О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Главная arrow Архив номеров arrow №4 2023 (69) arrow ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ СТАРЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ: ОЦЕНКА ИНДЕКСА БЛАГОПОЛУЧИЯ СТАРШЕГО ПОКОЛЕНИЯ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ
ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ СТАРЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ: ОЦЕНКА ИНДЕКСА БЛАГОПОЛУЧИЯ СТАРШЕГО ПОКОЛЕНИЯ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ Печать
02.10.2023 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2023-69-4-7

Гайдаров Г.М., Алексеевская Т.И., Софронов О.Ю., Киндрат Д.О.
ФГБОУ ВО Иркутский государственный медицинский университет Минздрава России, 664003, Иркутск, Россия

Резюме

Актуальность. В исследовании представлены результаты анализа благополучия населения старше трудоспособного возраста и анализа процессов демографического постарения в Иркутской области. Проведен в динамике комплексный анализ благополучия населения старше трудоспособного возраста с использованием интегрального индекса – Российского индекса благополучия старшего поколения. Осуществлён анализ процессов старения с использованием специальных показателей старения населения среди мужской и женской популяции.

Цель исследования: дать комплексную характеристику демографического старения и социально-экономического благополучия населения Иркутской области старше трудоспособного возраста.

Материалы и методы. За период исследования благополучия населения старше трудоспособного возраста были приняты 2014-2020 года, исследования процессов демографического старения были приняты 2000-2020 года. В качестве источников информации для формирования базы данных были использованы формы и показатели Федеральной службы государственной статистики РФ, в качестве источника субъективных данных для проведения исследования были использованы данные опроса Росстата «Комплексное исследование условий жизни населения». В ходе изучения апробирована методика оценки индекса благополучия старшего поколения в практике здравоохранения на уровне субъекта Федерации.

Результаты. На территории Иркутской области происходят процессы старения населения, формирующиеся в основном за счет женского населения. Об этом свидетельствуют расчетные значения специальных коэффициентов старения. Гендерные различия старения сохраняются на протяжении всего исследуемого периода. Индекс благополучия старшего поколения в динамике показал разнонаправленные тенденции. Индексы групп показателей «экономика», «социум», «региональное пространство» незначительно снизились, индекс группы «здоровья» вырос. Изменение итогового значения показало рост индекса.

Заключение. На фоне старения населения Российского индекса благополучия старшего поколения позволил определить особенности изменения благополучия населения старше трудоспособного возраста.

Ключевые слова: старение населения, специальные показатели, индекс благополучия старшего поколения.

Контактная информация: Алексеевская Татьяна Иннокентьевна, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов в связи с публикацией данной статьи.
Соблюдение этических стандартов. Данный вид исследования не требует прохождения экспертизы локальным этическим комитетом.
Для цитирования: Гайдаров Г.М., Алексеевская Т.И., Софронов О.Ю. Киндрат Д.О. Демографическое старение населения: оценка индекса благополучия старшего поколения Иркутской области. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2023; 69(4):7. Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1503/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2023-69-4-7

DEMOGRAPHIC AGEING: ASSESSMENT OF THE RUSSIAN ELDERLY WELLBEING INDEX IN THE IRKUTSK REGION
Gaidarov G.M., Alekseevskaya T.I. Sofronov O.Yu. Kindrat D.O.
Irkutsk State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation, Irkutsk, Russia

Abstract

Significance. The study presents results of the analysis of the wellbeing of the post-working age population and analysis of the processes of demographic ageing in the Irkutsk region. The authors have carried out a comprehensive analysis of the well-being of the post-working age population in dynamics using an integral index - the Russian Elderly Wellbeing Index. The analysis of ageing processes was carried out using special indicators of population ageing among male and female populations.

The purpose of the study is: to provide a comprehensive characterization of demographic ageing and socio-economic wellbeing of the post-working age population of the Irkutsk region.

