О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Главная
ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ ТУБЕРКУЛЕЗОМ ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ В КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ В ПЕРИОД ДО И ВО ВРЕМЯ ПАНДЕМИИ COVID-19 Печать
27.07.2023 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2023-69-3-13

1Цыбикова Э.Б., 2Лапшина И.С., 1Котловский М.Ю.
1ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России, Москва, Россия;
2ФГБОУ ВО «Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского», Калуга, Россия

Резюме

Актуальность. Пандемия Covid-19 за два прошедших года привела к нарушению десятилетних стабильных темпов снижения заболеваемости и смертности от туберкулеза в Калужской области. Результаты исследования показали, что снижение заболеваемости туберкулезом органов дыхания во время пандемии произошло не вследствие улучшения эпидемической ситуации, а явилось результатом негативного влияния ограничительных мер, введенных во время пандемии, на сроки проведения скрининга, вызвав их сокращение. В результате возросло число пациентов с распространенными формами туберкулеза органов дыхания, которые могли длительное время являться источниками распространения туберкулезной инфекции среди населения, что в последующие годы будет содействовать росту числа выявленных пациентов с туберкулезом. Восстановление сроков проведения скрининга после пандемии также будет способствовать возрастанию численности впервые выявленных пациентов с туберкулезом.

Цель: анализ заболеваемости туберкулезом органов дыхания в Калужской области в период до – и во время пандемии Covid-19.

Материалы и методы. для анализа использованы сведения из форм федерального статистического наблюдения №8 и №33 за 2010-2021 гг. Для оценки эффективности скрининга и эпидемической ситуации по туберкулезу в России и Калужской области рассчитаны следующие показатели: охват взрослого населения скринингом с использованием метода флюорографии (2015-2021 гг.), уровень заболеваемости туберкулезом (2010-2021 гг.) и смертность от туберкулеза (2015-2021 гг.). Анализ заболеваемости туберкулезом органов дыхания в Калужской области проведен за 2015-2021 гг., в том числе до пандемии – с 2015 по 2019 гг. и во время пандемии – 2020-2021 гг. Статистический анализ проводился с использованием программы StatTech v.2.8.8 (разработчик ООО "Статтех", Россия). Для анализа данных использован критерий Хи-квадрат Пирсона. Различия признавались достоверными при значении p <0,05.

Результаты. На протяжении 10 лет (2010-2019 гг.) до пандемии заболеваемость туберкулезом в России и Калужской области стабильно снижалась. Охват скринингом взрослого населения области в 2015-2019 гг. был высоким и в среднем составлял 64,8%. Однако эффективность скрининга снижалась, поскольку для того, чтобы выявить 1-го пациента с туберкулезом органов дыхания в 2019 г. требовалось осмотреть 3438 здоровых лиц, что было в 1,8 раза больше сравнению с 2015 г. Во время пандемии (2020-2021 гг.) в России и Калужской области в динамике показателя заболеваемости туберкулезом органов дыхания произошли значительные изменения, обусловленные стремительным снижением его значений. Причиной сложившейся ситуации явилось введение ограничительных мер (локдаун), причем для старших возрастных групп на длительное время. Снижение охвата населения Калужской области скринингом, направленным на раннее выявление туберкулеза, и сокращение числа выявленных пациентов с туберкулезом, привело к ускорению темпов снижения заболеваемости туберкулезом органов дыхания.

Заключение. Результаты исследования показали, что снижение заболеваемости туберкулезом органов дыхания во время пандемии в Калужской области произошло не вследствие улучшения эпидемической ситуации, а явилось результатом негативного влияния ограничительных мер, введенных во время пандемии, на сроки проведения скрининга, вызвав их сокращение, что в результате привело к снижению числа выявленных пациентов с туберкулезом органов дыхания.

Ключевые слова: пандемия Covid-19; заболеваемость; туберкулёз; туберкулез органов дыхания; скрининг; флюорография.

Контактная информация: Цыбикова Эржени Батожаргаловна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов в связи с публикацией данной статьи.
Соблюдение этических стандартов. Данный вид исследования не требует прохождения экспертизы локальным этическим комитетом.
Для цитирования. Цыбикова Э.Б., Лапшина И.С., Котловский М.Ю. Заболеваемость туберкулезом органов дыхания в Калужской области в период до и во время пандемии Covid-19. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2023; 69(3):13. Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1490/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2023-69-3-13

THE INCIDENCE OF RESPIRATORY TUBERCULOSIS IN THE KALUGA REGION IN THE PERIOD BEFORE AND DURING THE COVID-19 PANDEMIC
1 Tsybikova E.B., 2Lapshina I.S., 1Kotlovsky M.Yu
1 Federal Research Institute for Health Organization and Informatics" of the Ministry of Health of Russia, Moscow, Russia
2Kaluga State University named after K.E. Tsiolkovsky, Kaluga, Russia

