О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №4 2012 (26) arrow Социально-экономические показатели и здоровье населения Иркутской области
Социально-экономические показатели и здоровье населения Иркутской области Печать
08.10.2012 г.

З.А. Зайкова
Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области, г. Иркутск

Socio-economic indicators and population health in Irkutsk oblast
Z.A. Zaykova

Department of the Federal service on protection of consumers rights and human wellbeing, Irkutsk oblast, Irkutsk

Резюме. В свете реформ и кризисных явлений представляет интерес изучение влияния социально-экономических факторов на здоровье населения. Целью данного исследования было оценить социально-экономических факторы и определить их влияние на здоровье населения Иркутской области. В ходе исследования использовались данные социально-гигиенического мониторинга Управления Роспотребнадзора по Иркутской области, Иркутскстата, Росстата за 2001-2011 гг. (около 30 показателей), методы территориально-сравнительного и корреляционного анализа.

По большинству изученных социально-экономических показателей Иркутская область находится в срединной группе регионов, но отличается значительной долей населения, проживающего на доходы ниже прожиточного минимума, высоким уровнем безработицы и низкой обеспеченностью жилой площадью. Кратность различий муниципальных образований по отдельным социально-экономическим показателям составила в 2010 г. от 2 до 11 раз.

Здоровье населения Иркутской области в настоящее время оценивается как неудовлетворительное вследствие высокой смертности и инвалидности, постоянно растущей общей и первичной заболеваемости, низкой ожидаемой продолжительности жизни. Различие в 11 лет по ожидаемой продолжительности жизни населения муниципальных образований области является фактом социального неравенства в отношении здоровья населения области.

Полученные коэффициенты корреляции Пирсона свидетельствуют о тесной взаимосвязи показателей здоровья населения Иркутской области и социально-экономических показателей, в первую очередь, основных макроэкономических показателей. Оценка социально-экономических факторов и определение их влияния на здоровье необходимы для разработки предложений по принятию управленческих решений региональной власти с целью улучшения качества жизни населения Иркутской области.

Ключевые слова. Социально-экономические показатели; здоровье населения; социально-гигиенический мониторинг; рейтинг.

Summary. The role of social economic factors grows in importance in the present situation of active reforms associated with certain crises and collapses, while effects of these factors on health condition of the population are becoming rather pronounced. The aim of this study was to evaluate socio-economic factors and to determine their effects on population health in the Irkutsk region. The study is based on the data from the socio-hygienic monitoring conducted by the Irkutsk Department of Federal Service for Consumer Rights Protection and Human Welfare, Irkutsk Division of Federal State Statistics Service, Federal State Statistics Service for the years 2001-2011 (about 30 indicators), clustering methods of comparative and correlation analysis.

Region of Irkutsk dropped in the median range in the Russian administrative divisions set - along most social economic indicators. This region was, however, a bit peculiar for wide range of people living on incomes below subsistence level, high level of unemployment, and poor housing provision. Comparative analysis for social economic indicators in 2010 of various municipalities in the region of Irkutsk showed 2 to 11-fold multiplicity.

The health of the population of the Irkutsk region is currently estimated as unfavourable due to high mortality and disability levels, increasing prevalence and incidence of diseases, low life expectancy. Inter-municipalities discrepancy in life expectancy reached 11 years being indicative of acute social unequality as concerns health condition.

Pearson correlation coefficients’ values derived in our analysis evidenced close relationship between health condition of the population and social economic factors, especially macroeconomic ones. Evaluation of these social economic factors and determining of their effects on health condition of the population were indispensable for elaborating measures for quality of life improvements of the population through certain management decisions of the regional authorities.

Keyword.: Socio-economic indicators; population health; socio-hygienic monitoring; rating.

На уровень здоровья влияет множество факторов. В рамках системы социально-гигиенического мониторинга (СГМ) чаще всего изучают влияние экологических факторов на здоровье россиян, заболеваемость и смертность. Но в свете реформ и кризисных явлений представляет интерес изучение влияния социально-экономических факторов на здоровье населения и разработка проектов эффективных управленческих решений для дальнейшего улучшения качества жизни населения.

Целью данного исследования было оценить социально-экономические факторы и определить их влияние на здоровье населения Иркутской области. Для этого необходимо было сравнить социально-экономические показатели Иркутской области в 2001 и 2010 гг.; выявить современные особенности социально-экономического положения населения области по сравнению с общероссийским уровнем; определить границы социального неравенства в разрезе муниципальных образований в настоящее время и провести корреляционный анализ между социально-экономическими показателями и показателями здоровья населения Иркутской области.

