О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!

С 2019 года, в направляемых в журнал статьях, ссылки на источники в разделах Библиография и References должны быть составлены в порядке их упоминания в тексте и независимо от того, имеются ли среди них переводные источники или источники на иностранных языках.

Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.73.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная
ЗДОРОВЬЕ В СУБЪЕКТИВНЫХ ОЦЕНКАХ СОСТОЯЩИХ В БРАКЕ ГОРОДСКИХ ЖИТЕЛЕЙ Печать
21.12.2020 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-6-7

Антонов А.И., Карпова В.М., Новоселова Е.Н.
Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Москва, Россия

Резюме

Актуальность. Самооценка здоровья россиян, как и реальные показатели здоровья, ниже, чем в развитых странах мира. Исследования данного показателя могут служить научной основой для разработки и реализации профилактических программ в сфере здоровья и здорового образа жизни.

Цель исследования: определение места здоровья в иерархии ценностей, установление уровня удовлетворённости здоровьем и особенностей самооценок здоровья у состоящих в браке городских жителей.

Материалы и методы. Исследование кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, (2018-2019 гг.) «Межрегиональное социолого-демографическое исследование ценностей семейно-детного образа жизни (СеДОЖ-2019)», дополненный данными Европейского социального исследование (8-я и 9-я волны, 2016, 2018-2019 гг.) и данными Росстата.

Результаты. Проведённый анализ показывает, что среди жизненных ценностей здоровье занимает лидирующие позиции. Ценность здоровья выше у пожилых, а также у состоящих в зарегистрированном браке и имеющих детей. Самооценки здоровья и брачный статус связаны неоднозначно, в более молодых возрастах зависимости от статуса практически нет, с увеличением возраста она приобретает позитивный характер, особенно для мужчин. Увеличение количества детей в семье практически не оказывает влияния на субъективные оценки здоровья женщин и имеет положительное влияние на самооценки мужчин. Удовлетворённость здоровьем детей растёт по мере роста детности у респондентов обоих полов. Повышение уровня образования и дохода позитивно влияет на самооценки здоровья и удовлетворённость им. Между возрастом и самооценками здоровья, как и во всем мире, существует обратная связь, однако в России падение самооценок с возрастом глубже и происходит в более молодых возрастах, чем в странах Западной Европы.

Область применения результатов. Данные, представленные в работе могут послужить основой для проведения дифференцированной политики, направленной на повышение ценности здоровья, улучшения степени ее реализации в практиках самосохранительного поведения, а также укрепления внутрисемейной трансляции ценностей здорового образа жизни в российском обществе.

Ключевые слова: самооценка здоровья; ценность здоровья; самосохранительное поведение; брачный статус; здоровье горожан.

Контактная информация: Карпова Вера Михайловна, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ проект №18-011-01037 «Межрегиональные исследования жизненных ценностей и нетранзитивности семейно-детных ориентаций женщин, мужчин и семейных пар на основе сквозного анализа сопоставимых данных (1976 - 2020 гг.)»
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов
Для цитирования: Антонов А.И., Карпова В.М., Новоселова Е.Н. Здоровье в субъективных оценках состоящих в браке городских жителей. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2020; 66(6):7. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1216/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-6-7

HEALTH IN THE SUBJECTIVE ASSESSMENTS OF MARRIED URBAN RESIDENTS
Antonov A.I., Karpova V.M., Novoselova E.N.

Moscow State Lomonosov University, Moscow

Abstract

Significance. The self-assessment of the health of Russians, as well as the real indicators of health, is lower than in the developed countries of the world. Studies of this indicator can serve as a scientific basis for the development and implementation of preventive programs in the field of health and a healthy lifestyle.

Purpose: determining the place of health in the hierarchy of values, establishing the level of satisfaction with health, and the characteristics of health self-assessments among married urban residents.

Material and Methods. Research of the Family Sociology and Demography Department of the Sociological Faculty of Lomonosov Moscow State University (2018-2019) “Interregional sociological and demographic study of the family-child lifestyle values” (SeDOJ-2019), supplemented by data from the European Social Survey (8th and 9th waves, 2016, 2018-2019) and Rosstat data.

Results. The analysis shows that health occupies a leading position among life values. The value of health is higher for the elderly, as well as for those who are in a registered marriage and have children. Self-assessments of health and marital status are not unambiguously related, at younger ages there is practically no dependence on status, with increasing age it becomes positive, especially for men. An increase in the number of children in a family has practically no effect on the subjective assessments of women's health and has a positive effect on men's self-assessments. Satisfaction with the children's health grows with the growth of the number of children among respondents of both sexes. Higher levels of education and income have a positive effect on self-reported health and satisfaction. There is an inverse relationship between age and self-assessments of health, as in the whole world, but in Russia, the fall in self-assessments with age is deeper and occurs at younger ages than in Western Europe.

Scope of application. The data presented in the article can serve as the basis for a differentiated policy aimed at increasing the value of health, improving the degree of its implementation in the practices of self-preserving behavior, as well as strengthening the intrafamily transmission of healthy lifestyle values in Russian society.

Keywords: health self-assessment; the value of health; self-preservation behavior; marital status; citizens’ health.

Corresponding author: Vera M. Karpova, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Novoselova E.N.
https://orcid.org/0000-0002-4010-4133
Karpova V.M.
https://orcid.org/0000-0003-2560-6140
Antonov A.I. https://orcid.org/0000-0002-0689-9905
Acknowledgments. The reported study was funded by RFBR project №18-011-01037 «Inter-regional survey of life values and intransitivity of family-children orientations among women, men and spouses based on cross-cutting analysis of comparable results (1976 – 2020)».
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Antonov A.I., Karpova V.M., Novoselova E.N. Health in the subjective assessments of married urban residents. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2020; 66(6):7. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1216/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-6-7. (In Rus).

Введение

Здоровье населения является одним из основных критериев благополучия общества, условием личной и социальной успешности, мерилом социально-экономического развития страны и залогом достойного будущего каждого отдельного человека. Несмотря на некоторое успехи в этой области, Россия все еще серьезно отстает по показателям здоровья от развитых стран мира. Ожидаемая продолжительность жизни россиянина по данным на 2019 год составляет 73,34 года [1], что примерно на 8 лет меньше, чем в ЕС-28 [2]. Уровень смертности также достаточно высок (12,8% на 2019 г. [3]) и превышает уровень рождаемости [1]. Россия занимает 104 место из 183 по продолжительности здоровой жизни - 63,5 года, пропуская вперед все страны как западной, так и восточной Европы [4]. Растет как общая, так и первичная заболеваемость. В 2017 году зарегистрировано на 0,2% больше заболеваний, чем в 2016 году, на 3,6%, чем в 2010 году, на 23%, чем в 2000 году [5].

Влияние проживания в городской среде на здоровье неоднозначно. Существуют научные работы, в которых урбанизированным территориям дается негативная оценка с точки зрения экологии, плотности населения, высокого темпа жизни, повышенного шума и т.д. [6]. С другой стороны, при всем «нездоровье» городской среды, ОПЖ сельского населения ниже, чем городского (71,67 на 2018 г.- сельское, 73,34 - городское) [1].

