О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Главная arrow Архив номеров arrow №2 2023 (69) arrow ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ДЕТЯМ С ПОСЛЕДСТВИЯМИ ПЕРИНАТАЛЬНОЙ ПАТОЛОГИИ: ПРОБЛЕМЫ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ДЕТЯМ С ПОСЛЕДСТВИЯМИ ПЕРИНАТАЛЬНОЙ ПАТОЛОГИИ: ПРОБЛЕМЫ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ Печать
18.05.2023 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2023-69-2-5

Соколовская Т.А., Ступак В.С.
ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва, Россия

Резюме

Актуальность. Последствия перинатальной патологии (ППП) не имеют четкого определения, за исключением поражений нервной системы, в отношении которой существуют определенные классификации (2003, 2009). В тоже время перинатальная патология в дальнейшем может стать предиктором развития церебральной астении (36,0-72,0%); нарушения речи (30,0-50,5%), темповой задержки психического развития (30,0%); расстройства эмоционально-волевой сферы (29,2%), раннего детского аутизма (12,3%), проблемы поведения и внимания (7,7%); нарушения зрительного восприятия (20,0-30,0%) иди слуха (6,0-7,0%), а по отдельным данным и когнитивных проблем в зрелом возрасте. При этом, до сих пор, несмотря на разработанные критерии реализации и нуждаемости, целевые индикаторы, имеющиеся лучшие региональные практики, существуют проблемы в организации оказания медицинской помощи детям с последствиями перинатальной патологии.

Цель работы: изучение существующих проблем организации оказания медицинской помощи детям с последствиями перинатальной патологии на региональном уровне.

Материалы и методы. Сплошное одномоментное исследование в медицинских организациях Архангельской области. Респондентами являлись родители детей с последствиями перинатальной патологии, имеющих инвалидность, в возрасте 8-12 лет (nобщ = 162, nисслед = 62). Обработка данных проводилась в программе STATISTICA 13 с применением дескриптивной статистики (расчет M, Me, SD, 95% ДИ), корреляционного анализа для выявления взаимосвязи между рассматриваемыми признаками при p ≥ 0,05 и критерия t-Стьюдента с целью определения статистической значимости различий.

Результаты. В структуре перинатальной патологии, приведшей к инвалидности, у детей доминировали болезни нервной системы – 62,90% (n = 39), на втором месте оказались психические расстройства – 16,13% (n = 10) и на третьем – врожденные аномалии (6,45%; n = 4). Чем больше был временной разрыв между временем установления заболевания, приведшего к инвалидности и самой инвалидности, тем хуже было физическое и умственное функционирование ребенка (11,80±6,60 и 11,52±6,72 баллов; p = 0,0001), но менее выражены психоэмоциональные и социальные нарушения (8,29±6,09 и 6,80±5,36; p = 0,0000001). Наличие диспансерного наблюдения напрямую влияло на получение ребенком реабилитации (t = 3,61; p = 0,0006; r= 0,40 при p ≤0,05). При этом, только у 55,84% детей (n= 34) была сформирована индивидуальная программа наблюдения или ИПР перед посещением детского сада и / или школы.

Заключение. Проведенный анализ показал, что отмечаются проблемы оказания медицинской помощи детям с последствиями перинатальной патологии: не своевременная постановка на диспансерное наблюдение; нарушение кратности приема врачей-специалистов, предусмотренная действующим Порядком.

Ключевые слова: дети; последствия перинатальной патологии; организация медицинской помощи.

Контактная информация: Соколовская Татьяна Антоновна, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов в связи с публикацией данной статьи.
Соблюдение этических стандартов. Письменное согласие участника на проведение опроса и обработку собранных сведений было получено до начала опроса. Исследование одобрено решением локальной этической комиссии.
Для цитирования: Соколовская Т.А., Ступак В.С. Организация медицинской помощи детям с последствиями перинатальной патологии: проблемы и региональные особенности. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2023; 69(2):5. Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1466/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2023-69-2-5

ORGANIZATION OF MEDICAL CARE DELIVERY TO CHILDREN WITH CONSEQUENCES OF PERINATAL CONDITIONS: PROBLEMS AND REGIONAL FEATURES
Sokolovskaya T.A., Stupak V.S.
Federal research institute for Health organization and informatics of Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow, Russia

Abstract

Significance. Consequences of perinatal conditions do not have a clear definition, with the exception of lesions of the nervous system, for which there are certain classifications (2003, 2009). At the same time, perinatal conditions in the future may become a predictor of cerebral asthenia (36.0-72.0%); speech disorders (30.0-50.5%), mental retardation (30.0%); disorders of the emotional-volitional sphere (29.2%), early childhood autism (12.3%), problems of behavior and attention (7.7%); disorders of visual perception (20.0-30.0%) or hearing (6.0-7.0%), and according to some data, cognitive problems in adulthood. However, despite the developed criteria for implementation and needs, target indicators, available best regional practices, there are still problems in organizing medical care delivery to children suffering from consequences of perinatal conditions.

Purpose of the study: to analyze the existing problems related to the organization of medical care deliver to children with consequences of perinatal conditions at the regional level.