Материалы и методы исследования. Для решения поставленных задач использовались данные регионального информационного фонда (РИФ) и муниципальных информационных фондов (МИФ) СГМ Управления Роспотребнадзора по Иркутской области, данные Иркутскстата [4, 16], Росстата [2, 3, 8-10, 12, 13, 18], а также расчётные показатели, – например, размер прожиточного минимума по субъектам РФ рассчитывался как средняя величина из квартальных значений [18]. Всего было проанализировано за 2001-2011гг. 13 социально-экономических и 14 показателей здоровья регионального уровня и 11 социально-экономических показателей муниципального уровня за 2010 г.

В ходе исследования применялись методы территориально-сравнительного анализа социально-экономических показателей: изучалась динамика; изменение рейтинговых позиций области среди субъектов Российской Федерации; амплитуда значений в разрезе муниципальных образований области. Ранжирование показателей проводилось от более благополучных к менее благополучным территориям: в порядке убывания абсолютных значений и возрастания – для показателей, выраженных в процентах. При анализе рейтинговых позиций области следует учитывать уменьшение числа субъектов в РФ с 88 в 2001 г. до 83 в 2010 г. Усть-Ордынский АО до 2008 года был самостоятельным субъектом РФ, в настоящее время входит в состав Иркутской области.

Анализ уровня бедности проводился по двум методическим подходам: 1) абсолютному, с использованием региональных прожиточных минимумов; 2) по стандарту европейских экспертов, где за черту бедности принимался душевой доход, равный 60% от среднего уровня зарплат. Для определения влияния социально-экономических показателей на показатели здоровья использовался корреляционный анализ – расчёт коэффициентов Пирсона при помощи пакета стандартных программ Excel.

Результаты исследования

В Иркутской области в течение 2001-2010 гг. улучшились демографические показатели: вырос общий показатель рождаемости с 11,2 до 15,2‰; снизились показатели смертности – общий с 15,8 до 14,4‰ и младенческой с 17,3 до 9,8 на 1000 чел. родившихся живыми, естественная убыль сменилась естественным приростом – с -4,6 до +0,8 на 1000 чел. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении увеличилась с 61,1 года до 65,5 лет (у мужчин – с 54,3 до 59,0 лет; у женщин – с 69,0 до 72,1 года), но в то же время этот показатель варьируется от 59,5 лет в г.Бодайбо до 70,4 лет в г.Усть-Илимске, т.е. разница достигает почти 11 лет. Амплитуда значений ОПЖ женщин в муниципальных образованиях области равна 10,6 годам (от 65,6 лет в Катангском районе до 76,2 лет в Балаганском); мужчин ещё больше – почти 12 лет (от 52,1 года в г.Бодайбо до 64,2 лет в г.Усть-Илимске). Несмотря на тенденцию к снижению, уровень первичной инвалидности взрослого населения в области превышает среднемноголетний по Российской Федерации за 2001-2010 гг. на 9,6 %. Повторяя общероссийскую тенденцию, за последнее десятилетие в области увеличились показатели общей и первичной заболеваемости населения на 18,0 и 11,5% соответственно, рост показателей заболеваемости наблюдался во всех возрастных группах.

За период с 2001 по 2010 гг. в Иркутской области зарегистрирована положительная динамика по всем анализируемым социально-экономическим показателям, кроме обеспеченности койками – таб.1:

  • рост инвестиций в основной капитал на одного человека в 7,0 раз; среднего размера пенсий в 6,8 раза; среднемесячной заработной платы в 5,6 раза; среднедушевых доходов в 5,0 раз; валового регионального продукта на душу населения в 4,8 раза; прожиточного минимума в 3,2 раза;
  • увеличение обеспеченности жилой площадью с 18,8 до 21,4 м2/чел., врачами с 44,7 до 49,9 и средним медицинским персоналом с 103,4 до 111,5 на 10 тыс.чел.;
  • сокращение доли населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (ПМ) в 2 раза; уровня безработицы на один процентный пункт.

Таблица 1

Отдельные социально-экономические показатели Иркутской области и Российской Федерации в 2001 и 2010-2011 гг.

показатели Иркутская область Российская Федерация
2001 2010/2011* 2001 2010/2011
1.Валовый региональный продукт (ВРП) на душу населения, руб. 46044,3 221929,0 … 49474,8 261705,2 …
2.Инвестиции в основной капитал на душу населения, руб. 5833,6 42164,8 55138,5 10307,9 64023,5 75938,9
3.Среднемесячная начисленная заработная плата, руб. 3642,7 20475,6 22778,7 3240,4 20952 23693,1
4.Среднедушевой денежный доход, руб. 2879,5 14965,0 15984,1 3062,0 18887,8 20702,7
5.Прожиточный минимум (ПМ), руб. 1730,0 5558,5 6134,5 1500,3 5688,0 …
6. ПМ для трудоспособного населения, руб. 1891,5 5965,8 6583,8 1629,3 6138,0 …
7.Средний размер назначенных пенсий, руб. 1152,5 7799,3 … 1023,5 7476,3 8202,9
8.Число лиц с доходами ниже ПМ, % 36,6 18,4 … 27,5 12,6 22,8
9.Уровень безработицы по методологии МОТ, % 11,2 10,2 9,2 9,0 7,5 6,6
10.Общая площадь жилых помещений, м2/чел. 18,8 21,4 … 19,5 22,6 22,8
11.Число врачей на 10 тыс.чел. 44,7 49,9 … 46,9 50,1 50
12.Численность среднего мед. персонала на 10 тыс.чел. 103,4 111,5 … 106,8 105,6 106
13.Число коек на 10 тыс.чел. 122,2 108,7 … 114,4 97 94

