О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА


crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.522.

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №4 2010 (16) arrow Модели потребления алкоголя в молодёжной среде
Модели потребления алкоголя в молодёжной среде Печать
02.12.2010 г.

УДК:613.96:613.81(470-25)+(571.121)

Рыбакова Л.Н., Чекинева Т.В.
Институт социологии Российской Академии Наук, Москва

Models of alcohol consumption in the youth
Rybakova L.N., Chekineva T.V.

Institute of Sociology of the Russian Academy of Sciences, Moscow

Проанализировано употребление спиртных напитков и характер проведения свободного времени в подростковой среде (старшеклассники) как два проявления одного фактора – установка на организацию собственной жизненной стратегии. Выделены модели потребления алкоголя на основании указанных респондентами предпочитаемых напитков: пивная модель, коктейльная, винная, водочная и модель воздержания от употребления спиртного в компании сверстников. При определенном сходстве в структуре досуга старшеклассников отмечены региональные различия. Выявлены также особенности досуговых предпочтений в каждой модели алкогольного поведения. Alcoholic drinks consumption and character of spending a free time in the adolescents (senior pupils) are analyzed as two aspects of one factor, that is a tendency to organization of their own vital strategy. Authors have selected some models of alcohol consumption on the basis of the drinks preferred by respondents, such as, beer, cocktails, wine, vodka models and a model of abstention from the use of alcoholic drinks in the company of equals in age. With the certain similarity in the structure of leisure in senior pupils, regional distinctions are marked. Specific features of leisure preferences in each model of alcoholic behavior are also revealed.

Ключевые слова: подростки, алкогольный досуг, ценности, социокультурные потребности, жизненная стратегия.

Key words: adolescents, alcoholic leisure, values, social and cultural needs , strategy of life.

Принято считать, что образ жизни старшего поколения носит консервативный характер, а подрастающее поколение стремится к изменениям сложившихся стереотипов, ломке традиций, инновациям, трансформации традиционных ценностей. Думается, что сфера досуга не может быть исключением в этом новаторстве, поскольку именно в ней ярче всего проявляется индивидуальный и групповой выбор – приоритеты в расходах времени, иерархия ценностей, осознание собственных возможностей и потребностей и т.д. Различия в проведении досуга и использовании социальных ресурсов характеризуют не только разные поколения, но и выделяют разные субкультуры в рамках одной возрастной группы. Внутри одного поколения социальные группы и общности отличаются специфическими социально-психологическими характеристиками в процессах социального взаимодействия, находятся в различных социальных и социокультурных условиях, и это влияет на уровень их социальной и культурной активности.

В данной статье, подготовленной в рамках проекта РГНФ № 09-03-00116а «Алкоголизация населения как фактор дестабилизации российского общества. Социологический анализ» (рук. – к.ф.н. М.Е.Позднякова), мы рассматриваем модели отношения индивида к алкоголю и к своему свободному времени как однопорядковые проявления некоторой внутренней установки на организацию собственной жизни. Традиционно алкоголизация и досуг рассматриваются как антитеза: если досуг – пространство самореализации, поле субъективного развития и творчества, то алкоголь предстаёт как средство удовлетворения более низших, псевдобиологических потребностей и проявляется как фактор, тормозящий социальную и культурную активность индивидов и социальных групп. Опираясь на наблюдения других исследователей [4], мы предположили, что можно выделить алкогольный досуг как новую форму проведения свободного времени. При этом трудно определить основную и сопутствующую деятельность, как это делается при изучении бюджетов времени [5,.85]. Алкогольный досуг в молодежной среде – новая тенденция, ранее характеризовавшая лишь определенные субкультуры. Трудно определить, является ли общение главным занятием подростков и молодежи, которое осуществляется на фоне выпивки, или выпивка является целью досуговой деятельности, которая согласно «приличиям», унаследованным нормам, стереотипам и т.п., воспринимается как отклонение, если осуществляется индивидуально. Замечено, что выпивка в одиночку воспринимается как патология не только врачами, но и обывателями. Основная проблема в данном исследовании – выявить и проанализировать сочетание моделей алкогольного потребления с моделями использования свободного времени.

Этот подход к анализу алкоголизации как характеристики досуговой деятельности согласуется, на наш взгляд, с тенденцией в современном общественном сознании воспринимать употребление алкоголя как социально допустимое поведение и критически оценивать лозунг «Трезвость – норма жизни». Резкая смена ценностных ориентиров в обществе, характера социального взаимодействия индивидов и групп, увеличение социальной дистанции между индивидами, возрастными и социальными группами проявились в сфере досуга населения в полной мере. Как отмечают В.Н. Иванов и В.К. Сергеев [3, с.77], в 1990-е годы существенно изменились возможности доступа населения к культурным благам, к искусству, творчеству. С одной стороны, причины этого объективны: обнищание значительной части населения, вымывание бесплатных видов культурных услуг, сокращение наиболее доступных учреждений культуры (таких как профсоюзные или ведомственные Дворцы культуры, Дома пионеров, клубы, кружки, и т.п.)

С другой стороны, подрастающее поколение, выпавшее из развитой системы культурной социализации (занятость родителей, школьные перегрузки и отказ системы образования от воспитательной деятельности и др.), почувствовало вкус к обращению с новыми техническими средствами для индивидуального потребления культуры – плеер, компьютер, видеомагнитофон, игровая приставка и т.д. В результате среди населения стали явно преобладать неорганизованные, домашние формы досуга, которые в значительной мере носят характер потребления услуг и становятся преимущественной сферой культурного выбора и культурного «творчества».