Material and methods. Continuous single-stage study in medical organizations of the Arkhangelsk region. Respondents included parents of children with consequences of perinatal conditions with disabilities, aged 8-12 years (ntotal = 162, ntest = 62). Data processing was carried out in the STATISTICA 13 program using descriptive statistics (calculation of M, Me, SD, 95% CI), correlation analysis to identify the relationship between the considered characteristics at p ≥ 0.05, and Student's t-test to determine statistical significance of differences.

Results. In the structure of perinatal conditions associated with disability in children, diseases of the nervous system dominated - 62.90% (n = 39), followed by mental disorders - 16.13% (n = 10), with congenital malformations ranking third (6.45%; n = 4). The greater the time lag between the time of the disease diagnosis associated with disability and the disability itself, the worse the physical and mental functioning of the child (11.80±6.60 and 11.52±6.72; p = 0.0001), and the less pronounced the psycho-emotional and social disorders (8.29±6.09 and 6.80±5.36; p = 0.0000001). Being under medical follow-up directly affected the child rehabilitation (t= 3.61; p = 0.0006; r = 0.40 at p ≤0.05). At the same time, only 55.84% of the children (n= 34) had an individual follow-up program or the program was developed prior to going to kindergarten and/or school.

Conclusion. The analysis shows a number of problems related to medical care delivery to children with consequences of perinatal conditions: untimely registration for medical follow-up; disruption of the schedule of appointments with narrow specialists, envisaged by the current Procedure.

Keywords: children; consequences of perinatal conditions; organization of medical care.

Corresponding author: Tatyana A. Sokolovskaya, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Sokolovskaya TA, http://orcid.org/0000-0003-4594-5983
Stupak VS, http://orcid.org/0000-0002-8722-1142
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Competing interests. The authors declare the absence of any conflicts of interest regarding the publication of this paper.
Compliance with ethical standards. The written consent of the participant to conduct the survey and to process the information obtained was obtained prior to the start of the survey. The studies were approved by the decision of the local ethics committee.
For citation: Sokolovskaya TA, Stupak VS. Organization of medical care delivery to children with consequences of perinatal conditions. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia [serial online] 2023; 69(2):5. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1466/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2023-69-2-5. (In Rus).

Введение

В Международной классификации болезней, действующей в настоящее время (МКБ – 10), перинатальная патология выделена в отдельный класс - XVI «Отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде» (P00-P96), который включает три основных блока: 1) поражение плода и новорожденного, обусловленные состояниями матери, осложнениями беременности, родов и родоразрешения (P00-P04); 2) расстройства, связанные с продолжительностью беременности и ростом плода (P05-P08); 3) поражения (состояния) плода и новорожденного, специфичные для перинатального периода [1]. Однако до сих пор нет единого понимания, что собой представляют последствия перинатальной патологии. Чаще всего встречается перинатальное поражение центральной нервной системы (далее – ППЦНС), составляя до 60,0-80,0% в структуре детской неврологической заболеваемости, приводя в дальнейшем либо к задержке психомоторного развития, либо к грубым двигательным и интеллектуальным расстройствам [2]. По данным исследований, у детей с перинатальной патологией в 87,0% случаев регистрируется перинатальная энцефалопатия и в 36,0-72,0% церебральная астения; в дошкольном возрасте у 30,0-50,5% — различные нарушения речи, 30,0% из которых сочетаются с темповой задержкой психического развития; расстройства эмоционально-волевой сферы (29,2%), ранний детский аутизм (далее - РДА) – 12,3%, проблемы поведения и внимания – 7,7%; у 20,0-30,0% отмечается нарушение зрительного восприятия, а у 6,0-7,0% — нарушение слуха. Среди детей, имевших в анамнезе перинатальную травму шейного отдела позвоночника, к пубертатному периоду в 93,0% случаев выявляется вертебрально-базилярная недостаточность, среди которых от 5,0 до 15,0% страдают синкопальными состояниями [3-5]. Кроме этого, перинатальная патология выступает предиктором снижения иммунного статуса с запуском хронических воспалительных реакций, некоторых аллергических, обменных (сахарный диабет, ожирение), желудочно-кишечных и сердечно-сосудистых заболеваний, респираторных нарушений с формированием хронических болезней легких [6-10]. По данным зарубежных исследований, гипоксически-ишемическое поражение головного мозга в перинатальном периоде может стать важным фактором в развитии болезни Альцгеймера и когнитивного дефицита во взрослом возрасте [11,12].

Серьезной проблемой остаются преждевременные роды, частота которых, по данным экспертов ВОЗ, варьирует от 5,0% до 18,0%, в результате чего 15 миллионов детей ежегодно рождаются преждевременно. В дальнейшем у таких детей имеются низкие показатели физического развития на протяжении первых трех лет жизни, выше риски задержи нервно-психического и речевого развития (у 41,0%), формирования соматической патологии: центральной нервной системы (у 70,0%, причем ДЦП у 7,9%-19,0%), органа зрения (ретинопатия у 40,0% детей), дыхательной (85,0%), сердечно-сосудистой, эндокринной (44,0%) и пищеварительной систем (55,0%), инфекционных заболеваний (у 82,0%), врожденных аномалий (86,0%), а также инвалидности (23,0%) [13-15]. Уже в подростковом возрасте у рожденных раньше срока риск нарушения толерантности к глюкозе возрастает в 3,0 раза, заболеваемости сахарным диабетом и летальности от ишемической болезни сердца — в 2,0 раза [16].