* в числителе – данные за 2010 г.; в знаменателе – предварительные данные за 2011 г.

Источники: [3, 8-10, 12, 18]

Результаты сравнительного анализа отдельных социально-экономических показателей с данными по России показывают, что в 2001 г. Иркутская область превышала общероссийский уровень по 7 показателям, в 2010 г. – по 5 показателям, при этом высокие уровни безработицы и бедности (число лиц с доходами ниже прожиточного минимума) свидетельствуют о неблагополучии.

О современных особенностях социально-экономического положения населения можно судить по изменению рейтинговых позиций Иркутской области среди субъектов Российской Федерации (таб.2).

Таблица 2

Рейтинговые позиции Иркутской области среди субъектов РФ в 2001 и 2010-2011 гг. по отдельным социально-экономическим показателям

показатели 2001 2010/2011
1.Валовый региональный продукт на душу населения 20 24/…
2.Инвестиции в основной капитал на 1 чел. 54 45/43
3.Среднемесячная начисленная зарплата 21 23/23
4.Среднедушевой денежный доход 25 41/44
5.Прожиточный минимум (ПМ) 15* 34/…
6.ПМ для трудоспособного населения 14* 34/…
7.Средний размер назначенных пенсий 35 22/…
8.Процент лиц с доходами ниже ПМ 41-43 63-64/…
9.Уровень безработицы 57 68/69-72
10.Количество жилой площади на 1 чел. 56-57 62-63/…
11.Число врачей на 10 тыс. 39 35/…
12.Численность среднего мед. персонала на 10 тыс. 63 45/…
13.Число коек на 10 тыс.чел. 38 24/…

* ориентировочно, т.к. данные неполные
Источники: [3, 8, 9, 18] и собственные расчёты

В 2010 г. по сравнению с 2001 г. улучшились рейтинговые позиции Иркутской области среди субъектов РФ по 5 исследуемым показателям. Область имела самые лучшие рейтинговые позиции только в начале третьего десятка – по среднему размеру назначенных пенсий (22-я), среднемесячной начисленной заработной плате (23-я), валовому региональному продукту и обеспеченности койками (24-е позиции).

Социально-экономические показатели и показатели здоровья за 2010 г. в разрезе муниципальных образований по данным социально-гигиенического мониторинга Иркутской области представлены в таб.3.

Таблица 3

Муниципальное различие социально-экономических показателей и показателей здоровья отдельных территорий Иркутской области за 2010г.

Показатели max min Кратность, раз
социально-экономические показатели
1.Среднемесячная начисленная зарплата, руб. 42501,2 10500,0 4,0
2.Среднедушевой денежный доход, тыс.руб. 18486,0 1512,3 12,2
3.Количество жилой площади, м2/чел. 32,2 13,6 2,4
4.Доля населения с доходами ниже ПМ,% 42,9 10,2 4,8
5.Расходы на здравоохранение, руб./чел. 7421,7 1080,1 6,9
6.Расходы на образование, руб./чел. 30110,8 5566,1 5,4
7.Обеспеченность врачами на 10 тыс.* 41,7 3,6 11,6
8.Обеспеченность средним медицинским персоналом на 10 тыс.* 127,4 28,1 4,5
9.Обеспеченность койками на 10 тыс.* 143,8 7,0 20,5
показатели здоровья
10.Общий показатель смертности, на 1000 чел. 21,5 11,0 2,0
11.Младенческая смертность, на 1000 чел. родившихся живыми 43,2 0,0 -
12.Первичная заболеваемость населения, на 100 тыс. 112137,6 15174,4 7,4
13.Общая заболеваемость населения, на 100 тыс. 199616,5 79077,8 2,5
14.Первичная инвалидность взрослого населения, на 10 тыс. 121,5 43,0 2,8
15.ОПЖ при рождении, лет 70,4 59,5 на 10,9 лет

* по бюджетному финансированию

Согласно анализу социально-экономических показателей на муниципальном уровне получены следующие результаты:

