О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА


crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.522.

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №5 2012 (27) arrow Индекс массы тела и характер питания в зависимости от наличия болезней системы кровообращения
Индекс массы тела и характер питания в зависимости от наличия болезней системы кровообращения Печать
11.12.2012 г.

С.А. Сульдин, Н.П. Протасова
Главное управление здравоохранения Администрации г. Красноярска

Body weight index and nutrition habits with regard to circulatory system diseases incidence
S.A. Suldin, N.P. Protasova

Public health department in Krasnoyarsk city administration, Krasnoyarsk

Резюме. Цель исследования – установить распределение по индексу массы тела и характеру питания среди лиц, страдающих болезнями системы кровообращения, другими хроническими заболеваниями, и здоровых, т.е. не имеющих диагностированных хронических заболеваний.

Исследование проведено в г. Красноярске в 2011 г. Опрошено 850 человек, посещавших городские амбулаторно-поликлинические учреждения и Центр здоровья.

Установлено, что проблема повышенного индекса массы тела более характерна для лиц с хроническими заболеваниями, прежде всего, сердечно-сосудистыми, в сравнении со здоровым населением. Для хронически больных эта проблема актуальна уже в молодом возрасте, тогда как для всего населения повышенный индекс массы тела – это итог дожития до пенсионного возраста.

Установление диагноза сердечно-сосудистого заболевания в большинстве случаев не привело к существенным положительным результатам в нормализации индекса массы тела. Причём, чем хуже было положение с индексом массы тела на момент установления диагноза, тем в меньшей степени удалось справиться с этим фактором риска. В наибольшей степени этот вывод справедлив для женщин, страдающих болезнями системы кровообращения.

В значительной степени избыточный вес связан с проблемами питания.

При составлении рациона питания респонденты лишь в третью очередь руководствуются рекомендациями здорового питания, тогда как в первую – удовольствием, во вторую – доступности по доходам. Установление диагноза сердечно-сосудистого заболевания принципиально не меняет рацион питания. Лишь от четверти до трети респондентов улучшили рацион питания за счет увеличения потребления рекомендуемых продуктов и снижения потребления соли.

Ключевые слова: факторы риска болезней системы кровообращения, индекс массы тела, характер питания

Summary. The aim of the study is to distribute patients with circulatory system diseases (or other chronic diseases) and healthy ones (naïve to diagnosed chronic diseases) according to body weight index and nutrition habits. 850 subjects attending municipal outpatient clinic/local health center were interviewed in the city of Krasnoyarsk in 2011.

Elevated body weight index was more frequently found in subjects with chronic diseases, first of all, with cardiovascular ones, when compared to healthy subjects.

In chronic patients, the problem of weight abuse arose since “green years”, while for general population it is at the stage nearing old-age retirement that elevated body weight index became a matter of unrest.

Established diagnosis of a cardiovascular disease did not bring about any important favorable changes as far as more normal body weight was concerned. Interestingly enough, the worse was the situation with body weight index at the moment of diagnosis of a chronic disease, the less effective was the post-diagnosis control of this risk factor. This nuisance was most evident in women with circulatory system diseases.

Weight abuse is usually related to deviated nutrition habits. The respondents were interviewed for the priorities in forming the diet, and well-known recommendations for healthy feeding ranged only third in their responses, while pleasure was the first priority, and incomes affordable foods were to follow in this priority range.

Established diagnosis of a chronic circulatory system disease did not bring any important change of nutrition habits. Only from one forth to one third of the respondents tried to ameliorate their diet by enhancing the amount of recommended foods and by reducing salt consumption.

Keywords. Risk factors in circulatory system diseases; body weight index; nutrition habits.

Сердечно-сосудистые заболевания являются основной причиной инвалидности и преждевременной смерти во всем мире, и вносит существенный вклад в наращивание расходов на здравоохранение. Почти половина (46%) среди всех случаев смерти от сердечно-сосудистых заболеваний в мире обусловлено смертью лиц в возрасте до 70 лет, в смертности этой возрастной группы 79% обусловлено болезнями системы кровообращения [2].

Сердечно-сосудистые заболевания рассматриваются как хронический процесс в возрастном континууме [9]. Ведущей патологией является атеросклероз, который развивается в течение многих лет c юного возраста [8], его симптомы проявляются, как правило, в зрелом возрасте [11]. На скорость прогрессирования атеросклероза влияют факторы риска: курение, нездоровое питание и отсутствие физической активности (которые в совокупности приводят к ожирению), повышенное кровяное давление (гипертония), аномальный уровень липидов в крови (дислипидемия) и повышение глюкозы в крови (диабет).

Действия некоторых факторов риска опосредованы через другие. Например, избыточный вес повышает риск развития ишемической болезни, в частности через негативное воздействие на кровяное давление, липидный профиль и чувствительность к инсулину.

После доказательства ведущей роли алиментарных и поведенческих факторов риска в формировании глобального бремени болезней, ВОЗ акцентировала усилия на первичной профилактике болезней системы кровообращения. Была принята Рамочная конвенция по борьбе против табака [10], внедряется Глобальная стратегия по питанию, физической активности и здоровью [1]. Эти меры должны помочь здоровым людям оставаться здоровым, а лицам с сердечно-сосудистыми заболеваниями изменить свое поведение.

