О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА


crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №6 2011 (22) arrow Социальные аспекты агрессивного поведения
Социальные аспекты агрессивного поведения Печать
09.02.2012 г.

Е.Н. Базарова1, Е.В. Молчанова2
1
Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск
2Институт экономики КарНЦ РАН, г. Петрозаводск

Social aspects of aggressive behavior
E.N. Bazarova
1, E.V. Molchanova2
1
Petrozavodsk state university, Petrozavodsk
2Institute of economics KarRC of RAS, Petrozavodsk

Резюме. Цель данной работы заключается в исследовании агрессивного (достигающего уровня криминального) поведения лиц признанных невменяемыми, т.е. страдающими тяжелыми психическими расстройствами. Материалом служили данные Республиканской судебно-психиатрической экспертизы. Изучались экспертные заключения в отношении лиц совершивших противоправные деяния, направленные против личности (убийства, нанесение телесных повреждений, истязания, изнасилования), т.е. клинические случаи, в которых явно проявлялась прямая агрессия. Помимо прямой агрессии изучалось проявление косвенной агрессии, при которой также наносится ущерб социальному благополучию (например, кражи). Было выполнено сравнение полученных результатов с некоторыми статистическими данными, характеризующими криминальную ситуацию в России и Республике Карелия. Исследование проводилось с помощью математических методов (корреляционный и регрессионный анализ). Выборка включала в себя 104 пациента, признанных невменяемыми или уменьшено-вменяемыми в период с 2005 по 2010 годы включительно. Была разработана информационная система, состоящая из несколько основных блоков: личностные особенности, клинический диагноз, микросоциальная ситуация, механизм совершения общественно-опасного деяния, время совершения общественно-опасного деяния. Проведенная статистическая обработка основных показателей позволила выявить определенные тенденции в динамике криминального поведения. Эти тенденции существенно не отличаются от криминальных тенденций в современном российском социуме. Таким образом, представление об особой криминальной предрасположенности психически больных свидетельствуют скорее об интолерантности социальной среды. Если в целом по России высок удельный вес насильственных преступлений, то среди психических больных преобладают общественно опасные деяния имущественного характера. Основные характеристики личности совершающей общественно опасные деяния: мужской пол, молодой возраст, тяжелое психическое расстройство, низкий уровень образования, отсутствие постоянной работы, низкий уровень доходов, инвалидность по психическому заболеванию, длительный срок наблюдения у психиатра. Подавляющее большинство происходили из дисфункциональной родительской семьи и в большинстве своем не состояли в браке. Результаты исследования позволили сделать вывод, что необходима оптимизация социальной работы в отношении данного контингента, а также психологическая помощь и семейная терапия. Пациенты нуждаются в мультидисциплинарном подходе, а не только в психиатрическом наблюдении.

Ключевые слова. Психическое здоровье, агрессивное поведение, противоправные деяния, статистическая обработка. 

Summary. The purpose of the given work consists in research aggressive (reaching level criminal) behavior of persons recognized deranged, i.e. suffering heavy mental frustration. Material served data of Republican judicial-psychiatric examination. Expert judgments concerning persons made the illegal acts directed against the person (murder, physical injuries, tortures, rapes) were studied, i.e. clinical cases in which direct aggression was obviously shown. Display of indirect aggression was studied besides direct aggression, at which the damage to social well-being (for example, thefts) also is caused. Comparison of the received results with some statistical data characterizing a criminal situation in Russia and Republic Karelia has been executed. Research was spent by means of mathematical methods (correlation and regression analysis). Sample included 104 patients recognized deranged for period with 2005 for 2010 inclusive. The information system consisting of some mainframes has been developed: personal features, the clinical diagnosis, a micro social situation, the mechanism of fulfillment of socially-dangerous act, time of fulfillment of socially-dangerous act. The spent statistical processing of the basic indicators has allowed revealing certain tendencies in dynamics of criminal behavior. These tendencies essentially do not differ from criminal tendencies in modern Russian society. Thus, representation about special criminal predisposition mentally sick testifies more likely about intolerance the social environment. If in whole across Russia relative density of violent crimes is high, that socially dangerous acts of property character prevail among mental patients. The basic characteristics of the person making socially dangerous acts: a male, young age, heavy mental frustration, a low educational level, absence of a permanent job, low level of incomes, physical inability on mental disease, long term of supervision at the psychiatrist. The overwhelming majority occurred from dysfunctional a parental family and in the majority was not married. Results of research have allowed doing a conclusion that optimization of social work concerning the given contingent, the psychological help and family therapy are necessary. Patients require the multidisciplinary approach, and not just in psychiatric supervision.

