О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №2 2010 (14) arrow Изменение гендерных особенностей алкогольного поведения
Изменение гендерных особенностей алкогольного поведения Печать
01.07.2010 г.

УДК: 616.8-055

Шурыгина И.И.
Институт социологии РАН, Москва

Change of gender features of alcoholic behaviour
Shurygina I.I.

Institute of Sociology of the Russian Academy of Science, Moscow

В статье на основании данных социологического исследования рассматриваются изменения в алкогольном поведении женщин. По данным исследования можно проследить, как на протяжении последних 40 лет менялось массовое, нормальное, свойственное большинству или значительной доле опрошенных, алкогольное поведение женщин и девушек. В статье подробно рассматриваются изменения в возрасте начала алкогольного потребления и большая допустимость и большая распространенность женского опьянения в младших возрастах, по сравнению со старшими женщинами. Если сравнить между собой женщин из самого старшего и самого младшего поколений, то становится хорошо видно, что мы имеем дело с двумя разными алкогольными субкультурами. In the article, on the basis of the data of the sociological research the changes in alcoholic behavior of women are considered. According to the research, it is possible to examine how the mass normal alcoholic behavior of women and girls varied during last 40 years, which was peculiar to the majority of respondents. In the article, consideration is given to changes in the age of the beginning of alcohol consumption, both the big admissibility and the big prevalence of female alcohol consumption at younger age in comparison with the senior women. As to comparing women from the most senior and most younger generations, it becomes well clear that we deal with two different alcoholic subcultures.

Ключевые слова: паттерн алкогольного потребления, алкогольное поведение, включение в алкогольное потребление, гендер, норма, девиация.

Key words: a pattern of alcoholic consumption, alcoholic behavior, inclusion in alcoholic consumption, gender, norm, deviation.

Эта статья написана по данным исследованиях[1], проведенного в 2009 году сектором социологии девиантного поведения ИС РАН. Всего по квотной выборке было опрошено 302 мужчины и 308 женщин в социально активных возрастах – от 18 до 60 лет, живущих в 10 городах России. Опрос проводился среди интернет-пользователей, по электронной почте. Сравнение, там, где это возможно, полученных данных с данными других исследований[2] показывает, что на уровне основных тенденций результаты совпадают, и это позволяет рассматривать полученную нами информацию как достаточно верифицированную. Тем не менее, из-за того, что интернет доступен не всем социальным слоям, данные не могут рассматриваться как репрезентативные для всего общества. Однако для нас они представляют особый интерес, так как в задачи исследования входило, прежде всего, узнать, каковы тенденции изменений алкогольного поведения населения России и какие изменения в моделях алкогольного поведения произошли за последние годы. Если исходить из предположения, что интернет-пользователи являются наиболее «продвинутой» частью населения, изменения должны затронуть их в первую очередь и новые модели поведения, очень вероятно, будут формироваться сначала в этой среде, а затем распространяться на более широкие социальные слои.

Целью опроса было изучение и описание паттернов (моделей) алкогольного поведения разных социально-демографических групп.

Изучение паттернов потребления спиртного, которые отражают сложившиеся в обществе традиции и нормы потребления – один из доминирующих в современной социологии подходов к исследованию употребления алкоголя.

В России такого рода исследования проводились дважды:  в 1993-1994 годах сектором социологии девиантного поведения Института социологии РАН был проведен опрос населения Москвы, а в 1999 году – силами сотрудников Центра девиантологии филиала Института социологии РАН (с 2001 г. – Социологический институт РАН) - населения Санкт-Петербурга.

Тогда были описаны основные характеристики алкогольного паттерна жителей Москвы [3, 4] и Санкт-Петербурга [5], проведен сравнительный анализ финского и российского паттернов [3] и проанализированы сходства и различия мужского и женского паттернов алкогольного поведения [4].

В задачи нашего опроса входило более подробное, чем в уже проведенных исследованиях, изучение и описание паттернов алкогольного поведения разных социально-демографических групп. Особое внимание при этом уделялось сравнительному анализу мужского и женского паттернов.

Принято считать, что в России доминирует так называемый «северный» тип алкогольного потребления: относительно редкое употребление больших количеств крепких напитков за один раз, ведущее к сильному опьянению [6]. Но на самом деле эта модель употребления спиртного характерна только для одной части населения России – для мужчин. Для женщин традиционно более характерен другой тип алкогольного поведения: значительно более редкое, чем у мужчин употребление слабых спиртных напитков, не связанное с состоянием опьянения.

