О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №6 2015 (46) arrow ЧАСТОТА РЕГИСТРАЦИИ ОТДЕЛЬНЫХ ФАКТОРОВ РИСКА МАТЕРИНСКОЙ И ПЕРИНАТАЛЬНОЙ СМЕРТНОСТИ
ЧАСТОТА РЕГИСТРАЦИИ ОТДЕЛЬНЫХ ФАКТОРОВ РИСКА МАТЕРИНСКОЙ И ПЕРИНАТАЛЬНОЙ СМЕРТНОСТИ Печать
22.12.2015 г.

Сергейко И.В.
Многопрофильный медицинский Центр «Трастмед», г. Москва

FREQUENCY OF REGISTRATING CERTAIN RISK FACTORS OF MATERNAL AND PERINATAL MORTALITY
Sergeyko I.V.
“Trastmed” Multispecialty Medical Center, Moscow

Контактная информация: Сергейко Ирина Владимировна – e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Irina Sergeyko, Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Резюме. Актуальность. Проблема сохранения репродуктивного здоровья населения остается в современных условиях одной из наиболее важных. Это объясняется неблагоприятной демографической ситуации в Российской Федерации.

В структуре потерь жизнеспособных детей в возрасте до 1 года 65-70% приходится на перинатальные потери. Перинатальные причины играют существенную роль в преждевременных потерях населения, занимая второе место после травм и отравлений.

Цель работы: выявить наиболее часто встречаемые факторы риска материнской и перинатальной смертности.

Результаты работы. В ходе работы выявлены основные группы факторов риска. Распространенность группы факторов “неправильный образ жизни” в популяциях современных беременных женщин достаточно высока: среднепопуляционное значение составляет 961,8±3,2 сл. на 1000 женщин, по Тульской области-635,56±15,3 и по Ивановской области-572,97±9,77 случаев на 1000 беременных. Наиболее высока частота факторов, характеризующих медицинскую активность женщин (489,75±15,61 и 500,92±9,87), несколько меньше- “вредные привычки” (13,72±3,6 и 51,79±4,37) и “низкую санитарно-гигиеническую активность” (34,15±5,67 и 20,26±2,78). При этом фактор ’’низкая медицинская активность женщины” имел место как во время беременности, так и на этапе ее планирования. Об этом свидетельствует регистрация таких факторов, как непланируемое (нежелательное) наступление беременности на фоне крайне неблагоприятных факторов (миграция из зоны межнациональных конфликтов, экологических бедствий, социальной незащищенности, неблагоприятные физиологические периоды репродуктивного возраста до 18 и старше 35 лет), невыполнение рекомендаций во время беременности, отказ от наблюдения у врача с ранних сроков беременности.

Выводы. Установлено, что наиболее значимыми являются факторы социально-экономического характера. При этом среди факторов этой группы можно выделить три вида, а именно: а) факторы, обусловленные недостаточной ресурсообеспеченностью медицинских технологий и контроля (192,17±6,57 и 162,94 ±6,16 сл. на 1000 женщин); б) факторы, обусловленные недостаточностью профессионализма врача (57,54±3,88 и 64,49±4 соответственно); в) факторы, обусловленные нарушениями этики, деонтологии, ответственности врача (9,8±1,6 и 4,28±1,08 соответственно).

Ключевые слова. Материнская смертность; перинатальные потери; беременность; группы факторов.

Abstract. Significance. Protection of reproductive health remains nowadays one of the most challenging objectives. This is explained by unfavorable demographic situation in Russia. Perinatal loss accounts for 65-70% of loss in viable infants. Perinatal causes play an essential role in premature loss of population rating 2nd after traumas and poisonings.

The study purpose: to determine the most frequent risk factors of maternal and perinatal mortality.