На фоне отмечаемой многими исследователями социальной апатии, духовной депрессии общества, утраты жизненного оптимизма, сниженной веры в собственные возможности и государственную поддержку [9, с.36-41] возрастает обращение к алкоголю как антидепрессанту, что объясняет его массивное использование в сфере досуга. Анализ результатов сравнительного исследования ценностно-нормативного содержания образа жизни в советской и постсоветской России позволил известному социологу А.А. Возьмителю сделать вывод о том, что «в повседневной жизни активизировался и даже начинает доминировать эгоцентризм» [1, с. 162]. Эти наблюдения согласуются с нашим предположением об алкогольном досуге как проявлении социальной апатии и эгоцентризма в наиболее чувствительных к социально-нормативному регулированию социальных общностях – в молодежной среде.

В исследованиях 1980-х годов [6] мотивация употребления алкоголя школьниками отличалась от таковой у студентов: школьники пили преимущественно «за компанию», а студенты гораздо чаще пытались управлять своим самочувствием («от радости», «с горя» и т.п.). В 1990-е годы [8, с. 75; 7, с.153] всё чаще в этих группах молодежи появляется иной мотив обращения к психоактивным веществам – «расслабиться».

В то время как старшее поколение до сих пор борется за выживание, отказывая себе во многом, и особенно в сфере культуры, представители молодого поколения стали наиболее активными и массовыми потребителями культурных благ, «участниками культуротворческого процесса», как отмечают [3, с.77]. «Новаторство» молодых в сфере досуга, их предпочтения задали направление и определили планку достижений для средств массовой культуры. Индивидуальный характер потребления культуры стимулировал развитие субкультурных тенденций, которые – по определению – отклоняются от культурных традиций. В результате наблюдается социальная дезориентация в первую очередь подрастающего поколения. Этот нормативный хаос проявляется, в том числе, и в изменении отношения населения к потреблению спиртных напитков.

На основании многолетних эмпирических исследований молодежного досуга В.Н.Иванов и В.К.Сергеев делают вывод об обеднении видов досуга, которое нельзя объяснить только экономическими факторами: «С годами все более преобладают формы, которые не требуют серьёзных материальных затрат и направлены не на творческое и духовное развитие, а на развлечения, поддержание жизненного тонуса или домашний отдых. По существу, выросло целое поколение молодых людей, частично или полностью лишенное социально-культурных корней, оторванное от живой, питательной среды национальной культуры…» [3, с.88].

Вторичный анализ исследований сектора девиантного поведения ИС РАН за последние 20 лет показывает, что степень вовлеченности в потребление алкоголя можно считать признаком социокультурной дифференциации молодежи. Употребление спиртных напитков тесно связано с качеством досуговой деятельности. Если в 1980-х годах можно было предположить, что алкоголь наряду с наркотиками в качестве лекарства использовался подростками, переживающими определенные кризисы взросления, семейные или иные конфликты, то сейчас мы наблюдаем, что алкоголизация затрагивает определенные группы молодежи (еще более широкие) как фоновое занятие, обеспечивающее душевный комфорт и благоприятный климат для общения. На наш взгляд, изучение алкогольного досуга как специфической подростковой деятельности оправданно еще и потому, что общепринятое изучение потребления алкоголя более уместно в случае патологического злоупотребления, когда целью деятельности является опьянение.

Чтобы проверить наши утверждения, мы обратились к данным эмпирических исследований среди старшеклассников (9-11 классы) в Москве (N=573), Надыме (N=787) и Казани (N=297), проведенных в 2008-2009 гг. методом анонимного анкетирования. Для более тщательного анализа моделей алкогольного поведения был выбран вопрос о спиртных напитках, которые школьники предпочитают употреблять в компании своих друзей. Из имеющихся массивов данных были исключены анкеты респондентов, которые никогда не пробовали спиртное или пробовали, но не употребляют ни при каких обстоятельствах. По ответам на этот вопрос о предпочитаемых напитках употребления в компании были выделены следующие группы:

  1. любители пива - «пивная» модель алкогольного поведения,
  2. любители слабоалкогольных коктейлей в банках и пластиковых бутылках - «коктейльная» модель,
  3. предпочитающие крепкие алкогольные напитки - «водочная» модель,
  4. любители вина и шампанского - «винная» модель,
  5. игнорирующие употребление спиртных напитков в компании друзей, однако не являющиеся трезвенниками ни по убеждениям, ни по фактическому поведению – модель «воздержания».

В Москве и Ямало-Ненецком АО нам удалось выделить достаточно профильные модели потребления алкогольных напитков в массивах респондентов, а казанский массив пришлось исключить из анализа, поскольку не удалось выявить опрошенных с четким предпочтением того или иного типа спиртного - школьники отмечали сразу несколько «излюбленных» алкогольных напитков.

Вопреки сложившемуся мнению о популярности пива в подростковой среде данные сектора девиантного поведения Института социологии РАН свидетельствуют, что в Москве лидирующее место занимает вино и шампанское, в Надыме и Казани любимыми напитками в компании являются слабоалкогольные коктейли заводского изготовления. На втором месте: в Москве коктейли, в Надыме – вино, а в Казани – пиво. Подробнее эти данные отражены в таблице 1 (см. ниже). Как видим, вкусовые пристрастия подростков разнообразны. В то же время это свидетельствует об определенном опыте алкогольного потребления – выбор основывается на знакомстве.

Таблица 1

Популярность моделей алкогольного потребления среди старшеклассников Москвы и Надыма.

  Москва Надым
  % ранг % ранг
«винная» 38 1 23 2
«коктейльная» 20 2 36 1
«пивная» 15 3 21 3
«игонорирующая» 14 4 17 4
«водочная» 13 5 3 5

Поскольку в последние годы отмечаются изменения в половой структуре потребителей алкоголя среди подростков, приводим данные о соотношении юношей и девушек по каждой модели (см. табл.2)

Таблица 2

Соотношение юношей и девушек в различных моделях алкогольного употребления.