Хотя женщины представляют собой большую часть взрослого населения России, их модель алкогольного потребления не рассматривают в качестве отдельного алкогольного паттерна, и, как правило, исследователи ограничиваются констатацией факта, что женщины алкоголизированы в значительно меньшей степени, чем мужчины. Женский паттерн, таким образом, рассматривается не как отдельная модель, а как отклонение от мужской модели. На самом деле, мужские и женские паттерны алкогольного поведения традиционно отличаются настолько, что правильней было бы говорить о существовании двух самостоятельных моделей, в каждой из которых поведение регулируется своими нормами и обычаями и связано с особенностями образа жизни женщин и мужчин [4].

Несмотря на то, что степень женской алкоголизации значительно ниже мужской, многие специалисты обеспокоены ее ростом. При этом беспокойство вызывает не только то, что женщины и молодые девушки стали пить больше, чем раньше, но и то, что постоянно сокращаются различия в уровне алкоголизации женщин и мужчин. Особенно ярко эта тенденция выражается в двух показателях, о которых больше всего и пишут: уменьшение разницы в относительной численности злоупотребляющих спиртным и больных алкоголизмом мужчин и женщин и исчезновение различий в употреблении спиртного между девочками и мальчиками.

«Алкогольная ситуация ухудшается: женщины догоняют мужчин» [7]. «Разница в удельном весе избыточно потребляющих алкоголь мужчин и женщин сокращается. Если в 1994 году она составляла 3,5 раза, то в 2002 она снизилась до 2,6 раз. Особо следует отметить, что доля сильно пьющих женщин (очень высокий уровень риска) за 1994-2002 годы удвоилась, а доля сильно пьющих мужчин за это время увеличилась в 1,6 раза» [8]. «Стремительно растут показатели числа больных алкоголизмом среди женщин. Так, в конце 80-х годов прошлого века соотношение по полу составляло 10:1, а уже в конце 90-х - 6:1» [7] ".

Легко заметить, что во всех приведенных цитатах уровень мужской алкоголизации выступает в качестве некой точки отсчета – чем ближе к нему приближается уровень женской алкоголизации, тем более катастрофичной представляется алкогольная ситуация в стране. О том, что такая оценка не всегда адекватно характеризует реальную ситуацию, можно судить, в частности, по следующему примеру. По данным Госкомстата России [9], за 2001-2007 годы сближение мужского и женского уровней заболеваемости алкоголизмом и алкогольными психозами продолжалось. В 2001 году соотношение составляло 5:1, а в 2007 – уже 4:1. Однако происходило такое сближение за счет того, что женский уровень заболеваемости оставался стабильным, а мужской постоянно снижался. Алкогольная ситуация в стране, улучшалась, хотя при этом женщины все больше и больше догоняли мужчин.

Но, независимо от того, говорит ли сближение мужского и женского уровней алкоголизации об ухудшении или улучшении общей ситуации в стране, интересным представляется сам факт такого снижения – от разницы в 10 раз в 80-х годах прошлого века до 4 раз в настоящее время. Из-за того, что женскому паттерну алкогольного потребления традиционно уделяется мало внимания, нельзя даже сказать, в чем причины такого повышения удельного веса женщин среди больных алкоголизмом и алкогольными психозами. Означает ли это, что изменилось массовое, нормальное алкогольное поведение женщин, которые в целом начали пить больше и тяжелее? Или нормы, регулирующие женское потребление, остаются неизменными, но все больше и больше женщин нарушает эти нормы? Наконец, как уже было показано, в основе такого сближения может лежать и смягчение мужского алкогольного потребления. 

В любом случае женский вклад в общий уровень алкоголизации становится все более и более весомым и одно это уже требует уделять больше внимания изучению женской модели употребления спиртного. Ведь если раньше общий уровень заболеваемости алкоголизмом определялся почти одними мужчинами, то сейчас он уже на 18% определяется женщинами.

