О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №2 2016 (48) arrow ПРИВЕРЖЕННОСТЬ ПАЦИЕНТОВ ЛЕЧЕБНО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКИМ МЕРОПРИЯТИЯМ И ЗДОРОВОМУ ОБРАЗУ ЖИЗНИ: АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНОСТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ
ПРИВЕРЖЕННОСТЬ ПАЦИЕНТОВ ЛЕЧЕБНО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКИМ МЕРОПРИЯТИЯМ И ЗДОРОВОМУ ОБРАЗУ ЖИЗНИ: АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНОСТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ Печать
18.05.2016 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2016-48-2-8
Панов В.П., Логунов Д.Л., Авдеева М.В.

ФГОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова», Санкт-Петербург

ADHERENCE TO MEDICAL AND PREVENTIVE INTERVENTIONS AND HEALTHY LIFESTYLE: ACTUAL PROBLEMS AND POSSIBLE SOLUTIONS
Panov V.P., Logunov D.L., Avdeeva M.V.

North-Western State Medical University named after I.I. Mechnikov, St. Petersburg

Контактная информация: Авдеева Марина Владимировна, Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Marina Avdeeva, Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Резюме. Актуальность. Здоровье человека в определённой мере зависит от степени соблюдения медицинских рекомендаций, что обуславливает актуальность изучения и анализа причин недостаточной приверженности населения лечебно-профилактическим мероприятиям и здоровому образу жизни.

Цель работы: проанализировать данные современных научных исследований о причинах несоблюдения медицинских рекомендаций и обосновать меры по улучшению здоровья населения на основе повышения приверженности лечебно-профилактическим мероприятиям.

Методы проведения работы. Контент-анализ, аналитический, исторический.

Результаты работы. Многочисленные исследования показали, что главными причинами несоблюдения лечения и ведения нездорового образа являются: 1) социально-экономические факторы; 2) состояние системы здравоохранения; 3) состояние пациента; 4) особенности терапии; 5) особенности поведения человека. Вместе с тем из-за ненадлежащего отношения к своему здоровью определённая часть населения не в состоянии получить максимальной пользы от медицинского обслуживания, что снижает эффективность лечения, вредит здоровью, ухудшает качество жизни, повышает частоту госпитализаций и в итоге увеличивает расходы на здравоохранение. В настоящее время все существующие меры по улучшению приверженности лечению и оздоровлению образа жизни принято подразделять на поведенческие, образовательные, аффективные, экономические и комбинированные. При этом наиболее значимая роль отводится формированию доверительных отношений между врачом и пациентом, а также контролю приверженности с помощью современных технических устройств.

Выводы. На протяжении долгого времени проблема недостаточной приверженности лечебно-профилактическим мероприятиям эффективно не решалась во многих странах. Однако в последние годы появились технические средства эффективного контроля за тем, как соблюдаются медицинские рекомендации по лечению и профилактике заболеваний, что позволяет считать их наиболее перспективными для решения данной проблемы.

Область применения результатов: улучшение общественного здоровья населения на основе улучшения приверженности к выполнению медицинских рекомендаций по лечению и профилактике заболеваний.

Ключевые слова: приверженность лечению, комплайнс, здоровье населения, медицинские рекомендации, медицинская информированность.

Abstract. Significance. To some extent human health depends upon degree of compliance with medical advice making it significant to study and analyze causes of insufficient adherence to medical and preventive interventions and healthy lifestyle.

The purpose of the study: to analyze data on current scientific research focused on causes of non-compliance with medical advice and substantiate measures aimed at improving public health through better adherence to medical and preventive interventions.

Methods: Content analysis, analytical, historical.

Results. Numerous studies have demonstrated that the main reasons of non-compliance with treatment and unhealthy lifestyle include the following: 1) social/economic factors, 2) state of the health care system, 3) patient’s health status, 4) therapy-related factors and 5) human behavioral characteristics. At the same time, because of improper attitude towards health a certain part of the population is unable to make the most of medical care resulting in lower efficiency of treatment, deteriorated health, reduced quality of life, and increased hospitalization rates leading to higher health expenditures.

Nowadays all existing measures for improving adherence to treatment and promoting healthy lifestyle can be divided into the following categories: behavioral, educational, affective, economic and combined. At the same time development of confidential doctor/patient relations is playing the crucial role as well as monitoring of adherence through modern technical devices.

Conclusions. For a long time many countries have been failing to effectively address the problem of insufficient adherence. However, in recent years we saw emergence of technical means to effectively monitor compliance with medical advice related to treatment and disease prevention making it possible to consider such means as most promising solution to this problem.

Scope of application. Improvement of public health because of improved compliance with medical advice related to treatment and disease prevention.

Keywords: adherence to treatment, compliance, public health, medical advice, medical awareness.

Введение. Проблема несоблюдения медицинских рекомендаций признана Всемирной организацией здравоохранения одной из самых значимых, поскольку усилия медицинских работников по лечению и профилактике заболеваний, в особенности хронических, часто оказываются неэффективными. Под термином «приверженность» (синоним «комплаентность») принято подразумевать степень, в которой поведение человека с точки зрения приёма лекарств, соблюдения диеты, изменения поведенческих привычек и количества визитов в медицинские учреждения согласуется с рекомендациями медицинских работников [3]. Проблема недостаточной приверженности лечебно-профилактическим мероприятиям широко распространена в России [2], что требует всестороннего анализа возможных причин данного явления с поиском наиболее эффективных способов решения.

Методы исследования. В специализированных поисковых системах («Pubmed», «Medscape», «Web of Science», «E-library» и др.) был осуществлён целенаправленный поиск научных статей, посвящённых проблеме соблюдения медицинских рекомендаций, приверженности пациентов лечению и здоровьесберегающему поведению. Поиск и подбор материала осуществлялся по следующим ключевым словам: «выполнение медицинских рекомендаций», «приверженность лечению», «соблюдение медицинских рекомендаций», «медицинская информированность», «комплаентность», «приверженность здоровьесберегающему поведению», «влияние комплаентности на состояние здоровья», «влияние приверженности на здоровье» и др. Всего по данной теме было проанализировано 120 литературных источников, из которых отобрано 57 наиболее подходящих публикаций. Это позволило оценить глобальность проблемы и определить наиболее эффективные меры для её решения. Основными методами, применявшимися в данном исследовании, являлись контент-анализ, аналитический и исторический.

