О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!

С 2019 года, в направляемых в журнал статьях, ссылки на источники в разделах Библиография и References должны быть составлены в порядке их упоминания в тексте и независимо от того, имеются ли среди них переводные источники или источники на иностранных языках.

Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.73.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2020 (66) arrow СРЕДНЕСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ ЧИСЛЕННОСТИ СЕЛЬСКИХ ЖЕНЩИН РЕПРОДУКТИВНОГО ВОЗРАСТА
СРЕДНЕСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ ЧИСЛЕННОСТИ СЕЛЬСКИХ ЖЕНЩИН РЕПРОДУКТИВНОГО ВОЗРАСТА Печать
02.07.2020 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-3-6

Блинова Т.В., Былина С.Г.
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт аграрных проблем Российской академии наук, Саратов, Россия

Резюме

Уменьшение численности женщин репродуктивного возраста выступает одним из факторов риска спада рождаемости в сельской местности, что повышает актуальность прогнозного моделирования среднесрочных демографических изменений.

Цель работы – построение среднесрочного прогноза и обоснование альтернативных сценариев динамики численности сельских женщин репродуктивного возраста.

Используемые методы: количественный и качественный анализ, экономико-математическое моделирование, а также метод компонент или передвижки возрастов, программно реализованный в системе MathCad 14.0.

Результатом явилась разработка сценарных прогнозов численности женщин репродуктивного возраста, проживающих в сельской местности России (2024–2049 гг.). Рассмотрены три прогнозных сценария: экстраполяционный (пессимистический), умеренно оптимистический и оптимистический. Выявлены ключевые тенденции демографического развития села, выполнена оценка влияния мер активной демографической политики на изменение численности женщин репродуктивного возраста. Сопоставление прогнозных сценариев, построенных без учета миграционного оттока, и с учетом итогов миграции, позволило выявить риски и ограничения демографического развития села и роль миграции в сокращении численности сельских женщин репродуктивного возраста. Результаты исследования показали важность мер, направленных на повышение уровня рождаемости и снижение смертности сельского населения. Вместе с тем прогнозные оценки свидетельствуют, что, для обеспечения роста рождаемости и увеличения числа женщин репродуктивного возраста в среднесрочной перспективе нужны дополнительные меры демографической и семейной политики. Расчеты показывают, что реализация стратегических задач, заложенных в Концепции демографического развития РФ до 2025 года и национальном проекте «Демография», способна сформировать предпосылки роста численности сельских женщин фертильного возраста к 2044 -2049 гг.

Полученные результаты могут быть использованы как для оценки эффективности мер государственной демографической политики, так и корректировки программ комплексного развития сельских территорий.

Ключевые слова: женщины репродуктивного возраста; прогноз; сценарный подход; сельские территории, демографическое развитие.

Контактная информация: Былина Светлана Геннадиевна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование выполнено в рамках государственного задания по теме № 075-00991-20-00.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Блинова Т.В., Былина С.Г. Среднесрочный прогноз численности сельских женщин репродуктивного возраста. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2020; 66(3):6. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1167/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-3-6.

MID-TERM PROJECTION OF THE NUMBER OF RURAL WOMEN OF REPRODUCTIVE AGE
Blinova T. V., Bylina S.G.

Institute of Agrarian Problems of the Russian Academy of Sciences, Saratov, Russia

Abstract

Decrease in the number of women of reproductive age is one of the risk factors for lower fertility in rural areas, substantiating the significance of predictive modeling of the midterm demographic changes.

The purpose of the study is to make a midterm projection and substantiate alternative scenarios of dynamics in the number of rural women of reproductive age.

Methods of the study include quantitative and qualitative analysis, economic and mathematical modeling, as well as the method of components or movement of ages, programmatically implemented in the MathCad 14.0 system.

The study resulted in the development of the scenario projection of the number of women of reproductive age residing in the Russian rural areas (2024–2049). The article reviewed the following three predictive scenarios: extrapolation (pessimistic), moderately optimistic and optimistic. The authors have identified key trends in demographic development of rural areas and evaluated impact of active demographic policies on the change in the number of women of reproductive age. Comparison of the predictive scenarios developed without taking into account the migration outflow and with due regard to the results of migration, made it possible to identify risks and limitations of demographic development of the rural areas and the role migration plays in reducing the number of rural women of reproductive age. The study results showed the importance of measures aimed at increasing births and reducing mortality in the rural population. However, the projected estimates suggest the need for additional measures of demographic and family policy in order to ensure fertility growth and increase in the number of women of reproductive age in the midterm perspective. The calculations show that the implementation of strategic objectives stipulated by the Concept for Demographic Development of the Russian Federation until 2025 and the national project “Demography” can contribute to prerequisites for the increased number of rural women of reproductive age by 2044-2049.

