О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №6 2013 (34) arrow Репродуктивно-демографическая ситуация в Удмуртской Республике – состояние, динамика, тенденции
Репродуктивно-демографическая ситуация в Удмуртской Республике – состояние, динамика, тенденции Печать
26.12.2013 г.

Н.Н. Бушмелева
ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия», г. Ижевск

Reproductive and demographic situation in the Udmurtian Republic - state, dynamics, trends
N.N. Bushmelеva

Izhevsk State Medical Academy, Izhevsk

Резюме. Главным фактором, обеспечивающим демографическую безопасность страны, является эффективность репродуктивного процесса как в количественном отношении (число деторождений), так и в качественном (уровень жизнеспособности родившегося потомства).

Цель исследования. Анализ репродуктивно-демографической ситуации, состояния соматического и репродуктивного здоровья женщин в Удмуртской Республике в сопоставлении с Российской Федерацией и Приволжским федеральным округом. Методы исследования. Медико-демографические показатели за 1991-2011 гг. изучены на основе официальных статистических данных Росстата и материалов территориального органа государственной статистики Удмуртской республики (по схемам информационного обеспечения, утвержденным Минздравом Удмуртской республики).

Результаты исследования. Динамика демографических показателей в Удмуртской Республике соответствует таковой в России, однако изменения показателей рождаемости, смертности и естественного прироста населения в республике более выражены, чем в стране в целом. Уровень рождаемости в УР, оставаясь в течение всех лет выше, чем в России, в годы экономического кризиса снижался в большей степени (с 13,7 в 1991 г. до 9,1 в 1996 г., или на 33,6%) при снижении его в России с 12,1 в 1991 г. до 8,6 в 1996 г., на 29,0%). Положительный естественный прирост населения в Удмуртской Республике был зарегистрирован с 2009 года и сегодня остается положительным. Суммарный коэффициент рождаемости в 2011 г. в целом по Удмуртии равен 1,759. Вне зарегистрированного брака рождаются 30,0% детей.

За период с 1991 г. по 2011 г. в Удмуртии произошел рост общей заболеваемости населения, выраженный в большей степени, чем в целом по России. Наибольший рост заболеваемости отмечен в детском и подростковом возрасте (на 76,3% и 99,2% соответственно), что предопределяет высокий уровень репродуктивной и перинатальной патологии в последующие годы.

Среди женщин России и Удмуртской Республики отмечен рост социально-зависимых и социально-значимых болезней - туберкулеза (в 1,2 раза за 1997-2010гг.), наркомании (в 6,6 раз), алкоголизма и алкогольных психозов (в 1,6 раз). Частота инфекций, передающимися половым путем, в Удмуртской Республике превышает среднероссийский показатель в 1,7 раза, сифилиса и гонореи в 2,6 раза. Заболеваемость при беременности и в родах в Удмуртии выше, чем в РФ, особенно болезней мочеполовой системы (в 2,7 раз), органов кровообращения (1,8 раз), а также эклампсии и преэклампсии.

Устойчивый характер ухудшения здоровья населения Удмуртии, увеличение числа беременных женщин с соматической патологией, высокая заболеваемость репродуктивной системы являются предрасполагающим фактором к развитию патологии при беременности и в родах, а также к высоким репродуктивным потерям.

Ключевые слова: воспроизводство населения; репродуктивно-демографическая ситуация; соматическое и репродуктивное здоровье женщин.

Abstract. The main factor ensuring demographic safety of the country is efficiency of reproduction both in quantitative (number of births) and qualitative (viability of newborns) terms.

The aim of the study was to analyze reproductive and demographic situation, state of somatic and reproductive health of women in the Udmurtian Republic compared to the Russian Federation and the Privolzhsky (Volga) Federal District.

Methods. Medical demographic indicators for 1991-2011 were analyzed on the basis of official data by the Federal State Statistics Service (Rosstat) and information from the Regional agency for state statistics of the Udmurtian Republic (according to information support charts approved by the Ministry of Health of the Udmurtian Republic).

Results. Dynamics of demographic indicators in the Udmurtian Republic is similar to the one of the Russian Federation; however, variance of fertility, mortality and natural increase indicators are more expressed compared to Russia in general. Fertility level in the Udmurtian Republic remained higher during the study period compared to Russia and more significantly reduced during economic crisis (from 13.7‰ in 1991 to 9.1‰ in 1996 or by 33.6), while in Russia it decreased from 12.1‰ in 1991 to 8.6‰ in 1996 or by 29.0%. Positive natural increase in the Udmurtian Republic started to be registered since 2009 and remains positive ever since. Total fertility rate in the Republic was 1.759 in 2011. 30.0% of births are illegitimate.

During 1991-2011 the growth of disease prevalence was more expressed than in Russia in general. The highest morbidity growth is registered in children and adolescents (by 76.3% and 99.2% respectively) which determines high level of reproductive and perinatal pathology in coming years.

In female population of Russia and the Udmurtian Republic morbidity growth is registered for socially-related and socially-sound diseases – TB (by 1.2 times in 1997-2010); narcomania (by 6.6 times), alcoholism and alcoholic psychosis (by 1.6 times). Prevalence of sexually transmitted infections in the Republic is higher than the Russian average by 1.7 times, among them syphilis and gonorrhea - by 2.6 times. Pregnancy and delivery complications in Udmurtia are higher than in Russia especially due to diseases of the genitourinary system (by 2.7 times); diseases of the circulatory system (by 1.8 times) and also due to eclampsia and preeclampsia.

Sustainable deterioration of population health in the Udmurtian Republic, growing number of pregnant women with somatic pathology, high morbidity of reproductive system are predisposing factors in the development of pathologies in pregnancy and delivery as well as factors on high reproductive losses.

