О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА


crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.522.

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2011 (19) arrow Перспективы более раннего выявления заболеваний по результатам опроса пользователей интернет об их отношении к профилактике
Перспективы более раннего выявления заболеваний по результатам опроса пользователей интернет об их отношении к профилактике Печать
29.09.2011 г.

Стародубов В.И. 1, Дворников А.С.2, Шевченко А.Г.3, Лопаков К.В.1
1 ФГБУ "ЦНИИОИЗ" Минздравсоцразвития России, Москва
2 ГОУ ВПО Российский государственный медицинский университет им. Н.И.Пирогова, Москва
3 Краснодарский краевой клинический Кожно-венерологический диспансер, Краснодар

Estimation of the prospects for early detection of diseases in russia on the base of questionnaire of users of internet about their attitudes toward prophylaxis
Starodubov
V.I., Dvornikov A.S., Shevchenko A.G., Lopakov K.V.
1
Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of Ministry of Health and Social Development of the Russian Federation, Moscow
2 The Russian State Medical University, Moscow
3 Krasnodar regional dermatovenerologic dispensary city of Krasnodar

Резюме. В системе российского здравоохранения взят курс на раннее выявление заболеваний, мотивированность пациентов к здоровому образу жизни и регулярное прохождение профилактического обследования. Наибольшее значение своевременность выявления имеет для онкологической патологии. При усилении профилактической деятельности учреждений здравоохранения можно ожидать широкое внедрение в практику современных медицинских технологий, позволяющих выявлять онкологические заболевания на ранних стадиях. Для прогнозирования развития ситуации с ранним выявлением онкологических заболеваний следует определить приверженность профилактике поколения, еще не преодолевшего возрастной рубеж, после которого начинается рост риска развития новообразований, а также уровень осознанности молодыми людьми проблемы риска развития онкологических заболеваний.

Было проведено исследование с целью определения готовности молодежи регулярно проходить своевременное профилактическое обследование состояния здоровья. Чтобы исключить влияние неблагоприятных социально-экономических факторов на восприятие ценности здоровья, опрос был организован среди социально адаптированной части молодежи.

Результаты проведенного исследования не дали обнадеживающих результатов в отношении прогнозирования развития ситуации с ранним выявлением онкологических заболеваний. При высокой распространенности факторов риска развития новообразований среди молодежи (57,1%) и осознанности этого факта респондентами лишь немногим более 5% из них проходили обследование на наличие онкомаркеров по собственной инициативе. Результаты опроса подтверждают факт, что и среди молодежи большая доля лиц не стремится обращаться в медицинские учреждения при появлении потребности в медицинской помощи.

Среди социально адаптированной активной части молодежи поведенческие факторы риска распространены широко, в большей степени среди юношей (p<0,05): доля курящих составляет 51,2% среди мужчин и 25,6% среди женщин; доля злоупотребляющих алкоголем – 27,1 и 11,2% соответственно, доля практикующих незащищенный секс с большим количеством партнеров – 10,8 и 5,0%. Наоборот, частое нахождение «на солнце» или посещение солярия более характерно для молодых женщин (25,3 против 16,3%, p=0,03). В тех семьях, где имеется онкологическая предыстория, среди молодых женщин чаще распространено курение, среди лиц обоих пола - опасное сексуальное поведение. При большей вариабельности поведения молодых мужчин среди них больше доля лиц с рациональным поведением в плане вторичной профилактики заболеваний. Таким образом, поведение населения может тормозить процесс усиления профилактической направленности деятельности системы охраны здоровья в России.

Ключевые слова. Вторичная профилактика, самосохранительное поведение, врач дерматоонколог, паранеопластические синдромы, ответственное отношение к здоровью 

Summary

The health care system in the Russia tends to practice of early detection of diseases, the motivation of patients to a healthy lifestyle and regular passage of preventive examination. Timely detection of diseases is most important to cancer. We can expect widespread introduction into practice of modern medical technology for early detection of cancer as a result of strengthening preventive activities of health institutions. It is necessary to determine the commitment to the secondary prophylaxis for the generation that has not yet overcome the age threshold after which growth begins the risk of cancer. It permits to predict the development of the situation with the early detection of cancer. Furthermore, it should determine the level of awareness of young people's risks of developing cancer.

The aim of the study was to determine the readiness of youth to receive regular timely preventive health survey. The survey was organized among socially adapted part of the youth to avoid the impact of unfavorable socio-economic factors on the perceived value of health.

Results of the study did not give encouraging results in the forecasting of the situation with the early detection of cancer. It has been found widespread risk factors for cancer in young people (57.1%). We found that this fact is conscious by the respondents. However, only slightly more than 5% of the respondents were screened for the presence of cancer markers on their own initiative. Poll results show that a lot of young people not seeking to apply to medical facilities with the appearance of health care needs.

Behavioral risk factors are widespread also, mostly among young men (p <0,05): the proportion of smokers was 51.2% among males and 25.6% among women, the proportion of alcohol abuse - 27.1 and 11.2% respectively, the proportion of practicing unsafe sex with many partners - 10.8 and 5.0%. On the contrary, the frequent finding of "sun" or visit the solarium is more common for young women (25.3 vs. 16,3%, p = 0,03). In families where there is oncology background, smoking spread among young women more than in the rest families, a dangerous sexual behavior spread more among both sexes. Among young men the variability of behavior is more pronounced and the proportion of persons with rational behavior in terms of secondary prevention of disease more than among women. The behavior of the population may hinder the process of strengthening of preventative health care system in Russia.