Abstract

Significance. Over the past two years the Covid-19 pandemic has disrupted the ten-year stable rate of decline in morbidity and mortality from tuberculosis (TB) in the Kaluga Region. The study results showed that the decrease in the incidence of respiratory tuberculosis during the pandemic was due to the negative impact of restrictive measures introduced during the pandemic on the schedule of TB screening, causing its reduction rather than the improved epidemic situation. As a result, the number of patients with common forms of respiratory tuberculosis has increased, which could have been sources of tuberculosis infection among the population for a long time, contributing to a higher number of TB cases over the subsequent years. Resuming the schedule of TB screening after the pandemic will also contribute to a higher number of newly detected TB patients.

Purpose: to analyze the incidence of respiratory tuberculosis in the Kaluga region in the period before and during the Covid-19 pandemic.

Material and methods. The analysis used data of the Federal statistical observation forms No. 8 and No. 33 for 2010-2021. To assess the screening effectiveness and TB epidemic situation in Russia and the Kaluga region, the following indicators were calculated: coverage of adults with TB screening with fluorography (2015-2021), TB incidence (2010-2021) and TB mortality (2015-2021). The analysis of the respiratory TB incidence in the Kaluga region covered the period from 2015 to 2021, including the pre-pandemic period from 2015 to 2019 and the pandemic – 2020-2021. Statistical analysis was carried out using the StatTech program v.2.8.8 (developed by Stattech LLC, Russia). Pearson's Chi-squared test was used for data analysis. The differences were recognized as significant at p <0,05.

Results. Over a decade (2010-2019) before the pandemic, the TB incidence in Russia and the Kaluga region was steadily decreasing. In 2015-2019, the adult coverage with TB screening in the region was high adding up to 64.8% on average. However, the effectiveness of screening was declining, since in order to detect the first patient with respiratory tuberculosis in 2019, it took to examine 3,438 healthy individuals, which was 1.8 times more than in 2015. During the pandemic (2020-2021) in Russia and the Kaluga Region, significant changes were registered in the respiratory TB incidence dynamics due to a rapid decrease in its values. The reason for this situation was the introduction of restrictive measures (lockdown), which lasted longer for older adults. The decreased coverage with TB screening in the Kaluga region aimed at early TB detection, and the reduced number of TB cases detected have resulted in the accelerated rates of reduction in the respiratory TB incidence.

Conclusion. The study results showed that the decreased incidence of respiratory tuberculosis during the pandemic in the Kaluga region was due to the negative impact of the restrictive measures on the schedule of TB screening, causing its reduction, resulting in the decreased number of patients with respiratory tuberculosis detected rather than improvements in the epidemic situation.

Keywords: Covid-19 pandemic; morbidity; tuberculosis; respiratory tuberculosis; screening; fluorography.

Corresponding author: Erzheny B. Tsybikova, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Tsybikova E.B.
http://orcid.org/0000-0002-9131-3584
Lapshina I.S. http://orcid.org/0000-0003-1025-4592
Kotlovsky M.Yu. http://orcid.org/0000-0002-1037-2567
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Competing interests. The authors declare the absence of any conflicts of interest regarding the publication of this paper.
Compliance with ethical standards. This study does not require a conclusion from the Local Ethics Committee.
For citation: Tsybikova E.B., Lapshina I.S., Kotlovsky M.Yu. The incidence of respiratory tuberculosis in the Kaluga region in the period before and during the COVID-19 pandemic. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia [serial online] 2023; 69(3):13. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1490/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2023-69-3-13 (In Rus).

Введение

На Веймарской конференции фтизиатров, состоявшейся в 1962 г., были выделены 3 фазы борьбы с туберкулезом (ТБ): фаза подготовки, когда ТБ является распространенной болезнью; фаза ограничения, когда он теряет характер массовой болезни и фаза окончательной ликвидации, когда выявляются только спорадические случаи болезни. В качестве одного из основных критериев был принят уровень заболеваемости ТБ, который во 2-й фазе должен был достигать – 50, а в третьей – 20 на 100 тыс. населения [1]. Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) в 2014 г. была разработана стратегия, направленная на «Ликвидацию туберкулеза в мире», принятая резолюцией 67-й сессии ВОЗ, и одобренной всеми странами участницами, в том числе и Россией [2]. Ближайшими целями данной стратегии до 2025 г. явилось снижение смертности от ТБ на 75%, а заболеваемости – на 50%, а отдаленными до 2035 г. - снижение смертности от ТБ на 95%, а заболеваемости - на 90% (по сравнению с 2015 г.). В России заболеваемость ТБ, начиная с 2000 г. и до настоящего времени, стабильно снижалась и в 2021 г. достигла 31,1 на 100 тыс. населения.

