О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №1 2008 (5) arrow Смертность в России в первом десятилетии XXI века
Смертность в России в первом десятилетии XXI века Печать
25.03.2008 г.

Землянова Е.В.
ЦНИИОИЗ Росздрава

Mortality in Russia in the first decade of XXI century
Zemlyanova E.V.

Проведен анализ источников стабилизации и начавшегося в 2006 г. роста продолжительности жизни российского населения на основе обсуждения возрастных и нозологических особенностей смертности в стране за последние пять лет. Дается подробный и всесторонний анализ данных социологических опросов в различных регионах страны мнений населения и экспертного сообщества о роли Национального проекта в сфере здравоохранения в формировании позитивных сдвигов смертности. Consideration is given to an analysis of sources of stabilization and growth of life expectancy of Russian population, which has begun from 2006, using as the ground a discussion of age and nosological specific features of mortality in the country during the last five years. Also present is the comprehensive and detailed analysis of data obtained from sociological inquiries in various regions of the country, views of population and experts concerning the role of the National project in health care for promoting positive shifts in mortality reduction.

 

В начале наступившего века в России отмечается стабилизация продолжительности жизни населения, пришедшая на смену долгосрочного негативного тренда смертности. Этот период в силу особой значимости требует более углубленного исследования. Анализ динамики ожидаемой продолжительности жизни населения РФ за 2001-2006 гг. (рис. 1, 2) показывает, что, начиная с 2004 г. на фоне устойчивой стабилизации началось некоторое повышение показателя, однако в 2004-2005 г. рост был незначительным. Более заметное повышение уровней продолжительности жизни, как в женском, так и в мужском населении, наблюдалось в 2006 г., когда прирост за календарный год составил 1,47 года продолжительности жизни мужчин и 0,84 года у женщин.

Рис.1 

Рис. 1. Динамика продолжительности жизни мужчин за 2001-2006 гг. (лет).

Несмотря на некоторый рост показателей ожидаемой продолжительности жизни в России, следует отметить сохранение очень существенного отставания страны по этому важному демографическому индикатору от стран Центральной и Восточной Европы (почти на 10 лет у мужчин и на 5 лет у женщин) и, особенно от стран Западной Европы (более 15 лет у мужчин и 10 лет у женщин). Более того, поскольку и в странах Западной Европы, и в странах Центральной и Восточной Европы продолжительность жизни населения также растет, начавшееся увеличение показателя в России позволяет лишь стабилизировать отставание. Для того, чтобы его сократить, необходимо, чтобы продолжительность жизни в России росла более высокими темпами, как минимум, не ниже, чем в 2006 г.

Рис.2 

Рис. 2. Динамика продолжительности жизни женщин за 2001-2006 гг. (лет).

Более детальный анализ смертности населения по возрастным группам и причинам смерти поможет выяснить, за счет каких возрастов и причин достигнуты эти положительные тенденции.

Устойчивая позитивная динамика показателей младенческой смертности (рис. 3) за весь исследуемый период вносит определенный вклад в прирост продолжительности жизни. Вместе с тем, ввиду малого абсолютного числа смертей, она не могла явиться основной причиной роста ожидаемой продолжительности жизни российского населения в 2004-2006 гг.

Несмотря на устойчивое снижение младенческой смертности в России, страна по-прежнему существенно отстает по этому показателю от стран Западной Европы. Даже если сравнить ее теперешний уровень с имеющимися данными по странам Западной Европы за 2004 г., то эта разница составляет 2,3 раза. В то же время мы приближаемся к существующему уровню младенческой смертности стран Центральной и Восточной Европы, разница показателей выражена не столь существенно. Необходимо отметить, что в 10 регионах России уровни младенческой смертности находятся на уровне стран Центральной и Восточной Европы, а в Санкт-Петербурге он в 2005 г. составлял 6‰, что приближается к уровням стран Западной Европы.

Рис.3 

Рис. 3. Динамика младенческой смертности в 2001-2006 гг.
(на 1000 родившихся живыми).

 

Данные табл. 1-2 свидетельствуют, что за рассматриваемый период устойчивое снижение смертности наблюдалось также в детских и подростковых возрастных группах (1-14 и 15-19 лет), хотя темпы были ниже, чем у детей первого года жизни. Снижение смертности мужского населения за период 2001-2006 гг. составило 25,4% для детей и 17,0% для подростков соответственно. В женском населении устойчивое снижение смертности за период 2001-2006 гг. отмечалось лишь в детских возрастах (табл. 2) со стабилизацией показателя в 2003-2004 гг., итоговое снижение уровней смертности в этой возрастной группе составило 22,1%. У девушек-подростков 15-19 лет снижение смертности происходило до 2004 г., в 2005 г. ее уровень немного вырос, а в 2006 г. заметно снизился. В итоге за 2001-2006 г. смертность в данной возрастной группе снизилась на 14,5%.

Табл. 1.

Динамика смертности мужского населения в разных возрастных группах за 2001-2006 гг.
(на 100 тыс. населения).