Таким образом, последствия перинатальной патологии, по-прежнему, остаются важной и актуальной проблемой общества, имея не только краткосрочные, но и долгосрочные последствия. Однако до сих пор, несмотря на разработанные критерии реализации и нуждаемости, целевые индикаторы, имеющиеся лучшие региональные практики, нет единого подхода к оказанию помощи детям с последствиями перинатальной патологии с учетом многогранности ее проявлений, остаются проблемы осуществления ранней помощи из-за недостаточной развитости сети служб, ограниченности информации об их деятельности и приближенности ее к получателям услуг [17-19].

Целью исследования было изучение существующих проблем организации оказания медицинской помощи детям с последствиями перинатальной патологии на региональном уровне.

Материал и методы

Для углубленного анализа и выявления проблем на региональном уровне, имеющихся у детей с последствиями перинатальной патологии (далее – ППП), была разработана анкета, одобренная локальным Этическим комитетом ФГБУ «Центрального научно-исследовательского института организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации (№7-5/744 от 03.07.2020 г.) и состоящая из 30 вопросов, разделенных на 4 блока: общие сведения; оценка состояния здоровья и условия жизни ребенка; медицинская помощь, оказанная ребенку и предложения.

Основными критериями включения в исследование детей было: 1) наличие инвалидности у ребенка по заболеванию, обусловленному перинатальной патологией; 2) полнота и качество предоставляемых сведений. Обязательными учитываемыми признаками являлись:

  • возраст установления заболевания, приведшего к инвалидности;
  • возраст установления инвалидности;
  • время между установлением заболевания, приведшего к инвалидности, и установлением инвалидности;
  • качество жизни ребенка (по 6 блокам);
  • наличие диспансерного наблюдения;
  • проводилась ли реабилитация по заболеванию и какими методами;
  • сформирована ли индивидуальная программа наблюдения, лечения и реабилитации ребенка перед поступлением в детский сад и / или школу.

Сплошное одномоментное исследование проводилось в нескольких медицинских организациях Архангельской области. Анкетирование проводили медицинские работники среди родителей, имеющих детей с последствиями перинатальной патологии в возрасте 8-12 лет (nобщ = 162 ребенка). Далее, в соответствии с критериями и признаками отбора из 162 человек была сформирована группа из 62 детей.

Обработка данных проводилась в программе STATISTICA 13 с применением дескриптивной статистики (расчет M, Me, SD, 95% ДИ), корреляционного анализа для выявления взаимосвязи между рассматриваемыми признаками при p ≥ 0,05 и критерия t-Стьюдента с целью определения статистической значимости различий.

Результаты

Среди детей, включенных в исследование, превалировали мальчики (51,61%; n = 32), средний возраст составил: M±SD = 10,21 ± 1,62 лет. В подавляющем большинстве дети родились доношенными – 74,19% (Me = 38 недель; n = 46) со средним весом 2706,67 (95% ДИ: 2463,14 – 2950,19) граммов.

В структуре перинатальной патологии, приведшей к инвалидности, у детей доминировали болезни нервной системы – 62,90% (n = 39), среди которых 30,77% приходилось на ДЦП, на втором месте оказались психические расстройства – 16,13% (n = 10), из них в 40,0% случаев регистрировался РДА и на третьем – врожденные аномалии (6,45%; n = 4). При этом у девочек отмечался бóльший спектр заболеваний, приведших к инвалидности, имеющие истоки в перинатальном периоде (рис. 1).

Рис.1
Рис. 1. Структура инвалидности детей 8-12 лет, включенных в исследование (в %)

Средний возраст, с которого было установлено заболевание, приведшее к инвалидности ребенка, равнялся 2,13±1,49 (95% ДИ: 1,75 – 2,50) лет, в то время как возраст, в котором ребенок получал инвалидность составлял 2,83±1,82 (95% ДИ: 2,37- 3,28) лет. Причем «окно вариации» было достаточно большим - от 0 до 6 лет. Следует отметить, что инвалидность у детей по причине ДЦП иногда ставилась только в 5-6-летнем возрасте, а психические заболевания (умственная отсталость, РДА) – в 6-7 лет.