  1. Средняя начисленная зарплата по области составила 20,5 тыс. руб., медианное значение – 17,1 тыс.руб., отношение максимума к минимуму равно 4, минимум зарегистрирован в Боханском районе – 10,5 тыс.руб., максимальные значения – в северный районах области: Бодайбинском (32,7 тыс.руб.) и Катангском (42,5 тыс.руб.).
  2. В 12 раз отличались среднедушевые доходы населения; крайне низкие среднедушевые доходы (СДД) отмечены в 12 районах области и г. Тулуне, где более трети населения, преимущественно сельского, проживают на доходы ниже прожиточного минимума (ПМ).
  3. Количество жилой площади колеблется от минимума в 13,6 м2/чел. в Ольхонском районе до максимума в 32,2 м2/чел. – в Мамско-Чуйском районе (разница в 2,4 раза).
  4. При областном показателе в 18,4 % уровень бедности резко отличается по территориям области: от 10,2 % в г.Братске до 42,9 % в Ольхонском районе.
  5. Отмечается большой территориальный разброс по расходам на здравоохранение, образование в расчёте на 1 человека. Если в Ангарском районе расходы минимальны (1080 руб. на здравоохранение и 5566 руб./чел. на образование), то в Катангском – максимальны (7422 и 30111 руб./чел. соответственно).
  6. Обеспеченность бюджетными медицинскими кадрами на 10 тыс. населения резко отличается по муниципальным образованиям: врачами – в 11,6 раза, средним медперсоналом – в 4,5 раза [7, с.9].

Таблица 4

Коэффициенты корреляции между отдельными показателями здоровья и социально-экономическими показателями в Иркутской области

Социально-экономические показатели Общая заболеваемость ОПЖ
дети подростки взрослые
1.ВРП на душу населения 0,91 0,97 0,94 0,93
2.Инвестиции в основной капитал/чел. 0,88 0,89 0,93 0,96
3.Средняя начисленная зарплата 0,88 0,95 0,93 0,93
4.Среднедушевые денежные доходы 0,88 0,95 0,93 0,93
5.Прожиточный минимум 0,86 0,94 0,93 0,91
6.Средний размер пенсий - - 0,88 0,88
7.Количество жилой площади на 1 чел. 0,85 0,94 0,89 0,85
8.Обеспеченность врачами на 10 тыс. 0,62 0,73 0,80 0,78
9.Обеспеченность средним медицинским персоналом на 10 тыс. 0,17 0,16 0,22 0,09

Получены сильные коэффициенты корреляции Пирсона показателей здоровья с большинством социально-экономических показателей – таб.4. Между обеспеченностью врачами и показателями здоровья выявлены сильные коэффициенты корреляции, только с показателем общей заболеваемости детей коэффициент корреляции средней силы – r=0,62. С обеспеченностью средним медицинским персоналом все показатели здоровья коррелируют слабо: так, например, с ОПЖ r=0,09; R2=0,01.

Обсуждение результатов

Численность населения в Иркутской области, живущего за чертой бедности, резко сократилась с 36,6% в 2001 г. до 18,4% в 2010 г. По показателю абсолютной бедности область вместе с Красноярским краем занимала 63-64 рейтинговую позицию в 2010 г. среди 83 субъектов Российской Федерации. В России уровень индивидуальной бедности, т.е. доля людей с доходами ниже прожиточного минимума в общей численности населения, рассчитывается на основе баланса расходов и доходов. Эксперты считают, что после дооценки скрытых доходов населения, доходы «бедного» населения сильно завышают, тем самым, понижая общий уровень бедности в стране. В европейских странах медианный доход в несколько раз превышает прожиточный минимум, что дает возможность измерять бедность относительно некоего среднего стандарта потребления. В России с помощью этого подхода определяются более бедные относительно бедных [5, с.43].

В Иркутской области в 2010 г. работники двух отраслей экономической деятельности имели среднемесячную зарплату ниже величины ПМ для трудоспособного населения – рыболовства и производства обуви. По европейским стандартам чертой бедности эксперты считают душевые доходы менее 60% от среднего уровня зарплат. Согласно этого методологического принципа черта бедности для Иркутской области в 2010 году была равна 12,3 тыс.руб., меньше которой размеры среднемесячных зарплат работников рыболовства, производства обуви, швейного производства, пластмассовых изделий; гостиниц, ресторанов; коммунальных, социальных и персональных услуг. Принимая во внимание высокие значения коэффициентов Джини и фондов в Иркутской области, можно предположить, что бόльшая часть из 67 тысяч человек, занятых вышеперечисленными видами деятельности, находится за чертой бедности по европейским стандартам.