Объектом исследования в данной работе являются проживающие в городах России мужчины и женщины, состоящие в браке и в большинстве своем имеющие детей. Научные работы традиционно демонстрируют, что состояние в браке имеет положительное влияние на здоровьесберегающее поведение человека, его физические и ментальные аспекты, смертность и продолжительность жизни [7, 8, 9, 10, 11]. В последнее время появились попытки оспорить эту точку зрения. По мнению некоторых авторов, важно не столько наличие-отсутствие брака как такового, сколько качество партнерских отношений, удовлетворенность супругов семейными отношениями [12]. Так или иначе исследование здоровья дифференцировано по брачному состоянию крайне затруднительно, хотя бы потому, что фактический брачный статус нередко разнится с юридическим. Официальная медицинская и демографическая статистика здесь практически бессильны и необходимо использовать другие методы.

Для социологического изучения здоровья населения традиционно используются такие показатели как: самооценка здоровья, место здоровья в системе ценностей, особенности самосохранительного поведения [13]. Самооценка здоровья - «это оценка индивидом своего физического и психического состояния, ключевой показатель отношения к здоровью» [13, с. 25-26]. Метод самооценок здоровья, несмотря на некоторые ограничения (подверженность смещению вследствие диагноза и уклонения от диагноза, систематической гетерогенности в оценке) [14], широко используется в эмпирических исследования и рекомендован ВОЗ для мониторинга здоровья [15]. По мнению многих авторов, он является высоконадежным, осуществимым и всеобъемлющим показателем, независимым предиктором заболеваемости и инвалидности, способным прогнозировать смертность [7, 14, 16]. Исследования фиксируют, что в большинстве случаев самооценки здоровья совпадают с объективными показателями здоровья. Следует отметить, что самооценка здоровья отражает понимание человеком своего здоровья в целом, т.е. охватывает не только наличие или отсутствия заболеваний, но и психологическое и социальное благополучие. Таким образом использование самооценок здоровья для определения прогнозов продолжительности жизни и здоровья населения является вполне обоснованным.

Изучение субъективных оценок здоровья населения нашей страны представляет особый интерес, т.к. самооценка здоровья россиян ниже, чем у жителей развитых стран мира. По данным последней волны Европейского социального исследования 2018-2019 гг. [3] Россия занимает последнее место среди стран Западной и Восточной Европы, принимавших участие в исследовании, по данному показателю. Таким образом, проблема низких самооценок здоровья в нашей стране требует пристального изучения, необходимо разобраться в причинах существующей разницы в самооценках и соответственно реальном состоянии здоровья, т.к., как уже было сказано выше, эти показатели тесно коррелируют друг с другом [15, 17]. Исследования в области самооценок здоровья населения, а также осмысление места и роли здоровья в системе ценностей, могут служить научной основой для разработки и реализации профилактических программ в сфере здоровья и здорового образа жизни учитывающих демографические, социально-экономические и поведенческие характеристики населения.

В данном исследовании респондентами являлись семейные пары, проживающие в городах и в большинстве своем имеющие детей (87,7%), причем 43,7% имеют несовершеннолетних детей. Актуальность исследования места здоровья в иерархии ценностей, удовлетворенности здоровьем и самооценок здоровья данной категории населения объясняется тем, что именно она формирует у молодого поколения, являющегося будущим страны, отношение к здоровью, которое в будущем уже у взрослого человека выражается в желании и потребности быть здоровым. Здоровье родителей - залог здоровья детей, а здоровые дети – залог здорового, счастливого и успешного общества. Несмотря на признание исключительной роли семьи в формировании и сохранении здоровья населения работ посвященных данной проблеме недостаточно, особенно если сузить тематику до выявления субъективных оценок здоровья городских жителей, которых, по оценкам ООН, в России на сегодняшний день три четверти - 73,43% [2], т.е. основная масса семей в нашей стране – городские семьи со своими особенностями распределения ролей в семье и вне ее, характером питания, досуга и отдыха и других сторон образа и уклада жизни. Крайне важно, что анализ мнений супругов-родителей позволит выявить взаимосвязь социально-экономических, демографических и других характеристик разных типов семей непосредственно с особенностями их субъективных оценок здоровья и его удовлетворенностью, что, имеет прямую связь с реальным состоянием здоровья населения.

Цель исследования: определение места здоровья в иерархии ценностей, установление уровня удовлетворённости здоровьем и особенностей самооценок здоровья у состоящих в браке городских жителей.

Материалы и методы

Исследование кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова «Межрегиональные исследования жизненных ценностей и нетранзитивности семейно-детных ориентаций женщин, мужчин и семейных пар на основе сквозного анализа сопоставимых данных» (СеДОЖ). Период проведения - 2018-2019 гг. Метод - анкетирование семейных пар. Основная единица анализа и построения выборочной совокупности - нуклеарная семья, состоящая из родителей их детей.

Опрос проводился среди горожан нескольких регионов РФ: в Москве и Московской области, Краснодарском крае, Владимирской и Курской областях, Свердловской области и Башкортостане. В основном опрос проводился в областных центрах, но представлены и менее крупные города.

Следует обратить внимание, что в данном исследовании применялся метод одновременного опроса супругов, то есть одну и ту же анкету необходимо было заполнить как мужу, так и жене. Поэтому достижимость респондентов была существенно затруднена, многие современные способы проведения опроса (например, онлайн интервьюирование) были невозможны в связи с необходимостью охвата обоих супругов. В связи с этим, дизайн исследования и формирование выборочной совокупности были основаны на комбинировании нескольких подходов. Во-первых, в рамках случайной выборки проводился опрос респондентов-родителей в местах пребывания семей с детьми (парках, детских площадках, досуговых центрах и т.д.). Также для увеличения достижимости довольно сложной для опроса целевой аудитории на основе метода снежного кома был осуществлён рекрут потенциальных участников исследования с их дальнейшим личным опросом интервьюером. Несмотря на достаточно высокий элемент случайного отбора при реализации метода снежного кома для повышения репрезентативности выборки было сформировано квотное задание, которое позволило обеспечить пропорциональную представленность семей по брачному статусу, возрасту супругов и числу детей (для сравнения использовались данные микропереписи населения 2015 года). Таким образом полученная выборочная совокупность является репрезентативной для совокупности городских семей по возрасту, брачному статусу и числу детей.

Итоговый объем выборки за 2018-2019 гг. - 2489 чел., 1280 мужчин и 1209 женщин, такое неравное распределение объясняется тем, что кто-то из супругов мог отказаться от заполнения анкеты или заполнить ее не полностью и она выбраковывалась, однако случаи эти единичны. Статистическая обработка данных осуществлялась при помощи пакета IBM SPSS 23.0.

Помимо исследования СеДОЖ для получения дополнительных данных в работе задействуются данные опросов российских исследовательских агентств (Фонда Общественное Мнение (ФОМ), Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ)), Росстата, Всемирной Организации здравоохранения, Европейского социального исследования (ESS) 8-я и 9-я волны (2018-2019 гг.) и др.

