О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА


crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №1 2008 (5) arrow Социально-гигиенические характеристики московских жителей трудоспособного возраста, погибших от травм
Социально-гигиенические характеристики московских жителей трудоспособного возраста, погибших от травм Печать
11.04.2008 г.

Сабгайда Т.П., Меркулов С.Е., Лопаков К.В., Айропетян С.М.
ЦНИИОИЗ Росздрава

Social and Hygienic Characteristics of Moscow-citizens of Working Ages Died from Traumas
Sabgayda T.P., Merkulov S.E., Lopakov K.V., Ayropetyan S.M.

В статье на основании реконструкции данных по медицинским свидетельствам о смерти верифицирована картина смертности от внешних причин в трудоспособных возрастах. Объектом исследования явилось население Москвы в 2003 г. Выбор даты, приуроченной к году переписи населения, позволил оценить не только возрастные и гендерные, но и социальные различия смертности от внешних причин, в том числе у постоянных жителей Москвы и иногородних. Рассмотрены сезонные и по дням недели особенности смертности, в том числе связанной с насилием, алкоголем и несчастными случаями. In the article, the situation with mortality due to external causes in persons of working ages was verified on the base of reconstructing data on medical death certificates. The object of research was population of Moscow in 2003. This particular data timed to the population census conduced this year made it possible to assess not only age and gender differences, but also those social, in mortality due to external causes in Moscow-citizens and foreigners. Consideration is given to specific features of mortality varied by seasons and days of week including mortality caused by violence, alcohol, and accidents.

 

В мире ежегодно от травм гибнет свыше 5 млн. человек, в России – более 300 тысяч [1]. Уровень смертности населения трудоспособного возраста от неестественных причин – несчастных случаев, отравлений и травм (XIX класс причин смерти по Международной классификации болезней 10 пересмотра – МКБ-10), – в России почти в 2,5 раза превышает показатели, сложившиеся в развитых странах, в 1,5 раза – в развивающихся странах Восточной Европы.

Чтобы обосновать первоочередность мер, направленных на снижение смертности населения от травматизма, следует понять, какие слои населения являются более уязвимыми для разных причин травматизма. Показано, что в странах Западной Европы в группы повышенного риска травматизма входят безработные, этнические меньшинства, рабочие из других стран, беженцы, инвалиды и бездомные [2]. В России вопрос о социальных группах разной уязвимости для травм не изучен.

Структура смертности российского населения от травм и отравлений на рубеже веков принципиально отличалась от структуры смертности населения большинства стран. Если в развитых странах ведущей причиной смерти в этом классе являются ДТП, то в России 90-х годов смертность от травм, отравлений и иных внешних причин более чем наполовину определялась убийствами, случайными отравлениями алкоголем и «повреждениями без уточнений» [3]. Так, в Ставрополе за период с 1992 по 2003 год травмы и отравления составили 29,2% смертности населения трудоспособного возраста, из которых 56% было обусловлено неестественными причинами смерти [4].

Существующая специфика структуры смертности населения России от травм в определенной мере связана с маргинализацией общества, обнищанием, злоупотреблением алкоголем, отсутствием работы и влиянием социально-экономических факторов, характерных для периода реформ. Мордовцевым А.Г. показано, что ведущим фактором риска черепно-мозговых травм является алкоголизм [5].

В данной работе исследовалось, какие социальные группы населения являются более уязвимыми для травм на примере Москвы как одном из субъектов РФ с наиболее быстрыми темпами развитием экономики. Анализировалась смертность населения трудоспособного возраста.

Характеристика травматизма в г.Москве. Уровень травматизма в Москве значительно ниже, чем среднероссийский и окружной (Рис.1). В другом мегаполисе, Санкт-Петербурге, уровень травматизма наоборот, выше, чем среднероссийский и средний по округу, что представляется более логичным, поскольку в больших городах (и тем более в мегаполисах) травмоопасных мест и ситуаций гораздо больше, чем в сельской местности и малых городах.

Рис.1
Рис. 1. Травматизм среди мужчин и женщин в возрасте 15 лет и старше в России, Москве, Санкт-Петербурге, в Центральном и Северо-Западном федеральных округах в 2005 году (на 100 тыс. населения)

Существует выраженная гендерная специфика риска травмирования: мужчины получают травмы и гибнут вследствие их получения чаще, что объясняется более мобильным образом жизни мужчин по сравнению с женщинами, а также большим распространением злоупотребления крепкими алкогольными напитками среди мужской части населения [6].

В уровне территориальной смертности для Москвы наблюдаются аналогичные соотношения: смертность от травматизма трудоспособного населения в возрасте 15-59 лет значительно ниже, чем в среднем по Росси и по Центральному округу (Рис. 2). Для Санкт-Петербурга в уровне смертности населения от травм наблюдаются иные соотношения, чем в уровне травматизма: смертность несколько ниже, чем среднероссийский и средний по Северо-Западному округу показатели.

Рис.2
Рис. 2. Смертность мужчин и женщин в возрасте 15 лет и старше в России, Москве, Санкт-Петербурге, в Центральном и Северо-Западном федеральных округах от травматизма в 2005 году (на 100 тыс. населения)

По уровню смертности Центральный федеральный округ более благополучен, чем среднероссийская ситуация, чего нельзя сказать о Северо-Западном округе.

Гендерные различия в уровне смертности выражены значительнее, чем в уровне травмированности.

Динамика показателя травматизма населения Москвы принципиально отлична от среднероссийской. После переписи 2002 года численность населения Москвы в официальной статистике увеличилась за счет учета иммигрантов, в связи с чем уровень травматизма снизился более чем вдвое (Рис. 3). Показатель травматизма для мужчин в возрасте 15 лет и старше в 2001 году составлял 13390,5, а в 2003 году – 5257,9 на 100 тыс.; для женщин этого возраста - 7925,7 и 3243,0 соответственно. В эти же годы показатель травматизма для жителей остальной территории России изменился мало: для жителей Санкт-Петербурга с 16497,1 до 15866,1 для мужчин и с 9260,9 до 9246,4 для женщин; для Росси в целом с 11688,7 до 11682,3 для мужчин и с 6312,5 до 6409,5 для женщин.