Results. The study determined major groups of risk factors. Prevalence of the "unhealthy lifestyle" group of risk factors among pregnant women is rather high nowadays: average population value equals to 961.8±3.2 per 1000 women, 635.56±15.3 in the Tula region and 572.97±9.77 per 1000 pregnant women in the Ivanovo region. The highest prevalence is registered for factors characterizing women's medical activity (489.75±15.61 and 500.92±9.87), a less prevalent are "bad habits" group - (13.72±3.6 and 51.79±4.37) and "low sanitary and hygienic activity" group (34.15±5.67 and 20.26±2.78). "Women's low medical activity" factor was regestered both during pregnancy and its planning, which is evidenced by the following regestered factors: unplanned (unwanted) pregnancy against the background of extremely unfavorable factors (migration from areas of ethnic conflicts, zones of ecological catastrophe, social vulnerability, unfavorable physiological periods of reproductive age (under 18 and over 35 years), noncompliance with doctors' recommendations during pregnancy, refusal from antenatal care early in pregnancy.

Conclusions. The study shows that social and economic factors are most important. The following three types of this group' factors can be distinguished: a) factors associated with insufficient resources for medical technologies and control (192.17±6.57 and 162.94 ±6.16 per 1000 women); b) factors associated with insufficient qualification skills of doctors (57.54±3.88 and 64.49±4 respectively); c) factors associated with violation of medical ethics, deontology, and doctor's responsibility (9.8±1.6 and 4.28±1.08 respectively).

Keywords. Maternal mortality; perinatal loss; pregnancy; groups of factors.

Abstract. Significance. Protection of reproductive health remains nowadays one of the most challenging objectives. This is explained by unfavorable demographic situation in Russia. Perinatal loss accounts for 65-70% of loss in viable infants. Perinatal causes play an essential role in premature loss of population rating 2nd after traumas and poisonings.

The study purpose: to determine the most frequent risk factors of maternal and perinatal mortality.

Results. The study determined major groups of risk factors. Prevalence of the “unhealthy lifestyle” group of risk factors among pregnant women is rather high nowadays: average population value equals to 961.8±3.2 per 1000 women, 635.56±15.3 in the Tula region and 572.97±9.77 per 1000 pregnant women in the Ivanovo region. The highest prevalence is registered for factors characterizing women’s medical activity (489.75±15.61 and 500.92±9.87), a less prevalent are “bad habits” group – (13.72±3.6 and 51.79±4.37) and “low sanitary and hygienic activity” group (34.15±5.67 and 20.26±2.78). “Women’s low medical activity” factor was regestered both during pregnancy and its planning, which is evidenced by the following regestered factors: unplanned (unwanted) pregnancy against the background of extremely unfavorable factors (migration from areas of ethnic conflicts, zones of ecological catastrophe, social vulnerability, unfavorable physiological periods of reproductive age (under 18 and over 35 years), noncompliance with doctors’ recommendations during pregnancy, refusal from antenatal care early in pregnancy.

Conclusions. The study shows that social and economic factors are most important. The following three types of this group’ factors can be distinguished: a) factors associated with insufficient resources for medical technologies and control (192.17±6.57 and 162.94 ±6.16 per 1000 women); b) factors associated with insufficient qualification skills of doctors (57.54±3.88 and 64.49±4 respectively); c) factors associated with violation of medical ethics, deontology, and doctor’s responsibility (9.8±1.6 and 4.28±1.08 respectively).

Keywords. Maternal mortality; perinatal loss; pregnancy; groups of factors.