С показателем разницы между временем постановки заболевания, приведшего к инвалидности и установлением инвалидности, выявлена четкая связь с ухудшением функционирования ребенка, а, следовательно, и его качества жизни (t = 2,81 при p ≤0,05). Так, чем больше был временной разрыв, тем хуже было физическое (далее - ФФ) и умственное функционирование (далее - УФ) ребенка (11,80±6,60 и 11,52±6,72 баллов; p = 0,0001), но менее выражены психоэмоциональные (далее - ПФ) и социальные нарушения (далее - СФ): 8,29±6,09 и 6,80±5,36; p < 0,001. При этом в структуре ФФ у детей рассматриваемой группы чаще всего наблюдались головные боли, боли в области спины или ног (t = 2,22 при p = 0,02); УФ - снижение ориентации во времени и пространстве (t = 2,50 при p = 0,0013); ПФ - тики, заикания, ночное недержание мочи (t = 4,65; при p < 0,001), выраженные приступы злости и агрессии (t = 4,33; при p < 0,001); СФ - конфликты с родителями, негативизм и склонность ко лжи (t = 5,50 при p < 0,001), наличие вредных привычек, таких как сосание пальцев, обкусывание ногтей, табакокурение и токсикомания (t = 5,59 при p < 0,001).

На диспансерном наблюдении состояло 93,54% детей (n = 58), и с этим тесно связаны отдельные показатели психического (t = 2,51 при p < 0,001), социального (t = 3,63 при p = 0,001 и t = 3,97 при p < 0,001), а также умственного функционирования (t = 2,49 при p = 0,015). Кроме этого, наличие диспансерного наблюдения, как показал проведенный корреляционный анализ, напрямую влияло на получение ребенком реабилитации (t = 3,61; p <0,0006; r= 0,40 при p ≤0,05). При этом, самыми популярными методами восстановительного лечения оказались ЛФК (n= 38; 61,29%), массаж (n = 38; 61,29%) и физиотерапия (n = 34; 54,84%): r = 0,40; 0,49 и 0,42. В то время как такие эффективные методы, как занятия по методике М. Монтессори (n= 3; 4,84%), кондуктивная педагогика А. Пете (n= 3; 4,84%), адаптационные технологии (n= 7; 11,29%), применялись достаточно редко. Возможно, это было связано с отсутствием соответствующих специалистов или необходимого оборудования, а также с дефицитом знаний врачей в данной области, осуществляющих наблюдение ребенка. Чаще всего на реабилитацию детей отправляли врач-хирург детский (r = 0,40), врач-офтальмолог (r = 0,35) и врач-невролог (r = 0,32). В тоже время часть детей, при имеющейся инвалидности, никуда не направлялись и не получали никакие реабилитационные мероприятия, что в значительной мере снижало их качество жизни (r = 0,33; p < 0,001).

Только у 55,84% детей (n= 34) была сформирована индивидуальная программа наблюдения или ИПР перед посещением ребенка детского сада и / или школы. Причем большой вклад в формировании траекторий образования и индивидуальных программ реабилитации вносили специалисты немедицинского профиля – психологи (t = 8,81 при p < 0,001), логопеды (t = 7,88 при p < 0,001), дефектологи (t = 8,62 при p < 0,001) и социальные педагоги (t = 8,87 при p < 0,001).

Приказом Министерства здравоохранения от 10 августа 2017 г. №514н определена кратность профилактического осмотра несовершеннолетних врачами-специалистами. Кроме этого, в «Карте профилактического медицинского осмотра несовершеннолетнего» предусмотрена оценка физического, психического (познавательной, моторной, эмоциональной и социальной функций), а для более младших возрастных групп предречевого и речевого развития [25]. В тоже время, по данным проведенного исследования, несмотря на имеющиеся отклонения в состоянии здоровья, частота осмотров детей специалистами на первом году жизни и до 12 лет значительно варьировала, иногда даже не достигая нормативных значений (табл. 1).

Таблица 1

Частота наблюдений детей 8-12 лет, имеющих инвалидность, врачами-специалистами и другими специалистами

Специалисты Кратность осмотров
согласно приказу
№514н
M 95% ДИ M SD 95% ДИ SD
Первый год жизни
Невролог 2 2,37 1,70-3,04 2,71 2,31-3,28
Офтальмолог 2 1,06 0,77-1,36 1,20 1,02-1,45
Травматолог-ортопед 2 0,73 0,62-0,85 0,45 0,38-0,54
Детский хирург 2 0,75 0,65-0,86 0,43 0,37-0,53
Детский стоматолог 1 0,66 0,54-0,78 0,48 0,41-0,58
Оториноларинголог 1 0,63 0,51-0,75 0,49 0,41-0,59
Психолог - 0,08 0,01-0,14 0,27 0,23-0,33
Логопед - 0,13 0,04-0,21 0,33 0,28-0,40
После первого года жизни
Невролог 4 2,94 1,87-4,01 4,31 3,68-5,21
Офтальмолог 5 1,72 0,99-2,45 2,94 2,51-3,56
Травматолог-ортопед 2 1,55 0,73-2,38 3,34 2,85-4,04
Детский хирург 2 1,02 0,67-1,36 1,41 1,20-1,70
Детский стоматолог 10 1,19 0,66-1,71 2,11 1,80-2,55
Оториноларинголог 3 1,02 0,63-1,41 1,61 1,37-1,94
Психолог - 0,40 0,10-0,70 1,21 1,03-1,46
Логопед - 0,55 0,23-0,88 1,31 1,12-1,59
Педагог-дефектолог - 0,19 0,09-0,28 0,39 0,33-0,47
Социальный педагог - 0,09 0,02-0,17 0,29 0,25-0,35

Достаточно низкая посещаемость врачей-специалистов и специалистов других профилей, а, следовательно, и поздняя коррекция имеющихся нарушений, способствовала наличию у 50,00% детей (n = 31) задержки физического развития (t = 5,86 при p ≤0,05), у 66,13% (n = 41) - нервно-психического развития (t = 5,29 при p ≤0,05), а у 11,29% (n = 7) - речевого развития. Также, ни один из детей, имеющих психические нарушения, не был консультирован врачом-психиатром детским.

