О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0,982.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная
ПРОБЛЕМА КОВИД-АНТИВАКЦИНАТОРСТВА: РОССИЯ НА МИРОВОМ ФОНЕ Печать
20.08.2021 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-4-3

1,2Горошко Н.В., 2Емельянова Е.К., 1Пацала С.В.
1ФГБОУ ВО Новосибирский государственный педагогический университет, Новосибирск, Россия
2ФГБОУ ВО Новосибирский государственный медицинский университет, Новосибирск, Россия

Резюме

Актуальность. Пандемия COVID-19 обострила антипрививочные (или антивакцинные) настроения среди населения разных стран, что сильно волнует мировое медицинское сообщество. ВОЗ включила недоверие к вакцинации в список десяти глобальных угроз для здоровья населения.

Цель исследования – изучение барьеров вакцинации от COVID-19 и мирового опыта в решении проблемы.

Материал и методы. Информационной базой исследования послужили публикации в периодической печати и сети Интернет, статистические материалы ВОЗ, CDC, Coalition for Epidemic Preparedness Innovations (CEPI), Center for Systems Science and Engineering (CSSE) at Johns Hopkins University (JHU) и методы общелогические, аналитические, статистического анализа и эмпирического исследования.

Результаты. Негативное отношение к вакцинам включает в себя недоверие к их пользе, опасения по поводу непредвиденных или отдалённых последствий, опасения по поводу коммерческой наживы фармпроизводителей, предпочтение естественного иммунитета. COVID-19-антипрививочники чаще ссылаются на то, что вакцина не эффективна, вызывает побочные эффекты или даже само заболевание COVID-19. Неуверенность в вакцинации обусловлена отсутствием знаний, ложными религиозными убеждениями или дезинформацией о вакцинах. Нежелание или неуверенность в готовности получить прививку являются основными препятствиями в достижении иммунитета населения и преодолении пандемии. Информирование со стороны общественного здравоохранения должно быть адаптировано для наиболее сомневающихся граждан: этнических, религиозных меньшинств, людей с более низким уровнем образования и доходов. Чёткое и последовательное донесение информации со стороны государственных служб и чиновников имеет решающее значение для укрепления доверия общественности к программам вакцинации. Информирование включает в себя объяснение механизма работы вакцины, этапов разработки, критериев для утверждения вакцины регулирующими органами на основе безопасности и эффективности. Неспособность на правительственном уровне реализовать методы по информированию разных групп населения может подорвать систему здравоохранения и ответные меры на пандемию.

Ключевые слова: пандемия COVID-19; противоэпидемические меры; вакцинация; политика вакцинации; барьеры вакцинации; антипрививочное поведение; антивакцинаторство; COVID-диссидентство.

Контактная информация: Горошко Надежда Владимировна, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Горошко Н.В., Емельянова Е.К., Пацала С.В. Проблема ковид-антивакцинаторства: Россия на мировом фоне. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2021; 67(4):3. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1282/30/lang,ru/

THE PROBLEM OF THE COVID-19 ANTIVACCINE MOVEMENT: RUSSIA AGAINST THE GLOBAL BACKGROUND
1,2 Goroshko N.V.,2 Emelyanova E.K., 1 Patsala S.V.
1 Novosibirsk State Pedagogical University, Novosibirsk, Russia
2 Novosibirsk State Medical University, Novosibirsk, Russia

Abstract

Significance. The COVID-19 pandemic has exacerbated anti-vaccine sentiments among people in different countries, rising a great concern among the global medical community. WHO has included vaccine hesitancy in the list of ten global threats to public health.

The purpose of the study is to analyze barriers to vaccination against COVID-19 and global experience in solving the problem.

Material and methods. The information base of the study included publications in periodicals and the Internet, statistical materials of WHO, CDC, Coalition for Epidemic Preparedness Innovations (CEPI), Center for Systems Science and Engineering (CSSE) at Johns Hopkins University (JHU) and methods of general logical, analytical, statistical analysis and empirical research.

Results. Negative attitudes towards vaccines include mistrust in benefits, fears of unexpected or long-term consequences, concern about commercial profit of pharmaceutical manufacturers, and a preference for natural immunity.

COVID-19 anti-vaxxers often refer to the fact that the vaccine is not effective, causes side effects, or even onset of the coronavirus disease (COVID-19). Uncertainty towards vaccination is due to lack of knowledge, false religious beliefs, or misinformation about vaccines. Reluctance or lack of confidence in getting vaccinated are the main barriers to population immunity and control over the pandemic. Public health communication should be tailored to reach the most reluctant citizens: ethnic, religious minorities, people with lower levels of education and income. Clear and consistent communication from government services and officials is critical to building public confidence in vaccination programs. Communication includes explanation of how the vaccine works, stages of vaccine development, and criteria for official approval of the vaccine based on its safety and effectiveness. Failure at the government level to implement methods of informing different populations can undermine the health system and response to the pandemic.

Keywords: COVID-19 pandemic; anti-epidemic measures; vaccination; vaccination policy; barriers to vaccination; anti-vaccination behavior; anti-vaccination; COVID dissidence.

Corresponding author: Nadezhda V. Goroshko, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Goroshko N.V., https://orcid.org/0000-0001-9137-921X
Emelyanova E.K., https://orcid.org/0000-0003-0970-1447
Patsala S.V., https://orcid.org/0000-0001-9595-9940
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Goroshko N.V., Emelyanova E.K., Patsala S.V. The problem of covid-anti-vaccination: Russia on a global background. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2021; 67(4):3. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1282/30/lang,ru/

Введение

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) на Земле насчитывается около полутора тысяч инфекционных заболеваний. Смертность от них составляет четвертую часть всех смертей в мире, а в развивающихся странах – почти половину. 2019 год ознаменовался новым вызовом мировому сообществу – пандемией, вызванной распространением вируса SARS-CoV-2. На данный момент наблюдается выраженная зависимость летальности COVID-19 от возраста заболевшего: от 3% до 5% в возрасте от 65 до 74 лет, от 4% до 11% в возрасте от 75 до 84 лет и от 10% до 27% старше 85 лет, а на людей в возрасте 65 лет и старше приходится 45% госпитализаций, 53% госпитализаций в отделение интенсивной терапии и 80% смертей [1].

Опасность таит не только само заболевание коронавирусной инфекцией, но и постковидный этап. С каждым днём появляется всё больше исследований, подтверждающих, что COVID-19 вызывает долгосрочные изменения в организме. У пациентов, перенёсших болезнь, развиваются многочисленные проблемы со здоровьем, значительно повышается риск смерти даже через полгода после выздоровления [2], им требуется постковидная медицинская реабилитация [3]. Очевидно, что затраты на борьбу с COVID-19 огромны как в человеческом, так и в экономическом плане. Бесконтрольное циркулирование вируса SARS-CoV-2 приводит к росту смертности, особенно среди лиц с ослабленным иммунитетом, а также к длительному и экономически затратному периоду постковидной реабилитации переболевших с возможным обострением хронических заболеваний и иными негативными проявлениями для организма. Пандемия COVID-19 может стоить мировой экономике 4,1 триллиона долларов, или почти 5% глобального валового внутреннего продукта [4].

В настоящее время Всемирная организация здравоохранения и мировое сообщество в целом определяют вакцинацию как наиболее эффективную меру в борьбе с пандемией COVID-19. В резолюции о вакцинации против COVID-19, принятой Парламентской ассамблеей Совета Европы (ПАСЕ), говорится о том, что вакцины являются глобальным благом и возможностью остановить эпидемию [5].

Охват людей прививками не идентичен охвату защищенности и не бывает 100%. Всегда остается часть лиц, не привитых по тем или иным причинам. Кроме того, у части привитых антитела могут отсутствовать или их титры не достигают защитного уровня. Вакцинация защищает вакцинированных от инфекций как напрямую вакцинированных, так и, благодаря коллективному иммунитету, - непривитых лиц. Коллективный иммунитет может исчезнуть из-за слишком частых отводов и отказов от вакцинации, ложных противопоказаний [6].

Несмотря на то, что специалисты в области разработки и производства вакцин от новой коронавирусной инфекции, а также сферы здравоохранения, указывают на то, что несоизмеримо низкий риск неблагоприятных реакций после их введения несоизмеримо ниже, чем при возникновении соответствующей инфекции, отношение к вакцинам от COVID-19 во всем мире остается неоднозначным: от настороженности и неприятия до распространения дезинформации и пропаганды антивакцинаторства. Согласно данным 290 опросов, проведенных в период с сентября 2015 года по декабрь 2019 года в 149 странах, охвативших 284 381 человека, наблюдалась тенденция снижения уверенности в важности, безопасности и эффективности вакцин в ряде стран. Например, доверие к вакцинам резко упало на Филиппинах из-за опасений и негативного отношения к вакцине Dengvaxia в 2017 году, когда производитель Sanofi объявил, что она представляет опасность. Это вызвало возмущение и панику среди населения, поскольку почти 850 000 детей уже были вакцинированы новой вакциной. В целом, поддержка вакцинации наблюдается в странах, где люди испытывают доверие к медицинским работникам большее, чем семье, друзьям или другим немедицинским источникам получения медицинских рекомендаций; с более высоким уровнем естественнонаучного образования; с активным стремлением к поиску информации. Что касается гендерных и возрастных различий, то лица молодого возраста и мужского пола неохотно соглашаются на вакцинацию [7]. В Республике Корея и Малайзии онлайн-мобилизация против вакцин, подкрепленная дезинформацией, была определена как ключевой барьер для масштабной вакцинации [8,9].

Цель исследования – изучение барьеров вакцинации от COVID-19 и мирового опыта в решении проблемы.

Материалы и методы

Информационной базой исследования послужили публикации в периодической печати и сети Интернет, статистические материалы ВОЗ, CDC, Coalition for Epidemic Preparedness Innovations (CEPI), Center for Systems Science and Engineering (CSSE) at Johns Hopkins University (JHU) и методы общелогические, аналитические, статистического анализа и эмпирического исследования.