The results obtained can be used both to assess effectiveness of measures of the state demographic policy, and to adjust programs on integrated development of rural areas.

Keywords: women of reproductive age; forecast; scenario approach; rural areas, demographic development.

Corresponding author: Svetlana G. Bylina, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Blinova T.V., https://orcid.org/0000/0001/6144/7314
Bylina S.G., http://orcid.org/0000/0002/5179/7721
Acknowledgments. The study was carried out within the framework of the state task on the topic # 075-00991-20-00.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.

For citation: Blinova T. V., Bylina S.G.Mid-term projection of the number of rural women of reproductive age. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2020; 66(3):6. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1167/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-3-6. (In Rus).

Введение

Стратегическим демографическим вызовом развития сельских территорий, а также причиной естественной убыли и негативных изменений в возрастной структуре населения, является спад рождаемости, который в разной степени затронул регионы России. Долгосрочные тенденции сокращения рождаемости, перестройка ее возрастного профиля, и вызванные этими изменениями сдвиги в структуре населения, выступают ключевыми компонентами демографического перехода. Теория демографического перехода позволяет более глубоко проанализировать краткосрочные и среднесрочные колебания параметров воспроизводства населения и выступает концептуальной основой исследования тенденций демографического развития российского села.

Сокращение уровня рождаемости является доминирующей тенденцией как экономически развитых, так и развивающихся стран [18], в литературе обсуждаются основные причины спада [19]. Проблемам низкой и сверхнизкой рождаемости посвящено немало работ российских и зарубежных авторов (Архангельский В.Н. [1], Рыбаковский Л.Л. [11], Frejka T. Goldsheider F., Lappegard T. [16]; Zeman K., Beaujouan Z., Brzozowska T., Sobotka T [20]). Низкий уровень рождаемости в развитых странах объясняется не только изменением места детей в структуре ценностей семьи, но недостаточной поддержкой работающих женщин, воспитывающих детей [17], там, где женщина несет непомерную домашнюю нагрузку, спад рождаемости оказался более высоким [16]. Важным фактором, способствующим снижению рождаемости, является уменьшение численности женщин репродуктивного возраста.

Спад рождаемости в сельской местности вызван, с одной стороны, снижением социальных норм детности и потребностей сельского населения в средне- и многодетной семье, с другой стороны, причиной является сокращение численности женщин детородного возраста. Как отмечают российские демографы, «сокращение естественного прироста населения, переросшее в 2017 г. в естественную убыль, вызвано исключительно уменьшением численности женщин наиболее активного репродуктивного возраста» [11, с. 4].

По данным на 1 января 2019 года в структуре сельского населения России доля женщин составляла 51,7%, из них 7,8 млн. чел. или 40,5% – в репродуктивном возрасте [7]. Относительная динамика численности данной группы сельского населения показывает, что начиная с 2007 года, число сельских женщин репродуктивного возраста убывает (рис. 1), и данная тенденция будет сохраняться.

Рис.1
Рис. 1. Динамика численности сельских женщин репродуктивного возраста, % к предыдущему году

Известны прогнозные ориентиры Федеральной службы государственной статистики России, осуществляющей прогноз рождаемости на основе разработки сценарных переменных - среднего возраста матери при рождении ребенка и суммарного коэффициента рождаемости. Данные показатели задаются на каждый год прогнозного периода и непосредственно для прогнозных расчетов преобразуются в возрастные коэффициенты рождаемости [15]. Но в расчетах Росстата в трех вариантах, во-первых, отсутствуют прогнозы сельского населения, во-вторых, для всего населения представлены лишь прогнозные значения для укрупненных возрастных групп. Расчет численности исследуемой возрастной группы с использованием метода вероятностной передвижки возрастов городского и сельского населения представлен в работах российских авторов [12, с. 413-414]. Однако диапазон прогнозирования ограничен 2018 годом, и отсутствует вариативность изменения основных демографических параметров. В другой работе [4] предложены альтернативные методы расчета распределения продолжительности жизни, прогноза рождаемости и численности различных возрастных групп всего населения, основанные только на численных демографических показателях без сценарных вариантов.