Keywords: population reproduction; reproductive and demographic situation; somatic and reproductive health of women.

Сложившаяся в России на рубеже ХХ-ХХI веков неблагоприятная демографическая ситуация, характеризующаяся естественной убылью и ухудшением здоровья населения, определяет особую социальную и политическую значимость проблемы повышения рождаемости и снижения репродуктивных потерь. Эта проблема особенно актуальна сегодня в связи с предстоящим снижением рождаемости из-за уменьшения численности женщин фертильного возраста вследствие «демографической волны» как результата сверхнизкой рождаемости в 90-е годы [1,3,4]. Сложная социально-экономическая ситуация в стране, ухудшение здоровья беременных и высокий уровень осложнений в родах, а также неоптимальная организация акушерско-гинекологической помощи населению оказывает отрицательное влияние на процессы формирования репродуктивного здоровья, обусловливая высокую заболеваемость рождающегося потомства и высокие показатели репродуктивных потерь [8,9,10]. Показано, что в ближайшие десятилетия медико-демографический фактор будет оказывать существенное дестабилизирующее воздействие на экономику, социальную сферу и национальную безопасность страны [1,2,7]. И в этих условиях сбережение каждой жизни и сохранение каждой желанной беременности есть главная задача социальной политики государства и репродуктивной медицины. При этом вполне закономерно повышается значимость службы охраны здоровья материнства и детства, формирующей здоровье рождающегося поколения и населения в целом [5,6,7].

По состоянию на 1 января 2011 года в Удмуртской Республике (УР), проживало 1521731 человек (5,1% населения Приволжского федерального округа - ПФО), из них 1046376 человек (69,0%) – жители города, 475355 человек (31,0%) - сельские жители.

С 1991г. в республике наблюдается устойчивое сокращение численности населения. За переходный период 1991-2010гг. население УР уменьшилось на 103,1 тысяч человек, причём если в 1991-1998 годах сокращение численности населения происходило за счёт естественной убыли, то с 1999 года также и за счёт миграционной убыли. По прогнозам Росстата, к 2025 г. население республики сократится до 1493,8 тысяч человек

В результате снижения рождаемости в УР произошла деформация возрастного состава населения: прежде всего сократилась численность детского населения (0-14 лет) с 413,7 до 364,1 тысяч (на 12%) при снижении числа детей в России за тот же период с 1991 по 2010 годы с 33,9 до 30,1 млн. (на 11,2%). В структуре всего населения Удмуртии за 1990-2011гг. доля детей сократилась на 38,5% (с 27,3% до 16,8%), доля лиц в возрасте 15-49 лет снизилась с 56,4 до 50,9%, в то время как удельный вес населения старше 50 лет увеличился практически вдвое - с 16,3 до 32,2%.

За последнее десятилетие (2001-2010гг.) общая численность населения Удмуртской Республики уменьшилась на 7,18% (при 3,4% по Российской Федерации и 5,1% по Приволжскому ФО). Численность детей от 0 до 14 лет в УР за эти годы снизилась на 22,0% (по России на 14,0%), а численность подростков сократилась на 37,8% в Удмуртии (при 34,0% по России).

Более выраженная деформация возрастного состава населения Удмуртии – максимальное сокращение доли детей – обусловлено большими темпами снижения рождаемости в Республике – на 32,8% за 1991-1996гг. (с 13,7 на 1000 населения до 9,2) - при снижении рождаемости в России за 90-е годы на 29% за те же годы.

При этом, однако, надо отметить, что уровень рождаемости в УР в течение всех лет оставался выше, чем в России. После 1999г. показатель рождаемости в УР, как и в целом по России, устойчиво увеличивался, оставаясь выше, чем в России и ПФО. Лишь в 2005 г. благоприятная тенденция рождаемости в Удмуртской Республике (как и в целом по России) была нарушена - произошло ее снижение с последующим устойчивым ростом показателя (рис.1.).

Рис.1
Рис.1. Динамика рождаемости и смертности в Удмуртии, ПФО и России в 1991-2011 гг.

Характеризуя половозрастной состав населения УР, важно подчеркнуть его существенную гендерную диспропорцию. Численность женщин на начало 2011 г. составила 824154 человек, мужчин - 699123 человек, т.е. больше на 125031 человек, или на 18,0%. Численное превышение женщин над мужчинами в составе населения отмечается после 24 лет и с возрастом увеличивается. Так, если в возрасте 0-24 года на 1000 мужчин приходится 968 женщин, в возрасте 25-59 лет – 1131 женщина, то после 60 лет – 2063 женщины. Возможно, относительное преобладание женщин в регионе определяет высокий уровень внебрачных рождений в республике – выше уровня в России и ПФО (см. ниже).

Сложившийся уровень рождаемости в УР определялся довольно высоким показателем суммарной рождаемости, превышающим уровень его как в России, так и в ПФО (рис.2). Анализ динамики суммарного коэффициента рождаемости (СКР) УР, РФ и ПФО выявляет волнообразный характер процесса изменения интенсивности деторождений за последние 20 лет – снижением в 90-е годы и последующим ростом в течение 2000-х годов (рис.2).

Рис.2
Рис. 2. Динамика суммарного коэффициента рождаемости в РФ, ПФО, и УР в 1991-2011 гг.

В 2011 г. в Удмуртии показатель СКР достиг величины 1,759 (в городских поселениях – 1,546, в сельских – 2,293), что впрочем не обеспечивает даже простого воспроизводства населения, тем более роста населения республики в целом. При сравнении показателя СКР с дореформенным показателем 1991 года (1,904) очевидно, что несмотря на положительные тенденции рождаемости последних лет, республика не преодолела кризисных явлений переходного периода.