В России также принят курс на оздоровление образа жизни [3-7]. При этом мониторинг результатов основывается, преимущественно, на показателях смертности, и практически не включает социологических методов. Тогда как опросы населения позволяют оперативно оценивать ситуацию, причем в более широком контексте, учитывая особенности образа жизни разных групп населения с учетом их состояния здоровья.

Цель исследования – установить распределение по индексу массы тела и характеру питания среди лиц, страдающих болезнями системы кровообращения, другими хроническими заболеваниями, и здоровых, т.е. не имеющих диагностированных хронических заболеваний..

Исследование проведено в г. Красноярске в 2011 г. Опрошено 850 человек, посещавших городские амбулаторно-поликлинические учреждения и Центр здоровья. Исследование проведено среди взрослого населения в возрасте старше 18 лет. Поскольку возрастная структура выборок лиц, имеющих хронические, в том числе сердечно-сосудистые заболевания, отличается, сравнительный анализ проведен в сопоставимых возрастных группах: 18-39 лет, 40-59 лет и 60 лет и старше. На основе ответов респондентов о росте и весе, в том числе на момент установления диагноза, был рассчитан ИМТ. В диапазоне до 18 включительно масса тела оценивалась как пониженная, в диапазоне от 19 до 24 – как норма, от 25 до 29 включительно – как повышенная, и от 30 и выше – как ожирение различной степени.

Можно предположить, что по результатам опроса оценка ИМТ обладает определенной ошибкой, поскольку люди, и преимущественно женщины, склонны занижать свой вес. Вместе с тем, нас интересует не столько абсолютные величины, сколько соотношения ИМТ в зависимости от состояния здоровья. И если исходить из того, что респонденты, независимо от состояния здоровья в одинаковой степени занижали свой вес, мы получим достоверные соотношения ИМТ у лиц с БСК, с другими хроническими заболеваниями и здоровых.

Как следует из результатов опроса, у мужчин пониженный вес практически не встречался, а среди других категорий ИМТ у респондентов с БСК наиболее распространены – повышенный вес и ожирение (53,0% и 32,0% соответственно), у респондентов с другими хроническими заболеваниями – повышенный вес (46,9%) и в равной степени – норма и ожирение (28,6% и 20,4%), среди здоровых респондентов – повышенный вес и норма (48,0% и 37,6%). Респонденты с БСК во всех возрастах характеризуются большим удельным весом ожирения и меньшей долей нормы ИМТ (табл. 1).

Таблица 1

Распределение респондентов мужчин по ИМТ, %

  Возраст
18-39 40-59 60 и старше итог
  Болезни системы кровообращения
пониженный вес - 2,1 2,8 2,0
норма 25,0 12,5 8,3 13,0
повышенный вес 56,3 56,3 47,2 53,0
ожирение 18,8 29,2 41,7 32,0
  100,0 100,0 100,0 100,0
  Другие хронические заболевания
пониженный вес - 5,0 5,0 4,1
норма 66,7 20,0 20,0 28,6
повышенный вес 33,3 50,0 50,0 46,9
ожирение - 25,0 25,0 20,4
  100,0 100,0 100,0 100,0
  Не имеют хронических заболеваний
пониженный вес - - - -
норма 58,9 23,6 7,1 37,6
повышенный вес 33,9 54,5 78,6 48,0
ожирение 7,1 21,8 14,3 14,4
  100,0 100,0 100,0 100,0

Результаты для женщин характеризуются более частой, чем у мужчин, встречаемостью повышенного ИМТ и ожирения во всех группах респонденток, но и в этом случае ситуация для женщин с БСК выглядит хуже (табл. 2). Так, в целом по выборке ожирение характерно примерно для 45% женщин с хроническими заболеваниями, в том числе с БСК, и около 20% для женщин без хронических заболеваний. Наибольшие различия отмечаются в молодых возрастах. Так в группе 18-39-летних повышенный вес имеют 30% респонденток с БСК и 21,7% лиц без хронических заболеваний, а ожирение – 30% и 7% соответственно. К пожилым возрастам соотношения по ИМТ между группами респонденток в зависимости от состояния здоровья выравниваются. Среди респонденток старше 60 лет повышенный вес и ожирение имеют 37,2% и 46,5% женщин с диагнозом БСК и 40,0% и 46,7% их сверстниц без хронических заболеваний.

Таблица 2

Распределение респондентов женщин по ИМТ, %

  Возраст
18-39 40-59 60 и старше итог
  Болезни системы кровообращения
пониженный вес - - - -
норма 40,0 18,2 16,3 18,5
повышенный вес 30,0 39,0 37,2 37,6
ожирение 30,0 42,9 46,5 43,9
  100,0 100,0 100,0 100,0
  Другие хронические заболевания
пониженный вес - - - -
норма 71,4 24,4 11,3 20,2
повышенный вес 28,6 24,4 40,3 33,3
ожирение - 51,1 48,4 46,5
  100,0 100,0 100,0 100,0
  Не имеют хронических заболеваний
пониженный вес 2,3 - 2,2 1,4
норма 69,0 33,0 11,1 45,9
повышенный вес 21,7 36,7 40,0 30,4
ожирение 7,0 30,3 46,7 22,3
  100,0 100,0 100,0 100,0

Во всех группах респондентов и у мужчин, и у женщин отмечается возрастная динамика ИМТ, в результате которой от молодых к пожилым возрастам сокращается доля респондентов с нормальным ИМТ и увеличивается удельный вес респондентов с повышенным ИМТ и ожирением.