Key words. Secondary prevention, self-preservation behavior, physician Dermatooncology, paraneoplastic syndromes, the responsible attitude to health

Наибольших успехов в улучшении здоровья населения можно добиться с помощью комплексной стратегии, способствующей реализации программ укрепления здоровья и профилактики на уровне всего населения. Профилактические меры должны сочетаться с усилиями по укреплению защитных факторов, которые могут повысить сопротивляемость организма к факторам риска и заболеваниям [25]. В среднем для европейского населения около четверти от всего бремени болезней обусловлено поведенческими факторами риска – курением обусловлено 12,3%, злоупотреблением крепкими алкогольными напитками - 10,1% [27]. Очевидно, что для России эти факторы наносят больший вред из-за более широкого распространения нерационального в плане сохранения здоровья поведения, что проявляется в существенно более высоких показателях заболеваемости, инвалидности и смертности населения нашей страны по сравнению со странами Западной Европы [8]. Поэтому совершенно обоснованным является тот факт, что основным направлением мероприятий программы по формированию здорового образа жизни «Здоровая Россия» является создание мотивации к личной ответственности за своё здоровье [2]. Ответственность за здоровье предполагает как здоровый образ жизни, отказ от вредных привычек, так и постоянное профилактическое обследование в медицинских учреждениях. Однако для достаточно большой части российского населения характерно избегание обращений к врачам даже при появления заболеваний [7].

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) считает, что решающее значение в обеспечении максимальной эффективности мер по снижению потерь здоровья населения наряду с хорошо организованными системами медицинской помощи имеет ранняя диагностика заболеваний [17]. Особую значимость ранняя диагностика имеет для снижения смертности населения от злокачественных новообразований. По мнению главы ассоциации онкологов России Валерия Чиссова, 90-95% успеха практической онкологии определяется выявлением заболеваний на ранних стадиях [9]. Злокачественные новообразования являются одной из основных причин смерти во всем мире, а общее число онкологических заболеваний во всем мире растет. Злокачественные новообразования обуславливают 11% бремени болезней и 19% всех случаев смерти населения Европейского региона ВОЗ [27]. Прогнозируется, что смертность от онкологических заболеваний к 2030 году возрастет на 45% по сравнению с уровнем 2007 года (с 7,9 миллиона до 11,5 миллиона случаев смерти), а число новых случаев заболевания возрастет с 11,3 миллионов в 2007 году до 15,5 миллиона случаев в 2030 году [18]. К развитию новообразований причастны некоторые общие факторы риска: нездоровый образ жизни, воздействие канцерогенов на рабочем месте и в окружающей среде, радиация и некоторые инфекции, что определяет возможность первичной профилактики онкологических заболеваний.

По данным Комитета по профилактике злокачественных новообразований ВОЗ, 90% опухолей связано с воздействием внешних факторов, а 10% зависят от генетических факторов и вирусов. Хотя механизмы генетического наследования предрасположенности к развитию злокачественных новообразований еще точно не установлены, предполагается, что важную роль в них играют взаимодействия между генами и факторами среды обитания. Объединенной группой исследователей из разных стран были проанализированы причины возникновения злокачественных опухолей разных локализаций в последней декаде прошлого столетия [21]. Наиболее частыми формами злокачественных опухолей были рак легкого (16%), желудка (12,5%), верхнего пищеварительного тракта (11%), рак печени (9%). Основными причинами возникновения рака легкого, полости рта, гортани и, в отдельных случаях, пищевода и желудка, являлось курение. На курение возлагалась ответственность также за рак поджелудочной железы (его частота 2,5%) и мочевого пузыря (2,5%). Гепатит B являлся основной причиной рака печени. Основными причинами рака молочной железы (5%) и рака простаты (4%) были названы гормональные нарушения, рака шейки матки (4%) - вирусы папилломы. Статистически доказано, что отказ от курения приводит к существенному снижению заболеваемости населения злокачественными новообразованиями [15; 24]. К факторам риска развития опухолей относятся также вирусная инфекция (вирус гепатита В, вирус папилломы, вирус Эпштейн-Барра и т.д.), диетические факторы, загрязнение окружающей среды, пребывание на солнце [14].

В целом меры первичной профилактики отодвигают риск возникновения онкологических заболеваний на более поздний возраст, тогда вторичная профилактика, задачей которой является активное выявление и лечение больных предопухолевыми заболеваниями и выявление ранних стадий онкологических заболеваний, оказывает более существенное влияние на распространенность онкологической патологии [10]. Современная медицина в состоянии излечить злокачественные опухоли почти всех локализаций, если они диагностированы в ранней стадии.