Среднедушевые доходы менее 12,3 тыс. руб. в месяц или 60% от среднего уровня зарплат в 2010г. имело население 24 административных территорий (данные имеются по 32 территориям области из 42 возможных), т.е. 33,1 % населения Иркутской области. В разрезе муниципальных образований Иркутской области среднемесячные зарплаты ниже условного уровня бедности по европейским стандартам у населения 6 районов, преимущественно сельских: Балаганского, Качугского, Куйтунского, Баяндаевского, Боханского, Осинского [16]. Конечно, проводить полную и достоверную оценку доходов населения с учётом анализа средней заработной платы довольно сложно не только по региону, но и в целом по России, т.к. одной из особенностей существующего рынка труда является наличие нестандартных форм оплаты труда. При проводимых Росстатом исследованиях по количественному измерению скрытой оплаты труда оказалось, что в среднем около 40% фонда оплаты труда в России скрыто от статистического наблюдения; при анализе компонентов доходов населения сделан вывод: «Реальные доходы населения начала расти со второй половины 1999 г. В целом за период 1999-2007 гг. они выросли в 2,8 раза» [1]. Согласно экспертным оценкам Иркутскстата рост реальных доходов населения Иркутской области в 2011 году по сравнению с 2001 годом более скромный – 1,5 раза.

При относительно высоких размерах пенсий и среднемесячных зарплат (22 и 23 рейтинг) и типичных по российским меркам среднедушевых доходах населения (41-й) Иркутская область отличается значительным уровнем бедности, что, скорее всего, связано с высокой поляризацией доходов, характерной для регионов ресурсно-экспортной экономики [14]. В области за последнее десятилетие неравенство в доходах стало ещё больше: коэффициент Джини вырос с 0,404 до 0,415, коэффициент фондов с 14,7 до 15,9.

Для Иркутской области также характерен высокий уровень безработицы по сравнению с общероссийским уровнем – 10,2% и 7,5 % соответственно в 2010 г., причём отсутствует значительное и устойчивое снижение безработицы – 11,2 % в 2001 г. Превышение общероссийских цифр по уровню безработицы и абсолютной бедности в 2001 г. и 2010 гг. позволяет дать неудовлетворительную оценку этих показателей в Иркутской области.

За последнее десятилетие Иркутская область улучшила обеспеченность населения жилой площадью до 21,4 м2/чел., что по-прежнему ниже общероссийского уровня, занимая 62-63 рейтинговые позиции вместе с Томской областью среди субъектов Российской Федерации. Принимать во внимание только рейтинговые позиции в отрыве от всей совокупности социально-экономических показателей неправильно: по обеспеченности жилой площадью Чукотка занимает первую рейтинговую позицию (30,4 м2/чел.), Москва – лишь 77-ю (18,7 м2/чел.). По мнению экспертов, улучшение обеспеченности жильём в Иркутской области связано с сокращением численности населения [14].

В 2001 г. Иркутская область по обеспеченности медицинскими кадрами отставала от общероссийского уровня на 3-5%, с 2003 года – стала превышать уровень РФ по обеспеченности средними медицинскими кадрами, в настоящее время – достигла общероссийского уровня и по обеспеченности врачами (Иркутская область – 49,9; РФ – 50,1 на 10 тыс. чел.). Но в разрезе муниципальных образований обеспеченность медицинским персоналом является неудовлетворительной: на 25% территорий ниже общероссийского уровня более чем в 3,5 раза обеспеченность врачами и более чем в 1,5 раза – средним медицинским персоналом [7, с.9].

Эксперты ВОЗ относят всеобщую доступность медицинской помощи к одной из важнейших социальных составляющих здоровья [20, с.8]. По муниципальным образованиям расходы на медицинское обслуживание в среднем за 2008-2010 гг. отличались более чем в 6 раз: минимальные расходы на здравоохранение были в Ангарском районе (1211 руб.), максимальные – в Катангском (8028 руб.). Различие подушевых расходов на здравоохранение по муниципальным образованиям области отрицательно влияет на здоровье населения, но не является детерминирующим фактором в отношении первичной заболеваемости: r=0,29; R2=0,08. В 2010 г. максимальный уровень первичной заболеваемости населения в Шелеховском районе (112137,6 на 100 чел.) в 7,4 раза превышал минимальный уровень в Эхирит-Булагатском районе (15174,4) при среднеобластном показателе в 88233,4 на 100 тыс.чел. Различие в 11 лет по ОПЖ населения муниципальных образований области, о котором говорилось выше, также является фактом социального неравенства в отношении здоровья населения области. Максимальные расходы на образование и здравоохранение в Катангском районе можно объяснить тем, что район расположен в труднодоступной северной части Иркутской области, является малонаселённым – 3,8 тысяч жителей или 0,16 % от общей численности населения области. Таким образом, одна из объективных причин неравенства социальных расходов связана с большими расстояниями между границами муниципальных образований и огромной территорией области (5-е место среди субъектов, 4,6 % от всей территории РФ), протянувшейся на 1450 км с севера на юг и на 1318 км с запада на восток.