Результаты. Всемирной организацией здравоохранения выделено 5 взаимосвязанных факторов, определяющих приверженность лечению и здоровьесберегающему поведению (табл. 1). Причины несоблюдения медицинских рекомендаций весьма разнообразны, они включают в себя: 1) социально-экономические факторы; 2) состояние системы здравоохранения; 3) особенности состояния пациента; 4) особенности терапии; 5) особенности поведения человека [3].

Таблица 1

Факторы, определяющие выполнение медицинских рекомендаций пациентами (ВОЗ, 2003 г.)

1. Социально-экономические аспекты 4. Особенности терапии
Недостаточное владение языком Сложность режима лечения (большое количество суточных доз, значительное количество принимаемых лекарств)
Низкий уровень грамотности здоровья
Тяжёлые условия существования
Национальные и культурные убеждения относительно болезней и их лечения Боязнь появления предполагаемых побочных эффектов, описанных в инструкции
Жестокое обращение Фактическое появление побочных эффектов
Отсутствие семьи и/или социальной поддержки Назначение к применению лекарств, вредящих репутации и социальному имиджу
Ограниченный доступ к учреждениям здравоохранения Отсутствие непосредственной пользы от принимаемой терапии
Отсутствие медицинской страховки Лечение, требующее мастерства и использования определённых техник (инъекции, ингаляторы)
Неразвитость аптечной сети
Стоимость лекарств
Жизненная нестабильность, беспризорность Частые изменения схемы приёма препарата
2. Состояние системы здравоохранения Лечение, мешающее течению жизни или требующее значительных изменений в поведении
Взаимодействие медработник-пациент
Навыки медработника по взаимодействию с пациентом
Продолжительная терапия
Несоответствие между представлениями пациента о здравоохранении и качеством медицинских услуг 5. Особенности поведения человека
5.1 Аспекты поведения человека, связанные с физическими факторами:
Отсутствие положительного эффекта от медицинской помощи Нарушение зрения
Проблемы с глотанием
Слабый потенциал системы для обучения пациентов и обеспечения последующей деятельности Нарушение слуха
Когнитивные нарушения, забывчивость
Недостатками мобильность и ловкость
Отсутствие знаний об эффективных мерах повышения приверженности 5.2 Аспекты поведения, связанные с психологическими факторами:
Информационные материалы для пациентов, написанные слишком сложно для понимания Собственные представления о болезни
Восприимчивость к болезням
Ограничительные формуляры; замена препаратов, включённых в формуляры Потребность в понимании лечения
Собственные ожидания от лечения
Высокая стоимость лекарств, доплата Восприятие лечения
Отсутствие или пропуск назначения Способность следования режиму лечения
Длительное время ожидания медпомощи Страх возможных неблагоприятных последствий от лечения
Отсутствие непрерывной заботы и ухода
3. Особенности состояния пациента Отношение к лечению
Хронические заболевания Страх стать зависимым от лекарств
Отсутствие симптомов Мотивация к лечению
Тяжесть симптомов Концентрация на болезни
Депрессия Разочарование в медработниках
Психические расстройства Психосоциальный стресс, тревога, гнев
Умственная отсталость Злоупотребление алкоголем
Нарушение развития Употребление психоактивных веществ

Социально-экономические факторы. Особую значимость проблема несоблюдения медицинских рекомендаций приобретает в условиях экономического кризиса, когда наблюдается ухудшение приверженности и всплеск заболеваемости из-за снижения реальных доходов населения и увеличения стоимости препаратов, продуктов питания и др. [44]. Несоблюдение медицинских предписаний может быть вызвано сокращением льгот на лекарственные препараты, что негативно отражается на эффективности терапии [56]. Причинами плохой приверженности лечению и здоровому образу жизни также являются недостаточный уровень жизни, низкие доходы, отсутствие социальной поддержки, жилья, работы и медицинского страхового полиса [16]. Низкая комплаентность, как правило, ассоциирована с женским полом, молодым возрастом, иностранным гражданством, проживанием в сельской местности, низким уровнем артериального давления, полипрагмазией и когнитивными нарушениями. И наоборот, высокая комплаентность в значительной степени ассоциирована с высоким уровнем образования, наличием сердечно-сосудистых факторов риска, частыми визитами к врачу и минимальным суточным количеством назначенных для приёма таблеток [11,40].

Существуют множественные доказательства того, что обучение пациентов правилам поведения позитивно отражается на течении многих заболеваний [14,23,25,28,37]. Доказана линейная связь между уровнем грамотности в вопросах здоровьесбережения и степенью соблюдения медицинских рекомендаций (г=0,14 при р<0,05). Просветительная работа с населением способная повысить компетентность в вопросах здоровьесбережения (г=0,22 при р<0,05), улучшить приверженность лечебно-профилактическим мероприятиям и здоровому образу жизни (г=0,16 при р<0,05) [39]. Однако в половине случаев информационно-просветительная работа с пациентом не приносит ожидаемых результатов [31]. Это может быть обусловлено формированием у пациента лишь теоретических представлений о пользе лечебно-профилактических мероприятий без соблюдения схемы терапии и модификации образа жизни в реальной жизни [2].

Состояние системы здравоохранения. Системе здравоохранения отводится центральная роль в контроле соблюдения пациентом медицинских рекомендаций лечебно-профилактического и оздоровительного характера. Поэтому доверие и взаимодействие – два важных условия для того, чтобы пациент стал более ответственно относиться к медицинским рекомендациям [44]. Эффективное взаимодействие медицинского работника с пациентом является залогом достижения хороших результатов лечения, так как у пациента появляется чувство удовлетворённости, улучшается общее самочувствие, возникает адекватное восприятие информации с намерением выполнять полученные рекомендации в полном объёме [29]. Доверительные партнерские отношения, основанные на совместном принятии решений и детальном обсуждении проблемы, помогают пациенту лучше осознать своё состояние и взвесить все риски и преимущества лечебно-профилактических мероприятий [15]. Степень доверия врачу положительно коррелирует с согласием на применение новых методов лечения и профилактики заболеваний, намерением следовать врачебным предписаниям, эффективностью лечения и улучшением здоровья [44]. Среди пациентов, у которых не сложились отношения с врачом, риск прекращения лечения на 19% выше, чем у лиц, не испытывающих данной проблемы. В условиях эффективного взаимодействия врача со своим пациентом шансы на улучшение приверженности лечению и оздоровление образа жизни возрастают в 2,26 раза. Однако чрезмерно сильный контакт между врачом и пациентом может стать причиной необоснованно частых визитов в медицинское учреждение [29].