При анализе для оценки статистической значимости отличий в ответах респондентов разных социально-демографических групп использовались стандартные статистические инструменты: при сравнении средних оценок двух групп респондентов - t-тест для двух независимых выборок, для большего количества групп – однофакторный и многофакторный дисперсионный анализ (ANOVA), а также попарные сравнения с поправкой Бонферрони. При анализе ответов респондентов на вопросы, измеренные по номинальным или порядковым шкалам использовался критерий независимости распределений Хи-квадрат, а также z-тест для попарного сравнения долевых распределений ответов (с поправкой Бонферрони в случае 3-х и более групп). Для сравнения разницы между желаемым и фактическим уровнем доходов в зависимости от имеющегося числа детей был использован непараметрический тест Краскелла-Уоллиса, так как распределение не соответствовало критериям применимости однофакторного дисперсионного анализа (нарушено требование нормального распределения).

Результаты

Социально-демографические характеристики респондентов СеДОЖ представлены в Таблице 1.

Таблица 1

Социально-демографический портрет респондентов, по полу

СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОЛ
Мужской Женский
ПОЛ 51,4% 48,6%
МЕДИАННЫЙ ВОЗРАСТ 46 лет 43 года
ОБРАЗОВАНИЕ Среднее специальное и ниже 37,6% 34,3%
Высшее 62,4% 65,7%
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ Зарегистрированный брак 89,9% 90,0%
Незарегистрированный брак 10,1% 10,0%
СРЕДНЯЯ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ БРАКА 16,5 лет 17,0 лет
НАЛИЧИЕ ДЕТЕЙ Нет детей 12,3% 12,3%
Есть дети 87,7% 87,7%
САМООЦЕНКА ДОХОДА Ниже среднего 19,2% 20,7%
Как у всех 62,9% 64,4%
Выше среднего 17,9% 14,9%
СРЕДНЕМЕСЯЧНЫЙ ДОХОД НА ОДНОГО ЧЛЕНА СЕМЬИ 42302,1 руб. в месяц

Здоровье в системе жизненных ценностей. Респонденты исследования СеДОЖ считают здоровье одной из главных жизненных ценностей. При ранжировании набора из 15 ценностей по степени важности каждой из них 46% поставили здоровье на первое место. Средний ранг ценности «здоровье» - 2,9 (см. Таблицу 2).

Таблица 2

Иерархия жизненных ценностей респондентов (топ-5), в возрастном разрезе, ранг

ЖИЗНЕННЫЕ ЦЕННОСТИ  18-30 лет 31-45 лет 46-60 лет Старше 60 лет СРЕДНИЙ РАНГ
Здоровье «ДЛЯ СЕБЯ» 3,4 3,2 2,5 2,0 2,9
Здоровье «ДЛЯ ДЕТЕЙ» 2,6 2,5 2,2 1,9 2,4
Семья, дети 4,1 3,8 3,3 3,5 3,7
Душевное благополучие, согласие с собой 7,0 6,5 6,5 6,6 6,6
Интересная работа 7,1 7,2 6,6 7,2 6,9
Материальное благополучие 7,2 6,9 6,9 6,3 6,9

Примечание: Данные по всем жизненным ценностям, кроме здоровья, приведены только по группе «для себя».

Здоровье лидирует как ценность во всех возрастных группах и с ним может хоть как-то конкурировать только с ценность «семья» (средний ранг - 3,7), в старших возрастных группах ценность здоровья значительно повышается. Однофакторный дисперсионный анализ показал наличие статистически значимых отличий в ответах респондентов в зависимости от возрастной группы (F(3, 2448) = 13,972, p < 0,001), причем результаты попарных сравнений подтверждают значимо большую важность здоровья в возрастных группах 46-60 лет и старше по сравнению с более молодыми респондентами (p < 0,001). Еще более значимой она становится, если речь идет о здоровье детей - 61,5% респондентов говорят о том, что более всего «цветы жизни» должны ценить здоровье. Средний ранг ценности «здоровье для детей» - 2,4, причем ценность эта также увеличивается по мере роста возраста респондента (F(3, 2422) = 4,309, p < 0,005) (см. Таблицу 2).

Рассмотрим ранговые значения ценности «здоровье» в зависимости от семейного положения и наличия детей в семье. Как видно из Таблицы 3, наибольшую ценность здоровье, как «для себя», так и «для детей» представляет для женщин, находящихся в зарегистрированном браке и имеющих детей (2,7 и 2,3). Наименьшее ранговое значение ценности здоровья присваивают мужчины, состоящие в консенсуальном браке (p = 0,002 при сравнении оценок здоровья «для себя» в зависимости от семейного положения и p = 0,028 при сравнении рангов здоровья «для детей») и этому есть несколько причин. Во-первых, в сожительстве состоят, в основном, молодые мужчины (24,1% из группы до 30 лет, в возрасте 60+ таких - 4,5%). Во-вторых, данные мужчины в 51,1% не имеют детей.

Для уточнения данного эффекта был проведен многофакторный дисперсионный анализ, в рамках которого были учтены все перечисленные факторы, что позволяет выделить влияние каждого из них при контроле остальных. Результаты подтвердили превалирующее влияние возраста респондента (p < 0,001), при том, что влияние пола и наличия детей при контроле возраста оказалось статистически незначимым. Однако зависимость ранга ценности здоровья от семейного положения сохранилась в многофакторной модели (p = 0,028): она выше (средний ранг ниже) для респондентов, состоящих в зарегистрированном браке.

Таблица 3

Ранговые значения ценности «здоровья» по полу, семейному положению и наличию детей, «для себя» и «для детей

ЦЕННОСТЬ «ЗДОРОВЬЕ» НАЛИЧИЕ ДЕТЕЙ СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ
Нет детей Есть дети Зарегистрированный брак Незарегистрированный брак
М Ж М Ж М Ж М Ж
Здоровье «ДЛЯ СЕБЯ» 3,1 3,5 2,9 2,7 2,9 2,7 3,8 3,4
Здоровье «ДЛЯ ДЕТЕЙ» 2,8 2,7 2,4 2,3 2,4 2,3 3,0 2,4

Примечание: Цветом отмечены самые высокие и самые низкие значения рангов для ценности «здоровье».

Здоровье в субъективных оценках. Анализ самооценок здоровья показал, что почти половина опрошенных (47,2%) оценивает свое здоровье как хорошее, еще 46,4% как удовлетворительное, только 2,4% респондентов считают свое здоровье плохим. При этом 89,5% респондентов удовлетворены своим здоровьем (36,7% полностью, 52,8% частично). Самооценки здоровья и удовлетворенность им по полу демонстрирует Таблица 4, из которой также видно, что значимых гендерных различий в оценке своего здоровья и в удовлетворенности им наше исследование не продемонстрировало.

