О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №1 2012 (23) arrow Изменение заболеваемости российских детей, подростков и взрослого населения болезнями основных классов в постсоветский период
Изменение заболеваемости российских детей, подростков и взрослого населения болезнями основных классов в постсоветский период Печать
19.03.2012 г.

Т.П. Сабгайда1, О.Б.Окунев2
1ФГБУ "ЦНИИОИЗ" Минздравсоцразвития России, Москва
2Московский государственный институт международных отношений МИД России, Москва

Trends of incidence and prevalence for the main classes of diseases among russian child, adolescent and adult population during the post-soviet period
T.P. Sabgayda1, O.B. Okunev2
1Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of Ministry of Health and Social Development of the Russian Federation, Moscow
2Moscow State Institute of International Relations of Russian Foreign Ministry, Moscow

Резюме. Проведен сравнительный анализ динамики заболеваемости детей, подростков и взрослого населения основными классами болезней в постсоветский период в ракурсе возможности подверженности влиянию факторов риска. Обосновано использование формы статистической отчетности №12 в качестве источника данных. Анализировались данные о впервые выявленной и общей заболеваемости детей, подростков и взрослого населения Российской Федерации за период 1992-2010 годы. По данным 2010 года проанализирована структура заболеваемости детей, подростков, населения трудоспособного и пенсионного возраста, рассчитаны коэффициенты корреляции структуры впервые выявленной и общей заболеваемости населения пожилого (55 лет и старше для женщин и 60 лет и старше для мужчин) населения России с заболеваемостью детей (до 15 лет), подростков (15-17 лет) и взрослого трудоспособного населения.

Рост заболеваемости детей и подростков болезнями органов пищеварения и дыхания, болезнями эндокринной, мочеполовой, костно-мышечной систем, кожи и подкожной клетчатки, врожденными аномалиями, симптомами и признаками отклонения от нормы послужил основанием для заключения о наличии экологических факторов риска нарушения здоровья. Несовпадение тенденций изменения заболеваемости подростков с тенденциями заболеваемости детей или взрослого населения для болезней органов пищеварения, психических расстройств, болезней эндокринной, мочеполовой, костно-мышечной систем, кожи и подкожной клетчатки, глаза и его придаточного аппарата, уха и сосцевидного отростка, травм и отравлений послужило основанием для заключения о появлении в последнем десятилетии дополнительного фактора риска здоровью молодежи. Отсутствие корреляционной связи уровней общей и первичной заболеваемости пожилого населения, а также слабая связь структуры общей заболеваемости пожилых со структурой заболеваемости взрослого населения трудоспособного возраста при связи сильной степени для первичной заболеваемости, послужило основанием для заключения о недостаточных обращениях лиц пенсионного возраста за медицинской помощью.

Сделаны выводы о целесообразности выделения информации о заболевании лиц пенсионного возраста для аналитических исследований в области популяционного здоровья; о существенном увеличении рисков заболеваемости российского населения, подверженной влиянию факторов окружающей среды и заболеваемости подростков, обуславливаемой образом жизни и поведения; о слабой эффективности применяемых методов реабилитации больных и поддержания хронических заболеваний в состоянии ремиссии; о слабой доступности медицинской помощи для лиц пожилого возраста.

Ключевые слова. Динамика заболеваемости населения, возрастные изменения заболеваемости, социальные детерминанты здоровья, экологические факторы риска развития заболеваний, влияние энергетических напитков на здоровье подростков, доступность медицинской помощи, заболеваемость лиц пенсионного возраста

Summary. A comparative analysis was done for morbidity in children, adolescents and adults during the post-Soviet period. The main classes of disease were analyzed from the perspective of possible exposure to risks. The use of statistical reporting form No12 as the data source was motivated. We analyzed data on incidence and prevalence among children, adolescents and adults in the Russian Federation for 1992-2010 years.

According to 2010 data, the structure of morbidity in children, adolescents, and the population of working and retirement age were analyzed. Correlation coefficients were calculated for the structure of incidence and prevalence among population of retirement age (aged 55 and older for women and aged 60 and older for men) with the structure of incidence and prevalence among children (<15 years), adolescents (15-17 years) and population of working age.

The basis for conclusion about the presence of environmental risk factors for public health was the rising incidence among child and adolescent of: digestive diseases, respiratory diseases, diseases of the endocrine system, genitourinary diseases, diseases of the musculoskeletal system, diseases of the skin and subcutaneous tissue, the congenital anomalies, symptoms and signs of deviation from the norm. The basis for conclusion about appearance additional risk factor for the health of young people in the last decade was the discrepancy between trends in incidence among teenagers with the trends in incidence among children or adults for: digestive diseases, mental disorders, diseases of the endocrine system, genitourinary diseases, diseases of the musculoskeletal system, diseases of the skin and subcutaneous tissue, diseases of the eye and adnexa, diseases of the ear and mastoid process, injury and poisoning. The basis for conclusion about insufficient medical help to people of retirement age were the lack of correlation between structure of incidence and prevalence among aging population, as well as the weak correlation between structure of prevalence among elderly and active adult population together with the strong correlation between structure of their incidence.

The next conclusions were done. The separation of information about incidence and prevalence among people of retirement age for analytical research in the field of population health is reasonable. There is a significant increasing in the risk of diseases, which are influenced by an environmental factors, for total Russian population as well as in risk of diseases, that are influenced by lifestyle and behavior, for teenagers. The performance of the methods of rehabilitation of patients and maintenance of chronic disease in remission is too weak in Russia, an availability of medical care for the elderly is not sufficient.

Key words. Dynamics of incidence, age-related changes of prevalence, social determinants of health, environmental risk factors for disease, the effect of energy drinks on the health of adolescents, access to health care, the incidence of aging people

В последние два десятилетия в Российской Федерации наблюдается ухудшение состояния здоровья населения, которое выражается в полуторократном увеличении заболеваемости. Уровень заболеваемости повышается неуклонно, хотя уровень смертности с 2003 года снижается. Уровень общей заболеваемости российского населения существенно увеличился с 1995 года, но не одинаково у разных возрастных групп: на 70,1% среди детей, на 51,8% среди взрослого населения и в 2 раза среди подростков. На фоне чрезвычайно высокого уровня смертности и короткой продолжительности жизни граждан нашей страны этот факт свидетельствует о появлении в постперестроечный период ряда факторов риска нарушений здоровья. При этом самым чувствительным показателем, отражающим экологическое и социальное благополучие, является здоровье детей. У детей, длительно проживающих в местностях с экологической напряженностью, достоверно чаще регистрируются три и более хронических заболевания на одного больного [8].

Социально-экономические условия жизни российского населения в постсоветский период и изменившаяся система оказания медицинской помощи привели к росту распространения практически всех классов заболеваний. Из-за практической отмены социального равенства населения негативное влияние социальных детерминант здоровья проявилось на популяционном уровне. По оценкам ВОЗ, пятая часть потерь лет активной жизни российского населения в 2002 году была обусловлена факторами окружающей среды, три четверти – образом жизни и поведения населения [6]. Вопрос о факторах ухудшения состояния здоровья населения активно обсуждается российскими исследователями в разных аспектах: воздействия факторов окружающей среды [4, 2], профессиональной вредности [19, 23.], влияния социально-экономических факторов [9, 15] и социальной дифференциации общества [13, 28]. Российские исследователи кроме 10 выявленных ВОЗ ведущих факторов риска состоянию популяционного здоровья [5], определили также низкую гигиеническую информированность населения [17]. В исследованиях состояния здоровья российского населения возрастные аспекты заболеваемости чаще всего учитывались при раздельном анализе состояния здоровья детей, подростков или взрослого населения. Поскольку произошедшие в последние два десятилетия в Российской Федерации социально-экономические изменения коснулись всего населения, а вероятность возникновения большинства заболеваний меняется с возрастом, то возникает вопрос, одинаково ли для разных возрастных групп населения проявился тренд роста заболеваемости в этот период? Ответ на этот вопрос весьма актуален для здравоохранения в текущих условиях трансформации подходов к охране здоровья населения и усиления профилактической компоненты.