Результаты

Ход пандемии COVID-19 зависит от числа вакцинируемых и принятия ограничительных мер. На 3 июля 2021 года количество заболевших в мире составило более 183 миллионов человек, скончались почти 4 миллиона. Россия прочно заняла позиции в первом десятке стран по числу заражений, занимая 5 место в мире (рисунок 1) [10].

Показатели, характеризующие ситуацию с пандемией COVID-19, изменяются постоянно. В нашей стране сложилась достаточно сложная ситуация, указывающая скорее на обострение проблемы. Так на 6 июля 2021 года Россия вышла на второе место в мире по количеству официально зарегистрированных случаев смерти от COVID-19 за сутки. Выше, чем в России (где умерло 737 человек), ежесуточный прирост числа умерших от коронавирусной инфекции сегодня только в Бразилии (умерло 830 человек). Относительная смертность также высока, по этому показателю Россия находится на пятнадцатом месте в мире и на первом – в Европе (3,27 летальных исхода на 100 тыс. человек). По суточному приросту выявленных новых случаев COVID-19 Россия находится на шестом месте в мире (23 378), лидирует Индия (34 703). Вместе с тем по темпам заболеваемости (количество новых случаев COVID-19 за семь дней на 100 тыс. человек населения) наша страна находится в конце четвёртого десятка государств [11].

Рис.1
Рис. 1. Число заражений коронавриусной инфекцией в странах мира [10]

К началу июля 2021 года в мире прошли вакцинацию около 3,8% населения, однако для победы над пандемией уровень коллективного иммунитета к коронавирусу SARS-CoV-2 должен составлять около 67% населения планеты. Достижение иммунитета населения естественными способами вызовет беспрецедентную нагрузку на ресурсы здравоохранения и может привести к гибели до 30 миллионов человек во всем мире [12]. По разным оценкам, на достижение коллективного иммунитета может уйти от полугода до нескольких лет. Один из самых оптимистичных прогнозов о сроках, когда этого удастся добиться – начало 2022 года [13]. Однако процесс вакцинации в мире очень неоднороден, и 75% всех привившихся – это жители лишь восьми стран: США, Китая, Индии, Великобритании, Бразилии, Турции, Израиля и Германии. В высокоразвитых странах Северной Америки и Западной Европы доля вакцинированного населения в среднем превысила порог в 30–40%. В подавляющем же большинстве государств зарубежной Азии и Африки прививку смогли получить не более 10% населения (рисунок 2) [14].

Рис.2
Рис. 2. Доля вакцинированного населения [14]

Наряду с главным сдерживающим фактором массовой вакцинации в мире – недостаточным уровнем производства препаратов – заметное влияние оказывает антипрививочный настрой, как среди населения, так и ряда скептически настроенных специалистов (эпидемиологов, инфекционистов). Антипрививочные (или антивакцинные) настроения давно волнуют мировое медицинское сообщество. Например, в 2019 году ВОЗ включила недоверие к вакцинации в список десяти глобальных угроз для здоровья населения [15].

Сегодня антивакцинаторы чаще ссылаются на то, что вакцина не эффективна, вызывает побочные эффекты или даже само заболевание COVID-19. Неуверенность в вакцинации может быть вызвана отсутствием знаний, ложными религиозными убеждениями или дезинформацией о вакцинах. Нежелание или неуверенность в готовности получить прививку являются основными препятствиями в достижении иммунитета населения и преодолении пандемии [16].

Доводы, которые используют противники вакцинации, псевдонаучны, они ссылаются на ложную или ненадлежащую экспертизу, некорректно оперируют статистическими данными, страдают логической непоследовательностью, опираясь на рассуждения, построенные по принципу «после этого – значит, вследствие этого». Зачастую имеют место не просто ошибочные, но и откровенно ложные утверждения, основанные на неподтверждённом фактическом материале, полученном группой исследователей. Самая главная причина отказа от вакцинации – опасения по поводу безопасности вакцин, вторая по значимости причина – признание дезинформации как достоверных фактов [17].

Масштабы антипрививочных настроений зависят от уровня авторитета чиновников, провозглашающих необходимость или бесполезность вакцинации. Так, ярким примером является Бразилия, где президент долгое время отрицал наличие коронавируса SARS-CoV-2, выступал против введения социальной дистанции, масочного режима, закрытия магазинов, называя эпидемию политическими играми и «маленьким гриппом» [18], а врачи, журналисты, сотрудники Министерства здравоохранения распространяли в социальных сетях теории заговора, псевдодоказательства несерьёзности болезни и потенциальные опасности, связанные с вакцинами [19].

Онлайн-опрос об отношении к вакцинации от COVID-19 среди взрослого населения США показал, что приемлемость или неприятие вакцины значительно зависит от социально-демографических характеристик. Например, показано, что афроамериканцы сообщают о нерешительности в отношении вакцинации из-за недоверия правительству. Еще одним аспектом недоверия к вакцине COVID-19 является ее непринятие среди своей социальной среды – сверстников и участников социальных сетей [20].

Противники вакцинации в США с помощью лозунгов и митингов о свободе здоровья осуществляют попытки навязывания мнения об отрицании коронавируса SARS-CoV-2, минимизации значимости COVID-19 в популяционной структуре заболеваемости и смертности, протестуют против массового тестирования, отслеживания контактов и социального дистанцирования. Это антинаучное движение, родившееся в Соединённых Штатах, захватило ряд европейских государств, в том числе Германию, и в результате стало международным многонациональным явлением, замедляющим и сводящим на «нет» глобальные достижения в области здравоохранения за последние два десятилетия [21].

Анализ сообщений в американском Твиттере, уменьшающих объёмы и значение пандемии или распространяющих дезинформацию, показал протестные настроения и сопротивление противоэпидемическим мерам в некоторых штатах, в результате чего обнаружена четкая корреляция между активностью ковид-диссидентов в социальных сетях и ростом распространения вируса COVID-19 с привязкой к территории [22].

Также в США наблюдается недоверие, как к вакцинам, так и к их производителям, основанное на прецеденте, когда фармкомпании преувеличивали пользу опиоидов, преуменьшали риски их употребления, вели агрессивный маркетинг и явились причиной чрезмерного употребления и зависимости от наркотиков. По аналогии с наркотиками некоторые группы населения видят в новых вакцинах и платформах скорее коммерческий интерес производителей, но не заботу об общественном здоровье. Опрос Pew Research, проведенный в конце апреля 2020 года в США, показал, что общественное доверие находится на низком уровне к фармкомпаниям, науке в целом, действиям ученых в интересах общества [20].

Глобальный опрос 13 426 человек в 19 странах в июне 2020 года показал, что 71,5% участников с большой или некоторой вероятностью готовы вакцинироваться от COVID-19, а 48,1% сообщили, что они вакцинируются, если это будет рекомендовать работодатель. Респонденты из России дали самый низкий процент ответов на вопрос, готовы ли они вакцинироваться, если вакцина COVID-19 окажется безопасной, эффективной и доступной (373 из 680, 54,9%). При этом самый высокий процент положительных ответов на этот вопрос наблюдался в Китае (631 из 712, 88,62 %). На вопрос, «согласились бы вы на вакцину, если бы она была рекомендована вашим работодателем и была одобрена правительством как безопасная и эффективная» в Китае снова была самая высокая доля положительных ответов (596 из 712, 83,7%), а в России – самая высокая доля отрицательных ответов (278 из 680, 40,9%) и самая низкая доля респондентов (184 из 680, 27,1%), готовых принять рекомендации своего работодателя [23].

В целом, люди в возрасте 25+ с большей вероятностью приняли бы вакцину, чем люди в возрасте 18–24 года. Состоятельные люди были в 2,18 раза более склонны принять вакцину, чем люди с низким доходом. Более высокий уровень образования также положительно коррелировал с принятием вакцины. Респонденты, которые указали, что доверяют своему правительству, с большей вероятностью готовы к вакцинированию. Более того, если респондент доверял своему правительству, он с большей вероятностью положительно отреагировал и на рекомендацию своего работодателя. Страны, в которых принятие вакцины превышало 80%, как правило, были азиатскими государствами с сильным доверием центральному правительству (Китай, Республика Корея и Сингапур). Результаты опроса показывают, что доверие к правительству тесно связано с принятием вакцины и может способствовать остановке пандемии [23].

Согласно другому опросу, проведенному в Великобритании, в котором участвовало 32 361 взрослых респондентов, 16% продемонстрировали высокий уровень недоверия к вакцинам по одной или сразу нескольким причинам (недоверие к пользе вакцины, опасения по поводу непредвиденных последствий, опасения по поводу коммерческой наживы и предпочтение естественного иммунитета). И снова недоверчивое отношение к вакцинации было выше среди лиц из этнических меньшинств с более низким уровнем образования, более низким годовым доходом, плохим знанием особенностей заболевания COVID-19 и слабым соблюдением вводимых правительством мер по недопущению распространения новой коронавирусной инфекции [24].

Опрос, проведенный в странах ЕС и Великобритании показал, что примерно десятая часть населения считает, что вакцины не проходят тщательное тестирование перед выдачей разрешения, одна треть заявляет, что вакцины могут перегрузить или ослабить иммунную систему и вызвать болезнь, от которой они защищают, и почти половина уверена, что вакцины могут вызывать серьезные побочные эффекты. Кроме того, 11% респондентов ЕС-27-Великобритании считают, что вакцины неэффективны, подвержены риску разрушения и порчи, плохо протестированы и бесполезны, около 59% респондентов убеждены в том, что вакцины эффективны, безопасны, хорошо протестированы и полезны для людей, около 29% сочетают в себе убеждения в том, что вакцины эффективны, хорошо протестированы и полезны, но могут быть некачественны [25].