Material and methods. The study of wellbeing of the post-working age population covered 2014-2020, while the study of the processes of demographic ageing was confined to the period from 2000 to2020. The authors used forms and indicators of the Federal State Statistics Service of the Russian Federation as sources of information to develop database, and data of the Rosstat’s survey «Comprehensive monitoring of living conditions» as a source of subjective data for the study. In the course of the study, the authors have tested the methodology for assessing the Russian Elderly Wellbeing Index in healthcare at the level of a constituent entity of the Russian Federation.

Results. The processes of population ageing which are formed mainly due to the female population are on within the territory of the Irkutsk region. This is evidenced by the calculated values of special ageing coefficients. Gender differences in ageing persist throughout the study period. In dynamics, the Russian Elderly Wellbeing Index showed multidirectional trends. The indexes of the groups of indicators "economy", "society", "regional space" slightly decreased, while the index of the "health" group increased. The change in the final value showed the index growth.

Conclusion. Against the background of the population ageing, the Russian elderly wellbeing index made it possible to determine peculiar features of changes in the well-being of the post-working age population.

Keywords: Population ageing, special indicators, Russian Elderly Wellbeing Index, REWI

Corresponding author: Tatyana I. Alekseevskaya, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Gaidarov G. M.,
https://orcid.org/0000-0003-1090-9480
Alekseevskaya T.I., https://orcid.org/0000-0003-4971-3442
Sofronov O.Yu., https://orcid.org/0000-0002-3268-6401
Kindrat D.O., https://orcid.org/0000-0002-8412-4996
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Competing interests. The authors declare the absence of any conflicts of interest regarding the publication of this paper.
Compliance with ethical standards. This study does not require a conclusion from the Local Ethics Committee.
For citation: Gaidarov G.M., Alekseevskaya T.I., Sofronov O.Yu. Kindrat D.O. Demographic ageing: assessment of the Russian Elderly Wellbeing Index in the Irkutsk region. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia [serial online] 2023; 69(4):7. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1503/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2023-69-4-7 (In Rus).

Введение

Постарение населения имеет глобальный характер в странах мира с высоким и средним уровнем экономического развития [1-8]. Показатель постарения является важным демографическим процессом ввиду сопряжения старения с увеличением социальной нагрузки и формированием нагрузки на экономическую систему [1,9-11]. Население старше трудоспособного возраста является более активным реципиентом медицинских услуг нежели население трудоспособного возраста, что обусловлено манифестацией хронических заболеваний, снижением резистентности организма и износом его функциональных систем [4,12]. В связи с чем население старше трудоспособного возраста вносит меньший вклад в экономику из-за выхода на пенсию, постепенного снижения продуктивной экономической деятельности, обусловленной состоянием здоровья [1,9]. Российская Федерация отличается высокой долей населения старше трудоспособного возраста, данный показатель в динамике увеличивается. Как отмечает Кудрин А., Гурвич Е., 2012 [13], Россия близка к показателю наиболее развитых стран и существенно выше, чем в среднеразвитых. Самарина О.В. 2012 [14] указывает, что постарение населения в Российской Федерации порождает необходимость привлечения во все более возрастающих масштабах значительных финансовых, материальных и трудовых ресурсов для реализации целей государственной политики в отношении пожилых людей, обеспечения достойного уровня и качества их жизни путем материального обеспечения; медицинской помощи и лекарственного обеспечения; социального обслуживания; обеспечения доступности среды жизнедеятельности, в том числе образовательных, социально-культурных и досуговых услуг; содействия занятости.

Исследователи отмечают, что благополучие населения старше трудоспособного возраста достаточно схоже с концепцией «качества жизни» и может быть определено как степень удовлетворения потребностей, либо восприятие индивидами удовлетворенности определенными сторонами своей жизни, уровень достижения цели [15-21]. В мировой практике в арсенале инструментов наиболее значимыми в использовании являются интегральные индексы, ориентированные на старшее поколение, такие как: индекс активного долголетия (Active Ageing Index) и индекс Global AgeWatch. В Российской Федерации активно используются интегральные индексы для оценки для оценки экономического и инновационного развития, качества жизни в общем виде.