Обсуждение

Несмотря на то, что единого понятия «последствия перинатальной патологии» нет, в отношении поражений нервной системы все же есть некоторая определенность. Так, по существующим классификациям (2003, 2009 гг.) к исходам ППЦНС можно отнести детский церебральный паралич (ДЦП); поражения нервных корешков и сплетений; другие расстройства периферической нервной системы; умственную отсталость неуточненную; эпилепсию симптоматическая; гидроцефалию; функциональные нарушения моторной или психической сферы; разные (прочие) неврологические расстройства [21]. Поэтому прогноз для детей достаточно сложен и имеет прямую зависимость от доступности, качества и оказываемой медицинской и междисциплинарной помощи. Раннее начало комплексных реабилитационных мероприятий в значительной мере улучшают качество жизни детей. В свою очередь, изучение качества жизни ребенка и его семьи в процессе реабилитации по единым опросникам позволяет оценить ее эффективность [22]. Наше исследование показало, что у исследуемых детей имеются в большей степени нарушения физического и умственного функционирования (11,80±6,60 и 11,52±6,72 баллов; p = 0,0001), но менее выражены психоэмоциональные и социальные нарушения (8,29±6,09 и 6,80±5,36; p < 0,001). И это напрямую связано с временем установления инвалидности и, следовательно, целенаправленным формированием реабилитационных мероприятий.

В конце 20 века началось развитие комплексной медико-психолого-педагогической помощи детям первых лет жизни с отклонениями в развитии, но оно не имело системный характер. В начале 21 века в 27 субъектах Российской Федерации был проведен эксперимент по организации служб ранней помощи на базе организаций здравоохранения, образования и социальной защиты, который доказал свою эффективность. Однако, по-прежнему, остаются проблемы, основанные на несогласованности междисциплинарных команд, нехватке специалистов, малодоступности практических технологий [23]. При этом, приоритетной задачей практического здравоохранения должна быть не только профилактика перинатальной патологии, но и своевременная, качественная лечебно-диагностическая деятельность, основанная на предупреждении возможных отдаленных последствий с ранним началом корректирующих и абилитационно/реабилитационных мероприятий [24].

Заключение

Таким образом, проведенный анализ показал, что отмечаются проблемы оказания медицинской помощи детям с последствиями перинатальной патологии на региональном уровне: не своевременная постановка на диспансерное наблюдение; нарушение кратности приема врачей-специалистов, предусмотренная действующим Порядком; отсроченное начало реабилитационных мероприятий, не у всех детей формируется индивидуальная программа наблюдения или ИПР перед посещением детского сада и / или школы. Все это негативно сказывается на качестве жизни ребенка, приводя к нарушению его физического, психоэмоционального, умственного и социального функционирования. Наличие задержек нервно-психического и речевого развития у детей с последствиями перинатальной патологии обуславливает необходимость раннего привлечения немедицинских специалистов – психологов, логопедов и дефектологов в реабилитационный процесс.

Благодарность. Сбор данных на пилотной территории осуществлялся при поддержке В.А. Постоева из Архангельской международной школой общественного здоровья ФГБОУ ВО «Северный государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации. Авторы благодарны Виталию Александровичу за помощь в работе.