Различными исследованиями доказано, что улучшить приверженность можно с помощью следующих мероприятий: 1) консультирование пациентов – устная беседа, письменный инструктаж, предоставление визуальной информации; 2) дистанционное наблюдение за пациентом и консультирование с помощью компьютера или телефонной связи; 3) привлечение членов семьи к наблюдению за лечением; 4) непосредственное участие медицинского работника в наблюдении за приёмом лекарственных препаратов; 5) упрощение схемы лечения – изменение дозы и состава лекарства, переход с одной лекарственной формы на другую, например, с таблеток на жидкий сироп и др.; 6) привлечение пациентов к самоконтролю параметров собственного здоровья – артериального давления, глюкозы, веса, функции дыхания и др.; 7) ежедневное напоминание о необходимости приёма лекарств, изменения поведенческих привычек, модификации образа жизни; 8) контроль приверженности с помощью специальных электронных контейнеров для хранения таблеток; 9) использование специального оборудования, позволяющего точно дозировать принимаемый лекарственный препарат; 10) напоминание о необходимости выписки нового рецепта на принимаемый препарат; 11) вознаграждение пациента за укрепление здоровья, надлежащее соблюдение лечебно-профилактических мероприятий, хорошую ответную реакцию на лечебно-профилактические мероприятия, например при нормализации артериального давления, глюкозы, веса, функции дыхания и др.; 12) коррекция психологического состояния пациента [31].

Появляется всё больше сведений, что приверженность лечебно-профилактическим мероприятиям можно улучшить, если контролировать регулярность приёма препаратов с помощью постоянного напоминания об этом. Для этого широко используется: 1) мобильная связь с пациентом через текстовые сообщения; 2) мобильная связь через телефон, имеющий специальное программное обеспечение или приложение; 3) мобильная связь через телефон, подключенный к специальному медицинскому устройству; 4) мобильная связь через систему Bluetooth; 5) видеосвязь и др. При этом наиболее простым способом 2-х стороннего общения с пациентом является передача текстовой информации с персонального телефона [27]. Согласно результатам анализа 16 рандомизированных клинических исследований с участием 2742 человек приверженность лечению повысилась с 50% до 67,8% под влиянием постоянного напоминания о необходимости приёма лекарственных препаратов с помощью мобильной связи. Контроль регулярности приёма лекарственных препаратов с помощью средств мобильной связи способен повысить комплаентность вне зависимости от длительности подобного общения, класса заболевания и технического способа налаживания контакта с пациентом. Положительный эффект на результаты лечения оказывает как персональный 2-х сторонний мобильный контакт с пациентом, так и одноканальная ежедневная рассылка текстовых сообщений по нескольку раз в сутки [51]. Однако 2-х сторонний обмен текстовыми сообщениями между медицинским работником и его пациентом в большей степени улучшает приверженность лечению по сравнению с односторонним режимом общения [55]. В одном из исследований двойная информационная поддержка с помощью одновременной рассылки микрописем и коротких текстовых сообщений в большей степени улучшила приверженность лечению по истечении 6 месяцев, чем рассылка только коротких текстовых сообщений или напоминание по телефону [21]. Помимо этого для решения проблемы низкой приверженности разработаны специальные контейнеры для хранения лекарств, способные фиксировать дату и время открывания контейнера, а также подсчитывать количество не принятых таблеток [32]. Подобный мониторинг существенно улучшает приверженность лечению, по крайне мере при таком серьёзном заболевании как сахарный диабет [45]. Разработаны и уже широко используются специальные системы электронного мониторинга концентрации лекарственных веществ в различных биологических жидкостях (кровь, моча), с помощью которых отслеживаются физиологические эффекты от действия лекарств и производится объективная оценка приверженности лечению [54]. Непосредственное наблюдение медицинского работника за процессом приёма лекарств в условиях клинки значительно повышает эффективность лечения, даже у больных резистентной артериальной гипертензией [26].

Состояние пациента. Многочисленные исследования показали, что чаще всего медицинские рекомендации не соблюдаются пациентами с лёгочной патологией, сахарным диабетом и расстройством сна. По данным некоторых исследований более высокой приверженностью отличаются больные, страдающие ВИЧ, артритами, желудочно-кишечными заболеваниями и злокачественными новообразованиями, так как в среднем только около 24,8% этих пациентов не склонны к соблюдению предписанного медицинскими работниками лечения [18]. Степень несоблюдения медицинских предписаний в отношении обезболивающей терапии колеблется от 8% до 62%, в среднем составляя ~ 40% [52]. Контроль, произведённый с помощью специальных электронных устройств, показал, что высокая приверженность лекарственной терапии свойственна раковым больным (80%), а также пациентам с сердечно-сосудистой патологией, инфекционными заболеваниями и сахарным диабетом (75%), а самая низкая – при хронических обструктивных заболеваниях лёгких (51%) и астме (55%) [13]. Около 20% больных артериальной гипертензией отличаются плохой приверженностью к лечению [11]. С помощью токсикологического анализа мочи было установлено, что 53% больных с резистентной артериальной гипертензией нарушают схемы лечения, что и обуславливает стойкость повышения артериального давления [34]. У пациентов с депрессией приверженность медикаментозной терапии составляет 65%, а на фоне тревожных психических расстройств – всего 58% [17]. При острых формах заболеваний приверженность лечению выше, чем при хронических [3]. Поэтому у больных с хроническими заболеваниями выполняемость медицинских рекомендаций по приёму лекарств и модификации образа жизни является удручающе низкой, особенно после 6 месяцев терапии [41]. Пациенты пожилого возраста хуже соблюдают режим лечения, чем лица, ещё не достигшие 75 лет, что обусловлено недопониманием инструкций, одиночеством, снижением памяти [12]. Приверженность лечению выше у пациентов с недавно диагностированным заболеванием, а с течением времени она существенно ухудшается, например, у лиц с недавно диагностированной артериальной гипертензией после 12 месяцев лечения приверженность составляет 78%, а после 54 месяцев лечения – всего 46% [4].