Так, вакцина AstraZeneca (Vaxzevria) продолжает оставаться предметом споров о своей безопасности. По состоянию на 4 апреля 2021 года после введения 34 миллионов вакцин в Европейском Союзе и Великобритании было зарегистрировано 169 случаев тромбоза венозного синуса головного мозга CVST и 53 случая тромбоза внутренних вен SVT. 7 апреля Европейское агентство по лекарственным средствам (EMA) и Агентство по регулированию лекарственных средств и товаров медицинского назначения (MHRA) обновили свои рекомендации, при этом EMA рекомендует указывать эти тромботические явления как очень редкие побочные эффекты в информации о продукте и запрашивает новые исследования и поправки к текущим исследованиям, чтобы предоставить больше информации об этих редких явлениях. Однако оба регулятора дают понять, что для подавляющего большинства людей преимущества вакцины перевешивают риски побочных эффектов. Опрос YouGov с участием почти 9000 европейцев, проведенный в середине марта 2021 года, показал, что люди во Франции, Германии, Испании и Италии с большей вероятностью сочтут вакцину AstraZeneca небезопасной, чем безопасной [26]. Основными антипрививочными вымыслами являются утверждения, что вакцинация сопровождается побочными эффектами, которые по частоте и тяжести превосходят осложнения соответствующих инфекций [27].

В связи с развитием сети Интернет, новых мессенджеров, социальных сетей и других средств коммуникации, активисты, выступающие против вакцинации, могут эффективно распространять свои идеи и подвергать сомнению необходимость и эффективность вакцин с помощью таких техник, как искажение и неверная интерпретация научных фактов, дезинформация насчет токсичности вакцин, «нападение» на критиков [28]. Усугубление ситуации происходит из-за большого количества веб-сайтов и телешоу, где в качестве приглашенных специалистов выступают некомпетентные в вопросах вирусологии или эпидемиологии случайные люди.

Во всем мире причины негативного отношения к вакцинам против коронавируса SARS-CoV-2 сводятся к следующим тезисам:

  1. «правительство обманывает население и скрывает правду с целью депопуляции»;
  2. «правительство хочет управлять населением и с помощью вакцины производит чипирование»;
  3. «болезнь не тяжелая и летальность завышена, но для запугивания населения происходит нагнетание обстановки с целью скорейшей вакцинации, которая выгодна фармгигантам»;
  4. «карантин, маски и принудительная вакцинация – ограничение свободы»;
  5. «наука не спасет нас, природа знает лучше, поэтому лучше естественное инфицирование, чем вакцинация» [29];
  6. «спешка разработки принципиально новых платформ вакцин могла негативно сказаться на их качестве и безопасности»;
  7. «политики драматизируют пандемию как исключительную угрозу и используют её в качестве предлога для получения чрезвычайных полномочий» [30].

Активность противников вакцинации не только подрывает усилия мирового сообщества в борьбе с пандемией COVID-19, но и ставит правительства различных стран перед необходимостью достаточно рискованного выбора между добровольной или обязательной вакцинацией собственного населения. Так, опираясь на высокую сознательность своих граждан, власти Германии сделали выбор в пользу добровольной вакцинации. Итальянское правительство, борясь с «антипрививочниками» ещё в период вспышки кори в стране, добилось принятия закона об обязательной вакцинации детей до десяти лет [31].

На скорость иммунизации может повлиять разрабатываемая в Евросоюзе идея внедрения электронных прививочных паспортов, которые станут основанием для беспрепятственных поездок как внутри ЕС, так и за его пределы. Однако критики видят в этой идее нарушение прав человека, а также напоминают о тех категориях граждан, которые не могут делать прививку по медицинским показаниям и рискуют из-за этого подвергнуться дискриминации. Уже сейчас эта идея встречает серьёзную критику не только внутри самого ЕС, но и за его пределами, поскольку может значительно осложнить восстановление туризма и перемещение граждан между странами после завершения пандемии.

Мировым лидером по вакцинации от коронавирусной инфекции является Израиль благодаря разработанному комплексу эффективных и своевременных мер. Власти страны пообещали организовать одну из самых быстрых кампаний по вакцинации в мире, начавшуюся 20 декабря 2020 года, и поделиться данными о её влиянии на пандемию, при условии, что поставки вакцин будут бесперебойными и масштабными. Беспрецедентно высоких темпов вакцинации удалось достичь благодаря специальному соглашению между израильскими властями и компанией Pfizer, позволившему обеспечить последнюю масштабным «испытательным полигоном» (полные данные о ходе кампании передавались фармацевтическому гиганту), а Израиль – достаточным количеством вакцины [32]. Выбор этого ближневосточного государства в качестве пилотной страны для вакцинации против COVID-19 также объяснялся относительно небольшой численностью жителей (9 млн. человек) и высоким уровнем цифровизации местной системы здравоохранения (99% населения имеет электронные медицинские карты). На начальном этапе вакцинации прививку смогли получить находившиеся в зоне риска жители возраста 60+, а также те, кто имел заболевания, способные осложнить течение болезни. Затем были привиты лица старше пятидесяти лет, а вслед за ними вакцинацию прошли подростки 16–18 лет. В ускоренной вакцинации населения страны активное участие принимала армия, в рамках которой был организован оперативный штаб, ответственный за борьбу с коронавирусом [33].

В перечень мер входило решение внедрить в стране «зеленые паспорта» как одного из стимулов вакцинироваться. Они представляют собой разрешение на посещение общественных мест (заведений общепита, культуры и спорта) сроком на шесть месяцев для тех, кто либо переболел, либо получил вакцину. Кроме этого, в качестве обязательных мер, направленных на дополнительную защиту от распространения вируса SARS-CoV-2, стало ношение масок в помещении и ограничения на выезд за рубеж в те страны, где по оценке израильских властей повышен риск распространения коронавируса (среди них Турция, Мексика, Украина и Россия) [32]. Тех, кто скептически относится к идее вакцинации в стране, переводят в неоплачиваемый отпуск.

Однако, несмотря на общий успех кампании по вакцинации, в Израиле остаются и те, кто не собирается делать прививку. Отказываются от прививок среди населения старше 16 лет в целом по стране примерно 650 000 жителей. Среди тех, кто отказывается от вакцины, большое количество ультраортодоксальных евреев. Особо радикальные группы открыто выступили против ограничений. Частичному решению проблемы способствовало то, что власти Израиля обратились к лидерам ортодоксальных общин и попросили их повлиять на ситуацию. Несмотря на значительные успехи страны в решении проблемы распространения COVID-19, проблемной осталась ситуация на палестинских территориях, где отмечается один из самых низких показателей тестирования на COVID-19 на Ближнем Востоке и в Северной Африке [33].

Успех вакцинации зависит от степени охвата и соблюдения графика вакцинации. В первый год пандемии, на этапе разработки вакцин, опрос населения многих стран, охваченных COVID-19, указывал на то, что более 1/2 граждан согласились бы на вакцинацию, если бы им бесплатно была доступна вакцина против коронавируса. Готовность людей пройти вакцинацию от коронавируса в 2020 году варьировалась по всему миру [34]. Тогда Россия вошла в число стран с низким показателем готовых принять вакцину против коронавируса, если её предложат (рисунок 3) [34]. При этом страна занимает лидирующие позиции в числе государств, где велика доля населения, не готового вакцинироваться (рисунок 4, таблица 1) [34].

Бесспорно, в 2021 году в период активной вакцинации населения отношение людей к ней в мире могло измениться. Примером является опыт США (на июнь 2021 года вакцинировано 58% населения).

Рис.3
Рис. 3. Доля взрослого населения, желающего вакцинироваться против COVID-19, 2020 [34]

Рис.4
Рис. 4. Доля взрослого населения, не желающего вакцинироваться против COVID-19, 2020 [34]

Таблица 1

Страны с наибольшей долей населения, не желающего вакцинироваться против COVID-19, 2020

Страна % Страна % Страна %
Габон 66 Казахстан 61 Северная Македония 53
Камерун 65 Ямайка 59 Албания 52
Иордания 62 Косово 56 Польша 52
Венгрия 61 Сенегал 55 Намибия 51
Болгария 61 Того 54 Ливан 51
Босния и Герцеговина 61 Кипр 54 Украина 51
Россия 61 Чехия 53    

По сравнению с успешным опытом высокой скорости охвата вакцинации ряда стран Европы, Северной Америки и Ближнего Востока (пример, Израиль), в России темпы вакцинации низкие. Сегодня в стране ежесуточно вакцинируется порядка полумиллиона человек – 0,3% населения. Такое положение не только нивелирует успех за рубежом отечественных вакцин от COVID-19, но и негативно влияет на международные посещения (как россиян за рубеж, так и иностранцев в Россию). Например, Министерство здравоохранения Израиля внесло нашу страну в перечень государств, выезд в которые израильским гражданам запрещён из-за «максимального риска заражения» COVID-19 [35].

Очевидно, при нынешних темпах вакцинации населения от COVID-19 в России не сформируется коллективный иммунитет против болезни. Отечественный Минздрав планирует, что к 1 сентября 2021 года с целью формирования коллективного иммунитета в нашей стране прививку от COVID-19 получат 60% жителей (без учёта детей до 18 лет). Между тем порог популяционного иммунитета определяется эффективностью распространения вируса, а его индийский штамм в два раза заразнее уханьского. Значит, порог достижения коллективного иммунитета может увеличиться до 70–80% [36].

В России массовая вакцинация стартовала 18 января 2021 года. Одна из главных проблем при этом – нежелание россиян получать прививку, их многочисленные сомнения и предубеждения. Динамика прививочной кампании к концу июня 2021 года находилась на очень низком уровне. При этом дефицит вакцины не является объективной причиной, скорее – не хватает желающих.