Библиография

  1. МКБ-10. Отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде (P00-P96). Режим доступа: https://mkb-10.com/index.php?pid=15001 (дата доступа: 28.05.2022).
  2. Основы перинатологии: Учебник. Проф. Шабалов Н.П., проф. Цевелев Ю.В., редакторы. Москва: МЕДПресс-информ; 2004. 3-е изд. 640 с.
  3. Калиева М.А., Пальчиков М.А., Зуйков К.Г. Факторы риска и возможные отдаленные последствия перинатальной энцефалопатии в детском возрасте. Научно-медицинский вестник Центрального Черноземья 2019; (76): 66-71.
  4. Узакбаев К.А., Саатова Г.М., Фуртикова А.Б., Турдалие Н.М. Структура, клинические проявления, прогнозирование исходов и программы лечения перинатальной энцефалопатии у детей. Здоровье матери и ребенка 2018; (1): 15-27.
  5. Чернова Е.М., Зеленцова В.Л. Диагностические возможности оценки задержки нервно-психического развития у детей (обзор литературы). Уральский медицинский журнал 2017; 05(149): 27-32.
  6. Шапошникова Н.Ф., Давыдова А.Н., Маркелов В.В., Юрченко О.А. Гипоксически-ишемическая энцефалопатия как фактор перинатального риска соматической патологии у детей. Вестник ВолгГМУ 2020; 17(1): 129–132. DOI 10.19163/1994-9480-2020-1(73)-129-132.
  7. Burgueño A.L., Juarez Y.R., Genaro A.M., Tellechea M.L. Systematic review and meta-analysis on the relationship between prenatal stress and metabolic syndrome intermediate phenotypes. Int J Obes (Lond) 2020 Jan; 44(1):1-12. DOI: 10.1038/s41366-019-0423-z. Epub 2019 Jul 22.
  8. Deodati A., Inzaghi E., Cianfarani S. Epigenetics and In Utero Acquired Predisposition to Metabolic Disease. Front Genet 2020 Jan 29; 10:1270. DOI: 10.3389/fgene.2019.01270.
  9. Fleming T.P., Watkins A.J., Velazquez M.A., Mathers J.C., Prentice A.M., Stephenson J., et al. Origins of lifetime health around the time of conception: causes and consequences. Lancet 2018 May 5; 391(10132):1842-1852. DOI: 10.1016/S0140-6736(18)30312-X. Epub 2018 Apr 16.
  10. Ubags N.D.J., Alejandre Alcazar M.A., Kallapur S.G., Knapp S., Lanone S., Lloyd C.M., et al. Early origins of lung disease: towards an interdisciplinary approach. Eur Respir Rev 2020 Oct 1; 29(157):200191. DOI: 10.1183/16000617.0191-2020. PMID: 33004528.
  11. Short A.K., Baram T.Z. Early-life adversity and neurological disease: age-old questions and novel answers. Nat Rev Neurol 2019 Nov; 15(11):657-669. DOI: 10.1038/s41582-019-0246-5. Epub 2019 Sep 17. PMID: 31530940; PMCID: PMC7261498.
  12. Tarkowska A. Hypoxic-Ischemic Brain Injury after Perinatal Asphyxia as a Possible Factor in the Pathology of Alzheimer’s Disease. In: Pluta R, editor. Cerebral Ischemia [Internet]. Brisbane (AU): Exon Publications; 2021 Nov 6. Chapter 4. PMID: 34905310.
  13. Амирова В.Р., Валиулина А.Я., Залалова А.А., Рыбалко О.В. Состояние здоровья детей первого года жизни, родившихся недоношенными. Медицинский вестник Башкортостана 2019; 14 (1): 69-77.
  14. Волянюк Е.В. Результаты мониторинга заболеваемости и исходов развития к 3 годам жизни у недоношенных детей, родившихся с экстремально низкой массой тела. Практическая медицина 2019; 17 (5): 175-179. DOI: 10.32000/2072-1757-2019-5-175-179.
  15. Муц Е.Ю., Шестакова В.Н. Особенности физического и нервно психического развития глубоконедоношенных детей раннего возраста, рожденных с очень низкой и экстремально низкой массой тела в Калининградской области. Вестник Смоленской государственной медицинской академии 2019; 18 (2): 101-105.
  16. Рафикова Ю.С., Лошкова Е.В., Подпорина М.А., Саприна Т.В., Михалев Е.В., Дмитриева А.В. Состояние здоровья подростков, родившихся недоношенными, и их родственников первой и второй степеней родства. Современные проблемы науки и образования 2017; (1). Режим доступа: http://science-education.ru/ru/article/view?id=26029 (дата доступа: 12.12.2019).
  17. "Методические рекомендации по организации услуг ранней помощи детям и их семьям в рамках формирования системы комплексной реабилитации и абилитации инвалидов и детей-инвалидов" (утв. Минтрудом России 25.12.2018).
  18. Яковлева Т.В., Зелинская Д.И., Туренко О.Ю. Управление детской инвалидностью: медицинские аспекты. Национальное здравоохранение 2022; 3(1): 5–14. DOI: 10.47093/2713-069X.2022.3.1.5-14.
  19. Бородкина О.И., Вишняков Н.И., Кочорова Л.В., Плотникова Е.В., Никитина О.Г. Результаты опроса родителей об организации медицинской реабилитации детей с последствиями заболеваний перинатального периода. Уральский медицинский журнал 2022;21(6): 44-50. DOI: 10.52420/2071-5943-2022-21-6-44-50.
  20. О Порядке проведения профилактических медицинских осмотров несовершеннолетних (вместе с "Порядок заполнения учетной формы №030-ПО/у-17 "Карта профилактического медицинского осмотра несовершеннолетнего", "Порядок заполнения и сроки представления формы статистической отчетности № 030-ПО/о-17 "Сведения о профилактических медицинских осмотрах несовершеннолетних") Приказ Минздрава России от 10.08.2017 №514н (ред. от 19.11.2020) (Зарегистрировано в Минюсте России 18.08.2017 № 47855).
  21. Студеникин В.М. Основные состояния перинатальной неврологии: особенности амбулаторного катамнеза. Лечащий врач 2019; (10): 36-39. DOI: 10.26295/OS.2019.63.49.007.
  22. Ионова Т.И., Никитина Т.П. Значение оценки качества жизни в детской реабилитологии. Вестник Межнационального центра исследования качества жизни 2018; (31–32): 5–11.
  23. Бутко Г.А., Кательсон Т.А., Олту С.П. Развитие системы ранней комплексной помощи детям с ограниченными возможностями здоровья в учреждениях образования и здравоохранения. Вестник Мининского университета 2019; (4): 5. DOI: 10.26795/2307-1281-2019-7-4-5.
  24. Морозова Е.А., Петрова А.В., Багирова С.Ф., Шаймарданова Г.А., Сергеева Р.Р. Роль перинатальных факторов в формировании психоневрологических расстройств. Практическая медицина 2017; 1(1): 127-133.