Таблица 4

Самооценка здоровья и удовлетворенность состоянием здоровья, по полу, в %

  САМООЦЕНКА ЗДОРОВЬЯ УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ СОСТОЯНИЕМ СВОЕГО ЗДОРОВЬЯ
Хорошее Удовл. Плохое Да, полностью Да, частично Нет
Мужской 48,7 44,2 2,5 37,2 50,5 8,5
Женский 45,6 48,7 2,2 33,3 51,3 12,0

В связи с тем, что респондентами являлись супружеские пары, интересным представляется субъективные оценки здоровья в зависимости от наличия и количества детей. В целом, по нашей выборке имеющие детей ниже оценивают свое здоровье (45% - здоровье хорошее, 48,9% - удовлетворительное), чем бездетные (66,3% - здоровье хорошее, 30,7% - удовлетворительное), (ꭓ2(2)=34,021, р < 0,001), однако здесь следует учитывать возраст бездетных респондентов, почти половина из них приходятся на возрастную группу 18-30 лет (43,8%), а среди людей 60 лет и старше всего 4 человека не имеют детей, а с возрастом люди гораздо реже дают позитивную оценку своему здоровью.

В исследовании СеДОЖ наблюдается следующие распределения по детности - 58,7% имеют одного ребенка не достигшего возраста 18 лет, 32,9% - двоих, 8,4% - троих и более. Таблица 5 демонстрирует самооценки здоровья респондентами в зависимости от количества детей до 18 лет.

Таблица 5

Зависимость самооценок здоровья от количества детей в семье, по полу, в %

  ЧИСЛО ДЕТЕЙ В ВОЗРАСТЕ ДО 18 ЛЕТ
1 ребенок 2 детей 3+ детей
М Ж Оба пола М Ж Оба пола М Ж Оба пола
Хорошее 54,5 53,0 53,8 64,6 53,1 59,1 66,7 48,8 58,2
Удовл. 42,7 44,8 43,7 33,5 44,9 38,9 31,4 47,2 38,8
Плохое 2,8 2,2 2,5 2,0 2,1 2,0 2,0 4,0 2,9

Статистической зависимости самооценки здоровья от числа детей в целом для всех респондентов не обнаруживается (p>0,05). В семьях с одним ребенком субъективные оценки здоровья мужей (54,5% оценивают здоровье как хорошее) и жен (53,0%) практически не отличаются, собственно, как и в целом по выборке - женщины лишь немного реже (47,2%), чем мужчины (51,0%) оценивают свое здоровье как хорошее и чаще как удовлетворительное (46,4% и 50,5% соответственно), однако наблюдаемые отличия не являются статистически значимыми (p>0,05). Разница в самооценках возрастает с ростом «семейной» нагрузки на женщину, а также связана с тем, что «рост размера домохозяйства ведет к снижению его доходов» [18, с. 76]. По СеДОЖ в однодетных семьях он составляет – 44686,3 рублей, двухдетных - 37448,2 рублей, с тремя и более детьми – 39321,4 рублей (результаты непараметрического теста Краскелла-Уоллиса показали статистически значимые отличия: H(2) = 20,042, p < 0,001). Интересен тот факт, что при этом уровень удовлетворенности своим материальным положением несколько выше у многодетных и лаг между желаемым и фактическим доходом у них самый низкий, (см. Рис. 1), а удовлетворенность доходом самая высокая, однако отличия не являются значимыми (p>0,05) и данная тенденция требует отдельного исследования.

Рис.1
Рис. 1. Фактический и желаемый среднедушевой доход, по детности, в рублях

Разница в самооценках также растет с увеличением возраста и если в группе 18-29 лет, когда здоровья всем хватает, различий по полу в самооценках здоровья не наблюдается (65,9% мужчин и 66,6% женщин оценивают его как хорошее), то далее лаг увеличивается и уже к возрасту 30-39 лет становятся значимыми (ꭓ2(2)=7,228, р=0,027), к 40-49 годам, когда усугубляются проблемы со здоровьем, различия в оценке здоровья как хорошего достигают 10% (ꭓ2(2)=8,327, р=0,016), однако далее опять несколько уменьшаются и уже после 50 лет, когда дети нередко уже покинули «гнездо», составляет - 4,2% (p>0,05). Видимо здесь сказывается также адаптация пожилых к ухудшению физического здоровья, т.е. они привыкают игнорировать свои проблемы со здоровьем, сживаются с хроническими заболеваниями [7 с. 77] и воспринимают здоровье, как «соответствующее возрасту». Это косвенно подтверждает тот факт, что лишь 13,7% людей возраста 50+ в нашей выборке не удовлетворены своим здоровьем.

Как уже упоминалось выше, исследование не выявило значимых различий между самооценками здоровья и числом детей до 18 лет в семье. Такую же картину можно наблюдать и с точки зрения удовлетворенности собственным здоровьем (p>0,005, удовлетворены своим здоровьем полностью или частично 89,5% однодетных 93,0% двухдетных, 93,9% с тремя и более детьми). Однако исследование выявило взаимосвязь между удовлетворенностью здоровьем детей и их числом (ꭓ2(4) = 12,278, р=0,015). Удовлетворенность здоровьем детей растет с увеличением их количества. Одно-двух детные полностью удовлетворены здоровьем детей в 60,7% случаев, в то время как многодетные в 70,6%. Зависимость более ярко проявляется у мужчин, которые в целом больше удовлетворены состоянием здоровья своих детей, а многодетные особенно. Если многодетные мамы в 61,9% случаев полностью удовлетворены здоровьем детей, двудетные - 57,5%, однодетные – 55,5% (значимых отличий нет, p>0,005), то многодетные папы 78,5% случаев полностью удовлетворены здоровьем своих детей, когда как однодетные 67,7%, двухдетные, 61,5% полностью удовлетворен (ꭓ2(4) = 10,375, р=0,035) (См. Таблицу 6).

Таблица 6

Удовлетворенность собственным здоровьем и здоровьем детей по детности и полу, в %

  Мужчины Женщины
Число детей в возрасте до 18 лет
1 2 3+ 1 2 3+
Удовлетворенность состоянием своего здоровья Да, полностью 41,2 47,7 49,0 39,3 40,4 37,8
Да, частично 50,5 46,6 47,0 48,5 51,2 53,8
Нет 8,3 5,7 4,0 12,2 8,5 8,4
Удовлетворенность состоянием здоровья детей Да, полностью 67,7 61,5 78,5 55,5 57,5 61,9
Да, частично 28,4 37,5 20,1 39,6 40,8 36,6
Нет 3,8 1,0 1,4 4,9 1,8 1,5

Исследование СеДОЖ выявило разницу в самооценках здоровья в зависимости от места проживания. Важной особенностью портрета респондентов является их городской образ жизни, поэтому целесообразно представить разницу в оценках между столичными жителями и людьми, проживающими в других городах России, т.к. Москва существенно отличается по уровню ОПЖ (78,36 на 2019 год) от основной массы регионов России, где она, в основном, находится в пределах 71-74 года [1].

Исследование демонстрирует значимую разницу в самооценках здоровья москвичей (хорошее – 52%, удовлетворительное - 42,2%, плохое - 1,8%) и жителей других регионов (ꭓ2(2)=17,951, р < 0,001), в которых проводился опрос (43,7%; 49,4%; 2,8%). Неудовлетворенных своим здоровьем в Москве также меньше - 7,8%, против - 12,5% в регионах (ꭓ2(2)=16,665, р < 0,001), а вот на удовлетворенность здоровьем детей регион проживания практически не влияет (p>0,05) – в среднем половина тех и других удовлетворены им полностью (53,4% и 51,5%).