В соответствии с ростом показателя СКР, в республике в течение последнего десятилетия увеличивается доля повторных родов, что можно объяснить введением мер по стимулированию рождаемости, в частности, семейного (материнского) капитала. Так, с 2006 года число вторых рождений в городах республики увеличилось в 1,4 раза, в сельской местности эти изменения были менее выражены (рост вторых и более родов на 14,0%).

Темпы изменения повозрастной рождаемости на протяжении 1991- 2011 гг. были также различными. Наиболее неблагоприятным был 1995 год, когда снизилась рождаемость во всех возрастных группах и особенно у женщин наиболее активного репродуктивного возраста - с 20 до 35 лет.

В 2011г. в сравнении с 2001 г. рождаемость на территории Удмуртской Республики выросла в возрастных группах: в 15-19 лет - на 2,48%; 25-29 лет - на 1,5 %; в 30-34-летних - на 1,78 %, в группе 35-39-летних увеличилась в 2,6 раза; 40-44 года в 2,6 раза и в группе 45-49 лет в 3 раза. В группе 20-24 года рождаемость снизилась на 1,0 %. В сельской местности уровни возрастной рождаемости превышали уровни показателей городских поселений в наиболее активных фертильных возрастах в 1,4 раза. Таким образом, динамика возрастных коэффициентов рождаемости в УР аналогична тенденциям в России в целом, согласно которым в наибольшей степени в последние годы растет рождаемость в старших репродуктивных возрастах – так называемое «постарение рождаемости» [1, 3, 7].

Средний возраст деторождения, составлявший в УР в 1991 году 25,7 лет, к 1994 году снизился в УР до 24,3 лет и приобрел тенденцию к росту с 2003 г. в УР 25,4 лет, достигнув в 2010 г. в УР 25,6 лет. Увеличение среднего возраста деторождения в последние годы также связано с увеличением числа женщин, рожающих в возрасте «25 лет и старше». При корреляционном анализе выявлена прямая сильная связь между числом женщин в возрасте 25 лет и более и уровнем рождаемости и (r=+0,85).

При анализе тенденций репродуктивного поведения женщин УР выявлено, что общее число беременностей на 1000 женщин фертильного возраста в республике за 20 лет снизилось почти в два раза – с 174,9 в 1991г. до 89,5 в 2010г. (рис. 3).

Рис.3
Рис. 3. Динамика общего числа беременностей на 1000 женщин 15-49 лет (правая шкала) и структуры исходов беременности (доли родов и абортов в %) в УР в 1991-2010 гг. (левая шкала)

При этом число родов в УР, как и в РФ, за последние десять лет увеличилось в 1,3 раза, а число абортов уменьшилось в УР 2,1 раза, в РФ - в 1,76 раза. В результате противоположной динамики исходов беременности в течение последних 4-х лет в УР число деторождений стало превышать число абортов; в России данная ситуация наступила на год раньше – в 2006г.

Доля абортов в структуре всех зарегистрированных беременностей в УР снизилась с 68,6% в 1991г. до 41,4% в 2010г, а доля родов соответственно увеличилась с 30,1 до 56,6%.

Известно, что репродуктивное поведение населения в значительной мере определяется медико-социальными и экономическими факторами, которые оказывают влияние на брачно-семейные отношения. Уровень брачности в Удмуртской Республике до 2010г. был ниже среднего по Российской Федерации и являл собой самый низкий среди регионов ПФО (самый низкий показатель брачности в УР в 1996г. - 4,7 на 1000 населения, год минимальной рождаемости в республике). Соответственно и уровень разводимости в республике оставался крайне низким – минимальное значение 2,2 на 1000 населения в 1998г. Самый высокий показатель разводимости наблюдался в УР в 2003 г. – 4,3 на 1000 населения (рис. 4).

Рис.4
Рис. 4. Общий показатель брачности и разводимости (на 1000 населения) в УР, РФ и ПФО за 1991-2011 гг.

В настоящее время взаимосвязь брачного и репродуктивного поведения определяется несколькими факторами. Очевидно, что чем старше женщина, тем больше снижается ее способность к оплодотворению и вынашиванию плода. Снижение фертильности усугубляется наличием абортов до вступления в брак, которые часто ведут к вторичному бесплодию. Позднее вступление в брак закономерно препятствует появлению второго ребенка, не говоря уже о третьем.

В литературе показано [7], что динамика числа заключенных браков и разводов в России в течение постсоветского периода в меньшей степени отражает мировые тенденции ослабления семейно-брачных отношений, а в большей степени определяется экономическими условиями жизни населения: в годы кризиса, когда ухудшались условия жизни населения и увеличивалась доля бедных, число браков уменьшалось. Авторы пишут, что, впадая в бедность, население реже вступает в брак, и женщины меньше рожают; но при улучшении условий жизни и уменьшении бедности в стране отмечена положительная тенденция и в брачном, и в репродуктивном поведении населения — увеличивается показатель и брачности (до докризисного уровня), и рождаемости (с некоторым превышением исходного уровня по показателю на 1000 населения). Подобная динамика отмечена и в УР, как и в целом по России, в течение 2000-х годов существенно увеличилось число браков. По уровню разводимости УР занимает среднее положение среди регионов Росси и ПФО и является одной из немногих, где наблюдается снижение этого уровня в динамике. Наибольшая активность брачности-разводимости зафиксирована в г. Ижевске.