Чтобы уточнить динамику ИМТ на фоне развития сердечно-сосудистого заболевания, рассмотрим соотношение ИМТ на момент установления диагноза и на момент опроса (табл. 3).

Таблица 3

Распределение респондентов с БСК по ИМТ на момент установления диагноза БСК и на момент опроса, %

ИМТ на момент опроса ИМТ на момент установления диагноза  
пониженный вес норма повышенный вес ожирение итого
мужчины
пониженный вес 66,7 - - - 2,5
норма 33,3 54,5 4,8 - 11,3
повышенный вес - 45,5 76,2 29,2 55,0
ожирение - - 19,0 70,8 31,3
Общий итог 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0
  женщины        
пониженный вес - - - - -
норма 100,0 51,6 6,5 - 17,5
повышенный вес - 38,7 60,9 8,3 37,7
ожирение - 9,7 32,6 91,7 44,7
Общий итог 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

Поскольку группа респондентов с пониженным весом крайне мала, анализ начнем с группы респондентов, которые на момент установления диагноза имели нормальный ИМТ. К моменту опроса немногим более половины их сохранили нормальный ИМТ, при этом 45,5% мужчин и 38,7% характеризовались повышенным весом, а 9,7% женщин находились в стадии ожирения. Среди респондентов, которые на момент установления диагноза уже имели повышенный вес, улучшили ИМТ лишь 4,8% мужчин и 6,5% женщин, тогда как основная часть – 3/4 мужчин и 2/3 женщин – остались в той же категории. Негативным фактором является то, что существенно большая часть респондентов ухудшила свои позиции по ИМТ, чем улучшила их: так 19,0% мужчин и 32,6% женщин, имевших на момент установления диагноза повышенный ИМТ, перешла в стадию ожирения. Что касается респондентов, которые на момент установления диагноза уже имели ИМТ, свидетельствующий об ожирении, то большая часть их также не справилась с этим фактором риска и лишь 29,2% мужчин втрое меньшее число женщин – 8,3% - снизили ИМТ до категории «повышенный вес».

Таким образом, установление диагноза сердечно-сосудистого заболевания в большинстве случаев не привело к существенным положительным результатам в нормализации ИМТ. Причем, чем хуже было положение с ИМТ на момент установления диагноза, тем в меньшей степени удалось справиться с этим фактором риска. В наибольшей степени этот вывод справедлив для женщин, страдающих БСК.

Для лиц, страдающих хроническими заболеваниями, важным фактором нормализации ИМТ является характер питания. Кроме того, рацион питания является самостоятельным фактором при развитии и течении хронических заболеваний, в том числе БСК.

Одним из важных элементов рациона питания является потребление соли. Независимо от состояния здоровья, респонденты в большинстве своем считают, что потребляют соли столько же, как и большинство людей (табл. 4-5). Вместе с тем, среди респондентов с хроническими заболеваниями эта категория хоть и составляет большинство, но численно она несколько меньше, чем среди здоровых. Так, считают, что потребляют соль в таких же количествах, что и большинство людей, около 70% среди мужчин и 60-65% среди женщин с хроническими заболеваниями, включая БСК, 85% мужчин и около 80% женщин, не имеющих хронических заболеваний. Среди респондентов с БСК в статистически значимых количествах присутствует категория мужчин и женщин, считающих, что потребляют соль в меньших количествах, чем большинство людей: около 25% мужчин и около трети женщин. Это в 2,5-2 раза больше, чем среди здоровых. По-видимому, полностью доверять самооценке в этом вопросе невозможно, однако эти соотношения все же заслуживают внимания, поскольку лишь контролируя потребление соли, человек может соотнести свое потребление с другими людьми.

Возрастная динамика потребления соли присутствует, хотя выражена не очень отчетливо, особенно у мужчин. У женщин с возрастом увеличивается доля категории респондентов, которые считают, что потребляют соль в меньших количествах, чем большинство людей. Причем доля этой категории увеличивается во всех группах женщин независимо от состояния здоровья: с 30% среди 18-39-летних до 38,4% среди женщин пенсионного возраста с диагнозом БСК, с 25,0% до 34,4% соответственно среди женщин с другими хроническими заболеваниями и с 15,5% до 24,0% среди их здоровых сверстниц.

