2,81 - 11,17] 285,92 [212,53 - 391] 125,68 [72,29 - 183,78]
2018 35,34 [20,8 - 54,45] 257,21 [145,59 - 493,84] 29,88 [21,26 - 43,99] 4,81 [2,38 - 7,96] 268,67 [204,53 - 356,23] 112,03 [63,87 - 153,85]
2019 35,02 [21,14 - 52,23] 281,52 [164,28 - 536,77] 27,21 [18,61 - 40,38] 4,77 [1,55 - 8,2] 258,97 [185,23 - 331,91] 98,93 [58,56 - 146,57]
2020 29,82 [20,11 - 47,57] 333,68 [191,05 - 564,24] 22,45 [16,27 - 32,6] 3,85 [1,51 - 6,69] 231,72 [179,37 - 318,06] 88,57 [54,5 - 135,06]
2021 31,66 [20,54 - 48,43] 345,43 [204,09 - 563,66] 23,7 [16,46 - 33,94] 3,86 [1,21 - 6,67] 243,01 [181,71 - 324,18] 82,62 [46,86 - 142,58]
2022 31,41 [21,72 - 48,68] 358,96 [229,86 - 593,1] 22,77 [16,3 - 31,14] 4,14 [1,31 - 6,4] 244,6 [180,66 - 332,27] 82,53 [49,05 - 121,69]

Просмотров: 531

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 13.05.2024 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search