При относительно благоприятной ситуации в УР с уровнем брачности и разводимости число детей, рожденных вне брака, в республике (27,6% в 2011г.) превышает показатель и в РФ (24,6), и в ПФО (23,4%). Возможно, этот парадокс связан с довольно высоким уровнем рождаемости в УР в сравнении с РФ и ПФО. По мнению специалистов Института демографии Главного Управления Высшей Школы Экономики, в развитых странах наблюдается положительная зависимость между общим уровнем рождаемости и долей внебрачных рождений – при высокой рождаемости выше доля рожденных вне брака детей. Так, во Франции суммарный коэффициент рождаемости — 1,96 ребёнка на женщину, и доля рожденных вне брака - 50,0%; в Норвегии — при СКР 1,77 вне брака рождены 54,0% детей; в Исландии показатели составили 1,89 и 66,0%. Страны с низкой долей внебрачных рождений имеют очень низкие показатели рождаемости: в Японии при СКР 1,21 лишь 2,0% рождается вне брака; в Греции при СКР 1,38 вне брака рождены 5,0% детей [4,11]. Эта зависимость прослеживается в Удмуртии при сравнении показателей в городе и селе - рождение детей вне брака чаще регистрируется в селе, где уровень рождаемости выше (рис.5).

Рис.5
Рис. 5. Динамика доли рождений вне брака в УР, РФ и ПФО в 1999-2011гг. (%)

Положительный естественный прирост населения в Удмуртской Республике был зарегистрирован с 2009 г. (0,6 на 1000 населения), в 2011г. составил 1,0 на 1000 населения и остается положительным после шестнадцатилетнего перерыва. Критическое ухудшение демографической ситуации прежде всего в результате роста смертности населения сопровождалось снижением ожидаемой продолжительности жизни (ОПЖ) при рождении в УР (с 69,3 лет до 61,0 в 1991-1994г. при соответствующих показателях ОПЖ в РФ 68,9 и 63,9). При этом степень увеличения гендерного разрыва показателя в УР к 1964 г. (на 17,63 лет, или 33,3%) существенно выше такового в РФ (13,7 лет в том же 1994 г., или на 23,8% ) вследствие более высокой смертности мужчин в трудоспособном возрасте. Только в последние пять лет по мере снижения уровня смертности ситуация в республике начала улучшаться: показатель ОПЖ при рождении увеличился и в 2011 г. достиг значения 68,9 по УР (при 69,8 лет в РФ).

Результаты статистического анализа репродуктивно-демографических параметров в Удмуртской Республике, Российской Федерации, Приволжском Федеральном округе за последние два десятилетия свидетельствуют о неоднородности пережитого переходного периода, включающего различные фазы развития. В Удмуртской Республике, как и в целом по России и ПФО, за первую (негативную) фазу 1991-1999гг. значительно ухудшались количественные и качественные показатели воспроизводства населения: уменьшилась рождаемость с 13,7 до 9,1 (по РФ с 12,1 до 8,3) на 1000 населения, увеличилась смертность с 9,9 до 14,9 (по РФ 11,4 до 15,7); снизились все коэффициенты рождаемости при изменении возрастных коэффициентов.В течение второй фазы репродуктивного процесса – стабилизационной (2000-х годов) - в Удмуртской Республике более выражены положительные изменения: увеличение рождаемости с 2000 года, положительный естественный прирост с 2009 года, рост суммарного коэффициента рождаемости, однако изменения недостаточны и тип возрастной структуры населения остается регрессивным, как и в РФ и ПФО.

Ухудшение показателей воспроизводства населения в течение переходного периода происходило на фоне снижения уровня здоровья населения. В структуре заболеваемости ведущими остаются болезни органов кровообращения, дыхания, пищеварения. Среди женщин прогрессирует заболеваемость алкоголизмом и наркоманией. Доля женщин среди больных алкоголизмом в УР выросла с 12,4% (1997) до 27,0% (2011) и заболеваемость алкоголизмом и алкогольными психозами в УР в 1,5 раза выше, чем в РФ и в 1,34 раза ПФО (2011г.: УР- 65,1; РФ-42,0; ПФО 48,5 на 100000 человек).

В динамике за период 1991-2011гг. произошло увеличение общей заболеваемости населения по Удмуртской Республике на 30,0% во всех возрастных группа, особенно у детей до 14 лет – с 1700,2 на 1000 соответствующего населения в 1991г. до 2996,9 в 2011г., что превышает показатель в РФ (2387,9 в 2011 г.) и заболеваемость остается выше российского уровня в 1,2 раза (табл.1).

Таблица 1

Общая заболеваемость на 1000 населения по возрастным группам в УР 1991-2011гг.

Возраст 1991 1996 2001 2005 2011 2011/1991 % 2011 РФ УР/РФ 2011, %
До 14 лет 1700,2 1869,8 2442,6 2740,4 2996,9 +176,3 2387,9 125,5
С 15 до 18 лет 1260,0 1485,4 1862,4 2152,9 2510,5 +199,2 2217,8 113,2
Старше 18 лет 1395,8 1284,0 1443,0 1557,2 1666,5 +120,3 1423,1 117,1
Всего 1471,4 1431,9 1662,0 1794,4 1952,8 +130,2 1604,0 121,7

Анализ общей заболеваемости показал, что наибольший рост показателя имел место в детском и подростковом возрасте (на 76,3% и 99,2% соответственно). Это вызывает особое беспокойство, так как репродуктивное здоровье девушек и юношей - будущих родителей -формируется именно в данные периоды жизни. Рост заболеваемости в эти годы отмечается по основным классам болезней: системы кровообращения, болезней нервной, костно-мышечной систем, органов пищеварения.