Таблица 4

Распределение респондентов мужчин по самооценке потребления соли, %

  Возраст
18-39 40-59 60 и старше итог
  Болезни системы кровообращения
Обычное, как у большинства людей 62,5 77,1 64,9 70,3
Больше, чем многие люди 6,3 4,2 5,4 5,0
Меньше, чем многие люди 31,3 18,8 29,7 24,8
  100,0 100,0 100,0 100,0
  Другие хронические заболевания
Обычное, как у большинства людей 77,8 75,0 63,6 70,6
Больше, чем многие люди 0,0 20,0 18,2 15,7
Меньше, чем многие люди 22,2 5,0 18,2 13,7
  100,0 100,0 100,0 100,0
  Не имеют хронических заболеваний
Обычное, как у большинства людей 84,2 87,3 85,7 85,7
Больше, чем многие люди 3,5 5,5 7,1 4,8
Меньше, чем многие люди 12,3 7,3 7,1 9,5
  100,0 100,0 100,0 100,0

Таблица 5

Распределение респондентов женщин по самооценке потребления соли, %

  Возраст
18-39 40-59 60 и старше итог
  Болезни системы кровообращения
Обычное, как у большинства людей 70,0 60,3 59,3 60,3
Больше, чем многие люди 0,0 5,1 2,3 3,4
Меньше, чем многие люди 30,0 34,6 38,4 36,2
  100,0 100,0 100,0 100,0
  Другие хронические заболевания
Обычное, как у большинства людей 75,0 68,9 60,7 64,9
Больше, чем многие люди 0,0 4,4 4,9 4,4
Меньше, чем многие люди 25,0 26,7 34,4 30,7
  100,0 100,0 100,0 100,0
  Не имеют хронических заболеваний
Обычное, как у большинства людей 80,6 78,3 76,0 78,9
Больше, чем многие люди 3,9 6,1 0,0 4,1
Меньше, чем многие люди 15,5 15,7 24,0 17,0
  100,0 100,0 100,0 100,0

Для того, чтобы прояснить, меняется ли поведение респондентов в отношении потребления соли в связи с диагностированием заболевания, рассмотрим результаты самооценки. Итак, по мнению респондентов с БСК за время болезни, т.е. со времени установления диагноза, потребление соли не изменилось у 2/3 как мужчин, так и женщин, тогда как у 1/3 респондентов потребление снизилось. Чем старше возраст опрошенных, тем большая часть их контролирует потребление соли на фоне развития сердечно-сосудистого заболевания. Но и в возрастах старше 60 лет большая часть респондентов не меняет свои привычки в отношении потребления соли, несмотря на значимость данного фактора в развитии осложнений сердечно-сосудистых заболеваний (табл. 6).

Таблица 6

Распределение респондентов с БСК по самооценке изменений потребления соли за время болезни (когда был установлен диагноз), %

  Возраст
18-39 40-59 60 и старше итог
  мужчины
Уменьшилось 12,5 32,6 32,4 29,3
Увеличилось - 2,2 - 1,0
Не изменилось 87,5 65,2 67,6 69,7
  100,0 100,0 100,0 100,0
  женщины
Уменьшилось 20,0 37,5 29,3 32,3
Увеличилось - 1,4 - 0,6
Не изменилось 80,0 61,1 70,7 67,1
  100,0 100,0 100,0 100,0

Чем руководствуются респонденты при составлении рациона питания? Лидирующие позиции занимают два ответа «ем то, что нравится» и «ем то, что доступно по доходам» (табл. 7-8). У мужчин акцентирована позиция удовольствия, у женщин – доступности по доходам. Лишь на третье место выходит позиция, в соответствии с которой респонденты при составлении рациона питания руководствуются рекомендациями здорового питания. Среди пациентов с БСК лишь незначительно выше доля тех, кто руководствуется рекомендациями здорового питания, в сравнении с респондентами, не имеющими хронических заболеваний: у мужчин 22,5% и 14,0% соответственно, у женщин 26,0% и 19,8%. С учетом довольно высокой встречаемости избыточной массы тела среди опрошенных, можно было ожидать приверженности респондентов стратегии похудения путем соблюдения диеты на фоне физических нагрузок. Однако эта позиция по результатам опроса выявила минимальное число сторонников, причем во всех группах респондентов. У женщин меньше оказалось лишь тех, кто вовсе не задумывается о рационе питания, у мужчин эта позиция заняла последнее место.

Таблица 7

Распределение респондентов мужчин по самооценке рациона питания, %

Чем вы руководствуетесь при составлении рациона питания Возраст
18-39 40-59 60 и старше итог
  Болезни системы кровообращения
рекомендациями о здоровом питании 12,5 16,3 35,1 22,5
ем все, что нравится 37,5 38,8 18,9 31,4
стараюсь похудеть, соблюдая диету на фоне физических нагрузок 6,3 8,2 2,7 5,9
ем то, что доступно по доходам 6,3 20,4 29,7 21,6
не думаю об этом 37,5 16,3 13,5 18,6
  100,0 100,0 100,0 100,0
  Другие хронические заболевания
рекомендациями о здоровом питании 11,1 5,0 22,7 13,7
ем все, что нравится 44,4 45,0 22,7 35,3
стараюсь похудеть, соблюдая диету на фоне физических нагрузок 11,1 5,0 0,0 3,9
ем то, что доступно по доходам 11,1 20,0 40,9 27,5
не думаю об этом 22,2 25,0 13,6 19,6
  100,0 100,0 100,0 100,0
  Не имеют хронических заболеваний
рекомендациями о здоровом питании 10,9 18,9 7,7 14,0
ем все, что нравится 52,7 37,7 38,5 44,6
стараюсь похудеть, соблюдая диету на фоне физических нагрузок 3,6 3,8 7,7 4,1
ем то, что доступно по доходам 14,5 20,8 30,8 19,0
не думаю об этом 18,2 18,9 15,4 18,2
  100,0 100,0 100,0 100,0