Keywords. Mental health, aggressive behavior, illegal acts, statistical processing.

Согласно Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) психическое здоровье определяется как состояние благополучия, при котором каждый человек может реализовать свой собственный потенциал, справляться с обычными жизненными стрессами, продуктивно и плодотворно работать, а также вносить вклад в жизнь своего сообщества. Проблема психических болезней стала одной из важнейших для медицинской науки и здравоохранения экономически развитых стран в середине двадцатого века. ВОЗ в информационном бюллетене о психическом здоровье определяет основные детерминанты психического здоровья [3]:

  • уровень психического здоровья человека в каждый момент времени определяется многочисленными социальными, психологическими и биологическими факторами;
  • психическое здоровье связано с быстрыми социальными изменениями, стрессовыми условиями на работе, гендерной дискриминацией, социальным отчуждением, нездоровым образом жизни, рисками насилия и физического нездоровья, а также с нарушениями прав человека;
  • существуют особые психологические и личностные факторы, из-за которых люди становятся уязвимыми перед психическими расстройствами, а также ряд биологических причин психических расстройств, включая генетические факторы и дисбаланс химических веществ в мозге.

По утверждению экспертов, 70% населения России живет в состоянии затяжных психоэмоциональных и социальных стрессов, вызывающих рост депрессий, реактивных психозов, тяжелых неврозов и психосоматических расстройств. Основные источники стресса – падение доходов, ситуация цейтнота, дефицит личной безопасности, преступность, страх перед будущим, конфликты на работе и семейные проблемы. Для того чтобы противостоять стрессу, каждый третий взрослый нуждается в психологической поддержке [9].

Проблема агрессивного поведения является крайне актуальной, имеет весьма разнообразную природу и негативные социальные последствия. В случае прямой агрессии это приводит к нарушению нормального социального функционирования, влечет за собой вред здоровью и даже смерть. О серьезности социальных последствий криминального поведения свидетельствуют статистические данные последних лет, характеризующие ситуацию в России, в Северо-Западном регионе и Республике Карелия (рисунок 1 – 3) [7].

Рис. 1
Рис. 1. Число зарегистрированных преступлений на 100 тыс. чел. населения

Рис. 2
Рис. 2. Число лиц, совершивших преступления в России (тыс.чел.)

Рис. 3
Рис. 3. Число лиц, потерпевших от преступных посягательств в России (тыс.чел.)

В зависимости от научных приоритетов авторов агрессия рассматривается с различных позиций: психоаналитических, бихевиоральных, социальных. Все теоретические подходы не являются универсальными, не описывают такой сложный феномен как агрессия во всей его полноте [1, 2, 4 – 6, 8, 10].

В нашем исследовании мы использовали материалы Республиканской судебно-психиатрической экспертизы, где изучили агрессивное (достигающее уровня криминального) поведение лиц признанных невменяемыми, т.е. страдающими тяжелыми психическими расстройствами. Нам было важно выяснить, какая структура криминального поведения сформировалась в течение последних пяти лет. В качестве материала исследования использовались экспертные заключения в отношении лиц совершивших противоправные деяния, направленные против личности (убийства, нанесение телесных повреждений, истязания, изнасилования), т.е. клинические случаи, в которых явно проявлялась прямая агрессия. Помимо прямой агрессии изучалось проявление косвенной агрессии, при которой также наносится ущерб социальному благополучию (например, кражи). Было выполнено сравнение полученных результатов с некоторыми статистическими данными, характеризующими криминальную ситуацию в России и Республике Карелия.

Исследование проводилось с помощью математических методов (корреляционный и регрессионный анализ). Выборка включала в себя 104 пациента, признанных невменяемыми или уменьшено-вменяемыми в период с 2005 по 2010 годы включительно.

Была разработана информационная система, включающая в себя несколько основных блоков: личностные особенности, клинический диагноз, микросоциальную ситуацию, механизм совершения общественно-опасного деяния, время совершения общественно-опасного деяния (рисунок 4).

Рис. 4
Рис. 4. Схема информационной системы, характеризующая агрессивное поведение лиц, признанных невменяемыми

Статистическая обработка основных показателей позволила выявить определенные тенденции в динамике криминального поведения. Это послужило основой для практических рекомендаций, направленных на профилактику повторных общественно-опасных деяний, что в свою очередь должно минимизировать крайне неблагоприятные социальные последствия агрессивного поведения.