Целью работы являлся сравнительный анализ динамики заболеваемости детей, подростков и взрослого населения в постсоветский период в ракурсе возможности подверженности влиянию факторов риска.

Материалы и методы. Анализировались данные о впервые выявленной и общей заболеваемости населения Российской Федерации за период 1992-2010 годы. Заболеваемость рассчитывалась на 100000 населения. В качестве источника данных использовалась форма статистической отчетности №12. Эта форма обычно лежит в основе анализа заболеваемости российского населения. В ней собраны данные по всем субъектам РФ о числе случаев обращения населения в медицинские амбулаторные учреждения как с впервые выявленными, так и с хроническими заболеваниями. Следовательно, анализу подлежит статистика о «заболеваемости по обращаемости» населения. Отсутствие практики обмена информацией о больных между учреждениями разного уровня и разных регионов в случае переезда пациента, а также между медицинскими учреждениями разных ведомств, приводит к излишней оценке впервые выявляемых случаев заболеваний и искажению показателя общей заболеваемости населения. С другой стороны, обращения населения в частные медицинские учреждения, а также практика самостоятельного лечения без обращения к специалистам, распространенная среди определенной части населения [17], приводят к недооценке показателя общей заболеваемости населения. Однако отсутствие в стране паспортов здоровья населения или системы ведения единых регистров больных или общегосударственной системы статистической обработки информации о здоровье пациентов, содержащейся в базах данных ОМС, делает рутинный сбор информации по форме статистической отчетности №12 единственным источником данных для аналитических исследований в целом по России. Система выборочных обследований состояния здоровья населения, используемая во многих странах, в России применяется редко как из-за ограниченности средств, так и из-за ограниченности применения результатов в силу принципиальной неоднородности российского населения по этногенетическим характеристиками, климато-географическим и экономическим условиям жизни, образу жизни и социальной структуре.

Возможность анализа региональных особенностей заболеваемости по обращаемости обусловлена едиными правилами сбора данных, использованием единого кодификатора болезней, заложенного в форме, а также единым центром сдачи региональных отчетных форм для последующего объединения содержащихся в них данных по России и Федеральным округам. Возможность анализа возрастных особенностей заболеваемости до недавнего времени была ограничена формированием лишь трех возрастных групп населения при учете обращений: дети до 15-летнего возраста, подростки (15-17 лет включительно) и взрослое население (лица 18 лет и старше). С 2009 года введена четвертая возрастная группа - пожилое население. К нему относятся женщины в возрасте 55 лет и старше и мужчины в возрасте 60 лет и старше. В форме №12 нет половой дифференциации заболеваний среди детского и взрослого населения. Для подростков приводятся случаи заболевания юношей. Таким образом, основанный на данных отчетной формы №12 анализ позволяет получить общие представления о динамике заболеваемости населения РФ разными классами болезней и отдельными заболеваниями, о связи заболеваемости взрослого и детского населения. Анализ изменения структуры заболеваемости во времени позволяет получить заключения об эффективности оказываемой населению медицинской помощи. В данной статье мы не касались межрегиональных различий заболеваемости.

Применялся корреляционный анализ, рассчитывались коэффициенты корреляции Пирсона для структуры впервые выявленной и общей заболеваемости населения разного возраста. Статистически значимыми принимались значения коэффициентов корреляции более 0,50 (N=17) при величине ошибки (p) менее 0,05. Впервые выявленная и общая заболеваемость детей, подростков, населения трудоспособного и пенсионного возраста анализировалось по данным 2010 года.

Результаты и их обсуждение. Основной причиной заболеваемости российского населения являются болезни органов дыхания. Они занимают первое место среди случаев обращения за медицинской помощью населения разных возрастных групп по поводу впервые выявленных заболеваний. Возможность хронизации большого числа заболеваний из этого класса болезней обуславливает лидирующее положение болезней органов дыхания также и в структуре общей заболеваемости. Следует подчеркнуть, что патология респираторной системы является индикатором экологического неблагополучия воздушной среды [14]. В таблице 1 приведены ранги тех классов болезней, которые занимают первые 15 мест в списке ведущих причин заболеваемости российского населения. Видно, что для всех возрастных групп класс болезней органов дыхания не является ведущей причиной лишь среди пожилого населения, которое больше всего обращается с болезнями системы кровообращения. Травмы, отравления и другие последствия внешних причин занимают второе место в структуре первичной заболеваемости всех возрастных групп населения, в структуре общей заболеваемости вклад этого класса болезней меньше. Болезни системы кровообращения, наоборот, занимают второе место в структуре общей заболеваемости и десятое – в структуре первичной заболеваемости всего населения.

Таблица 1

Ранги основных классов заболеваний среди новых (I) и всех (II) случаев обращения российского населения разных возрастных групп (дети – 0-14 лет; подростки – 15-17 лет; трудоспособные - 18 - 54 для женщин и 18- 59 для мужчин; пожилые – 55 лет и старше для женщин и 60 лет и старше для мужчин), 2010

Классы заболеваний Ранги основных классов заболеваний
Все население Дети Подростки Трудоспособные Пожилые
I II I II I II I II I II
Болезни органов дыхания 1 1 1 1 1 1 1 1 1 3
Травмы, отравления 2 7 2 5 2 5 2 5 2 9
Болезни кожи 3 9 3 4 3 8 4 9 6 11
Болезни мочеполовой системы 4 6 10 10 5 7 3 3 5 6
Болезни костно-мышечной системы 5 3 9 8 6 4 5 4 7 2
Болезни органов пищеварения 6 4 4 2 4 2 8 6 9 5
Болезни глаза 7 5 6 3 7 3 7 7 4 4
Инфекционные болезни 8 13 5 7 8 13 6 11 11 14
Болезни уха 9 14 7 9 10 14 10 15 8 10
Болезни системы кровообращения 10 2 15 16 13 11 9 2 3 1
Болезни нервной системы 11 11 8 6 9 6 11 10 13 12
Новообразования 12 15 17 17 16 17 12 13 10 8
Болезни эндокринной системы 13 10 13 12 11 9 13 12 12 7
Симптомы, признаки и отклонения от нормы 14 16 11 11 12 12 15 16 15 16
Психические расстройства 15 12 16 14 14 10 14 8 14 13

Структура заболеваемости не одинакова в разных возрастных группах населения. Значимость ряда классов болезней в нарушении состояния здоровья населения снижается с возрастом, к ним относятся болезни кожи и подкожной клетчатки, органов пищеварения, нервной системы, а также некоторые инфекционные и паразитарные болезни, симптомы, признаки и отклонения от нормы. Значимость заболеваемости болезнями глаза и его придаточного аппарата и болезнями уха и сосцевидного отростка тоже снижается с возрастом, но затем повышается среди пожилого населения. Существенно различающаяся структура заболеваемости лиц трудоспособного и пенсионного возраста свидетельствуют о целесообразности раздельного анализа данных для этих возрастных групп населения на популяционном уровне.

По мере старения населения увеличивается его заболеваемость болезнями мочеполовой системы, занимающими 10 место в ряду заболеваний детей и 3 место в ряду заболеваний населения трудоспособного возраста. Также растет значимость болезней костно-мышечной системы и соединительной ткани, новообразований и, особенно, болезней системы кровообращения, переходящей с 16 места в структуре общей заболеваемости детей на первое место в структуре общей заболеваемости пожилого населения. Эти закономерности в целом соответствуют логике снижения защитных сил организма с возрастом, в частности, с возрастом растет уровень атерогенных липопротеинов плазмы [31], происходит депрессия клеточного иммунитета [30], нарушается баланс между резорбцией и формированием кости, вымывается кальций и происходят микроструктурные изменения кости [29]. Такая логика несколько сбивается у подростков для болезней пищеварения, нервной и эндокринной систем, что, по-видимому, связано с возрастными особенностями перестройки эндокринной системы.