Еще один немаловажный фактор, непосредственно связанный с местом проживания - уровень образования. Исследование СеДОЖ также демонстрирует связь между уровнем образования и самооценкой здоровья, которая планомерно улучшается по мере его увеличения (ꭓ2(2)=30,800, р < 0,001). Так, среди обладателей среднего образования 29% оценивают свое здоровье как хорошее, среднего специального – 39%, высшего – 53,2%. Причем, если говорить о низком образовании, то его влияние практически нивелирует влияние фактора «регион проживания» и статистически значимой разницы в оценке своего здоровья жителями Москвы и других городов здесь не наблюдается (p>0,05) (см. Таблицу 7). Респонденты же с высшим образованием, живущие в столице, значительно чаще оценивают свое здоровье как хорошее (58,8%) по сравнению со своими «коллегами» в регионах (48%), (ꭓ2 (2)=20,502, р < 0,001), что объясняется разной отдачей от образования и соответственно экономическим разрывом между жителями Москвы и других городов: среднедушевой доход респондентов СеДОЖ москвичей - 61073,9 руб.и жителей других регионов - 29036,3 руб. в месяц.

Таблица 7

Связь самооценок здоровья с уровнем образования и регионом проживания, в %

САМООЦЕНКА ЗДОРОВЬЯ ОБРАЗОВАНИЕ
Среднее специальноеи ниже Высшее
Москва Другие города Москва Другие города
Хорошее 40,3 42,0 58,8 48,0
Удовлетворительное 57,2 55,8 39,7 48,6
Плохое 2,5 2,2 1,5 3,4

Для оценки связи дохода и самооценок здоровья был проведен корреляционный анализ, который показал прямую связь между этими показателями (r=0,141, p<0,01), т.е. респонденты с более высокими доходами оценивают свое здоровье лучше.

Для более точного анализа благосостояния наших респондентов воспользуемся таким показателем как доля бюджета, уходящего на питание, который точнее отражает уровень достатка и способность домохозяйств удовлетворять свои потребности [19]. Согласно данным СеДОЖ, 37,8% расходов респондентов приходится на питание, т.е. их можно отнести к среднему, сравнительно обеспеченному населению (30%-40% на питание). Как показывает Таблица 8, доля расходов на еду зависит от таких факторов как уровень образования, уровень дохода и регион проживания. Так же влияние оказывает наличие детей в семье. Причем если рассматривать семьи по детности, то с каждым следующим ребенком доля затрат на питание увеличивается, хотя и не слишком значительно – 1 ребенок – 36,9%, двое детей – 38,3%, трое и более детей – 39,4%.

Таблица 8

Доля дохода, уходящего на питание в зависимости от уровня образования, самооценки дохода, региона проживания и наличия детей, в %

ДОЛЯ ДОХОДА, УХОДЯЩАЯ НА ПИТАНИЕ ОБРАЗОВАНИЕ САМООЦЕНКА ДОХОДА РЕГИОН ПРОЖИВАНИЯ НАЛИЧИЕ ДЕТЕЙ
Среднее спец. и ниже Высшее Ниже среднего Как у всех Выше среднего Москва Другой Нет детей Есть дети
СРЕДНЕЕ ЗНАЧЕНИЕ, % 42,1 35,7 45,7 37,8 30,2 34,5 40,2 34,0 38,6
Менее 30% 21,8 31,8 17,3 26,9 45,5 36,5 22,2 37,2 26,7
30% - 39% 18,4 22,9 15,2 23,6 21,2 22,0 20,1 20,4 21,1
40% - 49% 11,1 13,3 9,8 13,2 11,9 11,3 12,9 11,7 12,5
50% - 59% 25,6 17,6 32,0 20,5 8,3 14,4 24,2 16,4 20,9
60% и более 20,2 10,5 23,4 12,8 7,2 10,4 16,0 9,6 14,5

Наше исследование демонстрирует, что доход самым прямым образом влияет на субъективные оценки здоровья. Респонденты, оценивающие свой доход «выше среднего», в большинстве своем считают, что обладают хорошим здоровьем (61,5%), а те, кто оценивают его «как у всех» 48,9%, «ниже среднего», обладают хорошим здоровьем (по самооценкам) лишь в 39,5% случаев (ꭓ2(4)=65,659, р < 0,001). Если говорить об удовлетворенности респондентов своим здоровьем и здоровьем своих детей в связи с удовлетворенностью их собственным доходом, то мы также можем наблюдать прямую зависимость (ꭓ2 (4)=41,856, р < 0,001), (См. Таблицу 9).

Таблица 9

Связь удовлетворенности доходом и удовлетворенности здоровьем (своим и своих детей), в %

  УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ДОХОДОМ
Полностью удовлетворен(а) Частично удовлетворен(а) Не удовлетворен(а)
УДОВЛ. СВОИМ ЗДОРОВЬЕМ Полностью 60,5 31,7 23,3
Частично 31,6 61,5 56,3
Нет 7,9 6,8 20,4
УДОВЛ. ЗДОРОВЬЕМ ДЕТЕЙ Полностью 72,2 46,9 44,2
Частично 23,2 49,7 46,0
Нет 4,7 3,4 9,8

В исследовании СеДОЖ была выявлена слабая обратная корреляция между возрастом респондентов и самооценками здоровья, чем старше человек, тем ниже самооценка здоровья (r=-0,235, p<0,01). Менее 30% лиц в возрасте от 60-71 года оценивают свое здоровье как хорошее, 67,6% как удовлетворительное, и 3% как плохое (Рисунок 4). Здесь следует отметить, что респонденты СеДОЖ старших возрастов имеют высокий уровень образования – 49,5% высшее, что могло повлиять на их оценки здоровья - всего 3% лиц старше 60 лет оценили свое здоровье как плохое.

Рис.2
Рис. 2. Самооценки здоровья, по возрастным группам, в %

Обсуждение

Здоровье в системе жизненных ценностей. Социологические исследования демонстрируют высокую значимость ценности «здоровье» для населения России. Согласно ВЦИОМ - индексное значение своего состояния здоровья и здоровья членов семьи – 99 [20]. По данным Росстата, для подавляющего большинства людей (85,0%) здоровье как ценность имеет максимальное ранговое значение [21].

Здоровье в субъективных оценках. Российские исследовательские агентства демонстрируют близкие друг к другу результаты касательно субъективных оценок здоровья населения. Треть россиян (36%) оценивают свое здоровье, как хорошее, около половины (49%) - как среднее, 15% - как плохое (ФОМ) [22]. Данные ВЦИОМ [23] 2019 года демонстрируют схожие цифры: 32% - хорошее, 53% - среднее, 15% - плохое.

Количество россиян, оценивающих свое здоровье позитивно, растет в последние годы [7 с. 72], однако мы все еще на последнем месте среди развитых стран мира по показателю субъективной оценки своего здоровья. Жители Западной Европы склонны оценивать свое здоровье как хорошее, так считает 60-80% из них. В некоторых странах, таких как Швейцария и Норвегия, этот показатель доходит до 85%, причем 40% оценивают здоровье как очень хорошее [3] (См. Таблицу 10).

Таблица 10

Самооценка здоровья по отдельным странам мира, в %
по данным Европейского социального исследования (ESS), 2018-2019 гг.