Общественно опасные деяния (ООД) психически больных лиц совершаются по двум основным механизмам: продуктивно-психотическому и негативно-личностному. Продуктивно-психотический механизм характеризуется совершением деяния под воздействием каких-либо психотических феноменов (например, бреда, галлюцинаций). Негативно-личностный механизм схож с механизмом совершения агрессивных действий у психически здоровых людей (например, на фоне личных неприязненных отношений, ссоры). Мы попытались выяснить соотношение данных механизмов формирования агрессивного поведения и их динамику в группе лиц, которые были признаны судом невменяемым или уменьшено-вменяемыми (невменяемыми признаны 72,1%, уменьшено-вменяемыми – 27,9%)

Существенных различий по количеству совершенных общественно-опасных деяний в течение каждого года выявлено не было. Однако, по времени, когда были совершены ООД, выявлялась интересная тенденция: своего максимума агрессивные действия достигали в июле, несколько меньше и абсолютно симметрично – в мае и октябре, а минимальные показатели фиксировались в марте (рисунок 5).

Рис. 5
Рис. 5. Месяц совершения общественно-опасного деяния (ООД)

По гендерной характеристике выборка пациентов была идентична российским статистическим данным: мужчины в ней составляли более 80%. Жители городов преобладали – 61,5%, жители сельской местности – 38,5%. В основном это были люди с низким образовательным уровнем, лишь один человек из всей выборки имел незаконченное высшее образование (рисунок 6.).

Рис. 6
Рис. 6. Уровень образование в выборке пациентов, признанных невменяемыми

В 75% случаев пациенты были безработными, уровень же квалификации работающих (9%) был низким. Полученные результаты коррелируют со статистическими данными о лицах, совершивших преступления в России в 2009 году.

Подавляющее большинство пациентов происходили из неблагополучных родительских семей и в 88,5% случаев не состояли в браке. При этом возрастные характеристики существенно отличались: по российским данным пика криминальные действия достигали в среднем возрасте, в нашей же выборке это был молодой возраст с дальнейшим неуклонным снижением. Возможно, это связано с клиникой прогредиенных психических расстройств, которая характеризуется нарастанием с течением времени дефицитарных нарушений в эмоционально-волевой сфере (рисунок 7, 8).

Рис. 7
Рис. 7. Возрастная характеристика в выборке лиц, признанных невменяемыми

Рис. 8
Рис. 8. Возрастная характеристика лиц, совершивших преступления в России (тыс.чел.) в 2009 году [7]

При этом 47,1% лиц уже имели к моменту совершения ООД инвалидность 2-й группы, что свидетельствует о неблагоприятном течение психического расстройства. Срок наблюдения психиатрами в выборке в среднем был от 5 до 10 лет (рисунок 9).

Рис. 9
Рис. 9. Срок наблюдения психиатром в выборке пациентов, признанных невменяемыми

Более 40% пациентов – это лица, страдающие различными формами шизофрении с преобладанием параноидной, органические расстройства и олигофрения преимущественно легкой степени были количественно идентичны (24-25 %) .Остальные нозологические формы составили менее 10%. Основными синдромами психических расстройств были параноидный, синдром эмоционально-волевых нарушений и психопатоподобный синдром, что опять же подтверждало особую значимость для совершения ООД нарушений в сфере воли и эмоций. Известно, что алкоголь снимает контроль волевых импульсов и нередко является триггером, запускающим агрессивные действия. По данным нашего исследования состояние алкогольного опьянения отмечалось в 41,3% случаев, состояния иных видов опьянения не фиксировались.

Особый интерес представляли сами параметры агрессивного поведения. Классификация противоправных деяний представлена в таблице сравнительной характеристикой в России, Северо-Западном федеральном округе и Республике Карелия (таблица 1) [7].

В нашей выборке пациентов тип агрессии по преимуществу также имел косвенный характер (71,2%), то есть агрессивные действия были направлены не на личность непосредственно (нанесение телесных повреждений, убийства), а на имущественный ущерб (в основном это были кражи – 38,5%).

Таблица 1

Число преступлений, зарегистрированных в 2009 году по видам (чел.)