Введение. Показатели перинатальной и младенческой смертности отнесены ВОЗ к числу контрольных критериев, принятых к руководству в работе по достижению здоровья для всех. В России на фоне ухудшающейся демографической ситуации, связанной с падением темпов рождаемости, уровень перинатальной смертности остается стабильно высоким и не имеет тенденции к снижению [1,2,3,4]. В структуре причин перинатальной смертности в РФ первое место на протяжении ряда лет стабильно занимает внутриутробная асфиксия и гипоксия, обусловливая до 40% всех случаев смерти, на втором месте - врожденные пороки развития (21,5% - их роль несколько возросла в последние годы), на третьем - респираторные нарушения (пневмопатии, синдром дыхательных расстройств - 19,9%), затем - внутрижелудочковые кровоизлияния (10;3%), родовая травма (6,2%), внутриутробная инфекция (4,1%) внутриутробная пневмония (3,3%). Среди причин мертворождаемости преобладают внутриматочная гипоксия и ВПР, а ведущей причиной ранней неонатальной смертности являются респираторные нарушения. Второе место в структуре последней также занимают ВПР. Роль асфиксии в перинатальной смертности доношенных детей выше, чем у недоношенных (56,1% и 38,6% соответственно). Интранатальная мертворождаемость увеличивается по мере увеличения срока беременности и часто связана с родовой травмой. В структуре причин ранней неонатальной смертности доля ВГГР составляет 142,2 на 1000 родов, а по данным ВОЗ, вклад врожденных и наследственых заболеваний в перинатальную патологию и смертность достигает 30%. Отсутствие в большинстве случаев эффективных методов лечения, тяжесть течения многих наследственных заболеваний определяют безусловную необходимость их профилактики путем пренатальной диагностики ВПР инвазивными и неинвазивными методами [5,6].

Репродуктивное здоровье характеризуют такие факторы, как способность к зачатию, вынашиванию, рождению детей. Сохранение этой способности возможно путем рационального планирования семьи и подготовки девочек и юношей к здоровому материнству и отцовству [7,8,9]. Несмотря на значительные успехи современной гинекологии, андрологии, эндокринологии, медицинской генетики и иммунологии это вопрос остается крайне важным.

Результаты и обсуждение. Информация о распространенности в популяциях беременных факторов по группе ”образ жизни“, полученная на примере двух субъектов РФ, представлена в таблице 1.

Таблица 1

Распространенность в популяции беременных группы факторов ”образ и условия жизни“ (на примере Тульской и Ивановской области за 2014 г) (случаев на 1000 женщин)

  среднепопуляционное значение Тульская обл. Ивановская обл.
Наименование фактора Р ± m Р ± m Р± m
1 2 3 4
1.вредная привычка матери к курению 49,34 ± 3,61 6,86 ±2,57 34,8 ±3,62
2.вредная привычка матери к алкоголю 25,09 ± 2,61 6.86 ±2,57 16.99 ±2.55
3.низкая индивидуальная санитарно- гигиеническая активность 37,35 ± 3,16 34,15±5,67 20,26 ±2,78
4.низкая медицинская активность 821,8 + 6,38 489,75± 15,61 500,92 ±9,87
в.т.ч.      
интервал от предыдущей беременности менее 1 года 81,4 ± 4,56 32,8 ±5,56 53,02 ±4,42
попытки криминальных вмешательств 2,23 ± 0,7 - 1,63 ±0,79
непланируемый характер беременности 63,0 ± 4,05 39,08 ±6,05 38,08 ±3,79
невыполнение рекомендаций врача во время беременности 160,57 ± 6,12 87,8± 8,83 99,69 ±5,91
выполнение репродуктивной функции в неблагоприятные физиологические сроки (стороны женщины и отца) 107,61± 5,17 82,92± 8,61 61,61 ± 4,75
не состояла на учете 6,13 ± 1,3 7,8 ± 2,7 3,07 ± 1,09
выполнение репродуктивной функции на фоне неблагоприятного семейного положения (развод, одинокая) 82,52-± 4,59 51,7 ± 6,91 49,94 ± 4.3
выполнение репродуктивной функции на фоне межнациональной миграции 7,24 ± 1,41 8,89 ± 2,9 3,48 ± 1.16
выполнение репродуктивной функции на фоне перемещения из зон экологических катастроф 1,11 ± 0,5   0,8 ±0.5
выполнение репродуктивной функции на фоне неправильного образа жизни отца (вредные привычки) 179,25 ± 6,4 101,46±9,43 110,54± .19
выполнение репродуктивной функции на фоне социальной незащищенности 40,42 ± 3,28 78,04±8,37 13,51 ± 2.28
поздняя явка 116,81 ± 5,3 97,56±9,26 65,5 ± 4,88
итого по группе факторов “неправильный образ жизни” 961,8 ± 3,2 635,56± 15,03 572,97+9,77