  Швейцария Норвегия Австрия Венгрия Болгария Россия
Очень хорошее 37 33 33 17 16 7
Хорошее 47 44 42 45 42 35
Среднее 13 18 20 28 31 46
Плохое 2 4 4 7 9 10
Очень плохое 0 1 1 2 3 1
Среднее 1,8 2,0 2,0 2,3 2,4 2,6

Примечание: слева приведены страны с высокими самооценками здоровья, справа с более низкими. Рассчитано по данным: [3]

Причиной значительной разницы в самооценках здоровья европейцев и россиян, конечно, является не только подлинное состояние здоровья, но и особенности менталитета. Вместе с тем, по мнению Косовой Л.Б., это имеет под собой и вполне реальные основания. Лишь четверть россиян не испытывали в течении последнего месяца каких-либо болей в теле, в то время как среди жителей Швейцарии таких более половины, трудности с ведением домашнего хозяйства из-за проблем со здоровьем за этот же период ни разу не испытывали 35% соотечественников и 68% швейцарцев [24].

Социально-демографические и экономические характеристики респондентов оказывают непосредственное воздействие на здоровье, а также могут иметь влияние на широкий спектр обстоятельств, влекущих прямые последствия для здоровья [25]. Одной из таких характеристик является семейное положение. Статистически значимая связь между семейным статусом и отношением к здоровью как ценности, самооценками здоровья продемонстрирована в зарубежных и российских научных работах [7, 8, 9, 10, 11]. Особенно влияние семейного положения заметно в старших возрастных группах. После 60 лет наличие супруга имеет исключительно положительное влияние на здоровье [10], «одинокие пожилые люди чаще подвержены хроническим заболеваниям, чем семейные» [18, с. 46], а темпы снижения заболеваемости, наблюдаемые в последние десятилетия, у пожилых имеющих семью выше, чем у одиночек [18, с. 46]. В средних возрастах (30-59 лет) состоящие в браке, также достоверно выше оценивают свое здоровье, чем разведенные или вдовые [9]. Влияние брачного статуса на здоровье не столь однозначно в младших возрастных группах. До 30 влияние брака на самооценки здоровья по разным исследованиям или негативное (одинокие, чаще всего никогда не состоявшие в браке, оценивают свое здоровье чуть лучше, чем состоящие в браке) или его практически незаметно [12]. Одним из возможных объяснений может быть сильная корреляция семейного положения с возрастом респондентов. Так при применении методов анализа, учитывающих эту взаимосвязь, наше исследование показало положительное влияние состояния в зарегистрированном браке на место здоровья в системе ценностей.

Социологические исследования говорят о неоднозначном влиянии наличия и количества детей в семье на здоровье ее членов. В большинстве возрастных групп оно незначительное, но становится более заметным, во-первых для одиноких матерей среднего возраста, субъективные оценки здоровья которых лучше, чем у бездетных одиноких женщин; во-вторых для очень пожилых супругов, которым необходима помощь детей в их повседневной жизни [10].

Отличительной особенностью исследований самооценок здоровья в последнего времени является сокращение гендерного разрыва. Если двадцать лет назад позитивные оценки мужчин превышали женские в 1,7-2 раза, то в последние годы уже 1,4-1,5 раза [7]. По данным Европейского социального исследования (ESS), женщины и мужчины в ряде развитых странах, дают очень близкие оценки своего здоровья, в нашей же стране гендерные различия довольно существенны. В Швейцарии разница в позитивных самооценках составляет всего 0,7%, в Финляндии также 0,7%, в Германии 4,2%, в России гендерный разрыв согласно ESS - 14,8%. Веэрманн Р., Хелемяэ Е. утверждают, что традиционно более низкая оценка женщинами своего здоровья связана с различиями в доступе к социальным и экономическим ресурсам, а также с перманентной усталостью и стрессом, которые связаны с выполнением гендерных и семейных функций [26].

В России наблюдается значительная разница в оценке своего здоровья между городским и сельским населением. Однако данные исследований противоречивы. Согласно Европейскому социальному исследованию [3] среди горожан 11,4% считают свое здоровье неудовлетворительным, среди сельчан этот показатель более чем в два раза выше – 26%. Данные «Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS-HSE) демонстрируют противоположные результаты. Согласно им, сельские жители оценивают свое здоровье лучше, реже в сравнении с горожанами заявляют, что у них есть хронические заболевания и сообщают о легких недомоганиях [7, с. 75-76].

Одной из главных социальных детерминант здоровья ученые рассматривают образование. Образованные люди меньше болеют [25], смертность в этой группе ниже от всех причин, но «но максимальные различия формируются за счет социально обусловленных заболеваний и причин смерти, большая часть которых полностью или частично предотвратима» [27]. Субъективные оценки здоровья людей с высшим образованием выше (на 74-76% по сравнению со средним и ниже, на 21% со средним специальным) [28]. Образование положительно воздействует как на сами субъективные оценки здоровье здоровья, так и на темпы их снижения с увеличением возраста [29].

Как показывают многочисленные исследования с возрастом люди существенно реже оценивают свое здоровье положительно - 5,5% в возрастной группе 70 лет и старше и 35% в возрасте 50–59 лет [30]. В западноевропейских странах научились «успешному старению» [24], т.е. умеют сохранять и поддерживать естественный запас здоровья и молодости самооценки здоровья не так сильно меняются между 40 и 70 годами и остаются на уровне между «хорошее» и «очень хорошее». Страны Восточной Европы также обгоняют, хотя и не так сильно, нашу страну по «успешности старения» хотя тренд там, в целом, такой же и каждый прожитый год ухудшает здоровья.

Выводы

  1. Здоровье – абсолютная ценность, занимающая лидирующие позиции в рейтинге жизненных ценностей респондентов и возрастающая с возрастом. Особенную ценность здоровье представляет для имеющих детей женщин, находящихся в зарегистрированном браке.
  2. Брачное состояние имеет неоднозначное влияние на субъективные оценки здоровья. Позитивное воздействие наличие супруга и детей имеет после 60 лет. У молодых (до 30 лет) нет значительной зависимости между субъективными оценками здоровья и брачным состоянием.
  3. Количество несовершеннолетних детей в семье не дает значимых различий в самооценках здоровья, но несколько по-разному влияет на самооценки здоровья супругов - у мужчин они улучшаются с каждым последующим ребенком, у женщин, стагнируются, что видимо связано с неравномерностью распределения обязанностей в семейно-бытовой сфере.
  4. Образование - одна из главных детерминант здоровья. Увеличение количества образованных людей в структуре населения может привести к позитивным изменениям в сфере его здоровья. Высокий уровень образования расширяет количество альтернатив и стабильность в сфере занятости, что приводит к росту дохода, который положительно влияет на самооценки здоровья.
  5. На сегодняшний день наблюдается разница в субъективных оценках здоровья между московским регионом и другими городами России.
  6. Необходимо создавать в России условия для поддержания здоровья в третьем возрасте и перехода к «успешному старению», чтобы сместить ухудшение здоровье во все более старшие возраста.
  7. Субъективные оценки здоровья требуют дальнейшего анализа, т.к. это поможет выявить факторы на них влияющие и дать характеристики тех групп населения, которые обладают хорошими самооценками здоровья, что особенно важно в условиях неравенства в здоровье и смертности.