Рис.3
Рис. 3. Динамика травматизма мужчин и женщин в возрасте 15 лет и старше в России, Москве и Санкт-Петербурге (на 100 тыс. населения)

Смертность населения Москвы также значительно снизилась в новом столетии. При этом в России в целом после выраженного роста смертности от травматизма до 2002 года, когда смертность трудоспособного населения превысила аналогичный показатель по Евросоюзу в 4,5 раза [7], в последующие годы наблюдалось лишь незначительное снижение смертности. Специалисты Всемирной организации здравоохранения объясняют тенденцию наблюдавшегося значительного роста смертности от травматизма ростом интенсивности дорожного движения, углублением неравенства в отношении богатства, высокой безработицей, сокращением социального капитала, либерализацией рынка, ростом доступности алкоголя, а также слабостью механизмов регулирования и правоприменения [8].

На рисунке 4 видно, что за последнее десятилетие наблюдалось два резких снижения смертности москвичей – в 2000 году в результате стабилизации социально-экономической ситуации в столице, и в 2003 году, после переписи населения. В последующий период для Москвы скорость снижения смертности населения замедлилась, в результате чего тренды анализируемого показателя совпали с наблюдаемыми в последний период трендами смертности населения Санкт-Петербурга и России в целом. (На рисунке шкалы для отображения динамики смертности мужчин и женщин не совпадают, чтобы наглядно проиллюстрировать изменение трендов).

Рис.4
Рис. 4. Динамика смертности мужчин и женщин в возрасте 15 лет и старше в России, Москве и Санкт-Петербурге от травматизма (на 100 тыс. населения)

Скорость снижения уровня смертности от травматизма трудоспособного населения в мегаполисах выше, чем на остальных территориях страны. По-видимому, последствия стресса, связанного с экономической нестабильностью, безработицей, отсутствием определенных перспектив и другими социально-экономическими факторами (которые вызвали лавинообразный рост травматизма в конце прошлого века), в городах- центрах экономического роста исчезли быстрее, чем на остальной территории России.

Динамика смертности населения Северо-Западного округа практически совпадает со среднероссийской, хотя находится на более высоком уровне. При этом, в динамике смертности мужчин явно прослеживается пик, связанный с переписью населения (уменьшение численности населения против предполагаемой).

Динамика смертности населения Центрального округа отличается от среднероссийской, особенно смертность мужского населения (Рис. 5). Основной вклад в показатели Центрального федерального округа вносит население Москвы, что особенно проявляется в резком снижении окружной смертности мужчин в 2003 году.

Интересно, что смертность населения городов России в целом от травм и отравлений имеет гендерные отличия: смертность городских мужчин ниже, чем среднероссийский показатель, а смертность городских женщин – выше. Возможно, это связано со сверхсмертностью сельских мужчин [9].

Рис.5
Рис. 5. Динамика смертности мужчин и женщин в возрасте 15 лет и старше в России в целом, в городах России, в Центральном и Северо-Западном федеральных округах от травматизма (на 100 тыс. населения)

Таким образом, общий уровень травматизма в г.Москве ниже, чем на большинстве территорий России. При этом, по данным Федеральной службы по труду и занятости, уровень травматизма на производстве в Москве один из самых высоких в стране [10]. Наибольшее число несчастных случаев на производстве регистрируется в Москве и Нижнем Новгороде, а наибольшее число смертельных случаев производственного травматизма - в г.Москве (Рис. 6).

Снижение уровня смертности в Москве происходило не равномерно для всех видов травматизма, и за десятилетний период изменилась структура смертности трудоспособного населения Москвы от травм и отравлений.

Возможно, в Москве это связано с высокими темпами с градостроительства, поскольку наибольшее число несчастных случаев со смертельным исходом наблюдается среди работающих в сфере строительства (Рис. 7). При этом наиболее часто страдают мужчины.

Рис.6
Рис. 6. Число несчастных случаев на производстве в разных Федеральных округах России в 2005 и 2006 годах (цитируется по [10]).

Рис.7
Рис. 7. Число случаев смерти в результате производственного травматизма в разных отраслях экономики РФ в 2005 и 2006 годах (цитируется по[10]).

В таблице 1 приведены доли разных видов травм в 1998, 2003 и 2006 годах. Из таблицы видно, что закономерности изменения соотношения отдельных видов травматизма для мужчин и женщин одинаковы. Из этого следует, что своеобразие структуры смертности от травматизма в столице связано не только с интенсивным градостроительством.

Наибольшее увеличение вклада в смертность от травм наблюдается для случайных падений. Повреждения без уточнений, обусловившие в 1998 году около половины смертельных исходов при травматизме, в 2006 году явилось причиной около 20% травматических смертей. Этот факт на фоне особенности динамики московской смертности населения от травм и отравлений подчеркивает своеобразие подхода к учету смертности населения в Москве. Этот вопрос подробно изучался Семеновой В.Г. и Антоновой О.И. [11].

Таблица 1

Структура смертности мужчин и женщин в возрасте 15 – 59 лет в г. Москве и в 1998, 2003 и 2006 годах от травматизма (%)

Виды травматизма 1998 2003 2006
муж. жен. муж. жен. муж. жен.
ДТП 11,3 13,5 20,3 27,3 8,4 11,5
случайные падения 1,9 2,4 13,6 12,7 10,3 8,3
самоубийства и самоповреждения 6,9 7,6 9,3 9,3 8,6 8,3
убийства 9,3 11,0 12,9 13,9 11,7 12,0
повреждения (без уточнений) 47,0 45,1 14,7 13,3 21,8 19,6
остальные внешние причины смерти 23,6 20,4 29,2 23,5 39,2 40,3
Итого 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

В.Г.Семеновой и соавторами [12] была проведена реконструкция картины смертности от травм и отравлений на основании уточненной информации, указанной в свидетельствах о смерти, что привело к иной оценке вклада отдельных причин смерти в структуре смертности населения Москвы. В нашем исследовании мы опирались на реконструированные ими данные.