Поведение пациента. Степень личной мотивации человека к выполнению медицинских рекомендаций и оздоровлению образа жизни считается наиболее значимым фактором улучшения здоровья [33]. Однако в 30–50% случаев неэффективность лечебно-профилактических мероприятий обусловлена несоблюдением медицинских рекомендаций [56]. Например, если пациенту назначен приём антибиотиков по схеме 1 таблетка четыре раза в день в течение недели, но по личным соображениям человек принимал только по 2 таблетки в день в течение 5 дней, то рекомендации врача выполнены всего на 36% [30]. Важно отметить, что приверженность лечению с минимальным количеством пропусков приёма лекарств является важным фактором, определяющим выживаемость онкологических и сердечно-сосудистых больных, а также пациентов с сахарным диабетом [16]. В частности у больных артериальной гипертензией, отличающихся плохой приверженностью к лечению, в 1,64 раза выше риск смерти от ишемической болезни сердца и в 2,19 раза – риск смерти от мозгового инсульта, чем у более приверженных больных [36]. Существуют различные теории, объясняющие модели поведения человека в отношении приверженности медицинским рекомендациям [5,35,48]. Известно, что 12% населения склонны выполнять медицинские предписания лишь частично, 12% – вообще не принимают лекарств даже после выписки на них рецепта, 29% – прекращают лечение, прежде чем лекарство закончится, 22% – принимают лекарства в меньшей дозе, чем предусмотрено инструкцией. При этом подробное информирование пациента о фармакологическом действии назначенных препаратов не оказывает существенного влияния на степень приверженности терапии и конечный результат лечения [53]. Поэтому контроль за соблюдением пациентом схемы лечения и процессом оздоровления его образа жизни занимает центральное место в борьбе за эффективность лечебно-профилактических мероприятий.

Особенности терапии. Известно, что улучшить приверженность можно путём упрощения схемы лечения, оптимизации дозировки принимаемых препаратов, использования специальных дозаторов лекарств, обучения навыкам приёма препаратов и регулярного напоминания о необходимости приёма очередной дозы препарата [24]. Например, упрощение схемы лечения за счёт перехода с 4-х на 2-х разовый режим приёма лекарств улучшает приверженность терапии при ишемической болезни сердца [8]. Только 47,5% пациентов с мерцательной аритмией придерживаются схемы приёма пероральных антикоагулянтов, в том числе нового поколения. При этом новое поколение антикоагулянтов более удобно в применении, что повышает приверженность лечению по сравнению с варфарином (47,5% vs 40,2%), однако в целом степень соблюдения медицинских рекомендаций, но по-прежнему недостаточна для предотвращения тромботических осложнений [57]. Таким образом, не смотря на усилия фармакологов, постоянно совершенствующих препараты, низкая приверженность терапии продолжает оставаться проблемой, независимо от достоинств используемого препарата.

Обсуждение. Несмотря на многочисленные исследования по изучению причин, обуславливающих несоблюдение пациентами лечебно-профилактических и оздоровительных мероприятий, эта проблема широко распространена во многих странах, так как на протяжении многих десятилетий не находит способов эффективного решения [9]. Данная проблема распространена и в России [1,2]. Вместе с тем из-за ненадлежащего отношения к своему здоровью определённая часть населения не в состоянии получить максимальной пользы от медицинского обслуживания, что снижает эффективность лечения, вредит здоровью, ухудшает качество жизни, повышает частоту госпитализаций и в итоге увеличивает расходы на здравоохранение [10,19,20,47,49,56]. О влиянии приверженности на снижение расходования ресурсов здравоохранения свидетельствует тот факт, что самоконтроль бронхиальной астмы снижает частоту госпитализаций, вызовов скорой помощи, незапланированных визитов к врачу, случаев утраты трудоспособности и ночных приступов [22].

В разное время для решения проблемы низкой приверженности разрабатывались различные меры, однако многие из них оказывались сложными для практической реализации [6]. Вместе с тем проблема невыполнения медицинских рекомендаций в отношении лечения и профилактики заболеваний, обусловлена множеством обстоятельств, поэтому требует комплексного подхода к её решению. Однако даже самые эффективные меры по улучшению приверженности лечебно-профилактическим мероприятиям не всегда приносят ощутимых результатов [38].

В настоящее время все существующие меры по улучшению приверженности лечению, профилактике и оздоровлению образа жизни принято подразделять на поведенческие, образовательные, аффективные, экономические и комбинированные [1,7,42,43,46,50]. Некоторые исследования показывают, что наибольшее влияние на приверженность к выполнению медицинских рекомендаций оказывает контроль поведения пациента с помощью технических средств дистанционного контроля [21]. Не менее важным является эффективность информационно-просветительного взаимодействия медицинского работника со своим пациентом [18]. С другой стороны степень личной мотивации пациента к соблюдению медицинских рекомендаций и оздоровлению своего образа жизни так считается весомым фактором улучшения здоровья [33]. Таким образом, учитывая разнообразие факторов, инициирующих проблему недостаточной приверженности лечебно-профилактическим мероприятиям, она требует комплексного подхода к её решению [3].

Различными исследованиями было показано, что большинство вмешательств, осуществляемых для улучшения приверженности лечению, оздоровления образа жизни и профилактики заболеваний, способны принести ощутимую экономическую выгоду здравоохранению. Однако для того, чтобы более точно оценить долгосрочную экономическую выгоду от подобных вмешательств, необходимы дальнейшие исследования, оценивающие устойчивость эффекта улучшения приверженности лечебно-профилактическим мероприятиям [47].

Выводы.

  1. Проблема недостаточной приверженности лечебно-профилактическим мероприятиям широко распространена во всём мире, так как на протяжении долгого времени эффективно не решалась, что обусловлено множеством факторов, в числе которых следует отметить социально-экономические, состояние системы здравоохранения, особенности состояния и поведения пациента, а также особенности назначенной ему терапии.
  2. Разнообразие причин, обуславливающих проблему недостаточной приверженности пациентов лечебно-профилактическим мероприятиям, требует комплексного подхода к её решению.
  3. В последние годы появились различные технические средства эффективного дистанционного контроля за тем, как соблюдаются медицинские рекомендации по лечению и профилактике заболеваний, что позволяет считать их наиболее перспективными для решения данной проблемы.
  4. Для оценки долгосрочной выгоды от вмешательств, нацеленных на улучшение приверженности лечебно-профилактическим мероприятиям и оздоровление образа жизни, необходимы дальнейшие исследования, оценивающие устойчивость подобного эффекта.