Библиография

  1. Федеральная служба государственной статистики. [Интернет]. URL: https://www.gks.ru/ Дата обращения 07.06.2020.
  2. Urban population (% of total population). United Nations Population Division. World Urbanization Prospects: 2018 Revision. [online]. Accessed 10.06.2020 URL: https://data.worldbank.org/indicator/SP.URB.TOTL.IN.ZS?end=2018&start=2018
  3. European Social Survey URL: https://www.europeansocialsurvey.org/data/country.html?c=russian_federation
  4. Healthy life expectancy (HALE). Data by country // World health organization. [online]. Accessed 10.06.2020 URL: https://apps.who.int/gho/data/node.main.HALE?lang=en
  5. Щербакова Е.М. Заболеваемость населения России, 2017-2018 годы. Демоскоп Weekly 2019; (807 - 808). [Интернет]. Дата обращения 07.06.2020. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2019/0807/barom01.php#_ftnref1
  6. Блинов Л.Н., Перфилова И.Л., Юмашева Л.В., Соколова Т.В. Экологические проблемы мегаполисов. Здоровье – основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения 2013; (2): 837-845.
  7. Козырева П.М., Смирнов А.И. Динамика самооценок здоровья россиян: актуальные тренды постсоветского периода. Социологические исследования 2020; (4): 70-81.
  8. Корчагина П.С. Социально-демографические характеристики населения с позитивным самосохранительным поведением. Вопросы территориального развития 2013; (10): 10. [Электронный ресурс]. Дата обращения 07.06.2020. URL: http://vtr.isert-ran.ru/article/1372
  9. Лебедева-Несевря Н.А., Барг А.О., Соловьев С.С. Здоровье в субъективных оценках работающего населения России. Известия Уральского федерального университета. Сер. 3, Общественные науки 2017; 12 (3): 108-115.
  10. Синельников А.Б. Влияние семейного и демографического статуса на состояние здоровья и его самооценку. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2012; 28 (6). Дата обращения 07.06.2020. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/443/30/lang,ru/
  11. Marital Status and Outcomes in Patients With Cardiovascular Disease. Journal of the American Heart Association 2017; 6. (12). DOI: https://www.ahajournals.org/doi/full/10.1161/JAHA.117.005890
  12. Гурко Т.А. Благополучие мужчин и женщин различного брачного статуса: Россия в международном контексте. Социологический журнал 2018; 24 (1): 73-94.
  13. Здоровье студентов: социологический анализ. Журавлева И.В., редактор. Москва: Институт социологии РАН; 2012. 252 с.
  14. Джон Г.К., Байдин В.М. Источники искажений в самооценке здоровья. Фармакоэкономика. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология 2017; (4): 31-36.
  15. Health interview surveys: towards international harmonization of methods and instruments. A. de Bruin, H. S. J. Picavet & A. Nossikov, editors. WHO. 1996.
  16. Mossey J.M., Shapiro E. Self-Rated Health: a Predictor of Mortality Among the Elderly. American J. of Public Health 1982; (72): 800-808.
  17. Сенаторова О.В., Кузнецов В.А., Труфанов А.С. Отношение к здоровью и профилактике заболеваний - как показатель общественного здоровья. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2019; (1): 156-160.
  18. Воронин Г.Л., Захаров В.Я., Козырева П.М. Измерение устойчивости домохозяйств: 1994 2017 гг. Социологический журнал 2020: 26 (1): 55-86.
  19. Новый индекс от Ромир - Food Index. Исследовательский холдинг Romir. [Электронный ресурс]. Дата обращения 07.06.2020. URL: https://romir.ru/studies/novyy-indeks-ot-romir - food-index
  20. Жизненные приоритеты россиян: семья, деньги или творчество? ВЦИОМ. [Электронный ресурс]. Дата обращения 07.06.2020. URL: https://infographics.wciom.ru/
  21. Влияние поведенческих факторов на состояние здоровья населения. Краткие итоги выборочного обследования. [Электронный ресурс]. Дата обращения 07.06.2020. URL: https://www.gks.ru/free_doc/2008/demo/zdr08.htm
  22. Образ жизни и здоровье. ФОМнибус. Октябрь, ноябрь 2017. [Электронный ресурс]. Дата обращения 07.06.2020. URL: https://fom.ru/Zdorove-i-sport/13883
  23. Тяжкий труд, бедность и старость: три причины болезней в России. ВЦИОМ. Пресс выпуск №3954. 16 Мая 2019. [Электронный ресурс]. Дата обращения 07.06.2020. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9687
  24. Косова Л.Б. Недоступное счастье: что говорят данные опросов о здоровье российского населения. Демоскоп Weekly 14 декабря 2014; (621 – 622). 1. [Электронный ресурс]. Дата обращения 07.06.2020. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2014/0621/analit04.php
  25. Kunst A., Mackenbach J. Measuring socioeconomic inequalities in health. Copenhagen: World health organization regional office for Europe; 1994.
  26. Веэрманн Р., Хелемяэ Е. Оценка здоровья мужчинами и женщинами в России, Эстонии, Литве и Финляндии. Социологические исследования 2016; (7): 109-118.
  27. Иванова А. Е., Землянова Е.В., Михайлов А.Ю., Головенкин С.Е. Различия смертности взрослого населения России по уровню образования. Здравоохранение Российской Федерации 2014; (2): 4-8.
  28. Папанова Е.К. Факторы различий в cамооценке здоровья между населением Москвы и остальных регионов России. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2020; 66 (1):11. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1138/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-1-11.
  29. Черкасов С.Н., Шестаков Г.С., Киртадзе Д.Г. Влияние образования на самооценку здоровья в старших возрастных группах. Проблемы стандартизации в здравоохранении 2018; (9-10):57-60.
  30. Барсуков В.Н., Калачикова О.Н. Исследование качества жизни старшего поколения: региональный опыт. Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз 2016; 46 (4): 88-107.