Имеющиеся успехи в разработке методов ранней диагностики (цитологические, эндоскопические, ультразвуковая, компьютерная и магнитно-ядерная томография) позволяют выявлять болезнь на ранних стадиях. Регулярные профилактические осмотры позволяют своевременно выявлять рак визуальных локализаций - кожи, полости рта, гортани, молочной железы, шейки матки. В качестве тестов для доклинической диагностики широко используются молекулярно-генетические исследования маркеров опухолевого роста [5]. В качестве ранних признаков опухолевого процесса возможно использовать также неспецифические кожные реакции организма на наличие опухоли внутренних органов – паранеопластические синдромы [13]. Они появляются у 7-15% онкологических больных и могут быть как первичными признаками неоплазии, так и возникать на поздних стадиях заболевания [20]. Например, дисхромии кожи наблюдаются у онкологических больных в 4 раза чаще, чем у пациентов группы сравнения (15,8% и 4,0%, p<0,01), и в 97,8% протекают в виде гиперхромий [6]. Зарубежные исследователи активно используют неспецифические кожные реакции в диагностике заболеваний внутренних органов [23]. Многие дерматологические паранеоплазии могут сопутствовать и не онкологическим заболеваниям [11], поэтому исследование на наличие онкомаркеров при выявлении паранеопластических синдромов врачами дерматологами целесообразно проводить после консультации у врача-онколога [12]. Онкомаркеры и ранние паранеоплазии позволяют обнаружить трансформированные клетки в среднем за два года до постановки клинического диагноза [16].

Как показывает опыт здравоохранения в странах Западной Европы, Японии и США, внедрение современных эффективных методов профилактики и лечения злокачественных новообразований позволило за последние 20 лет снизить показатель смертности от онкологических заболеваний в 3,5 раза [1]. Международный опыт доказывает высокую эффективность реализации программ по раннему выявлению опухолей женских половых органов [22]. В России с 2009 года в рамках национального проекта "Здоровье" реализуется национальная онкологическая программа, ориентированная на раннее выявление заболеваний, своевременное их лечение, формирование у врачей первичного звена онкологической "настороженности" в отношении своих пациентов, что предполагает стимулирование участковыми врачами пациентов проходить онкологическое обследование. Татьяна Голикова отметила позитивную динамику в результате реализации этой программы: в 2010 году смертность от онкологических заболеваний снизилась на 0,3%, а темпы роста смертности от онкологических заболеваний сократились в 2,5 раза, выявление заболеваемости на ранних стадиях выросло на 1,3% [3]. В готовящемся сейчас законопроекте "Об основах охраны здоровья граждан РФ" вопросы профилактики являются главенствующими, что может послужить значительному улучшению материально-технических возможностей в учреждениях здравоохранения для выявления онкологических заболеваний на ранних стадиях [9].Однако до последнего времени в России около 60% впервые регистрируемых случаев злокачественных новообразований выявлялись в III—IУ стадиях заболевания, что обусловлено двумя основными причинами: поздним обращением заболевших к врачу из-за малой симптоматики начальных стадий рака и неверием в излечимость рака, боязнь диагноза [1]. Следует подчеркнуть, что эта ситуация определяется поведением населения, сформировавшимся в поздний период социализма. От поведения современной молодежи зависит уровень онкологической заболеваемости и возможность своевременного выявления патологии в предстоящие 2-3 десятилетия. Для прогнозирования развития ситуации с ранним выявлением онкологических заболеваний следует определить приверженность профилактике поколения, еще не преодолевшего возрастной рубеж, после которого начинается рост риска развития новообразований. За последнее десятилетие отмечены негативные сдвиги в здоровье подрастающего поколения. Поскольку значительная часть факторов риска ухудшения здоровья объясняется низким уровнем информированности молодежи о последствиях рискованного поведения, интерес представляет также уровень осознанности молодыми людьми проблемы риска развития онкологических заболеваний.

Исходя из вышеизложенного, было проведено исследование с целью определения готовности молодежи регулярно проходить своевременное профилактическое обследование состояния здоровья. Чтобы исключить влияние неблагоприятных социально-экономических факторов на восприятие ценности своего здоровья, опрос был организован среди социально адаптированной части молодежи.

Материалы и методы исследования. Для отбора целевой группы социологического исследования опрос проводился с помощью сети INTERNET среди молодых людей в возрасте от 18 до 35 лет. Выяснялось прохождение респондентами профилактических медицинских обследований, их отношение к месту проведения обследования. Особый упор делался на своевременное выявление онкологических заболеваний с хорошо известной населению угрозой высокой летальности. Отношение молодых людей к вторичной профилактике проводилось на фоне осознанности ее значимости, распространения среди респондентов поведенческих факторов риска заболеваемости и наличия в их семейном анамнезе онкологической патологии. Анкета для опроса была вывешена в сети на сайте Московского Кожно-венерологического клинического диспансера №1 в течение трех месяцев (февраль-апрель 2011). В ходе анализа влияния признаков использовался метод сравнения по четырехпольным таблицам в программе EPI INFO, Version 3 (EPO CDC, 1988). Определялось отношение шансов (Odds Ratio = OR) или рассчитывалась вероятность ошибки по точному критерию Фишера при числе наблюдений внутри поля менее 5). Минимальный объем выборки для соблюдения условия репрезентативности оценивался по формуле для неограниченного размера генеральной совокупности со статистической ошибкой выборки 0,05 [4].