Заболеваемость взрослого населения России болезнями органов дыхания с 1993 года снизилась к 2010 году на 14,2%, тогда как среди детей и подростков она существенно выросла (Рис. 1-А). Этот факт позволяет нам сделать заключение о росте экологической напряженности на территории России, поскольку патология респираторной системы является индикатором экологического неблагополучия воздушной среды [14]. При этом в экологически неблагоприятных регионах высокая заболеваемость болезнями легких регистрируется прежде всего среди детского населения [10].

Экологическое неблагополучие проявляется также в распространении болезней пищеварения. Так, выявлено, что географическое распространение большей части болезней органов системы пищеварения в Приморском крае на 5,6—23,2% определяется химическим составом питьевой воды систем водоснабжения, загрязнением почвы микроэлементами и социально-экономическими факторами [12]. Закономерности изменения заболеваемости населения болезнями пищеварения (Рис. 1-В) могут быть обусловлены ростом экологической напряженности. При снижении с 1993 по 2010 годы среди взрослого населения (на 13,2%), она выросла среди детей (на 64,7%) и подростков (на 91,4%). Пищеварительная система детей в большей степени страдает от экологического загрязнения. Было обнаружено, что на промышленно развитых территориях с повышенным экологическим загрязнением у детей чаще встречается хронический воспалительный процесс в желчевыводящих путях, более выражен синдром цитолиза с нарушением концентрационной функции желчного пузыря [24]. Влияние нескольких факторов риска потенцирует друг друга. У работников химических производств, подверженных воздействию одного вредного вещества, заболеваемость болезнями органов пищеварения выше, чем у работников, не контактирующих с вредными веществами, на треть, а при комбинированном воздействии нескольких веществ - в 1,7 раза [23].

Кроме фактора экологического загрязнения на рост заболеваемости российского населения болезнями системы пищеварения влияет также снижение качества пищевых продуктов. Структура питания детей и подростков принципиально отлична от диеты, традиционной для советского периода, на которой росло взрослое население России. По-видимому, увеличение содержания красителей, консервантов и других химических добавок в пище, недостаток микронутриентов в продуктах при современных способах их переработки и хранения, возможно также, употребление геномодифицированных продуктов, способствуют развитию патологических процессов в растущем организме [2]. Однако, в отличие от равномерного роста заболеваемости детей, наблюдается ускорение роста заболеваемости подростков болезнями пищеварения. Особенностью функции желез пищеварительной системы у подростков является высокая её ранимость при длительном эмоциональном и физическом напряжении, нарушении режима питания, труда и отдыха. Гормональная перестройка при неблагоприятном воздействии факторов внешней среды может приводить к снижению адаптационных возможностей иммунной системы у подростков, что может служить объяснением наблюдаемой динамики.

Рис. 1
Рис. 1. Заболеваемость детей (до 15 лет), подростков (15-17 лет включительно) и взрослого населения (18 лет и старше) болезнями органов дыхания (А) и пищеварения (В) в Российской Федерации в период 1993-2010 годы (на 100000 населения)

О снижении адаптационных возможностей иммунной системы у подростков может свидетельствовать своеобразие динамики их заболеваемости инфекционными и паразитарными заболеваниями. С 1993 по 2010 годы заболеваемость детей болезнями класса «Некоторые инфекционные и паразитарные болезни» снизилась на 8,7%, заболеваемость взрослых находится на том же уровне, а заболеваемость подростков выросла на 35,0%. Это свидетельствует о пониженном иммунном статусе российских подростков. Понижение иммунной способности может быть связано с гиподинамией и увеличением продолжительности пребывания в закрытых помещениях при современном образе жизни, однако последнее характерно для всех возрастов.

Более выраженный рост заболеваемости подростков по сравнению с заболеваемостью детей наблюдается для целого ряда классов болезней. За анализируемый период заболеваемость подростков психическими расстройствами увеличилась на 91,5%, тогда как она снизилась среди детей на 3,2% и взрослых на 6,4% (Рис. 2-А).

Рис. 2
Рис. 2. Заболеваемость детей (до 15 лет), подростков (15-17 лет включительно) и взрослого населения (18 лет и старше) психическими расстройствами (А) и болезнями эндокринной системы (В) в Российской Федерации в период 1993-2010 годы (на 100000 населения)

Заболеваемость подростков болезнями эндокринной системы увеличилась в 3,1 раза, тогда как заболеваемость детей – в 2,1 раза, взрослых – в 2,6 раза (Рис. 2-В). Рост заболеваемости всех возрастных групп населения болезнями эндокринной системы согласуется с заключением об ухудшении экологической ситуации в стране. Доказано достоверное увеличение количества патологий сердечно-сосудистой, нервной систем и органов чувств, болезней органов пищеварения и эндокринно-обменных заболеваний при постоянном воздействии шума и химического загрязнения атмосферного воздуха [19]. В последние годы наблюдается тенденция к стабилизации уровня заболеваемости детей и взрослого населения болезнями эндокринной системы, тогда как среди подростков никакой тенденции к стабилизации не наблюдается. Скачкообразное увеличение уровня и непрекращающийся рост заболеваемости подростков психическими расстройствами и болезнями эндокринной системы сложно объяснить только возрастными особенностями гормональной перестройки и экологическим неблагополучием.

Аналогично, заболеваемость подростков болезнями мочеполовой системы увеличилась в большей степени, чем заболеваемость детей и подростков: в 3,6 раза против 2,8 раз среди детей и 79,0% среди взрослых (Рис. 3-А). Закономерности изменения заболеваемости детского и взрослого населения достаточно близки, что также можно связать с ухудшением экологической ситуации в стране. Например, установлена связь заболеваемости мочекаменной болезнью с уровнем экологического загрязнения органического и неорганического характера [11]. Заболеваемость подростков растет существенно быстрее. Если в 1993 году уровень заболеваемости подростков был ниже уровня заболеваемости взрослых, то теперь – превышает его.

Рис. 3
Рис. 3. Заболеваемость детей (до 15 лет), подростков (15-17 лет включительно) и взрослого населения (18 лет и старше) болезнями мочеполовой системы (А) и болезнями костно-мышечной системы и соединительной ткани (В) в Российской Федерации в период 1993-2010 годы (на 100000 населения)

Изменение соотношения уровней заболеваемости подростков и взрослого населения за анализируемый период наблюдается также для болезней костно-мышечной системы и соединительной ткани (Рис. 3-В). До начала нынешнего века тенденции изменения уровней заболеваемости детей и подростков имели схожий характер, затем рост заболеваемости детей болезнями костно-мышечной системы прекратился, тогда как рост заболеваемости подростков продолжается. Установлено, что факторами риска, приводящими к предпатологическим и патологическим состояниям костно-мышечной системы у российских школьников, являются отсутствие оптимальной двигательной активности, неправильно подобранная обувь, способ ношения учебников [18]. Прекращение роста заболеваемости детей можно связать с некоторым улучшением уровня жизни населения и решением проблемы обуви и ранцев, а увеличение скорости роста заболеваемости подростков – с последствиями нездорового образа жизни: переохлаждение, эндокринные нарушения, инфекции и нарушения метаболических процессов относятся к провоцирующим факторам риска развития вторичных болезней костно-мышечной системы.