References

  1. Federal'naja sluzhba gosudarstvennoj statistiki. [Federal State Statistics Service]. Accessed: 07.06.2020. URL: https://www.gks.ru/
  2. Urban population (% of total population). United Nations Population Division. World Urbanization Prospects: 2018 Revision. [online]. Accessed 10.06.2020 URL: https://data.worldbank.org/indicator/SP.URB.TOTL.IN.ZS?end=2018&start=2018
  3. European Social Survey [European Social Survey] URL: https://www.europeansocialsurvey.org/data/country.html?c=russian_federation
  4. Healthy life expectancy (HALE). Data by country [Healthy life expectancy]. World health organization. [online]. Accessed: 10.06.2020 URL: https://apps.who.int/gho/data/node.main.HALE?lang=en
  5. Shherbakova E.M.  Zabolevaemost' naselenija Rossii, 2017-2018 gody [The morbidity of the population of Russia, 2017-2018]. Demoskop Weekly 2019; (807 - 808). [Online journal]. Accessed: 07.06.2020. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2019/0807/barom01.php#_ftnref1, (Rus.).
  6. Blinov L.N., Perfilova I.L., Jumasheva L.V., Sokolova T.V. Jekologicheskie problemy megapolisov [Ecological problems of megacities]. Zdorov'e – osnova chelovecheskogo potenciala: problemy i puti ih reshenija 2013; (2): 837-845.
  7. Kozyreva P.M., Smirnov A.I. Dinamika samoocenok zdorov'ja rossijan: aktual'nye trendy postsovetskogo perioda [The dynamics of self-assessments of the health of Russians: current trends in the post-Soviet period]. Sociologicheskie issledovaniya 2020; (4): 70-81.
  8. Korchagina P.S. Social'no-demograficheskie harakteristiki naselenija s pozitivnym samosohranitel'nym povedeniem [Socio-demographic characteristics of the population with positive self-preserving behavior]. Voprosy territorial'nogo razvitija 2013; 10 (10). [Online journal]. Accessed: 07.06.2020. URL: http://vtr.isert-ran.ru/article/1372
  9. Lebedeva-Nesevrja N.A., Barg A.O., Solov'ev S.S. Zdorov'e v sub’ektivnyh ocenkah rabotajushhego naselenija Rossii [Health in the subjective assessments of the working population of Russia]. Izvestija Ural'skogo federal'nogo universiteta. Seriya 3, Obshhestvennye nauki 2017; 12 (3): 108-115.
  10. Sinel'nikov A.B. Vlijanie semejnogo i demograficheskogo statusa na sostojanie zdorov'ja i ego samoocenku [Influence of family and demographic status on health status and its self-esteem]. Social'nye aspekty zdorov'ja naselenija [serial online] 2012; 28 (6). Accessed: 07.06.2020. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/443/30/lang,ru/
  11. Marital Status and Outcomes in Patients With Cardiovascular Disease. Journal of the American Heart Association 2017; 6. (12). DOI: https://www.ahajournals.org/doi/full/10.1161/JAHA.117.005890
  12. Gurko T.A. Blagopoluchie muzhchin i zhenshhin razlichnogo brachnogo statusa: Rossija v mezhdunarodnom kontekste [Well-being of men and women of different marital status: Russia in an international context]. Sociologicheskij zhurnal 2018. 24 (1): 73-94.
  13. Zdorov'e studentov: sociologicheskij analiz [Student health: sociological analysis]. Zhuravleva I.V., editor. Moscow: Institut sociologii RAN; 2012. 252 p.
  14. Dzhon G.K., Bajdin V.M. Istochniki iskazhenij v samoocenke zdorov'ja [Sources of distortions in self-assessment of health]. Farmakojekonomika. Sovremennaja farmakojekonomika i farmakojepidemiologija. 2017; (4): 31-36.
  15. Health interview surveys: towards international harmonization of methods and instruments. A. de Bruin, H. S. J. Picavet & A. Nossikov, editors. WHO. 1996.
  16. Mossey J.M., Shapiro E. Self-Rated Health: a Predictor of Mortality Among the Elderly. American J. of Public Health 1982; (72): 800-808.
  17. Senatorova O.V., Kuznecov V.A., Trufanov A.S. Otnoshenie k zdorov'ju i profilaktike zabolevanij - kak pokazatel' obshhestvennogo zdorov'ja. [Attitudes towards health and disease prevention as an indicator of public health] Kardiovaskuljarnaja terapija i profilaktika 2019; (1): 156-160.
  18. Voronin G.L., Zaharov V.Ja., Kozyreva P.M. Izmerenie ustojchivosti domohozjajstv: 1994 2017 gg. [Measuring Household Resilience: 1994-2017]. Sociologicheskij zhurnal 2020; 26 (1): 55-86.
  19. Novyj indeks ot Romir - Food Index [New index from Romir - Food Index] // Issledovatel'skij holding Romir. [Internet]. Accessed: 07.06.2020. URL: https://romir.ru/studies/novyy-indeks-ot-romir---food-index
  20. Zhiznennye prioritety rossijan: sem'ja, den'gi ili tvorchestvo? [Life priorities of Russians: family, money or creativity?]. VCIOM. [Internet]. Accessed: 07.06.2020. URL: https://infographics.wciom.ru/
  21. Vlijanie povedencheskih faktorov na sostojanie zdorov'ja naselenija. Kratkie itogi vyborochnogo obsledovanija. [Influence of behavioral factors on the health status of the population. Brief results of a sample survey]. Accessed: 07.06.2020. URL: https://www.gks.ru/free_doc/2008/demo/zdr08.htm
  22. Obraz zhizni i zdorov'e [Lifestyle and health]. FOMnibus. Oktyabr', noyabr' 2017. [Internet]. Accessed: 07.06.2020. URL: https://fom.ru/Zdorove-i-sport/13883
  23. Tyazhkij trud, bednost' i starost': tri prichiny boleznej v Rossii [Hard work, poverty and old age: three causes of disease in Russia]. VCIOM Press vypusk №3954. 16 Maya 2019. [Internet]. Accessed: 07.06.2020. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9687
  24. Kosova L.B. Nedostupnoe schast'e: chto govorjat dannye oprosov o zdorov'e rossijskogo naselenija [Inaccessible happiness: what the survey data say about the health of the Russian population]. Demoskop Weekly. 1 - 14 Dec 2014. (621–622). [Internet]. Accessed: 07.06.2020. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2014/0621/analit04.php
  25. Kunst A., Mackenbach J. Measuring socioeconomic inequalities in health. Copenhagen: World health organization regional office for Europe; 1994.
  26. Veyermann R., Helemyaye E. Ocenka zdorov'ja muzhchinami i zhenshhinami v Rossii, Jestonii, Litve i Finljandii [Health assessment by men and women in Russia, Estonia, Lithuania and Finland]. Sociologicheskie issledovanija 2016; (7): 109-118.
  27. Ivanova A. E., Zemljanova E.V., Mihajlov A.Ju., Golovenkin S.E. Razlichija smertnosti vzroslogo naselenija Rossii po urovnju obrazovanija [Differences in the mortality rate of the adult population of Russia by the level of education]. Zdravookhraneniye Rossiyskoy Federatsii. 2014; (2): 4-18.
  28. Papanova E.K. Faktory razlichij v camoocenke zdorov'ja mezhdu naseleniem Moskvy i ostal'nyh regionov Rossii [Factors of differences in self-assessment of health between the population of Moscow and other regions of Russia]. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia [serial online] 2020; 66 (1):11. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1138/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-1-11.
  29. Cherkasov S.N., Shestakov G.S., Kirtadze D.G. Vlijanie obrazovanija na samoocenku zdorov'ja v starshih vozrastnyh gruppah [The influence of education on self-assessment of health in older age groups]. Problemy standartizacii v zdravoohranenii 2018; (9-10): 57-60.
  30. Barsukov V.N., Kalachikova O.N. Issledovanie kachestva zhizni starshego pokolenija: regional'nyj opyt [Study of the quality of life of the older generation: regional experience]. Ekonomicheskie i social'nye peremeny: fakty, tendencii, prognoz 2016; 46 (4): 88-107.

Просмотров: 1163

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 30.12.2020 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search