О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!

С 2019 года, в направляемых в журнал статьях, ссылки на источники в разделах Библиография и References должны быть составлены в порядке их упоминания в тексте и независимо от того, имеются ли среди них переводные источники или источники на иностранных языках.

Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.73.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная
НЕКОТОРЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОГО РАЙОНА В XXI ВЕКЕ Печать
21.12.2020 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-6-8

Сенченко А.Ю., Капитонов В.Ф.
ФГБОУ ВО «Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Красноярск, Россия

Резюме

Реализация «Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года» и Приоритетных национальных проектов в сфере здравоохранения и демографии способствовали снижению уровня смертности и повышению уровня рождаемости населения. Однако эти процессы в сельской местности имели свои особенности, обусловленные многолетним системным кризисом.

Цель исследования: провести оценку состояния и тенденций демографического развития сельского района Красноярского края.

Материал и методы. В работе были использованы данные государственной статистики за период 2010-2018 гг. Изучались основные демографические показатели Нижнеингашского района Красноярского края: численность населения, структура населения в разрезе возрастно-половых групп, показатели рождаемости и смертности.

Результаты. Численность населения района имеет стойкую многолетнюю тенденцию к сокращению (15,9 % за изучаемый период). Основная причина этого – миграционный отток трудоспособного экономически активного населения, численность которого сократилась на 24,6 %. Показатель смертности в районе характеризуется как высокий (16,7 ‰), однако за изучаемый период он сократился на 30,3 %. В структуре населения отмечается стойкая тенденция к сокращению доли лиц трудоспособного возраста (до 55,9 %), обусловленного в первую очередь переездом в другие территории, и увеличению доли лиц пожилого и старческого возраста (до 23,9 %), что позволяет отнести данный район к населению с очень высоким уровнем демографической старости. Анализ показателей специального коэффициента рождаемости F позволяет охарактеризовать его как низкий (˂64 ‰). Динамика прироста этого показателя в 2013 году по сравнению с 2010 годом составила 20,9 %, в то же время снижение показателя с 2013 по 2018 год составило 45,9 %. За период с 2010 по 2017 год общий коэффициент рождаемости в Нижнеингашском районе сократился на -1,02 ‰ (∆b), или на 7,5 %.

Заключение. Постоянное сокращение доли женщин фертильного возраста, является основным демографическим фактором, который с 2013 года подстегнул процесс снижения рождаемости. Открытие новых рабочих мест в районе будет способствовать не только сокращения миграционного оттока трудоспособного населения, но и стимулировать приток населения из других территорий, что позволит не только сохранить, но и увеличить численность населения. Увеличение доли трудоспособного населения репродуктивного возраста будет способствовать увеличению рождаемости, т.к. в сельской местности она традиционно выше. Улучшение демографической ситуации в районе требует разработки мер социально-экономического характера, направленных на стимулирование рождения третьих и последующих детей.

Ключевые слова: сельское население; демография; рождаемость; смертность; естественный прирост; фертильность; миграционный отток.

Контактная информация: Сенченко Алексей Юрьевич, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Сенченко А.Ю., Капитонов В.Ф. Некоторые тенденции демографического развития сельского района в XXI веке. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2020; 66(6):8. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1217/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-6-8

CERTAIN TRENDS IN DEMOGRAPHIC DEVELOPMENT OF RURAL AREAS IN THE XXI CENTURY
Senchenko A.Yu., Kapitonov V.F.

Krasnoyarsk State Medical University named after Professor V. F. Voyno-Yasenetsky, Krasnoyarsk, Russia

Abstract

Implementation of the "Concept of demographic policy of the Russian Federation for the period until 2025" and Priority national projects in health and demography helped to reduce mortality and increase birth rate. However, these processes in rural areas had their own characteristics due to the long-term systemic crisis.

Purpose: to assess the state and trends in demographic development of the rural district of the Krasnoyarsk region.

Material and methods. The paper uses data of the State statistics for the period 2010-2018. The main demographic indicators of the Nizhneingashsky district of the Krasnoyarsk region were studied: population size, population structure by age and gender, birth and death rates.