Распространенность группы факторов ’’неправильный образ жизни” в популяциях современных беременных женщин достаточно высока: среднепопуляционное значение составляет 961,8±3,2 сл. на 1000 женщин, по Тульской области-635,56±15,3 и по Ивановской области-572,97±9,77 случаев на 1000 беременных. Наиболее высока частота факторов, характеризующих медицинскую активность женщин (489,75±15,61 и 500,92±9,87 ), несколько меньше- “вредные привычки” (13,72±3,6и 51,79±4,37) и “низкую санитарно-гигиеническую активность” (34,15±5,67 и 20,26±2,78). При этом фактор ’’низкая медицинская активность женщины” имел место как во время беременности, так и на этапе ее планирования. Об этом свидетельствует регистрация таких факторов, как непланируемое (нежелательное) наступление беременности на фоне крайне неблагоприятных факторов (миграция из зоны межнациональных конфликтов, экологических бедствий, социальной незащищенности, неблагоприятные физиологические периоды репродуктивного возраста до 18 и старше 35 лет), невыполнение рекомендаций во время беременности, отказ от наблюдения у врача с ранних сроков беременности.

Распространенность группы медико-биологических факторов, возникающих со стороны здоровья супружеской пары, ребенка, в популяциях современ- ных беременных женщин наиболее высока. Среднепопуляционное значение составляет 6749,0±104,0 сл. на 1000 женщин, по данным Тульской области - 4064,3±110,19 и Ивановской области- 4103,9+70,51 случаев на 1000 беременных). Наиболее высока частота факторов, возникающих во время беременности (1376,5+22,46 и 2109,8+30,1 соответственно). Наибольшую частоту со стороны факторов, связанных с развитием соматической патологии, имели заболевания почек (51,71±6,91 и 118,84±6,3 сл. на 1000 женщин) и инфекции, в том числе неспецифические (96,59+9,22и 61,82±4,73 сл. на 1000 женщин). Высокую частоту' имели факторы риска со стороны физического развития женщин. Так, выявлено ожирение (81,95±8,56 и 60,5± 4,71), патология таза (168,22±11,68 и 176,66±7,53). Среди факторов, возникающих в связи с развитием гинекологической патологии, можно отметить такие как “патология шейки матки'" (215,6±12,4 и 233,57±8,31), воспалительные заболевания матки и придатков (185,36±12,13 и 154.55±7,14), а также “бесплодие” (30,24±5,34 и 54,86±4,89 соответственно). Обращает на себя внимание высокая частота факторов, связанных с предыдущим выполнением репродуктивной функции (793,17±12,65 и 553.74±9,82 сл. на 1000 женщин соответственно) таких как аборты в анамнезе перед первыми данными родами (237,22±11,33 и 217,6±7,09 соответственно), аборты 3 и более перед повторными родами (57,56±4,32 и 52,61±2,85 соответственно). Представляется необходимым отметить, что расчет частоты факторов проводился на 1000 женщин всей совокупности в целом, включая женщин, имевших по результатам комплексной оценки здоровья первую и вторую группу В этом случае, цифры были бы получены еще на более высоких уровнях.

В таблице 2. представлены данные о распространенности в популяции беременных факторов, включенных в группу “внешняя среда” (в расчет приняты 2227 женщин по Ивановской области и 501 по Тульской области - у остальных не было данных об отсутствии или наличии этих факторов или они были сомнительны).