В опросе приняли участие 408 человек, из них доля юношей составила 40,7%. Средний возраст респондентов составил 27,9 лет, (юношей - 28,3 год, девушек – 27,7 лет). Большинство респондентов – жители Москвы (88,5%). Уровень образования среди респондентов преимущественно высший (70,0%), лица с начальным образованием составляли лишь 0,7%. Около половины респондентов являлись сотрудниками коммерческих организаций (47,3%), доля государственных служащих составила 17,6%, студентов – 18,4%, частных предпринимателей – 7,6%, не работающих в настоящее время – 4,7%, домохозяек – 4,4%. Следовательно, группа респондентов представляет собой достаточно однородную выборку активной социально адаптированной молодежи, успешно реализующей свои жизненные планы.

Результаты и их обсуждение. Лишь треть респондентов (36,3%) в течение последних трех лет проходили диспансеризацию, при этом доля девушек почти вдвое превышала долю юношей (45,0 против 23,5%), и это различие статистически достоверно: p=0,0, OR = 2,67 (1,69 < OR < 4,24). Платными медицинскими услугами для прохождения обследования пользуются вдвое больше респондентов (65,7% юношей и 70,7% девушек), и этот параметр не зависит от предыстории прохождения диспансеризации. Последнее обстоятельство свидетельствует о фактически малой значимости организованного диспансерного наблюдения для мониторинга состояния здоровья среди молодежи. При этом более половины респондентов (57,1%) считают, что у них есть риск заболеть онкологическим заболеванием. Лишь 3,7% молодых людей не отметили у себя ни одного фактора риска развития онкологических заболеваний (табл. 1).

Таблица 1

Распространенность факторов риска развития онкологических заболеваний среди респондентов

Факторы риска Доля респондентов с наличием фактора риска (%)
Мужчины Женщины Оба пола
Кровные родственники страдают онкозаболеванием 25,9 33,1 30,1
Курение 51,2 25,6 36,0
Злоупотребление алкоголем 27,1 11,2 17,6
Работа на вредном предприятии 14,5 8,7 11,0
Проживание в экологически неблагоприятном месте 63,3 55,0 58,3
Частое нахождение «на солнце», посещение солярия 16,3 25,3 21,6
Долговременные стрессы 63,3 55,4 58,6
Незащищенный секс с большим количеством партнеров 10,8 5,0 7,4

Более половины респондентов указали, что проживают в экологически неблагоприятном месте и испытывают долговременные стрессы, при чем среди девушек такие ответы встречались чаще, хотя это превышение статистически не достоверно. Поведенческие факторы риска в большей степени распространены среди юношей. Среди социально адаптированной активной части молодежи доля курящих мужчин превышает долю курящих женщин вдвое (p=0,0, 0,21 < OR = 0,33 < 0,519), доля мужчин, злоупотребляющих алкоголем – в два с половиной раза (p=0,00003, 0,19 < OR = 0,34 < 2,59), доля мужчин, практикующих незащищенный секс с большим количеством партнеров – вдвое (p=0,03, 0,19 < OR = 0,43 < 0,97). Наоборот, частое нахождение «на солнце» или посещение солярия более характерно для молодых женщин (p=0,03, 1,02 < OR = 1,74 < 2,97). Гендерные различия в распространении таких факторов, как работа на предприятии с вредными веществами или во вредных для здоровья условиях, а также наличие кровных родственников, страдающих онкологическими заболеваниями, статистически не достоверны.

Если предположить, что наличие у респондентов кровных родственников, имеющих онкологические заболевания, существенно расширит область знаний о проблеме онкопатологии, то самосохранительное поведение у таких респондентов должно быть более выраженным, чем среди респондентов без соответствующего семейного опыта. Однако, полученные результаты не подтверждают подобное заключение. Среди тех респондентов, у которых есть близкие родственники с онкозаболеваниями, доля курящих составляет 51,2% среди мужчин и 36,3% среди женщин, доля лиц, злоупотребляющих алкоголем, - 27,9 и 7,5% соответственно, доля лиц, практикующих незащищенный секс с большим количеством партнеров, - 14,0 и 7,5%. Все респонденты, злоупотребляющие алкоголем, курят, у 7,0% мужчин и 3,8% женщин присутствуют все три поведенческих фактора риска одновременно. Статистически значимые различия в распространении поведенческих факторов риска среди молодежи с семейным онкологическим анамнезом и без него (рис. 1) найдены лишь для доли курящих женщин: p=0,008, OR = 0,45 (0,24 < OR < 0,85). Распространение курения и злоупотребления алкоголем среди юношей не зависит от наличия отягощенного семейного анамнеза, однако доля лиц с опасным сексуальным поведением больше. Среди девушек, имеющих кровных родственников с онкологическими заболеваниями, доля курящих и практикующих незащищенный секс с большим количеством партнеров, больше, а доля лиц, злоупотребляющих алкоголем, - меньше. Однако эти различия статистически не достоверны, что позволяет сделать заключение о слабом воздействии отрицательных жизненных примеров на формирование у молодежи самосохранительного поведения. Наоборот, в тех семьях, где имеется онкологическая предыстория, среди молодых женщин чаще распространено курение, среди лиц обоих пола - опасное сексуальное поведение, что позволяет предположить формирование приверженности первичной профилактике возникновения заболеваний на бессознательном уровне, по принципу подражательного обучения в семье.