Results. The district population has a long-term sustainable tendency towards decreasing (15.9% during the study period). It is mainly due to the migration outflow of the working – age population, the size of which decreased by 24.6 %. The district mortality rate is high (16.7‰), however, during the study period it has dropped by 30.3 %. There is an ongoing tendency towards reduction in the share of people of working ages (up to 55.9%) in the population structure, primarily due to moving to other territories, and increase in the share of the elderly and senile (up to 23.9%), which makes it possible to classify this area as the one with a very high level of demographic old age population. Analysis of indicators of the special birth rate F allows us to characterize it as low (˂ 64‰). The growth rate of this indicator added up to 20.9 % in 2013 compared to 2010, while it decreased by 45.9% from 2013 to 2018. From 2010 to 2017, the total birth rate in the Nizhneingashsky district decreased by -1.02‰ (∆b), or 7.5 %.

Conclusion. The ongoing decline in the share of fertile females is the main demographic factor that has spurred the decline in the birth rate since 2013. Opening new jobs in the district will stimulate the influx of people from other territories as well as reduce the migration outflow of the working-age population, rather increasing the population then just preserving its size. Increase in the share of the working-age population of reproductive age will contribute to the increased birth rate, because it is traditionally higher in rural areas. Improving demographic situation in the district requires development of socio-economic measures aimed at stimulating the birth of the third and subsequent children.

Keywords: rural population; demography; birth rate; mortality, natural growth; fertility; migration outflow.

Corresponding author: Alexey Yu. Senchenko, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Senchenko A.Yu.,
http://orcid.org/0000-0002-0190-5800
Kapitonov V.F., http://orcid.org/0000-0001-9212-3910
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Senchenko A.Yu., Kapitonov V.F. Certain trends in demographic development of rural areas in the XXI century. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2020; 66(6):8. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1217/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-6-8. (In Rus).

Введение

Демографические процессы, происходившие в Российской Федерации на рубеже ХХ–ХХI веков, являющиеся зеркальным отражением социально-экономических процессов в российском обществе, характеризовались сокращением численности населения, ростом смертности, которая превысила рождаемость. Такая картина получили название «русский крест» [1, 2, 3, 4]. Это потребовало проведения активных действий для изменения сложившейся ситуации. Была разработана «Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года», разработка, мероприятий по стимулированию второго и последующего рождения детей и снижению числа абортов, были осуществлены Приоритетные национальные проекты, проводится модернизация системы здравоохранения [5, 6].

Совокупность этих мероприятий способствовала тому, что рождаемость превысила смертность, притом, что это произошло как за счёт снижения показателей смертности, так и за счёт роста рождаемости [7, 8, 9]. В наших предыдущих работах мы уже отмечали те демографические процессы, которые характеризовали изменение состава и численности сельского населения, а так же показателей рождаемости и смертности [10, 11].

На современном этапе российское село переживает системный кризис, основными проявлениями которого являются:

– ухудшение демографической ситуации в сельской местности;

– сельская бедность и высокий уровень безработицы сельского населения;

– снижение качества жизни в сельской местности, сокращение сети учреждений социальной инфраструктуры, сужение доступа селян к основным социальным услугам — образованию и здравоохранению;

– разрушение эволюционно сложившейся системы сельского расселения [12].

Цель исследования - провести оценку состояния и тенденций демографического развития сельского района Красноярского края.

Материал и методы

Базой исследования являлся Нижнеингашский район – это сельский район, входящий в восточную группу районов Красноярского края.

В работе были использованы данные государственной статистики за период 2010-2018 гг. Изучались основные демографические показатели: численность населения, структура населения в разрезе возрастно-половых групп, показатели рождаемости и смертности. Анализ показателей проводился с использованием методов демографической статистики, включающих в себя расчёт экстенсивных и интенсивных коэффициентов.

Были рассчитаны следующие показатели: темп роста и темп прироста численности населения, показатели соотношения населения в разрезе возраста и пола, коэффициент смертности, общий и специальный (F) коэффициенты рождаемости, общий прирост коэффициента рождаемости (∆b), прирост общего коэффициента рождаемости за счёт изменения F (∆d(F)), прирост общего коэффициента рождаемости за счёт изменения доли женщин репродуктивного возраста в общей численности населения (∆b(d)), прирост общего коэффициента рождаемости за счёт изменения специального коэффициента рождаемости (∆d(F)), прирост общего коэффициента рождаемости за счёт изменения доли рожающих контингентов в численности женского населения (∆b(dw15-49)), прирост общего коэффициента рождаемости за счёт изменения доли женщин в численности населения (∆b(dw)).