Одним из важнейших направлений стратегии борьбы с ТБ в России является раннее выявление пациентов с ТБ, в том числе при проведении массовых периодических осмотров населения (скрининг) с использованием метода флюорографии [3]. Вместе с тем, при стабильном снижении заболеваемости ТБ эффективность скрининга снижается, поскольку для выявления 1-го пациента с ТБ приходится осматривать все большее число здоровых лиц [4]. В связи с этим, авторы [5] подчеркивают, что при таких условиях скрининг должен быть не столько массовым, сколько групповым и дифференцированным, в зависимости от риска заболевания ТБ и эпидемической опасности.

Однако, развитие пандемии Covid-19 (пандемия) в 2020-2021 гг. оказало выраженное негативное влияние на организацию скрининга, что привело к потере стабильной динамики основных показателей, характеризующих эпидемическую ситуацию по ТБ, и явилось причиной распространения тяжелых форм ТБ среди населения [6,7,8,9,10,11,12,13].

В связи с этим, анализ заболеваемости ТБ в период до – и во время пандемии является своевременным и актуальным.

Цель исследования: анализ заболеваемости туберкулезом органов дыхания в Калужской области в период до – и во время пандемии Covid-19.

Материалы и методы

Для анализа использованы сведения из форм федерального статистического наблюдения №8 и №33 за 2010-2021 гг. Для оценки эффективности скрининга и эпидемической ситуации ТБ в России, Центральном федеральном округе (ЦФО) и Калужской области рассчитаны показатели, характеризующие охват взрослого населения скринингом с использованием метода флюорографии (2015-2021 гг.), уровень заболеваемости ТБ (2010-2021 гг.) и смертности от ТБ (2015-2021 гг.). Анализ заболеваемости туберкулезом органов дыхания (ТОД) в Калужской области проведен в динамике за 2015 по 2021 гг., включая период до пандемии – с 2015 по 2019 гг. и во время пандемии – 2020-2021 гг.

Статистический анализ проводился с использованием программы StatTech v.2.8.8 (разработчик ООО "Статтех", Россия). Анализ полученных данных проведен с использованием критерия Хи-квадрат Пирсона. Различия признавались достоверными при значении p <0,05.

Результаты

В России на протяжении последних 12 лет (2010-2021 гг.) эпидемическая ситуация по ТБ характеризовалась снижением показателя заболеваемости в 2,5 раза - с 77,2 до 31,1 на 100 тыс. населения. При этом суммарные темпы снижения были высокими и составляли 59,7%.

На рисунке 1 представлено сравнение показателей заболеваемости ТБ в России, Центральном федеральном округе (ЦФО) и Калужской области за последние 12 лет, в том числе до пандемии - в 2010-2019 гг. и во время пандемии - в 2020-2021 гг.

Заболеваемость ТБ в России до пандемии снизилась в 1,9 раза с 77,2 до 41,2 на 100 тыс. населения. Ежегодные темпы снижения данного показателя находились в диапазоне от 3,0% до 9,4% и в среднем составляли 6,7%. В ЦФО значения данного показателя за этот же период времени снизились в 2,1 раза с 54,5 до 25,4 на 100 тыс. населения. При этом ежегодные темпы снижения превышали общероссийские, находились в диапазоне от 3,3% до 13,4% и в среднем составляли 8,1%.

Таблица 1

Заболеваемость ТБ в России, ЦФО и Калужской области, 2010-2021 годы, показатель на 100000 среднегодового населения

Заболеваемость ТБ 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020 2021
Россия 77,2 73,0 68,1 63,0 59,5 57,7 53,3 48,3 44,4 41,2 32,4 31,1
темпы снижения, %   5,4% 6,7% 7,5% 5,6% 3,0% 7,6% 9,4% 8,1% 7,2% 21,4% 4,0%
ЦФО 54,5 50,5 47,8 41,4 39,0 37,7 34,2 31,0 27,8 25,4 19,5 19,3
темпы снижения, %   7,3% 5,3% 13,4% 5,8% 3,3% 9,3% 9,4% 10,3% 8,6% 23,2% 1,0%
Калужская область 64,8 61,1 59,6 60,6 61,9 54,0 40,2 40,1 36,3 34,2 23,1 23,1
темпы снижения, %   5,7% 2,3% 1,7% 2,1% 12,8% 25,6% 0,2% 9,5% 5,8% 32,5% 0,0%

В Калужской области заболеваемость ТБ до пандемии снизилась в 1,9 раза с 64,8 до 34,2 на 100 тыс. населения, однако ежегодные темпы снижения были неравномерными с размахом значений от 0,2% до 25,6%.