Рис. 1
Рис. 1. Структура распространения поведенческих факторов риска развития заболеваний среди молодых мужчин и женщин с наличием и без наличия кровных родственников, имеющих онкологические заболевания (%)

Что касается отношения к вторичной профилактике заболеваний, то подавляющее большинство молодых людей (92,4%) считают, что раннее выявление онкологических заболеваний позволяет увеличить продолжительность жизни (87,3% юношей и 95,9% девушек). При этом пройти консультацию онколога, чтобы исключить у себя онкологическое заболевание, хотели бы 80,1% респондентов (72,9% юношей и 85,1% девушек). Девушки достоверно чаще хотели бы проходить профилактическое обследование (p=0,02, 1,26 < OR = 2,13 < 3,59).

Наличие у респондентов кровных родственников, имеющих онкологические заболевания предположительно должно модифицировать их отношение к своевременному выявлению заболеваний. Тем не менее, доля лиц, не желающих обследоваться, не зависит от факта наличия новобразований среди родственников. Фактор семейной отягощенности по-разному отражается на инициативе юношей и девушек пройти обследование на наличие онкологических маркеров. Среди респондентов, имеющих заболевших родственников, добровольно обследование проходили только девушки (в 7,5% случаев), в случае отсутствия онкозаболеваний в семье по собственной инициативе проходили обследование на наличие онкологических маркеров 7,3% юношей и 3,7% девушек. Выявленные гендерные различия проявления активности в плане вторичной профилактики статистически достоверны (по точному двустороннему критерию Фишера p=0,019). Многократный разрыв в показателях доли желающих пройти профилактическое обследование и доли лиц, сделавших это, отражает пассивность российского населения в плане охраны своего здоровья. До сих пор влияние врачей на реализацию вторичной профилактики превышает инициативу молодых людей: у 7,9% девушек по назначению врача проводилось исследование основных онкологических маркеров, что не всегда было связано с диспансеризацией.

Мнение о наличии риска заболеть онкологическим заболеванием в большей степени характерно для девушек, чем для юношей (63,6 против 47,6%; p=0,001, 1,26 < OR = 1,93 < 2,94). Кроме того, среди юношей, отмечающих у себя наличие такого риска, доля лиц, не считающих нужным пройти профилактическое обследование у онколога, вдвое больше, чем среди девушек: 22,8 против 11,7% (p=0,03, 0,21 < OR = 0,45 < 0,98). В тоже время, среди респондентов, которые не проходили диспансеризацию, молодые мужчины достоверно чаще женщин по собственной инициативе проходили обследование на наличие онкомаркеров (по точному двустороннему критерию Фишера p=0,028), при этом все юноши, прошедшие добровольное обследование, отмечали у себя наличии риска заболеваемости. То есть, при большей вариабельности поведения молодых мужчин среди них больше доля лиц с рациональным поведением в плане вторичной профилактики заболеваний, тогда как среди молодых женщин больше доля лиц с правильными взглядами на самосохранительное поведение.

Не все молодые люди считают, что обследование на наличие основных маркеров онкологических заболеваний необходимо проходить в онкологических диспансерах. Так считает лишь 38,0% юношей, при этом девушки настроены более консервативно: половина из них (51,2%) высказывается о целесообразности выявления онкомаркеров именно в онкологическом диспансере. Не считают нужным проходить подобное обследование 13,5% молодых людей, при чем, доля юношей, не желающих обследоваться, больше, чем доля девушек (18,1 против 10,3%), хотя это превышение статистически не достоверно. Интересно, что больше респондентов (21,6 против 19,1%) считают более предпочтительной возможность прохождения обследования на наличие основных маркеров онкологических заболеваний в учреждениях дерматовенерологического профиля, чем сдавать такие анализы в поликлинике. И это превышение определяется мнением девушек: считают целесообразным проходить обследование на наличие онкомаркеров в учреждениях дерматовенерологического профиля 21,7% юношей и 21,5% девушек, в поликлиниках - 22,3% юношей и 16,9% девушек.

Мнение о вариантах места прохождения обследования несколько модифицируется при приобретении опыта и увеличении степени осмысленности проблемы сохранения здоровья. Если рассмотреть градиент от группы респондентов, имеющих родственников с онкологическими заболеваниями, к группе респондентов, отмечающих у себя наличие риска развития онкологических заболеваний, и затем к группе респондентов, считающих, что раннее выявление онкологических заболеваний позволяет увеличить продолжительность жизни, то будет заметно увеличение приверженности юношей к обследованию в специализированных учреждениях – онкологических диспансерах, и снижение их приверженности к обследованию в неспециализированных учреждениях – кожно-венерологических диспансерах (рис. 2). Среди девушек эта тенденция выражена в меньшей степени. Вариант «вовсе не обследоваться» реже выбирают респонденты с наличием риска возникновения онкологических заболеваний, вариант «обследование в поликлиниках» реже выбирают респонденты из группы с семейной предысторий онкопатологии. Распределение мнений о похождении профилактического обследования в поликлинике отражает факт низкой удовлетворенности населения получаемой там медицинской помощью.