В населении трудоспособного возраста тенденции развивались не столь оптимистично. В группе молодых трудоспособных возрастов 20-39 лет рост смертности мужчин отмечался до 2005 г. включительно, и только в 2006 г. отмечено заметное снижение ее уровня на 7,5%. В старших трудоспособных возрастах 40-59 лет в 2002-2005 гг. наблюдалась стабилизация показателей смертности и ее уровень колебался в районе отметки 2300 смертей на 100 тыс. населения. Также как и в молодых трудоспособных возрастах, заметное снижение смертности на 11,9% произошло только в 2006 г. В группе женщин молодых трудоспособных возрастов 20-39 лет смертность росла вплоть до 2005 г. и за этот период ее рост составил 16,6%. Снижение смертности 2006 г., хотя и заметное на 7,6% не позволило достигнуть уровня 2001 г. в отличие от мужчин, для которых показатели 2006 г. практически идентичны уровням 2001 г.В возрастной группе женщин старших трудоспособных возрастов 40-59 лет снижение показателей смертности отмечается с 2004 г. и составило за этот период 12,8%. В результате, как и мужчин, уровни 2006 г. оказались заметно ниже, чем в 2001 г.

  1-14 лет 15-19 лет 20-39 лет 40-59 лет 60 и старше
2001 73,9 188,4 654,8 2215,9 8107,9
2002 65,4 179,1 656,8 2301,2 8385,9
2003 64,9 170,7 675,7 2362,4 8391,3
2004 62,3 166,2 692,0 2306,8 8081,6
2005 60,2 160,8 710,7 2311,1 8012,8
2006 55,1 156,4 657,3 2035,1 7521,2

 

Позитивная динамика смертности пожилого населения сложилась несколько раньше, чем в трудоспособном населении. Так у мужчин пенсионных возрастов (старше 60 лет) сокращение смертности наблюдается с 2004 г. и с этого года смертность в данной возрастной группе снизилась на 10,4%. Следует, однако, отметить, что наиболее заметное снижение показателя в этой возрастной группе произошло также в 2006 г., снижение по сравнению с 2005 г. составило 6,1%. У пожилых женщин позитивный тренд проявился на год раньше - с 2003 г. - и сокращение смертности было более выраженным - 8,9%.

Табл. 2.

Динамика смертности женского населения в разных возрастных группах за 2001-2006 гг.
(на 100 тыс. населения).

 

 

  1-14 лет 15-19 лет 20-39 лет 40-59 лет 60 и старше
2001 48,8 74,0 166,4 690,6 4815,7
2002 44,9 70,0 173,9 717,1 4958,1
2003 42,8 68,2 183,6 740,0 4948,4
2004 42,8 67,5 187,4 720,2 4739,2
2005 41,4 68,4 194,1 718,7 4711,6
2006 38,0 63,3 179,3 645,4 4518,0

 


Таким образом, следует, к сожалению, отметить, что снижение смертности за рассматриваемый период в меньшей степени затронуло возрастную группу молодых трудоспособных возрастов, где общество несет существенные потери человеческого потенциала, и это сказывается на итоговых уровнях ожидаемой продолжительности жизни населения.

Рассмотрим динамику смертности по отдельным классам причин (табл. 3-4). Смертность от ведущей причины - болезней системы кровообращения у мужчин оставалась стабильной в период 2002-2005 гг., снижение произошло в 2006 г. приблизительно на 10%. Смертность женщин от болезней системы кровообращения начала снижаться с 2004 г, причем в 2005 г. этот показатель стабилизировался, а в 2006 г. продолжил свое снижение. В итоге уровень смертности женщин от болезней системы кровообращения снизился в 2006 г. по сравнению с 2003 г. также на 10,0%.

Вторая по значимости причина смерти – отравления и травмы – проявила позитивную динамику у мужчин с 2003 г. и за этот период общее падение показателя составило 17,2%. У женщин ситуация развивалась аналогично и в отношении начала формирования позитивных тенденций (с 2003 г.), и в отношении общих темпов снижения (на 16,9%).

Табл. 3.

Динамика стандартизованных коэффициентов смертности мужского населения по классам причин смерти в 2001-2006 гг.
(на 100 тыс. населения).

 

  Все причины Инфекции Новообразования Болезни системы кровообращения Болезни органов дыхания Болезни органов пищеварения Травмы и отравления
2001 2134,6 42,5 284,4 1093,5 120,6 66,2 368,9
2002 2197,9 43,4 281,6 1141,3 125,7 71,2 375,2
2003 2217,5 43,0 277,2 1162,0 125,0 75,9 369,6
2004 2155,3 42,0 276,0 1126,4 115,3 78,9 360,1
2005 2148,6 43,3 273,3 1127,4 116,3 85,9 348,5
2006 1977,6 39,4 267,8 1039,8 100,2 81,4 310,5

 

Смертность мужчин от новообразований – третьей по значимости причины смерти - устойчиво снижалась на протяжении всего рассматриваемого периода, и в итоге сокращение составило 5,8%. Смертность женщин от новообразований не претерпела за исследуемый период сколько-нибудь существенных изменений, что отличает ситуацию от динамики смертности мужчин, хотя, справедливости ради надо сказать, темпы у мужчин сравнительно небольшие.

Наиболее существенным было снижение смертности от болезней органов дыхания, которое у мужчин началось в 2003 г. и за этот период составило 20,3%. Начиная с 2003 г. начала снижаться и смертность женщин от болезней органов дыхания, со стабилизацией уровней в 2004-2005 гг., вместе с тем, итоговое снижение в 2006 г. по сравнению с 2002 г. оказалось существенным и составило 19,0%.

Табл. 4.

Динамика стандартизованных коэффициентов смертности женского населения по классам причин смерти в 2001-2006 гг.

