О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №2 2010 (14) arrow Тенденции и последствия алкоголизации населения
Тенденции и последствия алкоголизации населения Печать
01.07.2010 г.

УДК: 616.89-008.441

Иванова А.Е.1, Корнешов А.А.2
1 - ФГУ ЦНИИОИЗ, Москва
2 - КБ «Независимый Банк Развития», Москва

Tendencies and consequences of alcogol abuse among the population
Ivanova A.E.1, Korneshov A.A.2

1Federal Public Health Institute, Moscow
2 - «Independent Bank of Development» commercial bank, Moscow

В статье на основании анализа мнений трех групп экспертов: врачей наркологов, участковых милиционеров и врачей-судмедэкспертов, оцениваются тенденции алкоголизации различных групп населения: детей, подростков, лиц трудоспособного возраста. Характеризуется распространенность девиантных последствий алкоголизации и развитие соматической патологии. При оценке тенденций и последствий выделяется «пивной» и «водочный» алкоголизм. In the article, tendencies of alcohol abuse among various groups of the population: children, adolescents, persons of able-bodied ages are assessed using as the basis the analysis of opinions of three groups of experts: doctors-narcologists, district policemen, and forensic medical experts. Prevalence of deviant consequences of alcohol abuse and development of somatic pathology are analyzed. With assessing the tendencies and consequences, the "beer" and "vodka" alcohol abuse are marked.

Ключевые слова: алкоголизация, девиантные последствия злоупотребления алкоголем, экспертные оценки.

Key words: alcohol abuse, deviant consequences of alcohol abuse, expert assessments.

«История производства и потребления алкогольной продукции свидетельствует о том, что увеличение потребления алкогольной продукции и изменение структуры ее потребления в сторону более крепкой алкогольной продукции происходили из-за ..... смещения приоритетов в сферу экономических интересов в ущерб охране здоровья населения. ….По оценкам экспертов Всемирной организации здравоохранения, превышение допустимого уровня потребления алкогольной продукции (из расчета 8 литров абсолютного алкоголя (безводного спирта) в год на душу населения) является крайне опасным для здоровья нации и потребление сверх данного предела каждого литра отнимает 11 месяцев жизни у мужчин и 4 месяца у женщин. Согласно мировой статистике потребление алкогольной продукции является причиной смерти почти 2 миллионов человек и возникновения 4 процентов болезней во всем мире ежегодно. В настоящее время в Российской Федерации от случайного отравления алкогольной продукцией умирает более 23 тысяч человек, а от болезней, связанных со злоупотреблением алкогольной продукцией, - более 75 тысяч человек в год». Этой преамбулой открывается Концепция государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкоголем и профилактике алкоголизма в Российской Федерации [6], принятая фактически в последний день уходящего 2009 г. Множество научных публикаций и выступлений общественных и политических деятелей посвящены проблемам алкоголизации российского населения и необходимости разработки эффективной антиалкогольной политики [1, 3-5, 9-11, 14-15, 18-28]. Вместе с тем, при оценке реального положения дел и разработке конкретных мер недостаточно учитывается мнение экспертов - представителей тех профессиональных групп, которые наиболее тесно контактируют с лицами, злоупотребляющими алкоголем, и имеют дело с последствиями алкогольного поведения населения.

Для объективной оценки алкогольной ситуации и ее последствий были привлечены данные экспертного опроса. В качестве экспертов выступали: врачи-наркологи, работающие на амбулаторном приеме, участковые милиционеры и врачи-судмедэксперты. Опрос экспертов проводился в 2005 г. в трех территориях Российской Федерации: Смоленской области, Саратовской области и Ханты-Мансийском АО в рамках проекта по изучению алкогольного поведения населения, осуществлявшегося при поддержке UNFPA. Всего было собрано и вошло в разработку 83 анкеты врачей-наркологов, 82 анкеты участковых милиционеров, 63 анкеты врачей-судмедэкспертов. В рамках настоящего исследования нами был проведен вторичный анализ материалов опроса.

С учетом того, что стаж работы в соответствующей области косвенно характеризует компетентность эксперта, все респонденты были распределены на категории по этому признаку. Поскольку вариация по длительности стажа у врачей и участковых милиционеров заметно различается (у врачей-наркологов от нескольких месяцев до 35 лет, у врачей-судмедэкспертов от года до четырех с лишним десятилетий, тогда как у участковых милиционеров от нескольких месяцев до максимум 10 лет), принято решение выделить качественные категории с небольшим, средним и высоким стажем работы, количественные значения которых для каждой категории экспертов будут индивидуальными и определяться вариацией по продолжительности стажа. Итак, в категорию экспертов с небольшим стажем вошли врачи-наркологи и врачи-судмедэксперты с длительностью работы до 3 лет включительно, участковые милиционеры – с длительностью до 1 года включительно; в категорию экспертов со средним стажем вошли наркологи и судмедэксперты с длительностью работы в данной области 4-9 лет, участковые милиционеры - 2-4 года; соответственно наркологи и судмедэксперты со стажем 10 лет и более, а также милиционеры со стажем 5 лет и более были отнесены к категории с длительным стажем).

С учетом известных результатов о социальной дифференциации алкогольного поведения [7-8, 12-13, 16], значительный интерес представляют оценки экспертов по этому вопросу. По понятным причинам вопросы о социальной дифференциации злоупотребления алкоголем задавались только двум группам экспертов: врачам-наркологам и участковым милиционерам. И те, и другие в подавляющем большинстве (68,7-73,2% соответственно) считают, что злоупотребление алкоголем чаще встречается в бедных группах населения; противоположной точки зрения придерживаются только 1,2-4,9% экспертов. Примерно пятая часть и врачей-наркологов (21,7%) и участковых милиционеров (20,7%) считают, что злоупотребляют алкоголем чаще лица со средними доходами. Полученное распределение оценок довольно устойчиво, независимо от стажа работы экспертов: и среди тех, кто работает сравнительно недолго, и среди экспертов с большим стажем принципиальных разногласий по поводу социальной дифференциации злоупотребления алкоголем не отмечено (табл. 1). Таким образом, мнения экспертов достаточно точно соответствуют реальной эпидемиологической ситуации, оцененной как по фактическим статистическим данным, так и по результатам опросов населения на основе самооценок частоты, объемов и состава потребляемого алкоголя.