Модели употребления Москва Надым
«винная» ю:д = 2:1 ю:д = 1:4
«коктейльная» ю:д = 1:4 ю:д = 1:2
«пивная» ю:д = 2:1 ю:д = 2:1
«игнорирующая» ю:д = 1:2 ю:д = 1:1
«водочная» ю:д = 2:1 -

Рассмотрим данные по каждой модели потребления алкоголя и времени, чтобы выявить ее специфику.

«Винная» модель поведения

Рассмотрим группу старшеклассников, которые предпочитают употреблять вино и шампанское в компании. Эта группа в Москве оказалась самой многочисленной и составила 33% от всех опрошенных. В московской группе «винной» модели алкогольного поведения не обнаружены заметные различия потребителей по полу: группа распадается на примерно равные подгруппы мальчиков и девочек. Выявленные социально-психологические характеристики и особенности социального взаимодействия респондентов позволяют считать представителей «винной» модели алкогольного поведения социально благополучной. Большинство респондентов из этой группы отмечают, что семья, в которой они проживают, является очень дружной с хорошими отношениями между её членами, и каждый четвёртый делится с родителями своими переживаниями, мыслями и заботами. Подавляющее большинство этих ребят прислушиваются к мнению своих родителей. Они имеют свою компанию, и эта компания состоит из одноклассников. Выпивки в компании, по их словам, бывают редкими и приурочены к праздникам. Первая проба алкоголя у половины этих ребят произошла в 13-15 лет, до 10 лет попробовал спиртное каждый пятый из этой группы. Небольшая часть (16%) этой группы респондентов отметили, что несколько раз находились в состоянии сильного алкогольного опьянения. Исключением из общего «социального благополучия» можно считать тот факт, что 12% этих школьников пробовали наркотики. Опыт целого ряда наших исследований позволяет предположить, что начало алкоголизации в данной группе респондентов происходило (и продолжается) с ведома или по инициативе родителей. У них нет опыта алкогольного потребления, нет и устойчивого стремления к алкоголизации, их можно назвать случайными потребителями «по праздникам».

Аналогичная группа молодежи в Надыме составляет 18% от общего числа опрошенных старшеклассников, но занимает второе место, уступая группе любителей коктейлей. Московская и надымская группы «винной» модели схожи по тесноте семейных связей: как и подростки из Москвы, они дорожат мнением родителей. Половина старшеклассников этой группы оценивают отношения в родительской семье как нормальные, отмечая эпизодические ссоры. Однако большинство из надымских подростков (70%) имеют менее доверительные отношения с родителями, лишь иногда рассказывая им о своих тревогах и заботах. Это может быть связано с тем, что в Надыме большинство взрослых работают вахтенным методом и школьники вынуждены проживать практически неделями в условиях неполной семьи: с другими родственниками или с одним из родителей, пока второй трудится вдалеке от дома.

Серьезное различие московской и надымской группы «винной» модели потребления состоит в соотношении мальчиков и девочек: в московской группе поровну, в надымской девушки составляют почти 80%.

Надымцы имеют меньший опыт сильного опьянения. Первая проба алкоголя произошла в возрасте 13-15 лет у 60% (у москвичей – в половине случаев), до 10 лет алкоголь пробовал каждый десятый (среди москвичей каждый пятый). В отличие от московских школьников «винной» группы, надымская часть этой модели пробовала наркотические вещества в три раза реже (4% респондентов ответили утвердительно).

Обобщая данные по «винной» модели алкогольного поведения среди школьников, можно констатировать значительное сходство обеих выборок по семейным параметрам и некоторую отягощенность московской модели по опьянению и наркотическим пробам. Может быть, эту отягощенность можно объяснить значительной долей девушек в надымской группе, которые осторожнее опьяняются и меньше рискуют с наркотиками.

Таблица 3

Досуг в группе потребителей «винной» модели.

Занятия в свободное время Москва (N=172) Надым (N=95)
% ранг % ранг
Общение с друзьями 72,5 1 59 1
компьютер 52,2 2 36,9 4
Посещение кино 47,8 3 16,8 7
Слушаю музыку 47,8 4 40 3
Телевизор, видео 42,9 5 44,2 2
Физ-ра и спорт 37,4 6 32,6 5
Доп.обучение (курсы, репетитор) 35,7 7 23,2 6
Чтение х/л 30,8 8 - -
Дискотеки 26.9 9 44,2 2
Музеи, выставки, театры 22 10 - -
Доп.образ (худ, муз) 17 11 10,6 8
У меня нет свободного времени 4,9 12 2,1 9
Пока нет занятий, которые бы увлекали 1,6 13 2,1 10

В свободное время надымские и московские школьники, представители «винной» модели, как их сверстники в разных уголках мира, предпочитают общаться с одноклассниками. Во многом популярные среди них формы проведения досуга не отличаются: на первом месте развлекательные виды досуга, такие как посещение кинотеатров, прослушивание музыки и просмотр телепередач и видео, а также компьютерные игры и общение в интернете. Правда, «общение с компьютером» и общение в интернете у надымцев занимает пятое место (в отличие от второго у московской группы). Зато надымские школьники этой группы в два раза чаще московских сверстников ходят на дискотеки (27%). В этом можно уловить связь: масштабы мегаполиса способствуют развитию опосредованного виртуального общения. Видимо, общение и знакомства на дискотеках подавляют интерес к общению в интернете. Вместе с тем эти данные показывают, что телевидение играет значительную роль в формировании подростков за пределами столицы.