Многочисленные исследования также показывают, что в Москве сейчас девочки-старшеклассницы включены в употребление спиртного не в меньшей, а иногда даже и в большей степени, чем их сверстники мужского пола [10, 11]. В других городах традиционные гендерные различия в употреблении спиртного у подростков сохраняются – мальчики алкоголизированы заметно сильнее девочек, причем в небольших провинциальных городах различия выражены сильнее, чем в крупных. Есть основания полагать, что со временем характерное для Москвы исчезновение гендерных различий будет распространяться и на другие регионы страны.

Таким образом, мы имеем две составляющих женского алкогольного поведения, о которых больше всего пишут специалисты: повышение уровня избыточной алкоголизации женщин и исчезновение гендерных различий в употреблении спиртного подростками. В обоих этих случаях исследователи имеют дело с результатами неких процессов, которые остаются за рамками  их внимания.

По данным нашего исследования можно проследить, как на протяжении как минимум последних 40 лет (разница в возрасте самых старших и самых молодых респондентов) менялось массовое, нормальное, свойственное большинству или значительной доле опрошенных, алкогольное поведение женщин и девушек. В статье подробно рассматриваются изменения в возрасте начала алкогольного потребления (что определяет соотношение алкоголизированости девочек и мальчиков), и большая допустимость и большая распространенность женского опьянения в младших возрастах по сравнению с женщинами старшего возраста (что формирует повышение уровня женской избыточной алкоголизации и ее приближение к мужскому уровню).

Для анализа было выделено пять возрастных групп: 50-60 лет, 40-49 лет, 30-39 лет, 20-24 и 18-23 года. Размер каждой половозрастной группы указан в таблице.

Таблица 1

Распределение опрошенных по полу и возрасту (человек)

Пол Возрастные группы (лет)
18-23 24-29 30-39 40-49 50-60
Мужчины 48 57 57 55 55
Женщины 65 62 58 53 53

Изменение возраста включения в употребление спиртного

Возраст алкогольного дебюта и первого опьянения – важная характеристика алкогольного паттерна, которая на протяжении рассматриваемого периода изменилась особенно сильно. Для анализа ее изменений были использованы следующие показатели:

  1. Доля первых проб и опьянений до достижения совершеннолетия (18 лет);
  2. Средний возраст первой пробы и первого опьянения;
  3. Модальный возраст первой пробы и опьянения;
  4. Доля ранних (14 лет и младше) первых проб и опьянений;
  5. Доля очень ранних (до 14 лет) первых проб и опьянений.

Если сопоставить представителей самого старшего (50-60 лет) и самого младшего (18-23 года) из опрошенных поколений, то окажется, что за прошедшие 40 лет изменились все эти параметры, причем у девушек изменения были более значительными и принципиальными.

В поколении нынешних 50-60-летних большинство (55%) девушек не пробовало спиртного до 18 лет. Это позволяет говорить о том, что позднее (18 лет и старше) начало алкогольного потребления было в то время нормой женского поведения, хотя уже и не очень строгой. Опьянение до 18 лет для девушек из самого старшего поколения было явной девиаций (17%). Для мальчиков такой нормы не существовало изначально: подавляющее большинство мужчин даже самого старшего поколения начали употреблять алкоголь (70%) и почти половина (44%) получили первый опыт опьянения до совершеннолетия.

Для самого младшего поколения и первая проба и первое опьянение до 18 лет стали уже безусловной, не зависящей от пола, нормой. Среди них 80% и юношей и девушек попробовали алкоголь и 78% юношей и 59% девушек впервые опьянели до совершеннолетия.

Разница в среднем возрасте первой пробы и первого опьянения у юношей и девушек постоянно уменьшалась (рис. 1), причем  исключительно за счет снижения возраста начала алкогольного потребления у девушек. Средний возраст алкогольного дебюта у юношей изменился меньше, чем на год – от 16,3 года до 15,5 лет. У женщин же средний возраст первой пробы снизился на 2,5 года - с 18,2 до 15,7 лет.

Рис. 1

Средний возраст первого опьянения также снижался в течение всего наблюдаемого периода (рис.1), причем заметно интенсивней, чем возраст первой пробы – у мужчин на 2 года (с 17,9 до 15,9 лет), а у женщин – на целых 5 лет (с 21,9 до 16,8). Таким образом, и в этом случае изменения в поведении девушек были более значительным и принципиальным.

То, что возраст первого опьянения снижался более интенсивно, чем возраст первой пробы, означает, что начало алкогольного потребления стало более тесно связано с опьянением. Иными словами, сейчас у совсем молодых людей их первые шаги в употреблении спиртного чаще ведут к опьянению, чем это было раньше.