Во время пандемии в 2020-2021 гг. заболеваемость ТБ снизилась: в России в 1,3 раза по сравнению с 2019 г. и составляла 32,4 и 31,1, в ЦФО – в 1,3 раза и составляла 19,5 и 19,3, и в Калужской области – в 1,5 раза и составляла 23,1 в оба года, на 100 тыс. населения соответственно. При этом темпы снижения в 2020 г. по сравнению с 2019 г. были высокими и составляли по России 21,4%, по ЦФО – 23,2% и по Калужской области – 32,5% (таб.1).

Уровень заболеваемости ТБ во время пандемии в 2020-2021 гг. оставался практически неизменным и составлял – по России 32,4 и 31,1, в ЦФО – 19,5 и 19,3 и в Калужской области 23,1 в оба года, на 100 тыс. населения соответственно (таб.1).

Таблица 2

Смертность от ТБ в России, ЦФО и Калужской области, 2015-2021 годы, показатель на 100000 среднегодового населения

Смертность от ТБ 2015 2016 2017 2018 2019 2020 2021
Россия 9,2 7,8 6,4 5,8 5,2 4,6 4,3
темпы снижения, %   15,2% 17,9% 9,4% 10,3 11,5% 6,5%
ЦФО 4,5 3,8 2,9 2,7 2,3 1,9 1,7
темпы снижения, %   15,6% 23,7% 6,9% 14,8% 17,4% 10,5%
Калужская область 5,1 5,1 4,4 3,7 1,2 1,9 2,0
темпы снижения, %   0,0% 13,7% 15,9% 67,6% 58,3% 5,3%

Анализ смертности от ТБ (МКБ-10 А15-А19) до пандемии в динамике за 5 – летний период времени (2015-2019 гг.) показал, что в России и ЦФО значения данного показателя постепенно снижались, при этом в ЦФО уровень смертности от ТБ был достоверно ниже общероссийского (p <0,001, М1 = 6,1±0,7, М2 = 2,8±0,4; ДИ1 = [4,1; 8,3], ДИ2 = [1,6; 4,0] – таблица 2. В Калужской области за этот же период времени смертность от ТБ снизилась с 5,1 до 1,2 на 100 тыс. населения, что было в 4,3 и в 1,9 раза ниже общероссийского значения и по ЦФО.

Несмотря на то, что во время пандемии в 2020-2021 гг. в России и ЦФО смертность от ТБ продолжала снижаться, ежегодные темпы ее снижения замедлились и в 2021 г. составляли лишь 6,5% и 10,5% (в 2019 г. – 10,3% и 14,8%). В Калужской области за этот же период времени значения показателя смертности от ТБ стали возрастать и достигли 1,9 и 2,0 на 100 тыс. населения (в 2019 г. - 1,2 на 100 тыс. населения). При этом темпы роста данного показателя в 2020 г. были высокими и составляли 58,3% по сравнению с 2019 г. (таб.2).

Общеизвестно, что огромное влияние на формирование показателя заболеваемости ТБ оказывают периодические осмотры (скрининг), направленные на раннее выявление ТБ среди населения, которые в России среди взрослого населения проводятся с использованием метода флюорографии [14].

Рис.1
Рис.1. Соотношение между долей населения, охваченной скринингом, и уровнем заболеваемости ТОД, сформированной за счет случаев ТОД, выявленных во время скрининга, а также при обращении и посмертной диагностике, Калужская область, 2015-2021 годы, показатель на 100000 соответствующего населения/%

До пандемии (2015-2019 гг.) охват скринингом взрослого населения Калужской области был высоким, находился в диапазоне от 52,2% до 73,9% и в среднем составлял 64,8% (рис.1). Во время пандемии в 2020 г. доля взрослого населения, охваченного скринингом, сократилась на 15,1% по сравнению с 2019 г. и составляла 57,9%. Развитие подобной динамики было обусловлено введением ограничительных мер (локдаун) во время пандемии, причем для ряда возрастных групп на длительное время. В 2021 г. значения данного показателя возросли до 69,8%, что по-видимому, было обусловлено периодической отменой ограничительных мер в течение календарного года.

Далее был проведен анализ заболеваемости туберкулезом органов дыхания (ТОД) взрослого населения Калужской области в динамике за 2015-2021 гг., поскольку именно эта форма ТБ чаще всего обнаруживается, как при проведении скрининга, так и при самостоятельном обращении лиц в медицинские организации, оказывающие первичную медико-санитарную помощь (ПМСП), с клиническими проявлениями ТБ.