Целью настоящего исследования является построение сценарного прогноза численности сельских женщин репродуктивного возраста в среднесрочной перспективе. При разработке прогнозов и обосновании сценариев демографического развития российского села учитывались, как сложившиеся тенденции демографических параметров сельского населения, так и влияние мер государственной политики, направленных на поддержку семьи с детьми.

Материалы и методы

Информационной базой исследования послужили материалы статистических сборников Федеральной службы государственной статистики (Росстата) [5-7]. Настоящая работа выполнена по разработанной методике оценки численности и половозрастного состава населения и его отдельных групп с учетом, как сложившихся тенденций демографического развития, так и мер, направленных на улучшение демографической ситуации [2, с. 298-299]. Данный методический подход включает в себя, во-первых, анализ тенденций рождаемости, смертности, миграции, во-вторых, изучение последствий современных мер демографической и социальной политики, в-третьих, сценарные прогнозные расчеты численности женщин репродуктивного возраста. Исходными данными являются: половозрастная структура сельского населения на 1 января 2019 года, возрастные коэффициенты рождаемости (число родившихся живыми на 1000 женщин в соответствующем возрасте), возрастные коэффициенты смертности (число умерших на 1000 человек населения соответствующего пола и возраста) и коэффициент миграционного прироста сельского населения (число мигрантов на 10000 населения) за 2018 год [7].

Расчет численности и половозрастной структуры сельского населения Российской Федерации проводился методом передвижки возрастов, который был программно реализован в системе MathCad 14.0. Прогнозный период составляет от 1 января 2019 года до 1 января 2049 года с шагом в пять лет, поскольку возрастная структура численности населения и возрастных коэффициентов рождаемости и смертности в данных Росстата представлена именно в пятилетнем временном интервале.

Результаты

Анализ основных тенденций демографического развития села показывает, что в ближайшей перспективе основное влияние на численность сельских женщин репродуктивного возраста будет оказывать сложившаяся к началу прогнозного периода возрастная структура данной группы населения (рис. 2).

Рис.2
Рис. 2. Возрастная структура и численность сельских женщин на 1 января 2019 г.

Совершенно очевидно, что в возраст наибольшей репродуктивной активности вступили немногочисленные поколения женщин, родившихся с 1989 по 1999 годы, во времена резкого снижения рождаемости, обусловленного как влиянием демографических циклов, так и социально-экономическими процессами, происходящими в стране [3]. В ближайшие 5 лет численность данной группы сельского населения уменьшится на 105,5 тыс. чел., а через 15 лет, к 2034 году – на 247,7 тыс. чел. без учета показателей смертности и миграции. Предполагаемые изменения основных демографических параметров рождаемости, смертности и миграции могут сказаться на численности данной группы населения лишь более, чем через 15 лет.

Динамика возрастных коэффициентов рождаемости сельских женщин репродуктивного возраста коррелирует с изменением их численности (рис. 3).

Рис.3
Рис. 3. Динамика возрастных коэффициентов рождаемости сельских женщин, (родившиеся живыми на 1000 женщин соответствующего возраста)

С 2014 года наблюдается снижение возрастных коэффициентов рождаемости в группах женщин 20-24 года и 25-29 лет. В более молодых возрастах 15-19 лет рождаемость сократилась ранее (2009 г.). Специалисты отмечают, что реализация государственных мер поддержки семей с детьми, способствовала росту рождаемости вторых и последующих рождений [1, с. 44-45]. Вместе с тем наблюдается снижение числа первенцев, что, по мнению ученых, объясняется отложенными деторождениями [9, с. 52-53]. В среднесрочной перспективе следует ожидать снижение или стабилизацию коэффициентов рождаемости в возрастах 20-29 лет, и рост данного показателя в возрасте матерей 30-39 лет.

Смертность сельского населения, в том числе и сельских женщин, благодаря активным мерам государственной демографической и социальной политики активно снижалась с 2005 года (рис. 4).