Материалы и методы. Объектами исследования явились жители г.Москвы и иногородние лица трудоспособного возраста, умершие в 2003 г. в Москве от травм, отравлений и иных внешних причин. Соответственно, единицами наблюдения являлись каждый умерший в Москве от анализируемых причин человек в возрасте от 20 до 59 лет включительно.

Предметом исследования явилась частота летальных исходов травматизма в разных социально-демографических группах населения г.Москвы в разные периоды времени при разных видах травматизма.

Информационную базу исследования составили свидетельства о смерти 6513 мужчин и 1560 женщин, умерших от травм и отравлений в трудоспособном возрасте (в интервале 20-59 лет), что составило соответственно 96,7% и 96,5% всех официально зарегистрированных в Москве в 2003 г. травматических смертей лиц данного возраста. Анализировалась информация, содержащаяся в базе данных умерших Минздрава (форма 5с) и в исходных учетных формах – медицинских свидетельствах о смерти этих же лиц (Форма №106/у-02).

Исследование было осуществлено путем сплошного анализа сведений, содержащихся в свидетельствах о смерти лиц.

Исследован социальный профиль травмированных с выделением трех категорий населения: население с постоянной регистрацией; социально адаптированные (официально зарегистрированные) иногородние; нелегальные мигранты и социально дезадаптированные лица, официальных сведений о которых определить не удалось (невостребованные трупы).

Сравнение выборок проводилось по критерию χ2 по программе MICROSTAT (Copyright <c> 1978-85 by Ecosoft. Inc.) или с использованием точного метода Фишера для сравнения таблиц 2х2 по программе EPIINFO (Version 3. Epidemiology Program Office. CDC, Atlanta, GA 30333). Применялся корреляционный анализ для оценки связи анализируемых рядов с алкогольным фактором (смерть от отравления алкоголем) по программе EXCEL (корпорация Майкрософт, 1998).

Результаты и обсуждение.

В таблице 2 представлена структура смертности трудоспособного населения Москвы от травм и отравлений. Ведущее место занимают дорожно-транспортные происшествия (20,0% у мужчин и 26,7% у женщин), на втором месте находятся повреждения с неопределенными намерениями (15,0% и 14,1%, соответственно), третье и четвертое места занимают случайные падения и убийства. На пятом месте в мужской и на шестом – в женской популяции находятся «все другие случайные и неуточненные несчастные случаи». Самоубийства, которые наравне с ДТП в развитых странах являются ведущими среди внешних причин смерти населения, в Москве оказались соответственно на шестом и пятом местах (9,6% всех случаев и у мужчин и у женщин 20-59 лет).

Таблица 2

Распределение случаев смерти трудоспособного населения Москвы от травм и отравлений по внешним причинам согласно кодам МКБ-Х, приведенным в медицинских свидетельствах о смерти (на 100 тыс.)

Причины смерти Мужчины Женщины
смертность % смертность %
ДТП 35,7 20,0 11,6 26,7
Повреждения с неопределенными намерениями 26,9
15,0
6,1
14,1
Случайные падения 25,1 14,0 5,8 13,3
Убийство 24,0 13,4 6,1 14,0
Все другие несчастные случаи 21,0 11,7 3,5 8,0
Самоубийства 17,1 9,6 4,2 9,6
Случайные отравления алкоголем 9,9 5,5 1,8 4,2
Другие случайные отравления 7,3 4,1 1,9 4,3
Случайное механическое удушение 4,6 2,6 0,8 1,8
Несчастные случаи, вызванные огнем 5,2 2,9 1,4 3,2
Утопления 0,9 0,5 0,2 0,4
Несчастные случаи, вызванные электротоком 0,8
0,5
0,1
0,2
Последствия лечения 0,3 0,2 0,1 0,2
Травмы и отравления 178,9 100,0 43,6 100,0

Таким образом, около 85% всех смертей от внешних причин трудоспособного населения Москвы определялись в 2003 г. шестью причинами: «дорожно-транспортными происшествиями», «повреждениями с неопределенными намерениями», «случайными падениями», «убийствами», «самоубийствами» и «другими несчастными случаями». При этом доля «повреждений с неопределенными намерениями», «случайных падений» и «других несчастных случаев» является аномально высокой по сравнению со структурой смертности населения европейских стран.

Москва относится к наиболее богатым субъектам Российской Федерации, где население имеет наиболее высокий уровень образования. Известно, что образовательный ценз является важнейшим фактором, определяющим картину смертности не только количественно, но и качественно. Кроме образования, на картину смертности влияет также профессиональный статус, но, к сожалению, согласно Федеральному Закону о ЗАГС, сведения о социальных признаках умершего (профессия и образование) исключены из статистической разработки, и поэтому врачи зачастую не заполняют соответствующие графы свидетельства о смерти.

Наличное население столицы отличается выраженной гетерогенностью за счет значительной трудовой миграции (легальной и нелегальной), а также существенным количеством маргинальных элементов в полном смысле слова (бездомные лица). В связи с этим возникают следующие вопросы: во-первых, различается ли картина травматической смертности постоянного и пришлого населения столицы; во-вторых, каков вклад каждой группы населения в число смертей от ведущих причин; в-третьих, как уровень образования сказывается на картине травматической смертности постоянного и пришлого населения столицы.

Содержащаяся в свидетельствах о смерти информация позволила разделить всех умерших от внешних причин на три группы: население столицы с постоянной регистрацией (москвичи), социально адаптированные (официально зарегистрированные) приезжие, нелегальные мигранты и социально дезеадаптированные лица, никаких сведений о которых определить не удалось (невостребованные трупы - зачастую даже возраст этих умерших определялся «на вид»).