Занятия физкультурой и спортом тоже занимают далеко не последнее место в структуре свободного времени ребят этой модели алкогольного поведения: физкультурой и спортом занимаются примерно поровну москвичей и надымцев (каждый третий).

Треть москвичей уделяют время развивающим формам досуга. К ним относятся дополнительные занятия на подготовительных курсах ВУЗов или занятия с репетиторами, чтение художественной литературы, а каждый пятый старшеклассник этой группы ходит в музеи и на выставки. Надымцы несколько меньше занимаются дополнительным обучением (подготовка в вузы) и дополнительным музыкальным и художественным образованием. Мы объясняем это региональными особенностями (столица предоставляет больше возможностей, и на них больше спрос). В Надыме находятся шесть филиалов различных российских университетов и каждый четвёртый старшеклассник из группы предпочитающих вино занимается с репетитором или посещает курсы подготовки к вступительным экзаменам при ВУЗе.

Итак, мы видим, что эта группа школьников, предпочитающих вино в компании друзей, знает, чем заняться в свободное время. Почти все отмечают, что у них не остается свободного времени, что его им не хватает. Потребление культуры с помощью технических средств (почти половина респондентов) они сочетают с развивающими занятиями (от 17 до 35%) и активным спортом. Изложенное позволяет сделать вывод, что «винная» модель потребления характерна для подростков с крепкими семейными связями, и приобщение к такой модели происходит скорее всего не без содействия родителей.

Таким образом, и в Москве, и в Надыме (Ямало-Ненецком округе) группа старшеклассников с «винной» моделью алкогольного поведения живет в семьях со значительной сплоченностью, имеет разнообразные досуговые предпочтения и умеет себя занять.

«Коктейльная» модель поведения

Сюда мы отнесли тех старшеклассников, которые на вопрос о предпочитаемых видах спиртных напитков указали «преимущественно коктейли» заводского изготовления, которые повсеместно продаются в жестяных банках или пластиковых емкостях. Вкус яблока, лимона, грейпфрута, газирование – все это маскирует вкус алкоголя и формирует у подростка стереотип, будто бы слабоалкогольный коктейль мало чем отличается от обычных газированных напитков. Соответственно, постепенно коктейль заменяет обычные напитки и служит уже просто для утоления жажды. Содержание алкоголя в таких коктейлях колеблется от 5 до 12 процентов, что ставит их в один ряд с крепким пивом. Другими словами, одна полулитровая баночка, например Джин-Тоника, приравнивается к 0,7 л. светлого пива или к 50-80 граммам водки. А ведь многие подростки за вечер выпивают по 4-5 таких банок. Каждый день. Месяц за месяцем. Таким образом, незаметно для самого подростка, формируется сначала психическая, а через год-два и физическая алкогольная зависимость [10].

Слабоалкогольные коктейли предпочитают пить в компании 17% старшеклассников Москвы (второе место) и 18% надымцев (первое место). Хотя семейные ценности для представителей этой модели имеют большое значение, в ней отмечается определенная отдаленность от родителей. Тем не менее, мнение родителей по жизненно важным вопросам для подавляющего большинства старшеклассников этой группы является наиболее важным и решающим.

В то же время любители коктейлей чаще группируются: на наличие своей компании респонденты указывают намного чаще, чем в других группах (80% и 92%). В эти компании входят не только одноклассники, но и знакомые по месту жительства и давние подруги, и друзья, т.е. они шире и разнообразнее по составу, чем в «винной» модели

Эта модель алкогольного поведения оказалась присущей преимущественно девушкам. Соотношение девушек и юношей в данной группе составляет 2:1 у надымцев и 4:1 у москвичей. Такой «перевес» можно объяснить различием вкусовых пристрастий между полами, а, возможно, и гендерными стереотипами: коктейль якобы пьется для вкуса, а не опьянения.

Каждый пятый московский респондент этой группы отметил, что в их компании довольно часто имеет место выпивка. Надымская часть этой группы выпивает в компании реже. В «коктейльной» группе, как и в «винной», каждый второй впервые попробовал алкоголь в 13-15 лет. Каждый третий признался, что пьёт спиртное по крайней мере раз в неделю (помимо праздников). Больше половины москвичей испытывали состояние сильного алкогольного опьянения, а каждый пятый испытывал его неоднократно. Скорее всего, это можно объяснить коварным свойством коктейлей: чем меньше содержание алкоголя в напитках, тем он быстрее всасывается в кровь, а если напиток газированный, то всасываемость повышается в 4 раза. В то же время «коктейльная» модель алкогольного поведения старшеклассников в Москве и Надыме, сходная по частоте употребления, различается по злокачественному характеру алкоголизации – в Надыме сильное опьянение зафиксировано в анкетах в два с половиной раза реже. В рамках «коктейльной» модели опрошенные из Надыма избегают употребления крепких спиртных напитков в полтора раза чаще, чем московские школьники. Вероятно, коктейли в Надыме выступают в качестве заменителей крепкого спиртного. Почему они не играют такую же роль в Москве, необходимо дополнительно уточнить качественными методами.

Пробовавших наркотики в «коктейльной» модели меньше, чем в «винной» - 8% в Москве и 5% в Надыме.

Традиционно первое место в структуре свободного времени подростков занимает общение с друзьями. Свою устойчивость сохраняет потребление культуры. Характерны прочерки в графах о творческих занятиях. Компьютер в сфере досуга у любителей коктейлей занимает только четвёртое место, уступая вышеперечисленным (табл.4).

Таблица 4

Досуг в группе потребителей «коктейльной» модели.