Рис.4
Рис. 4. Коэффициенты смертности сельских женщин, чел. на 1000 населения

Так, с 2005 по 2018 гг. коэффициент смертности сельских женщин снизился на 20,5%, при этом в трудоспособных возрастах еще значительней – на 34,2%. Темпы снижения показателей смертности за рассматриваемый период времени колеблются от 0,8% в 2018 году до 4,8% в 2011 году. При этом в 2008 и 2014 гг. наблюдалась стагнация данного параметра, а в 2010 и 2015 гг. произошел рост смертности сельских женщин на 0,7%. Тем не менее, динамика данного параметра за последние годы позволяет предположить дальнейшее снижение смертности сельских женщин, особенно репродуктивного возраста.

Миграционный отток сельских женщин репродуктивного возраста в город продолжается, его максимум пришелся на 2011-2013 гг. Анализ повозрастной миграционной активности по данным за 2018 год показывает, что наибольший отток сельских женщин приходится на возраст 25-29 лет и 30-34 года, т.е. наибольшей репродуктивной активности (рис. 5). Кроме того, как показывают данные Росстата, миграция молодых женщин из села сопровождается и миграционным оттоком их детей, в том числе девочек.

Рис.5
Рис. 5. Возрастная структура сельских мигрантов-женщин по данным за 2018 год, чел.

Таким образом, миграционные процессы оказывают существенное влияние на численность сельских женщин репродуктивного возраста, и оно сохранится в среднесрочной перспективе. Поэтому при разработке сценариев демографического развития российского села необходимо учитывать миграционную динамику. Проведенный анализ основных демографических параметров сельского населения позволил разработать следующие сценарии демографического развития российского села.

Экстраполяционный (пессимистический) сценарий. Для расчета демографических параметров за 2005-2018 гг. использовались методы математико-статистического моделирования, основанные на методе наименьших квадратов. Среди значительного количества протестированных функций наиболее точное описание (максимальные значения оценок коэффициента множественной детерминации) было достигнуто с использованием выпуклых функций, свидетельствующих о замедлении динамики падения значений соответствующих показателей. В основном это логарифмические и степенные функции времени со значениями коэффициента множественной детерминации более 0,9. Таким образом, в данном сценарии демографического развития возрастные коэффициенты рождаемости, а также коэффициенты смертности изменяются по экстраполяционным зависимостям до 2028 года с соответствующим изменением повозрастных коэффициентов смертности, затем фиксируются на достигнутом уровне.

Умеренно оптимистический сценарий. Умеренный вариант разработан, с одной стороны, на основе предполагаемой динамики роста возрастных коэффициентов рождаемости в возрастах 15-19 лет, а также старше 35 лет в 2024 году, затем от 15 до 24 лет в 2028 году и практически неизменными коэффициентами рождаемости в других возрастах с последующей фиксацией до конца прогнозного периода. Предполагаемый рост рождаемости в группе женщин 15-24 лет объясняется расширением мер государственной поддержки семей с детьми. Начиная с 2020 г. право на получение материнского капитала имеют все семьи, где рожден или усыновлен первый ребенок, кроме того увеличивается сумма выплаты материнского капитала за второго и последующих детей [13]. Расширяется система пособий на детей, увеличивается их размер, меры активной демографической и семейной политики будут поддержаны сельским населением.

С другой стороны, показатели смертности сельского населения уменьшаются согласно сложившимся тенденциям до 2028 года, затем они фиксируются на достигнутом уровне до конца прогнозного периода. Сложно прогнозировать неизбежный рост смертности населения в результате пандемии коронавируса, когда она не завершилась. Вместе с тем увеличение смертности в группе старше трудоспособного возраста было учтено в сценарных условиях прогноза.

Оптимистический сценарий. Коэффициенты рождаемости и смертности (чел. на 1000 населения) изменяются в соответствии с целевыми ориентирами Концепции демографического развития РФ до 2025 года. Рассчитанные в соответствии с Концепцией повозрастные коэффициенты рождаемости фиксируются на уровне 2028 года, а повозрастные коэффициенты смертности рассчитываются для каждого года поэтапно, исходя из фиксации основных коэффициентов на уровне 2028 года. В Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года [13], определены конкретные ориентиры поэтапного изменения основных демографических параметров, а именно: увеличение в 1,5 раза по сравнению с 2006 годом суммарного коэффициента рождаемости и снижение уровня смертности в 1,6 раза к 2025 году. Общий коэффициент рождаемости был определен как 14,4 чел. на 1000 населения к 2024 году и 15,5 чел. на 1000 населения к 2029 году. Коэффициент смертности соответственно как 12,8 чел. на 1000 населения и 12,0 чел. на 1000 населения. Следует заметить, что при сложившей демографической ситуации в российском селе вероятность достижения данных прогнозных ориентиров рождаемости и смертности к 2029 году незначительна. Все разработанные сценарии рассчитывались с учетом миграционного оттока сельского населения, который в 2018 г. составил -18,6 чел. на 10000 населения. Результаты расчетов представлены на рис. 6.