Библиография

  1. Авдеева М.В., Лобзин Ю.В., Лучкевич В.С. Управление факторами риска хронических неинфекционных заболеваний на основе страхового риск-менеджмента. Социальные аспекты здоровья населения [электронный научный журнал] 2014; 38 (4). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/584/lang?ru/ (Дата обращения: 15.03.2016).
  2. Зелионко А.В., Лучкевич В.С., Авдеева М.В. Использование компетентностного подхода к оценке медицинской информированности и приверженности городских жителей здоровому образу жизни // Профилактическая и клиническая медицина 2014; 53 (4); 42-48.
  3. Adherence to long-term therapies. Evidence for action. Geneva, Switzerland: World Health Organization WHO [Online]. 2003 [cited 2016 February 29]. Available from: http://whqlibdoc.who.int/publications/2003/9241545992.pdf
  4. Ambegaonkar AJ, Ceridwyn N, D’Angio R, Feinberg JL, Gables L, Johnson S, et al. Adult meducation: improving medication adherence in older adults [Online]. 2006 [cited 2016 February 28]. Available from: http://www.adultmeducation.com/downloads/Adult_Meducation.pdf
  5. Armitage ChJ, Conner M. Social cognition models and health behaviour: a structured review. Psychology & Health 2000; (15): 173-189.
  6. Awad AG. Antipsychotic medications: compliance and attitudes towards treatment. Curr Opin Psychiatry 2004; (17): 75-80.
  7. Bender B, Milgrom H, Apter A. Adherence intervention research: what have we learned and what do we do next? Journal Allergy Clin Immunol 2003; (112): 489-494.
  8. Brown BG, Bardsley J, Poulin D, Hillger LA, Dowdy A. Moderate dose, three-drug therapy with niacin, lovastatin, and colestipol to reduce low-density lipoprotein cholesterol <100 mg/dl in patients with hyperlipidemia and coronary artery disease. Am J Cardiol 1997; 80 (2): 111-115.
  9. Burke LE, Dunbar-Jacob JM, Hill MN. Compliance with cardiovascular disease prevention strategies: a review of the research. Ann Behav Med 1997; (19): 239-263.
  10. Burke LE, Ockene IS. Compliance in healthcare and research. New York: Furtura Publishing; 2001.
  11. Calderón-Larrañaga A, Diaz E, Poblador-Plou B, Gimeno-Feliu LA, Abad-Díez JM, Prados-Torres A. Non-adherence to antihypertensive medication: the role of mental and physical comorbidity. Int J Cardiol 2016; (207): 310-316.
  12. Chedid F, Falk M. High degree of adherence to statin therapy among the elderly despite high frequency of side effects. Healthy aging & clinical care in the elderly 2011; (3): 1-7.
  13. Claxton AJ, Cramer J, Pierce C. A systematic review of the associations between dose regimens and medication compliance. Clin Ther 2001; (23): 1296-1310.
  14. Cochrane MG, Bala MV, Downs KE, Mauskopf J, Ben Joseph RH. Inhaled corticosteroids for asthma therapy: patient compliance, devices, and inhalation technique. Chest 2000; (117): 542-550.
  15. Cooper LA, Roter DL, Bone LR. A randomized controlled trial of interventions to enhance patient-physician partnership, patient adherence and high blood pressure control among ethnic minorities and poor persons. Implement Sci 2009; (19): 4-7.
  16. Costas-Muniz R, Leng J, Aragones A, Ramirez J, Roberts N, Mujawar MI, et al. Association of socioeconomic and practical unmet needs with self-reported nonadherence to cancer treatment appointments in low-income Latino and Black cancer patients. Ethn Health 2016; 21 (2): 118-128.
  17. Cramer JA, Rosenheck R. Compliance with medication regimens for mental and physical disorders. Psychiatr Serv 1998; (49): 96-201.
  18. DiMatteo MR. Variations in patients' adherence to medical recommendations: a quantitative review of 50 years of research. Med Care 2004; (42): 200-209.
  19. DiMatteo MR, Giordani PJ, Lepper H.S. Patient adherence and medical treatment outcomes: a meta-analysis. Med Care 2002; (40): 794-811.
  20. Einarson TR. Drug-related hospital admissions. Ann Pharmacother 1993; (27): 832-840.
  21. Fang R, Li X. Electronic messaging support service programs improve adherence to lipid-lowering therapy among outpatients with coronary artery disease: an exploratory randomized control study. J Clin Nurs 2016; 25 (5-6): 664-671.
  22. Gibson PG, Coughlan J, Wilson AJ, Abramson M, Bauman A, Hensley MJ, et al. Self-management education and regular practitioner review for adults with asthma. The Cochrane database of systematic reviews 2000; (2): CD001117.
  23. Gibson PG, Powell H, Coughlan J, Wilson AJ, Abramson M, Haywood P, et al. Self-management education and regular practitioner review for adults with asthma. The Cochrane database of systematic reviews 2003; (1): CD001117.
  24. González-Buenoa J, Vega-Cocab MD, Rodríguez-Péreza A, Toscano-Guzmána MD, Pérez-Guerreroc C, Santos-Ramosd B. Intervenciones para la mejora de la adherencia al tratamiento en pacientes pluripatológicos: resumen de revisiones sistemáticas. Aten Primaria 2016; 48 (2): 121-130.
  25. Haddad M, Inch C, Glazier RH, Wilkins AL, Bayoumi A, Rourke S. Patient support and education for promoting adherence to highly active antiretroviral therapy for HIV/AIDS. The Cochrane database of systematic reviews 2000; (3) 1-10.
  26. Hameed MA, Tebbit L, Jacques N, Thomas M, Dasgupta I. Non-adherence to antihypertensive medication is very common among resistant hypertensives: results of a directly observed therapy clinic. Journal of Human Hypertension 2016; (30): 83-89.
  27. Hamine S, Gerth-Guyette E, Faulx D, Green BB, Ginsburg AS. Impact of mHealth chronic disease management on treatment adherence and patient outcomes: a systematic review. J. Med Internet Res 2015; (17): е52.