Результаты

Анализ динамики численности населения Нижнеингашского района показал, что за период с 2010 по 2018 год произошло его сокращение на 5556 (с 34978 до 29422) человек, как за счет снижения численности мужского (-2852 чел.), так и женского (-2704 чел.) населения (рис. 1).

Рис.1
Рис. 1. Динамика численности населения Нижнеингашского района, 2010-2018 гг., человек

Максимальное снижение численности населения района пришлось на 2011 год, когда оно сократилась на 1539 человек (темп прироста -4,4 %). С 2011 по 2014 год отмечалось сокращение отрицательного темпа прироста численности населения и в 2014 году, по сравнению с 2011 годом, он сократился почти в 3 раза, хотя по-прежнему оставался отрицательным. С 2015 года темп сокращения численности населения вновь стал расти. Однако в 2017 году темп сокращения численности населения не только замедлился, но и оказался самым низким за исследуемый период (рис.2).

Рис.2
Рис.2. Динамика темпа прироста населения Нижнеингашского района, 2011-2018 гг., %.

В целом, темп прироста за изучаемый период, составил -15,9 % среди мужчин и -13,7 % среди женщин.

Несмотря на различные темпы прироста (убыли) у мужчин и женщин, доля лиц мужского пола среди населения района в среднем, за исследуемый период, составляла порядка 47 %.

Следует отметить, что при сохранении доли женщин в общей численности населения на уровне 53 %, доля женщин фертильного возраста сократилась с 48,1 % до 43,8 %, а их численность с 8815 до 6841 человек (табл.1).

Таблица 1

Динамика численности и удельного веса женщин фертильного возраста Нижнеингашского района за 2010-2018 гг. (абс., %)

Женщины от 15 до 49 лет Годы
2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018
Численность (абс.) 8815 8506 8066 7688 7539 7244 7048 6914 6841
Удельный вес (%) 48,1 47,9 46,6 45,2 45,1 44,3 44,0 43,8 43,8

В возрастной структуре населения района нами отмечено увеличение доли детей в возрасте до 14 лет включительно с 16,5 % до 19,0 %, доля же подростков (от 15 до 17 лет включительно), за данный период сохранялась на уровне 3,4 %.

Одновременно с этим отмечается рост доли лиц пожилого и старческого возраста с 20,1 % в 2010 году до 23,9 % в 2018 году, а в структуре взрослого населения доля лиц этой возрастной группы выросла с 25,1 % до 30,9 %.

С учётом происходящих демографических процессов в Нижнеингашском районе число лиц трудоспособного возраста сократилось с 21791 чел. до 16431 чел., т.е. на 5360 человека (24,6 %), а их доля в структуре населения снизилась с 62,3 % до 55,9 % (рис.3).

Рис.3
Рис.3. Динамика структуры населения Нижнеингашского района в зависимости от возраста трудоспособности за период 2010–2018 гг., %.

Анализ естественного движения населения показал, что за период с 2010 по 2018 год, общий коэффициент рождаемости в районе снизился на 39,6 %, однако в абсолютных числах, число родившихся детей в 2018 году по отношению к 2010 году снизилось на 49,9 %.

За весь изучаемый период общий коэффициент рождаемости может быть оценен как низкий, так как не превышал значения 16 ‰. При этом в период с 2010 по 2013 год отмечался рост показателя рождаемости с 13,4 ‰ до 15,4 ‰ (рост 14,9 %), в первую очередь за счёт рождения вторых и третьих детей. Однако с 2014 года отмечается обратная динамика и в 2018 году этот показатель (8,1 ‰) оказался самым низким за изучаемый период.