Чтобы конкретизировать заключение о влиянии существенно меняющегося в последние два десятилетия образа жизни российских подростков на состояние их здоровья, мы проанализировали динамику заболеваемости населения болезнями поджелудочной железы, к факторам риска развития которых у подростков относятся пиво и спиртосодержащие коктейли, энергетические напитки, «быстрая еда», жевательные резинки, газировка и курение [25]. В этом случае наблюдается замедление роста заболеваемости детей при неуклонном росте заболеваемости подростков и взрослого населения (Рис. 4-А). В отличие от всего класса болезней органов пищеварения, заболеваемость взрослого населения растет параллельно с ростом заболеваемости подростков, что отражает влияние излишнего употребления алкоголя. В период с 1993 по 2010 годы уровень заболеваемости болезнями поджелудочной железы вырос среди детей в 4,5 раза, среди лиц 18 лет и старше – в 3,3 раза, а среди подростков – в 8,4 раза.

Столь отличительная динамика заболеваемости подростков позволяет предположить, что в постперестроечный период среди подростков усилилось влияние поведенческого фактора риска, связанного со злоупотреблением психоактивными веществами [7]. В частности, пиво и энергетики представляют серьезную угрозу здоровью подростков [21]. Компоненты энергетических напитков воздействуют на нервную систему, энергетики с алкоголем оказывают разрушающее действие на сердечно-сосудистую систему, ткани печени и центральную нервную систему. Среди подростков периодически употребляют энергетические напитки более 40%, часто употребляют энергетические напитки, в основном, девочки – около 20% против 3% мальчиков [26], тогда как мальчики чаще употребляют пиво [7].

Рис. 4
Рис. 4. Заболеваемость детей (до 15 лет), подростков (15-17 лет включительно) и взрослого населения (18 лет и старше) болезнями поджелудочной железы (А) и заболеваниями, обусловленная травмами и отравлениями (В) в Российской Федерации в период 1993-2010 годы (на 100000 населения)

Гипотеза о последствиях распространения среди молодежи употребления пива и энергетиков согласуется также с наблюдаемой динамикой заболеваемости, обусловленной травмами и отравлениями. Эта патология не является болезнью в строгом смысле слова и определяется преимущественно социально-экономической ситуацией, тем не менее среди подростков наблюдается ускоряющийся рост новых случаев травматизма, среди взрослого населения уровень обращаемости за медицинской помощью по поводу травматизма остается стабильным, среди детского населения – он стабилизировался в последние годы (Рис. 4-В).

Наряду со стремительным ростом заболеваемости подростков болезнями костно-мышечной системы и соединительной ткани, болезнями эндокринной системы, расстройствами питания и обмена веществ наблюдается также быстрый рост заболеваемости болезнями кожи и подкожной клетчатки (Рис. 5-А). При некотором снижении в последние годы частоты возникновения этих болезней у детей и стабильном уровне заболеваемости взрослых, среди подростков болезни кожи и подкожной клетчатки распространяются все шире. Этот факт согласуется со снижением иммунного статуса подростков и ростом распространения среди них болезней нервной системы. Наблюдается быстрый рост заболеваемости детей и подростков болезнями нервной системы (Рис. 5-В). Состав этого класса болезней изменился с 1998 года, из него были выделены болезни глаза и его придаточного аппарата и болезни уха и сосцевидного отростка, выделенные в отдельные классы болезней. С 1999 году уровень заболеваемости болезнями нервной системы вырос на 56,8% среди детей и на 90,9% среди подростков, снизившись среди взрослого населения на 18,3%. В настоящее среди взрослого населения болезни нервной системы распространены почти в четыре раза реже, чем среди детей и подростков.

Рис. 5
Рис. 5. Заболеваемость детей (до 15 лет), подростков (15-17 лет включительно) и взрослого населения (18 лет и старше) болезнями кожи и подкожной клетчатки (А) и болезнями нервной системы (В) в Российской Федерации в период 1993-2010 годы (на 100000 населения)

Болезни глаза и его придаточного аппарата тоже реже распространены среди взрослого населения, чем среди детей и подростков (Рис. 6-А). Прогресс компьютерной техники и злоупотребление детей компьютерными играми отразились на заболеваемости подростков, уровень которой за десять последних лет существенно вырос. В период с 1999 по 2010 годы частота выявления болезней глаза и его придаточного аппарата у детей увеличилась на 34,8%, у подростков – на 72,9%, у взрослых – на 4,4%. Неблагоприятные тенденции заболеваемости подростков наметились также для болезней уха и сосцевидного отростка (Рис. 6-В). Неуклонный рост выявления этой патологии наблюдается для всех возрастных групп населения.

Рис. 6
Рис. 6. Заболеваемость детей (до 15 лет), подростков (15-17 лет включительно) и взрослого населения (18 лет и старше) болезнями глаза и его придаточного аппарата (А) и уха и сосцевидного отростка (В) в Российской Федерации в период 1993-2010 годы (на 100000 населения)

Таким образом, своеобразие изменения заболеваемости подростков позволяет заключить, что современная структура питания российских детей не соответствует требованиям здорового питания, существующий режим школьного обучения не соответствует принципам здорового образа жизни. Это означает целесообразность проведения исследований на федеральном уровне для верификации сделанных заключений. Так, в случае получения доказательств о влиянии энергетиков на популяционное здоровье российских подростков, прекращение продажи этих напитков будет способствовать улучшению здоровья населения. Получение обоснованных доказательств о недостаточности растительной клетчатки и витаминов в диете большинства российских граждан неизбежно поставит вопрос о необходимости дополнительных социально-экономических мер в этой области. Доказательство влияния геномодифицированных продуктов, красителей и консервантов на здоровье российских детей, будучи получено на уровне федеральных проектов, приведет к ограничению ввоза ряда продуктов питания в нашу страну. Доказательство влияния гиподинамии на здоровье школьников поставит вопрос об организации ежедневных подвижных игр и занятий. Требуется проведение дополнительных исследований для выявления причин роста заболеваемости болезней уха и сосцевидного отростка среди детей и подростков, например, необходимо выявить, связан ли наблюдаемый рост заболеваемости с широким распространением повсеместного прослушивания аудиозаписей с помощью наушников. Аналогично, необходимо получить обоснованные доказательства воздействия на здоровье российских детей ряда отделочных материалов, применяемых в строительстве. Наблюдаемая динамика заболеваемости детей и подростков свидетельствует об ухудшении экологических условий быта в новом тысячелетии.

Большую тревогу вызывает также динамика врожденных аномалий (Рис. 7-А). С 1993 года частота их выявления увеличилась в 3,4 раза у детей, в 3,5 раз у подростков и на 34,2% у взрослых лиц. Лавинообразно с конца прошлого века увеличилась также частота выявления болезней из класса «Симптомы, признаки и другие отклонения здоровья, не кодифицированные в других рубриках» (Рис. 7-В). Наблюдаемые в прошлом закономерности динамики заболеваемости детей этими болезнями резко изменились в начале столетия. Такая ситуация свидетельствует об ухудшении экологических условий жизни российского населения в целом.

Рис. 7
Рис. 7. Заболеваемость детей (до 15 лет), подростков (15-17 лет включительно) и взрослого населения (18 лет и старше) врожденными аномалиями (А) и болезнями из класса «Симптомы, признаки и другие отклонения здоровья, не кодифицированные в других рубриках» (В) в Российской Федерации в период 1993-2010 годы (на 100000 населения)

Возникновение под влиянием экологического загрязнения мутаций, проявляющихся на здоровье новорожденных детей, является научно подтвержденным фактом. Так, возникновение индуцированного мутагенеза в популяции подтверждено в ходе анализа спектра врожденной патологии развития: цитогенетический анализ выявил превышение частоты хромосомной абберации у женщин фертильного возраста на территориях с сильным загрязнением атмосферного воздуха и почвы [20]. В условиях загрязнения атмосферного воздуха уровень цитогенетических нарушений у детей повышен, выявлена высокая достоверная связь кариологических и иммунологических показателей с некоторыми химическими загрязнителями атмосферного воздуха [1].