Меньшую зависимость мнения девушек о целесообразности исследования онкомаркеров на базе учреждений дерматовенерологического профиля от наличия новобразований среди родственников можно объяснить редкостью обращения девушек в такие учреждения: лишь 3,7% из них обращается к врачу дерматовенерологу, тогда как среди юношей этот показатель составляет 9,0%. В целом, молодежь не часто обращается к этому специалисту, не смотря на интерес к соответствующей тематике, поскольку анкеты заполнялись респондентами на сайте Кожно-венерологического диспансера. Все респонденты, не имеющие ни одного из рассмотренных выше поведенческих факторов риска, не обращались к врачу дерматовенерологу в течение последних лет. Из 30 респондентов, указавших о практиковании незащищенного секса с большим количеством партнеров, ни один не обращался к врачу дерматовенерологу.

Рис. 2
Рис. 2. Структура предпочтения в выборе места обследования на наличие основных маркеров онкологических заболеваний среди молодых мужчин и женщин с наличием кровных родственников, имеющих онкологические заболевания (I), с наличием риска возникновения онкозаболеваний (II) и считающих, что раннее выявление онкологических заболеваний позволяет увеличить продолжительность жизни (III),%

Среди респондентов, указавших на наличие кровных родственников, страдающих онкозаболеванием, 9,8% ответили, что обращались к врачу дерматовенерологу в течение последних трех лет, среди злоупотребляющих алкоголем эта доля составила 4,2%, среди курящих – 8,2%, среди проживающих в экологически неблагоприятном месте – 7,6%, среди испытывающих долговременные стрессы – 7,5%, среди часто находящихся «на солнце» или посещающих солярий – 10,2%, среди работающих на вредном предприятии – 20,0%. Большие показатели в двух последних случаях, по-видимому, объясняются более частым появлением дерматитов, обусловленных названными факторами риска. Достаточно стабильная часть обращающихся к дерматовенерологам респондентов среди групп с наличием разных факторов риска развития онкопатологии с одной стороны, и возможность обнаружения врачами этого профиля паранеопластических синдромов, с другой стороны, позволяют рассматривать учреждения дерматовенерологического профиля как вполне рациональное место для исследования онкомаркеров.

Заключение. В намечающихся в нашей стране перспективах усиления профилактической деятельности учреждений здравоохранения есть основания надеяться на широкое внедрение в практику современных медицинских технологий, позволяющих выявлять онкологические заболевания на ранних стадиях. Однако результаты проведенного исследования не дали обнадеживающих результатов в отношении прогнозирования развития ситуации с ранним выявлением онкологических заболеваний. При высокой распространенности факторов риска развития новообразований среди молодежи (57,1%) и осознанности этого факта респондентами лишь немногим более 5% из них проходили обследование на наличие онкомаркеров по собственной инициативе. Результаты опроса подтверждают факт, что и среди молодежи большая доля лиц не стремится обращаться в медицинские учреждения при появлении потребности в медицинской помощи.

Среди социально адаптированной активной части молодежи поведенческие факторы риска распространены широко, в большей степени среди юношей (p<0,05): доля курящих составляет 51,2% среди мужчин и 25,6% среди женщин; доля злоупотребляющих алкоголем – 27,1 и 11,2% соответственно, доля практикующих незащищенный секс с большим количеством партнеров – 10,8 и 5,0%. Наоборот, частое нахождение «на солнце» или посещение солярия более характерно для молодых женщин (25,3 против 16,3%, p=0,03). В тех семьях, где имеется онкологическая предыстория, среди молодых женщин чаще распространено курение, среди лиц обоих пола - опасное сексуальное поведение. При большей вариабельности поведения молодых мужчин среди них больше доля лиц с рациональным поведением в плане вторичной профилактики заболеваний. Таким образом, поведение населения может тормозить процесс усиления профилактической направленности деятельности системы охраны здоровья в России.