В числе антивакцинаторов есть те, кто представляется специалистами с ученой степенью в сфере эпидемиологии и иммунологии. Они способны влиять на мнение большой аудитории, заручившись их поддержкой. Идет организованная юридическая поддержка антивакцинаторов и сомневающихся в социальных сетях. Антивакцинные действия проявляются в сборе подписей, организации пикетов, встрече с депутатами. Существует множество пабликов во «ВКонтакте», телеграм-каналы. Лидер по аудитории - «COVID-сопротивление» [37].

На сегодня в России очевидна антивакцинная позиция значительной части граждан. При том, что пережить предпринятые меры для сдерживания распространения пандемии в 2020 году значительной части россиян было тяжело. Многие были фрустрированы неопределенностью и карантинными ограничениями. Массовая вакцинация призвана была снизить вероятность повторения подобного сценария в 2021 году.

На то, что Россия занимает лидирующие позиции по скептическому и даже явно негативному отношению к вакцинации от COVID-19 среди стран, обладающих возможностью провести массовую вакцинацию населения, указывает опрос, проведенный Morning Consult – глобальной частной компанией по сбору данных. Компания проводит более 75 000 еженедельных интервью по всему миру о внедрении вакцины против COVID-19, предоставляя информацию о том, какие страны больше и меньше всего выступают против вакцинации и какие факторы вызывают скептицизм. Последние данные основаны на опросах, проведенных в 15 странах в период с 15 по 21 июня 2021 года. Здесь Россия занимает лидирующие позиции по доле населения, нежелающего вакцинироваться (35%) (рисунок 5) [38].

Рис.5
Рис. 5. Уровень противодействия вакцинации в отдельных странах мира [38]

Как и во всех странах, включенных в опрос, лидирующие позиции в перечне факторов, определяющих скептицизм к вакцинации, являются беспокойство по поводу побочных эффектов и скорости, с которой вакцины прошли клинические испытания (рисунок 6) [38].

Рис.6
Рис. 6. Главные факторы неопределённости вакцинации в отдельных странах мира [38]

Снижение охвата вакцинацией и растущая нерешительность населения вызывают озабоченность во всем мире, и создает проблемы в глобальном масштабе [39]. Как и везде, ведущие причины неопределенности по отношению к вакцинам от COVID-19 – это ложные представления о низкой эффективности вакцин, опасения по поводу их безопасности, боязнь побочных эффектов и быстрая скорость проведения клинических испытаний [40,41].

По данным опросов, в России в группу сторонников вакцинации в большинстве случаев входят пожилые люди; те, кто крайне ответственно подходит к вопросу защиты близких (особенно пожилых); кто потерял в результате пандемии близких или пережил длительный период реабилитации после перенесенного заболевания; кто доверяет отечественной медицине, власти и не подвергают сомнению их инициативы [42].

Группу противников вакцинации в России составляют главным образом те, кто верят в собственный иммунитет, не боятся заразиться или рассчитывают на легкое течение болезни (как правило, молодёжь); кто опасается побочных эффектов («скорость разработки вакцин может говорить о том, что они могут быть неэффективными или даже опасными»); кто не доверяет инициативам отечественного здравоохранения и властей; кто считает COVID-19 новым биологическим оружием, пандемию «фейком» (рассуждая, что цифры по заболеваемости и смертности COVID-19 завышены), а все ограничительные меры – «эксперимент над населением» и «желание нажиться на платной диагностике и исследованиях методом ПЦР, продаже масок, перчаток, лекарственных средств» и отработкой сценариев «воздействия на население путем ограничения личной свободы».

В российском обществе достаточно высок уровень общего недоверия к официальной информации вообще и о течении пандемии в частности. В обывательской среде существуют сомнения относительно официальных данных о числе заболевших и умерших. Исповедуемые в либеральной среде и активно транслируемые ею алармистские оценки состояния дел в национальном хозяйстве, заставили значительную часть населения России утратить веру в способность своей страны в короткие сроки создать действенную и безопасную вакцину. При этом социологи утверждают, что в России не более 10% радикальных антипрививочников, остальные – сомневающиеся [42].

Обсуждение

По мнению социологов, охватить прививками все население в условиях добровольной вакцинации не представляется возможным. Однако посредством настойчивой агитационной кампании, подкреплённой необходимостью вакцинации как обязательного условия для допуска к определённым видам трудовой деятельности и социальных услуг, даже при нежелании вакцинироваться, значительная часть населения сделает прививку. По мнению ряда экспертов, возможно, ситуация была бы другой, если российским вакцинам удалось более масштабно выйти на внешние рынки [43]. Но прорыва не произошло, что в определенной степени негативно сказалось на доверии к вакцине и россиян.

Кроме того, социологи отмечают, что, отечественным элитам не удаётся убедить население в необходимости вакцинации, возможно, и потому, что они сами не верят в её эффективность. Необходимость всеобщей вакцинации остаётся предметом широкой полемики как в медицинском сообществе, так и в национальном политическом руководстве [44]. Как следствие – большая часть населения страны предпочитает оттянуть необходимость вакцинации на более поздние сроки. Социологи считают, что в таких условиях и с такими темпами вакцинации без настойчивой агитационной кампании для формирования коллективного иммунитета в стране может понадобиться как минимум год.

Если обобщить наблюдения социологов и зарубежный опыт, можно выделить, по крайней мере, три группы вызовов: отсутствие сложного механизма подталкивания к вакцинации, комбинирующего инструменты поощрения и ограничения (ставка делалась на саму возможность привиться бесплатно), широкий временной период уличной свободы после прошлогоднего локдауна, когда у большинства создалось ощущение победы над эпидемией (в отличие от европейских стран, где локдаун прошёл через несколько этапов ужесточения), отсутствие у административного аппарата навыка убедительного разговора с гражданами при попытке имитировать его рекламными приёмами. 

Данные вызовы спровоцировали рост числа противников вакцинации в стране. Их мнение укрепляли и непоследовательная позиция врачей низового звена, и ментальная склонность наших соотечественников к фатализму, и недоверие к отечественному продукту, наконец, свою роль сыграл и традиционный русский «авось».

Проблема низких темпов вакцинации населения в России и путях её разрешения стала наиболее активно обсуждаться в третью волну COVID-19, когда возросли риски и всё чаще стали звучать различные предложения об улучшении ситуации с вакцинацией населения.

Одним из них стала рекомендация по переходу от рутинной к экстренной вакцинации. С учётом неблагоприятной эпидемической ситуации в Российской Федерации до достижения уровня коллективного иммунитета в настоящий момент осуществляется «экстренная» вакцинация, включающая как первичную вакцинацию (не переболевших и не привитых), так и спустя 6 месяцев после перенесенного заболевания (в том числе у ранее вакцинированных лиц) или спустя 6 месяцев после предыдущей первичной вакцинации. В начале июля 2021 года Минздрав России опубликовал и направил в регионы обновлённые рекомендации о вакцинации от коронавируса. Когда коллективный иммунитет будет сформирован, вакцинация против новой коронавирусной инфекции будет осуществляться в плановом режиме через год после болезни или предыдущей вакцинации. При этом по желанию граждан им будет предоставлена возможность получить вакцину и по истечении полугода [45].

Одним из предложений по увеличению темпов вакцинации является ее обязательность для отдельных категорий граждан (в первую очередь, работающих в сфере услуг и социального обслуживания населения и госслужащих), что было озвучено на уровне ряда субъектов РФ. За невыполнение указанных требований предложено предусмотреть административную ответственность, штраф, отстранение от работы без сохранения заработной платы [46].

Вопрос о введении обязательной вакцинации рассматривался и за рубежом. Предложения о применяемых санкциях при уклонении от обязательной вакцинации существенно различаются по странам и охватывают широкий спектр единовременных и постоянных наказаний различной степени тяжести: отказ в зачислении в учебные заведения, штрафы, тюремное заключение, потерю родительских прав и прочее. При этом критики обязательной вакцинации от COVID-19 ставят вопрос – насколько велика жертва (потеря свободы или риск), которую можно оправдать? Аргументы в пользу вакцинации, особенно для лиц с более низким риском (детей, молодёжи и ранее инфицированных), могут основываться на принципе солидарности. «Мы в этом вместе» – постоянный лозунг поддерживающих меры по борьбе с пандемией в разных странах. Тех, кто находится в группе низкого риска, просят выполнять свой долг по отношению к своим согражданам, что является своего рода общественной работой. Тем не менее, они мало что могут лично получить от вакцинации. В зарубежных публикациях обсуждается мнение, что тех, кто подвержен низкому риску, просят выполнить работу, которая сопряжена с определенным риском, поэтому им следует платить за него, так как они идут на это ради обеспечения общественного блага [41].

США, пожалуй, является мировым лидером в сфере мотивационных предложений с целью повышения интереса к добровольной вакцинации у населения. Это и масштабная рекламная кампания, и преференции для вакцинированных, и материальное стимулирование. Например, участниками рекламной кампании вакцинации против COVID-19 уже стали четыре бывших главы государства и большое число медийных лиц шоу-бизнеса, спорта, политики [47]. Проводятся акции на денежный розыгрыш среди совершеннолетних жителей штата Огайо, которые сделали прививку по крайней мере первой дозой вакцины. Одни из подобных мероприятий – лотерея «Vax-A-Million» («вакцинируйся на миллион» или «вакцинируй миллион человек»), проводимая властями штата Огайо. Планируется в течение пяти недель среди жителей штата старше 18 лет еженедельно разыгрывать 1 млн долларов, а среди прививающихся несовершеннолетних (от 12 до 17 лет) – так называемый scholarship (стипендию на бесплатное полное четырехлетнее обучение в лучших вузах Огайо) [48]. Вакцинированные жители Западной Виргинии в возрасте от 16 до 35 лет получат сберегательные облигации на 100 долларов [49], в нью-йоркском метро на пунктах вакцинации раздают карточки на проезд [50]. В Нью-Джерси предлагают бесплатное пиво тем, кто получает вакцину от COVID-19. Это мероприятие является частью «Операции Джерси лето», которая направлена на поощрение иммунизации в Нью-Джерси [51].