 

  Все причины Инфекции Новообразования Болезни системы кровообращения Болезни органов дыхания Болезни органов пищеварения Травмы и отравления
2001 1038,8 8,4 137,0 643,6 28,1 31,1 86,6
2002 1068,7 9,0 135,2 665,4 30,0 34,3 89,2
2003 1074,2 9,2 134,8 670,4 29,6 37,3 88,4
2004 1034,8 9,5 135,4 639,2 26,4 39,4 86,1
2005 1030,4 10,4 133,6 639,3 26,7 43,3 81,8
2006 974,0 9,6 132,6 605,7 24,3 40,8 74,1

 

Снижение в 2006 г. смертности от болезней органов пищеварения пока не имеет устойчивого характера, поскольку до 2005 г. смертность мужчин от данного класса причин росла. Тем не менее, снижение уровня смертности в 2006 г. составило по сравнению с 2005 г. 5,2%. Смертность женщин от болезней органов пищеварения также росла вплоть до 2005 г., поэтому снижение ее в 2006 г. по сравнению с 2005 г. считать сложившейся позитивной тенденцией пока преждевременно.

По классу инфекционных и паразитарных болезней показатели мужчин в 2001-2005 г. оставались достаточно стабильны и колебались вокруг отметки 43 смерти на 100 тыс. населения. Лишь в 2006 г. произошло заметное снижение уровня их смертности от инфекций на 9,0%. Показатели смертности женщин от инфекционных а паразитарных болезней были достаточно стабильны и колебались вокруг отметки 9 на 100 тыс. населения с небольшим подъемом до 10,4 на 100 тыс. населения в 2005 г.

Если рассмотреть вклад отдельных классов причин смерти в снижение смертности мужчин в 2006 г. по сравнению с 2005 г., то оказывается, что почти половина выигрыша в числах умерших приходится на болезни системы кровообращения, причем у мужчин они определили 44,7% выигрыша, у женщин – 59,2%. Существенно больший вклад сердечно-сосудистой патологии у женщин определяется их большей продолжительностью жизни, а, следовательно, большей значимостью данных причин смерти. Напротив, роль травм и отравлений в сокращении потерь оказывается вдвое более значимой для мужчин, чем для женщин: 28,0% и 14,9% соответственно. Что касается новообразований, то, несмотря на третье место в структуре причин смерти, они практически не оказали влияния на выигрыш в числе умерших, поскольку отличались крайне невыразительной динамикой. В целом они определили около 2% общего снижения чисел умерших для мужчин, тогда как у женщин абсолютное число умерших от новообразований, в 2006 г. по сравнению с 2005 г. даже несколько возросло (на 0,5%). Симптомы, признаки и неточно обозначенные состояния вышли на третье место, среди причин, определивших сокращение числа умерших в 2006 г. – соответственно 6,2% для мужчин и 14,3% для женщин. Следующие места в соответствии с их значимостью как причин смерти, заняли болезни органов дыхания (10,3% выигрыша для мужчин и 5,2% - для женщин), болезни органов пищеварения (3,0% и 3,5% выигрыша соответственно), инфекции (2,9% и 1,2% соответственно).

Таким образом, у женщин более высокий в сравнении с мужчинами, вклад в снижение числа умерших внесли болезни системы кровообращения, а также неточно обозначенные состояния, у мужчин соответственно травмы и отравления, а также болезни органов дыхания. Этот эффект определяется не только спецификой смертности мужчин и женщин от отдельных причин, но и возрастным составом умерших, который заметно старше у женщин.

Данные о смертности для обоих полов за 1 полугодие 2007 г. по сравнению с 1 полугодием 2006 г. (по информации Росстата) показывают, что незначительный рост показателей смертности отмечается лишь по классу новообразований (на 1,1%). По всем остальным классам причин смерти отмечается дальнейшее снижение показателей. Так уровни смертности от инфекционных и паразитарных болезней в 1 полугодии 2007 г. снизились по сравнению с 1 полугодием 2006 г. на 4,7%, от болезней системы кровообращения – на 6,0%, от болезней органов дыхания – на 9,1%, от болезней органов пищеварения – на 3,3%, от нечастных случаев, отравлений и травм – на 11,2%.

Таким образом, можно считать 2006 г. – началом позитивной динамики смертности, и, поскольку она не спровоцирована какими-либо экстремальными вмешательствами (по типу антиалкогольной кампании середины 1980-х годов), а началась на фоне достаточно продолжительной стабилизации смертности в 2002-2005 г., будем надеяться на продолжение и укрепление начавшегося тренда. Развитие ситуации в первой половине 2007 г. в позитивном русле также позволяет ожидать, что сложившийся разрыв в продолжительности жизни населения между Россией и странами Европы, Восточной и, тем более, Западной, будет постепенно преодолен.

Влияние мер демографической политики на снижение смертности

Одной из основных причин благоприятной динамики демографических показателей, считается начало реализации национальных проектов, в частности проекта «Качественное здравоохранение». Исследовательские центры, занимающиеся социологическими исследованиями, регулярно проводят опросы населения по вопросам реализации национальных проектов, что позволяет выявить мнение населения о наличии или отсутствии подобной связи.