Таблица 1

Распределение мнений экспертов с учетом стажа работы о зависимости уровня злоупотребления алкоголем от степени благосостояния, %

стаж Выше у бедных Выше у лиц со средними доходами Выше у состоятельных Не ответили Общий итог
  наркологи
небольшой 73,7 15,8 0,0 10,5 100,0
средний 62,5 25,0 0,0 12,5 100,0
высокий 71,9 21,9 3,1 3,1 100,0
Общий итог 68,7 21,7 1,2 8,4 100,0
  участковые милиционеры
           
небольшой 70,0 30,0 0,0 0,0 100,0
средний 73,9 17,4 8,7 0,0 100,0
высокий 75,0 18,8 0,0 6,3 100,0
Общий итог 73,2 20,7 4,9 1,2 100,0

Еще одним существенным фактором, дифференцирующим алкогольные стереотипы, считается семейный анамнез [1, 18, 28]. Поскольку ответ на этот вопрос требует специальных знаний, он был задан только врачам-наркологам. В отношении «пивного алкоголизма» мнения экспертов разделились: почти 40% отметили, что злоупотребление алкоголем чаще встречается у лиц с семейной предрасположенностью, и почти столько же отметили, что алкогольное злоупотребление от семейного анамнеза не зависит. Более того, почти десятая часть респондентов сочли, что злоупотребление алкоголем (пивом) чаще встречается у лиц без семейной предрасположенности. Существенно иные результаты получены в отношении водочного алкоголизма. Две трети экспертов заметили, что семейный анамнез повышает риск злоупотребления алкоголем, и только пятая часть респондентов высказали противоположную точку зрения. Мнение об отсутствии зависимости водочного алкоголизма от семейного анамнеза поддержали лишь около 10% респондентов (табл. 2).

Таблица 2

Распределение мнений экспертов-наркологов с учетом стажа работы о зависимости уровня злоупотребления алкоголем от семейной предрасположенности, %

стаж Выше у лиц с семейной предрасположенностью Выше у лиц без семейной предрасположенности Не зависит Не ответили Общий итог
  Пивной алкоголизм
небольшой 52,6 10,5 36,8 0,0 100,0
средний 37,5 3,1 53,1 6,3 100,0
высокий 34,4 12,5 31,3 21,9 100,0
Общий итог 39,8 8,4 41,0 10,8 100,0
  Водочный алкоголизм
небольшой 89,5 5,3 5,3 0,0 100,0
средний 87,5 12,5 0,0 0,0 100,0
высокий 34,4 37,5 21,9 6,3 100,0
Общий итог 67,5 20,5 9,6 2,4 100,0

Полученные результаты имеют значение при разработке мер политики по противодействию алкоголю. Очевидно, что целевые профилактические усилия необходимо направлять на группы риска – детей, выросших и воспитываемых в семьях с неблагоприятными алкогольными стереотипами. Однако, помимо целевых групп, охват профилактическими программами должен быть достаточно универсальным, поскольку высокие риски алкоголизации имеют и лица, не отягощенные семейным алкогольным анамнезом, особенно это касается злоупотребления пивом.

С учетом имеющихся данных о растущих людских потерях, связанных с алкогольными факторами [2-5, 9-10, 14, 17, 23, 25], важно исследовать мнение экспертов о тенденциях распространения негативных алкогольных стереотипов в разных группах населения. Причем, как при исследовании социальных и семейных факторов алкоголизации будем выделять «пивной» и «водочный» алкоголизм, поскольку эти формы в разной степени характерны для детей и подростков, а также взрослых.

В отношении детей до 15 лет подавляющее большинство экспертов: 67,5% наркологов и 64,6% участковых милиционеров – считают, что пивной алкоголизм за последние пять лет вырос; десятая часть наркологов (10,8%) и пятая часть участковых милиционеров (19,5%) придерживаются точки зрения, что распространенность его не изменилась; и только 3,6-3,7% экспертов отметили, что частота пивного алкоголизма среди детей снизилась (табл. 3). Эксперты с небольшим стажем работы, и наркологи и милиционеры, - более пессимистичны в своих суждениях: 78,9-75,0% их отметили, что за последние пять лет распространенность пивных форм алкоголизации детей возросла, тогда как среди респондентов с большим стажем работы таких оказалось немногим более половины (53,1% наркологов и 56,3% участковых милиционеров). Эксперты с высоким стажем, которые не констатировали рост пивной алкоголизации детей, в лучшем случае отметили стабилизацию ситуации или затруднились в ее оценке, но группа тех, кто отметил снижение распространенности пивного алкоголизма, не пополнилась. Таким образом, по мнению 2/3 экспертов ситуация с детским пивным алкоголизмом ухудшается, остальные в лучшем случае констатируют ее стабилизацию.

Таблица 3

Распределение мнений экспертов с учетом стажа работы об изменении распространенности «пивного» алкоголизма среди детей 10-14 лет на их участке за последние пять лет, %

стаж Снизилась Выросла Не изменилась Не ответили Общий итог
  наркологи
небольшой 5,3 78,9 5,3 10,5 100,0
средний 0,0 75,0 15,6 9,4 100,0
высокий 6,3 53,1 9,4 31,3 100,0
Общий итог 3,6 67,5 10,8 18,1 100,0
  участковые милиционеры
небольшой 5,0 75,0 10,0 10,0 100,0
средний 2,2 63,0 21,7 13,0 100,0
высокий 6,3 56,3 25,0 12,5 100,0
Общий итог 3,7 64,6 19,5 12,2 100,0

«Водочный» алкоголизм у детей до 15 лет сам по себе является колоссальной общественной проблемой, и при этом пятая часть респондентов (22,9% наркологов и 22,0% участковых милиционеров) считают, что распространенность водочного алкоголизма среди детей выросла (табл. 4). Немногим менее половины опрошенных отметили, что частота данной проблемы среди детей не изменилась, что также нельзя рассматривать как позитивный факт, и только 14,5-15,9% экспертов (наркологов и участковых милиционеров соответственно) придерживаются мнения, что частота водочного алкоголизма среди детей снижается.

Таблица 4

Распределение мнений экспертов с учетом стажа работы об изменении распространенности «водочного» алкоголизма среди детей 10-14 лет на их участке за последние пять лет, %

стаж Снизилась Выросла Не изменилась Не ответили Общий итог
  наркологи
небольшой 10,5 31,6 47,4 10,5 100,0
средний 18,8 15,6 46,9 18,8 100,0
высокий 12,5 25,0 37,5 25,0 100,0
Общий итог 14,5 22,9 43,4 19,3 100,0
  участковые милиционеры
небольшой 15,0 20,0 50,0 15,0 100,0
средний 15,2 17,4 50,0 17,4 100,0
высокий 18,8 37,5 31,3 12,5 100,0
Общий итог 15,9 22,0 46,3 15,9 100,0

В отличие от четкой дифференциации ответов в зависимости от стажа работы в отношении пивного алкоголизма, ситуация в отношении водочных форм не так однозначна. Среди наркологов вообще нельзя отметить четкого нарастания пессимизма в оценках в зависимости от стажа работы, тогда как среди участковых милиционеров он прослеживается, причем большими пессимистами выступают эксперты с высоким стажем работы. Так, если среди милиционеров с небольшим стажем 20% считают, что распространенность водочных форм алкоголизма среди детей выросла, то при высоком стаже работы негативный тренд отмечают 37,5% респондентов. Этому несоответствию возможны два объяснения. Во-первых, напомним, что вариация по стажу у врачей и милиционеров существенно различается, и понятие большого стажа у милиционеров соответствует длительности работы в данной области 5 лет и более, что может сказаться на оценках последнего пятилетнего тренда. Во-вторых, водочный алкоголизм у детей до 15 лет пока к счастью все еще остается мало распространенным феноменом, поэтому получить устойчивые оценки в отношении него труднее, чем, например, в отношении пивных форм.