Первую группу составили случаи смерти 5358 москвичей (4228 мужчин и 1130 женщин), вторую –– 1059 приезжих (878 мужчин и 181 женщин), третью –– 1656 «маргиналов» (1407 мужчин и 249 женщин). Поскольку не известен размер групп приезжих и маргиналов, проживающих в Москве, в таблице 3 наряду с абсолютными значениями приведены показатели наглядности.

Таблица 3

Число смертей мужчин и женщин 20-59 лет от внешних причин, в зависимости от статуса жительства в Москве умершего, % к итогу

  ДТП Несчастные случаи, не связанные с производством Несчастные случаи, связанные с производством Повреждения вследствие контактов с тупым и острым предметом Убийства Осталь-
ные
Итого
Мужчины
Моск-вичи Число умер-
ших
927 349 42 155 510 2245 4228
% 21,9 8,3 1 3,7 12,1 53,0 100,0
Приез-жие Число умер-
ших
240 39 51 27 141 380 878
% 27,3 4,4 5,8 3,1 16,1 43,3 100,0
Марги-налы Число умер-
ших
198 59 14 60 276 800 1407
% 14,1 4,2 1 4,2 19,6 56,9 100,0
Итого 1365 447 107 242 927 3425 6513
% москвичей среди умерших 67,9 78,1 39,3 64,0 55,0 65,5 64,9
% маргиналов среди умерших 14,5 13,2 13,1 24,8 29,8 23,4 21,6
Женщины
Моск-вички Число умер-
ших
310 52   29 145 594 1130
% 27,4 4,6   2,6 12,8 52,6 100
Приез-жие Число умер-
ших
70 7   3 37 64 181
% 38,7 3,9   1,6 20,4 35,4 100
Марги-налы Число умер-
ших
57 10 1 4 43 134 249
% 22,9 4 0,4 1,6 17,3 53,8 100
Итого 437 69 1 36 225 792 1560
% москвичек среди умерших 70,9 75,4   80,6 64,4 75,0 72,4
% маргиналов среди умерших 13 14,5 100 11,1 19,1 16,9 16

Менее 2/3 всех погибших в течение года от травм и отравлений мужчин 20-59 лет было москвичами. Возникают сомнения, что каждый третий трудоспособный житель столицы являлся приезжим или социально дезеадаптированным. Безусловно, доля москвичей среди проживающих в Москве гораздо выше, чем 64,9%. Можно утверждать, что среди москвичей вероятность погибнуть от травм и отравлений ниже, чем среди иногородних.

В женской популяции доля москвичек среди всех женщин трудоспособного возраста, погибших от внешних причин, была несколько выше (72,4%), однако и у женщин вклад москвичек в смертность от травм и отравлений не достиг ¾.

Этот результат вполне логичен: гендерный состав гастарбайтеров, как легальных, так и нелегальных, определяется производственно-экономическими потребностями столицы, в частности, бурно развивающимся строительным сектором, отсюда и преобладание приезжих мужчин среди трудовых мигрантов, а следовательно, и среди погибших.

Среди москвичей вероятность погибнуть в результате ДТП и убийств ниже, чем среди иногородних (p<0,05 и для мужчин, и для женщин - Рис. 8). Среди иногородних мужчин вероятность погибнуть от убийств, меньше чем среди социально-дезадаптированных лиц (p<0,05), а различие между этими группами женщин не достоверно. Последнее обстоятельство подчеркивает высокую уязвимость приезжих женщин для умышленного насилия.

При смертельных исходах от контактов с тупыми, острыми и пр. предметами достоверных различий между анализируемыми группами населения не выявлено.

Для московских мужчин вероятность погибнуть в результате несчастных случаев, не связанных с производством, выше, чем для иногородних, а в результате несчастных случаев, связанных с производством, - ниже (p<0,05). Для женщин эти различия не достоверны. Интересно, что вероятность смерти от травм, полученных на производстве, одинакова для московских мужчин и для социально-дезадаптированных лиц.

Рис.8
Рис. 8. Доля смертей москвичей, иногородних и социально дезадаптированных лиц в общем числе смертельных исходов мужчин и женщин трудоспособного возраста от основных внешних причин.

Доля смертей социально-дезадаптированных лиц чрезвычайно высокая: каждая пятая мужская и каждая шестая женская смерть от травм и отравлений определялись именно этими слоями общества. Поскольку трудно себе представить, что каждый пятый житель и каждая пятая жительница столицы являются социально-дезадаптированными, вероятность травматических смертей в этой группе представляется крайне высокой: на эту группу приходилось 28,7% всех мужских и 18% всех женских насильственных смертей и 63,8% и 61,8% всех смертей от переохлаждения.

Соответственно, структура травматических смертей в трех выделенных группах населения столицы различна (Рис. 9).

У москвичей истинные причины почти четверти всех внешних смертей остается неустановленными. Далее следуют дорожно-транспортные происшествия, которыми было обусловлено 21,9% всех инцидентов, и убийства, вклад которых возрастает до 15,8%, если к явным убийствам добавить всяческие последствия от контактов с тупым или острым предметом и пр.

Среди социально адаптированных иногородних максимальным оказался вклад дорожно-транспортных происшествий. Доля убийств больше, чем в группе москвичей, доля несчастных случаев, не связанных с производством, меньше, а доля несчастных случаев, связанных с производством, - существенно больше (5,8% против 1%).

Рис.9
Рис. 9. Структура смертей москвичей, иногородних и социально дезадаптированных мужчин и женщин трудоспособного возраста от основных внешних причин.

Среди социально дезадаптированных лиц на первом месте (почти четверть случаев) находятся убийства, явные (19,6%) и неявные (4,3%). Интересно, что значимость несчастных случаев, связанных с производством, у этой категории такая же, как и у москвичей (1%).