Оценка показателей специального коэффициента рождаемости F позволяет охарактеризовать его как низкий (˂64 ‰), исключение составил показатель 2013 года, когда он составил 66,3 ‰ и, соответственно, мог быть расценен как средний. Динамика прироста этого показателя к 2013 году по сравнению с 2010 годом. составила 19,8 %, в то же время снижение показателя с 2013 по 2018 год составило 23,1 %.

На протяжении всего этого периода отмечается преобладание показателя смертности над рождаемостью, его среднее значение составляет 16,7 ‰ и оценивается как высокое (≥16 ‰), за исключением показателей 2012 (15,7 ‰) и 2018 годов (13,1 ‰). За изучаемый период отмечается сокращение коэффициента смертности населения района на 5,7 ‰ или на 30,3 %, в то время как в абсолютном выражении число умерших в 2018 году по отношению к 2010 году сократилось на 40,6 %.

Показатель естественного прироста (убыли) населения района за весь период наблюдения был отрицательным, при этом в период 2010-2013 годов отмечался его рост с -5,4 ‰ до -0,7 ‰, а далее наблюдается тенденция к снижению до -5,0 ‰ в 2018 году. К сожалению, естественный прирост, отражает только разницу коэффициентов рождаемости и смертности, в то время как один и тот же показатель естественного прироста может быть получен как при высоком, так и низком их уровне.

Анализ миграционных процессов показал на резкое снижение оттока населения из района в 2011 году с последующей тенденцией снижения отрицательного прироста к положительному, начиная с 2016 года (рис.4).

Рис.1
Рис. 4. Динамика коэффициентов естественного и механического движения населения Нижнеингашского района, 2010 – 2018 гг., ‰.

Обсуждение

Проведенное нами исследование выявило негативные тенденции в демографическом развитии сельского района, что не противоречит данным полученными другими авторами [4, 6], но имеет некоторые различия.

Так, В.Б. Белов и А.Г. Роговина [7, 13], снижение численности населения в сельских районах, связывают с миграцией трудоспособного населения в городские поселения в поисках работы и улучшения социальных условий (лучшая доступность медицинской помощи, возможность получить более качественное образование для своих детей и т.д.).

В нашем исследовании установлено, что миграция населения оказывала влияние на снижение численности населения района до 2015 года. Начиная с 2016 года, по настоящее время, отмечается положительная динамика миграции, незначительный прирост которой не обеспечивает увеличения численности населения, но снижает его потери от естественной убыли (рис.4).

Положительная динамика миграционной прибыли населения за 2016-2018 годы, по нашему мнению, связана с начинающимся возрождением сельскохозяйственного производства (строительством относительно крупного агропромышленного комплекса, включающего не только производство сельскохозяйственных культур, но и хранение, и частичную переработку полученной продукции) и создание новых дополнительных рабочих мест.

В тоже время, несмотря на положительную динамику миграции, отток самого репродуктивного и молодого населения района будет продолжаться.

Так, проведенный нами опрос выпускников 9 и 11 классов показал, что 74,6 % девушек и 77,9 % юношей, собираются продолжить образование в училищах, техникумах и высших учебных заведениях, как правило, расположенных в городских поселениях. При этом большинство из них (85,1 % девушек и 88,7 % юношей), после получения образования, не планирует вернуться на работу в сельскую местность из-за отсутствия рабочих мест согласно полученной специальности.

Значительные изменения произошли в возрастной структуре населения, где отмечается увеличение долей населения старше и младше нетрудоспособного возраста с одновременным снижением доли лиц трудоспособного возраста (рис.3). Учитывая показатели структуры население района, по шкале демографического старения Ж. Боже-Гарнье - Э. Россета его можно отнести к населению с очень высоким уровнем демографической старости [14]. Такая тенденция во многом соответствует сложившейся структуре населения характерной для Северных регионов России [15, 16].

Несмотря на снижение смертности населения как в абсолютных (на 25,7 %), так и относительных (13,8 %) показателях, низкий уровень рождаемости не обеспечил положительный естественный прирост населения (рис.4). За период с 2010 по 2018 гг. общий коэффициент рождаемости в Нижнеингашском районе сократился на -5,3‰ (∆b), или на 13,4 %. Причиной чего, в первую очередь, было влияние экстенсивного фактора, т.е. снижение доли женщин фертильного возраста в численности населения района. За счёт данного фактора общий коэффициент снизился на 1,0 ‰ (∆d(F)). В то время как, снижение интенсивности демографической деятельности женщин, находящихся в возрасте деторождения (специального коэффициента рождаемости) составило всего -0,02 ‰ (∆b(d)).