В течение 5 лет (2015-2019 гг.) до пандемии заболеваемость ТОД среди взрослого населения снизилась практически в 1,5 раза - с 44,6 до 30,0 на 100 тыс. соответствующего населения (рис.1). Заболеваемость ТОД, для расчета которой были использованы случаи ТОД, выявленные при обращении пациентов в медицинские организации ПМСП с клиническими проявлениями болезни (далее при обращении) и в результате посмертной диагностики, за этот же период времени снизилась в 2,2 раза и в 2019 г. составляла 9,3 на 100 тыс. населения. Заболеваемость ТОД, для расчета которой были использованы случаи заболевания ТОД, выявленные во время скрининга, снизилась однократно лишь в 2016 г. - до 17,7 на 100 тыс. населения. В последующие 3 года (2017-2019 гг.) наблюдалось образование плато с колебаниями значений данного показателя от 18,4 до 20,7 и со средним значением равным 19,6 на 100 тыс. населения (рис.1).

Сравнение значений 2-х показателей - заболеваемости ТОД, сформированной за счет случаев, выявленных при проведении скрининга, и таковой, сформированной за счет случаев, выявленных при обращении и посмертной диагностике, показало, что уровень заболеваемости ТОД, сформированной в результате скрининга, до пандемии был достоверно выше уровня заболеваемости ТОД, сформированной при обращении и посмертной диагностике (p <0,05, М1=13,0±2,1, М2=18,1±1,5; ДИ1 = [6,6; 19,4], ДИ2 = [13,4; 22,8]) – рисунок 1. Подобная динамика свидетельствовала о том, что до пандемии организация скрининга, направленного на раннее выявление ТОД среди населения Калужской области, была эффективной и большая часть пациентов с ТОД была выявлена на ранних стадиях болезни, как правило протекающей бессимптомно.

Таблица 3

Заболеваемость ТОД среди взрослого населения Калужской области, 2015-2021 годы, показатель на 100000 соответствующего населения

Заболеваемость ТОД 2015 2016 2017 2018 2019 2020 2021
- среди взрослого населения 44,6 38,3 31,6 31,6 30,0 22,2 20,4
темпы снижения, %   14,1% 17,5% 0,0% 5,1% 26,0% 8,1%
- среди пациентов с ТОД, выявленных во время скрининга 24,8 17,7 18,4 19,7 20,7 14,7 11,4
темпы снижения, %   28,6% +4,0% +7,1% +5,1% 29,0% 22,4%
- среди пациентов с ТОД, выявленных при обращении и посмертной диагностике 20,0 20,6 13,2 11,9 9,3 7,5 9,0
темпы снижения, %   +3,0% 35,9% 9,8% 21,8% 19,4 +20,0%

Несмотря на то, что во время пандемии в 2020-2021 гг. заболеваемость ТОД среди взрослого населения продолжала снижаться, темпы снижения в 2020 г. резко возросли и достигли 26% (таб.3). Заболеваемость ТОД, сформированная за счет случаев ТОД, выявленных во время скрининга, за этот же период времени снизилась в 1,4 и 1,8 раза по сравнению с 2019 г. и составляла 14,7 и 11,4 на 100 тыс. соответствующего населения. При этом темпы снижения были высокими и достигали 29% и 22,4%.

Заболеваемость ТОД, сформированная за счет случаев ТОД, выявленных при обращении и посмертной диагностике, снизилась однократно до 7,5 только в 2020 г., тогда как в 2021 г. ее значение возросло до 9,0 на 100 тыс. соответствующего населения, а темпы роста составили 20% (таб.3). Анализ величины соотношения между уровнем заболеваемости ТОД, сформированной за счет случаев ТОД, выявленных во время скрининга и при обращении показал, что во время пандемии разрыв между ними сократился до минимального: в 2020 г. до 1:1,96; в 2021 г. до 1:1,27 (в 2019 г. 1:2,23) – рисунок 1.

Таким образом, во время пандемии резкое снижение заболеваемости ТОД, сформированной за счет случаев ТОД, выявленных во время скрининга, и одновременный рост заболеваемости ТОД, сформированной за счет случаев ТОД, выявленных при обращении и посмертной диагностике, свидетельствовал о значительном снижении эффективности скрининга и росте числа лиц, выявленных поздно с распространенными формами ТОД при их самостоятельном обращении в медицинские организации ПСМП, а также росте числа случаев ТОД, выявленных в результате посмертной диагностики.