Выраженной гендерной специфики структуры смертельных исходов от травм в трех выделенных группах населения столицы не прослеживается. Но если провести такой анализ с учетом уровня образований погибших, то выявляются гендерные различия в структуре смертности как внутри выделенных групп, так и при их сравнении между собой.

Следует напомнить, что сведения об образовании и профессии были исключены из текущей статистики, вследствие чего запись об образовании далеко не всегда присутствовала в анализируемых свидетельствах о смерти.

Неизвестным остался образовательный ценз 20% погибших из категории постоянного населения столицы, около 30% из категории иногородних и более 80% из категории социально-дезадаптированных лиц.

Высшее и незаконченное высшее образование отмечалось у 20% москвичей, погибших от травм и отравлений, более половины (54,8%) имели среднее и специальное среднее образование. Доля москвичей с образованием ниже среднего достаточно малочисленна (6%).

В группе официально зарегистрированных иногородних доля лиц с высшим образованием составляет 15,1% в мужской популяции и 19,9% в женской, со средним – около 50%. Образование ниже среднего отмечено лишь у 32 мужчины и 5 женщин.

Среди категории социально-дезадаптированных лиц высшее и незаконченное высшее образование отмечалось только у 2,9% мужчин (33 человека) и 2,3% женщин (5 человек), среднее (общее и специальное) – у 17,9% мужчин и 12,5% женщин, образование ниже среднего – у 18 мужчин и одной женщины. Столь малочисленные выборки делают крайне недостоверными результаты сравнительного анализа этих групп, а также их сравнения с группами умерших москвичей и социально-адаптированных приезжих.

В группах москвичей и иногородних мене всего гендерные различия выражены для смертельных исходов в ДТП (Рис. 10). При этом у москвичей вероятность гибели в ДТП снижается со снижением уровня образования. У иногородних вероятность гибели в ДТП ниже для лиц со средним образованием, а иногородние женщины с начальным и неполным средним образованием погибаю в ДТП чаще, чем иногородние женщины с более высоким уровнем образования.

Рис.10
Рис. 10. Структура смертей москвичей и иногородних мужчин и женщин трудоспособного возраста с разным уровнем образования от основных внешних причин.

Достаточно сильно гендерные различия выражены для зависимости от уровня образования доли несчастных случаев, не связанных с производством, и доли повреждений вследствие контактов с тупым и острыми предметами. В большинстве случаев доля женщин с высшим образованием меньше, чем доля мужчин с высшим образованием среди смертельных исходов от конкретной причины. Исключение составляют иногородние женщины с высшим образованием, погибшие в результате контакта с тупым, острым или иным предметом.

Во всех группах в число лидирующих входят случаи смерти по неизвестным причинам. Если у москвичей доля случаев смерти по неизвестным причинам значимо увеличивается со снижением образовательного уровня, то у иногородних - практически от него не зависит.

На рисунке 10 видно, что закономерности распределения причин смерти среди групп москвичей и иногородних с разным уровнем образования не совпадают.

Для московских мужчин со средним образованием вероятность погибнуть в результате несчастных случаев, не связанных с производством, наибольшая, а для иногородних – наименьшая по сравнению с лицами, имеющие более высокий и более низкий уровни образования. Для московских мужчин при снижении уровня образования вероятность быть убитыми повышается, а для иногородних - понижается. Интересно, что у москвичей с высшим и средним образованием доля совокупных насильственных смертей примерно одинакова (16,3% и 16,2% соответственно).

Для иногородних мужчин вероятность погибнуть в результате несчастных случаев, связанных с производством, растет при снижении уровня образования. У иногородних женщин значимость насилия снижается со снижением уровня образования, тогда как у московских женщин - повышается.

Выявленные закономерности не всегда статистически достоверны. Различия (p<0,05), для которых ошибка, полученная при попарном сравнении числа умерших в разных группах, составляет менее 5%, схематично отображены на рисунке 11.

Рис.11
Рис. 11. Схема достоверности различий числа погибших от внешних причин в Москве, имеющих разный уровень образования (высшее и незаконченное высшее – «высшее», общее и специальное среднее – «среднее», начальное и неполное среднее – «начальное»), москвичи и иногородние

Вероятность погибнуть в ДТП для московских мужчин с высшим и незаконченным высшим образованием достоверно выше, чем для мужчин со средним и специальным образованием (p=0,00001), а для последних - достоверно выше, чем для мужчин с образованием ниже среднего (p=0,003). Вероятность погибнуть в результате несчастных случаев, не связанных с производством, для мужчин с высшим и незаконченным высшим образованием достоверно выше, чем для мужчин со средним и специальным образованием (p=0,03). Для последних не найдено достоверных отличий с группой мужчин, имеющих образование ниже среднего. Не выявлено различий в доле московских мужчин с разным уровнем образования от несчастных случаев, связанных с производством, и в результате всякого рода контактов с тупыми и прочими предметами.

Число московских мужчин со средним и специальным образованием достоверно больше как по сравнению с мужчинами, имеющими высшее и незаконченное высшее образование (p=0,00001), так и по сравнению с мужчинами, имеющими образование ниже среднего (p=0,00001).

В женской популяции найденные закономерности сохраняются, хотя и не столь отчетливо. Вероятность погибнуть в ДТП для московских женщин с высшим и незаконченным высшим образованием достоверно выше, чем для женщин со средним и специальным образованием (p=0,00001), для последних – такая же, как для женщин с образованием ниже среднего. Вероятность погибнуть в результате несчастных случаев, не связанных с производством, примерно одинакова для женщин с любым уровнем образования. Не выявлено различий в частоте гибели московских женщин с разным уровнем образования от убийств, но при этом женщины с высшим и незаконченным высшим образованием достоверно чаще гибнут в результате всякого рода контактов с тупыми и пр. предметами по сравнению с женщинами, имеющими среднее образование (p=0,001). Для последних вероятность погибнуть в результате контактов с тупыми и прочими предметами такая же, как для женщин с образованием ниже среднего.