При том, что сейчас пить девушки в среднем начинают не позже сверстников мужского пола, состояние первого опьянения они впервые испытывают все же несколько позднее и начало употребления спиртного у них менее тесно связано с опьянением.

Показатель, по которому сохраняются значимые гендерные различия в самом младшем поколении - модальный возраст первой пробы и первого опьянения. Модальный возраст -  более тонкая характеристика, чем средний возраст, поскольку по моде можно определить, в каком возрасте происходит наибольшее число проб. У девушек 18-23 лет модальный возраст первой пробы приходится на 16 лет, а у юношей наибольшее число алкогольных дебютов происходит до 14 лет. Модальный возраст первого опьянения составляет 18 и 17 лет соответственно, причем у мальчиков явно прослеживается тенденция к смещению модального возраста первого опьянения к более ранним возрастам. Если тенденция не изменится, через некоторое время по этому показателю появится гендерный разрыв по этому показателю будет некоторое время расти.

Очень выразительны изменения, произошедшие с такой важной характеристикой алкогольного поведения, как относительная численность ранних (в 14 лет и раньше) алкогольных дебютов и первых опьянений (рис.2).

Рис. 2

В течение всего рассматриваемого периода такое раннее приобщение к спиртному не было чем-то исключительным для мальчиков. До поколения 24-29 лет около 20% из них начинали пить в этом возрасте. Затем, в группе 20-29 лет этот показатель вырос до 29%, а в самой младшей группе составил уже треть. Для девочек в самом старшем поколении такое раннее начало употребления было почти совсем невозможным. В двух младших поколениях (24-29 лет и 18-23 года) уже больше четверти девушек (27-28% соответственно) начинало употребление спиртного в этом возрасте. То есть, и для девочек ранние алкогольные пробы перестали быть выраженной девиацией.

Ранние (в 14 лет и младше) опьянения раньше были явным отклонением и для мальчиков и для девочек. Сейчас они еще тоже не стали нормой, но их относительная численность выросла очень сильно: в 1.6 раз у юношей (с 12% до 19%) и в 7 раз (с 2% до 14%) - у девушек. Как видим, и в этом случае изменения, произошедшие у девушек, имеют гораздо более принципиальных характер.

Максимальное сближение между полами в уровне ранних алкогольных проб приходится на поколение 24-29 лет, но среди самых младших (18-23 года) мальчики снова, хотя и не намного, но начинают опережать девочек.

Это опережение происходит за счет повышения у мальчиков числа очень ранних (до 14 лет) алкогольных проб.

Относительное число очень ранних (до 14 лет) дебютов - это тот параметр, по которому девушки все еще заметно отличаются от мальчиков (рис.3). В течение большей части рассматриваемого периода он оставался стабильным и у мужчин и у женщин. Значительные изменения по этому показателю произошли между двумя младшими группами опрошенных (24-29 лет и 18-23 года. В этот период относительная численность проб до 14 лет очень резко выросла как у мальчиков, так и у девочек– у мальчиков в 2 раза, а у девочек - в 5 раз. Тем не менее, по доле очень ранних проб женщины еще заметно отстают от мужчин, и пока нет оснований утверждать, что в ближайшее время различия между полами по этому показателю исчезнут.

Рис. 3

До поколения 18-23 года относительная численность очень ранних опьянений колебалась от 5% до 2% у мужчин, и от 2% до 0 у женщин. В самом младшем поколении доли очень ранних опьянений у мальчиков и девочек сравнялись и составили по 5%. Разумеется, такие ранние опьянения являются выраженными отклонениями для обоих полов, но характерно, что по этому показателю, который отражает ярко выраженную девиацию, девочки сравнялись с мальчиками.

Результатом всех произошедших изменений стало то, что по распределению возраста начала употребления спиртного самые молодые женщины оказались ближе к мужчинам, чем к женщинам самого старшего поколения (рис. 4-5).

Если сопоставить распределение по возрасту первой пробы женщин самого младшего и мужчин самого старшего поколений (рис. 4), то легко заметить, что они почти совпадают. В том, что касается возраста алкогольных дебютов, самые молодые женщины ведут себя почти так же, как вели себя юноши 40 лет назад за одним исключением: 40 лет тому назад среди юношей было больше тех, кто начинал употреблять спиртное после 18 лет, чем среди современных молодых женщин.