References

  1. MKB-10. Otdel'nye sostoyaniya, voznikayushchie v perinatal'nom periode (P00-P96). [ICD-10. Certain conditions arising in the perinatal period (P00-P96).] Available from: https://mkb-10.com/index.php?pid=15001. (In Russian).
  2. Osnovy perinatologii: Uchebnik [Fundamentals of Perinatology: Textbook] / Pod red. prof. N.P. Shabalova i prof. Yu.V. Tseveleva. M.: MEDPress-inform, 2004. 3-e izd. 640 s. (In Russian).
  3. Kalieva M.A., Pal'chikov M.A., Zuykov K.G. Faktory riska i vozmozhnye otdalennye posledstviya perinatal'noy entsefalopatii v detskom vozraste [Risk factors and possible long-term consequences of perinatal encephalopathy in childhood]. Nauchno-meditsinskiy vestnik Tsentral'nogo Chernozem'ya. 2019: (76): 66-71. (In Russian).
  4. Uzakbaev K.A., Saatova G.M., Furtikova A.B., Turdalie N.M. Struktura, klinicheskie proyavleniya, prognozirovanie iskhodov i programmy lecheniya perinatal'noy entsefalopatii u detey [Structure, clinical manifestations, outcome prediction and treatment programs for perinatal encephalopathy in children]. Zdorov'e materi i rebenka. 2018; (1): 15-27. (In Russian).
  5. Chernova E.M., Zelentsova V.L. Diagnosticheskie vozmozhnosti otsenki zaderzhki nervno-psikhicheskogo razvitiya u detey (obzor literatury) [Diagnostic possibilities for assessing the delay in neuropsychic development in children (literature review)]. Ural'skiy meditsinskiy zhurnal. 2017; 05 (149): 27-32. (In Russian).
  6. Shaposhnikova N.F., Davydova A.N., Markelov V.V., Yurchenko O.A. Gipoksicheski-ishemicheskaya entsefalopatiya kak faktor perinatal'nogo riska somaticheskoy patologii u detey [Hypoxic-ischemic encephalopathy as a perinatal risk factor for somatic pathology in children]. Vestnik VolgGMU 2020; 17(1): 129–132. DOI 10.19163/1994-9480-2020-1(73)-129-132. (In Russian).
  7. Burgueño A.L., Juarez Y.R., Genaro A.M., Tellechea M.L. Systematic review and meta-analysis on the relationship between prenatal stress and metabolic syndrome intermediate phenotypes. Int J Obes (Lond). 2020 Jan;44(1):1-12. DOI: 10.1038/s41366-019-0423-z. Epub 2019 Jul 22.
  8. Deodati A., Inzaghi E., Cianfarani S. Epigenetics and In Utero Acquired Predisposition to Metabolic Disease. Front Genet. 2020 Jan 29; 10: 1270. DOI: 10.3389/fgene.2019.01270.
  9. Fleming T.P., Watkins A.J., Velazquez M.A., Mathers J.C., Prentice A.M., Stephenson J., et al. Origins of lifetime health around the time of conception: causes and consequences. Lancet. 2018 May 5;391(10132):1842-1852. DOI: 10.1016/S0140-6736(18)30312-X. Epub 2018 Apr 16.
  10. Ubags N.D.J., Alejandre Alcazar M.A., Kallapur S.G., Knapp S., Lanone S., Lloyd C.M., et al. Early origins of lung disease: towards an interdisciplinary approach. Eur Respir Rev. 2020 Oct 1;29(157):200191. DOI: 10.1183/16000617.0191-2020. PMID: 33004528.
  11. Short A.K., Baram T.Z. Early-life adversity and neurological disease: age-old questions and novel answers. Nat Rev Neurol. 2019 Nov;15(11):657-669. DOI: 10.1038/s41582-019-0246-5. Epub 2019 Sep 17. PMID: 31530940; PMCID: PMC7261498.
  12. Tarkowska A. Hypoxic-Ischemic Brain Injury after Perinatal Asphyxia as a Possible Factor in the Pathology of Alzheimer’s Disease. In: Pluta R, editor. Cerebral Ischemia [Internet]. Brisbane (AU): Exon Publications; 2021 Nov 6. Chapter 4. PMID: 34905310.
  13. Amirova V.R., Valiulina A.Ya., Zalalova A.A., Rybalko O.V. Sostoyanie zdorov'ya detey pervogo goda zhizni, rodivshikhsya nedonoshennymi [The state of health of children of the first year of life born prematurely]. Meditsinskiy vestnik Bashkortostana. 2019; 14 (1 (79)): 69-77. (In Russian).
  14. Volyanyuk E.V. Rezul'taty monitoringa zabolevaemosti i iskhodov razvitiya k 3 godam zhizni u nedonoshennykh detey, rodivshikhsya s ekstremal'no nizkoy massoy tela [Results of monitoring morbidity and developmental outcomes by 3 years of age in premature infants born with extremely low body weight]. Prakticheskaya meditsina. 2019; 17 (5): 175-179. DOI: 10.32000/2072-1757-2019-5-175-179. (In Russian).