Наибольшая вероятность погибнуть в ДТП наблюдается среди иногородних с максимумом для лиц с высшим образованием. Для иногородних мужчин с высшим и незаконченным высшим образованием вероятность погибнуть в результате несчастных случаев, связанных с производством, достоверно меньше, чем для мужчин со средним и специальным образованием (p=0,02), для последних не найдено достоверных отличий с группой мужчин, имеющих образование ниже среднего. По-видимому, мужчины с высшим образованием находят себе в столице работу, сравнимую по условиям с работой москвичей: доля смертей в результате несчастных случаев, связанных с производством, для иногородних мужчин и для москвичей различается не достоверно. Это означает, что привлечение в столицу рабочей силы из других регионов России или из-за рубежа требует от московских властей усилий по организации обучения приезжих как технике безопасности на производстве, так и правилам безопасного поведения на дорогах. Кроме того, требуется обеспечить соблюдение прав трудовых мигрантов на производственную безопасность и получение медицинской помощи в случае травмы.

У иногородних женщин, имеющих высшее образование, вероятность гибели в результате насилия выше, чем у женщин с образованием ниже среднего (p=0,024). Такой результат может быть связан с криминальной обстановкой в области коммерческих секс-услуг.

Наибольшая вероятность насильственной смерти наблюдается среди социально дезадаптированных лиц. У москвичей частота насильственных смертей возрастает со снижением уровня образования, у иногородних наоборот, падает со снижением образовательного ценза, являясь наибольшей у мужчин с высшим образованием. Последний факт, по-видимому, можно сопоставить с повышенной долей женщин с высшим образованием, погибающих в результате контактов с тупыми и пр. предметами, что можно объяснить имущественными мотивами покушения на эти группы населения.

В группе социально-дезадаптированных лиц обозначенные закономерности прослеживаются, не смотря на малочисленность выборки (Табл. 4). Но при этом прослеживается специфичная тенденция снижения доли убийств по мере снижения уровня образования мужчин, что противоречит наблюдениям для других социальных групп населения мегаполиса, за исключением социально адаптированных иногородних женщин.

Доля ДТП в структуре смертности социально дезадаптированных мужчин от внешних причин, как и в остальных группах населения, снижается по мере снижения уровня образования. Для социально дезадаптированных женщин картина иная: умерли в результате ДТП одна из 5 женщин с высшим образованием и 10 из 27 женщин со средним образованием.

Таблица 4

Число смертей социально неадаптированных мужчин и женщин (20-59 лет) от внешних причин, в зависимости от уровня образования умершего, % к итогу

Уровень образования ДТП Несчаст-
ные случаи, не связан-
ные с производ-
ством
Несчаст-
ные случаи, связанные с произ-
водством
Повреждения вследствие контактов с тупым и острым предметом Убий-
ства
Остальные Итого
Мужчины
Высшее и незаконченное высшее Число умерших 8 2   1 12 10 33
% 24,2 6,1   3 36,4 30,3 100
Общее и специаль-
ное среднее
Число умерших 39 11 2 10 52 92 206
% 18,9 5,3 1 4,9 25,2 44,7 100
Начальное и неполное среднее Число умерших 2   1 2 3 10 18
неизвестно Число умерших 149 46 11 47 209 688 1150
% 13 4 1 4,1 18,2 59,8 100
Итого 198 59 14 60 276 800 1407
Женщины
Высшее и незакон-
ченное высшее
Число умерших 1 1     0 3 5
Общее и специаль-
ное среднее
Число умерших 10 4     6 7 27
% 37 14,8     22,2 25,9 100
Начальное и неполное среднее Число умерших         1 0 1
неизвестно Число умерших 46 5 1 4 36 124 216
% 21,3 2,3 0,5 1,9 16,7 57,4 100
Итого 57 10 1 4 43 134 249

Таким образом, структура смертности от травм в контексте образования у москвичей и иногородних различна. Влияние фактора «иногородности» по отношению к мегаполису на риск травматизма более выражено, чем влияние уровня образования. Возможно, это объясняется разной структурой типов социального поведения среди анализируемых групп: если группа москвичей включает все типы, то группа зарегистрированных приезжих включает наиболее социально активных и в тоже время законопослушных лиц, приехавших в поисках работы и заработка.

Выявлены достаточно выраженные гендерные особенности в структуре смертельных исходов во всех группах умерших. Эти особенности превалируют над факторами иногородности и уровня образования.

Таблица 5

Распределение смертельных исходов 20-59-летних мужчин (м) и женщин (ж) Москвы от внешних причин по дням недели (в % к итогу)

Причина смерти Поне-дель-
ник
Втор-
ник
Среда Чет-
верг
Пят-
ница
Суб-
бота
Вос-
кре-
сенье
Итого
Дорожно-транспортные происшествия м 13,4 13,3 11,6 13,6 15,8 15,9 16,4 100
ж 14,2 12,1 14 11,7 16,2 16,9 14,9 100
Несчастные случаи, не связанные с производством м 15,4 14,1 14,1 14,1 14,5 15,3 12,5 100
ж 21,7 7,4 11,6 15,9 15,9 15,9 11,6 100
Случайные отравления алкоголем м 12,8 14,2 15,3 16,9 11,7 14,7 14,4 100
ж 18,5 16,9 12,3 16,9 13,8 13,8 7,8 100
Несчастные случаи, связанные с производством м 12,1 16,8 13,1 13,1 20,6 13,1 11,2 100
ж 0 0 100 0 0 0 0 100
Повреждения вследствие контактов с тупым и острым предметом м 15,3 14,1 12,9 16,9 13,6 13,2 14 100
ж 5,6 22,2 11,1 5,5 16,7 30,6 8,3 100
Убийства м 127 14 14,5 12,6 14,2 16,6 15,4 100
ж 13,8 17,3 12 12 12,4 19,6 12,9 100
Итого по этим причинам м 13,5 13,9 13,2 14 14,8 15,5 15,1 100
ж 14,7 13,9 13,1 12,2 15 17,9 13,2 100
Всего от внешних причин м 14,4 14,3 14 13,7 14,3 15,0 14,3 100
ж 15,6 14,5 14,1 12,4 14,7 14,9 13,8 100

Наиболее отчетливо специфика смертности женщин от травм и отравлений видна при анализе распределения смертельных исходов во времени. В таблице 5 приведено распределение смертельных исходов у мужчин и женщин по дням недели.