  28. Hampson SE, Skinner TC, Hart J, Storey L, Gage H, Foxcroft D, et al. Effects of educational and psychosocial interventions for adolescents with diabetes mellitus: a systematic review. Health Technol Assess 2001; (5): 1-79.
  29. Haskard Zolnierek KB, DiMatteo. Physician communication and patient adherence to treatment: a meta-analysis. Med Care 2009; 47 (8): 826-834.
  30. Haynes RB, Montague P, Oliver T, McKibbon KA, Brouwers MC, Kanani R. Interventions for helping patients to follow prescriptions for medications. The Cochrane database of systematic reviews 2000; (2): CD000011.
  31. Haynes RB, Yao X, Degani A, Kripalani S, Garg A, McDonald H. Interventions to enhance medication adherence. The Cochrane database of systematic reviews 2006; (4): 1-96.
  32. Henriksson F, Agardh CD, Berne C, Bolinder J, Lönnqvist F, Stenström P, et al. Direct medical costs for patients with type 2 diabetes in Sweden. Journal of Internal Medicine 2000; (248): 387-396.
  33. Jung MJ, Jeong Y. Motivation and self-management behavior of the Individuals with chronic low back pain. Orthopaedic Nursing 2016; (25): doi: 10.1097/NOR.0000000000000233.
  34. Jung O, Gechter JL, Wunder C, Paulke A, Bartel C, Geiger H. Resistant hypertension? Assessment of adherence by toxicological urine analysis. J Hypertens 2013; 31 (4): 766-774.
  35. Kaptein A, Weinman J. Health Psychology. Malden: BPS Blackwell; 2004.
  36. Kim S, Shin DW, Yun JM, Hwang Y, Park SK, Ko Y, et al. Medication adherence and the risk of cardiovascular mortality and hospitalization among patients with newly prescribed antihypertensive medications. Hypertension 2016; (67): 506-512.
  37. Lorig K, Holmann H. Arthritis self-management studies: a twelve year review. Health Educ Q 1993; (20): 17-28.
  38. McDonald HP, Garg AX, Haynes RB. Interventions to enhance patient adherence to medication prescriptions: scientific review. JAMA 2002; (288): 2868-2879.
  39. Miller TA. Health literacy and adherence to medical treatment in chronic and acute illness: a meta-analysis. Patient Educ Couns 2016; doi: 10.1016/j.pec.2016.01.020.
  40. Napolitano F, Napolitano P, Angelillo IF. Medication adherence among patients with chronic conditions in Italy. European journal of public health 2016; 26 (1): 48-52.
  41. Osterberg L, Blaschke T. Adherence to medication. N Engl J Med 2005; (353): 487-497.
  42. Peterson AM, Takiya L, Finley R. Meta-analysis of interventions to improve drug adherence in patients with hyperlipidemia. Pharmacotherapy 2003; (23): 80-87.
  43. Peterson AM, Takiya L, Finley R. Meta-analysis of trials of interventions to improve medication adherence. Am J Health Syst Pharm 2003; (60): 657-665.
  44. Piette JD, Heisler M, Krein S. The role of patient-physician trust in moderating medication nonadherence due to cost pressures. Arch Intern Med 2005; (165): 1749-1755.
  45. Ratanawongsa N, Karter AJ, Quan J, Parker MM, Handley M, Sarkar U, et al. Reach and validity of an objective medication adherence measure among safety net health plan members with diabetes: a cross-sectional study. J Manag Care Spec Pharm 2015; (8): 688-698.
  46. Roter DL, Hall JA, Merisca R, Nordstrom B, Cretin D, Svarstad B. Effectiveness of interventions to improve patient compliance: a meta-analysis. Med Care 1998; (36): 1138-1161.
  47. Simon-Tuval T, Neumannb PJ, Greenberga D. Cost-effectiveness of adherence-enhancing interventions: a systematic review. Expert Review of Pharmacoeconomics & Outcomes Research 2016; 16 (1): 67-84.
  48. Sluijs EM, Knibbe JJ. Patient compliance with exercise: different theoretical approaches to short-term and long-term compliance. Patient Educ Couns 1991; (17): 191-204.
  49. Sokol MC, McGuigan KA, Verbrugge RR. Impact of medication adherence on hospitalization risk and healthcare cost. Med Care 2005; (43): 521-530.
  50. Takiya LN, Peterson AM, Finley RS. Meta-analysis of interventions for medication adherence to antihypertensives. Ann Pharmacother 2004; (38): 1617-1624.
  51. Thakkar J, Kurup R, Laba TL, Santo K, Thiagalingam A, Rodgers A, et al. Mobile telephone text messaging for medication adherence in chronic disease: a meta-analysis. JAMA Intern Med 2016; doi: 10.1001/jamainternmed.2015.7667.
  52. Timmerman L, Stronks DL, Groeneweg G, Huygen FJ. The value of medication-specific education on medication adherence and treatment outcome in patients with chronic pain: a randomized clinical trial. Pain Med [serial online] 2016 [cited 2016 February 29]; Available from: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/ 26921890
  53. Timmerman L, Stronks DL, Groeneweg JG, Huygen FJ. Prevalence and determinants of medication non-adherence in chronic pain patients: a systematic review. Acta Anaesthesiol Scand [serial online] 2016 [cited 2016 February 29]; Available from: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26860919.
  54. van Dulmen S, Sluijs E, van Dijk L. Furthering patient adherence: a position paper of the international expert forum on patient adherence based on an Internet forum discussion. BMC Health Serv Res 2008; (8): 8-47.
  55. Wald DS, Butt S, Bestwick JP. One-way versus two-way text messaging on improving medication adherence: meta-analysis of randomized trials. The American journal of medicine 2015; 128 (10): 1139.e1-1139.e5.
  56. Wroth TH, Pathman DE. Primary medication adherence in a rural population: the role of the patient-physician relationship and satisfaction with care. J Am Board Fam Med 2006; 19 (5): 478-486.
  57. Yao X, Abraham N, Alexander C. Effect of adherence to oral anticoagulants on risk of stroke and major bleeding among patients with atrial fibrillation. J Am Heart Assoc 2016; DOI:10.1161/JAHA.115.003074.