Функции государства представляют собой основные, нормативно-регламентированные и организационно-обеспеченные направления деятельности, обусловленные главными, объективно необходимыми целями, выражающие его сущность и социальное назначение. Пакет нормативно-правовых документов определил основные цели и направления государственной политики в обеспечении благополучия старшего поколения. Так, вопросы старения населения и поддержка старшего поколения отмечены в указе Президента № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Установлена необходимость реализации национальных проектов (программ) по направлениям «демография», «здравоохранение». В рамках указа установлено, что необходимо обеспечить увеличение ожидаемой продолжительности здоровой жизни до 67 лет, разработать и реализовать программы системной поддержки и повышения качества жизни граждан старшего поколения.

В рамках государственной демографической политики России разработан Национальный проект «Демография». В отношении старения населения национальной целью проекта обозначено повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет.

В соответствии с Национальным проектом «Демография» разработан федеральный проект «Разработка и реализация программы системной поддержки и повышения качества жизни граждан старшего поколения «Старшее поколение». Федеральный проект «Старшее поколение» направлен на создание условий для: активного долголетия; качественной жизни граждан пожилого возраста; мотивации к ведению гражданами здорового образа жизни.

В Иркутской области реализуется региональный проект «Разработка и реализация программы системной поддержки и повышения качества жизни граждан старшего поколения (Иркутская область)».

Цель исследования: дать комплексную характеристику демографического старения и социально-экономического благополучия населения Иркутской области старше трудоспособного возраста.

Задачи исследования

  1. Провести анализ литературных источников и нормативно-правовых документов по теме исследования
  2. Адаптировать методику российского индекса благополучия старшего поколения для Субъекта Федерации
  3. Изучить процессы демографического старения и социально-экономического благополучия населения Иркутской области старше трудоспособного возраста

Материалы и методы

Из базы данных территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Иркутской области были извлечены сведения об абсолютной численности совокупного населения, численности населения младше трудоспособного, трудоспособного и старше трудоспособного возрастов. Расчет специальных коэффициентов старения населения области осуществлялся с помощью пакетов статистических программ Statistica 6,0 MSExcel 2017.

В определении уровня жизни и благополучия старшего поколения использовался российский индекс благополучия старшего поколения (РИБСП) [22], который дает интегральную оценку благополучия. Методология оценки основана на использовании объективных и субъективных показателей. Нами был проведен расчет Российского индекса благополучия старшего поколения (РИБСП) [22]. Аналитическими периодами выбраны 2014 г. и 2020 г., так как одним из главных источников социологических данных для расчета РИБСП является опрос Росстата «Комплексное исследование условий жизни населения» (КОУЖ), которое проводится один раз в два года, начиная с 2011 г. Сбор материала, шифровка и группировка осуществлялись по 4 однородным группам: «экономика», «социум», «здоровье», «региональное пространство» https://irkutskstat.gks.ru/ По группам, индикаторам осуществлялся расчет показателей с последующим нормированием показателей. Итоговое значение индекса определилась как средне арифметическое нормированных значений. Индикаторам и группам показателям не присваивался весовой коэффициент.

Результаты исследования

Неотъемлемым элементом разработки социально-экономической политики является диагностика возрастной структуры населения субъекта Федерации. Существенное изменение возрастной структуры населения Иркутской области начало просматриваться с начала XXI века, когда число лиц пожилого возраста стало расти, а доля трудоспособного населения сокращаться. В таблице 1 представлены результаты расчета специальных показателей старения населения. Как следует из данных таблицы 1, доля населения старше трудоспособного населения в 2000 г. для женского населения составила - 21,9%, для мужского – 11,0%, для совокупного населения -16,7%. Динамика показателя указывает на устойчивую тенденцию увеличения старших возрастных групп населения области, составляя к 2020 году - 29,7%, - 13,5%, - 22,2% соответственно. Показатель наглядности за период 2000-2020 гг. составил рост – 35,6%, 22,7%, 32,9% соответственно.