Далее была проведена оценка эффективности скрининга. Для этого было определено число пациентов с ТБ, выявленных среди 1-й тысячи взрослых лиц, осмотренных методом флюорографии: до пандемии в 2015-2019 гг. данное число составляло 0,47 – 0,29 – 0,27 – 0,27 – 0,3 человека, а во время пандемии (2020-2021 гг.) данное число снизилось до 0,25 – 0,16 человек соответственно. Если до пандемии в 2015 и 2019 гг. для того, чтобы выявить 1-го пациента с ТОД необходимо было охватить скринингом от 1859 до 3438 человек, то во время пандемии (2020-2021 гг.) данное число возросло до 4179 и 6103 человек соответственно.

Таким образом, эффективность скрининга во время пандемии (2020-2021 гг.) резко снизилась, поскольку для выявления 1-го пациента с ТОД требовалось осматривать в 1,2 и 1,9 раза больше здоровых лиц по сравнению с 2019 г.

Обсуждение

Результаты исследования показали, что до пандемии значения показателей заболеваемости и смертности от ТБ (МКБ-10 А15-А19) в течение 10 лет (2010-2019 гг.), как в России, так и в ЦФО и Калужской области, стабильно снижались.

Охват скринингом взрослого населения Калужской области до пандемии (2015-2019 гг.) был высоким и в среднем составлял 64,8%.

Вместе с тем, известно, что в субъектах Российской Федерации (РФ), в которых заболеваемость ТБ стабильно снижается, эффективность скрининга также снижается, поскольку для выявления 1-го пациента с ТОД требуется ежегодно осматривать все большее число здоровых лиц. В Калужской области до пандемии (2015-2019 гг.) для того, чтобы выявить 1-го пациента с ТОД необходимо было охватить скринингом: в 2015 г. - 1859, а в 2019 г. – 3438 человек. Подобное соотношение свидетельствовало о том, что до пандемии стабильное снижение заболеваемости ТБ сопровождалось снижением эффективности скрининга, поскольку в 2019 г. для выявления 1-го пациента с ТОД требовалось осмотреть в 1,8 раза больше здоровых лиц по сравнению с 2015 г.

Во время пандемии (2020-2021 гг.) в динамике показателя заболеваемости ТБ, как в России, так и в ЦФО и Калужской области, произошли значительные изменения, обусловленные стремительным снижением значений данного показателя с последующим образованием плато. Причиной сложившейся ситуации явилось введение ограничительных мер (локдаун), причем для старших возрастных групп на длительное время. Снижение охвата населения Калужской области периодическими осмотрами, направленными на раннее выявление ТБ, привело к сокращению числа пациентов с ТБ и ТОД, выявленных во время скрининга, и явилось причиной ускорения темпов снижения значений показателей заболеваемости ТБ и ТОД.

Темпы снижения смертности от ТБ в России, ЦФО и Калужской области во время пандемии замедлились, что указывало на развитие негативного тренда, поскольку в дальнейшем таковых может не хватить для достижения целевых значений Программы по ликвидации ТБ, как в России, так и в ЦФО и Калужской области.

Таким образом, пандемия Covid-19 за два прошедших года привела к нарушению 10-летних стабильных темпов снижения заболеваемости и смертности от ТБ в Калужской области.

Заключение

Результаты проведенного исследования показали, что снижение заболеваемости ТБ и ТОД во время пандемии произошло не вследствие улучшения эпидемической ситуации, а явилось результатом негативного влияния ограничительных мер, введенных во время пандемии, на сроки проведения скрининга, вызвав их сокращение. Одновременный рост числа пациентов с распространенными формами ТОД, которые могли длительное время являться источниками распространения ТБ инфекции среди населения, в последующие годы будет содействовать росту числа выявленных пациентов с ТБ. Восстановление сроков проведения скрининга после пандемии также будет способствовать возрастанию численности впервые выявленных пациентов, как с ТБ, так и с ТОД.