Рис. 4

По распределению возраста первого опьянения (рис. 5) девушки 18-23 лет тоже близки к мужчинам – как к своим ровесникам, от которых они отличаются смещением модального возраста первого опьянения к 18 годам, так и к мужчинам из старшего поколения, от которых их отличает снижение доли первых опьянений после 18 лет.

Рис. 5

Различия же между самыми молодыми и самыми старшими женщинами так же значительны, как между мужчинами и женщинами старшего поколения. Это очень хорошо заметно по рисункам 6-7, на которых даны распределения по возрасту первой пробы и первого опьянения мужчин и женщин в группе 50-60 лет (рис. 6) и женщин в группах 50-60 лет и 18-23 года (рис. 7). Легко заметить, что эти рисунки крайне похожи.

Рис. 6
Рис. 7

Учитывая все вышеизложенное, можно сделать следующие выводы.

Фиксируемая в последние годы тенденция размывания гендерных различий в употреблении спиртного у подростков является результатом длительного процесса изменений в поведении девушек, начавшегося как минимум еще сорок лет назад.

В течение 40 лет постепенно размывались и, наконец, полностью перестали существовать некоторые специфические, «женские» нормы юношеского алкогольного поведения. В частности, исчезли нормы, согласно которым девушки не начинали употребления спиртного до 18 лет и избегали опьянения, значительно более допустимым стало употребление спиртного в раннем возрасте (14 лет и младше).

Судя по тому, что снижение возраста начала алкогольного потребления шло у женщин равномерными темпами в течение всего 40 летнего периода, можно предположить, что началось оно еще раньше.

Все это время постепенно, но неуклонно уменьшались различия между юношами и девушками. Это уменьшение происходило исключительно за счет более резких изменений в поведении девушек, которое продолжалось на протяжении всего рассматриваемого периода. У юношей в течение трех поколений (50-60 лет, 40-49 лет и 30-39 лет), ситуация была стабильной и возраст включения в употребление спиртного практически не менялся. Затем – примерно в середине 90-х годов прошлого века, когда в употребление спиртного начали включаться нынешние 20-24-х летние, средний возраст первой пробы начал снижаться и у мальчиков, а у девочек снижение ускорилось. В результате в поколении нынешних 24-29-х летних девочки сравнялись с мальчиками.

В это же время произошел резкий прирост ранних (до 14 лет) первых опьянений. Это коснулось представителей обоих полов, и у девочек темпы прироста были намного больше, чем у мальчиков. Но у мальчиков рост начался с гораздо более высокой позиции, поэтому по относительной численности ранних опьянений, девочки от них все еще отстают.

В начале двухтысячных, когда употреблять спиртное начали респонденты из группы 18-23 года, произошел еще один значительный сдвиг. В это время у обоих полов выросла относительная численность очень ранних (до 14 лет) проб. И в этом случае у мальчиков рост начался с более высокой позиции, поэтому значительные гендерные различия по этому показателю сохраняются. Но на уровне такой явной девиации, как очень раннее первое опьянение девочки сравнялись с мальчиками.

В том, что касается возраста алкогольного дебюта и первого опьянения самые молодые девушки очень близки к мужчинам самого старшего поколения, хотя по некоторым параметрам (доля первых проб и опьянений до 18 лет) они больше приближаются к своим сверстникам-мужчинам. В любом случае, по всем параметрам начала алкогольного потребления они ближе к мужчинам, чем к женщинам старшего поколения. .

Женский паттерн опьянения

В качестве основных характеристик паттерна опьянения мы рассматривали следующие показатели:

  1. Доля не имеющих опыта опьянения;
  2. Целенаправленное, сознательное использование спиртного для достижения опьянения (доля тех, кто хотя бы иногда пьет специально, чтобы напиться);
  3. Связь между употреблением спиртного и сильным опьянением (как часто употребление алкоголя ведет к сильному опьянению)

В общественном мнении сохраняется норма, согласно которой опьянение для женщин менее допустимо, чем для мужчин. Абсолютное большинство опрошенных (66% мужчин и 56% женщин) согласно с утверждением «пьяная женщина – это гораздо хуже, чем пьяный мужчина». Но эта норма постепенно размывается: среди младших респондентов ее разделяет несколько меньше людей, чем среди старших (рис. 8).