Занятия в свободное время Москва (N= 96) Надым (N=144)
% ранг % ранг
Общение с друзьями 75 1 68,7 1
Посещение кино 51 2 9,8 9
Слушаю музыку 50 2 41,7 4
Телевизор, видео 49 2 49,3 2
Компьютер 46,9 3 43,1 3
Доп.обучение (курсы, репетитор) 41,7 4 21,6 7
Дискотеки 36,5 5 36,8 6
Чтение х/л 24 6 7,7 10
Физ-ра и спорт 19,8 7 31,6 5
Доп.образ (худ, муз) 18,8 8 14,7 8
Музеи, выставки, театры 13,5 9 - -
Пока нет занятий, которые бы увлекали 4,2 10 - -
У меня нет свободного времени 2,1 11 0,7 11
Творчество (стихи, рисование) - 12 - -

Любители коктейлей в Надыме отличаются от москвичей по уровню физической активности (может быть, и здоровья?): они чаще посещают дискотеки, чаще занимаются физкультурой и спортом. Соответственно, «усидчивые» занятия больше распространены среди москвичей: чтение художественной литературы отметил каждый четвёртый москвич, а у надымцев этот вид досуга занимает одно из периферийных мест (8%). Примечательно, что в группе любителей алкогольных коктейлей самый больший процент по сравнению с другими моделями школьников, занимающихся дополнительным обучением на подготовительных курсах и с репетиторами. Получающих дополнительное музыкальное или художественное образование тоже оказалось больше в этой группе по сравнению с остальными. Значит, родители уделяют внимание успешной карьере своих детей и по-своему поддерживают их – оплачивая услуги посторонних лиц за помощь в учебе и закрывая глаза или оправдывая «расслабление» в компании друзей с помощью коктейлей.

Вероятно, популярность коктейлей в этой группе связана с потребностью снять напряжение, обусловленное повышенной учебной нагрузкой. Эта модель объединяет подростков, на свой лад подражающих взрослым в сфере досуга: нетрезвые удовольствия для отдыха. Это дети родителей, предоставляющих свои ресурсы детям для «полнокровного» проживания жизни и всестороннего развития.

«Пивная» модель поведения

Одной из причин массового распространения пива среди детей, подростков, молодёжи большинство учёных всего мира считает массивную, наступательную рекламу пива, которая делает его употребление социально приемлемым и даже одобряемым. Питейные обычаи и «привлекательные» свойства слабоалкогольных «напитков» навязываются рекламными роликами на телевидении. Их завуалированная пропаганда идёт в художественных фильмах, радиопередачах, в печати, на рекламных щитах и пр. (http://www.tvereza.info/alcohol/beer/narcolog_ru.html) По данным мониторинга здоровья населения от 07.12.2009 года, в одной полулитровой бутылке простого светлого пива содержится столько же этилового спирта, сколько и в 60 граммах водки; средний объем разового потребления пива – 2 бутылки; средний объем разового потребления пива юношами – 2,4 бутылки (1200 миллилитров), девушками – 1,7 бутылки (850 миллилитров). Следовательно, девушки в среднем за раз выпивают аналог 120 грамм водки, а юноши - 180 грамм. Это чрезмерная доза для организма подростка.

Группа любителей пива в Москве составляет 12% от учащихся старших классов, в Надыме 16%, т.е. в обоих городах это третье место популярности напитка. И в Москве, и в Надыме девушек в ней меньше, чем юношей, в два раза – неженский напиток. Эти ребята выросли в семьях с хорошими внутрисемейными отношениями. Однако среди них больше, чем в других группах, существует психологическая дистанция между родителями и детьми.

У большинства ребят этой группы есть своя компания, которая состоит из одноклассников и давних знакомых. В отличие от московской группы любителей пива, где каждый третий часто выпивает в компании, у надымских старшеклассников в этой группе частое употребление алкоголя в компании отметил лишь каждый пятый. В «пивной» модели поведения зафиксировано самое большое количество подростков, попробовавших спиртное в возрасте до 10 лет – это каждый четвёртый в Москве, в Надыме в два раза реже. Также в данной группе выявлено достаточно частое употребление спиртного: 6% москвичей ответили, что выпивают ежедневно, а 34% - по крайней мере, раз в неделю. В Надыме любители пива употребляют спиртные напитки чаще: каждый второй, против каждого третьего в Москве. А вот количество представителей «пивной» модели поведения, когда-либо испытавших сильное алкогольное опьянение, одинаково и в Москве, и в Надыме: 65% и 67%. Причем неоднократное опьянение отметил каждый третий респондент этой группы.

Ситуация по употреблению пива среди учащихся подросткового возраста носит, как видим, злокачественный характер: раннее начало, частое употребление в данном возрасте, опьянение. Среди взрослого населения наблюдается попустительское отношение к употреблению пива. Ошибочные представления родителей о характере пивного потребления и недопонимание разрушительного действия пива на неустойчивую психику растущего организма требуют незамедлительного и широкого вмешательства с целями просвещения взрослых и профилактики среди молодежи.

Доля пробовавших наркотические вещества в группе с «пивной» моделью потребления такая же, как и среди подростков «коктейльной» модели и составляет 8%.

Таблица 5

Досуг в группе потребителей «пивной» модели.