Рис. 8
Рис. 8. Заболеваемость детей (до 15 лет), подростков (15-17 лет включительно) и взрослого населения (18 лет и старше) новообразованиями (А) и болезнями крови и кроветворных органов (В) в Российской Федерации в период 1993-2010 годы (на 100000 населения)

Об ухудшении экологических условий жизни российского населения свидетельствует также ускорение роста заболеваемости детей и подростков болезнями крови и кроветворных органов в начале нулевых годов и, возможно, новообразованиями. С 1993 года частота развития онкологической патологии у детей выросла в 3,2 раза, у подростков – в 3,9 раза, у взрослого населения – в 1,6 раза (Рис. 8-А). В данном случае тренды заболеваемости детей и подростков близки. В последние годы наметилась стабилизация уровня заболеваемости болезнями крови и кроветворных органов (как и рядом других классов болезней) среди детей и взрослого населения, но не среди подростков (Рис. 8-В). Можно предположить, что в текущих условиях заболеваемость населения болезнями крови и кроветворных органов достигла уровня, адекватного влиянию имеющихся факторов риска. Продолжающийся рост заболеваемости подростков, по-видимому, связан с наличием поведенческих факторов риска, характерных для молодежной среды.

Рис. 9
Рис. 9. Заболеваемость детей (до 15 лет), подростков (15-17 лет включительно) и взрослого населения (18 лет и старше) болезнями системы кровообращения в Российской Федерации в период 1993-2010 годы (на 100000 населения)

Принципиальное ухудшение условий жизни российского населения в последней декаде прошлого столетия проявляется также в неуклонном росте болезней системы кровообращения, причем, среди детей и подростков уровень этой заболеваемости повысился в большей степени (Рис. 9). В период с 1993 по 2010 годы частота болезней системы кровообращения увеличилась среди детей в 2,4 раза, среди подростков - в 3,4 раза, среди взрослых – в 2,0 раза. При этом изменение трендов заболеваемости также произошло в начале века. Стабилизация уровня заболеваемости в последние годы явилась результатом предпринимаемых правительством мер в области охраны здоровья населения и реализации ряда федеральных целевых программ. Основные усилия системы здравоохранения были направлены именно на профилактику сердечно-сосудистых заболеваний. Это свидетельствует о принципиальной возможности улучшения здоровья населения при реализации глобальных целевых программ.

Из рассмотренных данных видно, что не только уровень, но и динамика заболеваемости разных возрастных групп населения не одинаковы практически для всех классов заболеваемости. Представленная возрастная группировка позволила выявить наиболее неблагоприятные изменения тенденций для заболеваемости подростков. Практически для всех рассмотренных классов болезней (кроме инфекционных и паразитарных заболеваний) наблюдается рост заболеваемости детей и подростков. Среди взрослого населения выраженный рост заболеваемости отмечается для новообразований, болезней эндокринной системы, мочеполовой системы, и конечно, для болезней системы кровообращения. Безусловно, для многих нозологий внутри классов болезней заболеваемость взрослого населения растет, как, например, для болезней поджелудочной железы, хотя суммарно для класса уровень заболеваемости относительно стабилен.

Использование новой возрастной группировки, предусмотренной отчетной формой №12, позволяет делать заключения о состоянии здоровья населения трудоспособного и пенсионного возраста и в будущем позволит выявлять различия в динамике их заболеваемости. В целом среди пожилого населения распространение заболеваний почти вдвое выше, чем среди населения трудоспособного возраста, при этом уровень впервые выявленной заболеваемости несколько ниже (табл. 2). Однако сравнение уровней заболеваемости по отдельным классам в ряде случаев не согласуется с биологической природой старения организма. Так, заболеваемость пожилых лиц инфекционными и паразитарными болезнями почти вдвое меньше, чем лиц трудоспособного возраста не смотря на существующие данные о снижении защитных сил организма у пожилых лиц. Возрастное увеличение иммунокомпетенции на фоне снижения иммунокомпенсации не может вести к снижению инфекционной заболеваемости в силу высокой скорости мутагенеза вирусов. Если меньшая заболеваемость населения старшей возрастной группы болезнями классов «Врожденные аномалии, пороки развития, деформации», «Симптомы, признаки и отклонения от нормы» и «Болезни крови и кроветворных органов» вполне логична, то меньшая заболеваемость лиц пожилого возраста психическими расстройствами вряд ли можно понять, если рассматривать доступность медицинской помощи одинаковой для лиц трудоспособного и пенсионного возраста.

Таблица 2

Впервые выявленная и общая заболеваемость взрослого трудоспособного (18 - 54 для женщин и 18- 59 для мужчин) и пожилого (55 лет и старше для женщин и 60 лет и старше для мужчин) населения России в 2010 году

Классы заболеваний Заболеваемость населения
трудоспособного пожилого
впервые выявленная общая впервые выявленная общая
Зарегистрировано заболеваний всего 56396,8 117853,7 52907,7 209728,2
Инфекционные и паразитарные болезни 2649,0 4557,6 1587,5 2776,4
Новообразования 994,8 3602,6 1878,0 8309,2
Болезни крови и кроветворных органов 265,2 844,5 167,2 779,6
Болезни эндокринной системы 730,6 4211,4 1187,9 11899,5
Психические расстройства 596,4 5993,5 458,8 3591,4
Болезни нервной системы 1137,4 4785,6 885,9 4932,0
Болезни глаза и его придаточного аппарата 2329,7 6988,5 3922,3 20999,9
Болезни уха и сосцевидного отростка 1948,9 2876,6 2902,6 6145,2
Болезни системы кровообращения 2186,6 13518,5 5206,7 65361,1
Болезни органов дыхания 15981,6 20119,2 13508,8 21610,6
Болезни органов пищеварения 2255,3 8730,6 2355,7 14816,1
Болезни кожи и подкожной клетчатки 3967,9 5078,4 3695,8 5129,7
Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани 3016,3 10633,2 3623,7 21970,1
Болезни мочеполовой системы 5551,4 11666,3 3780,0 13212,7
Врожденные аномалии, пороки развития, деформации 26,5 167,5 0,0 98,6
Симптомы, признаки и отклонения от нормы 256,6 421,7 230,9 392,1
Травмы, отравления 9138,7 9275,3 7515,7 7704,0

Также настораживает меньшая частота травм и отравлений у пожилых лиц, поскольку частота остеопороза (основной причины переломов у пожилых) повышается с возрастом: остеопорозом страдают каждая третья женщина в климактерическом периоде и более половины лиц в возрасте 75–80 лет [27]. С учетом этого факта, большее распространение травм и отравлений среди лиц трудоспособного возраста может быть объяснено чрезвычайно высокой частотой дорожного и производственного травматизма в России. Другое и более вероятное объяснение связано с ограничением доступности медицинской помощи для лиц пожилого возраста. Это объяснение согласуется также с меньшей частотой новых заболеваний болезнями нервной и мочеполовой систем, болезнями кожи и подкожной клетчатки среди пожилых лиц по сравнению с лицами трудоспособного возраста. Такое же заключение об ограниченной доступности медицинской помощи для лиц пожилого возраста было получено при сравнении собранных на единой методической основе данных международных исследований [16] и при экспертных оценках карт амбулаторных больных пожилого и старческого возраста в городских поликлиниках [3]. С другой стороны, сравнимые для лиц трудоспособного и пожилого возраста уровни впервые выявленной заболеваемости болезнями пищеварительной и костно-мышечной систем, а также общей заболеваемости болезнями нервной системы, органов дыхания, кожи и подкожной клетчатки, мочеполовой системы - свидетельствуют о низком уровне общего состояния здоровья взрослого населения России и (или) отсутствии действенных методов реабилитации больных и поддержания хронических заболеваний в состоянии ремиссии. Заключение об ограничении доступности медицинской помощи для лиц пожилого возраста было подтверждено результатами корреляционного анализа структурных показателей. В таблице 3 приведены коэффициенты корреляции показателей впервые выявленной и общей заболеваемости пожилого населения отдельными классами заболеваний с соответствующими показателями других возрастных групп населения. Если структура впервые выявленной заболеваемости пожилых имеет достаточно сильную корреляционную связь со структурой заболеваемости остальных возрастных групп населения, то структура общей заболеваемости – связь средней силы лишь со структурой взрослого населения трудоспособного возраста.