По уровню экономического развития Иркутская область не относится к самым развитым регионам страны, душевой ВРП в 2010 г. составил 84,8% от среднероссийского, среди субъектов Сибирского федерального округа область заметно уступает Красноярскому краю (142,0 %). Следует отметить, что до 1999 г. включительно ВРП на душу населения в Иркутской области превышал среднероссийский показатель. Хоть Иркутская область не является дотационной (5-е место по размеру профицита бюджета в 2011 г. среди субъектов РФ – 9241,2 млн.руб.), она занимала только 40-ю рейтинговую позицию по динамике инвестиций в человеческий капитал. Данный рейтинг по изменению расходов консолидированных бюджетов на образование, здравоохранение, физическую культуру и спорт позволяет оценить вектор ориентированности региональных бюджетов на развитие личности [11].

Результаты корреляционного анализа выявили тесную взаимосвязь между социально-экономическим положением и здоровьем населения Иркутской области. Значимыми факторами, влияющими на состояние здоровья, оказались показатели, связанные с доходами населения, что согласуется с другими исследованиями [6, 15, 19]. Полученные коэффициенты Пирсона свидетельствуют о том, что показатели, характеризующие потенциал лечебно-профилактических учреждений здравоохранения, в меньшей степени влияют на здоровье населения Иркутской области. Этот результат совпадает с выводом А.С.Юркевич [19]: «Фактор ресурсного обеспечения системы здравоохранения не оказывает существенного влияния на здоровье населения. …Одним из основополагающих показателей в системе здравоохранения является обеспеченность населения врачами. Данные статистического анализа позволяют утверждать, что этот показатель инертен по отношению к здоровью граждан. Поэтому в современных условиях не целесообразно использование данного показателя в качестве критерия эффективности или обеспеченности системы здравоохранения».

Заключение

Огромное количество показателей характеризует социально-экономическое положение населения. По результатам исследованной части социально-экономических показателей СГМ Иркутской области, дополненные официальными данными статистики, однозначно ответить на вопрос об улучшении социально-экономического положения населения сложно. Во-первых, несмотря на положительную тенденцию изученных социально-экономических показателей за 2001-2011 гг., нельзя забывать об уровне инфляции, составившей 227,65% с января 2001 по декабрь 2011 г. [17]. Во-вторых, из пяти показателей превышающих общероссийские уровни в 2001 году, которые могут свидетельствовать об относительном благополучии Иркутской области, в 2010 г. осталось только три: обеспеченность средним медицинским персоналом и койками, средний размер начисленных пенсий, причём последний индексируется по территориальному признаку. В-третьих, за последнее десятилетие ухудшились рейтинговые позиции по 2/3 исследуемых социально-экономических показателей, даже принимая во внимание меньшее число субъектов Российской Федерации в 2010 г. по сравнению с 2001 г.

Средний рейтинг по изученным социально-экономических показателям равен 40, по рейтингу большинства показателей область находится в середине списка субъектов РФ, поэтому можно оценить социально-экономическое положение населения Иркутской области как среднее относительно общероссийского уровня. Данный вывод практически совпадает с оценкой социально-экономического положения субъектов РФ Центра экономических исследований «РИА-Аналитика», проводившего анализ 16 показателей. По интегральному рейтингу этого Центра Иркутская область занимала в 2010 году 31-е место среди 81 субъекта [11].

Здоровье населения Иркутской области в настоящее время оценивается как неудовлетворительное вследствие высокой смертности и инвалидности, постоянно растущей общей и первичной заболеваемости, низкой ожидаемой продолжительности жизни и различиями ОПЖ по муниципальным образованиям области. Данный вывод подтверждают и рейтинговые позиции области по отдельным показателям здоровья. В 2010 г. среди 83 субъектов РФ Иркутская область по показателю первичной заболеваемости населения занимала 63-ю рейтинговую позицию (по возрастным группам: дети – 41; подростки – 40; взрослые – 67), уровню первичной инвалидности – 60-ю, общему показателю смертности – 39-ю; ОПЖ– 70-ю (2009 г.).

Полученные коэффициенты корреляции Пирсона свидетельствуют о тесной взаимосвязи показателей здоровья населения Иркутской области и социально-экономических показателей, в первую очередь, основных макроэкономических показателей. Поэтому направленность и согласованность усилий государственных органов и региональной власти на преодоление социального неравенства, эффективное решение данной проблемы приведут к улучшению социально-экономического положения, а, следовательно, и к улучшению здоровья населения Иркутской области.