Библиография

  1. Борьба с туберкулезом в социалистических странах (развитие пути и цель). Материалы международной конференции. ВОЗ: Веймар, 30-31 мая 1962. - 153 с.
  2. Равильоне М.К. Ликвидация туберкулеза – новая стратегия ВОЗ в эру целей устойчивого развития, вклад Российской Федерации. Туберкулез и болезни легких 2016; 11 (94): 7-15.
  3. Гайдаров Г.М., Апханова Н.С. Комплексная оценка организации выявления туберкулеза среди населения Восточно-Сибирского региона. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2020; 28 (6): 1270—1274. DOI: http://dx.doi.org/10.32687/0869-866X-2020-28-6-1270-1274 (Дата обращения 15.11. 2022)
  4. Цыбикова Э.Б., Зубова Н.А. Оценка эффективности массовых периодических осмотров, направленных на выявление туберкулеза. Туберкулез и болезни легких 2016; 94 (4): 13-19. DOI: https://doi.org/10.21292/2075-1230-2016-94-4-13-19 (Дата обращения 15.11. 2022)
  5. Зубова Н.А., Цыбикова Э.Б., Пунга В.В., Сабгайда Т.П. Туберкулез легких у пациентов, выявленный во время периодических осмотров и при обращении в медицинские организации. Туберкулез и болезни легких 2016; 94 (11): 22-27. DOI: htpps;//doi/org/10.21292/2075-1230-2016-94-11-22-28
  6. Dheda K., Perumal T., Moultrie H. at al. The intersecting pandemics of tuberculosis and COVID-19: population-level and patient-level impact, clinical presentation, and corrective interventions. The Lancet Respiratory Medicine 2022 March; 23. DOI: https://doi.org/10.1016/S2213-2600(22)00123-0 (Дата обращения 15.11. 2022)
  7. Rangaka M.X., Hamada Y., Abubakar I. Ending the tuberculosis syndemic: is COVID-19 the (in) convenient scapegoat for poor progress? The Lancet Respiratory Medicine 2022 March; 23. DOI: https://doi.org/10.1016/S2213-2600(22)00123-0 (Дата обращения 15.11. 2022)
  8. Васильева И.А., Тестов В.В., Стерликов С.А. Эпидемическая ситуация по туберкулезу в годы пандемии Covid-19 – 2020-2021. Туберкулез и болезни легких 2022; 100 (3): 6-12. DOI: http://DOI.ORG/10.21292/2075-1230-2022-100-3-6-12 (дата обращения: 15.11. 2022)
  9. Zimmer A., Klinton J., Omenka C. et al. Tuberculosis in times of COVID-19. J. Epidemiol. Community Health 2022; 76 (3): 310-316. DOI: 10.1136/jech-2021-217529.
  10. McQuaid C.F., Vassall A., Cohen T. et al. The impact of COVID-19 on TB: a review of the data. Int. J Tuberc. Lung Dis 2021; 25 (6): 436-446. DOI: 10.5588/ijtld.21.0148.
  11. Fuady A., Houweling T.A.J., Richardus J.H. COVID-19 and tuberculosis-related catastrophic costs. Am. J. Trop. Med. Hyg 2020; 104 (2): 436-440. DOI: 10.4269/ajtmh.20-1125.
  12. Michalowsky B., Hoffmann W., Bohlken J., Kostev K. Effect of the COVID-19 lockdown on disease recognition and utilization of healthcare services in the older population in Germany: a cross-sectional study. Age and Ageing 2021; 50: 317-325. DOI: 10.1093/ageing/afaa260.
  13. Мишина А.В., Мишин В.Ю., Эргешов А.Э., Собкин А.Л., Сергеева Н.В., Пилипенко С.В., Романов В.В. Новая коронавирусная инфекция (COVID-19), сочетанная с туберкулезом, у больных на поздних стадиях ВИЧ-инфекции с иммунодефицитом. ВИЧ-инфекция и иммуносупрессии 2021; 13 (1): 80-87. DOI: https://doi.org/10.22328/2077-9828-2021-13-1-80-87.
  14. Об утверждении порядка и сроков проведения профилактических медицинских осмотров граждан в целях выявления туберкулеза: Приказ Министерства здравоохранения РФ от 21 марта 2017 г. N124н. Режим доступа: https://base.garant.ru/71688450/ (Дата доступа 15.11. 2022)