Мужчины осуждают женское опьянение больше, чем сами женщины, но в молодых возрастах «осуждающих» мужчин становится меньше, чем в старших. Женская позиция по этому вопросу изначально была более мягкой и менялась в значительно меньшей степени.

В средних (30-39 лет) и младших (24-29 лет и 18-23 года) поколениях только чуть больше половины всех опрошенных осуждают женское опьянение больше, чем мужское. Почти половина же не считает, что для женщины опьянение допустимо меньше, чем для мужчины. Это означает, что женское опьянение имеет значительный ресурс поддержки, или, точнее, ресурс не-осуждения.

Рис. 8

О том, как меняется массовое женское поведение в отношении опьянения, можно судить по снижению из поколения в поколение доли женщин, не имеющих опыта алкогольного опьянения (рис. 9). В самом старшем поколении ни разу не напивалось больше четверти (27%) женщин, к поколению 24-29 лет доля таких женщин снизилась до 8%. У мужчин таких различий по поколениям нет, среди них те, кто ни разу в жизни не пьянел, всегда составляли ничтожную часть. 

Одновременно с тем, как уменьшается относительная численность женщин без опыта опьянения, уменьшается и разница по этому показателю между женщинами и мужчинами - от 22% в самом старшем поколении до 0 – в самом младшем. В самой младшей возрастной группе доля ни разу не напивавшихся возрастает – часть молодых людей еще не успела испытать опьянение, но при этом, что характерно, различие между юношами и девушками совсем исчезает. Возможность, допустимость и желание испытать опьянение у молодых девушек не меньше, чем у молодых мужчин.

Рис. 9

Различия в отношении к опьянению и в частоте опьянений в разных возрастных группах не возможно однозначно интерпретировать как поколенческие, интенсивность употребления спиртного, как и его частота, меняется у человека с возрастом. Больше всего употребляют спиртное люди в возрасте 24-39 лет; после 40 лет уровень потребления начинают снижаться; это относится и к женщинам и к мужчинам. Поэтому невозможно утверждать, что имеющиеся у нас данные отражают изменения алкогольного паттерна по таким параметрам как сознательное использование спиртного для достижения опьянения и связь между употреблением спиртного и сильным опьянением. Для того чтобы узнать, как от поколения к поколению менялся женский паттерн опьянения по этим параметрам, надо провести ретроспективное исследование, которое бы позволило сопоставить алкогольные привычки женщин разных поколений на одних и тех же этапах жизненного цикла. Но данные нашего исследования позволяют судить о том, какое поведение является нормальным в нашей культуре для женщин разных возрастов.

Среди женщин меньше, чем среди мужчин тех, кто хотя бы изредка употребляет спиртное специально, чтобы напиться. Но и у тех и у других большинство – 66% мужчин и 52% женщин - хотя бы время от времени использует алкоголь для изменения сознания. Это позволяет утверждать, что сознательное достижение опьянения является нормой алкогольного поведения для жителей России, причем нормой и для мужчин и (хоть и в меньшей степени) для женщин.

Рис. 10

Целенаправленно использовать алкоголь для изменения сознания нормально для мужчин всех возрастов (рис. 10). Для женщин двух старших поколений такое поведение можно рассматривать как отклонение, хотя для женщин из группы 40-49 лет это отклонение на грани нормы, не свойственное большинству, но очень распространенное. Для женщин от 18 до 39 лет хотя бы изредка изменять сознание при помощи спиртного является нормальным, массовым поведением – так поступает большинство из них.

Хотя напиваться специально – поведение в большей степени мужское, чем женское, среди женщин средних и младших возрастов тех, кто так поступает, больше, чем среди мужчин в двух старших поколениях. Это говорит об условности гендерных особенностей алкогольного поведения: по некоторым параметрам младшие женщины могут вести себя более маскулинно, чем старшие мужчины.

Сильное опьянение по-прежнему остается характеристикой типично мужского поведения, и женщинам свойственно значительно меньше. Абсолютное большинство мужчин (64%) хотя бы изредка сильно напивается. Для женщин сильное опьянение не представляется большим отклонением от нормы (36% из них хотя бы иногда бывают сильно пьяны), но все же абсолютное их большинство (64%) не напивается никогда.