Квалифицированно судить о ситуации могут лишь информированные люди. В опросе Левада-центра в январе 2005 г. граждан спрашивали о том, знают ли они, в чем заключается готовящаяся реформа здравоохранения. Хорошо представляющих себе суть реформы оказалось всего 4%, а вот имеющих очень смутные представления и ничего не знающих оказалось 76%. При этом, особенно негативно отнеслись граждане к таким направлениям реформы, как ликвидация районных детских поликлиник и переквалификация педиатров во врачей общей практики и семейных врачей (резко отрицательные оценки высказали 48% респондентов), к ликвидации женских консультаций (58%), к сокращению времени пребывания в больницах на обследовании, при лечении и после операций (60%), к сокращению объемов «бесплатной» помощи с выплатой дотаций на медицинские услуги для малообеспеченных слоев (58%).

Почти через полгода после опроса Левада-центра, в сентябре 2006 г. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) [1] оценил информированность россиян в отношении нацпроектов. Так, оказалось, что считают себя хорошо информированными о национальных проектах 11% опрошенных, 56% «кое-что слышали» и 29% совсем ничего о них не знают. По сравнению с январём того же года уровень информированности респондентов возрос и, соответственно, сократилось число тех, кто ничего об этом не знает (с 41% до 29%). При этом, большинство респондентов отмечают, что в принципе понимают цели и задачи четырёх национальных проектов. Наиболее понятным населению представляется национальный проект «Качественное здравоохранение» (72%). 38% опрошенных знают, что этот нацпроект реализуется у них в регионе.

В октябрьском 2006 г. ВЦИОМ представил более дифференцированную оценку информированности населения в социальном и территориальном разрезе [2]. Так, оказалось, что о национальном проекте «Здоровье» информированы 51% опрошенных, 8% из них довольно много знают о проекте, и 43% - что-то слышали. Чем выше доходы респондентов, тем, как правило, лучше они информированы о проекте. Половина опрошенных указывают, что не знают, реализуется ли проект «Здоровье» в их регионе, ещё 13% затрудняются с ответом. Мнения остальных разделились: 17% полагают, что проект в их регионе реализуется; 20%, что - нет. Доля считающих, что в их регионе ведётся работа по осуществлению проекта, выше всего в Сибирском и Уральском федеральных округах (32% и 24%).

Самый последний опрос, посвященный оценкам россиянами национальных проектов, был проведен Левада-центром 16-19 марта 2007 г. [3] Были опрошены 1600 россиян в возрасте от 18 лет и старше в 128 населенных пунктах 46 регионов страны. Результаты этого опроса показали, что по сравнению с аналогичным опросом 2006 г. к марту 2007 г. на 5% (с 13% до 18%) выросла доля хорошо осведомленных об этих проектах россиян. Еще на 6% (с 57% до 63%) выросла доля тех, кто что-либо слышал о них. В то же время существенно (на 11%) снизилась доля, тех, кто ничего не слышал о национальных проектах (с 30% до 19%).

Таким образом, информированность населения на протяжении двух последних лет существенно возросла и большая часть населения так или иначе представляет себе, что в стране реализуется масштабный национальный проект в сфере здравоохранения. Тем не менее, следует отметить, что достаточно велика доля тех, кто ничего не слышал о нацпроектах – практически каждый пятый, а среди информированных жителей страны удельный вес хорошо осведомленных также составляет меньшинство. Основная часть населения лишь что-то слышала о нацпроектах. Возможно, что подобный результат является одним из факторов достаточно низкой оценки результативности проекта в сфере здравоохранения.

По данным январского, а затем и майского опросов 2005 г., проведено Левада-центром, можно проследить некоторую динамику мнений о возможном влиянии реформы здравоохранения на жизнь людей. Увеличились доли как ожидающих улучшения (с 7% до 11%), так и ухудшения (с 43% до 47%), т.е. произошла поляризация мнений за счет повышения информированности основной массы населения. Сдвиг оценок в позитивном направлении по мере увеличения информации происходил в течение всего 2005 г. Так, в опросе, проведенном Левада-центром в ноябре 2005 г. россиян спрашивали, чего они ожидают от проводящейся реформы здравоохранения. Ожидающих от реформы только хорошего и больше хорошего, чем плохого оказалось 28%. Тех, кто не ждал ни хорошего, ни плохого – 20%. Доля респондентов, ожидавших больше плохого, чем хорошего и только плохого зафиксировалась на величине 42%.

Существенно более оптимистичные результаты получил ВЦИОМ в октябрьском 2006 г. исследовании [4]. В результате реализации проекта «Здоровье» ситуация в сфере здравоохранения улучшится, считает большинство респондентов (62%), каждый четвёртый опрошенный полагает, что ничего не изменится (26%), и лишь 2% прогнозируют ухудшение ситуации. Чем лучше респонденты оценивают своё материальное положение, тем оптимистичнее и их прогнозы: позитивных сдвигов ожидают от 54% в группе плохо материально обеспеченных до 72% в группе хорошо обеспеченных. Главные ожидаемые изменения благодаря реализации данного проекта: повышение престижа труда медработников и, как следствие, приток молодых специалистов; рост доступности и качества первичной медицинской помощи (прогнозируют 35-36% опрошенных); повышение квалификации участковых врачей (27%), сокращение сроков ожидания диагностических исследований, т. к. медучреждения будут оснащены необходимым оборудованием (22%).