References

  1. Avdeeva MV., Lobzin JuV., Luchkevich VS. Upravlenie faktorami riska hronicheskih neinfekcionnyh zabolevanij na osnove strahovogo risk-menedzhmenta [Control of chronic noncommunicable diseases based on insurance risk-management]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2014 [cited 2016 Mar 15]; 38 (4). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/584/lang?ru (In Russian).
  2. Zelionko AV, Luchkevich VS, Avdeeva MV. Ispol'zovanie kompetentnostnogo podhoda k ocenke medicinskoj informirovannosti i priverzhennosti gorodskih zhitelej zdorovomu obrazu zhizni [Using a competence-based approach to the assessment of health awareness and adherence of urban population to healthy lifestyle]. Profilakticheskaja i klinicheskaja medicina 2014; 53 (4); 42-48 (In Russian).
  3. Adherence to long-term therapies. Evidence for action. Geneva, Switzerland: World Health Organization WHO [Online]. 2003 [cited 2016 February 29]. Available from: http://whqlibdoc.who.int/publications/2003/9241545992.pdf
  4. Ambegaonkar AJ, Ceridwyn N, D’Angio R, Feinberg JL, Gables L, Johnson S, et al. Adult meducation: improving medication adherence in older adults [Online]. 2006 [cited 2016 February 28]. Available from: http://www.adultmeducation.com/downloads/Adult_Meducation.pdf
  5. Armitage ChJ, Conner M. Social cognition models and health behaviour: a structured review. Psychology & Health 2000; (15): 173-189.
  6. Awad AG. Antipsychotic medications: compliance and attitudes towards treatment. Curr Opin Psychiatry 2004; (17): 75-80.
  7. Bender B, Milgrom H, Apter A. Adherence intervention research: what have we learned and what do we do next? Journal Allergy Clin Immunol 2003; (112): 489-494.
  8. Brown BG, Bardsley J, Poulin D, Hillger LA, Dowdy A. Moderate dose, three-drug therapy with niacin, lovastatin, and colestipol to reduce low-density lipoprotein cholesterol <100 mg/dl in patients with hyperlipidemia and coronary artery disease. Am J Cardiol 1997; 80 (2): 111-115.
  9. Burke LE, Dunbar-Jacob JM, Hill MN. Compliance with cardiovascular disease prevention strategies: a review of the research. Ann Behav Med 1997; (19): 239-263.
  10. Burke LE, Ockene IS. Compliance in healthcare and research. New York: Furtura Publishing; 2001.
  11. Calderón-Larrañaga A, Diaz E, Poblador-Plou B, Gimeno-Feliu LA, Abad-Díez JM, Prados-Torres A. Non-adherence to antihypertensive medication: the role of mental and physical comorbidity. Int J Cardiol 2016; (207): 310-316.
  12. Chedid F, Falk M. High degree of adherence to statin therapy among the elderly despite high frequency of side effects. Healthy aging & clinical care in the elderly 2011; (3): 1-7.
  13. Claxton AJ, Cramer J, Pierce C. A systematic review of the associations between dose regimens and medication compliance. Clin Ther 2001; (23): 1296-1310.
  14. Cochrane MG, Bala MV, Downs KE, Mauskopf J, Ben Joseph RH. Inhaled corticosteroids for asthma therapy: patient compliance, devices, and inhalation technique. Chest 2000; (117): 542-550.
  15. Cooper LA, Roter DL, Bone LR. A randomized controlled trial of interventions to enhance patient-physician partnership, patient adherence and high blood pressure control among ethnic minorities and poor persons. Implement Sci 2009; (19): 4-7.
  16. Costas-Muniz R, Leng J, Aragones A, Ramirez J, Roberts N, Mujawar MI, et al. Association of socioeconomic and practical unmet needs with self-reported nonadherence to cancer treatment appointments in low-income Latino and Black cancer patients. Ethn Health 2016; 21 (2): 118-128.
  17. Cramer JA, Rosenheck R. Compliance with medication regimens for mental and physical disorders. Psychiatr Serv 1998; (49): 96-201.
  18. DiMatteo MR. Variations in patients' adherence to medical recommendations: a quantitative review of 50 years of research. Med Care 2004; (42): 200-209.
  19. DiMatteo MR, Giordani PJ, Lepper H.S. Patient adherence and medical treatment outcomes: a meta-analysis. Med Care 2002; (40): 794-811.
  20. Einarson TR. Drug-related hospital admissions. Ann Pharmacother 1993; (27): 832-840.
  21. Fang R, Li X. Electronic messaging support service programs improve adherence to lipid-lowering therapy among outpatients with coronary artery disease: an exploratory randomized control study. J Clin Nurs 2016; 25 (5-6): 664-671.
  22. Gibson PG, Coughlan J, Wilson AJ, Abramson M, Bauman A, Hensley MJ, et al. Self-management education and regular practitioner review for adults with asthma. The Cochrane database of systematic reviews 2000; (2): CD001117.
  23. Gibson PG, Powell H, Coughlan J, Wilson AJ, Abramson M, Haywood P, et al. Self-management education and regular practitioner review for adults with asthma. The Cochrane database of systematic reviews 2003; (1): CD001117.
  24. González-Buenoa J, Vega-Cocab MD, Rodríguez-Péreza A, Toscano-Guzmána MD, Pérez-Guerreroc C, Santos-Ramosd B. Intervenciones para la mejora de la adherencia al tratamiento en pacientes pluripatológicos: resumen de revisiones sistemáticas. Aten Primaria 2016; 48 (2): 121-130.
  25. Haddad M, Inch C, Glazier RH, Wilkins AL, Bayoumi A, Rourke S. Patient support and education for promoting adherence to highly active antiretroviral therapy for HIV/AIDS. The Cochrane database of systematic reviews 2000; (3) 1-10.
  26. Hameed MA, Tebbit L, Jacques N, Thomas M, Dasgupta I. Non-adherence to antihypertensive medication is very common among resistant hypertensives: results of a directly observed therapy clinic. Journal of Human Hypertension 2016; (30): 83-89.
  27. Hamine S, Gerth-Guyette E, Faulx D, Green BB, Ginsburg AS. Impact of mHealth chronic disease management on treatment adherence and patient outcomes: a systematic review. J. Med Internet Res 2015; (17): е52.