Возрастная динамика стратегий выбора рациона питания выглядит достаточно своеобразно. Отчетливо нарастает лишь категория тех, кто при выборе рациона ориентируется на доступность по доходам, что вполне объяснимо с учетом доходов пенсионеров. Причем фактор ценовой доступности питания становится в пожилых возрастах ведущим во всех группах, независимо от состояния здоровья. Наличие хронического заболевания, и особенно, БСК дифференцирует возрастную динамику поведения респондентов только по одному основанию. Все большая часть хронически больных задумываются над рационом питания, тогда как доля здоровых респондентов не озабоченных рационом питания остается практически неизменной и в молодые годы и в пожилом возрасте.

Таблица 8

Распределение респондентов женщин по самооценке рациона питания, %

Чем вы руководствуетесь при составлении рациона питания Возраст
18-39 40-59 60 и старше итог
  Болезни системы кровообращения
рекомендациями о здоровом питании 40,0 24,7 25,6 26,0
ем все, что нравится 30,0 16,9 16,3 17,3
стараюсь похудеть, соблюдая диету на фоне физических нагрузок 0,0 19,5 9,3 13,3
ем то, что доступно по доходам 20,0 31,2 44,2 37,0
не думаю об этом 10,0 7,8 4,7 6,4
  100,0 100,0 100,0 100,0
  Другие хронические заболевания
рекомендациями о здоровом питании 37,5 20,9 24,6 24,1
ем все, что нравится 25,0 23,3 13,1 17,9
стараюсь похудеть, соблюдая диету на фоне физических нагрузок 0,0 14,0 6,6 8,9
ем то, что доступно по доходам 25,0 32,6 45,9 39,3
не думаю об этом 12,5 9,3 9,8 9,8
  100,0 100,0 100,0 100,0
  Не имеют хронических заболеваний
рекомендациями о здоровом питании 18,9 25,0 10,2 19,8
ем все, что нравится 34,6 29,5 30,6 31,9
стараюсь похудеть, соблюдая диету на фоне физических нагрузок 13,4 6,3 6,1 9,4
ем то, что доступно по доходам 18,1 33,9 42,9 28,5
не думаю об этом 15,0 5,4 10,2 10,4
  100,0 100,0 100,0 100,0

Как конкретно выглядит рацион питания респондентов с БСК? Около половины опрошенных мужчин потребляют продукты животного происхождения ежедневно, и еще треть – 2-3 раза в неделю (табл. 9). Даже среди тех, кто питается исходя из доступности по доходам, 40% мужчин потребляют продукты животного происхождения ежедневно. Среди мужчин, не задумывающихся о рационе питания таких более 70%. Среди женщин, страдающих БСК, наиболее распространенным типом потребления продуктов животного происхождения является 2-3разовое потребление в неделю – около половины респонденток, и пятая часть опрошенных потребляет эти продукты ежедневно. Среди женщин дифференциация характера потребления продуктов животного происхождения связана лишь со старанием похудеть, что приводит к ограничению таких продуктов в рационе.

Таблица 9

Рацион питания респондентов с диагнозом БСК, частота потребления продуктов, %

  Не употребляю Ежедневно 2-3 раза в неделю 2-3 раза в месяц редко итого
  Продукты животного происхождения
мужчины 3,0 54,5 32,3 5,1 5,1 100,0
женщины 2,9 21,8 51,2 11,8 12,4 100,0
  Маргарины, торты и бисквиты
мужчины 25,3 2,1 11,6 21,1 40,0 100,0
женщины 23,4 1,9 7,0 11,4 56,3 100,0
  Овощи
мужчины 1,0 58,8 35,3 2,0 2,9 100,0
женщины 0,0 61,5 34,3 3,6 0,6 100,0
  Фрукты, орехи
мужчины 3,0 37,0 37,0 14,0 9,0 100,0
женщины 1,2 37,9 34,3 17,2 9,5 100,0
  Рыба, морепродукты
мужчины 1,0 12,0 50,0 26,0 11,0 100,0
женщины 0,6 7,8 48,5 31,7 11,4 100,0
  Цельнозерновые продукты
мужчины 19,0 31,0 21,0 9,0 20,0 100,0
женщины 7,5 39,1 17,4 8,7 27,3 100,0

Потребление жиров среди респондентов с диагнозом БСК заметно ниже (табл. 9). Среди мужчин до 40%, а среди женщин до 55% - редко, т.е. реже, чем 2-3 раза в месяц, потребляют такие продукты как маргарины, торты, бисквиты, при этом четверть респондентов вовсе не употребляют таких продуктов. Лишь треть опрошенных мужчин с диагнозом БСК потребляют жиры относительно часто: от 2-3 раз в неделю до 2-3 раз в месяц. Среди женщин таких не более 20%. Дифференциация рациона питания в отношении потребления жиров связана – у мужчин со следованием рекомендациям здорового питания, у женщин со стремлением похудеть. Так, среди приверженцев данных стратегий не употребляют жиров до 60% мужчин и 55% женщин, а делают это редко 40-35% соответственно.