Таблица 2

Распространенность факторов группы “внешняя среда” в популяции беременных в современных социально-экономических условиях (на примере Тульской и Ивановской области за 2014г) (в случаях на 1000 женщин)

наименование факторов Среднепопуляционное значение Тульская область Ивановская область
1 экологические факторы по месту жительства женщины 190,24±0,54 171,6± 16,84 199,38 + 8,46
2 вредные производственные факторы у матери 45,45+3,98 37,92±8,53 54,78±4,82
3 вредные производственные факторы у отца 47,65±4,07 57,88±4,47 45,8±4,42
4 рентгенологическое воздействие в 1 тр. 17,5912,51 9,9± 1,8 19,75 ±2,94
5 прием тератогенных препаратов в 1 тр. 14,66±2,3 19,96±2,67 13,92 ±2,48
  ИТОГО 321,48±8,94 297,4±8,75 327,34x9,94

Среднепопуляционная частота данной группы факторов составляет в современных условиях 321,48±8,94 сл. на 1000 женщин, при этом по данным Тульской области 297,4±8,75 и Ивановской области - 327,34±9,94сл.на 1000 женщин.

Результаты анализа качества медицинского наблюдения беременных выявили наличие различных неблагоприятных медико-организационных факторов, распространенность которых представлена в таблице 3.

Таблица 3

Распространенность группы “медицинских факторов” в популяции беременных в современных социально-экономических условиях (на примере Тульской и Ивановской области)( в случаях на 1000 женщин)

наименование факторов среднепопуляц. значение Тульская обл. Ивановская , обл.
1. невыполнение и несвоевременное УЗИ 124,8915,51 83,918,65 74,3+5,18
2 пропуск ВПР при УЗИ скрининге 6,6911,36 1,9511,3 4,5111,3
4. отклонения от выполнения медицинских стандартов по группам риска беременных 38,1913,2 30,2415,34 21,912,89
5 отсутствие материально- технических условий для выполнения стандарта 96,4514,92 58,5317,33 58,75+4,64
6. отсутствие экспертного внутриведомственного контроля 34,0113,0 19,5+4,31 20,8812,82
7 нарушения преемственности 17,8412.2 19,514,31 9,01 + 1,8
8 нарушения этики, деонтологии, недостаточность авторитета профессионала 8,6911,54 9,813,0 4,28+1,2
9. дефекты планирования семьи 62,16+4,03 36,0915,87 38,0813,78
10 итого 389,4618,14 259,5113,69 231,7118,33

Распространенность факторов данной группы почти совпадает в обеих территориях: 259,5±13,69 (Тульская область) и 231,71±18,33 сл. на 1000 женщин (Ивановская область), значительно ниже, чем по другим группам факторов

При этом среди факторов этой группы можно выделить три вида, а именно:

  1. Факторы, обусловленные недостаточной ресурсообеспеченностью медицинских технологий и контроля (192,17±6,57 и 162,94 ±6,16 сл. на 1000 женщин).
  2. Факторы, обусловленные недостаточностью профессионализма врача (57,54±3,88 и 64,49±4 соответственно).
  3. Факторы, обусловленные нарушениями этики, деонтологии, ответственности врача (9,8±1,6 и 4,28±1,08 соответственно).

Выводы: Ранжирование групп факторов, проведенное путем присвоения места по мере убывания показателя распространенности данной группы факторов в расчете на 1000 беременных женщин, показало, что по данным Тульской области первое ранговое место может быть присвоено четвертой группе факторов, второе - третьей группе, третье - первой и четвертое - второй группе факторов, что совпадает с данными по Ивановской области.