Распределение смертей в результате ДТП по дням недели носит явно неравномерный характер. В первую половину недели, включая четверг, частота смертей снижается, достигая минимума в середине недели (у мужчин в среду - 11,6%, у женщин в четверг - 11,7%). К концу недели частота смертей от ДТП возрастает, достигая максимума в выходные. Эта ситуация вполне объяснима – в выходные москвичи в массовом порядке выезжают за город, и увеличение числа ДТП определяется усилением транспортных потоков.

Труднее объяснить некоторые гендерные различия: у мужчин частота ДТП значимо нарастает, начиная с пятницы и достигая максимума (16,4%) в воскресенье (возвращение в Москву после уик-энда). У женщин же пик смертей от ДТП приходится на пятницу и субботу (16,2% и 16,9%), в воскресенье же нагрузка заметно снижается (14,9%). Скорее всего, это может быть связано с разной ролью мужчин и женщин в совершении ДТП (автомобилист, пешеход). Этим предположением можно объяснить наблюдаемые гендерные различия сезонного распределения смертности в результате ДТП (Рис. 12).

Рис.12
Рис. 12. Помесячная структура смертельных исходов у мужчин и женщин трудоспособного возраста в Москве от ДТП.

Пик случайных отравлений алкоголем приходится у мужчин на середину недели (среда и четверг), в эти дни умерло 15,3% и 16,9% всех погибших от алкогольной интоксикации. У женщин пик случайных отравлений алкоголем приходится на понедельник (18,5%), при этом повышенной частотой алкогольных смертей (по 16,9%) отличаются также вторник и четверг. У женщин минимальное число умерших от алкогольных отравлений пришлось на воскресенье – в этот день умерло 7,8% всех погибших от алкогольной интоксикации, т.е. практически вдвое меньше среднего. У мужчин минимальное число (11,7%) умерших пришлось на пятницу.

Таким образом, в случае алкогольных отравлений отмечается выраженное несоответствие распределения случаев смерти мужчин и женщин по дням недели. Помесячное распределение такой смертности мужчин и женщин различается еще более выражено (Рис. 13)

Рис.13
Рис. 13. Помесячная структура смертельных исходов у мужчин и женщин трудоспособного возраста в Москве от случайных отравлений алкоголем.

Исследования травматизма, связанного с производством, основаны только на данных о мужской смертности: судя по имеющейся информации в Москве в течение года от несчастных случаев, связанных с производством, погибла одна женщина. По данным об умерших мужчинах получено, что по числу производственных травм выходные дни мало отличаются от рабочих (на субботу приходится 13,1%, т.е. столько же, сколько на среду и четверг). Но учитывая, что общее число работающих лиц в выходные дни значительно меньше, чем в будни, удельный вес случаев травмирования в субботу и воскресенье принципиально выше, чем в другие дни, что неизбежно ставит вопрос об организации охраны труда в выходные дни и соблюдении производственной дисциплины. Безусловный максимум смертей, обусловленных производственными травмами, пришелся на пятницу (20,6%), что можно объяснить как накопившейся усталостью и обусловленным этим ослаблением внимания рабочих, так и традиционным алкогольным «расслаблением» в конце недели.

Сезонное распределение травматической смертности мужчин связано, скорее всего, с весеннее-осенними строительными работами (Рис. 14).

Рис.14
Рис. 14. Помесячная структура смертельных исходов у мужчин трудоспособного возраста в Москве от несчастных случаев, связанных с производством.

Говоря о несчастных случаях, не связанных с производством, следует отметить, что и у мужчин, и у женщин максимальное число инцидентов произошло в понедельник (15,4% и 21,7%, соответственно). Гендерная специфика этих событий была минимальной (коэффициент ранговой корреляции между распределением случаев смерти мужчин и женщин от несчастных случаев по дням недели составил 0,64). Выявлена также слабая корреляционная связь между случаями смерти в результате несчастных случаев и случайных отравлений алкоголем у мужчин (КК = 0,38). Следует подчеркнуть, что максимальное число травм, приведших к госпитализации, наблюдается в воскресенье. Сдвиг пика смертельных случаев на понедельник может быть связан как с поздним обнаружением случаев, так и с более «расслабленным» состоянием злоупотребляющих алкоголем пострадавших в воскресенье, чем в понедельник (на чем основывается народная поговорка «пьяных бережет Господь»).

Помесячное распределение смертельных исходов у мужчин и женщин различается значительно (Рис. 15). Особенности женского травматизма в данном случае, по-видимому, можно объяснить сезонными изменениями психологического статуса (весеннее-осенние депрессии).

Рис.15
Рис. 15. Помесячная структура смертельных исходов у мужчин и женщин трудоспособного возраста в Москве от несчастных случаев, не связанных с производством.

Существенные гендерные различия наблюдаются в распределении случаев смерти от убийств по дням недели и по месяцам (Рис. 16). Так, у мужчин частота убийств возрастает в выходные дни с максимумом в субботу, на которую приходилось 16,6% инцидентов. На воскресенье приходилось 15,4% случаев, в будни число убитых было ниже средненедельного значения. Наибольшее число случаев смерти женщин (19,6%) наблюдается в субботу, однако у женщин имеется еще один отчетливый пик, приходящийся на вторник, когда было зафиксировано 17,3% убийств. При этом число воскресных убийств в женской популяции явно ниже среднего (12,9% против 14,3%).