References

  1. Bor'ba s tuberkulezom v socialisticheskih stranah (razvitie puti i cel'). Materialy mezhdunarodnoj konferencii. VOZ: Vejmar, 30-31 maja 1962. 153 s.
  2. Ravil'one M.K. Likvidacija tuberkuleza – novaja strategija VOZ v jeru celej ustojchivogo razvitija, vklad Rossijskoj Federacii [Elimination of tuberculosis – a new WHO strategy in the era of the Sustainable Development Goals, the contribution of the Russian Federation]. Tuberkulez i bolezni legkih 2016; 11(94): 7-15. (In Rus.).
  3. Gajdarov G.M., Aphanova N.S. Kompleksnaja ocenka organizacii vyjavlenija tuberkuleza sredi naselenija Vostochno - Sibirskogo regiona [Comprehensive assessment of the organization of tuberculosis detection among the population of the East Siberian region]. Problemy social'noj gigieny, zdravoohranenija i istorii mediciny 2020; 28(6): 1270—1274. DOI: http://dx.doi.org/10.32687/0869-866X-2020-28-6-1270-1274 (cited 2022 Nov 15) (In Rus.)
  4. Cybikova Je.B., Zubova N.A. Ocenka jeffektivnosti massovyh periodicheskih osmotrov, napravlennyh na vyjavlenie tuberkuleza [Evaluation of the effectiveness of mass periodic examinations aimed at detecting tuberculosis]. Tuberkulez i bolezni legkih 2016; 94 (4): 13-19. DOI: https://doi.org/10.21292/2075-1230-2016-94-4-13-19 (cited 2022 Nov 15) (In Rus.)
  5. Zubova N.A., Cybikova Je.B., Punga V.V., Sabgajda T.P. Tuberkulez legkih u pacientov, vyjavlennyj vo vremja periodicheskih osmotrov i pri obrashhenii v medicinskie organizacii [Pulmonary tuberculosis in patients detected during periodic examinations and when contacting medical organizations]. Tuberkulez i bolezni legkih 2016; 94(11): 22-27. DOI: htpps;//doi/org/10.21292/2075-1230-2016-94-11-22-28 (In Rus.)
  6. Dheda K., Perumal T., Moultrie H. at al. The intersecting pandemics of tuberculosis and COVID-19: population-level and patient-level impact, clinical presentation, and corrective interventions. The Lancet Respiratory Medicine March 2022; 23. DOI: https://doi.org/10.1016/S2213-2600(22)00123-0 (cited 2022 Nov 15) (In Russ.)
  7. Rangaka M.X., Hamada Y., Abubakar I. Ending the tuberculosis syndemic: is COVID-19 the (in) convenient scapegoat for poor progress? The Lancet Respiratory Medicine March 2022; 23. DOI: https://doi.org/10.1016/S2213-2600(22)00123-0 (cited 2022 Nov 15)
  8. Vasil'eva I.A., Testov V.V., Sterlikov S.A. Jepidemicheskaja situacija po tuberkulezu v gody pandemii Covid-19 – 2020-2021 [The epidemic situation of tuberculosis during the Covid-19 pandemic – 2020-2021]. Tuberkulez i bolezni legkih 2022; 100 (3): 6-12. DOI: http://DOI.ORG/10.21292/2075-1230-2022-100-3-6-12 (cited 2022 Nov 15) (In Rus.)
  9. Zimmer A., Klinton J., Omenka C. et al. Tuberculosis in times of COVID-19. J. Epidemiol. Community Health 2022; 76 (3): 310-316. DOI: 10.1136/jech-2021-217529.
  10. McQuaid C.F., Vassall A., Cohen T. et al. The impact of COVID-19 on TB: a review of the data. Int. J Tuberc. Lung Dis 2021; 25 (6): 436-446. DOI: 10.5588/ijtld.21.0148.
  11. Fuady A., Houweling T.A.J., Richardus J.H. COVID-19 and tuberculosis-related catastrophic costs. Am. J. Trop. Med. Hyg 2020; 104 (2): 436-440. DOI: 10.4269/ajtmh.20-1125.
  12. Michalowsky B., Hoffmann W., Bohlken J., Kostev K. Effect of the COVID-19 lockdown on disease recognition and utilization of healthcare services in the older population in Germany: a cross-sectional study. Age and Ageing 2021; 50: 317-325. DOI: 10.1093/ageing/afaa260.
  13. Mishina A.V., Mishin V.Ju., Jergeshov A.Je., Sobkin A.L., Sergeeva N.V., Pilipenko S.V., Romanov V.V. Novaja koronavirusnaja infekcija (COVID-19), sochetannaja s tuberkulezom, u bol'nyh na pozdnih stadijah VICh-infekcii s immunodeficitom [New coronavirus infection (COVID-19) combined with tuberculosis in patients with late stages of HIV infection with immunodeficiency]. VICh-infekcija i immunosupressii 2021; 13(1): 80-87. DOI: https://doi.org/10.22328/2077-9828-2021-13-1-80-87. (In Rus.)
  14. Ob utverzhdenii porjadka i srokov provedenija profilakticheskih medicinskih osmotrov grazhdan v celjah vyjavlenija tuberkuleza: Prikaz Ministerstva zdravoohranenija RF ot 21 marta 2017 g. N124n. [On approval of the procedure and terms for conducting preventive medical examinations of citizens in order to detect tuberculosis: Order of the Ministry of Health of the Russian Federation dated March 21, 2017]. Available at: https://base.garant.ru/71688450/ (cited 2022 Nov 15) (In Rus.).

Дата поступления: 22.11.2022


Просмотров: 1401

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 24.08.2023 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search