Возвращаясь к оценкам экспертов, отметим, что в отношении водочной алкоголизации детей позитивный тренд отметили около 15% респондентов, и наркологов, и участковых милиционеров, тогда как в отношении пивной алкоголизации позитивные оценки встречаются в единичных случаях. Не означает ли это, как часто отмечают специалисты, а вслед за ними СМИ и политики, что пивной алкоголизм «вытесняет» водочный [6, 10, 15]. Судя по опросу врачей-наркологов, эта точка зрения, по крайней мере, в отношении детей, находит достаточно высокую поддержку: более половины - 57,8% респондентов – согласны с мнением, что пивной алкоголизм вытесняет водочный, при этом 15,7% наркологов считают, что никакого вытеснения нет и пивной алкоголизм дополняет водочный, минимальное число экспертов отметили, что соотношение водочного и пивного алкоголизма в детских группа не изменилось (табл. 5).

Таблица 5

Распределение мнений экспертов-наркологов с учетом стажа работы о вытеснении водочного алкоголизма пивным среди детей 10-14 лет на их участке, %

стаж Вытесняет Не вытесняет Соотношение водочного и пивного не изменилось Не ответили Общий итог
небольшой 78,9 10,5 5,3 5,3 100,0
средний 62,5 9,4 15,6 12,5 100,0
высокий 40,6 25,0 3,1 31,3 100,0
Общий итог 57,8 15,7 8,4 18,1 100,0

Наибольшими приверженцами точки зрения о вытеснении водочных пивными формами алкоголизма детей являются наркологи с небольшим стажем работы (78,9%), наименьшими (40,6%) – длительно работающие врачи. Вместе с тем, невысокая поддержка данной точки зрения не означает, что длительно работающие наркологи придерживаются альтернативного мнения, в действительности среди них достаточно высок процент тех, кто не определился со своей позицией и не ответил на данный вопрос.

С учетом полученных результатов о трендах пивного и водочного алкоголизма среди детей, идея вытеснения, несмотря на высокую поддержку ее экспертами, представляется верной лишь частично. Если распространенность пивного алкоголизма, по мнению большинства респондентов, растет, а водочного, также, по мнению большинства, не меняется, то скорее можно говорить об увеличении общего уровня алкоголизации детей, преимущественно за счет пивных форм. Феномен вытеснения имел бы место, если пивной алкоголизм рос на фоне снижения водочного, но этот факт отметило абсолютное меньшинство экспертов.

Ситуация в подростковой среде в вопросах пивного алкоголизма напоминает процессы, отмеченные экспертами среди детей (табл. 6), что впрочем вполне логично. Так, около 80% наркологов и участковых милиционеров (79,5-78,0%) выразили согласие с точкой зрения о том, что пивной алкоголизм за последние пять лет в подростковой среде вырос. Представление о том, что ситуация не изменилась, поддержали около десятой части респондентов. Лишь в единичных случаях эксперты сочли, что пивная алкоголизация подростков сокращается. Характерно, что во всех группах экспертов, независимо от стажа работы в данной области, распределение оценок оказалась очень близким, что повышает устойчивость результатов.

Таблица 6

Распределение мнений экспертов с учетом стажа работы об изменении распространенности «пивного» алкоголизма среди подростков 15-19 лет на их участке за последние пять лет, %

стаж Снизилась Выросла Не изменилась Не ответили Общий итог
  наркологи
небольшой 0,0 84,2 10,5 5,3 100,0
средний 3,1 78,1 15,6 3,1 100,0
высокий 3,1 78,1 3,1 15,6 100,0
Общий итог 2,4 79,5 9,6 8,4 100,0
  участковые милиционеры
небольшой 0,0 80,0 10,0 10,0 100,0
средний 4,3 82,6 8,7 4,3 100,0
высокий 0,0 62,5 31,3 6,3 100,0
Общий итог 2,4 78,0 13,4 6,1 100,0

Помимо роста пивной алкоголизации подростков большая часть экспертов (67,5-62,2%) отметили, что водочный алкоголизм среди 15-19-летних юношей и девушек также вырос за последние пять лет, что принципиально отличает ситуацию от детских групп (табл. 7). Лишь десятая часть наркологов (12,0%) и четверть участковых милиционеров (26,8%) сочли, что распространенность водочного алкоголизма в подростковой среде не изменилась, а около десятой части респондентов (10,8-6,1%) поддержали мнение о снижении водочных форм алкоголизации. Также как и суждения о трендах распространенности пивного алкоголизма, мнения в отношении пивной алкоголизации оказались достаточно устойчивы в разных группах экспертов, независимо не только от стажа работы, но и от профессиональной области: врачи-наркологи и участковые милиционеры.

Таблица 7

Распределение мнений экспертов с учетом стажа работы об изменении распространенности «водочного» алкоголизма на их участке среди подростков 15-19 лет за последние пять лет, %

стаж Снизилась Выросла Не изменилась Не ответили Общий итог
  наркологи
небольшой 10,5 63,2 15,8 10,5 100,0
средний 15,6 71,9 9,4 3,1 100,0
высокий 6,3 65,6 12,5 15,6 100,0
Общий итог 10,8 67,5 12,0 9,6 100,0
  участковые милиционеры
небольшой 5,0 65,0 30,0 0,0 100,0
средний 6,5 58,7 30,4 4,3 100,0
высокий 6,3 68,8 12,5 12,5 100,0
Общий итог 6,1 62,2 26,8 4,9 100,0

Несмотря на отмеченный экспертами рост и пивного и водочного алкоголизма в подростковой среде, большая часть опрошенных отметила, что пивной алкоголизм вытесняет водочный (табл. 8). Этот феномен в сознании экспертов мог возникнуть только в том случае, если темпы роста пивной алкоголизации существенно превосходят скорость распространения водочных форм. Только 18,1% респондентов сочли, что вытеснения не происходит, т.е. пивной алкоголизм дополняет водочный, и около десятой части опрошенных сочли, что соотношение пивного и водочного алкоголизма не изменилось, а это, по сути, означает, что и пивная и водочная формы алкоголизации распространяются в одинаковом темпе.