При этом объективна и критика материального поощрения вакцинации. Среди аргументов звучат: подрыв солидарности, доверия, взаимности. К тому же, как свидетельствует статистика третьей волны пандемии, увеличилась доля инфицированных более молодого возраста, которую рассматривают как часть населения менее подверженную риску самой болезни. Следовательно, рассматривать вакцинацию среди молодого населения как акт солидарности, требующий материальных преференций, не корректно. Кроме того, оплата может свидетельствовать об отсутствии уверенности в безопасности вакцины. Одним из особенно сложных случаев является оплата родителям вакцинации своих детей. Если взрослому человеку не всегда даётся легко принятие решения о личной вакцинации, когда сдерживающим фактором выступает обеспокоенность побочными эффектами, то в данном случае такое решение за ребёнка берут на себя родители, что в определённой мере отражает ограничение личных свобод [41].

Ряд специалистов сферы эпидемиологии, иммунологии, общественной медицины отмечают, что обязательная вакцинация, в том числе от COVID-19, может быть этически оправдана, если угроза общественному здоровью серьёзна, уверенность в безопасности и эффективности высока, ожидаемая полезность обязательной вакцинации выше, чем альтернативы, а штрафы или затраты за несоблюдение пропорциональны [41].

Подобную позицию разделяет и ВОЗ, отмечая, что обязательная вакцинация станет крайней мерой, когда действия по добровольной вакцинации против COVID-19 не увенчались успехом. Организация отмечает, что следует приложить усилия для максимально возможного принятия вакцинации с демонстрацией пользы и безопасности [52].

Несмотря на благие намерения обязательной вакцинации – достижение коллективного (популяционного) иммунитета – существуют объективные риски и угрозы, основанные, прежде всего, на низком доверии к системе здравоохранения. Игнорирование этого факта вызовет ещё большую поляризацию общества в отношении вакцин.

Социологи отмечают, что в России принудительная вакцинация с высокой долей вероятности обречена на провал. Любой резкий нажим рождает в глубине общества реакции, прогнозировать которые заранее невозможно. В первую очередь начнётся игра в ускользание: российский обыватель имеет огромный опыт манёвренности, не позволяющей государству поймать человека в свои контрольно-распределительные механизмы. Делать это в цифровую эпоху сложнее, чем раньше, но далеко не все возможности исчерпаны, в первую очередь на уровне бытовой коррупции [43]. Призыв к массовой и обязательной вакцинации населения и применение санкций при отказе или уклонении от неё, по мнению экспертов, повлияет на развитие чёрного рынка поддельных и фальсифицированных сертификатов и справок. Уже отмечены прецеденты, связанные с торговлей фальшивыми справками о вакцинации от COVID-19, о прохождении теста на инфекцию с отрицательным результатом и о наличии противопоказаний к прививкам [53].

Цифровой медицинский сервис «Доктор рядом» провёл опрос, показавший, что более 60% наших соотечественников готовы вакцинироваться против COVID-19, если им будут предоставлены в обмен за это различные преференции. Почти 1700 участникам исследования старше 18 лет из всех федеральных округов было предложено определиться с ответом на вопрос о том, какой бонус от работодателя они выбрали бы в обмен на прививку. Премию предпочли бы 36% респондентов, отгул в день вакцинации выбрали бы 12%, один день отпуска – 10%, ещё 4% опрошенных предпочли другой вариант. Остальные не выбрали бы ничего. 74% опрошенных считают, что коронавируса стоит бояться, 26% считают его опасность переоценённой [54].

Кроме дополнительных выплат и баллов, предлагается предоставлять пару дополнительных оплачиваемых выходных дней [55]. Рассматриваются предложения использовать систему начисления бонусов клиентам, которые привились от коронавируса, за счёт программ лояльности крупнейших транспортных компаний: РЖД, авиаперевозчиков «Аэрофлот», «Уральские авиалинии», S7, Utair, каршеринговые сервисы «Яндекс.Драйв», «Делимобиль», BelkaCar, агрегаторы такси «Яндекс.Такси» и «Ситимобил». Однако скептики утверждают, что, например, бонусные мили актуальны для небольшого числа часто летающих людей и серьёзно не способны повлиять на темпы вакцинации.

Также есть предложения обязательно вакцинировать пациентов перед плановой операцией и тех, кто отправляется на лечение и отдых в санатории по льготным путёвкам [56]. Рассматривается вопрос об отстранении от работы не привитых. Основанием может стать нарушение Федерального закона №157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней». В нем указано, что при отсутствии профилактических прививок человеку могут отказать в приёме на работу или отстранить от работ, связанных с высоким риском заболевания инфекционными болезнями. Прививки становятся обязательными, когда появляется угроза возникновения и распространения опасных инфекционных заболеваний. Соответствующее решение принимают главные государственные санитарные врачи и их заместители в регионах. Оно может касаться как отдельных групп граждан, так и всего населения [57].

В числе мер, направленных на увеличение темпов вакцинации, входит поощрение и взыскание не только физических, но и юридических лиц. Так, власти Москвы опробовали практику стимулирования бизнеса в проведении вакцинации и соблюдении мер против распространения коронавируса. Первые сто организаций, отчитавшихся о вакцинации 60% сотрудников, а также рестораны и кафе, придерживающиеся требований по использованию QR-кодов, получат гранты от города [58].

Опыт Израиля и Великобритании доказывает, что строгие и последовательные ограничительные меры в сочетании с массовой вакцинацией населения позволяют поставить серьёзный барьер на пути распространения болезни и подавить её. Всё чаще звучат мнения, что России нужно перенимать успешный зарубежный опыт в использовании различных стимулов для ускорения темпов вакцинации.

Заключение

Пандемия COVID-19 проходит на фоне широко распространённой нерешительности к вакцинации во всем мире. Негативное отношение к вакцинам включает в себя недоверие к безопасности и эффективности, опасения по поводу непредвиденных последствий, коммерческой наживы фармкомпаний и предпочтение естественного иммунитета.

Четкое и последовательное информирование со стороны государственных служб и чиновников имеет решающее значение для укрепления доверия общественности к программам вакцинации. Информирование включает в себя объяснение механизма работы вакцины, этапов разработки, критериев для утверждения вакцины регулирующими органами на основе безопасности и эффективности. Информирование от органов здравоохранения должно быть адаптировано для склонных к антивакцинаторским настроениям групп населения, особенно для этнических меньшинств и людей с более низким уровнем образования и доходов.

Неспособность правительств реализовать целевые меры по информированию населения в области общественного здравоохранения может подорвать эффективность мероприятий, направленных на противодействие эпидемии. Во время пандемии населению слишком часто было трудно отличить научно обоснованную информацию от менее научной, дезинформации, отчасти, из-за слабости коммуникации со стороны органов здравоохранения и других официальных лиц, а также неопределенности и развития научных данных.

Эффективный контроль над COVID-19 требует, чтобы правительства и их избиратели поддерживали взаимно доверительные отношения. Способность правительства и руководителей сферы здравоохранения определять, как население воспринимает эффективность государственных мер реагирования на противодействие COVID-19 имеет важное значение для выявления потенциальных препятствий на пути к достижению целей борьбы с эпидемией.

Просвещение населения – один из основных видов деятельности для правительства и медицинского сообщества, который необходимо своевременно реализовывать и закладывать его в качестве основы для принятия населением масштабной вакцинации от COVID-19. Программа и планы вакцинации должны доводиться до населения через социальные сети, а медработники должны озвучивать потенциальные риски. Общественные организации, органы здравоохранения, авторитетные и знаменитые общественные деятели, руководители должны разработать действенную просветительскую кампанию по вакцинации от COVID-19 и представить сведения о вакцинах, при этом указывая, где содержится дезинформация.

Антипрививочное поведение среди населения из-за дезинформации может потенциально препятствовать программе вакцинации COVID-19 и иметь эффект домино для других программ вакцинации. Следовательно, необходимы усилия по развенчанию мифов и теорий заговора о COVID-19 и вакцинах, включающих многоотраслевые элементы, чтобы повысить принятие вакцины.