Для возрастных групп детей, подростков и населения трудоспособного возраста выявлена корреляционная связь уровня общей и первичной заболеваемости (коэффициенты корреляции равны соответственно 0,99, 0,97 и 0,80, p<0,001), для пожилого населения такой связи не выявлено.

Таблица 3

Коэффициенты корреляции показателей впервые выявленной и общей заболеваемости пожилого (55 лет и старше для женщин и 60 лет и старше для мужчин) населения России с заболеваемостью детей (до 15 лет), подростков (15-17 лет) и взрослого трудоспособного (18 - 54 для женщин и 18- 59 для мужчин) в 2010 году (N=17)

Заболеваемость среди возрастных групп: Коэффициенты корреляции (ошибка)
Впервые выявленная заболеваемость Общая заболеваемость
Дети 0,83 (p<0,001) 0,14 (p=0,62)
Подростки 0,89 (p<0,001) 0,21 (p=0,31)
Трудоспособные 0,95 (p<0,001) 0,65 (p=0,005)

Кроме того, для подростков и населения трудоспособного возраста выявлена корреляционная связь уровня общей заболеваемости с первичной заболеваемостью младшей возрастной группы (коэффициенты корреляции равны соответственно 0,95, p<0,001 и 0,73, p=0,001), для пожилого населения такой связи не выявлено.

Заключение. Результаты проведенного анализа свидетельствуют, что информация, содержащаяся в форме статистической отчетности №12, позволяет получать обоснованные заключения об изменении состояния здоровья населения на популяционном уровне. Выделение информации о заболевании лиц пенсионного возраста значимо расширило возможности аналитических исследований в области популяционного здоровья.

Произошедшие в постсоветский период социально-экономические изменения существенно повысили риски заболеваемости российского населения для большинства классов болезней.

Наблюдаемый рост заболеваемости детей и подростков болезнями органов пищеварения и дыхания, болезнями эндокринной, мочеполовой, костно-мышечной систем, кожи и подкожной клетчатки, врожденными аномалиями и некодифицируемыми симптомами и признаками отклонения от нормы свидетельствуют о наличии экологических факторов риска нарушения здоровья. Назрела острая необходимость проведения исследований по оценке влияния новых для России марок напитков и продуктов питания, реализуемых в торговой сети, и строительных материалов, используемых при отделке помещений и распространившихся в новом тысячелетии, на здоровье детей и подростков. Особенности трендов заболеваемости подростков свидетельствуют о критическом влиянии использования психоактивных веществ в молодежной среде.

Сравнимые уровни впервые выявленной заболеваемости населения трудоспособного и пожилого возраста болезнями пищеварительной и костно-мышечной систем и общей заболеваемости болезнями нервной системы, органов дыхания, кожи и подкожной клетчатки, мочеполовой системы свидетельствуют о низком уровне общего состояния здоровья взрослого населения России и (или) отсутствии действенных методов реабилитации больных и поддержания хронических заболеваний в состоянии ремиссии.

Отсутствие корреляционных связей структуры первичной и общей заболеваемости лиц пенсионного возраста, меньший уровень их заболеваемости инфекционными и паразитарными болезнями и психическими расстройствами свидетельствуют, что доступность медицинской помощи для лиц пожилого возраста существенно ниже, чем для других возрастных групп населения.

Список литературы

  1. Бяхова М.М., Сычева Л.П., Журков В.С., Гельштейн В.С., Сухарева И.В., Шишкина Л.И., Машинцов Е.А. Кариологические и иммунологические показатели у детей в условиях различного загрязнения атмосферного воздуха //Гигиена и санитария. 2010. №3. C. 9-12.
  2. Вологжанин Д.А., Калинина Н.М., Князев П.С. Иммунитет и питание //Иммунология. 2005. №9. С. 626-647.
  3. Гаджиев Р.С., Рагимова Р.Ш. Качество медицинской помощи населению пожилого и старческого возраста в городских поликлиниках //Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2011. №2. С. 36-39.
  4. Гегерь Э.В. Заболеваемость сахарным диабетом в районах Брянской области с различной степенью радиоактивной загрязненности //Информационный бюллетень «Здоровье населения и среда обитания». 2012. №2 (227). С. 8-12
  5. Доклад о состоянии здравоохранения в Европе, 2005 г. Действия общественного здравоохранения в целях улучшения здоровья детей и всего населения. Копенгаген: ЕРБ ВОЗ. 2005. 154 с.
  6. Доклад о состоянии здравоохранения в Европе, 2009 г. Здоровье и системы здравоохранения. Копенгаген: ЕРБ ВОЗ. 2010. 205 с.
  7. Егоров А.Ю. Алкоголизация и алкоголизм в молодежной среде: проблемы и перспективы //Биомедицинский журнал Medline.ru. 2001. Т. 2. Ст. 51 (299-307). URL: http://www.medline.ru/public/art/tom2/art51.phtml (Дата обращения 24.02.2012)
  8. Загородникова О.А., Елисеев В.А. Высокая заболеваемость у детей – как индикатор экологического неблагополучия региона Сибири //Мать и дитя в Кузбассе. №1 (44) 2011. [Интернет]. URL: http://www.medpressa.kuzdrav.ru/files/MiD/MiD2011_1.pdf (Дата обращения 24.02.2012).
  9. Зайцева Н.В., Шур П.З., Лебедева-Несевря Н.А., Кирьянов Д.А. Закономерности влияния социально-экономических факторов риска на здоровье работников промышленных предприятий //Профилактическая медицина. 2010. №12. С. 538-547.
  10. Каганов С.Ю. Проблема экологически обусловленных болезней легких у детей //Российский вестник перинатологии и педиатрии. 1996. №4. С. 9-13.
  11. Кадыров З.А., Нусратуллоев И., Сулейманов С.И., Рамишвили В.Ш., Низомов Д.С., Пирназаров М. Оценка влияния биогеохимических факторов на распространенность мочекаменной болезни в регионах Таджикистана //Гигиена и санитария. 2010. №1. C. 56-59
  12. Ковальчук В.К., Иванова И.Л., Колдаев В.М. Роль окружающей среды в возникновении неинфекционных заболеваний пищеварительной системы в приморском крае //Гигиена и санитария. 2011. №3. C. 10-15.
  13. Максимова И.М., Афанасьева И.М., Радживин А.П. Диагностика микротерритории Нижнего Новгорода для выявления факторов риска развития экологозависимых заболеваний у детей //Паллиативная медицина и реабилитация. 2006. №2. С. 20.
  14. Максимова Т.М. Социальный градиент в формировании здоровья населения. 2005. М.: PerSe. 240 с.
  15. Максимова Т.М., Гаенко О.Н. Здоровье населения и социально-экономические проблемы общества //Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2003. №:1. С. 3-7.
  16. Максимова Т.М., Лушкина Н.П. Состояние здоровья и проблемы медицинского обеспечения пожилого населения //Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2011. №3. С. 3-7.
  17. Мариничева Г.Н., Лучкевич В.С., Григорьева Н.О. Изучение особенностей социально-гигиенического функционирования и факторов риска, влияющих на здоровье и качество жизни населения //Фундамендальные исследования. 2011. Том 12. С. 794-802.
  18. Мирская Н.Б., Коломенская А.Н., Синякина А.Д. Влияние двигательной активности на состояние костно-мышечной системы современных школьников //Гигиена и санитария. 2010. №2. C. 78-82.
  19. Михайличенко К.Ю., Касьяненко А.А., Щелкунова И.Г., Гречко А.В. Риск возникновения экологически обусловленных заболеваний у сотрудников дорожно-патрульной службы //Гигиена и санитария. 2010. №3. C. 39-42
  20. Намазбаева З.И., Дюсембаева Н.К., Мукашева М.А., Садыков К.И. Факторы риска в нарушении репродуктивной функции организма в условиях влияния территориально-промышленного комплекса //Гигиена и санитария. 2010. №1. C. 51-54.
  21. Об усилении надзора за напитками, содержащими тонизирующие компоненты. Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 19.01.2005 г. [Internet] 2005. URL: http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_97884.html (Дата обращения 24.02.2012).
  22. Пинигин М.А., Мольков Ю.Н., Немыря В.И., Бударина О.В., Сафиуллин А.А., Ульянова А.В., Пономарева О.Ю., Цуканов А.В., Каперко Д.А., Осадчук Д.Н. Состояние местного иммунитета и методы его оценки при воздействии биологических веществ, загрязняющих атмосферный воздух //Гигиена и санитария. 2010. №5. C. 53-56
  23. Помыткина Т.Е., Першин А.Н. Производственно обусловленные заболевания органов пищеварения у работников химических производств Западной Сибири //Гигиена и санитария. 2010. №1. C. 62-67.
  24. Сафонова М.А. Особенности гомеостаза у детей промышленно развитых территорий //Гигиена и санитария. 2010. №3. C. 35-39.
  25. Светлова Е.Н. Воспаление поджелудочной железы //Интернет-газета «Живица». 2010, выпуск 392. URL: http://givica.givitca.ru/2010/01/25/vospalenie-podzheludochnoj-zhelezy.htm (Дата обращения 24.02.2012)
  26. Скворцова Е.С., Отвагина Е.А., Постникова Л.К., Шурыгина Т.Е. Пилотное исследование потребления энергетических напитков среди подростков //Социальные аспекты здоровья населения. [Электронный научный журнал]. 2011. № 6 (22). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/380/27/lang,ru/ (Дата обращения 24.02.2012)
  27. Торопцова Н.В., Михайлов Е.Е., Беневоленская Л.И. Проблема остеопороза в современном мире //Русский медицинский журнал. 2005. №13. Том 24. С. 1582-1585.
  28. Унгуряну Т.Н., Новиков С.М. Демографические и социально-экономические детерминанты восприятия риска для здоровья //Гигиена и санитария. 2010. №6. C. 69-72
  29. Gabet Y, Bab I. Microarchitectural changes in the aging skeleton. Curr Osteoporos Rep. 2011 Dec;9(4):177-183.
  30. Goodwin JS, Searles RP, Tung KS. Immunological responses of healthy elderly population. Clin Exp Immunol. 1982 May;48(2):403-410.
  31. Richter V, Rassoul F, Hentschel B, Kothe K, Krobara M, Unger R, Purschwitz K, Rotzsch W, Thiery J, Muradian K. Age-dependence of lipid parameters in the general population and vegetarians. Gerontol Geriatr. 2004 Jun;37(3):207-213.