Вместе с тем, начиная с 2006 г., ожидания населения стали развиваться в негативном направлении. Так, в последнем опросе в марте 2007 г. показано, что по сравнению с аналогичным опросом 2006 г. с 29% до 26% снизилась доля граждан, считающих, что национальные проекты окажут существенное влияние на жизнь самих респондентов и жизнь их семей. А доля, считающих, что национальные проекты, скорее всего, не окажут или точно не окажут влияние на их жизнь возросла с 57% до 60%. Социологи Левада-центра, к сожалению, констатировали, что доля россиян, считающих, что реализация национального проекта в области здравоохранения приведет к существенному улучшению деле в этой сфере существенно снизилась за 2006-2007 гг. – с 43% до 32%. Одновременно возросла доля тех, кто считает, что существенного улучшения скорее всего или точно не будет. Их доля возросла с 44% до 55%.

Также неутешительно изменились мнения граждан о том, как будут потрачены средства, выделенные на национальные проекты. Доля тех, кто считает, что деньги будут израсходованы эффективно, осталась неизменной. Таких респондентов оказалось 13%. Выросла доля тех, кто считает, что средства будут израсходованы малоэффективно или совершенно неэффективно с 43% до 51%. В то же время несколько снизилась доля тех, кто считает, что эти средства будут просто разворованы – с 31% до 27%.

Таким образом, вплоть до середины 2006 г. по мере роста информированности населения, увеличивались позитивные ожидания от реализации нацпроектов, хотя справедливости ради надо сказать, что и на пике позитивных оценок пессимистов все же было почти вдвое больше, чем оптимистов. За последний год, несмотря на то, что информированность населения продолжала хоть и медленно, расти, удельный вес респондентов с оптимистичными ожиданиями от реализации нацпроектов стал сокращаться. По-видимому, на эти оценки повлияли первые видимые результаты.

Действительно, как показал мониторинг общественного мнения, позитивные ожидания оправдались в меньшей степени, чем негативные. Следует отметить в целом довольно низкие уровни удовлетворенности системой здравоохранения: фактически лишь каждый 6-7 респондент дал позитивный отклик, тогда как 2/3 респондентов оценивают здравоохранение неудовлетворительно. При этом, данные Левада-центра свидетельствуют о росте доли населения, удовлетворенного системой здравоохранения на фоне реализации нацпроекта с 12% в августе 2005 г. до 17% в августе 2006 г. и последующем снижении к августу 2007 г. до 14%. Одновременно менялась доля неудовлетворенных: с 68% до 59% за период август 2005 – август 2006, и вновь до 65% к августу 2007 г. [5] (рис. 4). Таким образом, максимум позитивных оценок пришелся на лето прошлого года, а за первую половину 2007 г., т.е. в условиях фактически начатой деятельности, удовлетворенность сократилась.

Рис.4 

Рис.4. Удовлетворенность населения системой здравоохранения в России.

Аналогичные результаты были получены в исследовании ВЦИОМ в сентябре 2006 г. Ожидания от реализации национальных проектов пока оправдываются слабо. Если в мае 2006 г. улучшение ситуации в здравоохранении отмечали 48% респондентов, то в августе уже вдвое меньшее число опрошенных – 35%. Предварительные итоги реализации национальных проектов у себя в регионе опрошенные оценивают скорее со знаком «минус». Так, успешным осуществление проекта «Качественное здравоохранение» считают 26% респондентов, тогда как неуспешным – 36%.

Говоря о конкретных результатах реализации нацпроекта «Качественное здравоохранение», 18% опрошенных отмечают улучшение материальной базы поликлиник и больниц, 9% – рост квалификации медиков, повышение качества обслуживании пациентов и доступности дорогостоящей медицинской помощи, операций.

В октябрьском 2006 г. исследовании ВЦИОМ доля позитивных оценок еще сократилась. То, что за последний год положение дел в этой сфере не изменилось, полагает почти половина респондентов (46%), позитивные сдвиги фиксируют 28% опрошенных, негативные - 16%. Наиболее критично настроены респонденты, считающие себя плохо материально обеспеченными; это единственная группа опрошенных, в которой положительные изменения отмечают реже, чем отрицательные (+18%, -24%).

Наиболее острыми проблемами в сфере здравоохранения опрошенные считают большие очереди, необходимость оплаты услуг, дорогие лекарства, отсутствие оборудования и медикаментов, нехватку специалистов (по 11-14%). Выражается недовольство низкой квалификацией медперсонала, качеством услуг (по 7-10%) и др.

Качеством медицинского обслуживания не довольно большинство опрошенных (57%, в их числе 19% совершенно), доволен каждый третий респондент (35%, в том числе только 5% полностью). Самый низкий уровень удовлетворённости качеством медобслуживания отмечен в Москве и Санкт-Петербурге (+22% , -67%).

На рис.5 представлены мнения россиян об изменении качества медицинских услуг за последний год по данным Левада-центра. Видно, что январь-август 2005 г. существенно выросла доля россиян, считающих, что качество медицинских услуг улучшилось с 9% до 19%, за последующие годы к августу 2007 г. их доля возросла еще на 2% и достигла 21%. Одновременно снижается доля населения, считающего, что качество медицинских услуг ухудшилось. Доля тех, кто считает, что качество услуг несколько ухудшилось снизилась с января 2005 г. к августу 2007 г. с 27% до 17%, а доля считающих, что качество услуг значительно ухудшилось снизилось за тот же период с 24% до 10%. В то же время растет доля россиян, считающих, что качество медпомощи не изменилось. Так, за период с января 2005 г. до августа 2007 г. их доля выросла с 34% до 45%.