Первичная заболеваемость детского населения в УР выросла с 1343,0 на 1000 (в 1990г.) до 2420,9 (в 2011г.) в 1,8 раза. По данным ежегодной диспансеризации в республике, в 2011 г. из числа учащихся общеобразовательных учреждений 59,5% детей имеют то или иное отклонение в состоянии здоровья (по данным статистической формы №31). Среди 154 033 человек, обучающихся в школах, лишь 8,3% абсолютно здоровы, а 20,1% имеют хронические и инвалидизирующие заболевания, число впервые выявленных больных алкоголизмом 15-17 лет включительно за последние пять лет увеличилась на 28,0%, а наркоманией на 22,0%.

Первичная заболеваемость подростков в УР возросла с 700,5 на 1000 населения соответствующего возраста в 1991г. до 1142,0 (в 2001г.) и до 1603,5 (2011г.), или суммарно в 2,3 раза. В тот же период в РФ показатель увеличился с 583,8 (1991г.) до 934,3 (2001г.) и до 1384,2 (2011), также в 2,3 раза. Общая заболеваемость подростков на территории республики выросла за десять лет 1991-2000 гг. в 1,38 раза, а за 20 лет (с 1991 по 2011 гг.) - в 1,98 раза – адекватно темпам роста показателя в РФ (рис.6).

Рис.6
Рис. 6. Заболеваемость подростков 15-17 лет в УР и РФ 1991-2011гг.  на 1000 детей соответствующего возраста)

Частота нарушений менструальной функции у девушек-подростков УР за последние 10 лет увеличилась в 2,6 раза (с 2170,0 до 5630,0 на 100 000 женского населения соответствующего возраста), по РФ в 1,75 раза (с 2851,5 до 4991,1 на 100 000 женского населения соответствующего возраста), что предопределяет высокий уровень репродуктивной и перинатальной патологии в последующие годы.

Ухудшение репродуктивного здоровья женщин УР подтверждает высокая частота внематочной беременности и неблагоприятная динамика показателя - рост с 1,3% от числа всех зарегистрированных беременностей в 2001 году до 2,14% в 2011 году). При этом в динамике за 2001-2011 годы в УР произошел рост числа внематочной беременности в 1,6 раза (при 15,0% в РФ). Анализ показателей качества оказываемой медицинской помощи при внематочной беременности выявляет снижение числа доставленных в стационар позже 24 часов (с 39,2% в 2006г. до 18,7% в 2011гг. при 28,1% и 29,5% в те же годы в России). Снижение числа оперированных женщин с внематочной беременностью позже 24 часов ниже уровня в РФ характеризует улучшение качества оказываемой хирургической помощи в регионе.

Во все времена период социально-экономического кризиса сопровождался ростом социально-значимых болезней. В УР, как и в целом по России, отмечен рост социально-зависимых и социально-значимых болезней. Среди женщин УР максимально выросла частота первичных заболеваний туберкулезом в период с 1997 г. по 2010 г. (в 1,2 раза), увеличилась наркомания в 6,6 раза, а алкоголизм и алкогольные психозы – в 1,6 раза. К числу социально-значимых болезней, особенно пагубно влияющих на состояние репродуктивной системы, относятся инфекции, передающиеся половым путем. Заболеваемость сифилисом за 1991-2010 гг. увеличилась в УР в 80 раз, а по России в 2,3 раза. Уровень заболеваемости сифилисом в Удмуртской Республике превышает среднефедеративный показатель в 1,7 раза, по заболеваемости гонореей - в 2,59 раза. По уровню заболеваемости сифилисом и гонококковой инфекцией республика занимает первое место в Приволжском Федеральном округе. Наибольшее количество заболевших сифилисом - 44,1 % - приходится на наиболее активный репродуктивный возраст (20-29 лет). Среди беременных за десять лет произошло снижение зарегистрированных случаев сифилиса на 31,0%.

Показатель распространенности ВИЧ-инфекцией в УР составил на 1 января 2012 г. 334,8 на 100 тысяч населения (5092 ВИЧ-инфицированных), что на 30,0% ниже общероссийского значения (450,8 на 100 тысяч населения) и на 50,0% ниже показателя по ПФО (453,4 на 100 тысяч населения). Важно отметить, что каждая шестая ВИЧ-инфицированная женщина выявлена при обращении в женскую консультацию по поводу беременности.

Общая и первичная заболеваемость женщин при беременности, родах и в послеродовом периоде в Удмуртии выше, чем в среднем по РФ в 2,1 раза, особенно по классу болезней мочеполовой системы, по которым превышение составляет 2,7 раза, заболеваниям органов кровообращения - в 1,8 раза.

Всего страдали различными заболеваниями 53,0% беременных (1991) и 88,5% (2011) на 100 женщин, закончивших беременность. Каждая десятая беременная имела сердечно-сосудистую патологию, у 41,9 % отмечена анемия, у 44,7 % - инфекции, передаваемые половым путем.

За 1991–2011 гг. в Удмуртской Республике произошло увеличение частоты болезней системы кровообращения в 2,8 раза (с 6,44 на 100 женщин, закончивших беременность в 1991г. до 18,4 в 2011г.), превысив темпы роста в РФ (в 1,8 раза – с 5,5 до 9,9% в те же годы).

Частота анемии беременных, являющейся маркером качества жизни населения, возросла в УР с 1991 года в пять раз, достигнув максимального значения в 2001 г. (45,9 на 100 закончивших беременность) и превысив при этом показатель по России (42,7). Снижение частоты анемии в УР отмечено лишь в 2011 г. (42,6 на 100 закончивших беременность при 34,0% в РФ).