Библиография

  1. Morbidity and Mortality Weekly Report (MMWR). Severe Outcomes Among Patients with Coronavirus Disease 2019 (COVID-19). United States, February 12 – March 16, 2020. [Интернет]. URL: https://www.cdc.gov/mmwr/volumes/69/wr/mm6912e2.htm (дата обращения 22.07.2021).
  2. Yelin D., Wirtheim E., Vetter P., Kalil A.C., Bruchfeld J., Runold M. и др. Long-term consequences of COVID-19: research needs. Lancet Infect Dis 2020 Oct; 20(10):1115-1117. doi: 10.1016/S1473-3099(20)30701-5.
  3. Горошко Н.В., Емельянова Е.К., Пацала С.В. Постковидная медицинская реабилитация: ресурсы, новые возможности и проблемы. Социальное пространство 2021;7(2). doi: 10.15838/sa.2021.2.29.5 [электронный научный журнал]. URL: http://socialarea-journal.ru/article/28941 (Дата обращения 25 июля 2021).
  4. CEPI. [Интернет]. URL: https://cepi.net/about/whyweexist (дата обращения 22.07.2021).
  5. Covid-19 vaccines: ethical, legal and practical considerations. Parliamentary Assembly. [Интернет]. URL: https://pace.coe.int/en/files/29004/html (дата обращения 22.07.2021).
  6. Медуницын Н.В., Олефир Ю.В., Меркулов В.А., Бондарев В.П. Персональный и коллективный иммунитет при вакцинации. БИОпрепараты. Профилактика, диагностика, лечение 2016; 16(4): 195-207.
  7. de Figueiredo A., Simas C., Karafillakis E., Paterson P., Larson H.J. Mapping global trends in vaccine confidence and investigating barriers to vaccine uptake: a large-scale retrospective temporal modelling study. Lancet 2020;396(10255):898–908. doi:10.1016/S0140-6736(20)31558-0.
  8. Wong L.P., Wong P.F., Abu Bakar S. Vaccine hesitancy and the resurgence of vaccine preventable diseases: the way forward for Malaysia, a Southeast Asian country. Hum Vaccin Immunother 2020; 16(1): 1-10. doi:10.1080/21645515.2019.1706935
  9. Azizi F.S.M., Kew Y., Moy F.M. Vaccine hesitancy among parents in a multi-ethnic country, Malaysia. Vaccine 2017; 35(22): 2955-2961. doi: 10.1016/j.vaccine.2017.04.010
  10. COVID-19 Dashboard by the Center for Systems Science and Engineering (CSSE) at Johns Hopkins University (JHU). URL: https://www.arcgis.com/apps/dashboards/bda7594740fd40299423467b48e9ecf6 (дата обращения 04.07.2021).
  11. Тадтаев Георгий. Россия вышла на второе место в мире по числу смертей от COVID за сутки. РБК. URL: https://www.rbc.ru/society/06/07/2021/60e4b7df9a79474360b41c87 (дата обращения 22.07.2021).
  12. Randolph H.E., Barreiro L.B. Herd immunity: Understanding COVID-19. Immunity 2020; 52(May 19): 737-741. doi: 10.1016/j.immuni.2020.04.012
  13. Низамутдинов А. Назад в будущее: как вакцинация возвращает мир к жизни без ограничений. URL: https://tass.ru/obschestvo/10857731 (дата обращения 22.07.2021).
  14. Coronavirus (COVID-19) Vaccinations. Our World in Data. [Интернет]. URL: https://ourworldindata.org/covid-vaccinations (дата обращения 22.07.2021).
  15. Ten threats to global health in 2019. WHO. [Интернет]. URL: https://www.who.int/news-room/spotlight/ten-threats-to-global-health-in-2019 (дата обращения 22.07.2021).
  16. Ullah I., Khan K. S., Tahir M.J., Ahmed A., Harapan H. Myths and conspiracy theories on vaccines and COVID-19: Potential effect on global vaccine refusals. Vacunas 2021; 2(22):93-97 doi: 10.1016/j.vacune.2021.01.009
  17. Gorman J.M., Scales D.A., Gorman S.E. Expert opinion in mental disorder: Why is acceptance of the COVID-19 vaccines so problematic? Personalized Medicine in Psychiatry 2021 March-April; 25: 100072 doi: 10.1016/j.pmip.2021.100072
  18. Malta M., Strathdee S.A., Garcia P.J. The brazilian tragedy: Where patients living at the ‘Earth's lungs’ die of asphyxia, and the fallacy of herd immunity is killing people. EClinical Medicine 2021;32:100757. doi:10.1016/j.eclinm.2021.100757.
  19. Silva H.M. The Brazilian scientific denialism through. Am J Med 2021; 4(134): 415-416 doi:10.1016/j.amjmed.2021.01.003.
  20. Latkin C.A., Daytona L., Yi G., Konstantopoulos A., Boodram B. Trust in a COVID-19 vaccine in the U.S.: A social-ecological perspecti. Soc Sci Med 2021;270:113-684. doi: 10.1016/j.socscimed.2021.113684.
  21. Hotez P.J. Anti-science extremism in America: escalating and globalizing. Microbes Infect Nov-Dec 2020;22(10):505-507. doi: 10.1016/j.micinf.2020.09.005.
  22. Forati A., Ghose R. Geospatial analysis of misinformation in COVID-19 related tweets. Appl Geography 2021;133:102473 doi: j.apgeog.2021.102473
  23. Lazarus J.V., Ratzan S.C., Palayew A., Gostin L. O., Larson H.J., Rabin K. и др. A global survey of potential acceptance of a COVID-19 vaccine. Nat Med 2021;27:225–228. https://doi.org/10.1038/s41591-020-1124-9.
  24. Paul E., Steptoe A., Fancourt D. Attitudes towards vaccines and intention to vaccinate against COVID-19: Implications for public health communications. Lancet Reg Health Eur. 2021 Feb;​1:100012. doi: 10.1016/j.lanepe.2020.100012.
  25. Vulpe S., Rughiniş C. Social amplification of risk and “probable vaccine damage”: A typology of vaccination beliefs in 28 European countries. Vaccine 2021 Mar 8;39(10):1508-1515. doi: 10.1016/j.vaccine.2021.01.063.
  26. COVID-19 vaccines: building and maintaining confidence. Lancet Haematology 2021; 5(8):e305. doi: 10.1016/S2352-3026(21)00107-1.
  27. Manning M.L., Gerolamo A.M., Marino M.A., Hanson-zalot M.E., Pogorzelska-maziarz M. COVID-19 vaccination readiness among nurse faculty and student nurses. Nurs. Outlook 2021; 1–9. doi: 10.1016/j.outlook.2021.01.019.
  28. Kata А. Anti-vaccine activists, Web 2.0, and the postmodern paradigm - an overview of tactics and tropes used online by the anti-vaccination movement. Vaccine 2012 May 28;30(25):3778-89. doi: 10.1016/j.vaccine.2011.11.112.
  29. Smith T.C., Reiss D.R. Digging the rabbit hole, COVID-19 edition: anti-vaccine themes and the discourse around COVID-19. Microbes Inf Nov-Dec 2020;22(10):608-610. doi: 10.1016/j.micinf.2020.11.001.
  30. Sabahelzain M.M., Hartigan-Go K., Larson H. The politics of Covid-19 Vaccine Confidence. Curr Opn Immunol 2021 Jun 16;71:92-96. doi: 10.1016/j.coi.2021.06.007.
  31. Поплавский А. «Выберу смерть»: чего боятся антипрививочники. [Интернет]. URL: https://www.gazeta.ru/politics/2020/05/19_a_13089127.shtml (дата обращения 22.07.2021).
  32. Антипова А., Криган Ю., Минько Д. От России до США: как вакцинация в странах влияет на заболеваемость COVID. РБК. [Интернет]. URL: https://www.rbc.ru/society/02/06/2021/60b550739a79476ce5384283 (дата обращения 22.07.2021).
  33. Дульнева М. Большая кампания: как Израиль стал мировым лидером по вакцинации от коронавируса. Forbs. [Интернет]. URL: https://www.forbes.ru/obshchestvo/423891-bolshaya-kampaniya-kak-izrail-stal-mirovym-liderom-po-vakcinacii-ot-koronavirusa (дата обращения 22.07.2021).
  34. Julie Ray. Over 1 Billion Worldwide Unwilling to Take COVID-19 Vaccine. [Интернет].  URL: https://news.gallup.com/poll/348719/billion-unwilling-covid-vaccine.aspx (дата обращения 22.07. 2021).
  35. Израиль включил Россию в красный список по коронавирусу из-за высокого риска заражения. BFM. RU. [Интернет]. URL: https://www.bfm.ru/news/473239?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop (дата обращения 22.07.2021).
  36. Костарнова Наталья. Россиянам пересчитали антитела. Газета Коммерсант. [Интернет]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/4879134 (дата обращения 22.07.2021).
  37. Чирин Владислав. Почему россияне не прививаются, как работает сообщество антипрививочников и как спорить с противником вакцин? Бумага. [Интернет].  URL: https://paperpaper.ru/pochemu-rossiyane-ne-privivayutsya-kak-ra/ (дата обращения 22.07.2021).
  38. Vaccine Skepticism Continues to tick down across the globe. Global vaccine tracking. Morning consult. [Интернет]. URL: https://morningconsult.com/global-vaccine-tracking/ (дата обращения 22.07.2021).
  39. Gravagna K., Becker A., Valeris-Chacin R., Mohammed I., Tambe S., Awan F.A. и др. Global assessment of national mandatory vaccination policies andconsequences of non-compliance. Vaccine 2020 Nov 17;38(49):7865-7873. doi: 10.1016/j.vaccine.2020.09.063.
  40. Larson H.J., de Figueiredo A., Xiahong Z., Schulz W.S., Verger P., Johnston I.G. и др. The state of vaccine confidence 2016: global insights through a 67-country survey. EBio Medicine 2016 Oct;12:295-301. doi: 10.1016/j.ebiom.2016.08.042.
  41. Savulescu J. Good reasons to vaccinate: mandatory or payment for risk? J Med Ethics 2021 Feb;47(2):78-85. doi: 10.1136/medethics-2020-106821.
  42. Пичугина Екатерина. Социологи назвали мотивы отказа россиян от вакцинации. МК.RU. [Интернет]. URL: https://www.mk.ru/social/2021/05/24/sociologi-nazvali-motivy-otkaza-rossiyan-ot-vakcinacii.html (дата обращения 22.07.2021).
  43. Фирсов Алексей. Плохая кампания: приведёт ли обязательная вакцинация к расколу общества. Forbes. [Интернет].  URL: https://www.forbes.ru/obshchestvo/432517-plohaya-kampaniya-privedet-li-obyazatelnaya-vakcinaciya-k-raskolu-obshchestva (дата обращения 22.07.2021).
  44. Караева Ольга. Вакцинация от covid-19: опрос врачей. Левада-центр. [Интернет]. URL: https://www.levada.ru/2021/04/01/vaktsinatsiya-ot-covid-19-opros-vrachej/ (дата обращения 22.07.2021).
  45. Утверждены временные методические рекомендации «Порядок проведения вакцинации взрослого населения против COVID-19». Министерство здравоохранения Российской Федерации. [Интернет]. URL: https://minzdrav.gov.ru/news/2021/07/02/16927-utverzhdeny-vremennye-metodicheskie-rekomendatsii-poryadok-provedeniya-vaktsinatsii-vzroslogo-naseleniya-protiv-covid-19 (дата обращения 22.07.2021).
  46. Волчер Лия. «Ковидный» дайджест: вакцинация и новые ограничительные меры в России. Учительская газета. [Интернет]. URL: https://ug.ru/kovidnyj-dajdzhest-vakczinacziya-i-novye-ogranichitelnye-mery-v-rossii/ (дата обращения 22.07.2021).
  47. Романович Л. Вакцинация на паузе. Почему россияне не хотят делать прививку от COVID? Санкт-Петербургские ведомости. [Интернет]. URL: https://spbvedomosti.ru/news/health/vaktsinatsiya-na-pauze-pochemu-rossiyane-ne-khotyat-delat-privivku-ot-covid/ (дата обращения 22.07.2021).
  48. Злобин А. В штате Огайо разыграют $5 млн среди вакцинированных от коронавируса. Forbes. [Интернет]. URL: https://www.forbes.ru/newsroom/obshchestvo/429237-v-shtate-ogayo-razygrayut-5-mln-sredi-vakcinirovannyh-ot-koronavirusa?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop (дата обращения 22.07.2021).
  49. West Virginia offers $100 savings bonds to people 16 to 35 who get vaccinated. News. [Интернет]. URL: https://www.nbcnews.com/news/us-news/west-virginia-offers-100-savings-bonds-people-16-35-who-n1265500 (дата обращения 22.07.2021).
  50. New York will offer vaccines at some subway stops through a pilot program. The New York Time. [Интернет]. URL: https://www.nytimes.com/2021/05/10/nyregion/nyc-vaccine-subway.html (дата обращения 22.07.2021).
  51. New Jersey 'Shot and a Beer' program offers free beer to those who get Covid-19 vaccine. News. [Интернет]. URL: https://www.nbcnews.com/news/us-news/new-jersey-shot-beer-program-offers-free-beer-those-who-n1266170 (дата обращения 22.07.2021).
  52. COVID-19 and mandatory vaccination: Ethical considerations and caveats. World health organization. [Интернет].  URL: https://www.who.int/publications/i/item/WHO-2019-nCoV-Policy-brief-Mandatory-vaccination-2021.1 (дата обращения 22.07.2021).
  53. В продаже: справки о вакцинации, отрицательный тест на COVID-19. Мегаполис. [Интернет]. URL: https://megapolisonline.ru/v-prodazhe-spravki-o-vaktsinatsii-otritsatelnyj-test-na-covid-19-politsiya-peterburga-razoblachila-novyj-podpolnyj-biznes/ (дата обращения 22.07.2021).
  54. Опрос показал, сколько россиян готовы вакцинироваться за преференции. РИА Новости. [Интернет]. URL: https://ria.ru/20210625/vaktsinatsiya-1738528572.html (дата обращения 22.07.2021).
  55. Прошина Е. Бонусы за прививку: как предлагают ускорить темпы вакцинации в России. Рамблер. [Интернет]. URL: https://news.rambler.ru/community/46396802-bonusy-za-privivku-kak-predlagayut-uskorit-tempy-vaktsinatsii-v-rossii/ (дата обращения 22.07.2021).
  56. Куликов В. Пойти укольным путём. RG.RU. [Интернет]. URL: https://rg.ru/2021/05/27/kak-dobitsia-chtoby-privivku-ot-koronavirusa-sdelali-70-naseleniia.html (дата обращения 22.07.2021).
  57. В Роструде рассказали об основаниях для отстранения от работы непривитых. РИА Новости. [Интернет]. URL: https://ria-ru.turbopages.org/ria.ru/s/20210625/rostrud-1738548409.html?utm_source=yxnews&utm_medium=mobile (дата обращения 22.07.2021).
  58. Организации, соблюдающие меры против распространения коронавируса, получат гранты от города. Официальный сайт эра Москвы. [Интернет]. URL: https://www.mos.ru/mayor/themes/18299/7471050/ (дата обращения 22.07.2021).