  15. Muts E.Yu., Shestakova V.N. Osobennosti fizicheskogo i nervno psikhicheskogo razvitiya glubokonedonoshennykh detey rannego vozrasta, rozhdennykh s ochen' nizkoy i ekstremal'no nizkoy massoy tela v Kaliningradskoy oblasti [Features of the physical and neuropsychological development of very premature infants born with very low and extremely low body weight in the Kaliningrad region]. Vestnik Smolenskoy gosudarstvennoy meditsinskoy akademii. 2019; 18 (2): 101-105. (In Russian).
  16. Rafikova Yu.S., Loshkova E.V., Podporina M.A., Saprina T.V., Mikhalev E.V., Dmitrieva A.V. Sostoyanie zdorov'ya podrostkov, rodivshikhsya nedonoshennymi i ikh rodstvennikov pervoy i vtoroy stepeney rodstva [The state of health of adolescents born prematurely and their relatives of the first and second degrees of kinship]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. 2017; (1): Available from: http://science-education.ru/ru/article/view?id=26029. (In Russian).
  17. "Metodicheskie rekomendatsii po organizatsii uslug ranney pomoshchi detyam i ikh sem'yam v ramkakh formirovaniya sistemy kompleksnoy reabilitatsii i abilitatsii invalidov i detey-invalidov" [Guidelines for the organization of early intervention services for children and their families as part of the formation of a system of comprehensive rehabilitation and habilitation of the disabled and children with disabilities] (utv. Mintrudom Rossii 25.12.2018). (In Russian).
  18. Yakovleva T.V., Zelinskaya D.I., Turenko O.Yu. Upravlenie detskoy invalidnost'yu: meditsinskie aspekty [Child disability management: medical issues]. Natsional'noe zdravookhranenie. 2022; 3 (1): 5–14. DOI: 10.47093/2713-069X.2022.3.1.5-14. (In Russian).
  19. Borodkina O.I., Vishnyakov N.I., Kochorova L.V., Plotnikova E.V., Nikitina O.G. Rezul'taty oprosa roditeley ob organizatsii meditsinskoy reabilitatsii detey s posledstviyami zabolevaniy perinatal'nogo perioda [Results of a survey of parents about the organization of medical rehabilitation for children with the consequences of perinatal diseases]. Ural'skiy meditsinskiy zhurnal. 2022;21(6): 44-50. DOI: 10.52420/2071-5943-2022-21-6-44-50. (In Russian).
  20. Order of the Ministry of Health of Russia dated August 10, 2017 No. 514n (as amended on November 19, 2020) "On the Procedure for Conducting Preventive Medical Examinations of Minors" (together with the "Procedure for filling out the registration form No. 030-PO / y-17" Card of preventive medical examination of a minor "," The procedure for filling out and the deadlines for submitting the statistical reporting form No. 030-PO / o-17 "Information on preventive medical examinations of minors") (Registered in the Ministry of Justice of Russia on August 18, 2017 No. 47855). (In Russian).
  21. Studenikin V.M. Osnovnye sostoyaniya perinatal'noy nevrologii: osobennosti ambulatornogo katamneza [The main conditions of perinatal neurology: features of outpatient follow-up]. Lechashchiy vrach. 2019; (10): 36-39. DOI: 10.26295/OS.2019.63.49.007. (In Russian).
  22. Ionova T.I., Nikitina T.P. Znachenie otsenki kachestva zhizni v detskoy reabilitologii [The value of assessing the quality of life in pediatric rehabilitation]. Vestnik Mezhnatsional'nogo tsentra issledovaniya kachestva zhizni. 2018; 31–32: 5–11. (In Russian).
  23. Butko G.A., Katel'son T.A., Oltu S.P. Razvitie sistemy ranney kompleksnoy pomoshchi detyam s ogranichennymi vozmozhnostyami zdorov'ya v uchrezhdeniyakh obrazovaniya i zdravookhraneniya [Development of a system of early comprehensive care for children with disabilities in educational and healthcare institutions]. Vestnik Mininskogo universiteta. 2019; (4): 5. DOI: 10.26795/2307-1281-2019-7-4-5. (In Russian).
  24. Morozova E.A., Petrova A.V., Bagirova S.F., Shaymardanova G.A., Sergeeva R.R. Rol' perinatal'nykh faktorov v formirovanii psikhonevrologicheskikh rasstroystv [The role of perinatal factors in the formation of neuropsychiatric disorders]. Prakticheskaya meditsina. 2017; 1 (1(102))7: 127-133. (In Russian).

Дата поступления: 28.02.2023


Просмотров: 2216

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 20.06.2023 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search