Удмуртская Республика относится к йоддефицитному региону, и отсутствие профилактики йодной недостаточности в годы перестройки привела к росту частоты патологии щитовидной железы в 11,4 раза с 1,0% (в 2001г.) до 11,4% (в 2011г.) - при увеличении частоты этой патологии в России за те же годы в 9,2 раза. При анализе выявлено, что наличие патологии щитовидной железы у беременных сопровождается развитием таких осложнений, как отеки, протеинурия и гипертензивные расстройства, плацентарная недостаточность, патология развития плода.

В УР стабильно выше, чем в РФ, заболеваемость мочеполовой системы. За 1991-2004 гг. частота ее выросла в 8,1 раз (с 6,5% в 1991 г. до 56,1% в 2004 г..) и составила в 2011 г. 52,8%. При этом в РФ патология мочеполовой системы увеличилась в 2,7 раза (с 8,0% в 1991 г. до 21,3% в 2006 г. и в течение последних лет частота ее сохраняется на уровне 19,2%).

Высокая соматическая заболеваемость беременных в УР является основой для развития акушерских осложнений и неблагополучных исходов беременности и родов. Так, частота гестоза (отеков, протеинурии и гипертензивных расстройств) у беременных в УР существенно выше показателя в РФ и ПФО (на 20,7% и 33,7% соответственно), а частота эклампсии/преэклампссии выше показателя в РФ и ПФО в 3,7 и 4,7 раз (рис.7), что указывает на снижение адаптационных возможностей организма беременных женщин в Удмуртии.

Рис.7
Рис.7
Рис. 7.
Отеки, протеинурия и гипертензивные расстройства в УР, РФ и ПФО (вверху); преэклампсия, эклампсия в УР, ПФО и РФ 1999-2011гг. (внизу) на 100 женщин, закончивших беременность

Высокая частота позднего токсикоза у беременных в УР обусловила и большое числа патологических родов в республике (78,6% в 2011г.) в сравнении с РФ (63,2) и ПФО (64,0%), а также частоту атонических кровотечений (16,9 на 1000 родов в 2011г.), превышающую показатель в РФ (12,3) и ПФО (12,7). В то же время частота кровотечений в связи с отслойкой и предлежанием плаценты в УР (7,9 на 1000 родов) ниже таковой в РФ (8,8).

В динамике частота кровотечений в родах в УР, как и в РФ, увеличивалась в период 1991-1996гг. в два раза с последующим снижением в 2,8 раза, но осталась выше уровня в России за счет атонических кровотечений.

Частота анемии в послеродовом периоде в УР выше показателя в 1,5 раза – 340,8 на 1000 родов в 2011г. при 228, 1‰ в РФ. А поскольку анемия в послеродовом периоде имеет преимущественно постгеморрагическую природу, этот факт характеризует неблагополучие ситуации в республике с акушерскими кровотечениями, прежде всего атоническими.

Рост частоты кесарева сечения в УР за 2000-2011гг. произошел на 71,1% (с 16,2 на 100 родов в 2001 г. до 26,7 в 2011 г.), что превышает темпы роста (52,7%) и показатель в РФ (15,0 и 22,9 на 100 родов в те же годы). Это обусловлено прежде всего большей тяжестью контингента рожениц, уровень сомтической и акушерской патологии у которых превышает показатели в РФ, а также увеличением показаний к абдоминальному родоразрешению со стороны плода. Кроме того, рост числа женщин с рубцом на матке после предшествующего кесарева сечения также является фактором роста частоты кесарева сечения в республике. Отрицательным фактом в УР является то, что до 50,0% кесаревых сечений производится по экстренным показаниям.

Благоприятная динамика в УР материнской смертности (снижение с 55,4 на 100000 живорождений в 2000 г. до 18,8 в 2011г., или в 2,9 раза) при двукратном снижении показателя в РФ за те же годы (с 39,7 до 18,6 на 100000 живорождений) и ПФО (с 39,0 до 18,9 на 100000 живорождений), характеризует эффективность проведенных мероприятий по совершенствованию оказываемой акушерско-гинекологической помощи беременным, роженицам и родильницам. В настоящее время показатель МС в Удмуртии удалось снизить практически до уровня в России и ПФО.

Снижение перинатальной смертности (ПС) в УР произошло опережающими темпами (с 13,2 до 5,8‰ за 2000-2011гг. - в 2,3 раза) при сокращении показателя в РФ с 13,2 до 7,16‰ (на 45,8%) и в ПФО – с 13,3 до 6,97‰ (на 47,4%). Снижение ПС произошло преимущественно за счет ранней неонатальной смертности (в УР с 7,0 до 2,1‰ – в 3,3 раза при меньших темпах снижения в РФ (в 1,8 раз - с 6,6 до 2,7‰) и ПФО – с 6,8 до 2,3‰ (в 2,9 раз). Мертворождаемость в УР за 2000-2011 гг. снизилась в меньшей степени - с 6,7 до 3,7‰ (или в 1,8 раз), однако темпы ее снижения также превышают таковые в РФ, где показатель уменьшился с 6,8 до 4,5‰ (на 33,8%) и в ПФО – снижение с 6,5 до 4,7‰ (на 27,7%).

Позитивная динамика репродуктивных потерь в республике позволяет положительно оценивать состояние службы родовспоможения в последние годы, в том числе рост оперативной активности в акушерстве.

Снижение в республике родового и акушерского травматизма (разрыва матки, разрыва промежности III-IУ степени, родовой травмы плода и новорожденного) характеризует правильную тактику ведения родов.

Важной репродуктивной проблемой как в России в целом, так и в Удмуртии остаются аборты, являющиеся по-прежнему одним из основных методом регулирования рождаемости в нашей стране. Их медико-социальная значимость определяется высокой распространенностью, значительным удельным весом в материнской смертности, гинекологической заболеваемости, в том числе бесплодии.