References

  1. Byakhova M.M., Sycheva L.P., Zhurkov V.S., Gelshteyn V.S., Sukhareva I.V., Shishkina L.I., Mashintsov Ye.A. Kariologicheskiye i immunologicheskiye pokazateli u detey v usloviyakh razlichnogo zagryazneniya atmosfernogo vozdukha [Karyological and immunological indicators in children under conditions of various atmospheric air pollutions]. Gigiyena i sanitariya 2010;(3):9-12.
  2. Vologzhanin D.A., Kalinina N.M., Knyazev P.S. Immunitet i pitaniye [Immunity and nutrition]. Immunologiya 2005;(9):626-647.
  3. Gadzhiyev R.S., Ragimova R.Sh. Kachestvo meditsinskoy pomoshchi naseleniyu pozhilogo i starcheskogo vozrasta v gorodskikh poliklinikakh [The quality of medical care to the elderly and old populations in city polyclinics]. Problemy sotsialnoy gigiyeny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2011;(2):36-39.
  4. Geger E.V. Zabolevayemost sakharnym diabetom v rayonakh Bryanskoy oblasti s razlichnoy stepenyu radioaktivnoy zagryaznennosti [Diabetes mellitus morbidity in Bryansk region districts with various levels of nuclear pollution]. Zdorovye naseleniya i sreda obitaniya 2012;227(2):8-12
  5. Doklad o sostoyanii zdravookhraneniya v Yevrope, 2005 g. Deystviya obshchestvennogo zdravookhraneniya v tselyakh uluchsheniya zdorovya detey i vsego naseleniya [European Health Report, 2005. Public health for health promotion in children and the whole population]. Kopengagen: WHO. 2005. 154 p.
  6. Doklad o sostoyanii zdravookhraneniya v Yevrope, 2009 g. Zdorovye i sistemy zdravookhraneniya [European Health Report, 2009. Health and health care systems]. Kopengagen: WHO. 2010. 205 p.
  7. Yegorov A.Yu. Alkogolizatsiya i alkogolizm v molodezhnoy srede: problemy i perspektivy [Alcohol abuse and alcoholism in the young: problems and the future]. Biomeditsinskiy zhurnal Medline.ru 2001. Vol 2. Ch. 51 (299-307) [cited 2012 Feb 24]. Available from: http://www.medline.ru/public/art/tom2/art51.phtml
  8. Zagorodnikova O.A., Yeliseyev V.A. Vysokaya zabolevayemost u detey - kak indikator ekologicheskogo neblagopoluchiya regiona Sibiri [High level of morbidity in children as an indicator of ecological problems in Siberian region]. Mat i ditya v Kuzbasse [Internet]. 2011. 44(1) [cited 2012 Feb 24]. Available from: http://www.medpressa.kuzdrav.ru/files/MiD/MiD2011_1.pdf
  9. Zaytseva N.V., Shur P.Z., Lebedeva-Nesevrya N.A., Kiryanov D.A. Zakonomernosti vliyaniya sotsialno-ekonomicheskikh faktorov riska na zdorovye rabotnikov promyshlennykh predpriyatiy [Patterns of the impact of socioeconomic risk factors on industry workers’ health]. Profilakticheskaya meditsina 2010;(12):538-547.
  10. Kaganov S.Yu. Problema ekologicheski obuslovlennykh bolezney legkikh u detey [The problem of ecology-related pulmonary diseases in children]. Rossiyskiy vestnik perinatologii i pediatrii 1996;(4):9-13.
  11. Kadyrov Z.A., Nusratulloyev I., Suleymanov S.I., Ramishvili V.Sh., Nizomov D.S., Pirnazarov M. Otsenka vliyaniya biogeokhimicheskikh faktorov na rasprostranennost mochekamennoy bolezni v regionakh Tadzhikistana [Assessment of influence of biogeochemical factors on urolithiasis morbidity in regions of Tadjikistan]. Gigiyena i sanitariya 2010;(1):56-59.
  12. Kovalchuk V.K., Ivanova I.L., Koldayev V.M. Rol okruzhayushchey sredy v vozniknovenii neinfektsionnykh zabolevaniy pishchevaritelnoy sistemy v primorskom kraye [The role of environment in non-communicable digestive morbidity in Primorsky territory]. Gigiyena i sanitariya 2011;(3):10-15.
  13. Maksimova I.M., Afanasyeva I.M., Radzhivin A.P. Diagnostika mikroterritorii Nizhnego Novgoroda dlya vyyavleniya faktorov riska razvitiya ekologozavisimykh zabolevaniy u detey [Examination of Nizhni Novgorod micro territory for revealing risk factors of development of ecology-related diseases in children]. Palliativnaya meditsina i reabilitatsiya 2006;(2):20.
  14. Maksimova T.M. Sotsialnyy gradiyent v formirovanii zdorovya naseleniya [The social gradient in population health promotion]. 2005. Moscow: PerSe. 240 p.
  15. Maksimova T.M., Gayenko O.N. Zdorovye naseleniya i sotsialno-ekonomicheskiye problemy obshchestva [Population health and socioeconomic problems of society]. Problemy sotsialnoy gigiyeny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2003;(1):3-7.
  16. Maksimova T.M., Lushkina N.P. Sostoyaniye zdorovya i problemy meditsinskogo obespecheniya pozhilogo naseleniya [Health status and problems of medical care to the elderly population]. Problemy sotsialnoy gigiyeny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2011;(3):3-7.
  17. Marinicheva G.N., Luchkevich V.S., Grigoryeva N.O. Izucheniye osobennostey sotsialno-gigiyenicheskogo funktsionirovaniya i faktorov riska, vliyayushchikh na zdorovye i kachestvo zhizni naseleniya [Study of specific features in health and social behavior and risk factors having an impact on population health and life quality]. Fundamendalnyye issledovaniya 2011;12:794-802.
  18. Mirskaya N.B., Kolomenskaya A.N., Sinyakina A.D. Вliyaniye dvigatelnoy aktivnosti na sostoyaniye kostno-myshechnoy sistemy sovremennykh shkolnikov [Influence of motor activity on the state of osteomuscular system in the present-day schoolchildren]. Gigiyena i sanitariya 2010;(2):78-82.
  19. Mikhaylichenko K.Yu., Kasyanenko A.A., Shchelkunova I.G., Grechko A.V. Risk vozniknoveniya ekologicheski obuslovlennykh zabolevaniy u sotrudnikov dorozhno-patrulnoy sluzhby [Risk of ecology-related diseases in traffic police officers]. Gigyiena i sanitariya 2010;(3):39-42.