Анализируя процессы старения по полу отмечается, что на протяжении всего периода исследования доля женского населения старшего трудоспособного возраста превалировала над долей мужского населения, составляя кратность в 2000г. - 2,0 раз, 2005 – 2,2 раз, 2010 – 2,7 раз, 2015 – 2,2 раз, 2020 - 2,2 раз. Увеличение кратности превалирования свидетельствует о неуклонном процессе старения населения области и этот процесс формируется прежде всего за счет женского населения. Таким образом, в области сохраняются гендерные диспропорции в населении старше трудоспособного возраста.

Таблица 1

Результаты расчета специальных показателей старения населения Иркутской области за период 2000-2020 года

Доля населения старше трудоспособного возраста (%)
  2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020
Ж* 21,9 21,6 21,7 22,0 22,4 23,0 23,7 24,4 25,0 25,5 26,1 26,7 27,3 27,8 28,4 28,9 29,5 30,0 30,3 30,7 29,7
М* 11,0 11,2 11,3 11,1 10,7 10,4 10,2 10,2 10,5 10,7 11,0 11,4 11,8 12,2 12,5 13,0 13,3 13,7 14,1 14,4 13,5
С* 16,7 16,7 16,9 16,9 16,9 17,2 17,4 17,8 18,2 18,6 19,1 19,6 20,1 20,6 21,0 21,5 22,0 22,4 22,8 23,2 22,2
Индекс старения
Ж* 102,1 104,3 108,4 114,1 120,6 128,5 136,3 143,7 148,7 150,9 152,6 155,4 155,5 155,3 154,9 154,7 153,9 153,7 153,9 154,4 149,4
М* 44,3 46,4 48,0 48,7 48,5 48,3 48,3 49,9 51,4 52,1 53,0 54,3 55,0 55,6 55,8 56,6 56,9 57,3 58,2 59,2 55,6
С* 72,6 74,7 77,5 80,7 83,7 87,4 91,2 95,7 98,8 100,2 101,5 103,6 104,0 104,2 104,1 104,4 104,2 104,3 104,8 105,6 101,3
Индекс глубины старения (%)
Ж* 17,4 18,3 19,1 19,8 20,8 21,3 21,7 21,7 21,7 21,2 20,7 20,9 21,3 22,2 22,9 23,5 23,9 23,9 23,1 21,7 21,4
М* 12,2 12,6 13,6 15,1 16,9 18,6 20,1 20,6 20,7 20,2 19,5 19,4 19,8 20,6 21,2 21,4 21,5 21,0 19,7 17,8 17,7
С* 15,8 16,5 17,4 18,3 19,7 20,6 21,3 21,4 21,4 20,9 20,4 20,5 20,9 21,8 22,4 22,9 23,2 23,1 22,1 20,6 20,4
Коэффициент долголетия населения (%)
Ж* 0,8 0,8 0,8 0,9 1,0 1,2 1,3 1,2 1,0 0,9 0,9 0,8 0,8 0,9 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 1,6
М* 0,4 0,4 0,4 0,5 0,6 0,7 0,7 0,7 0,6 0,5 0,5 0,5 0,5 0,5 0,5 0,6 0,6 0,7 0,8 0,8 0,9
С* 0,64 0,68 0,70 0,79 0,86 1,05 1,13 1,06 0,90 0,83 0,75 0,73 0,73 0,78 0,84 0,95 1,03 1,11 1,20 1,29 1,44
Доля населения по полу среди населения старческого возраста (%)
Ж* 75,9 75,7 75,2 74,6 74,5 74,4 74,3 74,3 74,3 74,3 74,4 74,5 74,3 74,1 74,0 74,1 74,1 74,4 74,7 75,1 75,5
М* 24,1 24,3 24,8 25,4 25,5 25,6 25,7 25,7 25,7 25,7 25,6 25,5 25,7 25,9 26,0 25,9 25,9 25,6 25,3 24,9 24,5
Доля по полу среди населения возраста долголетия (%)
Ж* 83,0 82,9 82,4 81,4 80,0 80,4 82,1 83,0 83,0 82,7 83,0 82,8 82,4 83,1 83,0 82,5 82,8 82,1 81,8 81,7 82,0
М* 17,0 17,1 17,6 18,6 20,0 19,6 17,9 17,0 17,0 17,3 17,0 17,2 17,6 16,9 17,0 17,5 17,2 17,9 18,2 18,3 18,0