Уровень абортов в Удмуртской республике в течение последних 10 лет снизился в 2 раза (с 70,0 на 1000 женщин фертильного возраста в 2001г. до 33,9 в 2011г.), однако показатель по-прежнему остается выше, чем в РФ (26,9 на 1000 женщин фертильного возраста в 2011г.) и ПФО (28,6).

Важно отметить, что в последние годы в Удмуртии, как и в целом по стране, произошел рост распространенности и удельного веса спонтанных (самопроизвольных) абортов – доля их увеличилась в УР в 2,3 раза за 10 лет - при двукратном увеличении показателя по России. Это подтверждает данные о нарушении репродуктивного здоровья женщин Удмуртии.

Увеличился в республике и удельный вес неуточненных внебольничных абортов - на 12,7% в УР при 8,3% в РФ.

С сожалением приходится констатировать, что 4,4% абортов в УР сопровождаются теми или иными осложнениями, которые приводят к бесплодию и другим нарушениям репродуктивной функции женщин.

Методом выбора прерывания нежелательной беременности в ранние сроки является медикаментозный аборт, более безопасный в сравнении с хирургическим, и необходимость более широкого его использования как альтернативы хирургического аборта очевидна. В качестве положительного факта надо отметить, что частота медикаментозного аборта в УР составила в 2011г. 13,7% от числа всех артифициальных абортов, двукратно превысив показатель в РФ (6,3) и ПФО (7,2%).

Анализ охвата контрацепцией женщин фертильного возраста, имеющих абсолютные противопоказания к беременности и родам в УР, выявил повышение показателя за 2001-2011 гг. в 2,24 раза, но явная недостаточность охвата высокоэффективными методами контрацепции (всего 66,1%) создают угрозу материнской смертности на территории республики.

Как известно, именно аборты являются одним из важных факторов нарушения репродуктивного здоровья женщин.

Анализ распространенности гинекологических заболеваний в УР выявил катастрофический рост показателей. Так, частота расстройств менструации у женщин с 1991г. по 2011 г. возросла в 14 раз - с 280,0 на 100 000 женского населения до 3920,0 (в России - в 6,3 раза - с 345,7 на 100 000 женского населения до 2174,0 за те жегоды). Частота сальпингитов и оофоритов в УР увеличилась в 1,78 раза - с 2290,0 на 100 000 женского населения в 1999 г. до 4080,0 в 2005г. с последующим снижением до 2180,0 (в 2011г.). В РФ динамика показателя аналогична - рост показателя в 1,6 раза с последующим снижеием до 1236,7.

Частота воспалительных заболеваний (сальпингитов и оофоритов) в Удмуртии за последние 10 лет возросла у подростков — в 1,6 раза (с 1077,0 на 100 000 женского населения соответствующего возраста в 2000г. до 1680,0 в 2010 г.), - в большей степени, чем в РФ (с 1226,7 до 1368,6, или в 1,1 раза за те же годы), что обусловлено прежде всего ростом среди этого контингента частоты инфекций, передаваемых половым путем.

Таким образом, констатируемый низкий уровень здоровья женского населения Удмуртии диктует необходимость принятия специальных мер по профилактике нарушений репродуктивного процесса на всех его этапах – начиная с прегравидарной подготовки женщин, адекватной лечебно-диагностической помощи женщине и плоду на пренатальном этапе, в процессе и после родов, а также постнатальной помощи ребенку.

Заключение. Таким образом, положительный естественный прирост населения в Удмуртской Республике, зарегистрированный с 2009 года (+0,6 на 1000 населения) и составивший в 2011г. +1,0 на 1000 населения, характеризует позитивные тенденции в республике. Однако естественный прирост не достиг дореформенного уровня 1991 г., когда он равнялся 3,8 на 1000 населения. Суммарный коэффициент рождаемости в УР (1,759 в 2011 г.) остается значительно ниже уровня простого воспроизводства населения и также ниже уровня 1991 г. (1,904). При благоприятной динамике числа заключенных браков и разводов в Удмуртской Республике 30,0% детей рождается вне зарегистрированного брака. На фоне положительного естественного прироста тип населения Удмуртии остается регрессивным. По прогнозам Росстата численность населения трудоспособного возраста УР сократится с 947,0 человек на 1 января 2011г. до 887,0 тысяч человек к 2015 г., и к 2025 г. до 798,4 тысяч человек - при отрицательной возрастной структуре населения.

При наблюдающихся положительных тенденциях воспроизводства населения в Удмуртской республике в республике сохраняется устойчивый тренд ухудшения здоровья населения: увеличение общей заболеваемости населения за 1991-2011гг. на 30,0 % при превышении российского показателя в 1,2 раза; наибольший рост заболеваемости в детском и подростковом возрасте (на 76,3% и 99,2% соответственно); высокая заболеваемость репродуктивной системы; рост социально значимой и социально зависимой патологии – туберкулеза, наркомании, алкоголизма и алкогольных психозов, сифилиса и гонореи, инфекций, передающимися половым путем.

Заболеваемость при беременности и в родах в Удмуртии выше, чем в РФ, особенно болезней мочеполовой системы, органов кровообращения, причем в динамике отмечается рост числа беременных женщин с соматической патологией (с 53,0% до 88,5% на 100 закончивших беременность). Эти факторы являются предрасполагающими к развитию осложнений беременности и родов, а также способствуют развитию патологии плода и репродуктивным потерям на всех этапах онтогенеза – начиная с ранних пренатальных потерь (клиническим эквивалентом которых является невынашивание беременности и самопроизвольные выкидыши).