Таблица 8

Распределение мнений экспертов-наркологов с учетом стажа работы о вытеснении водочного алкоголизма пивным на их участке среди подростков 15-19 лет, %

стаж Вытесняет Не вытесняет Соотношение водочного и пивного не изменилось Не ответили Общий итог
небольшой 63,2 26,3 5,3 5,3 100,0
средний 62,5 12,5 21,9 3,1 100,0
высокий 62,5 18,8 3,1 15,6 100,0
Общий итог 62,7 18,1 10,8 8,4 100,0

Итак, в подростковой среде идет стремительная алкоголизация, причем большинство экспертов констатируют рост и пивных и водочных форм. Поскольку тренд пивной алкоголизации поддерживает большая часть экспертов, можно говорить об эффекте относительного вытеснения водочных форм, т.е. не о замене их пивными, но о сокращении их удельного веса в структуре растущей алкоголизации подростков.

Еще одной широко распространенной гипотезой является мнение о том, что в детской и подростковой среде более опасным, чем даже распространение алкоголизации, является наркомания [1-6, 6, 15, 21]. Опрос экспертов – врачей наркологов и участковых милиционеров показал, что лишь абсолютное меньшинство респондентов, профессионально погруженных в проблему, в той или иной мере разделяют эту точку зрения. Так, представление о том, что в подростковой среде «наркотики вытесняют алкоголь» поддерживают 8,4% наркологов и 2,4% милиционеров, несколько большее число экспертов (21,7% и 20,7% соответственно) отметили, что алкоголь и наркотики сочетаются в равной степени, при этом большая часть и наркологов и участковых милиционеров считают, что проблема алкоголя в подростковой среде преобладает (табл. 9).

Таблица 9

Распределение мнений экспертов с учетом стажа работы о связи алкоголизма и наркомании у подростков 15-19 лет на их участке, %

стаж наркотики «вытесняли» алкоголь алкоголь и наркотики сочетаются в равной степени алкоголь преобладает Не ответили Общий итог
  наркологи
небольшой 10,5 31,6 52,6 5,3 100,0
средний 6,3 21,9 68,8 3,1 100,0
высокий 9,4 15,6 68,8 6,3 100,0
Общий итог 8,4 21,7 65,1 4,8 100,0
  участковые милиционеры
           
небольшой 5,0 25,0 70,0 0,0 100,0
средний 2,2 17,4 80,4 0,0 100,0
высокий 0,0 25,0 62,5 12,5 100,0
Общий итог 2,4 20,7 74,4 2,4 100,0

Мнения о трендах пивной алкоголизации среди молодого трудоспособного населения 20-39 лет разделились в экспертном сообществе практически поровну между теми, кто считает, что отмечается рост (39,8% наркологов и 42,7% участковых милиционеров) и теми, кто считает, что ситуация стабилизировалась (45,8% наркологов и 36,6% милиционеров). Причем если среди врачей несколько больше сторонников стабилизации, то среди милиционеров несколько больше пессимистов. О сокращении пивного алкоголизма среди 20-39-летних не говорит практически никто из экспертов (3,6% и 7,3% соответственно) (табл. 10).

С учетом стажа опрошенных прослеживается существенная вариация в оценках, причем противоположная среди наркологов и милиционеров. Так, среди врачей пессимизм нарастает со стажем работы: считают, что распространенность пивного алкоголизма за последние пять лет выросла 21,1% наркологов с небольшим стажем и 53,1% с высоким. Среди милиционеров, напротив, уверены в негативном тренде пивной алкоголизации лиц молодых трудоспособных возрастов 45,0% экспертов с небольшим стажем и 25,0% - с высоким.

Таблица 10

Распределение мнений экспертов с учетом стажа работы об изменении распространенности «пивного» алкоголизма среди лиц молодого трудоспособного возраста 20-39 лет на их участке за последние пять лет, %

стаж Снизилась Выросла Не изменилась Не ответили Общий итог
  наркологи
небольшой 5,3 21,1 63,2 10,5 100,0
средний 6,3 37,5 53,1 3,1 100,0
высокий 0,0 53,1 28,1 18,8 100,0
Общий итог 3,6 39,8 45,8 10,8 100,0
  участковые милиционеры
небольшой 10,0 45,0 25,0 20,0 100,0
средний 4,3 47,8 39,1 8,7 100,0
высокий 12,5 25,0 43,8 18,8 100,0
Общий итог 7,3 42,7 36,6 13,4 100,0

Что касается водочного алкоголизма, то большая часть опрошенных экспертов констатирует рост его распространенности за последние пять лет (69,9% наркологов и 50,0% участковых милиционеров); считают, что ситуация не изменилась, 18,1-29,3% соответственно; лишь в единичных случаях эксперты отмечают, что распространенность водочного алкоголизма могла снизиться (4,8-11,0%) (табл. 11). В отличие от оценок распространенности пивного алкоголизма, распределение оценок в отношении водочных форм не обнаруживает вариации в зависимости от стажа опрошенных, что связано, по-видимому, с более высокой распространенностью данного феномена и большей устойчивостью экспертных суждений.

Таблица 11

Распределение мнений экспертов с учетом стажа работы об изменении распространенности «водочного» алкоголизма среди лиц молодого трудоспособного возраста 20-39 лет на их участке за последние пять лет, %

стаж Снизилась Выросла Не изменилась Не ответили Общий итог
  наркологи
небольшой 10,5 68,4 15,8 5,3 100,0
средний 6,3 78,1 15,6 0,0 100,0
высокий 0,0 62,5 21,9 15,6 100,0
Общий итог 4,8 69,9 18,1 7,2 100,0
  участковые милиционеры
небольшой 5,0 50,0 35,0 10,0 100,0
средний 15,2 50,0 26,1 8,7 100,0
высокий 6,3 50,0 31,3 12,5 100,0
Общий итог 11,0 50,0 29,3 9,8 100,0

Лица молодого трудоспособного возраста являются первой возрастной группой, в которой большинством экспертов отмечено нарастание водочных форм алкоголизации, тогда как в отношении пивных форм мнения разделились. Таким образом, ни о каком вытеснении водочного алкоголизма пивным в этих возрастах речи идти не может, скорее можно констатировать, что пивная алкоголизация дополняет растущую водочную. Именно это констатировали эксперты: 41% опрошенных заявили, что феномен вытеснения отсутствует, и практически столько же (39,8%), что соотношение пивного и водочного алкоголизма не изменилось (табл. 12). Полученное распределение достаточно тесно коррелирует с соотношением оценок в отношении трендов пивной алкоголизации 20-39-летних.