Список литературы

  1. Анализ положения детей в Российской Федерации: на пути к обществу равных возможностей: Доклад ЮНИСЕФ. 2011. [Internet]. URL: http://www.unicef.ru/upload/ATTJVRGA.pdf (Дата обращения 12.03.2012)
  2. Валовый региональный продукт на душу населения по субъектам Российской Федерации в 1998-2010 гг. [Internet]. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/dusha98-10.xls (Дата обращения 06.03.2012)
  3. Инвестиции в России. 2011. Статистический сборник. М.: Росстат. 2011. С.16-53.
  4. Иркутская область в цифрах. Уровень жизни. [Internet]. URL: http://irkutskstat.gks.ru/digital/region12/default.aspx (Дата обращения 06.03.2012)
  5. Карабачук Т.С., Пашинова Т.Р. Динамика бедности домохозяйств в России за 1994-2009 гг. /Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS HSE). М.: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики». 2011. С. 41-47. [Internet]. URL: http://www.hse.ru/data/2011/06/27/1215374948/Vestnik_RLMS-HSE_2011.pdf (Дата обращения 06.03.2012)
  6. Кислицына О.А. Социально-экономические детерминанты здоровья россиян //Народонаселение. 2007. №2. С. 24-37.
  7. Основные показатели работы ЛПУ Иркутской области за 2010 год (по данным годовых отчётов ЛПУ). Статистический сборник ОГУЗ «МИАЦ Иркутской области». Иркутск: «Оттиск». 2011. 89 с.
  8. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2002. Статистический сборник. М.: Росстат. 2002. С. 112-113.
  9. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011. Статистический сборник. М.: Росстат. 2011. С. 146-183.
  10. Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. 2011. Статистический сборник. М.: Росстат, 2011. С. 548-549.
  11. Рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ – 2011. /РИА Новости. [Internet]. URL: http://ria.ru/research_multimedia/20110628/394485583.html (Дата обращения 22.03.2012)
  12. Россия’ 2012: Статистический справочник. М.: Росстат. 2012. С. 11. [Internet]. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/ (Дата обращения 19.03.2012)
  13. Социально-экономическое положение федеральных округов. Сибирский федеральный округ. 2011. [Internet]. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/publishing/catalog/periodicals/doc_1140086420641 (Дата обращения 09.03.2012)
  14. Социальный атлас российских регионов. Портреты регионов. Иркутская область. [Internet]. URL: http://atlas.socpol.ru/portraits/irk.shtml (Дата обращения 07.04.2012)
  15. Тапилина В.С. Социально-экономический статус и здоровье населения //Социологические исследования. 2004. № 3. 135-136. [Internet]. URL: http://www.isras.ru/socis_2004_3.html (Дата обращения 02.04.2012)
  16. Труд и занятость в Иркутской области. 2010. Статистический сборник. Иркутск: Иркутскстат. 2011. 154 с.
  17. Уровень инфляции в Российской Федерации. [Internet]. URL: http://уровень-инфляции.рф/инфляционные_калькуляторы.aspx (Дата обращения: 16.03.2012)
  18. Центральная база статистических данных [Internet]. URL: http://www.gks.ru/dbscripts/Cbsd/DBInet.cgi#1 (Дата обращения 07.03.2012)
  19. Юркевич А.С. Влияние социально-экономических факторов на здоровье населения как условие формирования трудового потенциала России: Дис. ... канд. экон. наук. М. 1999. 175 с.
  20. Social determinants of health: the solid facts. Европейское бюро ВОЗ. Копенгаген, 2004. с. 8.