Вид преступления Россия Северо-Западный ФО Республика Карелия
Убийство и покушение на убийство 17681 1787 93
Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью 43112 3583 222
Изнасилование и покушение на изнасилование 5398 412 17
Грабеж 205379 19244 757
Разбой 30085 3085 103
Кража 1188574 109842 6093
Преступления в сфере экономики 292746 26436 1593
Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков 238523 20861 1097

Продуктивно-психотический тип совершения ООД наблюдался лишь в 18,3% случаев. А именно этот механизм формирует в социальной среде стереотип об особой опасности психически больных. В подавляющем большинстве случаев агрессивные действия совершались по негативно-личностным мотивам, которые не отличаются от таковых у психически здоровых людей. Преобладал одиночный тип агрессивного поведения (почти 80%), групповая агрессия встречалась значительно реже. Скорее всего, формирование групповой агрессии было связано с такими личностными чертами пациентов как внушаемость, ведомость, пассивно-агрессивный компонент у лиц с преимущественно интеллектуально-мнестическими расстройствами.

У большинства испытуемых отмечались эпизоды агрессии в прошлом, что свидетельствует об устойчивой поведенческой модели и сами ООД носили повторный характер в 49% случаев. Важно отметить, что в 20,2% случаев в анамнезе у пациентов имели место случаи аутоагресси (взаимосвязь агрессии и аутоагрессии неоднократно описывалась в литературе) [2, 4, 10].

Таким образом, в ходе исследования были получены следующие результаты:

  1. Разработана информационная система, включающая в себя несколько основных блоков: личностные особенности, клинический диагноз, микросоциальную ситуацию, механизм совершения общественно-опасного деяния, время совершения общественно-опасного деяния.
  2. Проведена статистическая обработка основных показателей, которая позволила выявить определенные тенденции в динамике криминального поведения. Эти тенденции существенно не отличаются от криминальных тенденций в современном российском социуме. Таким образом, представление об особой криминальной предрасположенности психически больных свидетельствуют скорее об интолерантности социальной среды.
  3. Если в целом по России высок удельный вес насильственных преступлений, то среди психических больных преобладают общественно опасные деяния имущественного характера.
  4. Основные характеристики личности совершающей общественно опасные деяния: мужской пол, молодой возраст, тяжелое психическое расстройство, низкий уровень образования, отсутствие постоянной работы, низкий уровень доходов, инвалидность по психическому заболеванию, длительный срок наблюдения у психиатра. Подавляющее большинство происходили из дисфункциональной родительской семьи и в большинстве своем не состояли в браке.

Возникает настоятельная необходимость в оптимизации социальной работы в отношении данного контингента, а также в психологической помощи и семейной терапии. То есть пациенты нуждаются в мультидисциплинарном подходе, а не только в психиатрическом наблюдении.

Пациенты в нашем исследовании в подавляющем большинстве случаев уже с раннего детства обнаруживали признаки нарушенного социального функционирования, поскольку происходили из дисфункциональных семей. В дальнейшем это проявлялось в дисфункциональности собственных семейных отношений или в отсутствии семейного окружения. Модели дезадаптивного поведения прослеживаются и в профессиональной деятельности, низкой квалификации, в отсутствии трудовой занятости. Особое внимание следует обратить на наличие в 20% случаев аутоагрессивного поведения в анамнезе.

Следует отметить, что агрессивные модели поведения у здоровых людей также проявляются на фоне нарушения социального функционирования и неблагоприятной социализации в целом. Но если в здоровом контингенте прослеживается тенденция к усилению прямой агрессии, направленной против личности, то у психически больных обнаруживается иная тенденция: агрессия чаще носит косвенный характер и направлена на причинение имущественного ущерба.

Модели агрессивного поведения формируются в процессе социализации и проявляются в кризисных ситуациях. Ключевую роль в данном случае играет семейное окружение. Социально-экономическое неблагополучие является преципитирующим фактором в закреплении деструктивных моделей поведения. Пациенты с тяжелыми психическими расстройствами, с нарушением контроля волевых импульсов социализируются и живут в неблагоприятных микросоциальных системах, то есть имеют высокий риск агрессивного поведения, который реализуется в основном в рамках косвенной агрессии. По данным нашего исследования эти особенности агрессии у психически больных имеют устойчивые тенденции.

Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ № 11-06-00102-а).