Таким образом, эксперты, которые сочли, что распространенность пивной алкоголизации не меняется на фоне роста водочных форм, скорее всего, пришли к выводу о том, что пивной алкоголизм не вытесняет, а дополняет водочный. В свою очередь, группа экспертов, которая сочла, что пивная алкоголизация растет, по-видимому, решили, что темпы ее сопоставимы с динамикой водочной алкоголизации, а, следовательно, соотношение водочного и пивного алкоголизма не изменилось.

Таблица 12

Распределение мнений экспертов-наркологов с учетом стажа работы о вытеснении водочного алкоголизма пивным среди лиц молодого трудоспособного возраста 20-39 лет на их участке, %

стаж Вытесняет Не вытесняет Соотношение водочного и пивного не изменилось Не ответили Общий итог
небольшой 5,3 36,8 52,6 5,3 100,0
средний 15,6 43,8 40,6 0,0 100,0
высокий 9,4 40,6 31,3 18,8 100,0
Общий итог 10,8 41,0 39,8 8,4 100,0

В группе населения старшего трудоспособного возраста ситуация складывается достаточно близким образом, однако есть и некоторые отличия. Так, в отношении пивного алкоголизма, большая часть опрошенных констатирует стабилизацию ситуации в последние пять лет (50,6% наркологов и 35,4% милиционеров), тогда как о росте говорят пятая часть респондентов – 18,1% наркологов и 22,0% участковых милиционеров. Более того, впервые в статистически значимых количествах встречаются мнения экспертов о сокращении распространенности пивного алкоголизма (15,7-18,3% соответственно наркологов и участковых милиционеров) (табл. 13). Таким образом, если основываться только на оценке трендов, то в старших трудоспособных возрастах динамика распространенности пивного алкоголизма представляется наиболее благоприятной среди детских, подростковых и трудоспособных групп населения.

Таблица 13

Распределение мнений экспертов с учетом стажа работы об изменении распространенности «пивного» алкоголизма среди лиц старшего трудоспособного возраста 40-59 лет на их участке за последние пять лет, %

стаж Снизилась Выросла Не изменилась Не ответили Общий итог
  наркологи
небольшой 21,1 10,5 52,6 15,8 100,0
средний 15,6 18,8 59,4 6,3 100,0
высокий 12,5 21,9 40,6 25,0 100,0
Общий итог 15,7 18,1 50,6 15,7 100,0
  участковые милиционеры
небольшой 25,0 40,0 20,0 15,0 100,0
средний 19,6 17,4 39,1 23,9 100,0
высокий 6,3 12,5 43,8 37,5 100,0
Общий итог 18,3 22,0 35,4 24,4 100,0

Что касается водочных форм алкоголизации, то большого оптимизма не отмечается: по-прежнему большинство экспертов, и врачей-наркологов и участковых милиционеров (53,0 и 42,7% соответственно) считают, что распространенность водочного алкоголизма растет. Вместе с тем, достаточно велика доля тех, кто считает, что ситуация относительно стабилизировалась (30,1 и 39,0% соответственно), при этом среди участковых милиционеров доли пессимистов («распространенность водочного алкоголизма выросла») и относительных оптимистов (ситуация не изменилась) оказываются достаточно близки (табл. 14).

Таблица 14

Распределение мнений экспертов с учетом стажа работы об изменении распространенности «водочного» алкоголизма среди лиц старшего трудоспособного возраста 40-59 лет на их участке за последние пять лет, %

стаж Снизилась Выросла Не изменилась Не ответили Общий итог
  наркологи
небольшой 0,0 57,9 36,8 5,3 100,0
средний 3,1 56,3 28,1 12,5 100,0
высокий 6,3 46,9 28,1 18,8 100,0
Общий итог 3,6 53,0 30,1 13,3 100,0
  участковые милиционеры
небольшой 10,0 35,0 45,0 10,0 100,0
средний 6,5 52,2 30,4 10,9 100,0
высокий 0,0 25,0 56,3 18,8 100,0
Общий итог 6,1 42,7 39,0 12,2 100,0

Таким образом, если общие соотношения оценок экспертов по поводу алкогольной ситуации в младших и старших трудоспособных возрастах близки, то количественная характеристика этих соотношений более оптимистична в старших группах, а именно: большая часть экспертов считает, что распространенность пивного алкоголизма стабилизировалась, или даже снижается; в отношении водочного алкоголизма набирает вес доля экспертов, оценивающих ситуацию последних пяти лет, как стабилизацию.

С учетом полученных результатов о трендах пивного и водочного алкоголизма в трудоспособных возрастах старше 40 лет, общий уровень алкоголизации в данной группе населения большинство экспертов оценивают как относительно стабильный. Ни о каком вытеснении пивным алкоголизмом водочного конечно же речь не идет, поскольку пивные формы, по мнению большинства и милиционеров, и наркологов, сокращаются, а водочные или растут, или остаются сравнительно стабильными. Таким образом, 55,4% опрошенных наркологов ответили, что эффект вытеснения отсутствует, и еще 32,5% - что соотношение пивного и водочного алкоголизма остается прежним (табл. 15).

Таблица 15

Распределение мнений экспертов-наркологов с учетом стажа работы о вытеснении водочного алкоголизма пивным среди лиц старшего трудоспособного возраста 40-59 лет на их участке, %

стаж Вытесняет Не вытесняет Соотношение водочного и пивного не изменилось Не ответили Общий итог
небольшой 5,3 52,6 36,8 5,3 100,0
средний 9,4 59,4 31,3 0,0 100,0
высокий 3,1 53,1 31,3 12,5 100,0
Общий итог 6,0 55,4 32,5 6,0 100,0

Обобщая полученные результаты можно отметить, что за последние пять лет эксперты отмечают рост алкоголизации во всех группах населения, от детей до лиц трудоспособного возраста, причем в наибольшей степени этот процесс выражен среди лиц наиболее активных в социальном отношении групп 20-39-летних. Не удивительно, что именно для молодых мужчин и женщин тренды смертности от всех причин связанных с алкоголем оказались самыми неблагоприятными: рост потерь был максимальным в сравнении с другими возрастами и продолжался дольше, чем в других группах, практически вплоть до 2005 г. [3-5, 27].

Структура алкоголизации в зависимости от возраста различается, но ни для детей и подростков, ни для лиц трудоспособного возраста нельзя полностью согласиться с широко распространенной гипотезой о вытеснении водочного алкоголизма пивным. В детских и подростковых возрастах можно говорить лишь об эффекте относительного вытеснения водочных форм, который выражается в сокращении их удельного веса в растущей преимущественно за счет пивных форм общей алкоголизации лиц в возрасте до 18 лет. Причем от детских к подростковым возрастам этот эффект сокращается. Уже в молодых трудоспособных возрастах соотношение пивных и водочных форм в формировании растущей алкоголизации 20-39-летних выравнивается, а в возрастах старше 40 лет водочные формы определяют и масштабы и динамику алкоголизации.