Занятия в свободное время Москва (N=69) Надым (N=86)
% ранг % ранг
Общение с друзьями 60,9 1 60,4 1
Компьютер 50,7 2 32,6 4
Телевизор, видео 44,9 3 41,8 3
Слушаю музыку 37,7 4 47,7 2
Доп.обучение (курсы, репетитор) 30,4 5 12,9 5
Посещение кино 29 6 - -
Физ-ра и спорт 26,1 7 40,7 3
Чтение х/л 20,3 8 4,7 7
Дискотеки 14,5 9 41,9 3
Доп.образ (худ, муз) 8,7 10 5,8 6
Творчество (стихи, рисование) 5,8 11 - -
Музеи, выставки, театры 4,3 12 - -
У меня нет свободного времени 4.3 13 - -
Пока нет занятий, которые бы увлекали 2,9 14 - -

Как уже отмечалось выше, и в этой модели сохраняются возрастные особенности респондентов и региональные различия между школьниками: москвичи больше времени проводят за компьютером, надымцы чаще ходят на дискотеки и больше занимаются физкультурой и спортом, меньше читают. В «пивной» модели поведения родители заметно меньше внимания уделяют дополнительному обучению и развитию детей. Это говорит о приоритетах родительского воспитания: деньги детям выдают, видимо, на карманные расходы и не контролируют их использование, нет также контроля над потреблением спиртного. Примечательно, что хотя значительная часть москвичей этой группы не стремится получить дополнительное художественное или музыкальное образование, 6% этих респондентов отметили, что пишут стихи или рисуют. Ни представители «винной», ни «коктейльной» моделей поведения спиртного не представили таких сведений. Совсем мизерная доля этих респондентов в обоих городах жалуется на отсутствие занятий, которые доставляют удовольствие – эти ребята умеют себя развлечь на досуге.

Предположительно, однообразие форм досуга скрашивается алкоголем. В то же время нет свидетельств того, что досуг не удовлетворяет представителей «пивной» модели поведения. Видимо, для этой модели потребления алкоголя и времени характерна сравнительно невысокая досуговая квалификация (мало умеют себя развлечь) и низкие притязания в отношении карьеры.

«Водочная» модель поведения

Очевидно, что эта группа респондентов вызывает наибольшее беспокойство. Именно ее медики называют «группой риска» и отслеживают в медицинской статистике, изучают в эпидемиологических исследованиях. В «пивной» и «коктейльной» модели поведения мы наблюдали настораживающие тенденции в потреблении алкоголя. В данной модели они выражены еще ярче. И в этих случаях необходимо отдельное внимание уделять месту родителей в развитии жизненной стратегии этих подростков.

Так как в Надыме группа любителей крепких спиртных напитков составляет всего 11человек (2%), мы эту группу не рассматривали в силу её малочисленности. Этот факт косвенным образом подкрепляет высказанное выше мнение, что алкогольное поведение старшеклассников в Надыме носит менее злокачественный характер и, по всей видимости, находится под более пристальным вниманием семьи. В свою очередь, это обстоятельство говорит о том, что в данном городе (регионе) более распространены трезвеннические нормативные представления о роли алкоголя в жизни (молодого?) человека.

Исследование показало, что в Москве 11% опрошенных нами старшеклассников предпочитают выпивать крепкие спиртные напитки в компании. Средний возраст, предпочитающих водку составляет 15 лет. В этой группе, также как и в группе любителей пива, девочек в два раза меньше, чем юношей. По мнению респондентов, они живут во вполне благополучных семьях с хорошими внутрисемейными отношениями, но они дистанцированы психологически от родителей: предпочитают держать свои мысли при себе и не обсуждать свои проблемы с родителями. Тем не менее, они прислушиваются к мнению родителей - в вопросах, важных для них. Почти все они имеют свою компанию, которая состоит из одноклассников и давних знакомых. Каждый третий респондент признал, что в его компании принято частое совместное употребление спиртного. Каждый десятый ответил, что употребляет спиртное ежедневно, треть представителей «водочной» модели поведения отметили употребление спиртного по крайней мере раз в неделю. На основании этих данных можно предположить, что только треть этих ребят употребляют крепкие спиртные напитки часто, остальные же, хоть и признавшиеся в ежедневном употреблении спиртного, скорее всего в эти дни употребляют пиво. Как видно из анализа данных, в эту модель входят две подгруппы. Это регулярные потребители спиртных напитков (указавшие на ежедневное и еженедельное потребление) и выпивающие крепкие напитки эпизодически, по каким-то поводам.

60% представителей «водочной» модели поведения почувствовали на себе негативные последствия употребления алкоголя, причём 7% ребят этой группы признали, что находились в таком состоянии довольно часто. Возраст первого знакомства с алкоголем 10-15 лет.

Среди этих респондентов каждый четвёртый пробовал какое-либо наркотическое вещество, причём у 11% ребят из этой группы приём наркотиков был неоднократным. Эти данные подтверждают впечатление, что данные подростки имеют потребность в одурманивании сознания какими-нибудь психоактивными веществами, экспериментируя с различными ПАВ. Вероятно, публикации в средствах массовой информации о различных наркотических веществах и предупреждения-призывы станут для таких подростков дополнительным источником сведений о том, что есть на наркотическим рынке.

Таблица 6

Досуг в группе потребителей «водочной» модели (N=62)

Занятия Москва (N=62)
% ранг
Общение с друзьями 71,0 1
Слушаю музыку 58,1 2
Компьютер 56,5 3
Посещение кино 48,4 4
Телевизор, видео 46,8 5
Физ-ра и спорт 45,2 6
Дискотеки 33,9 7
Доп.обучение (курсы, репетитор) 30,6 8
Чтение х/л 27,4 9
Пока нет занятий, которые бы увлекали 1,6 10
Музеи, выставки, театры 19,4 11
Доп.образ (худ, муз) 9,7 12
Творчество (стихи, рисование) 3,2 13
У меня нет свободного времени - 14

Анализ досуга в этой группе респондентов может поставить в тупик исследователя:

  • треть ходит на дискотеки (что нетипично для других моделей поведения),
  • почти половина занимается спортом (что нехарактерно для москвичей),
  • треть уделяет время дополнительному образованию (что, впрочем, не отражает потребностей этой группы),
  • почти треть читает, каждый пятый читает художественную литературу (по школьной программе?)
  • и 3,2% рисуют или пишут стихи (может быть, рисованием называется граффити?).