Рис.6
Рис. 6. Результаты сценарного прогнозирования численности сельских женщин репродуктивного возраста с учетом миграции, тыс. чел.

Так как по используемой методике прогнозирования все изменения демографических параметров вводятся с 2024 года, их влияние на динамику численности сельских женщин репродуктивного возраста будет ощутимо лишь, начиная с 2039 года. До этого времени численность данной группы сельского населения будет изменяться за счет изменения показателей смертности и миграции.

Наряду с прогнозом численности женщин в возрасте 15-49 лет были выполнены расчеты возрастной структуры женщин репродуктивного возраста до 2049 г., которая также влияет на изменение показателей рождаемости сельского населения. Предполагается рост численности лиц 15-19 лет к 2029 году и дальнейшее снижение к 2049 году по всем прогнозным сценариям, кроме оптимистического. Указанные изменения с временным лагом в пять лет повторяются в последующих возрастных группах сельских женщин. Отмечены близкие значения численности женщин репродуктивного возраста по умеренному и оптимистическому сценариям демографического развития в возрастных группах до 39 лет, что вызвано сходной динамикой изменения возрастных коэффициентов смертности.

С целью оценки влияния миграционного оттока на численность сельских женщин репродуктивного возраста были произведены дополнительные прогнозные расчеты (рис. 7).

Рис.7
Рис. 7. Результаты сценарного прогнозирования численности сельских женщин репродуктивного возраста без учета миграции, тыс. чел.

Прогноз численности сельских женщин репродуктивного возраста без учета миграционных процессов демонстрирует убывающую динамику по всем рассмотренным вариантам демографического развития с 7,8 млн. чел. на начало 2019 года до 6,2-7,2 млн. чел. на начало 2049 года. Относительная убыль данной группы сельского населения к концу прогнозного периода может составить от 8,2 до 21,1% от численности 1 января 2019 года.

Обсуждение

Результаты исследования показывают, что численность сельских женщин репродуктивного возраста будет сокращаться по всем прогнозным сценариям демографического развития российского села. Наибольшее снижение числа сельских женщин репродуктивного возраста предполагается по сценарию, основанному на экстраполяции сложившихся тенденций рождаемости, смертности и уровня миграции – до 6,1 млн. чел. к концу прогнозного периода. При этом потери составят 7,3% от уровня 2019 года (2034 г.) и 21,9% (2049 г.). Умеренно оптимистический сценарий учитывающий влияние мер демографической политики, допускает сокращение численности сельских женщин репродуктивного возраста до 7,3 млн. чел.(2034 г.) и 6,3 млн. (2049 г.) или на 7,1% и 20% относительно уровня 2019 г.

Согласно расчетам по оптимистическому варианту, предполагающему снижение смертности и увеличение рождаемости, численность женщин репродуктивного возраста сократится до 6,8 млн. чел., что на 12,3% меньше, чем в 2019 году. Начиная с 2044 г. прогнозируется рост численности женщин репродуктивного возраста, который в 2039-2049 гг. составит 0,9%. За счет миграционного оттока численность сельских женщин репродуктивного возраста уменьшится на 69-211 тыс. чел. к 2034 г., и на 322-368 тыс. чел. к 2049 г. Следует также отметить наметившуюся тенденцию к росту данной группы сельского населения в 2039-2049 гг. на 2,5% по оптимистическому варианту демографического развития.