Исходя из полученных результатов о трендах алкоголизации, рассмотрим последствия распространения пивных и водочных форм алкоголизма в разных группах населения.

По мнению наркологов, пивная алкоголизация детей чревата, прежде всего, ростом девиантных форм поведения (73,5%) и лишь в незначительной степени сказывается на состоянии соматического здоровья (6,0%). Вместе с тем, водочные формы в детском возрасте в одинаковой степени опасны и для соматического здоровья (33,7%), и для девиации поведения (34,9%). При этом наркологи с большим стажем работы девиантное поведение и в случае водочных форм алкоголизма детей рассматривают как более вероятное последствие (40,6% и 21,9% соответственно), тогда как при небольшом стаже акцент врачи-наркологи делают на соматических проблемах (47,4% и 21,1% соответственно) (табл. 16).

При анализе распределений ответов нельзя не обратить внимания, что значительная часть экспертов не смогли определить свою позицию по задаваемому вопросу и не ответили на него. В среднем по всей совокупности врачей наркологов 15,7% не ответили на вопрос о последствиях пивной алкоголизации детей, почти четверть экспертов (26,5%) – о последствиях распространения водочных форм. Подобный результат можно объяснить тем, что пока к счастью детская алкоголизация не является широко распространенным феноменом, и далеко не все эксперты имеют репрезентативный опыт для ответа на подобный вопрос. Вместе с тем, тот факт, что значительная часть экспертов не определилась с ответом, может сказаться на оценках характера последствий в детской популяции.

Таблица 16

Распределение мнений экспертов-наркологов с учетом стажа работы о последствиях распространения «пивного» и «водочного» алкоголизма среди детей 10-14 лет на их участке, %

стаж соматическая патология девиантное поведение и то, и другое не ответили Общий итог
  «пивной» алкоголизм
небольшой 10,5 68,4 5,3 15,8 100,0
средний 0,0 87,5 3,1 9,4 100,0
высокий 9,4 62,5 6,3 21,9 100,0
Общий итог 6,0 73,5 4,8 15,7 100,0
  «водочный» алкоголизм
небольшой 47,4 21,1 10,5 21,1 100,0
средний 37,5 37,5 3,1 21,9 100,0
высокий 21,9 40,6 3,1 34,4 100,0
Общий итог 33,7 34,9 4,8 26,5 100,0

Отчасти приведенное суждение подтверждается тем, что в отношении подростков и особенно лиц трудоспособного возраста число не ответивших экспертов заметно сокращается: до 15,7% для подростков, 20,5-8,4% для лиц младшего трудоспособного возраста, 27,7-6,0% для лиц старшего трудоспособного возраста. Максимальное число не ответивших экспертов в каждой группе касается пивного алкоголизма, по-видимому, в связи с меньшей распространенностью этого феномена во взрослом населении.

В подростковой группе наиболее актуальными последствиями алкоголизации является девиантное поведение, причем это относится и к пивным (72,3% экспертов) и к водочным формам (45,8%). На соматические последствия водочной алкоголизации указала меньшая (28,9%), в том числе в сравнении с детскими группами (33,7%), но все же существенная часть экспертов. При этом, также как и для детей до 15 лет, наркологи с высоким стажем более актуальными считают девиантные последствия в сравнении с соматическими (59,4% и 12,5% соответственно), тогда как при малом стаже работы в мнениях экспертов доминируют соматические последствия (47,4% и 26,3% соответственно) (табл. 17).

Таблица 17

Распределение мнений экспертов-наркологов с учетом стажа работы о последствиях распространения «пивного» и «водочного» алкоголизма среди подростков 15-19 лет на их участке, %

стаж соматическая патология девиантное поведение и то, и другое не ответили Общий итог
  «пивной» алкоголизм
небольшой 15,8 68,4 5,3 10,5 100,0
средний 6,3 75,0 3,1 15,6 100,0
высокий 6,3 71,9 3,1 18,8 100,0
Общий итог 8,4 72,3 3,6 15,7 100,0
  «водочный» алкоголизм
небольшой 47,4 26,3 15,8 10,5 100,0
средний 34,4 43,8 6,3 15,6 100,0
высокий 12,5 59,4 9,4 18,8 100,0
Общий итог 28,9 45,8 9,6 15,7 100,0

В трудоспособном населении, даже в отношении молодых групп, мнения экспертов в отношении последствий алкоголизации различаются в зависимости от того, идет речь о пивных, или водочных формах. Так, главными последствиями пивной алкоголизации 20-39-летних людей наркологи считают рост девиантных форм поведения (44,6%), хотя и на соматические последствия указало достаточно большое число респондентов (30,1%). Вместе с тем, в отношении водочного алкоголизма большая часть экспертов указали, прежде всего, на последствия для здоровья (60,2%), тогда как девиацию поведения как ведущую проблему распространения водочного алкоголизма отметили 22,9% врачей-наркологов (табл. 18).

Следует отметить, что, как и для детей и подростков, для лиц молодого трудоспособного возраста, отмечается существенная дифференциация оценок последствий водочной алкоголизации в зависимости от стажа работы экспертов. Так, на девиацию поведения как ведущую проблему водочной алкоголизации указали 5,3% респондентов с небольшим стажем и 37,5% - с высоким стажем работы врачом-наркологом. Соответственно число сторонников преимущественно соматических последствий водочной алкоголизации сокращается с 73,7% среди наркологов с небольшим стажем до 50,0% среди тех, кто работает по этой специальности 10 лет и более.

Таблица 18

Распределение мнений экспертов-наркологов с учетом стажа работы о последствиях распространения «пивного» и «водочного» алкоголизма среди лиц молодого трудоспособного возраста 20-39 лет на их участке, %

стаж соматическая патология девиантное поведение и то, и другое не ответили Общий итог
  «пивной» алкоголизм
небольшой 36,8 47,4 0,0 15,8 100,0
средний 25,0 50,0 9,4 15,6 100,0
высокий 31,3 37,5 3,1 28,1 100,0
Общий итог 30,1 44,6 4,8 20,5 100,0
  «водочный» алкоголизм
небольшой 73,7 5,3 10,5 10,5 100,0
средний 62,5 18,8 15,6 3,1 100,0
высокий 50,0 37,5 0,0 12,5 100,0
Общий итог 60,2 22,9 8,4 8,4 100,0

Устойчивость отмеченной дифференциации для разных возрастных групп тем более интересна, что она прослеживается только в отношении водочной алкоголизации, тогда как в отношении пивных форм она отсутствует. Вряд ли указанный феномен означает, что врачи с большим стажем склонны недооценивать соматические последствия водочной алкоголизации, возможно, что речь идет о нарастании девиантных форм поведения в обществе в целом, которое наиболее активно проявляется в группах злоупотребляющих алкоголем. Таким образом, врачи с большим стажем могут в неявном виде сравнивать существующие процессы с тем, что имело место 10 и более лет назад, когда они начинали работу. Врачи с небольшим стажем подобной базы для сравнения просто не имеют, поскольку их профессиональная карьера развивается на фоне крайне высоких уровней распространения различных форм насилия.