Ежедневное потребление овощей характерно почти для 60% мужчин и женщин с диагнозом БСК, и еще треть респондентов потребляют овощи 2-3 раза в неделю (табл. 9). Респонденты, соблюдающие диету с целью похудения, почти в 100% случаях потребляют овощи ежедневно, что характерно и для мужчин, и для женщин. При следовании рекомендациям здорового питания ежедневно включают овощи в рацион до 75% мужчин, тогда как среди женщин следование рекомендациям здорового питания не увеличивает частоту потребления овощей.

Фрукты и орехи не так часто включают в рацион, несмотря на необходимость их ежедневного потребления, особенно с целью профилактики осложнений БСК. Лишь треть респондентов, как мужчин, так и женщин ежедневно потребляют фрукты и орехи, и еще треть делают это 2-3 раза в неделю (табл. 9). Почти четверть респондентов редко, не чаще 2-3 раз в месяц, включают в рацион фрукты и орехи. Почти в 100% случаях среди мужчин и 87% случаях среди женщин ежедневное потребление этих продуктов характерно для желающих похудеть, тогда как следование рекомендациям здорового питания, увеличивает число ежедневно потребляющих фрукты и орехи до 63,6% среди мужчин и 47,7% среди женщин. Существенно ограничивает потребление фруктов и орехов недоступность этих продуктов по доходам, главным образом этот фактор сказывается на частоте ежедневного потребления, сокращая ее до 18% среди опрошенных как мужчин, так и женщин.

Рыба и морепродукты, которые должны присутствовать в рационе ежедневно, у половины респондентов включены в рацион 2-3 раза в неделю, и еще у четверти – 2-3 раза в месяц (табл. 9). Лишь стремление похудеть повышает потребление рыбы и морепродуктов до 83,3-76,2% респондентов, включающих их в рацион 2-3 раза в неделю. При этом следование рекомендациям здорового питания не влечет за собой увеличение потребления рыбы и морепродуктов. Наименьший уровень потребления этих продуктов характерен для респондентов, ориентирующихся в выборе рациона питания на доступность по доходам.

Цельнозерновые продукты являются наиболее распространенными и доступными в рационе здорового питания. Вместе с тем, ежедневно их потребляют не более 30% мужчин и 40% женщин, и еще около пятой части опрошенных- не более 2-3 раз в неделю (табл. 9). Характерно, что пятая часть мужчин и 7,5% женщин вообще не включают цельнозерновые продукты в рацион питания. У мужчин не повышает частоту потребления таких продуктов ни желание похудеть, ни следование рекомендациям здорового питания, у женщин только стремление похудеть приводит к увеличению доли ежедневно потребляющих цельнозерновые продукты до 73%.

Таким образом, в целом можно констатировать, что рацион питания респондентов с диагнозом БСК далек от рекомендуемых стандартов, он характеризуется избыточным потреблением продуктов животного происхождения и недостатком потребления фруктов, орехов, рыбы и морепродуктов, и особенно цельнозерновых продуктов. Только категория респондентов, стремящихся похудеть с помощью диеты, относительно близка к рекомендуемым стандартам. Вместе с тем, респонденты, которые, по их мнению, следуют рекомендациям здорового питания, в действительности по своему рациону мало отличаются от других категорий респодентов, в частности тех, кто не задумывается о рационе питания. Доступность по доходам ограничивает потребление фруктов и орехов, а также рыбы и морепродуктов. Однако она не влияет на потребление продуктов животного происхождения в сторону их сокращения, и не повышает потребление цельнозерновых продуктов, что свидетельствует не только о проблеме доходов при выборе рациона, но и об ограниченности информации о здоровом питании.

В заключении рассмотрим, повлияло ли установление диагноза сердечно-сосудистого заболевания на оздоровление рациона питания. Как следует из результатов опроса, от 2/3 до 3/4 ответов приходится на категорию «потребление не изменилось», иными словами принципиальных изменений в рационе питания в связи с установлением диагноза сердечно-осудистого заболевания не произошло (табл. 10).

Вместе с тем, это не означает, что нет никаких сдвигов. У четверти мужчин и трети женщин снизилось потребление продуктов животного происхождения и что важно, ни у кого из респондентов оно не увеличилось. Еще более позитивные сдвиги можно отметить в отношении потребления жиров: около 40% респондентов и мужчин и женщин сократили их потребление, и никто не увеличил. Что касается овощей, то увеличение потребления коснулось только трети респондентов, фруктов и орехов – только четверти, рыбы и морепродуктов – только пятой части опрошенных. Минимальные позитивные сдвиги произошли в отношении потребления цельнозерновых продуктов: их потребление увеличило лишь 16,3% мужчин и 14,7% женщин. Если принято во внимание крайне низкий уровень потребления цельнозерновых продуктов, то столь незначительные сдвиги на этом фоне свидетельствуют о существенном недоиспользовании в рационе доступных и эффективных с точки зрения здорового питания продуктов.