Предполагается, что меры пронаталистской политики, осуществляемые в рамках национального проекта «Демография» должны создать предпосылки для роста рождаемости и укрепления института семьи в сельской местности. Наиболее реалистичным представляется умеренно оптимистический вариант демографического развития российского села. Предполагается, что положительный эффект может дать реализация мер государственной политики, предусмотренных в Указе Президента Российской Федерации «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации до 2024 года» от 7 мая 2018 года № 204 [14] и в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию 15 января 2020 года [10]. Сельское население оказалось более восприимчиво к мерам поддержки семьи с детьми и в большей степени, чем горожане, откликнулось на введение материнского капитала и увеличение размеров ежемесячного пособия по уходу за ребенком; предоставление льгот, поддержку молодых и многодетных семей. Так, в 2007 г. суммарный коэффициент рождаемости сельского населения вырос на 12,3%, а городского только на 6,9%, в 2010-2014 гг. соответственно на 16,9% и 10,4% [3]. Можно предположить, что реализация новых государственных инициатив в рамках национальных проектов приведет к росту рождаемости сельского населения не только в группах женщин старшего возраста, но и молодых возрастах. Однако, как показали расчеты, темпы роста рождаемости и снижения смертности недостаточны, чтобы сдержать естественную убыль населения. Умеренно оптимистический сценарий представляется наиболее реалистичным. Вероятность осуществления экстраполяционного (пессимистического) сценария так же, как и оптимистического, не слишком высока, однако необходимо иметь в виду возможную перспективу демографического развития без реализации дополнительных мер поддержки семьи с детьми.

Выводы

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы.

– сценарный подход к прогнозированию численности сельского населения, использованный в настоящей работе, дает возможность оценить не только вызовы и ограничения демографического развития российского села, но и потенциальный эффект от реализации мер государственной демографической и семейной политики;

– выполненные расчеты показывают, что численность сельских женщин репродуктивного возраста будет сокращаться по всем прогнозным сценариям демографического развития российского села; меры, направленные на снижение смертности и увеличение рождаемости не обеспечивают рост численности женщин репродуктивного возраста в среднесрочной перспективе;

– наибольшее снижение числа сельских женщин репродуктивного возраста предполагается по сценарию, основанному на экстраполяции сложившихся тенденций рождаемости, смертности, миграции – до 6,1 млн. чел. к концу прогнозного периода. Потери составят 7,3% (2034 г.) и 21,9% (2049 г.). Умеренно оптимистический сценарий, учитывающий влияние мер демографической политики, допускает сокращение численности сельских женщин репродуктивного возраста до 7,3 млн. чел. (2034 г.) и 6,3 млн. (2049 г.) или на 7,1% и 20% относительно уровня 2019 г.;

– лишь в жестких условиях реализации исходных предпосылок, заложенных в Концепции демографического развития РФ до 2025 года, возможен рост численности сельских женщин фертильного возраста к началу 2044 г.

Полученные результаты могут быть использованы как для оценки эффективности мер государственной демографической политики, так и корректировки программ комплексного развития сельских территорий.