Таким образом, в качестве единственного положительного результата можно рассматривать лишь то обстоятельство, что удельный вес респондентов, недовольных качеством медицинской помощи, сократился. Но недовольство не сменилось довольством, наиболее часто оно трансформировалось в констатацию отсутствия прогресса.

Рис.5 

Рис.5. Изменение качества медицинских услуг в России за последний год.

На рис.6 показано, как менялись мнения россиян (по данным Левада-центра) о том, могут ли респонденты и члены их семей при необходимости получить хорошее медицинское обслуживание. За год с августа 2005 г. по август 2006 г. на 5% (с 23% до 28%) выросла доля тех, кто считает получение хорошего медицинского обслуживания возможным, и снизилась на те же 5% доля, считающих получение хорошего медобслуживания невозможным. К августу 2007 г. доля, считающих получение хорошего медобслуживания опять снизилась до 24%, и до 72% возросла доля тех, кто считает это невозможным. Таким образом, прослеживается четкая связь между динамикой оценки системы здравоохранения и оценкой собственной возможности получить качественную медицинскую помощь: с лета 2005 г. по лето 2006 г. надежды, а следовательно и оценки, несколько возросли, за следующий год – с лета 2006 г. по лето 2007 г. вернулись к исходным, достаточно низким значениям.

Рис.6 

Рис.6. Возможность получения хорошего медицинского обслуживания.

Как показывают данные, уровень информированности населения о национальных проектах по-прежнему остается невысоким, и россияне относятся к их реализации скептически. Мнение о том, что эти проекты будут существенно влиять на жизнь российских семей, также не изменилось к лучшему. За прошедший год снизились позитивные ожидания от реализации проекта в области здравоохранения.

Данные общенациональных опросов, согласно которым население страны негативно оценивает первый год реализации приоритетных национальных проектов, по мнению некоторых СМИ поставили под сомнение возможность их успешного воплощения. А вот что думают по этому поводу члены Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. [6]

«Видна настойчивость властей в реализации национальных проектов, и я думаю, что отношение людей к тому, как идет работа, скоро изменится», – заявил первый заместитель председателя Комитета СФ по конституционному законодательству, представитель в Совете Федерации от правительства Вологодской области Валерий Федоров. Комментируя данные опросов, он заметил, что «к сожалению, слишком много было всяких нереализованных программ в последние годы, и авторитет властей в этом смысле немного подорван». «Конечно, пропаганды недостаточно, но конкретные действия принесут свои плоды», – убежден сенатор.

«Целые отрасли возведены в ранг национальной идеи, изменилось отношение к ним государства – это главное в приоритетных национальных проектах», – считает председатель Комитета СФ по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии, представитель в Совете Федерации от Правительства Удмуртской Республики Виктор Шудегов. Говоря о том, что, согласно данным опроса ВЦИОМ, население России не видит конкретных позитивных результатов реализации национальных проектов в жилищной сфере, образовании, здравоохранении и сельском хозяйстве, сенатор заявил, что «хотя есть небольшие отставания от графика, в целом реализация проектов идет нормально, нет никаких поводов для беспокойства». По словам В. Шудегова, если бы подобный социологический опрос проводился среди людей тех профессий, которых касаются приоритетные национальные проекты, то результаты такого опроса были бы другими. «Основные надбавки  медикам уже пошли, поэтому они должны были ощутить работу нацпроекта на себе. Выплаты  учителям также начинаются», – подчеркнул парламентарий. Он считает, что «огромное значение имеют улучшение материальной базы, поставка нового оборудования, это не сказывается на конкретной зарплате людей, но играет ключевую роль в повышении общего уровня и медицинского обслуживания, и образования». «Причина негативной оценки россиянами хода реализации нацпроектов кроется в том, что явно недостаточно ведется разъяснительная работа среди населения как в средствах массовой информации, так и в регионах, – полагает В. Шудегов. – Нужно, чтобы все знали об этих национальных проектах, а главное, о конкретных мерах, которые проводятся, и о проблемах, которые решаются».

«Результаты нацпроектов не могут быть видны через год, для этого должно пройти время», – считает председатель Комитета СФ по делам Федерации и региональной политике, представитель в Совете Федерации от администрации Рязанской области Рафгат Алтынбаев. «Необходимо время, чтобы нацпроекты «раскрутились», нужно подготовить законодательную базу. Как говорится, Москва не сразу строилась», – сказал сенатор. При этом он убежден в недостаточном освещении хода реализации приоритетных национальных проектов прежде всего региональными СМИ. «Когда нацпроекты обсуждались на заседании Совета законодателей с участием Президента России, особо подчеркивалась необходимость участия средств массовой информации в пропаганде и информировании населения обо всем, что касается национальных проектов, причем именно на уровне субъектов Федерации», – напомнил председатель комитета. Однако, продолжил он, «этот пункт пока не выполнен, освещение явно недостаточно. Нужно сообщать о конкретных событиях в каждом регионе – какое привезли оборудование, когда его установили, для чего оно нужно и так далее». Для решения этой проблемы в Центральном федеральном округе объявлен конкурс среди региональных СМИ «Потенциал России» на лучшее освещение вопросов, связанных с реализацией приоритетных национальных проектов, сообщил Р. Алтынбаев. «Думаю, благодаря этому конкурсу удастся достичь более существенных результатов», – заметил он.