Список литературы

  1. Важенин А.В., Старинский В.В., Александрова Л.М., Шепелев В.А., Доможирова А.С., Гнатюк А.П., Москвичева М.Г., Важенина Д.А., Журавлев Е.А., Каплунович А.П., Редин Е.В., Чиссов В.И. Национальная онкологическая программа оказания специализированной медицинской помощи онкологическим больным и этапы ее реализации. //Российский онкологический журнал.2009;6:43-45.
  2. Голикова Т.А. Состояние и совершенствование наркологической службы РФ [Интернет]. /Тезисы конференции "Наркология-2010". 5 октября 2010. URL: http://www.minzdravsoc.ru/health/prevention/21 (Дата обращения: 14.02.2011).
  3. Голикова Т.А. Обсуждение законопроекта "Об основах охраны здоровья граждан РФ". URL: http://www.minzdravsoc.ru/health/oncology/14 (посещение 18.06.2011)
  4. Закс Л. Статистическое оценивание. М.:Статистика. 1976. 598 с.
  5. Збровская И.Б. Молекулярно-биологические исследования онкогенов и генов-супрессоров в практике клинической онкологии. В кн. Канцерогенез (ред. Заридзе Д.Г.). М.: Научный мир; 2000. C. 361-379.
  6. Малишевская Н.П., Райцева С.С. Паранеопластические гиперпигментации кожи //Росс. журн. кожных и венерических болезней 1984. Том 72. С. 257-66.
  7. Стародубов В.И., Михайлова Ю.В. Концепция предотвратимой смертности и особенности ее применения в России в качестве инструмента принятия решений в здравоохранении //Общественное здоровье и профилактика заболеваний. 2006. №6. С. 3-10.
  8. Стародубов В.И., Михайлова Ю.В., Иванова А.Е. Проблемы Российской смертности, ее последствия и приоритетные направления действий /Научные труды Всероссийской научно-практической конференции. 30-31 мая 2006 года. М.: РИО ЦНИИОИЗ, 2006 г. С. 4-41.
  9. Чиссов В.И. Обсуждение законопроекта "Об основах охраны здоровья граждан РФ". URL: http://www.minzdravsoc.ru/videobank/309 (Дата посещения 18.06.2011).
  10. Чиссов В.И., Дарьялова С.Л. Клинические рекомендации. Онкология. М.: Гэотар-Медиа; 2008; 720 c.
  11. Alexander S. The Effects of Carcinoma on the Skin. Proc. Roy. Soc. Med. 1968;61:12-4.
  12. Cancer control guidelines: policies and managerial guidelines, 2nd edition. Geneva, World Health Organization 2002; URL: http://www.who.int/cancer/media/en/408.pdf (Дата обращения: 14.07.2011)
  13. Curth HO. A spectrum of organ systems that respond to the presence of cancer. How and why the skin reacts. Ann N Y Acad Sci. 1974;230:435-42.27.
  14. Danaei G, Vander Hoorn S, Lopez AD, Murray CJ, Ezzati M. Causes of cancer in the world: comparative risk assessment of nine behavioural and environmental risk factors. The Lancet 2005; 366:1784–1793.
  15. Delvaux M, Etienne AM, Bartsch P, Louis R. Stop smoking help: a need. Rev Med Liege 2005;60(11):863-866.
  16. Dourmishev LA, Draganov PV. Paraneoplastic dermatological manifestation of gastrointestinal malignancies. World J Gastroenterol. 2009;15(35):4372-9.
  17. European action towards better musculoskeletal health. A public health strategy to reduce the burden of musculoskeletal conditions. Lund, University Hospital Department of Orthopedics. 2000. URL: http://europa.eu.int/comm/health/ph_projects/2000/promotion/fp_promotion_2000_frep_15_en.pdf (Дата посещения 25.06.2011)
  18. Global Action Against Cancer NOW! WHO, UICC, 2005;24
  19. Hall TC. Paraneoplastic syndromes: mechanisms. Semin Oncol. 1997;24(3):269-76.
  20. Hamajima N, Hirose K, Tajima K et al. Alcohol, tobacco and breast cancer--collaborative reanalysis of individual data from 53 epidemiological studies, including 58,515 women with breast cancer and 95,067 women without the disease. Br J Cancer. 200;87(11):1234-45.
  21. Hinds G, Thomas VD. Malignancy and cancer treatment-related hair and nail changes. Dermatol Clin. 2008;26(1):59-68.
  22. Mackenbach JP, Bouvier-Colle MH, Jougla E. Avoidable mortality and health services: a review of aggregate data studies. J Epidemiol Community Health 1990;44:106-111.
  23. Micali G, Lacarrubba F, Massimino D, Schwartz RA. Dermatoscopy: Alternative uses in daily clinical practice. J Am Acad Dermatol. 2011;64(6):1135-46.
  24. Peto R, Darby S, Deo H, Silcocks P, Whitley E, Doll R. Smoking, smoking cessation, and lung cancer in the UK since 1950: combination of national statistics with two case-control studies. BMJ. 2000;321(7257):323-9.
  25. Prevention of mental disorders. Effective interventions and policy options. Summary report. Geneva, World Health Organization. 2004. URL: http://www.who.int/mental_health/evidence/en/prevention_of_mental_disorders_sr.pdf (Дата посещения 25.06.2011)
  26. Thomas I, Schwartz RA. Cutaneous paraneoplastic syndromes: uncommon presentations. Clin Dermatol. 2005;23(6):593-600.
  27. WHO. Environmental burden of disease associated with inadequate housing. Methods for quantifying health impacts of selected housing risks in the WHO European Region. Summary report. (Braubach M, Jacobs DE, Ormandy D. editors). 2011. 13 p.