При этом отрицательный прирост общего коэффициента рождаемости за счёт снижения доли рожающих контингентов в численности женского населения составил -1,13 ‰ (∆b(dw15-49)), хотя увеличение доли женщин в структуре населения обеспечивала положительный прирост общего коэффициента рождаемости до 0,15 ‰ (∆b(dw)).

Как было указано выше, в период с 2010 по 2013 год в районе отмечался прирост рождаемости на 2,0 ‰(∆b). Он был обусловлен в первую очередь за счёт повышения интенсивности демографической деятельности женщин, находящихся в возрасте деторождения ((∆d(F)) = 2,6 ‰). В то время как, сокращение доли женщин детородного возраста дало отрицательный вклад в прирост, который составил -0,6 ‰ (∆b(d)). Последовавший после 2013 года отрицательный прирост рождаемости на -3,0 ‰ (∆b), был обусловлен как снижением интенсивности рождений (∆d(F) = -2,6 ‰), так и продолжающимся сокращением доли женщин детородного возраста (∆b(d) = -0,4 ‰).

Мы считаем, что постоянное сокращение доли женщин фертильного возраста (табл.1), является основным демографическим фактором, который с 2013 года подстегнул процесс снижения рождаемости. При этом доля подростков в структуре населения практически не меняется и составляет 3,4 %. Это говорит о том, что естественным путём увеличение доли женщин фертильного возраста в районе не произойдёт, а значит, рост рождаемости будет возможен только при введении дополнительных мер стимулирования рождений третьих и последующих детей. Полученные нами результаты согласуются с результатами исследования других авторов [17, 18] и говорят о стойких негативных тенденциях в реализации демографического потенциала населения Нижнеингашского района.

На недостаточные меры, принимаемые Правительством для повышения рождаемости, указывают и исследования отечественных авторов [19, 20], в работах которых отмечено, что уровень рождаемости в сельской местности не смог превысить показатели смертности и убыль населения по-прежнему обусловлена естественной убылью населения.

В то же время, в исследовании Л.Ф. Писаревой с соавторами [16] отмечается, относительно благоприятная демографическая ситуация в сельской местности Алтайского края, которая уступает только Республике Тыва. Однако авторы отмечают, что это во многом определено высокой долей коренного населения (алтайцев и казахов).

Г.Б. Дикке [21], при проведении анализа мирового и отечественного опыта современных стратегий репродуктивного выбора отмечает, что на решение рождения ребенка, влияет множество причин, основными из которых являются социально-экономические.

Это же подтверждает и проведенный нами опрос 403 женщин, сделавших аборты в 2015-2018 гг., который показал, что на решение отказаться от рождения детей, несмотря на меры, принимаемые Правительством, значительное влияние оказывают следующие факторы:

- недостаток и отсутствие рабочих мест с достойной заработной платой – 64,8 %;

- снижение доступности и качества медицинской помощи из-за модернизации здравоохранения – 63,8 %;

- модернизация образования и связанное с ней снижение уровня образования -66,7 %;

- низкий материальный достаток семей – 62,3 %;

- жилищные проблемы – 53,8 %.

Выводы

Результаты проведённого исследования, касающиеся динамики демографических процессов Нижнеингашского района Красноярского края позволяют сделать следующие выводы:

  1. Численность населения района имеет стойкую многолетнюю тенденцию к сокращению, что обусловлено в первую очередь естественной убылью. Отрицательная внешняя миграция населения до 2015 года оказывала влияние на снижение численности населения, но, начиная с 2016 года, ее положительный прирост снижает последствия естественной убыли населения.
  2. Несмотря на то, что показатель смертности в районе характеризуется как высокий, за изучаемый период отмечается сокращение коэффициента смертности населения района на 2,6 ‰ или на 13,8 %, в то время как в абсолютном выражении число умерших в 2016 году по отношению к числу умерших в 2010 году сократилось на 25,7 %.
  3. В структуре населения отмечается стойкая тенденция к сокращению доли лиц трудоспособного возраста (до 55,8 %) и увеличению доли лиц пожилого и старческого возраста (до 22,8 %), что позволяет отнести данный район к населению с очень высоким уровнем демографической старости.
  4. Постоянное сокращение доли женщин фертильного возраста, является основным демографическим фактором, который с 2013 года подстегнул процесс снижения рождаемости. Естественный отток выпускников школ, для повышения уровня образования и специальности, несомненно, будет сказываться на численности и удельном весе женщин репродуктивного возраста.
  5. За период с 2010 по 2018 год общий коэффициент рождаемости в Нижнеингашском районе сократился на -5,3 ‰ (∆b), или на 13,4 %. Причиной чего, в первую очередь, было влияние экстенсивного фактора, т.е. снижение доли женщин фертильного возраста в численности населения района. За счёт данного фактора общий коэффициент снизился на 1,0 ‰ (∆d(F)). В то время как, снижение интенсивности демографической деятельности женщин, находящихся в возрасте деторождения (специального коэффициента рождаемости) составило всего -0,02 ‰ (∆b(d)).
  6. Открытие новых рабочих мест в районе будет способствовать не только сокращению миграционного оттока трудоспособного населения, но и стимулировать приток населения из других территорий, что позволит не только сохранить, но и увеличить численность населения. Увеличение доли трудоспособного населения репродуктивного возраста будет способствовать увеличению рождаемости, т.к. в сельской местности она традиционно выше.
  7. Улучшение демографической ситуации в районе требует разработки дополнительных мер, направленных на стимулирование рождения третьих и последующих детей.

Библиография

  1. Щепин О. П., Белов В. Б., Роговина А. Г. Современная медико-демографическая ситуация в России. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2009; (6): 3-8.
  2. Халтурина Д. А., Коротаев А. В. Русский крест: Факторы, механизмы и пути преодоления демографического кризиса в России. Изд. 2-е. М.: Либроком; 2013.
  3. Глушаков А. И. Конец «русского креста»: демографические причины, итоги. Общественное здоровье и здравоохранение. 2013; (3): 18-20.
  4. Минзарипов Р. Г., Ишкинеева Ф. Ф., Ахметова С. А. Динамика демографических процессов в республике Татарстан: сдержанный оптимизм. Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2013; (6): 47-61.
  5. Попова Л. А. Современная российская демографическая политика в области рождаемости: результаты и направления совершенствования. Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2016; (2): 79-93.
  6. Галкин Р. А., Гехт И. А., Артемьева Г. Б. О некоторых демографических аспектах региональных программ модернизации здравоохранения. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2012; (2): 17-9.
  7. Белов В. Б., Роговина А. Г. Основные медико-демографические показатели здоровья населения России к 2013 г. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2014; (6): 18-22.
  8. Григорьев Ю. А., Соболева С. В., Баран О. И. Региональный материнский капитал и направления его использования в Сибирском федеральном округе. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2015; (3): 17-20.
  9. Маркина А. Ю., Шишкин Е. В. Сравнительный анализ медикодемографической ситуации Уральского экономического района. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2016; (4): 242-5.
  10. Капитонов В. Ф., Заговор Р. Н., Капитонов Ф. В. Репродуктивное поведение сельских семей - реакция на социально-экономические преобразования в сельском хозяйстве. В мире научных открытий 2011; (4): 338-345.
  11. Артюхов И. П., Капитонов В. Ф. Медико-демографические и социально-экономические факторы, влияющие на состояние здоровья и заболеваемость населения старшего нетрудоспособного возраста, проживающего в сельской местности. Забайкальский медицинский вестник 2016; (3): 11-6.
  12. Артюхов И. П., Капитонов В. Ф., Новиков О. М. Семейная медицина: закономерности формирования здоровья сельских семей (проспективные когортные исследования). Новосибирск: Наука; 2010.
  13. Белов В. Б., Роговина А. Г. Дивергенция медико-демографической ситуации в России. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2015; (5): 5-8.
  14. Пилипцевич Н. Н., Павлович Т. П. Методология анализа демографических показателей в системе здравоохранения. Вопросы организации и информатизации здравоохранения 2007; (4): 29-34.
  15. Попова Л. А., Зорина Е. Н. Экономические и социальные аспекты старения населения в северных регионах. Сыктывкар: ООО «Коми республиканская типография»; 2014.
  16. Писарева Л. Ф., Одинцова И. Н., Ананина О. А., Хряпенков А. В., Докторова Э. Е. Медико-демографическая ситуация в Республике Алтай. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2014; (3): 26-32.
  17. Блинова Т. В., Былина С. Г. Среднесрочный прогноз численности сельских женщин репродуктивного возраста. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2020; 66(3):6. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1167/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-3-6.
  18. Ходакова О. В., Дударева В. А. К оценке репродуктивного потенциала населения на региональном уровне. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2017; (2): 79-83.
  19. Закоркина Н. А. Медико-демографические проблемы формирования репродуктивного потенциала населения Омской области за период с 2007 по 2017 гг. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2019; 65(5):8. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1103/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2019-65-5-8
  20. Ковальчук В.К. Социально-демографические проблемы как фактор развития современного российского села. Социодинамика. 2019; (3): 33-39. DOI: 10.25136/2409-7144.2019.3.29331 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=29331
  21. Дикке Г. Б. Современные стратегии репродуктивного выбора – мировой и отечественный опыт. Акушерство и гинекология 2015; (3): 5-10.