  20. Namazbayeva Z.I., Dyusembayeva N.K., Mukasheva M.A., Sadykov K.I. Faktory riska v narushenii reproduktivnoy funktsii organizma v usloviyakh vliyaniya territorialno-promyshlennogo kompleksa [Risk factors of reproductive function disorders under the influence of regional industrial complex]. Gigiyena i sanitariya 2010;(1):51-54.
  21. Ob usilenii nadzora za napitkami, soderzhashchimi toniziruyushchiye komponenty. Postanovleniye Glavnogo gosudarstvennogo sanitarnogo vracha RF ot 19.01.2005 g. [On strengthening the control over tonic drinks. The Order of the Chief Public Health Physician of the RF of 2005, January 19] [Internet] 2005 [cited 2012 Feb 24]. Available from: http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_97884.html
  22. Pinigin M.A., Molkov Yu.N., Nemyrya V.I., Budarina O.V., Safiullin A.A., Ulyanova A.V., Ponomareva O.Yu., Tsukanov A.V., Kaperko D.A., Osadchuk D.N. Sostoyaniye mestnogo immuniteta i metody ego otsenki pri vozdeystvii biologicheskikh veshchestv, zagryaznyayushchikh atmosfernyy vozdukh [The local immunity state and methods for its assessment with an impact of biological air pollutants]. Gigiyena i sanitariya 2010;(5):53-56.
  23. Pomytkina T.Ye., Pershin A.N. Proizvodstvenno obuslovlennyye zabolevaniya organov pishchevareniya u rabotnikov khimicheskikh proizvodstv Zapadnoy Sibiri [Occupational digestive morbidity in workers engaged at chemical factories in West Siberia]. Gigiyena i sanitariya 2010;(1):62-67.
  24. Safonova M.A. Osobennosti gomeostaza u detey promyshlenno razvitykh territoriy [Specific features of homeostasis in children living in industrially developed regions]. Gigiyena i sanitariya 2010;(3):35-39.
  25. Svetlova Ye.N. Vospaleniye podzheludochnoy zhelezy [Pancreatitis] Internet-gazeta «Zhivitsa». 2010. Issue 392 [cited 2012 Feb 24]. Available from: http://givica.givitca.ru/2010/01/25/vospaleniye-podzheludochnoj-zhelezy.htm
  26. Skvortsova Ye.S., Otvagina Ye.A., Postnikova L.K., Shurygina T.Ye. Pilotnoye issledovaniye potrebleniya energeticheskikh napitkov sredi podrostkov [Pilot test of energetic drinks consumption in adolescents]. Sotsialnyye aspekty zdorovya naseleniya [Online Scientific Journal]. 2011 [cited 2012 Feb 24]. 22(6). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/380/27/lang,ru/
  27. Toroptsova N.V., Mikhaylov Ye.Ye., Benevolenskaya L.I. Problema osteoporoza v sovremennom mire [The osteoporosis problems in the present-day world]. Russkiy meditsinskiy zhurnal 2005;24(13):1582-1585.
  28. Unguryanu T.N., Novikov S.M. Demograficheskiye i sotsialno-ekonomicheskiye determinanty vospriyatiya riska dlya zdorovya [Demographic and socioeconomic determinants in perception of health risks]. Gigiyena i sanitariya 2010;(6):69-72.
  29. Gabet Y, Vab I. Microarchitectural changes in the aging skeleton. Curr Osteoporos Rep. 2011 Dec;9(4):177-183.
  30. Goodwin JS, Searles RP, Tung KS. Immunological responses of healthy elderly population. Clin Exp Immunol. 1982 May;48(2):403-410.
  31. Richter V, Rassoul F, Hentschel B, Kothe K, Krobara M, Unger R, Purschwitz K, Rotzsch W, Thiery J, Muradian K. Age-dependence of lipid parameters in the general population and vegetarians. Gerontol Geriatr. 2004 Jun;37(3):207-213.

Просмотров: 16176

Комментарии (3)
1. 20-09-2012 18:46
Уважаемые авторы! Следуя вашим указаниям, я еще раз очень внимательно прочитал указанный вами раздел, ноне нашел там ничего об ограничении выводов! 
Кроме указанных недостатков статьи обращаю ваше внимание на еще один, о котором не в предыдущем комментарии: группировка возрастов, которую вы используете, очень неоднородна с точки зрения заболеваемости, которая, равно как и болезненность в разных возрастах в используемых вами возрастных группах различается даже не в разы, а в десятки раз. В любом учебнике статистики можно прочитать, что использование средних величин для неоднородных совокупностей бессмысленно, поскольку такие средние очень похожи на среднюю температуру по больнице. Понятно, весь дальнейший корреляционный и регрессионный анализ не сможет устранить эту особенность исходных данных. 
Еще раз извините за горькую правду.
Написал(а) Ермаков СП ( Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script ) (Гость)
2. 20-09-2012 15:05
К сожалению, комментатор невнимательно прочитал статью, в частности, раздел «Материалы и методы», где подробно излагаются ограничения исходных данных и следующие оттуда ограничения выводов.
Написал(а) д.м.н. Сабгайда Т.П. ( Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script ) (Гость)
3. 06-07-2012 16:02
Статья, в которой детальным образом анализируются бессмысленные данные. Авторы показывают, что они владеют методами анализа, но совсем не понимают сути проблемы. Дело в том, что величины показателей заболеваемости по обращаемости целиком определяются кадровыми возможностями амбулаторно-поликлинических учреждений по территориям. Поэтому ни о каких причинно-следственных зависимостях и речи быть не может. 
В то же время за рубежом проблему анализа заболеваемости/болезненности населения уже давно понимают по другому. Для того, чтобы разобраться в этом, наберите в Google слова "Global burden of diseases" или "DISMOD". Готов дать консультация по непонятным вещам в соответствующих ссылках, тем более, что свой е-майл я оставил.
Написал(а) Ермаков СП ( Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script ) (Гость)

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 06.11.2013 г. )
След. »
home contact search contact search