Библиография

  1. Башмакова Н.В. Антифософолипидный синдром и невынашивание беременности: клиника, диагностика, лечение. Патология беременности 2000;(1):52-58.
  2. Борщева А.А. Экспертная оценка качества оказания акушерской помощи в системе ОМС Ростовской области. Вестник обязательного медицинского страхования 2002;(2):19-24.
  3. Васильева Т.П. Методические подходы к управлению факторами, определяющими адекватность медицинской помощи. Экономика здравоохранения 2004;(2):27-30.
  4. Трифонова Н.Ю., Борсова Ф.Р. Влияние курения на состояние здоровья женщин с неразвивающейся беременностью: Вестник Медико-стоматологического института 2011; (2): 69-72.
  5. Фролова О.Г., Николаев Е.И., Токова З.З. Медико-социальные аспекты здоровья матери и новорожденного. Акушерство и гинекология 1994; (4): 34-37.
  6. Фролова О.Г. Диспансеризация в снижении материнской и перинатальной смертности. Акушерство и гинекология 1990; (10): 15-17.
  7. Euro-Peristat. European Perinatal Health Report. Health and Care of Pregnant Women and Babies in Europe in 2010. Euro-Peristat. 2013. URL:http://anrdpn.vjf.cnrs.fr/sites/default/files/European%20Perinatal%20Health%20Report_2010.pdf (дата обращения: 15.04.2015).
  8. WHO. European health for all database (HFA-DB). World Health Organization Regional Office for Europe. 2014. URL: http://data.euro.who.int/hfadb/ (дата обращения: 15.04.2014).
  9. WHO. WHO Mortality Data base. World Health Organization. 2014. URL: http://www.who.int/whosis/mort/download/en/index.html (дата обращения: 15.04.2014).

References

  1. Bashmakova N.V. Antifosofolipidnyy sindrom i nevynashivanie beremennosti: klinika, diagnostika, lechenie [Antiphospholipid syndrome and miscarrage; clinics, diagnosis, and treatment]. Patologiya beremennosti 2000;(1):52-58. (In Russian)
  2. Borshcheva A.A. Ekspertnaya otsenka kachestva okazaniya akusherskoy pomoshchi v sisteme OMS Rostovskoy oblasti [Expert assessment of the quality of obstetric care in MHI system of Rostov region]. Vestnik obyazatel'nogo meditsinskogo strakhovaniya 2002;(2):19-24. (In Russian)
  3. Vasil'eva T.P. Metodicheskie podkhody k upravleniyu faktorami, opredelyayushchimi adekvatnost' meditsinskoy pomoshchi [Methodical approaches to management factors which determine the adequacy of medical care]. Ekonomika zdravookhraneniya 2004;(2):27-30. (In Russian)
  4. Trifonova N.Yu., Borsova F.R. Vliyanie kureniya na sostoyanie zdorov'ya zhenshchin s nerazvivayushcheysya beremennost'yu [Impact of smoking on the health of women with non-developing pregnancy]. Vestnik Mediko-stomatologicheskogo instituta 2011; (2): 69-72. (In Russian)
  5. Frolova O.G., Nikolaev E.I., Tokova Z.Z. Mediko-sotsial'nye aspekty zdorov'ya materi i novorozhdennogo [Health and social aspects of maternal and newborn health]. Akusherstvo i ginekologiya 1994; (4): 34-37. (In Russian)
  6. Frolova O.G. Dispanserizatsiya v snizhenii materinskoy i perinatal'noy smertnosti [Clinical examination in reduction of maternal and perinatal mortality]. Akusherstvo i ginekologiya 1990; (10): 15-17. (In Russian)
  7. Euro-Peristat. European Perinatal Health Report. Health and Care of Pregnant Women and Babies in Europe in 2010. Euro-Peristat. [Online] 2013 [cited 2015 Apr 15]. Available from:http://anrdpn.vjf.cnrs.fr/sites/default/files/European%20Perinatal%20Health%20Report_2010.pdf .
  8. WHO. European health for all database (HFA-DB). World Health Organization Regional Office for Europe. [Online] 2014 [cited 2014 Apr 15]. Available from: http://data.euro.who.int/hfadb/.
  9. WHO. WHO Mortality Data base. World Health Organization. [Online] 2014 [cited 2014 Apr 15]. Available from: http://www.who.int/whosis/mort/download/en/index.html.

Просмотров: 5402

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 28.12.2015 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search