References

  1. Shchepin O.P., Belov V.B., Rogovina A.G. Sovremennaya mediko-demograficheskaya situatsiya v Rossii [The actual medical demographic situation in Russia]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2009; (6): 3-8. (In Russian)
  2. Khalturina D.A., Korotaev A.V. Russkiy krest: Faktory, mekhanizmy i puti preodoleniya demograficheskogo krizisa v Rossii. Izd.2-e. [The Russian cross: factors, mechanisms and ways to overcome the demographic crisis in Russia. 2nd ed.]. Moscow: Librokom; 2013. (In Russian)
  3. Glushakov A.I. Konets «russkogo kresta»: demograficheskie prichiny, itogi. [The end of "Russian cross": demographic reasons and results]. Obshchestvennoe zdorov'e i zdravookhranenie 2013; (3): 18-20. (In Russian)
  4. Minzaripov R.G., Ishkineeva F.F., Akhmetova S.A. Dinamika demograficheskikh protsessov v respublike Tatarstan: sderzhannyy optimizm [Dynamics of demographic processes in the Republic of Tatarstan: Restrained optimism]. Uchenye Zapiski Kazanskogo Universiteta. Seriya Gumanitarnye Nauki 2013; 155 (6): 131-142. (In Russian)
  5. Popova L.A. Sovremennaya rossiyskaya demograficheskaya politika v oblasti rozhdaemosti: rezul'taty i napravleniya sovershenstvovaniya [Modern Russian demographic policy in the field of fertility: Results and directions for improvement]. Ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny: fakty, tendentsii, prognoz 2016; (2): 79-93. (In Russian)
  6. Galkin R.A., Gekht I.A., Artem’eva G.B. O nekotorykh demograficheskikh aspektakh regional'nykh programm modernizatsii zdravookhraneniya [On the demographic aspects of regional programs of health system modernization]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2012; (2): 17-9. (In Russian)
  7. Belov V.B. Rogovina A.G. Osnovnye mediko-demograficheskie pokazateli zdorov'ya naseleniya Rossii k 2013 g. [The basic medical demographic indicators of population health in Russia up to 2013]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2014; (6): 18-22. (In Russian)
  8. Grigor'ev Yu. A., Soboleva S.V., Baran O.I. Regional'nyy materinskiy kapital i napravleniya ego ispol'zovaniya v Sibirskom federal'nom okruge [The regional maternal capital and directions of its implementation in the Siberian federal district]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2015; (3): 17-20. (In Russian)
  9. Markina A.Yu., Shishkin E.V. Sravnitel'nyy analiz medikodemograficheskoy situatsii Ural'skogo ekonomicheskogo rayona [The comparative analysis of health and demographic situation in the Ural economic district]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2016; (4): 242-5. (In Russian)
  10. Kapitonov V.F., Zagovor R.N., Kapitonov F.V. Reproduktivnoe povedenie sel'skikh semey - reaktsiya na sotsial'no-ekonomicheskie preobrazovaniya v sel'skom khozyaystve [Reproductive behavior of village families – a population reaction to the social and economic reorganizations in agriculture]. V mire nauchnykh otkrytiy 2011; (4): 338-345. (In Russian)
  11. Artyukhov I.P., Kapitonov V.F. Mediko-demograficheskie i sotsial'no-ekonomicheskie faktory, vliyayushchie na sostoyanie zdorov'ya i zabolevaemost' naseleniya starshego netrudosposobnogo vozrasta, prozhivayushchego v sel'skoy mestnosti [Medical-demographic and socio-economic factors influencing the health status and morbidity of the older population of unemployable age living in the countryside]. Zabaykal'skiy meditsinskiy vestnik 2016; (3): 11-6. (In Russian)