Возрастные различия в относительной численности тех, кто время от времени сильно напивается, у женщин выражены сильнее, чем у мужчин (рис. 11). Эпизодическое сильное опьянение является нормальным для мужчин любого возраста. Почти нормой его можно назвать и для женщин средних и младших возрастов. Среди них время от времени напивается, хотя и меньшая, но все же достаточно значительная часть– около 40%. Сильное опьянение, для женщин среднего и юного возраста, таким образом, является вполне возможным поведением, чего нельзя сказать о женщинах самого старшего поколения. Среди последних позволяет себе сильное опьянение только пятая часть. Подавляющее большинство из них не напивается никогда. 

Гендерные различия в относительной численности тех, кто напивается, снижаются от поколения к поколению. Хотя сейчас до этого еще далеко, но, если тенденция не изменится, через некоторое время по этому параметру женщины сравняются с мужчинами.

Рис. 11

В нашем исследовании не определялась абсолютная частота сильного опьянения, вопрос был сформулирован так, чтобы можно было оценить тесноту связи между употреблением спиртного и опьянением. Отвечая на вопрос об опьянении, респонденты указывали не на то, как часто оно у них бывает, а на то, как часто употребление спиртного ведет к сильному опьянению. На рис. 12 показано распределение ответов «Сильно напиваюсь каждый или почти каждый раз, когда пью» и «Не всегда, когда пью, но часто» (они объединены в группу «Очень тесная связь между употреблением спиртного и опьянением») и ответов «Время от времени» и «Редко» (объединены в группу «Употребление спиртного иногда ведет к опьянению»).

На графике хорошо видно, что основные различия в относительной численности напивающихся между мужчинами и женщинами определяются величиной второй группы – то есть тех, у кого прием спиртного иногда ведет к сильному опьянению. Напиваться время от времени – норма для мужчин всех возрастов, относительно нормальное поведение для женщин среднего и младших поколений и сравнительно малодопустимо для женщин двух старших поколений.

Явным отклонением и для женщин и для мужчин является очень тесная связь между приемом спиртного и сильным опьянением. У мужчин трех первых поколений (50-60, 40-49 и 30-39 лет) доля часто напивающихся составляет по 5%. У младших (24-29 лет и 18-23 года) мужчин она резко увеличивается – до 9%, что составляет уже весомую величину – почти у каждого десятого молодого человека употребление спиртного регулярно приводит к сильному опьянению.

Рис. 12

Еще менее чем для мужчин, такая тесная связь межлу употреблением и опьянением характерна для женщин. Среди них в четырех поколениях доля часто напивающихся колеблется от нуля до 3%. Но в самом младшем поколении эта доля резко возрастает до тех же, что и у молодых мужчин, 9%. Это уже очень принципиальное изменение – как в численности, так и в том, что гендерные различия стираются на уровне явно избыточного и девиантного потребления спиртного.

Разумеется, сейчас еще нельзя утверждать, что это говорит об избыточной алкоголизации младшего поколения и о том, что женский уровень избыточной алкоголизации становится равен мужскому. Очень вероятно, что молодые люди и девушки пьянеют от неопытности в потреблении спиртного и с возрастом употребление алкоголя у них будет реже завершаться опьянением. Однако с учетом того, что в этом же, самом младшем поколении, относительно высок удельный вес ранних и очень ранних алкогольных дебютов и опьянений, следует признать, что тенденция не может не вызывать некоторой обеспокоенности.

В целом можно сказать, что опьянение по-прежнему остается нормой мужского алкогольного поведения и отклонением (хоть и не сильным, на уровне допустимого) для женщин.

Вероятно, сейчас правильней говорить не об одном паттерне женского опьянения, а о двух разных – паттерне женщин старших и паттерне женщин средних и молодых возрастов. В рамках паттерна старших женщин им предписывается избегать опьянения; для младших женщин оно значительно более допустимо. У мужчин существует только один паттерн опьянения. Хотя по разным параметрам прослеживается количественная разница между поколениями, она, как правило, не перерастает в качественные различия, как это наблюдается у женщин.

Заключение

Следует признать, что массовое женское алкогольное потребление в течение наблюдаемого периода изменилось очень сильно. Если сравнить между собой женщин из самого старшего и самого младшего поколений, то становится хорошо видно, что мы имеем дело с двумя разными алкогольными субкультурами, более того, с двумя разными женскими образами.