Таблица 10

Распределение респондентов по самооценке изменений рациона питания за время болезни (с момента установления диагноза сердечно-сосудистого заболевания), %

  Потребление выросло Потребление сократилось Потребление не изменилось итого
  Продукты животного происхождения
мужчины - 23,0 77,0 100,0
женщины - 31,1 68,9 100,0
  Маргарины, торты и бисквиты
мужчины 0,0 39,6 60,4 100,0
женщины 0,7 41,8 57,5 100,0
  Овощи
мужчины 30,0 3,0 67,0 100,0
женщины 34,6 1,2 64,2 100,0
  Фрукты, орехи
мужчины 20,0 4,0 76,0 100,0
женщины 27,3 3,7 68,9 100,0
  Рыба, морепродукты
мужчины 19,0 3,0 78,0 100,0
женщины 23,3 6,1 70,6 100,0
  Цельнозерновые продукты
мужчины 16,3 7,1 76,5 100,0
женщины 14,7 7,7 77,6 100,0

Выводы.

В целом, подводя итоги исследования, можно констатировать, что проблема повышенного ИМТ более характерна для лиц с хроническими заболеваниями, прежде всего, сердечно-сосудистыми, в сравнении с здоровым населением. Для хронически больных эта проблема актуальна уже в молодом возрасте, тогда как для всего населения повышенный ИМТ – это итог дожития до пенсионного возраста.

Установление диагноза сердечно-сосудистого заболевания в большинстве случаев не привело к существенным положительным результатам в нормализации ИМТ. Причем, чем хуже было положение с ИМТ на момент установления диагноза, тем в меньшей степени удалось справиться с этим фактором риска. В наибольшей степени этот вывод справедлив для женщин, страдающих БСК.

В значительной степени избыточный вес связан с проблемами питания.

При составлении рациона питания респонденты лишь в третью очередь руководствуются рекомендациями здорового питания, тогда как в первую – удовольствием, во вторую – доступности по доходам. Возрастная динамика стратегий выбора рациона питания связана с нарастанием категории тех, кто при выборе рациона ориентируется на доступность по доходам, что вполне объяснимо с учетом доходов пенсионеров.

В целом рацион питания респондентов с диагнозом БСК далек от рекомендуемых стандартов, он характеризуется избыточным потреблением продуктов животного происхождения и недостатком потребления фруктов, орехов, рыбы и морепродуктов, и особенно цельнозерновых продуктов. В большинстве своем респонденты с БСК потребляют соль в тех же количествах, что и большинство людей. Только категория респондентов, стремящихся похудеть с помощью диеты, относительно близка к рекомендуемым стандартам. Вместе с тем, респонденты, которые, по их мнению, следуют рекомендациям здорового питания, в действительности по своему рациону мало отличаются от других категорий респондентов, в частности тех, кто не задумывается о рационе питания.

Установление диагноза сердечно-сосудистого заболевания принципиально не меняет рацион питания. Лишь от четверти до трети респондентов улучшили рацион питания за счет увеличения потребления рекомендуемых продуктов и снижения потребления соли. Минимальные позитивные сдвиги произошли в отношении потребления цельнозерновых продуктов. Если принято во внимание крайне низкий уровень их потребления, то незначительные сдвиги на этом фоне свидетельствуют о существенном недоиспользовании в рационе доступных и эффективных с точки зрения здорового питания продуктов.

Список литературы

  1. Глобальная стратегия ВОЗ в области рациона питания, физической активности и здоровья: консультативная встреча стран Европейского региона. Европейское бюро ВОЗ. Копенгаген. 2003. 140 с.
  2. Доклад о состоянии здравоохранения в мире, 2002 г. Уменьшение риска, содействие здоровому образу жизни. ВОЗ. 2002. [Интернет]. URL: http://www.who.int/mediacentre/releases/pr84/en/ (Дата обращения 11.01.2011)
  3. Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года. [Интернет]. URL: http://text.document.kremlin.ru/SESSION/PILOT/main.htm (Дата обращения 11.06.2012)
  4. Концепция реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года. [Интернет]. URL: http://government.consultant.ru/page.aspx?1047635 (Дата обращения 11.06.2012)
  5. Приказ Минздравсоцразвития России №597н от 19 августа 2009 г. «Об организации деятельности центров здоровья по формированию здорового образа жизни у граждан Российской Федерации, включая сокращение потребления алкоголя и табака». [Интернет]. URL: http://www.minzdravsoc.ru/docs/mzsr/orders/930 (Дата обращения 11.06.2012)
  6. Проект Концепции развития системы здравоохранения в Российской Федерации до 2020 г. [Интернет]. URL: http://topmedicina.ru/health/koncepciya/ (Дата обращения 11.06.2012)
  7. Проект Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации. [Интернет]. URL: http://stratgap.ru/pages/strategy/project/index.shtml (Дата обращения 11.06.2012)
  8. Kádár A, Mózes G, Illyés G, Schönfeld T, Kulka J, Sipos B, Glasz T, Tõkés A.M., Szik A. World Health organization (WHO) and the World Heart Federation (WHF) pathobiological determinants of atherosclerosis in youth study (WHO/WHF PBDAY Study) 1986-1996. Histomorphometry and histochemistry of atherosclerotic lesions in coronary arteries and the aorta in a young population. Nutr Metab Cardiovasc Dis. 1999 Oct;9(5):220-227.
  9. Rose G. Sick individuals and sick populations. International Journal of Epidemiology 1985;14:32-38.
  10. WHO Framework Convention on Tobacco Control. Geneva, World Health Organization. 2003. [Интернет]. URL: http://whqlibdoc.who.int/publications/2003/9789244591017_rus.pdf (Дата обращения 11.06.2012)
  11. Zieske A.W., Malcom G.T., Strong J.P. Natural history and risk factors of atherosclerosis in children and youth: the PDAY study. Pediatr Pathol Mol Med. 2002;21(2):213–237.