  12. Artyukhov I.P., Kapitonov V.F., Novikov O.M. Semeynaya meditsina: zakonomernosti formirovaniya zdorov'ya sel'skikh semey (prospectivnye kogortnye issledovaniya) [Family medicine: regularities for formation of children health in agricultural areas (prospective cohort study)]. Novosibirsk: Nauka; 2010. (In Russian)
  13. Belov V.B., Rogovina A.G. Divergentsiya mediko-demograficheskoy situatsii v Rossii [The divergence of health and demographic situation in Russia]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2015; (5): 5-8. (In Russian)
  14. Piliptsevich N.N., Pavlovich T.P. Metodologiya analiza demograficheskikh pokazateley v sisteme zdravookhraneniya [Methodology for analyzing demographic indicators in healthcare]. Voprosy organizatsii i informatizatsii zdravookhraneniya 2007; (4): 29-34. (In Russian).
  15. Popova L.A., Zorina. E.N. Ekonomicheskie i sotsyal'nye aspekty stareniya naseleniya v severnykh regionakh [Economic and social aspects of population ageing in the Northern regions]. Syktyvkar: ООО «Komi respublikanskaya tipografiya»; 2014. (In Russian).
  16. Pisareva L.F., Odintsova I.N., Ananina O.A., Khryapenkov A.V., Doctorova E.E. Mediko-demograficheskaya situatsiya v Respublike Altay. [The health and demographic situation in the Republic of Altai]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2014; (3): 26-32. (In Russian)
  17. Blinova T.V., Bylina S.G. Srednesrochnyy prognoz chislennosti sel'skikh zhenshchin reproduktivnogo vozrasta [Mid-term forecast of the number of rural women of reproductive age]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2020 [cited 2020 Sep 21]; 66(3):6. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1167/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-3-6. (In Russian).
  18. Khodakova O.V., Dudareva V.A. K otsenke reproduktivnogo potentsiala naseleniya na regional'nom urovne [On the assessment of population reproductive potential at the regional level]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2017; (2): 79-83. (In Russian)
  19. Zakorkina N.A. Mediko-demograficheskie problemy formirovaniya reproduktivnogo potentsiala naseleniya Omskoy oblasti za period s 2007 po 2017 gg. [Health and demographic issues related to reproductive potential of the Omsk region population in 2007-2017]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online]. 2019 [cited 2020 Sep 21]; 65(5):8. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1103/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2019-65-5-8 (In Russian)
  20. Kovalchuk V. K. Sotsial'no-demograficheskie problemy kak faktor razvitiya sovremennogo rossiyskogo sela [Socio-demographic problems as a factor in the development of modern Russian villages]. Sotsiodinamika 2019; 3: 33-39. DOI: 10.25136/2409-7144.2019.3.29331 [Online] [cited 2020 Sep 21]. Available from: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=29331 (In Russian)
  21. Dikke G.B. Sovremennye strategii reproduktivnogo vybora – mirovoy i otechestvennyy opyt [Modern strategies for reproductive behavior choice – international and domestic experience]. Akusherstvo i ginekologiya 2015; (3): 5-10. (In Russian).

Дата поступления: 29.10.2020


Просмотров: 1199

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 28.12.2020 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search