*С – совокупное население, М – население мужского пола, Ж – население женского пола

Важным аспектом процесса старения является рассмотрение его структуры с позиции индекса старения. Для населения он развивался по-разному. Среди женского населения индекс старения изначально превышал 100. Так, в 2000 году он регистрировался на уровне 102,1, максимально увеличиваясь к 2015 году до 154,7 и в 2020 составил 149,4. Такая динамика показателя свидетельствует о выраженной устойчивости процесса старения женского населения области. Среди мужского населения значение индекса старения носило благоприятный характер. Индекс достиг своего пика в 2019 году, и составил 59,2, что означает, что на одного человека в пенсионном возрасте приходятся почти двое человек в возрасте младше 15 лет.

Таким образом, сравнивая индекс старения среди женского и мужского населения отмечается, что к 2020 году кратность превышения индекса старения составило 2,8 раза. Разница в значениях индекса для мужского и женского населения обуславливается в первую очередь низкой численностью мужского и высокой численностью женского населения старше трудоспособного возраста. В целом для совокупного населения отмечается, что до 2009 года индекс старения увеличивался, но не превышал 100. С 2009 года индекс старения совокупного населения равнялся 100,2 демонстрируя неблагоприятную демографическую ситуацию.

В динамике изменения индекса глубины старения совокупного населения отмечается рост, характеризующийся волнообразными колебаниями. Рост первой волны наблюдался с 2000 по 2007 с максимальным значением 21,3, после чего наблюдалось снижение до 20,4 в 2010 году. Следующая волна росла с 2011 по 2016 с пиком в 23,1, после чего индекс снижался до 20,4 в 2020 году. Период волн составляет 10 лет. Общее увеличение индекса свидетельствует об увеличении доживания населения старше трудоспособного возраста до старческого возраста (75-89 лет), что можно расценивать как позитивное явление для популяции. При сравнении индекса глубины старения мужского и женского населения отмечается превалирование индекса среди женского населения, однако разница между индексами постепенно уменьшается, что так же можно расценивать как позитивное явление.

В динамике изменения коэффициента долголетия совокупного населения отмечается рост, характеризующийся волнообразными колебаниями. Рост первой волны наблюдался с 2000 по 2006 с пиком в 1,13, после чего наблюдалось снижение до 0,73 в 2011 году. С 2012 по 2020 года коэффициент долголетия совокупного населения непрерывно растет. Период первой волны составил 11 лет. Общее увеличение индекса свидетельствует об увеличении доживания населения старше трудоспособного возраста до возраста долголетия (старше 90 лет), что можно расценивать как позитивное явление. При сравнении коэффициента долголетия мужского и женского населения отмечается превалирование коэффициента среди женского населения, разница между индексами значительная, от 2 до 1,5 раз, что свидетельствует о наличии затруднения для мужского населения в доживании до возраста долголетия и соответственно уровни средней продолжительности предстоящей жизни.

При сравнении долей населения по полу среди населения старческого возраста обнаруживается выраженный дисбаланс. Среди населения старческого возраста на протяжении всего периода 2000-2020 годов сохраняется превалирование женского населения, соотношение составляет 1:3. Данное распределение долей свидетельствует о нарастающем сокращении доли мужского населения по мере увеличения возраста. Среди населения возраста долголетия на протяжении всего периода 2000-2020 годов сохраняется превалирование женского населения, соотношение составляет 1:4,5. Данное распределение долей свидетельствует о нарастающем сокращении доли мужского населения по мере увеличения возраста.