References

  1. Globalnaya strategiya VOZ v oblasti ratsiona pitaniya, fizicheskoy aktivnosti i zdorovya: konsultativnaya vstrecha stran Yevropeyskogo regiona. Yevropeyskoye byuro VOZ. Kopengagen [WHO Global Strategy on Diet, Physical Activity and Health: Consultation meeting of WHO European region countries. WHO EURO, Copenhagen]. 2003. 140 p.
  2. Doklad o sostoyanii zdravookhraneniya v mire. 2002 g. Umensheniye riska, sodeystviye zdorovomu obrazu zhizni [The World Health Report. 2002. Reducing Risks, Promoting Healthy Life]. WHO. [Internet]. 2002 [cited 2011 Jan 11]. Available from: http://www.who.int/mediacentre/releases/pr84/en/
  3. Kontseptsiya demograficheskoy politiki Rossiyskoy Federatsii na period do 2025 goda (utv. Ukazom Prezidenta RF ot 9 oktyabrya 2007 g. N 1351) [Concept of the demography policy of the Russian Federation up to 2025. (Approved by the Presidential Decree of 2007, October 9, N 1351] [Internet]. 2007 [cited 2012 Jun 11]. Available from:http://text.document.kremlin.ru/SESSION/PILOT/main.htm
  4. Kontseptsiya realizatsii gosudarstvennoy politiki po snizheniyu masshtabov zloupotrebleniya alkogolnoy produktsiyey i profilaktike alkogolizma sredi naseleniya Rossiyskoy Federatsii na period do 2020 goda [Concept of realization of the state policy on alcohol control and alcohol abuse prevention in population of the Russian Federation up to 2020]. [Internet]. 2009 [cited 2012 Jun 11]. Available from: http://government.consultant.ru/page.aspx?1047635
  5. Prikaz Minzdravsotsrazvitiya Rossii №597n ot 19 avgusta 2009 g. «Ob organizatsii deyatelnosti tsentrov zdorovya po formirovaniyu zdorovogo obraza zhizni u grazhdan Rossiyskoy Federatsii, vklyuchaya sokrashcheniye potrebleniya alkogolya i tabaka» [On organization of health centers for healthy lifestyle promotion in population of the Russian Federation including alcohol and tobacco control]. [Internet]. 2009 [cited 2012 Jun 11]. Available from: http://www.minzdravsoc.ru/docs/mzsr/orders/930
  6. Proyekt Kontseptsii razvitiya sistemy zdravookhraneniya v Rossiyskoy Federatsii do 2020 g. [The project of the Concept of healthcare system development in the Russian Federation up to 2020]. [Internet]. 2009 [cited 2012 Jun 11]. Available from: http://topmedicina.ru/health/koncepciya/
  7. Proyekt Strategii gosudarstvennoy antinarkoticheskoy politiki Rossiyskoy Federatsii [The project of the Strategy for the state drug abuse prevention policy in the Russian Federation]. [Internet]. 2009 [cited 2012 Jun 11]. Available from: http://stratgap.ru/pages/strategy/project/index.shtml
  8. Kádár A, Mózes G, Illyés G, Schönfeld T, Kulka J, Sipos B, Glasz T, Tõkés A.M., Szik A. World Health organization (WHO) and the World Heart Federation (WHF) pathobiological determinants of atherosclerosis in youth study (WHO/WHF PVDAY Study) 1986-1996. Histomorphometry and histochemistry of atherosclerotic lesions in coronary arteries and the aorta in a young population. Nutr Metab Cardiovasc Dis. 1999 Oct;9(5):220-227.
  9. Rose G. Sick individuals and sick populations. International Journal of Epidemiology 1985; 14.- P.32-38
  10. WHO Framework Convention on Tobacco Control. Geneva, World Health Organization, 2003. [Internet]. 2003 [cited 2012 Jun 11]. Available from: http://whqlibdoc.who.int/publications/2003/9789244591017_rus.pdf
  11. Zieske A.W., Malcom G.T., Strong J.P. Natural history and risk factors of atherosclerosis in children and youth: the PDAY study. Pediatr Pathol Mol Med. 2002;21(2):213-237.

Просмотров: 7340

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 13.12.2012 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search