Ряд социологических опросов по поводу реализации национального проекта в области здравоохранения были проведены и в некоторых регионах России.

Об эффективности реализации национального проекта "Здравоохранение" в Свердловской области можно судить по результатам социологического опроса, проведенного департаментом внутренней политики Губернатора Свердловской области при участии Уральской академии государственной службы в мае-июне 2006 года среди пациентов учреждений здравоохранения. Опрос проводился по всей территории Свердловской области.[7] В социологическом опросе участвовало 320 респондентов.

В ходе исследования выяснялись: степень уверенности респондентов в успешной реализации приоритетных национальных проектов; степень уверенности в эффективном использовании средств, выделяемых для реализации национальных проектов; оценка респондентами степени важности предполагаемых результатов национального проекта; мнение респондентов об эффективности реализации национального проекта "Здравоохранение" в их населенном пункте; предложения респондентов по реализации национального проекта "Здравоохранение" в Свердловской области, их населенном пункте.

Обобщая анализ суждений опрошенных по вопросу, что должно стать наиболее важным результатом национального проекта "Здравоохранение", можно отметить три наиболее значимых ожидаемых результата:

  • наиболее важным результатом национального проекта здравоохранения пациенты считают увеличение продолжительности жизни, снижение смертности (75% респондентов);
  • внедрение передовых медицинских технологий (66% респондентов);
  • создание системы всеобщей профилактики заболеваний (64% участника исследования).

Оценивая меры, которые, по мнению респондентов, являются наиболее важными для успешной реализации национального проекта "Здравоохранение", респонденты выделили следующие: повышение зарплаты врачам и медицинским работникам для повышения качества оказываемых медицинских услуг и предложение улучшить организацию профилактических мероприятий, в том числе путем привлечения высококвалифицированных специалистов.

Улучшилось ли сегодня, по мнению пациентов, качество предполагаемых услуг? На сегодняшний день пациенты отмечают некоторые положительные сдвиги в повышении качества медицинских услуг: 14% респондентов по области считают, что качество предоставляемых им медицинских услуг с началом реализации национального проекта "Здравоохранение" улучшилось, 45% считают, что улучшилось отчасти, 37% считают, что не улучшилось. Таким образом, результаты в Свердловской области практически совпадают с тем, что получено в общенациональной выборке.

30.11.2006 г. были обнародованы результаты соцопроса о ходе реализации нацпроекта 'Здоровье' на Ямале. Свою оценку здравоохранению дали 5220 жителей автономного округа [8].

На вопрос 'изменилась ли доступность службы участковых врачей после начала реализации национального проекта 'Здоровье', 38,1% опрошенных ответили отрицательно, 35,4% услугами участковых врачей не пользуются. На вопрос о качественном изменении в работе скорой медицинской помощи 21,4% ответили отрицательно, 52,7% опрошенных за скорой медицинской помощью не обращались. На вопрос 'Изменилась ли за последний год квалификация врачей' на первом месте - 40,2% - стоит отрицательный ответ, на втором месте - 29% - ответ 'не знаю'. В целом реализацию нацпроекта на территории Ямала 48,3% от общего числа анкетированных оценивают положительно и отмечают, что ощутили на себе реальное улучшение качества медицинских услуг. На втором месте - 34,5% - ответ 'в течение последнего года изменений не увидели'. Приведенные оценки, особенно с учетом того, что большая часть населения в течение года не обращалась за медицинской помощью, внушают большое сомнение. Тот факт, что в данном исследовании, впервые дифференциация оценок дана для тех, кто обращается за медицинской помощью, и тех, кто знает о проблемах здравоохранения, скорее всего, с чужих слов, ставит вопрос о необходимости более детального исследования мнений о ходе реализации нацпроекта.

Общественность тринадцати муниципалитетов, на территории которых проводилось анкетирование, назвали 48 проблем, существующих в системе здравоохранения. По мнению общественности, только после их решения можно говорить о серьезном качественном изменении предоставляемых медицинских услуг населению. Болевыми точками опрошенные называют очереди в поликлиниках, неукомплектованность врачами конкретных специальностей, плохую оснащенность учреждений диагностическим оборудованием и проблему низкой квалификации врачей.

Репрезентативный (по полу, возрасту, образованию и району проживания взрослого, старше 18 лет, населения г. Архангельска) опрос 500 респондентов, посвященный оценке здоровья северян, а также о реализации национального проекта в сфере здравоохранения, проведен Центром социологических и маркетинговых исследований Форис 9-23 апреля 2007 г. методом личного интервью [9].

Результаты анализа показали, что о национальном проекте «Здоровье» в той или иной степени известно большинству (64%) опрошенных (независимо от состояния здоровья и частоты посещения учреждений здравоохранения). У данных респондентов уточнили, какие мероприятия нацпроекта им известны.

Как выяснилось, лишь 3% опрошенных не смогли назвать направления реализации проекта. Больше всего жители Архангельска слышали о повышении заработной платы медработникам (88%), о введении «родовых сертификатов» (75%) об оснащении мед. учреждений диагностическим оборудованием (70%), а «скорой помощи» - санитарным автотранспортом (68%) и т.д.

На вопрос о том, какие направления национального проекта «Здоровье» реализуются в Архангельской области, 7% архангелогородцев заявили, что никакие мероприятия не осуществляются, а 14% затруднились высказать свое мнение на этот счет. В целом же наблюдается высокий уровень положительной корреляции между ответами на вопросы об известности мероприятия национального проекта и о его реализации на территории области.