Библиография

  1. Архангельский В.Н., Зинкина Ю.В., Коротаев А.В., Шульгин С.Г. Современные тенденции рождаемости в России и влияние мер государственной поддержки. Социологические исследования. 2017; (3): 43-50.
  2. Блинова Т.В., Былина С.Г. Сценарный прогноз численности и структуры сельского населения РФ на среднесрочную перспективу. Экономика региона. 2014; (4): 298-308.
  3. Блинова Т.В., Кутенков Р.П., Шабанов В.Л. Моделирование среднесрочных послевоенных демографических циклов в России. Экономическая политика. 2019; (5): 56-61.
  4. Горшков В. А. Альтернативные методы расчета распределения продолжительности жизни, прогноза рождаемости и численности населения. Семья и социально-демографические исследования. 2015; 4. URL: https://riss.ru/demography/demography-science-journal/12308/ (дата посещения: 21.02.2020 г.)
  5. Демографический ежегодник России. 2006. Статистический сборник. Москва: Росстат; 2006, 561 c.
  6. Демографический ежегодник России. 2009. Статистический сборник. Москва: Росстат; 2009, 557 c.
  7. Демографический ежегодник России. 2019. Статистический сборник. Москва: Росстат; 2019, 252 c.
  8. Захаров С.В., редактор. Население России 2017: Двадцать пятый ежегодный демографический доклад; Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики». Москва: Издательский дом Высшей школы экономики; 2019. 480 с.
  9. Макаренцева А.О., Мкртчан А.В. Рождаемость, смертность и миграция в первой половине 2019 г. (По результатам регулярного мониторинга ИНСАП РАНХиГС). Экономическое развитие России. 2019; 9 (26): 51-59.
  10. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 15 января 2020 года. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/62582 (дата посещения: 23.01.2020 г.)
  11. Рыбаковский Л.Л., Кожевникова Н.И. Депопуляция в России, ее этапы и их особенности. Народонаселение. 2018. 21(2):4-17. DOI: 10.26653/1561-7785-2018-21-2-01.
  12. Тузов Д.А. Математико-статистическое прогнозирование показателей численности и состава женщин репродуктивного возраста. Экономические науки. 2010; 1(62): 413-418.
  13. Указ Президента РФ от 9 октября 2007 г. № 1351 "Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года" (с изменениями и дополнениями). URL http://www.kremlin.ru/acts/bank/26299 (дата посещения: 30.11.2019 г.)
  14. Указ Президента Российской Федерации «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации до 2024 года» от 7 мая 2018 года № 204. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/43027 (дата посещения: 18.12.2019 г.)
  15. Численность населения по данным Росстат. URL: https://rosinfostat.ru/chislennost-naseleniya/ (дата посещения: 03.03.2020 г.)
  16. FrejkaT., Goldsheider F., Lappegard T. The two-Part gender Revolution, Women’s Second Shift and Changing Cohort Fertility. Comparative Population Studies 2018; (43): 99-130.
  17. McDonald, P. Societal foundations for explaining low fertility: Gender equity Demographic Research. 2013. (28 (34)): 981-994.
  18. The World Population Prospects: 2015 Revision. [Online]. 2015. [cited 2015 July 29]; Available from: https://www.un.org/en/development/desa/publications/world-population-prospects-2015-revision.html.
  19. World Fertility and Family Planning 2020: Highlights (ST/ESA/SER.A/440). United Nations Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2020). Available from: https://www.un.org/en/development/desa/population/publications/pdf/family/World_Fertility_and_Family_Planning_2020_Highlights.pdf
  20. Zeman K., E. Beaujouan Z. Brzozowska T., Sobotka T. Cohort fertility de-cline in low fertility countries: Decomposition using parity progression ratios. Demographic research 2018; (38 (25)): 651-690.