В возрастах старше 40 лет очевидно, что врачи-наркологи акцентируют внимание, прежде всего, на соматических последствиях саморазрушительного поведения. Так, оценивая последствия и пивной, и водочной алкоголизации 63,9-73,5% врачей наркологов указывают на приоритет развития соматической патологии, и только 4,8-13,3% - на вероятность проявления девиантного поведения. Более того, отмеченной выше дифференциации в оценках в зависимости от стажа работы в данной области не отмечено: и среди врачей с небольшим стажем, и среди тех, кто работает наркологом 10 лет и более преобладает акцент на соматических последствиях алкоголизации (табл. 19).

Таблица 19

Распределение мнений экспертов-наркологов с учетом стажа работы о последствиях распространения «пивного» и «водочного» алкоголизма среди лиц старшего трудоспособного возраста 40-59 лет на их участке, %

стаж соматическая патология девиантное поведение и то, и другое не ответили Общий итог
  «пивной» алкоголизм
небольшой 73,7 5,3 0,0 21,1 100,0
средний 65,6 0,0 9,4 25,0 100,0
высокий 56,3 9,4 0,0 34,4 100,0
Общий итог 63,9 4,8 3,6 27,7 100,0
  «водочный» алкоголизм
небольшой 73,7 15,8 5,3 5,3 100,0
средний 71,9 3,1 15,6 9,4 100,0
высокий 75,0 21,9 0,0 3,1 100,0
Общий итог 73,5 13,3 7,2 6,0 100,0

Обсуждая характер девиантных последствий алкоголизации рассмотрим их качественную характеристику с позиций потенциальных людских потерь (табл. 20). Так, легкие телесные повреждения и кражи, несмотря на существенное социальное звучание, не имеют явного демографического резонанса, тогда как тяжкие телесные повреждения и самоубийства влекут за собой смертельный исход.

Итак, несмотря на то, что среди детей до 15 лет преобладают именно девиантные последствия алкоголизации, структура их под демографическим углом зрения не выглядит уж слишком тяжелой: в двух третях случаев это кражи и легкие телесные повреждения, десятую часть (9,4%) составляют тяжкие телесные повреждения, менее 1% случаев – самоубийства. Возможно, такая структура определяется тем, что у детей наиболее распространены и обнаруживают рост пивные, а все же не водочные формы алкоголизации. При этом, никакой четкой зависимости от стажа респондентов, в данном случае экспертами выступали участковые милиционеры, не обнаружено, а колебания в распределении, скорее всего, определяются сравнительно невысокой, к счастью, распространенностью самого феномена.

Таблица 20

Распределение мнений экспертов-участковых милиционеров с учетом стажа работы о последствиях злоупотребления алкоголем среди разных групп населения на их участке, %

стаж Тяжкие телесные повреждения Легкие телесные повреждения Кражи Самоубийства Не указали Общий итог
  дети 10-14 лет
небольшой 11,1 22,2 29,6 0,0 37,0 100,0
средний 7,1 37,1 41,4 1,4 12,9 100,0
высокий 15,0 25,0 20,0 0,0 40,0 100,0
Общий итог 9,4 31,6 35,0 0,9 23,1 100,0
  подростки 15-19 лет
небольшой 26,3 31,6 31,6 7,9 2,6 100,0
средний 33,7 23,3 30,2 4,7 8,1 100,0
высокий 25,0 35,7 32,1 0,0 7,1 100,0
Общий итог 30,3 27,6 30,9 4,6 6,6 100,0
  взрослые старше 20 лет
небольшой 27,3 22,7 22,7 22,7 4,5 100,0
средний 30,1 31,2 18,3 19,4 1,1 100,0
высокий 38,7 29,0 19,4 6,5 6,5 100,0
Общий итог 31,0 28,6 19,6 17,9 3,0 100,0

Среди подростков, у которых девиантные последствия алкоголизации лидируют и в случае пивных, и в случае водочных форм, демографические результаты выглядят существенно тяжелее. Так, доля тяжких телесных повреждений возрастает до трети в структуре последствий (30,3%), а суицидов – до 4,6%. Во взрослом населении старше 20 лет увеличивается суицидальная составляющая последствий алкоголизации до 17,9%, тогда как вклад тяжких телесных повреждений сохраняется на том же уровне, что и у подростков.

Таким образом, от детского к трудоспособному периоду жизни нарастают девиантные проявления алкоголизации, а в их структуре увеличивается вклад летальных последствий, связанных с тяжкими телесными повреждениями и суицидами. Только в возрастах старше 40 лет начинают доминировать соматические последствия и пивных и водочных форм алкоголизации.

Завершая проведенный анализ можно отметить следующее.

Эксперты констатируют рост алкоголизации во всех возрастных группах от детей до лиц старших трудоспособных возрастов, отмечая распространение пивных и водочных форм алкоголизма, рост девиантных форм поведения и соматических последствий, а также алкогольно зависимой смертности. Возраст влияет лишь на соотношение пивных и водочных форм в структуре алкоголизации, скорость ее распространения, преимущественный характер последствий, а, следовательно, ведущие причины, приводящие к смерти.

Максимальное число экспертов отметили рост алкоголизации среди лиц наиболее активных в социальном отношении групп 20-39-летних. Не удивительно, что именно для молодых мужчин и женщин тренды смертности от всех причин связанных с алкоголем оказались самыми неблагоприятными: рост потерь был максимальным в сравнении с другими возрастами и продолжался дольше, чем в других группах, практически вплоть до 2006 г.

Структура алкоголизации в зависимости от возраста различается, но ни для детей и подростков, ни для лиц трудоспособного возраста нельзя полностью согласиться с широко распространенной гипотезой о вытеснении водочного алкоголизма пивным. В детских и подростковых возрастах можно говорить лишь об эффекте относительного вытеснения водочных форм, который выражается в сокращении их удельного веса в растущей преимущественно за счет пивных форм общей алкоголизации лиц в возрасте до 18 лет. Причем от детских к подростковым возрастам этот эффект сокращается. Уже в молодых трудоспособных возрастах соотношение пивных и водочных форм в формировании растущей алкоголизации 20-39-летних выравнивается, а в возрастах старше 40 лет водочные формы определяют и масштабы, и динамику алкоголизации.