References

  1. Morbidity and Mortality Weekly Report (MMWR). Severe Outcomes Among Patients with Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) – United States, February 12–March 16, 2020. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.cdc.gov/mmwr/volumes/69/wr/mm6912e2.htm.
  2. Yelin D., Wirtheim E., Vetter P., Kalil A.C., Bruchfeld J., Runold M. et al. Long-term consequences of COVID-19: research needs. Lancet Infect Dis 2020 Oct; 20(10):1115-1117. doi: 10.1016/S1473-3099(20)30701-5.
  3. Goroshko N.V., Emelyanova E.K., Pacala S.V. Postkovidnaja medicinskaja reabilitacija: resursy, novye vozmozhnosti i problem [Postcovid Medical Rehabilitation: Resources, New Opportunities and Challenges]. Social'noe prostranstvo 2021; 7(2). doi: 10.15838/sa.2021.2.29.5 [serial online]. Available from: http://socialarea-journal.ru/article/28941 (In Russian).
  4. CEPI. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://cepi.net/about/whyweexist.
  5. Covid-19 vaccines: ethical, legal and practical considerations. Parliamentary Assembly. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://pace.coe.int/en/files/29004/html.
  6. Medunicyn N.V., Olefir Ju.V., Merkulov V.A., Bondarev V.P. Personal'nyj i kollektivnyj immunitet pri vakcinacii [Personal and collective immunity during vaccination]. BIOpreparaty. Profilaktika, diagnostika, lechenie 2016; 16(4): 195-207. (In Russian).
  7. de Figueiredo A., Simas C., Karafillakis E., Paterson P., Larson H.J. Mapping global trends in vaccine confidence and investigating barriers to vaccine uptake: a large-scale retrospective temporal modelling study. Lancet 2020; 396(10255): 898–908. doi:10.1016/S0140-6736(20)31558-0.
  8. Wong L.P., Wong P.F., Abu Bakar S. Vaccine hesitancy and the resurgence of vaccine preventable diseases: the way forward for Malaysia, a Southeast Asian country. Hum Vaccin Immunother 2020; 16(1): 1-10 doi: 10.1080/21645515.2019.1706935.
  9. Azizi F.S.M., Kew Y., Moy F.M. Vaccine hesitancy among parents in a multi-ethnic country, Malaysia. Vaccine 2017; 35(22): 2955-2961. doi: 10.1016/j.vaccine.2017.04.010.
  10. COVID-19 Dashboard by the Center for Systems Science and Engineering (CSSE) at Johns Hopkins University (JHU). [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.arcgis.com/apps/dashboards/bda7594740fd40299423467b48e9ecf6.
  11. Tadtaev Georgij. Rossija vyshla na vtoroe mesto v mire po chislu smertej ot COVID za sutki [Russia ranked second in the world in the number of deaths from COVID per day]. RBK. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.rbc.ru/society/06/07/2021/60e4b7df9a79474360b41c87.
  12. Randolph H.E., Barreiro L.B. Herd immunity: Understanding COVID-19. Immunity 2020; 52(May 19): 737-741 doi: 10.1016/j.immuni.2020.04.012.
  13. Nizamutdinov A. Nazad v budushhee: kak vakcinacija vozvrashhaet mir k zhizni bez ogranichenij [Back to the future: how vaccination brings the world back to life without limits.]. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://tass.ru/obschestvo/10857731.
  14. Coronavirus (COVID-19) Vaccinations. Our World in Data [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://ourworldindata.org/covid-vaccinations.
  15. Ten threats to global health in 2019. WHO [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.who.int/news-room/spotlight/ten-threats-to-global-health-in-2019.
  16. Ullah I., Khan K. S., Tahir M.J., Ahmed A., Harapan H. Myths and conspiracy theories on vaccines and COVID-19: Potential effect on global vaccine refusals. Vacunas 2021; 2(22):93-97 doi: 10.1016/j.vacune.2021.01.009.
  17. Gorman J.M., Scales D.A., Gorman S.E. Expert opinion in mental disorder: Why is acceptance of the COVID-19 vaccines so problematic? Personalized Medicine in Psychiatry 2021 March-April; 25: 100072 doi: 10.1016/j.pmip.2021.100072.
  18. Malta M., Strathdee S.A., Garcia P.J. The brazilian tragedy: Where patients living at the ‘Earth's lungs’ die of asphyxia, and the fallacy of herd immunity is killing people. EClinical Medicine 2021; 32: 100757. doi:10.1016/j.eclinm.2021.100757.
  19. Silva H.M. The Brazilian scientific denialism through. Am J Med 2021; 4(134): 415-416 doi: 10.1016/j.amjmed.2021.01.003.
  20. Latkin C.A., Daytona L., Yi G., Konstantopoulos A., Boodram B. Trust in a COVID-19 vaccine in the U.S.: A social-ecological perspecti. Soc Sci Med 2021; 270: 113684. doi: 10.1016/j.socscimed.2021.113684.
  21. Hotez P.J. Anti-science extremism in America: escalating and globalizing. Microbes Infect Nov-Dec 2020; 22(10):505-507. doi: 10.1016/j.micinf.2020.09.005.
  22. Forati A., Ghose R. Geospatial analysis of misinformation in COVID-19 related tweets. Appl Geography 2021;133:102473 doi: 10.1016/j.apgeog.2021.102473
  23. Lazarus J.V., Ratzan S.C., Palayew A., Gostin L. O., Larson H.J., Rabin K. et al. A global survey of potential acceptance of a COVID-19 vaccine. Nat Med 2021;27:225–228. doi: 10.1038/s41591-020-1124-9.
  24. Paul E., Steptoe A., Fancourt D. Attitudes towards vaccines and intention to vaccinate against COVID-19: Implications for public health communications. Lancet Reg Health Eur. 2021 Feb;​1:100012. doi: 10.1016/j.lanepe.2020.100012.
  25. Vulpe S., Rughiniş C. Social amplification of risk and “probable vaccine damage”: A typology of vaccination beliefs in 28 European countries. Vaccine 2021 Mar 8;39(10):1508-1515. doi: 10.1016/j.vaccine.2021.01.063.
  26. COVID-19 vaccines: building and maintaining confidence. Lancet Haematology 2021; 5(8):e305 doi: 10.1016/S2352-3026(21)00107-1.
  27. Manning M.L., Gerolamo A.M., Marino M.A., Hanson-zalot M.E., Pogorzelska-maziarz M. COVID-19 vaccination readiness among nurse faculty and student nurses. Nurs. Outlook 2021; 1–9. doi: 10.1016/j.outlook.2021.01.019.
  28. Kata А. Anti-vaccine activists, Web 2.0, and the postmodern paradigm - an overview of tactics and tropes used online by the anti-vaccination movement. Vaccine 2012 May 28;30(25):3778-89. doi: 10.1016/j.vaccine.2011.11.112.
  29. Smith T.C., Reiss D.R. Digging the rabbit hole, COVID-19 edition: anti-vaccine themes and the discourse around COVID-19. Microbes Inf Nov-Dec 2020;22(10):608-610. doi: 10.1016/j.micinf.2020.11.001.
  30. Sabahelzain M.M., Hartigan-Go K., Larson H. The politics of Covid-19 Vaccine Confidence. Curr Opn Immunol 2021 Jun 16;71:92-96. doi: 10.1016/j.coi.2021.06.007.
  31. Poplavskij A. «Vyberu smert'»: chego bojatsja antiprivivochniki. ["I Will Choose Death": What Are Anti-Vaccines Fear] [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.gazeta.ru/politics/2020/05/19_a_13089127.shtml.
  32. Antipova A., Krigan Ju., Min'ko D. Ot Rossii do SShA: kak vakcinacija v stranah vlijaet na zabolevaemost' COVID [From Russia to the USA: how vaccination in countries affects the incidence of COVID] RBK. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.rbc.ru/society/02/06/2021/60b550739a79476ce5384283.
  33. Dul'neva M. Bol'shaja kampanija: kak Izrail' stal mirovym liderom po vakcinacii ot koronavirusa [Big campaign: how Israel became the world leader in vaccination against coronavirus] Forbs. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.forbes.ru/obshchestvo/423891-bolshaya-kampaniya-kak-izrail-stal-mirovym-liderom-po-vakcinacii-ot-koronavirusa.