Рис.16
Рис. 16. Помесячная структура смертельных исходов у мужчин и женщин трудоспособного возраста в Москве от убийств.

Столь же очевидные гендерные различия наблюдаются в достаточно большой группе погибших вследствие контактов с тупым и острым предметом и от огнестрельных ранений, по официальной классификации входящих в группу «повреждений с неопределенными намерениями». Наибольшее число таких случаев приходится у мужчин на четверг (16,9%), у женщин (повторяя внутринедельное распределение убийств) - на субботу и вторник (30,6% и 22,2%, соответственно). Смерть от этих причин в подавляющем большинстве случаев является эвфемизмом убийства (по МКБ-Х нападения). При этом пики распределения насильственных смертей определятся еще отчетливее: у мужчин в выходные дни (15,9% и 15,1%), у женщин – суббота и вторник (21,1% и 18%). Различия помесячного распределения таких смертельных исходов представлены на рисунке 17.

Рис.17
Рис. 17. Помесячная структура смертельных исходов у мужчин и женщин трудоспособного возраста в Москве вследствие контактов с тупым и острым предметом.

При совместном анализе смертельных исходов от внешних причин гендерные различия не столь выражены (Рис. 18). Хотя можно констатировать, что число смертельных исходов из-за травмирования наибольшее у мужчин в субботу (15,1%) и у женщин – в понедельник (15,6%).

Рис.18
Рис. 18. Помесячная структура смертельных исходов у мужчин и женщин трудоспособного возраста в Москве от травм и отравлений.

Кроме того, число случаев смерти мужчин немного превышает среднее значение (14,3%) в понедельник, пятницу и воскресенье, у женщин – это вторник, пятница и суббота (14,4%, 14,7% и 14,9%, соответственно).

Оценка распределения случаев смерти от травм по дням недели и месяцам года нужна, чтобы знать, когда воздействие мер первичной профилактики травматизма на целевые группы населения будет наиболее эффективным. В данном исследовании показано, что меры профилактики должны быть во-первых, ориентированы на конкретную причину травм; во-вторых, быть специфичными для мужчин и женщин; в-третьих, быть приуроченными к актуальному сезону года и дню недели; в-четвертых, должны быть адаптированными для групп риска травматизма.

В результате проведенного исследования определены группы повышенного риска травматизма в результате насилия, ДТП и несчастных случаев, связанных с производством в г. Москве. Социально-гигиенический портрет умершего в результате насилия определяется мужчинами с низким уровнем образования из социально дезадаптированных групп населения и иногородними женщинами с высшим образованием. Группы риска смерти в результате ДТП – иногородние граждане с высшим образованием. Группой риска смерти в результате несчастных случаев, связанных с производством, являются иногородние мужчины со средним образованием.

Используемая литература:

  • Рано умирать. Проблемы высокого уровня заболеваемости и преждевременной смертности от неинфекционных заболеваний и травм в Российской Федерации и пути их решения. – Всемирный банк /М., Изд-во «Алекс»., 2006. – 147 с.
  • Sethi D. et al. Injuries and violence in Europe. Why they matter and what can be done. Copenhagen, WHO Regional Office for Europe, 2006. – 68 р.
  • Здоровье населения России в социальном контексте 90-х годов: проблемы и перспективы / Под ред. В.И.Стародубова, Ю.В. Михайловой и А.Е.Ивановой. – М., Медицина. 2003. – 288 с.
  • Калоев А.Д., Динамика медико-демографических процессов в городах за годы реформирования здравоохранения (на примере Ставропольского края) 1992-2003 гг. Автореф… дис.канд. мед.наук, 2005. – 36 с.
  • Мордовцев А.Г. Медико- социальные риски черепно-мозгового травматизма и их профилактика. – Автореф… дис.канд.мед.наук, Астрахань, 2007. – 24 с.
  • Немцов А.В. Смертность населения и потребление алкоголя в России. // Здравоохр. Рос. Федерации. - 1997.- № 2.- С. 31-34.
  • http://www.tsuab.ru/STRUCTURE/DEPARTMENT/6_IEF/OTS/ikaraush-up-ohr-tr/7.doc
  • Травматизм и насилие в Европе. В чем важность этой проблемы и что можно сделать. – Европейское региональное бюро ВОЗ. Копенгаген. 2006. – 26 с.
  • Мустафин Р.М., Шарафутдинова Н.Х., Матвеева М.В., Шарафутдинов А.Я. Тенденции смертности от травматизма среди сельского населения Республики Башкортостан за 10-летний период. // Здравоохранение Российской Федерации. – 2005, №1. – Стр. 19-21.
  • Официальный сайт Федеральной службы по труду и занятости: http://www.rostrud.info/activities/nadko/nadko6/
  • Семенова В.Г., Антонова О.И. Достоверность статистики смертности (на примере смертности от травм и отравлений в Москве). // Информационно-аналитический вестник «Социальные аспекты здоровья населения». - 2007, №2 (2) // http://vestnik.mednet.ru/content/view/28/30/
  • Семенова В.Г., Дубровина Е.В., Гаврилова Н.С., Евдокушкина Г.Н., Гаврилова Л.ВА. Оценка реальных уровней насильственной смертности в России. // Общественное здоровье и профилактика заболеваний. – 2005. - №3. – С. 14-23.

Просмотров: 13861

Комментарии (2)
1. 27-04-2008 10:01
Спасибо за исправления.
Быстро поднятая сигарета не считается упавшей )))
Написал(а) Студент. (Гость)
2. 26-04-2008 15:26
Методы и материалы.
Вопросы: 
1. Уточните, пожалуйста, что это за метод: "Сравнение выборок проводилось по критерию c2 по программе MICROSTAT".  
2. Отсутствует рисунок 8 в тексте статьи. 
3. В статье встречаются народные поговорки, но не указана значимость коэффициентов корреляций (p).
Написал(а) Студент. (Гость)

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 05.11.2013 г. )
След. »
home contact search contact search