От детского к трудоспособному периоду жизни нарастают девиантные проявления алкоголизации, а в их структуре увеличивается вклад летальных последствий, связанных с тяжкими телесными повреждениями и суицидами. Только в возрастах старше 40 лет начинают доминировать соматические последствия и пивных и водочных форм алкоголизации.

Список литературы

  1. Демин А.К., Демина И.А. Здоровье населения и алкогольная эпидемия в России: лекарство от жизни? Алкоголь и здоровье населения России 1900-2000. / Под ред. А.К.Демина. – М.: Российская ассоциация общественного здоровья, 1998. - 16 с.
  2. Доклад о состоянии здравоохранения в мире, 2002 г. – Уменьшение риска, содействие здоровому образу жизни. Женева, Всемирная организация здравоохранения, 2002 (http://www.who.int/whr/2002/en/Overview_Russ.pdf ).
  3. Здоровье населения России в социальном контексте 90-х годов: проблемы и перспективы /Под ред. Стародубова В.И., Михайловой Ю.В., Ивановой А.Е. - М.: Медицина, 2003. - 288 с.
  4. Иванова А.Е., Семенова В.Г. Новые явления российской смертности //Народонаселение. – 2004. - № 3. - Сс. 85-93.
  5. Иванова А.Е., Семенова В.Г. Смертность: факторы, группы риска, оценка потерь. – В: Стратегия демографического развития России / Под ред. Кузнецова В.Н., Рыбаковского Л.Л. – М.: ИСПИ РАН, 2005. – Сс.21-37.
  6. Концепция государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкоголем и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2009 г. №2128-р
  7. Левин Б.М. Социальные факторы потребления алкогольных напитков //Алкоголь и здоровье населения России / Материалы Всероссийского форума. М., 2000. - С.108-123.
  8. Максимова Т. М. Особенности здоровья в условиях формирования новой социальной структуры населения //Пробл. соц. гигиены, здравоохранения и история медицины. - 1999. - №3. - C. 15-19.
  9. Максимова Т.М., Белов В.Б. Связь здоровья населения с характером употребления алкоголя //Проблемы соц. гигиены, здравоохранения и истории мед. - 2004. - №4. - С.9-12.
  10. Немцов А.В. Алкогольный урон регионов России - М., 2003. - 136 с.
  11. Немцов А.В. Качество статистических показателей смертности при отравлении алкоголем в России //Общественное здоровье и профилактика заболеваний. - 2004. - №2. - С.19-28.
  12. Неравенство и смертность в России / Под ред. Школьникова В.М., Андреева Е.М., Малеевой Т.М. Московский Центр Карнеги. – М.: Сигналъ, 2000.
  13. Плавинский С.А., Плавинская С.И., Климов А.Н. Социальные факторы и рост смертности в России в 90-х годах ХХ века: проспективное когортное исследование //Междунар.журн.мед.практ. – 2005. - №1. – Сс.42-45.
  14. Разводовский Ю.Е. Суициды и уровень потребления алкоголя //Проблемы соц. гигиены, здравоохранения и ист. Медицины. - 2003. - №4. - С. 22-24.
  15. Ребриков В.А. О влиянии законодательства на потребление алкоголя в России. Позиция Российского парламента, политических партий, имеющиеся рекомендации по выработке и реализации мер, влияющих на потребление алкоголя //Алкоголь и здоровье населения России 1990-2000 гг. - М., Рос. ассоц. общественного здоровья. 2001. - С.143-152.
  16. Римашевская Н.М., Кислицина О.А. Неравенство доходов и здоровье //Народонаселение. – 2004. – № 2.
  17. Семенова В.Г., Гаврилова Н.С., Евдокушкина Г.Н., Гаврилов Л.А. Качество медико-статистических данных как проблема современного российского здравоохранения. //Общественное здоровье и профилактика заболеваний. - 2004. - № 2. - Сс. 11-19.
  18. Энтин Г.М., Динеева Н.Р. Формальная оценка распространения алкоголизма по социальным критериям. //Вопросы наркологии. 1996. №3. С. 77-80.
  19. Edwards G, Anderson P, Babor TF et al. Alcohol policy and the public good. Oxford: Oxford University Press, 1994.
  20. Global status report on alcohol 2004. Geneva, World Health Organization, 2004:48–49 (http://whqlibdoc.who.int/publications/2004/9241562722 ).
  21. Health Evidence Network. What are the most effective and cost-effective interventions in alcohol control? Copenhagen, WHO Regional Office for Europe, 2004 (http://www.euro.who.int/eprise/main/WHO/Progs/HEN/Syntheses/alcohol/20040219_3)
  22. Klingemann, H. Alcohol and its social consequences - the forgotten dimension. Copenhagen, WHO Regional Office for Europe, 2000 (keynote paper for the WHO European Ministerial Conference on Young People and Alcohol, Stockholm, 19-21 February 2000).
  23. Leon DA, Chenet L, Shkolnikov VM, Zakharov S, Shapiro J, Rakhmanova G, Vassin S, McKee M. Huge variation in Russian mortality rates 1984-94: artefact, alcohol, or what? Lancet 350:383-388 (1997).
  24. Rehm J, Ashley MJ, Room R, Single E, Bondy S, Ferrence R, et al: ... Rehm J, Room R, Monteiro M, Gmel G, Graham K, Rehn N, Sempos CT, Jernigan D: Alcohol as a risk factor for global burden of disease. Eur Addict Res 2003;9:157-164.
  25. Shkolnikov VM, Nemtsov A. The anti alcohol campaign and variations in Russian mortality. In: Bobadilla JL, Costello C, Mitchell F, eds. Premature Death in the New Independent States. Washington, DC: National Academy Press; 1997:239-261.
  26. The WHO MONICA project [web site]. Helsinki, National Public Health Institute (KTL), 2005 (http://www.ktl.fi/monica ).
  27. The World Mortality Report 2005 (Доклад о смертности в мире 2005) – ООН. Нью-Йорк. 2006. – 441 стр. http://www.un.org/esa/population/publications/worldmortality/WMR2005.pdf
  28. Wilkinson R, Marmot M, eds. Социальные условия и здоровье. Убедительные факты, 2-е изд. Копенгаген, Европейское региональное бюро ВОЗ, 2003 (http://www.euro.who.int/document/e81384r.pdf ).

Просмотров: 9968

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 07.07.2010 г. )
След. »
home contact search contact search