Таблица 2

Результаты расчета показателей Российского индекса благополучия старшего поколения в Иркутской области

Группа показателей / индикаторов Года
2014 2020
1. Раздел «экономика»
1.1 Размер пенсий 104,4 102,1
1.2 Соотношение размера пенсий с величиной прожиточного минимума 1,59 1,58
1.3 Удельный вес работающего населения в возрасте старше трудоспособного 28,2 19,9
1.4 Факт работы, оплачиваемой деньгами 61,5 63,2
1.5 Удовлетворенность своей работой по критериям: заработок, надежность, выполняемые обязанности, режим работы, выполняемые условия, расстояние до работы, профессиональная удовлетворенность, моральное удовлетворение. 74,8 75,3
2. Раздел «социум»
2.1 Удельный вес населения в возрасте старше трудоспособного с высшим образованием 66,2 67,5
2.2 Участие детей в работе по хозяйству, проживающих отдельно, людям в возрасте старше трудоспособного 55,9 40,9
2.3 Удельный вес активных пользователей сети Интернет лиц в возрасте старше трудоспособного 10,6 21,1
2.4 Удельный вес населения в возрасте старше трудоспособного, считающих себя членами общественных, добровольных или благотворительных организаций 2,2 0,4
2.5 Удельный вес людей в возрасте старше трудоспособного, посещавших какие-либо культурные или развлекательные мероприятия 10,5 12,3
3. Раздел «здоровье»  
3.1 Ожидаемая продолжительность предстоящей жизни 19,5 18,9
3.2 Удельный вес населения в возрасте старше трудоспособного, занимающегося каким-нибудь видом активного отдыха 30,6 27,0
3.3 Удельный вес населения в возрасте старше трудоспособного, оценивающая состояние своего здоровья как хорошее 72,0 81,3
3.4 Удельный вес населения в возрасте старше трудоспособного без хронических заболеваний, установленных врачом 44,1 52,9
3.5 Отсутствие вредных привычек 32,5 52,4
4. Раздел «региональное пространство»
4.1 Условия проживания – удельный вес населения в возрасте старше трудоспособного, которые оценивают состояние занимаемого ими жилого помещения как хорошее 92,0 94,5
4.2 Обеспеченность местами в стационарных учреждениях социального обслуживания в расчете на одного человека в возрасте старше трудоспособного 20,0 20,5
4.3 Социальные выплаты (руб./чел.) 821 1147
4.4 Удельный вес людей в возрасте старше трудоспособного, которым нравится жить в своем населенном пункте 95,2 92,3
4.5 Удельный вес людей в возрасте старше трудоспособного, считающих, что в их населенном пункте нет проблем с отдаленностью социально-значимых объектов, организацией работы государственных служб и загрязненностью окружающей среды 46,4 46,6
4.6 Удельный вес людей в возрасте старше трудоспособного, считающих, что в их населенном пункте нет проблем с доступностью негосударственных и государственных услуг медицинского обслуживания и отдаленностью аптек 33,9 64,9

В таблице 2 представлен результат расчета показателей Российского индекса благополучия старшего поколения в Иркутской области. При декомпозиции группы показателей «экономика» на отдельные индикаторы становится очевидным, что из пяти индикаторов только два (1.4, 1,5) продемонстрировали рост. Причем данные индикаторы основываются на субъективных данных, значение остальных индикаторов ухудшилось по сравнению с 2014 годом.

Изменения данных показателей свидетельствует о неблагоприятном влиянии объективных экономических процессов на благополучие населения старше трудоспособного возраста. Субъективные показатели, характеризующие участие населения в подработках и отношение к условиям работы, показали рост, что свидетельствует о положительной оценке качества жизни той группы населения старше трудоспособного возраста, которая продолжает работать после выхода на пенсию.

При анализе изменений показателей группы «социум» был выявлен рост показателей, связанных с качественным преобразованием общества. Так, по индикатору 2.3 растет число людей с высшим образованием, население старше трудоспособного возраста приобщается к современным технологиям и принимает более активное участие в культурных мероприятиях. Индикатору 2.2. связанное с качественным преобразованием общества, оказывает и негативное влияние на качество жизни населения старше трудоспособного возраста, что выражается в снижении показателя помощи детей по хозяйству. Группа показателей «здоровье» единственная из четырех групп показателей показала рост индекса. В связи с увеличением доли людей имевших оплачиваемую работу (1.4) снизилась доля населения считающих себя членами общественных добровольных и благотворительных организаций (2.4). Доля населения в возрасте старше трудоспособного с высшим образованием увеличилась (2.1).