References

  1. Vazhenin AB, BB Starynska, Aleksandrova LM, Shepelev VA Domozhirova AU Hnatiuk AP Moskvicheva MG Vazhenina DA, Zhuravlev EA Kaplunovich AP Redin EB Chissov VI. Natsionalnaya onkologicheskaya programma okazaniya spetsializirovannoy meditsinskoy pomoschi onkologicheskim bolnym i etapy ee realizatsii [The National Cancer Program to provide specialized medical care to cancer patients and stages of implementation]. Rossiysky onkologichesky zhurnal 2009;6:43-5.
  2. Golikova TA. Sostoyanie i sovershenstvovanie narkologicheskoy sluzhby RF. Tezisy konferentsii "Narkologiya-2010", Moskva, 5 oktyabrya 2010. [The current condition and future improvement of narcology service in RF. In: Proceedings of Conference on Narkologiya-2010] Moscow 2010 Oct 5 [cited 2011 Feb 14]. Available from: http://www.minzdravsoc.ru/health/prevention/21.
  3. Golikova TA. Discussion of the bill "On the basis of the health of Russian citizens"; [cited 2011 Jun 18]. Available from: http://www.minzdravsoc.ru/health/oncology/14.
  4. Zaks L. Statisticheskoe otsenivanie [Statistical estimation]. M.:Statistika; 1976. 598 p.
  5. Zbrovskaya IB. Molekulyarno-biologicheskie issledovaniya onkogenov i genov-supressorov v praktike klinicheskoy onkologii [Molecular biological studies of oncogenes and cancer suppressor genes in clinical oncology practice]. In: Carcinogenesis (Ed. Zaridze DG); M.: Nauchnyi mir; 20003. P. 61-79.
  6. Malishevskaya TM Raytseva SS. Paraneoplasticheskie giperpigmentatsii kozhi [Paraneoplastic hyperpigmentation of the skin]. Ross. zhurn. kozhnyh i venericheskih bolezney 1984;72:257-66.
  7. Starodubov VI, Mikhaylova YuV. Kontseptsiya predotvratimoy smertnosti i osobennosti ee primeneniya v Rossii v kachestve instrumenta prinyatiya resheny v zdravoohranenii [The concept of avoidable mortality and especially its application in Russia as a tool for decision-making in health care]. Obshchestvennoe zdorovye i profilaktika zabolevaniy 2006;(6):3-10.
  8. Starodubov VI, Mikhaylova YuV, Ivanova AE. Problemy Rossiyskoy smertnosti, ee posledstviya i prioritetnye napravleniya deystviy [Problems of mortality in Russia and its consequences: prevalent actions of priority for curbing it]. Proceedings of the Russian National Conference. Moscow 2006 May 30-31. Moscow: RIO TsNIIOIZ; 2006. 4-41.
  9. Chissov VI. Discussion of the bill "On the basis of the health of Russian citizens"; [cited 2011 Jun 18]. Available from: http://www.minzdravsoc.ru/videobank/309
  10. Chissov VI, Daryalova SL . Klinicheskie rekomendatsii. Onkologiya [Clinical recommendations. Oncology]; M.: Geotar Media; 2008. 720 p.
  11. Alexander S. The Effects of Carcinoma on the Skin. Proc. Roy. Soc. Med. 1968;61:12-4.
  12. Cancer control guidelines: policies and managerial guidelines, 2nd edition. Geneva, World Health Organization 2002; [cited 2011 Jul 14]. Available from: http://www.who.int/cancer/media/en/408.pdf
  13. Curth HO. A spectrum of organ systems that respond to the presence of cancer. How and why the skin reacts. Ann N Y Acad Sci. 1974;230:435-42.
  14. Danaei G, Vander Hoorn S, Lopez AD, Murray CJ, Ezzati M. Causes of cancer in the world: comparative risk assessment of nine behavioural and environmental risk factors. The Lancet 2005;366:1784–1793.
  15. Delvaux M, Etienne AM, Bartsch P, Louis R. Stop smoking help: a need. Rev Med Liege 2005;60(11):863-866.
  16. Dourmishev LA, Draganov PV. Paraneoplastic dermatological manifestation of gastrointestinal malignancies. World J Gastroenterol. 2009;15(35):4372-9.
  17. European action towards better musculoskeletal health. A public health strategy to reduce the burden of musculoskeletal conditions. Lund, University Hospital Department of Orthopedics, 2000; [cited 2011 Jun 25]. Available from: http://europa.eu.int/comm/health/ph_projects/2000/promotion/fp_promotion_2000_frep_15_en.pdf
  18. Global Action Against Cancer NOW!. WHO, UICC, 2005; 24
  19. Hall TC. Paraneoplastic syndromes: mechanisms. Semin Oncol. 1997;24(3):269-76.
  20. Hamajima N, Hirose K, Tajima K et al. Alcohol, tobacco and breast cancer-collaborative reanalysis of individual data from 53 epidemiological studies, including 58,515 women with breast cancer and 95,067 women without the disease. Br J Cancer 200;87(11):1234-45.
  21. Hinds G, Thomas VD. Malignancy and cancer treatment-related hair and nail changes. Dermatol Clin. 2008;26(1):59-68.
  22. Mackenbach JP, Bouvier-Colle MH, Jougla E. Avoidable mortality and health services: a review of aggregate data studies. J Epidemiol Community Health 1990;44:106-111.
  23. Micali G, Lacarrubba F, Massimino D, Schwartz RA. Dermatoscopy: Alternative uses in daily clinical practice. J Am Acad Dermatol. 2011;64(6):1135-46.
  24. Peto R, Darby S, Deo H, Silcocks P, Whitley E, Doll R. Smoking, smoking cessation, and lung cancer in the UK since 1950: combination of national statistics with two case-control studies. BMJ. 2000;321(7257):323-9.
  25. Prevention of mental disorders. Effective interventions and policy options. Summary report. Geneva, World Health Organization, 2004; [cited 2011 Jun 25]. Available from: http://www.who.int/mental_health/evidence/en/prevention_of_mental_disorders_sr.pdf
  26. Thomas I, Schwartz RA. Cutaneous paraneoplastic syndromes: uncommon presentations. Clin Dermatol. 2005;23(6):593-600.
  27. WHO. Environmental burden of disease associated with inadequate housing. Methods for quantifying health impacts of selected housing risks in the WHO European Region. Summary report. (Editors M. Braubach, DE Jacobs, D. Ormandy). 2011. 13 p.

Просмотров: 8741

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 17.10.2011 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search