Либо мы имеем дело с фальсификацией, либо к одурманиванию склонны школьники с повышенной тревогой. Материалы фокус-группы со старшеклассницами одной подмосковной гимназии показывают, что среди их сверстников есть такие, которые с помощью спиртного решают свои внутриличностные конфликты, один из которых – страх перед будущим, которое пугает своей неопределенностью.

Вышесказанное требует дополнительной проверки методами качественных исследований, выявляющих мотивы и обстоятельства алкогольного поведения в процессах социального взаимодействия.

Модель «воздержания» в алкогольном поведении

Судя по публикациям в прессе и впечатлениям взрослой части населения, а также высказываниям самих подростков, отказ от употребления спиртного среди молодежи – крайне редкое, почти невероятное явление. В конце 1980-ых годов мы отмечали более значительную долю респондентов с этой моделью алкогольного поведения – в некоторых исследованиях до 25% старшеклассников [6]. В настоящее время мы зафиксировали, что группа игнорирующих употребление спиртного в компании в Москве и Надыме составляет 13% от опрошенных старшеклассников. Соотношение в этой группе девушек и юношей приблизительно одинаковое (разница составляет 14% в пользу девушек). Следует подчеркнуть, что речь идет не о трезвенниках, эти подростки отказываются от спиртного лишь в компании сверстников. Точнее было бы говорить, видимо, о модели домашнего употребления спиртных напитков. Половина из них употребляет спиртное раз в год, а 40% по праздникам.

Половина этих ребят дружит с одноклассниками и давними друзьями, но каждый пятый отметил, что у него нет своей компании, с которой он постоянно проводит свой досуг. Каждый третий представитель данной модели алкогольного поведения сказал, что выпивки в их компании бывают редкими, а большинство указали на то, что в их компании пить спиртное не принято. Две трети ребят из этой группы употребляют спиртные напитки раз в год, остальные указали на то, что они пьют спиртное по праздникам. Несмотря на редкое употребление спиртного в этой группе, один из десяти указал, что однажды испытал состояние алкогольного опьянения. Думается, что это было некоторым преувеличением, вероятно, речь шла о естественном опьяняющем воздействии алкоголя. Однако это может быть лишь нашим предположением, поскольку нам известно из интервью со школьницами, что до наступления совершеннолетия члены семьи «готовят» их к неизбежной встрече с алкогольным врагом, предлагая в семейной обстановке испытать опьянение, отведать различные спиртные напитки. Делается это из лучших побуждений, чтобы девочка не попала впросак или была психологически готова к неожиданностям, была убеждена в необходимости воздержания. Четвёртая часть этих ребят избегает компаний, где напиваются, а половина ответили, что не пьют крепких спиртных напитков. На основании полученных данных можно сделать вывод, что эти ребята употребляют спиртное не в компании друзей, а дома с родственниками по праздникам. И, следовательно, первая проба спиртного произошла у них дома в кругу родственников, и инициаторами, возможно, выступали родители. Их модель алкоголизации можно сравнить с «винной» моделью с тем лишь различием, что употребление алкоголя у них происходит гораздо реже, чем у ребят «винной» группы.

Таблица 7

Досуг представителей модели «воздержания»

Занятия в свободное время Москва (N=172) Надым (N=95)
% ранг % ранг
Общение с друзьями 63,1 1 56,5 1
Слушаю музыку 47,7 2 40,6 3
Телевизор, видео 43,1 3 44,9 2
Компьютер 41,5 4 40,5 3
Чтение х/л 38,5 5 11,5 7
Физ-ра и спорт 32,3 6 39 3
Посещение кино 23,1 7 4,3 9
Доп.обучение (курсы, репетитор) 20 8 23 4
Музеи, выставки, театры 15,4 9 - -
Доп.образ (худ, муз) 13,8 10 16,5 6
Дискотеки 9,2 11 20,3 5
Пока нет занятий, которые бы увлекали 4,6 12 5,7 8
У меня нет свободного времени   13 1,4  

Прежде всего примечательно, что в этой модели нет ярких региональных различий. Общение с друзьями, как одна их форм проведения досуга, у этой группы ребят занимает также первое место. Музыка, телевизор и видео являются такими же популярными, как и у представителей других групп. Время за компьютером проводит 40% старшеклассников этой группы. Почти столько же ребят отдают предпочтение чтению художественной литературы в своё свободное время. Физические занятия и спорт также популярны у трети старшеклассников этой группы. А вот посещение дискотек в этой группе не популярно, хотя надымцы бывают на дискотеках, но читают книги они в два раза реже. Музеи и выставки они тоже посещают (15%). Но в то же время только каждый пятый из этой группы занимается на подготовительных курсах ВУЗов или с репетиторами. Дополнительное музыкальное или художественное образование получает 14 -20% этих ребят. Можно предположить, что москвичи занимаются самоподготовкой в ВУЗы или им в этом помогают сами родители.

В этой группе наиболее велико по сравнению с другими моделями количество подростков, которые отмечают, что у них нет занятий, увлекающих их на данный момент.

Выводы

В заключение рассмотрим сводные таблицы, в которых представлены формы проведения досуга по каждой модели. Выше мы описали каждую модель и попытались выявить ее характерные черты. Здесь у нас появляется возможность сравнить модели, не стирая их региональных различий.