Список литературы

  1. Березанцев А.Ю., Батуева Н.Г. Агрессия, психопатология и социально-психологические механизмы регуляции поведения: (теоретические аспекты) //Российский психиатрический журнал. 2007. № 6. С. 22 – 28.
  2. Вандыш В.В., Табеева Д.М. Органическое психическое расстройство и агрессивность: некоторые возможности клинико-экспериментальной оценки //Неврологический вестник. 2001. Вып. 1. С. 45 – 47.
  3. Информационный бюллетень ВОЗ № 220. Психическое здоровье: усиление борьбы с психическими расстройствами. URL: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs220/ru/index.html (Дата обращения 12.06.2011)
  4. Калашникова А.С., Сафуанов Ф.С. Роль психических расстройств, не исключающих вменяемости, в формировании разнонаправленной агрессии //Российский психиатрический журнал. 2010. № 4. С. 16 – 22.
  5. Петренко Р.А., Гетманов И.П., Кимстач В.Н. Биологические и социокультурные факторы агрессии. Новочеркасск: Оникс+. 2008. 91 c.
  6. Петрюк А.П. Агрессивное поведение при различных психических расстройствах с учетом качества жизни пациентов //Журнал психиатрии и медицинской психологии. 2004. № 3. С. 99 – 102.
  7. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2010: стат. сб. М.: Росстат. 2010. 996 с.
  8. Ржевская Н.К., Руженков В.А. Криминальная агрессия психически больных в различные периоды социально-экономического развития России //Успехи современного естествознания. 2007. №1. С. 30–35.
  9. Сбережение народа /Под ред. Н.М. Римашевской. М.: Наука. 2007. 326 с.
  10. Фурманов И.А. Агрессия и насилие: диагностика, профилактика и коррекция. СПб.: Речь. 2007. 479 с.

Refernces

  1. Berezantsev A.Yu., Batueva N.G. Agressiya, psikhopatologiya i sotsialno-psikhologicheskie mekhanizmy regulyatsii povedeniya: (teoreticheskie aspekty) [Aggression, mental pathology, and social mental mechanisms of behavior regulation:(theoretical aspects)]. Rossiyskiy psikhiatricheskiy zhurnal 2007;(6):22-28.
  2. Vandysh V.V., Tabeeva D.M. Organicheskoe psikhicheskoe rasstroystvo i agressivnost: nekotorye vozmozhnosti kliniko-eksperimentalnoy otsenki [Organic mental disorder and aggression: some possibilities for clinical and experimental assessment]. Nevrologicheskiy vestnik 2001;1:45-47.
  3. Psikhicheskoe zdorove: usilenie borby s psikhicheskimi rasstroystvami. Informatsionnyy byulleten WHO № 220. Sep 2010 [WHO Information Bulletin № 220. Mental health: facilitating the control over mental disorders]. Sep 2010 [Internet] [cited 2011 Jul 12]. Available from: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs220/ru/index.html
  4. Kalashnikova A.S., Safuanov F.S. Rol psikhicheskikh rasstroystv, ne isklyuchayushchikh vmenyaemosti, v formirovanii raznonapravlennoy agressii [Role of mental disorders (not except of imputability) in formation of multidirectional aggression]. Rossiyskiy psikhiatricheskiy zhurnal 2010;(4):16-22.
  5. Petrenko R.A., Getmanov I.P., Kimstach V.N. Biologicheskie i sotsiokulturnye faktory agressii [Biological and social-culture factors of aggression]. Novocherkassk: Oniks+. 2008. 91 p.
  6. Petryuk A.P. Agressivnoe povedenie pri razlichnykh psikhicheskikh rasstroystvakh s uchetom kachestva zhizni patsientov [Aggressive behavior in various mental disorders with regard to patients’ life quality]. Zhurnal psikhiatrii i meditsinskoy psikhologii 2004;(3):99-102.
  7. Regiony Rossii. Sotsialno-ekonomicheskie pokazateli 2010: stat. sb. [Regions of Russia. Socioeconomic indicators 2010]. Statistical materials. Moscow: Rosstat; 2010. 996 p.
  8. Rzhevskaya N.K., Ruzhenkov V.A. Kriminalnaya agressiya psikhicheski bolnykh v razlichnye periody sotsialno-ekonomicheskogo razvitiya Rossii [Criminal aggression of mental patients in various periods of socioeconomic development in Russia]. Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya 2007;(1):30-35.
  9. Sberezhenie naroda [Money savings of population]. Rimashevskaya N.M., editor. Moscow: Nauka. 2007. 326 p.
  10. Furmanov I.A. Agressiya i nasilie: diagnostika, profilaktika i korrektsiya [Aggression and violence:diagnosis, prevention, and correction]. SPb.: Rech; 2007. 479 p.

Просмотров: 8378

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 07.11.2013 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search