References

  1. Arkhangel'skiy V.N., Zinkina YU.V., Korotaev A.V., Shul'gin S.G. Sovremennye tendentsii rozhdaemosti v Rossii i vliyanie mer gosudarstvennoy podderzhki [Current trends in the birth rate in Russia and the impact of state support measures]. Sotsiologicheskie issledovaniya 2017; 3: 43-50. (In Russian).
  2. Blinova T.V., Bylina S.G. Stsenarnyy prognoz chislennosti i struktury sel'skogo naseleniya RF na srednesrochnuyu perspektivu [Scenario forecast for the number and structure of the rural population of the Russian Federation in the medium term]. Ekonomika regiona 2014; 4: 298-308. (In Russian).
  3. Blinova T.V., Kutenkov R.P. Shabanov V.L. Modelirovanie srednesrochnykh poslevoennykh demograficheskikh tsiklov v Rossii [Modeling of the medium-term post-war demographic cycles in Russia]. Ekonomicheskaya politika 2019;5: 56 –61. (In Russian).
  4. Gorshkov V. A. Al'ternativnye metody rascheta raspredeleniya prodolzhitel'nosti zhizni, prognoza rozhdaemosti i chislennosti naseleniya [Alternative methods for calculating the life expectancy, and forecast for birth rate and population number]. Sem'ya i sotsial'no-demograficheskie issledovaniya [serial online] 2015 [cited 2020 Feb 21]; 4. Available from: https://riss.ru/demography/demography-science-journal/12308/ (In Russian).
  5. Demograficheskiy ezhegodnik Rossii 2006 [Demographic Yearbook of Russia 2006]. Statisticheskiy sbornik. Moscow: Rosstat; 2006, 561 p. (In Russian).
  6. Demograficheskiy ezhegodnik Rossii 2009 [Demographic Yearbook of Russia 2009]. Statisticheskiy sbornik. Moscow: Rosstat; 2009, 557 p. (In Russian).
  7. Demograficheskiy ezhegodnik Rossii 2019 [Demographic Yearbook of Russia 2019]. Statisticheskiy sbornik. Moscow: Rosstat; 2019, 252 p. (In Russian).
  8. S. V. Zakharov, editor. Naselenie Rossii 2017: Dvadtsat' pyatyy ezhegodnyy demograficheskiy doklad [Population of Russia 2017: Twenty- fifth annual demographic report]. Moscow. Izdatel'skiy dom Vysshey shkoly ekonomiki; 2019. 480 p. (In Russian).
  9. Makarentseva A.O., Mkrtchan A.V. Rozhdaemost', smertnost' i migratsiya v pervoy polovine 2019 g. (Po rezul'tatam regulyarnogo monitoringa INSAP RANHiGS). [Birth rate, death rate, and migration in the first half of 2019 (based on the results of regular monitoring by INSAP RANHiGS)]. Ekonomicheskoe razvitie Rossii 2019; 9 (26): 51-59. (In Russian).
  10. Poslanie Prezidenta Rossiyskoy Federatsii Federal'nomu Sobraniyu Rossiyskoy Federatsii 15 yanvarya 2020 goda. [Message from the President of the Russian Federation to the Federal Assembly of the Russian Federation on January 15, 2020]. [Online]. 2020 [cited 2020 Jan 23]. Available from: http://www.kremlin.ru/events/president/news/62582. (In Russian).
  11. Rybakovsky L.L., Kozhevnikova N.I. Depopulyatsia v Rossii, ee etapy i osobennosti [Depopulation in Russia, its stages and specifics]. Narodonaselenie 2018; 21(2): 4-17. DOI: 10.26653/1561-7785-2018-21-2-01(In Russian).
  12. Tuzov D.A. Matematiko-statisticheskoe prognozirovanie pokazateley chislennosti i sostava zhenshchin reproduktivnogo vozrasta [Mathematical and statistical forecasting for indicators of the number and composition of women of reproductive age]. Ekonomicheskie nauki 2010; 1(62): 413-418. (In Russian).
  13. "Ob utverzhdenii Kontseptsii demograficheskoy politiki Rossiyskoy Federatsii na period do 2025 goda" (s izmeneniyami i dopolneniyami). [On approval of the Concept of demographic policy of the Russian Federation for the period up to 2025 (with amendments and additions)]. Ukaz Prezidenta RF ot 9 oktyabrya 2007 g. № 1351. [Online]. 2007 [cited 2019 Nov 30]. Available from: http://www.kremlin.ru/acts/bank/26299. (In Russian).
  14. «O natsional'nykh tselyakh i strategicheskikh zadachakh razvitiya Rossiyskoy Federatsii do 2024 goda» [«On national goals and strategic objectives for the development of the Russian Federation until 2024»]. Ukaz Prezidenta Rossiyskoy Federatsii ot 7 maya 2018 goda № 204. [Online]. 2018 [cited 2019 Nov 30]. Available from: http://www.kremlin.ru/acts/bank/43027. (In Russian).
  15. Chislennost' naseleniya po dannym Rosstat [Population number according to Rosstat data]. [Online] [cited 2020 Mar 03]. Available from: https://rosinfostat.ru/chislennost-naseleniya/ (In Russian).
  16. FrejkaT., Goldsheider F., Lappegard T. The two-Part gender Revolution, Women’s Second Shift and Changing Cohort Fertility. Comparative Population Studies 2018; (43): 99-130.
  17. McDonald, P. Societal foundations for explaining low fertility: Gender equity. Demographic Research. 2013. (28 (34)): 981-994.
  18. The World Population Prospects: 2015 Revision. [Online]. 2015. [cited 2015 Jul 29]; Available from: https://www.un.org/en/development/desa/publications/world-population-prospects-2015-revision.html.
  19. World Fertility and Family Planning 2020: Highlights (ST/ESA/SER.A/440). United Nations Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2020).[Online] 2020 [cited 2020 Feb 19]. Available from: https://www.un.org/en/development/desa/population/publications/pdf/family/World_Fertility_and_Family_Planning_2020_Highlights.pdf
  20. Zeman K., E. Beaujouan Z. Brzozowska T., Sobotka T. Cohort fertility de-cline in low fertility countries: Decomposition using parity progression ratios. Demographic research 2018; (38 (25)): 651-690.

Дата поступления: 14.04.2020


Просмотров: 780

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 20.07.2020 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search