Следовательно, речь идет о снижении способности и возможностей женщин Удмуртской Республики к реализации функции воспроизводства из-за нарушения репродуктивного и/или соматического здоровья женщины или развивающейся патологии плода. Таким образом, анализ медико-демографической ситуации в Удмуртской Республике определяет необходимость совершенствования системы мероприятий по созданию условий сохранения и повышения репродуктивного потенциала населения.

Список литературы

  1. Архангельский ВН. К оценке резервов повышения рождаемости в России и ее регионах. Материалы Всероссийской научно-практической конференции "Демографическое настоящее и будущее России и ее регионов". М. 2012. С. 11–25.
  2. Баранов АА, Величковский БТ, Кучма ВР. Реализация требований законодательства по предотвращению репродуктивных потерь - важная составляющая демографической политики государства. Российский педиатрический журнал. 2010; (5): 4-7.
  3. Вишневский АГ. Россия: демографические итоги двух десятилетий. Мир России: Социология, этнология. 2012; 21 (3): 3-40.
  4. Захаров СВ. Рост числа рождений в России закончился? Polit.ru [Интернет] 2011. URL:http://polit.ru/article/2011/03/14/demoscope453/ (Дата обращения 10.12.2013).
  5. Кулаков ВИ. Роль охраны репродуктивного здоровья населения России в решении демографических проблем. Врач. 2006; (9): 3-4.
  6. Фролова ОГ, Гусева ЕВ, Шувалова МП. Роль амбулаторной акушерской помощи в снижении перинатальной смертности. Тезисы Всероссийского Конгресса с международным участием "Амбулаторно-поликлиническая практика: проблемы и перспективы". 2011. С. 87-89.
  7. Стародубов ВИ, Суханова ЛП. Репродуктивные проблемы в демографическом развитии России. Москва: ИД "Менеджер здравоохранения"; 2012. 320 с.
  8. Суханова ЛП, Леонов СА. Родовспоможение в России – состояние, тенденции развития, пути совершенствования. Социальные аспекты здоровья населения [Электронный научный журнал]. 2010, 14(2). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/201/30/ (дата обращения 15.11.2010).
  9. Сухих ГТ, Адамян ЛВ. Охрана репродуктивного здоровья – важный раздел модернизации здравоохранения. В сб.: Проблемы репродукции. Специальный выпуск: материалы VI Международного конгресса по репродуктивной медицине, 17-20 января 2012, Москва. Москва: МедиаСфера; 2012. С. 5-10.
  10. Филиппов ОС, Гусева ЕВ, Фролова ОГ. Итоги мониторинга материнской смертности в Российской Федерации в 2006 г. Российский вестник акушера-гинеколога. 2008; 8 (2): 9-12.
  11. Stephanie J, Ventura MA. Division of Vital Statistics. Changing Patterns of Nonmarital Childbearing in the United States. MD: National Center for Health Statistics, 2009; Number 18. [Internet]. URL: http: //www.cdc.gov/nchs/data/databriefs/db18.htm (Дата обращения 10.12.2011).

References

  1.  Arkhangel'skiy VN. To assessment of reserves for increasing the birth rate in Russia and its regions. “Demographic present and future of Russia and its regions” All-Russia Scientific and Practical Conference. Conference Proceedings. Moscow. 2012. P. 11–25. (In Russia).
  2. Baranov AA, Velichkovskiy BT, Kuchma VR Implementation of the requirements of the legislation to prevent reproductive losses is an important component of the government demographic policy. Rossiyskiy pediatricheskiy zhurnal. 2010; (5): 4-7. (In Russia).
  3. Vishnevskiy AG. Russia: demographic results of two decades. Mir Rossii. Sotsiologiya, etnologiya. 2012; 21 (3): 3-40. (In Russia).
  4. Zakharov SV. Has an increase in the birth rate in Russia finished? Polit.ru [Internet]. 2011 [cited 2011 Dec 10] Available from: http://polit.ru/article/2011/03/14/demoscope453/ (In Russia).
  5. Kulakov VI. The role of reproductive health protection in Russia in solving the demographic problems. Vrach. 2006; (9): 3-4. (In Russia).
  6. Frolova OG, Guseva EV, Shuvalova MP. The role of outpatient obstetric care in reduction of perinatal mortality.”Ambulatory and polyclinic practice: problems and futures” All-Russian Congress with international participation. Proceedings. Moscow. 2011. P. 87-89. (In Russia).
  7. Starodubov VI, Sukhanova LP. Reproductive problems in demographic development of Russia. Moscow. 2012. 320 p. (In Russia).
  8. Sukhanova LP, Leonov SA. Obstetric care in Russia – the current state, development tendencies, ways for improvement. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [Online Scientific Journal]. 2010 [cited 2010 Nov 15];14 (2). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/201/30/lang,ru/ (In Russia).
  9. Sukhikh GT, Adamyan LV Reproductive health protection is an important issue of health care modernization. VI International Scientific Conference "Problemy reproduktsii". Conference Proceedings. Spetsial'nyy vypusk. Moscow. 2012. P. 5-10. (In Russia).
  10. Filippov OS, Guseva EV, Frolova OG. Results of monitoring of maternity mortality in the Russian Federation in 2006. Rossiyskiy vestnik akushera ginekologa. 2008; 8(2): 9-12. (In Russia).
  11. Stephanie J, Ventura MA. Division of Vital Statistics. Changing Patterns of Nonmarital Childbearing in the United States. MD: National Center for Health Statistics. 2009; (18). [Internet]. [Cited 2013 Dec 10]. Available from: URL: http://www.cdc.gov/nchs/data/databriefs/db18.htm

Просмотров: 12305

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 27.12.2013 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search