Сорок лет тому назад девушки впервые пробовали алкоголь после 18 лет, первый опыт опьянения получали в среднем уже будучи взрослыми молодыми женщинами, причем треть из них вообще ни разу в жизни не пьянела. Подавляющее большинство из них никогда не напивается. По своему алкогольному поведению женщины старшего поколения и в юности очень отличались от своих сверстников мужского пола, и сейчас ведут себя совсем не так, как мужчины.

Молодые женщины в среднем впервые пробуют спиртное и получают первый опыт опьянения задолго до 18-летия, мало отставая в этом от мальчиков своего поколения. Повзрослев, они позволяют себе время от времени напиваться, хотя в этом еще и отстают от мужчин, но уже далеко не так сильно, как старшие женщины. Вообще по своему алкогольному поведению они ближе к мужчинам, чем к женщинам старшего поколения. 

Следует отметить, что это не является спецификой российского общества. В развитых странах Европы и Америки фиксируются те же тенденции, о которых говорилось в начале этой статьи. У подростков исчезают гендерные различия в употреблении спиртного, а уровень избыточной алкоголизации взрослых женщин все больше и больше приближается к мужскому [12]. 

Оценивать это можно по-разному, в том числе и как социальную дисфункцию, требующую немедленного вмешательства и исправления. Однако надо иметь в виду, что алкогольное поведение – это часть широкого поведенческого комплекса. Чем дальше женщины уходят от традиционного образа женственности, тем свободней они ведут себя, в том числе и в употреблении спиртного.

Разумеется, все вышесказанное не означает, что женщинам, как и мужчинам, не следует употреблять алкоголь более умеренно.

Список литературы

  1. Проект «Алкоголизация населения как фактор дестабилизации российского общества. Социологический анализ», поддержка РГНФ, 09-03-00116а
  2. Бавин П. Спиртные напитки: страхи и практика// Электронный журнал «Демоскоп»  № 265 – 266,  2006 http://www.demoscope.ru/weekly/2006/0265/opros01.php
  3. Simpura J., Levin B.M. Demystifying Russian Drinking: Comparative Studies the 1990// Studies Publications, 1997, P. 79-107
  4. Шурыгина И.И. Различия в употреблении алкоголя мужчинами и женщинами в Москве//Социологический журнал, №1/2, 1996, С. С. 169–176
  5. Горячева . Н.В. Модель потребления алкоголя в России//Социологический журнал,  №4, 2003, С. 101-107.
  6. Заиграев Г.Г. Особенности российской модели потребления некоммерческого алкоголя//ж. "Социологические исследования" №12,  2002, С. 33-41
  7. Алкогольная ситуация ухудшается: женщины догоняют мужчин// Ж. Демоскоп, №263-264, 2006 http://demoscope.ru/weekly/2006/0263/analit05.php
  8. Тапилина В.С. Сколько пьет Россия? Объем, динамика и дифференциация потребления алкоголя//ж. "Социологические исследования", №2, 2006, с. 85-94)
  9. Статистические сборники «Мужчины и женщины в России», М.: Федеральная служба государственной статистики 2002, 2004, 2006, 2008 http://www.gks.ru/wps/portal/!ut/p/_s.7_0_A/7_0_8EJ/.cmd/ad/.ar/sa.detailURI/.ps/X/.c/6_0_5PQ/.ce/7_0_8EO/.p/5_0_6LP/.d/0/_th/J_0_LV/_s.7_0_A/7_0_8EJ/_me/7_0_8EB-7_0_7UL-7_0_7UJ-7_0_A?documentId=1138887978906&documentType=news
  10. Шурыгина И.И. Связь между верой в бога и потреблением спиртного и наркотиков у подростков (гендерные и территориальные аспекты)//сб. Религия и наркотики: опыт социологического анализа. М.: Институт социологии РАН, 2007, С.144-156
  11. Кошкина Е.А., Паронян И.Д. Динамика употребления психоактивных веществ среди подростков. // Актуальные проблемы девиантного поведения. (Борьба с социальными болезнями). Ежегодник. М.,1995, C. 53-5812.
  12. Егоров А., Шайдукова Л. Современные особенности алкоголизма у женщин: возрастной аспект http://www.narcom.ru/cabinet/online/84.html

Просмотров: 11344

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 08.07.2010 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search