References

  1. Analiz polozheniya detey v Rossiyskoy Federatsii: na puti k obshchestvu ravnykh vozmozhnostey: Doklad YuNISEF. 2011. [Analysis of children’s status in the Russian Federation: towards the society of equal opportunities: UNICEF Report]. 2011 [cited 2012 Mar 12]. Available from: http://www.unicef.ru/upload/ATTJVRGA.pdf
  2. Valovyy regionalnyy produkt na dushu naseleniya po subyektam Rossiyskoy Federatsii v 1998-2010 gg. [Gross regional product per capita in the RF subjects in 1998-2010] 2012 [cited 2012 Mar 06]. Available from: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/dusha98-10.xls
  3. Investitsii v Rossii. 2011. Stat.sb. [Investments in Russia. 2011. Statistical Yearbook]. Moscow: Rosstat; 2011. P. 16-53.
  4. Irkutskaya oblast v tsifrakh. Uroven zhizni. [Irkutsk region in figures. Living standards]. [Internet]. 2011 [cited 2012 Mar 06]. Available from: http://irkutskstat.gks.ru/digital/region12/default.aspx
  5. Karabachuk T.S., Pashinova T.R. Dinamika bednosti domokhozyaystv v Rossii za 1994-2009 gg. [Dynamics of household poverty in Russia during 1994-2009]. In: Vestnik Rossiyskogo monitoringa ekonomicheskogo polozheniya i zdorovya naseleniya NIU ВShE (RLMS-HSE). M.: Natsionalnyy issledovatelskiy universitet «Vysshaya shkola ekonomiki». 2011. P. 41-47. [Internet]. 2011 [cited 2012 Mar 06]. Available from: http://www.hse.ru/data/2011/06/27/1215374948/Vestnik_RLMS-HSE_2011.pdf
  6. Kislitsyna O.Ya. Sotsialno-ekonomicheskyie determinanty zdorovya rossiyan [Socioeconomic determinants of population health in Russia]. Narodonaseleniye 2007;(2):24-37.
  7. Osnovnyye pokazateli raboty LPU Irkutskoy oblasti za 2010 god (po dannym godovykh otchetov LPU). [Basic indicators of health care facilities in Irkutsk region in 2010[(by the data of annual reports of health care facilities)]. Statisticheskiy sbornik OGUZ «MIATs Irkutskoy oblasti». Irkutsk: «Ottisk»; 2011. 89 p.
  8. Regiony Rossii. Sotsialno-ekonomicheskiye pokazateli. 2002. Statisticheskiy sbornik. [Regions of Russia. Socioeconomic indicators. 2002. Statistical Yearbook]. Moscow: Rosstat; 2002. P. 112-113.
  9. Regiony Rossii. Sotsialno-ekonomicheskiye pokazateli. 2011. Statisticheskiy sbornik. [Regions of Russia. Socioeconomic indicators. 2011. Statistical Yearbook]. Moscow: Rosstat; 2011. P. 146-183.
  10. Regiony Rossii. Osnovnye kharakteristiki subyektov Rossiyskoy Federatsii. 2011. Statisticheskiy sbornik. [Regions of Russia. Basic indicators of the RF subjects. Statistical Yearbook]. Moscow: Rosstat; 2011. P. 548-549.
  11. Reyting sotsialno-ekonomicheskogo polozheniya subyektov RF - 2011. [Rating of the socioeconomic status of the RF subjects-2011]. RIA Novosti. [Internet]. 2011 [cited 2012 Mar 22]. Available from: http://ria.ru/research_multimedia/20110628/394485583.html
  12. Rossiya’ 2012: Statisticheskiy spravochnik [Russia 2012: Statistical Handbook]. Moscow: Rosstat; 2012. P. 11. [Internet]. 2012 [cited 2012 Mar 19]. Available from: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/
  13. Sotsialno-ekonomicheskoye polozheniye federalnykh okrugov. Sibirskiy federalnyy okrug. 2011. [Socioeconomic status of Federal Districts. The Siberian Federal District. 2011] [Internet]. 2011 [cited 2012 Mar 09]. Available from: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/publishing/catalog/periodicals/doc_1140086420641
  14. Sotsialnyy atlas rossiyskikh regionov. Portrety regionov. Irkutskaya oblast. [Social atlas of Russian regions. Regional characters. Irkutsk region] [Internet] [cited 2012 Apr 07]. Available from: http://atlas.socpol.ru/portraits/irk.shtml
  15. Tapilina V.S. Sotsialno-ekonomicheskiy status i zdorovye naseleniya [Socioeconomic status and population health]. Sotsiologicheskiye issledovaniya 2004;(3):135-136 [Online journal] 2004 [cited 2012 Apr 02]. Available from: http://www.isras.ru/socis_2004_3.html
  16. Trud i zanyatost v Irkutskoy oblasti. 2010. Statisticheskiy sbornik [Labor and employment in Irkutsk region. 2010. Statistical Yearbook]. Irkutsk: Irkutskstat; 2011. 154 p.
  17. Uroven inflyatsii v Rossiyskoy Federatsii. [The inflation rate in the Russian Federation] [Internet]. 2011 [cited 2012 Mar 16]. Available from: http://уровень-инфляции.рф/инфляционные_калькуляторы.aspx
  18. Tsentralnaya baza statisticheskikh dannykh [The central statistical database]. 2011 [cited 2012 Mar 07]. Available from: http://www.gks.ru/dbscripts/Cbsd/DBInet.cgi#1
  19. Yurkevich A.S. Vliyaniye sotsialno-ekonomicheskikh faktorov na zdorovye naseleniya kak usloviye formirovaniya trudovogo potentsiala Rossii [Influence of socioeconomic factors on population health as a condition for formation of labor potential in Russia]. [PhD. Dissertation]. Moscow. 1999. 175 p.
  20. Social determinants of health: the solid facts. [Social determinants of health: the solid facts]. WHO EURO. Copenhagen, 2004, p. 8]

Просмотров: 10311

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 15.10.2012 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search