  28. Hampson SE, Skinner TC, Hart J, Storey L, Gage H, Foxcroft D, et al. Effects of educational and psychosocial interventions for adolescents with diabetes mellitus: a systematic review. Health Technol Assess 2001; (5): 1-79.
  29. Haskard Zolnierek KB, DiMatteo. Physician communication and patient adherence to treatment: a meta-analysis. Med Care 2009; 47 (8): 826-834.
  30. Haynes RB, Montague P, Oliver T, McKibbon KA, Brouwers MC, Kanani R. Interventions for helping patients to follow prescriptions for medications. The Cochrane database of systematic reviews 2000; (2): CD000011.
  31. Haynes RB, Yao X, Degani A, Kripalani S, Garg A, McDonald H. Interventions to enhance medication adherence. The Cochrane database of systematic reviews 2006; (4): 1-96.
  32. Henriksson F, Agardh CD, Berne C, Bolinder J, Lönnqvist F, Stenström P, et al. Direct medical costs for patients with type 2 diabetes in Sweden. Journal of Internal Medicine 2000; (248): 387-396.
  33. Jung MJ, Jeong Y. Motivation and self-management behavior of the Individuals with chronic low back pain. Orthopaedic Nursing 2016; (25): doi: 10.1097/NOR.0000000000000233.
  34. Jung O, Gechter JL, Wunder C, Paulke A, Bartel C, Geiger H. Resistant hypertension? Assessment of adherence by toxicological urine analysis. J Hypertens 2013; 31 (4): 766-774.
  35. Kaptein A, Weinman J. Health Psychology. Malden: BPS Blackwell; 2004.
  36. Kim S, Shin DW, Yun JM, Hwang Y, Park SK, Ko Y, et al. Medication adherence and the risk of cardiovascular mortality and hospitalization among patients with newly prescribed antihypertensive medications. Hypertension 2016; (67): 506-512.
  37. Lorig K, Holmann H. Arthritis self-management studies: a twelve year review. Health Educ Q 1993; (20): 17-28.
  38. McDonald HP, Garg AX, Haynes RB. Interventions to enhance patient adherence to medication prescriptions: scientific review. JAMA 2002; (288): 2868-2879.
  39. Miller TA. Health literacy and adherence to medical treatment in chronic and acute illness: a meta-analysis. Patient Educ Couns 2016; doi: 10.1016/j.pec.2016.01.020.
  40. Napolitano F, Napolitano P, Angelillo IF. Medication adherence among patients with chronic conditions in Italy. European journal of public health 2016; 26 (1): 48-52.
  41. Osterberg L, Blaschke T. Adherence to medication. N Engl J Med 2005; (353): 487-497.
  42. Peterson AM, Takiya L, Finley R. Meta-analysis of interventions to improve drug adherence in patients with hyperlipidemia. Pharmacotherapy 2003; (23): 80-87.
  43. Peterson AM, Takiya L, Finley R. Meta-analysis of trials of interventions to improve medication adherence. Am J Health Syst Pharm 2003; (60): 657-665.
  44. Piette JD, Heisler M, Krein S. The role of patient-physician trust in moderating medication nonadherence due to cost pressures. Arch Intern Med 2005; (165): 1749-1755.
  45. Ratanawongsa N, Karter AJ, Quan J, Parker MM, Handley M, Sarkar U, et al. Reach and validity of an objective medication adherence measure among safety net health plan members with diabetes: a cross-sectional study. J Manag Care Spec Pharm 2015; (8): 688-698.
  46. Roter DL, Hall JA, Merisca R, Nordstrom B, Cretin D, Svarstad B. Effectiveness of interventions to improve patient compliance: a meta-analysis. Med Care 1998; (36): 1138-1161.
  47. Simon-Tuval T, Neumannb PJ, Greenberga D. Cost-effectiveness of adherence-enhancing interventions: a systematic review. Expert Review of Pharmacoeconomics & Outcomes Research 2016; 16 (1): 67-84.
  48. Sluijs EM, Knibbe JJ. Patient compliance with exercise: different theoretical approaches to short-term and long-term compliance. Patient Educ Couns 1991; (17): 191-204.
  49. Sokol MC, McGuigan KA, Verbrugge RR. Impact of medication adherence on hospitalization risk and healthcare cost. Med Care 2005; (43): 521-530.
  50. Takiya LN, Peterson AM, Finley RS. Meta-analysis of interventions for medication adherence to antihypertensives. Ann Pharmacother 2004; (38): 1617-1624.
  51. Thakkar J, Kurup R, Laba TL, Santo K, Thiagalingam A, Rodgers A, et al. Mobile telephone text messaging for medication adherence in chronic disease: a meta-analysis. JAMA Intern Med 2016; doi: 10.1001/jamainternmed.2015.7667.
  52. Timmerman L, Stronks DL, Groeneweg G, Huygen FJ. The value of medication-specific education on medication adherence and treatment outcome in patients with chronic pain: a randomized clinical trial. Pain Med [serial online] 2016 [cited 2016 February 29]; Available from: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/ 26921890
  53. Timmerman L, Stronks DL, Groeneweg JG, Huygen FJ. Prevalence and determinants of medication non-adherence in chronic pain patients: a systematic review. Acta Anaesthesiol Scand [serial online] 2016 [cited 2016 February 29]; Available from: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26860919.
  54. van Dulmen S, Sluijs E, van Dijk L. Furthering patient adherence: a position paper of the international expert forum on patient adherence based on an Internet forum discussion. BMC Health Serv Res 2008; (8): 8-47.
  55. Wald DS, Butt S, Bestwick JP. One-way versus two-way text messaging on improving medication adherence: meta-analysis of randomized trials. The American journal of medicine 2015; 128 (10): 1139.e1-1139.e5.
  56. Wroth TH, Pathman DE. Primary medication adherence in a rural population: the role of the patient-physician relationship and satisfaction with care. J Am Board Fam Med 2006; 19 (5): 478-486.
  57. Yao X, Abraham N, Alexander C. Effect of adherence to oral anticoagulants on risk of stroke and major bleeding among patients with atrial fibrillation. J Am Heart Assoc 2016; DOI:10.1161/JAHA.115.003074

Дата поступления: 06.04.2016 г.


Просмотров: 3690

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 19.05.2016 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search