Таблица 8

Московские модели алкогольного досуга (N=573, в % от опрошенных)

Занятия Пивная модель Коктейльная модель Винная модель Водочная модель Модель воздержания
Пока нет занятий, которые бы увлекали 2,9 4,2 1,6 1,6 4,3
Телевизор, видео 44,9 49 42,9 46,8 39
Слушаю музыку 37,7 50 47,8 58,1 41,8
Посещение кино 29 51 47,8 48,4 23,4
Дискотеки 14,5 36,5 26.9 33,9 7,8
Музеи, выставки, театры 4,3 13,5 22 19,4 17
Конструирование, фото, вышивание 2,9 1 4,4 1,6 5
Физ-ра и спорт 26,1 19,8 37,4 45,2 36,2
Посещение спортивных соревнований 8,7 13,3 9,9 19,4 8,5
Коллекционирование 2,9 0 3,8 3,2 3,5
Компьютер 50,7 46,9 52,2 56,5 44,7
Чтение х/л 20,3 24 30,8 27,4 35,5
Общение с друзьями 60,9 75 72,5 71,0 56,7
Доп.образ (худ, муз) 8,7 18,8 17 9,7 14,9
Доп.обучение (курсы, репетитор) 30,4 41,7 35,7 30,6 22
Творчество (стихи, рисование) 5,8 - - 3,2 4,3
У меня нет свободного времени 4.3 2,1 4,9 - -

Таблица 9

Надымские модели алкогольного досуга (N=787, в % от опрошенных)

Занятия Пивная модель Коктейльная модель Винная модель Водочная модель Модель воздержания.
Пока нет занятий, которые бы увлекали 2,3 - 2,1   5,7
Телевизор, видео 41,8 49,3 44,2   44,9
Слушаю музыку 47,7 41,7 40   40,6
Посещение кино - 9,8 16,8   4,3
Дискотеки 41,9 36,8 44,2   20,3
Музеи, выставки, театры -   -   -
Конструирование, фото, вышивание 3,6 1,4 3,2   2,9
Физ-ра и спорт 40,7 31,6 32,6   39
Посещение спортивных соревнований - - -   -
Коллекционирование 1,2 - 3,3   1,4
Компьютер 32,6 43,1 36,9   40,5
Чтение х/л 4,7 7,7 -   11,5
Общение с друзьями 60,4 68,7 59   56,5
Доп.образ (худ, муз) 5,8 14,7 10,6   16,5
Доп.обучение (курсы, репетитор) 12,9 21,6 23,2   23
Творчество (стихи, рисование) - - -   -
У меня нет свободного времени - 0,7 1,1   1,4

В таблицах мы видим сходство моделей по видам досуговых занятий, определяемых спецификой возраста: общение и индивидуальное потребление культуры. Модели различаются по удельному весу физической активности (дискотеки, физкультура и спорт), по интенсивности группового (в том числе публичного – в кино, например) общения. Они различаются по обучающей нагрузке в свободное время. Последний показатель мы интерпретировали как проявление родительского участия в организации жизненной стратегии.

Региональное сравнение моделей выявило в Москве проалкогольный климат, который проявляется в каждой московской модели большей вовлеченностью подростков в опьянение (частота потребления, случаи сильного опьянения, пробы наркотиков). Вместе с тем это сравнение подтвердило большую насыщенность социокультурной среды в Москве и большие возможности дополнительного образования и развития. В то же время подростки Надыма более интенсивно используют ресурсы непосредственного общения и физической активности.

Предложенный нами подход – изучение алкогольного досуга как формы социального поведения, сочетающей потребление алкоголя и времени, – позволяет выявить профили организации жизненной стратегии в подростковой среде, которые не осознаются в полной мере самими старшеклассниками и их родителями. Они могут быть использованы в подготовке рекомендаций по косвенной профилактике алкоголизма и наркомании, которая затрагивает существенные аспекты жизнедеятельности и социального взаимодействия этой категории населения.

Список литературы

  1. Возьмитель А.А. Ценностно-нормативное содержание образа жизни в советской и постсоветской России //Россия реформирующаяся. Ежегодник / Отв. Ред. М.К.Горшков. – Вып. 8. – М.: Институт социологии РАН, 2009. – 464 с.
  2. За здоровый образ жизни. Вып. 1, 2 /Отв.ред. Б.М.Левин. – М.: ИС АН СССР, 1989. 65 с.
  3. Иванов В.Н., Сергеев В.К. Человек, культура, город. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2002.- 277с.
  4. Рыбакова Л.Н. Взаимоотношения поколений через призму алкоголизации. // Социология девиантного поведения. – Публикации. - http://deviantology.msk.ru/index.php/publications/34-ribakova/49-ribakova-vzaimootnosheniya-pokoleniy (Дата обращения 26.11.2010)
  5. Патрушев В.Д. Труд и досуг рабочих (бюджет времени, ценности и мотивы). М.; Изд-во ИС РАН, 2006.- 235 с.
  6. Рыбакова Л.Н. Неоднозначное отношение подростков к алкоголю. С.45-52 // За здоровый образ жизни (борьба с социальными болезнями) – М.: Институт социологии, 1993. – 69 с.
  7. Рыбакова Л.Н. Подростковое потребление алкоголя. С. 152-154 //Возрождение России и русская общественная мысль. Нижний Новгород. Материалы конференции Нижегородского гос. университета, 1993. 123 с.
  8. Позднякова. Дети подземелья. // Наркомания: ситуация, тенденции и проблемы /Под общ.ред. М.Е.Поздняковой; Институт социологии РАН. – М.: Изд-во «Институт социологии РАН», 1999. – 88 с.
  9. Российская идентичность в условиях трансформации: опыт социологического анализа./ Отв. Ред. М.К.Горшков, Н.В.Тихонова. – М.: Наука, 2005. - 462 с.
  10. Слабоалкогольные коктейли. // Правда об алкоголе. URL: http://www.alco-pravda.info/alco_cocktail.htm (Дата обращения 26.11.2010)

Просмотров: 10435

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 22.12.2010 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search