  34. Julie Ray. Over 1 Billion Worldwide Unwilling to Take COVID-19 Vaccine. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://news.gallup.com/poll/348719/billion-unwilling-covid-vaccine.aspx.
  35. Izrail' vkljuchil Rossiju v krasnyj spisok po koronavirusu iz-za vysokogo riska zarazhenija [Israel has included Russia on the red list for coronavirus due to the high risk of infection] BFM. RU. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.bfm.ru/news/473239?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop.
  36. Kostarnova Natal'ja. Rossijanam pereschitali antitela [The antibodies were counted to the Russians] Gazeta Kommersant. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.kommersant.ru/doc/4879134.
  37. Chirin Vladislav. Pochemu rossijane ne privivajutsja, kak rabotaet soobshhestvo antiprivivochnikov i kak sporit' s protivnikom vakcin? [Why are Russians not vaccinated, how does the anti-vaccine community work, and how to argue with an adversary of vaccines?] Bumaga. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://paperpaper.ru/pochemu-rossiyane-ne-privivayutsya-kak-ra/
  38. Vaccine Skepticism Continues to tick down across the globe. Global vaccine tracking. Morning consult. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://morningconsult.com/global-vaccine-tracking/
  39. Gravagna K., Becker A., Valeris-Chacin R., Mohammed I., Tambe S., Awan F.A. et al. Global assessment of national mandatory vaccination policies andconsequences of non-compliance. Vaccine 2020 Nov 17;38(49):7865-7873. doi: 10.1016/j.vaccine.2020.09.063.
  40. Larson H.J., de Figueiredo A., Xiahong Z., Schulz W.S., Verger P., Johnston I.G. et al. The state of vaccine confidence 2016: global insights through a 67-country survey. EBio Medicine 2016 Oct;12:295-301. doi: 10.1016/j.ebiom.2016.08.042.
  41. Savulescu J. Good reasons to vaccinate: mandatory or payment for risk? J Med Ethics 2021 Feb;47(2):78-85. doi: 10.1136/medethics-2020-106821. Epub 2020 Nov 5.
  42. Pichugina Ekaterina. Sociologi nazvali motivy otkaza rossijan ot vakcinacii [Sociologists have named the reasons for the refusal of the Russians from vaccination] MK.RU. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.mk.ru/social/2021/05/24/sociologi-nazvali-motivy-otkaza-rossiyan-ot-vakcinacii.html.
  43. Firsov Aleksej. Plohaja kampanija: privedjot li objazatel'naja vakcinacija k raskolu obshhestva [Bad Campaign: Will Mandatory Vaccination Divide Society?] Forbes. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.forbes.ru/obshchestvo/432517-plohaya-kampaniya-privedet-li-obyazatelnaya-vakcinaciya-k-raskolu-obshchestva.
  44. Karaeva Ol'ga. Vakcinacija ot covid-19: opros vrachej [Covid-19 vaccination: a survey of doctors] Levada-centr. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.levada.ru/2021/04/01/vaktsinatsiya-ot-covid-19-opros-vrachej/
  45. Utverzhdeny vremennye metodicheskie rekomendacii «Porjadok provedenija vakcinacii vzroslogo naselenija protiv COVID-19» [Interim methodological recommendations "Procedure for vaccination of the adult population against COVID-19" were approved] Ministerstvo zdravoohranenija Rossijskoj Federacii. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://minzdrav.gov.ru/news/2021/07/02/16927-utverzhdeny-vremennye-metodicheskie-rekomendatsii-poryadok-provedeniya-vaktsinatsii-vzroslogo-naseleniya-protiv-covid-19.
  46. Volcher Lija. «Kovidnyj» dajdzhest: vakcinacija i novye ogranichitel'nye mery v Rossii ["Covid" digest: vaccination and new restrictive measures in Russia] Uchitel'skaja gazeta. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://ug.ru/kovidnyj-dajdzhest-vakczinacziya-i-novye-ogranichitelnye-mery-v-rossii/
  47. Romanovich L. Vakcinacija na pauze. Pochemu rossijane ne hotjat delat' privivku ot COVID? [Vaccination on pause. Why do Russians not want to get vaccinated against COVID?] Sankt-Peterburgskie vedomosti. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://spbvedomosti.ru/news/health/vaktsinatsiya-na-pauze-pochemu-rossiyane-ne-khotyat-delat-privivku-ot-covid/
  48. Zlobin A. V shtate Ogajo razygrajut $5 mln sredi vakcinirovannyh ot koronavirusa [In the state of Ohio, $ 5 million will be raffled among those vaccinated against coronavirus] Forbes. [Internet]. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.forbes.ru/newsroom/obshchestvo/429237-v-shtate-ogayo-razygrayut-5-mln-sredi-vakcinirovannyh-ot-koronavirusa?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop.
  49. West Virginia offers $100 savings bonds to people 16 to 35 who get vaccinated. News. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.nbcnews.com/news/us-news/west-virginia-offers-100-savings-bonds-people-16-35-who-n1265500.
  50. New York will offer vaccines at some subway stops through a pilot program. The New York Time. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.nytimes.com/2021/05/10/nyregion/nyc-vaccine-subway.html.
  51. New Jersey 'Shot and a Beer' program offers free beer to those who get Covid-19 vaccine. News. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.nbcnews.com/news/us-news/new-jersey-shot-beer-program-offers-free-beer-those-who-n1266170.
  52. COVID-19 and mandatory vaccination: Ethical considerations and caveats. World health organization. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.who.int/publications/i/item/WHO-2019-nCoV-Policy-brief-Mandatory-vaccination-2021.1.
  53. V prodazhe: spravki o vakcinacii, otricatel'nyj test na COVID-19 [On sale: vaccination certificates, negative test for COVID-19] Megapolis. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://megapolisonline.ru/v-prodazhe-spravki-o-vaktsinatsii-otritsatelnyj-test-na-covid-19-politsiya-peterburga-razoblachila-novyj-podpolnyj-biznes/
  54. Opros pokazal, skol'ko rossijan gotovy vakcinirovat'sja za preferencii [The poll showed how many Russians are ready to get vaccinated for preferences] RIA Novosti. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://ria.ru/20210625/vaktsinatsiya-1738528572.html.
  55. Proshina E. Bonusy za privivku: kak predlagajut uskorit' tempy vakcinacii v Rossii [Bonuses for vaccination: how they propose to accelerate the pace of vaccination in Russia] Rambler. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://news.rambler.ru/community/46396802-bonusy-za-privivku-kak-predlagayut-uskorit-tempy-vaktsinatsii-v-rossii/
  56. Kulikov V. Pojti ukol'nym putjom [Get vaccinated] RG.RU. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://rg.ru/2021/05/27/kak-dobitsia-chtoby-privivku-ot-koronavirusa-sdelali-70-naseleniia.html.
  57. V Rostrude rasskazali ob osnovanijah dlja otstranenija ot raboty neprivityh [In Rostrud told about the reasons for the removal from work of the unvaccinated] RIA Novosti. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://ria-ru.turbopages.org/ria.ru/s/20210625/rostrud-1738548409.html?utm_source=yxnews&utm_medium=mobile
  58. Organizacii, sobljudajushhie mery protiv rasprostranenija koronavirusa, poluchat granty ot goroda [Organizations complying with measures against the spread of coronavirus will receive grants from the city] Oficial'nyj sajt jera Moskvy. [Online]. [cited 2021 Jul 22]. Available from: https://www.mos.ru/mayor/themes/18299/7471050/

Дата поступления: 26.07.2021


Просмотров: 558

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 30.09.2021 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search