Архангелогородцы в целом склонны скорее отрицательно оценивать реализацию приоритетного нацпроекта (42%), нежели положительно (26%). 31% - затрудняется дать оценку первому году реализации национального проекта. Интересен тот факт, что среди респондентов, часто сталкивающихся с учреждениями здравоохранения, отрицательную оценку реализации нацпроекта дает большинство (58%), в отличие от тех, кто пользуется услугами данных учреждений редко (доля респондентов, дающих отрицательную оценку - 39%) или не пользуется вообще (39%).

Таким образом, учет дифференцированных мнений пациентов и лиц, не обращающихся за медицинской помощью показал, что негативное мнение складывается, прежде всего, за счет тех, кто реально знает положение вещей в реформируемой системе.

В г.Ярославле с 8-20 февраля 2006 г был проведен экспертный опрос [10] в том числе в отношении нацпроекта в сфере здравоохранения. В качестве экспертов выступали руководители ярославских СМИ, информагентств и общественных организаций, политики и политтехнологи – лица, по роду своей деятельности, наблюдающие и оценивающие политическую жизнь области.

Прогнозы ярославских экспертов в отношении реализации национального проекта «Здравоохранение» демонстрирует следующая таблица (табл. 6):

Табл. 5.

К чему, по Вашему мнению, скорее всего, приведет реализация проекта «Здравоохранение»

 

повышение качества услуг + 10,00%
улучшение материальной базы + 6,67%
что-то сдвинется с места + 6,67%
современные методы лечения станут доступнее + 3,33%
повышение зарплат врачам и медсестрам + 3,33%
усиление профилактической направленности + 3,33%
Уровень позитивных прогнозов   33,33%
никакого качественного скачка = 3,33%
отработка механизма реализации проектов национального уровня = 3,33%
Уровень нейтральных прогнозов   6,67%
повышение социальной напряженности в коллективах - 13,33%
нет экономических расчетов, деньги уйдут в никуда - 10,00%
снижение качества медицинского обслуживания - 10,00%
разделение людей по уровню доходов - 6,67%
разрушение старой системы и хаос - 6,67%
увеличение объема платных услуг - 3,33%
снижение доступности медицинского обслуживания - 3,33%
деградация кадрового потенциала отрасли - 3,33%
с таким министром любая реформа обречена на провал - 3,33%
Уровень негативных прогнозов   60,00%

 

Прогнозы ярославских экспертов в отношении реализации национального проекта «Здравоохранение» имеют явно негативную тенденцию. Самое главное, что можно не только предвидеть, но и наблюдать уже сейчас, на ранних стадиях реализации этого проекта – это углубление социальной напряженности в среде врачей и медработников.

Подводя итоги исследования, следует отметить следующее.

Можно считать 2006 г. – началом позитивной динамики смертности, поскольку она обеспечена всеми поло-возрастными группами и основными причинами смерти. Поскольку она не спровоцирована какими-либо экстремальными вмешательствами (по типу антиалкогольной кампании середины 1980-х годов), а началась на фоне достаточно продолжительной стабилизации смертности в 2002-2005 г., можно надеяться на продолжение и укрепление начавшегося тренда. Развитие ситуации в первой половине 2007 г. в позитивном русле также позволяет ожидать, что сложившийся разрыв в продолжительности жизни населения между Россией и странами Европы будет постепенно преодолен.

Одной из основных причин благоприятной динамики демографических показателей, считается начало реализации национальных проектов, в частности проекта «Качественное здравоохранение». Вместе с тем, мнение населения далеко не столь оптимистично, как оценки экспертов. Так, информированность на протяжении двух последних лет существенно возросла и большая часть населения так или иначе представляет себе, что в стране реализуется масштабный национальный проект в сфере здравоохранения. Тем не менее, следует отметить, что достаточно велика доля тех, кто ничего не слышал о нацпроектах – практически каждый пятый, а среди информированных жителей страны удельный вес хорошо осведомленных также составляет меньшинство. Основная часть населения лишь что-то слышала о нацпроектах. Возможно, что подобный результат является одним из факторов достаточно низкой оценки результативности проекта в сфере здравоохранения.

Вплоть до середины 2006 г. по мере роста информированности населения, увеличивались позитивные ожидания от реализации нацпроектов, хотя справедливости ради надо сказать, что и на пике позитивных оценок пессимистов все же было почти вдвое больше, чем оптимистов. За последний год, несмотря на то, что информированность населения продолжала хоть и медленно, расти, удельный вес респондентов с оптимистичными ожиданиями от реализации нацпроектов стал сокращаться. По-видимому, на эти оценки повлияли первые видимые результаты.

Прослеживается четкая связь между динамикой оценки системы здравоохранения и оценкой собственной возможности получить качественную медицинскую помощь: с лета 2005 г. по лето 2006 г. надежды, а следовательно и оценки, несколько возросли, за следующий год – с лета 2006 г. по лето 2007 г. вернулись к исходным, достаточно низким значениям. Существенно при этом, что негативное мнение складывается, прежде всего, за счет тех, кто обращается за медицинской помощью и реально знает положение вещей в реформируемой системе.

 


Просмотров: 15293

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 05.11.2013 г. )
« Пред.
home contact search contact search