Анализ показателей «здоровье» показал, что значительно выросли субъективные оценки собственного здоровья индикатор (3.3) и снизились объективные показатели хронической заболеваемости (3.4). Отмечается, что такая характеристика образа жизни как показатель распространённости вредных привычек (употребления алкоголя, курение) (3.5) снизилась среди населения старшего трудоспособного возраста. Вместе с тем, в целом наблюдалось незначительное снижение показателя ожидаемой продолжительности жизни – индикатор 3.1 снизился с 19,5 в 2014г. до 18,9 в 2020г.

Первые три раздела оценивают благополучие пожилого человека на индивидуальном уровне четвертый характеризует качество регионального пространства жизнеобеспечение лиц старшего возраста

Анализ показателей группы «региональное пространство» показывает неоднозначную ситуацию. Обеспеченность стационарным учреждениями социального обслуживания незначительно увеличилась, увеличение социальных выплат является положительным фактором, однако, увеличение должно рассматриваться в контексте фоновых экономических процессов. Население старше трудоспособного возраста негативно оценивают условия проживания в своем населенном пункте, тем не менее, респондентами были отмечены положительные изменения в обеспеченности медицинскими учреждениями и в условиях проживания.

На рисунке 1 представлены результаты расчетов (шкала нормирования) всех индикаторов значений РИБСП для Иркутской области 2014, 2020 года с использованием методики нормализации средним арифметическим.

Шкала нормирования

Рис.1
Рис. 1. Значения РИБСП для Иркутской области 2014, 2020 года с использованием методики нормализации средним арифметическим

Как следует из данных рисунка структура социально-экономического благополучия старшего поколения в области за период 2014-2020гг. изменилась в благоприятную сторону в основном за счет группы показателей «здоровья».

Обсуждение

Динамика специальных показателей старения населения Иркутской области указывает на устойчивую тенденцию увеличения старших возрастных групп в возрастно-половой структуре населения области.

Значение индекса старения населения выявило, что интенсивность старения населения области связано с женским населением, указывая в динамике на устойчивость процесса старения. В то время как среди мужского населения значение индекса старения носит более благоприятный характер, о чем свидетельствует кратность превышения индекса старения по полу в 2,8 раза. Процессы глубины старения населения и долголетия в области носят волнообразный характер. Долголетие формируется в основном за счет женского населения.

Изменение Российского индекса благополучия старшего поколения носит разнонаправленный характер. Индексы групп показателей «экономика», «социум», «региональное пространство» незначительно снизились, индекс группы «здоровья» вырос. Изменение итогового значения показало рост индекса. На фоне старения населения Российский индекс благополучия старшего поколения позволил определить особенности изменения благополучия населения старше трудоспособного возраста, некоторые объективные показатели свидетельствуют о снижении качества жизни, вместе с тем ряд субъективных показателей свидетельствуют о том, что население старше трудоспособного возраста стало оценивать свое благополучие как более удовлетворительное.

Заключение

Использование методологии, методики и оценки Российского индекса благополучия старшего поколения в применении в Иркутской области выявило, что структура индекса за период исследования изменялась. Из данного исследования следует, что группы показателей ведут себя по-разному. Это касается не только отдельных разделов РИБСП, но также индикаторов внутри одного раздела. Индексы групп показателей «экономика», «социум», «региональное пространство» незначительно снизились, индекс группы «здоровья» вырос. Изменение итогового значения показало рост индекса.

Библиография

  1. Семеко Г. В. Старение населения в России и его последствия. Экономические и социальные проблемы России 2013; 2: 7-34.
  2. Кольцова, К. А. Старение населения и его социально-экономические последствия. В сб. "Оценка социально-экономического развития: опыт и перспективы". Тезисы докладов и выступлений III Международной научно-практической конференции студентов и молодых ученых. Донецк, 04–05 апреля 2019 года. Головинов О.Н. – редактор. Донецк: Донецкий национальный университет; 2019. С. 316-319.
  3. Уставщикова, С. В. Демографическое старение сельского населения Саратовской области. Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Науки о Земле. 2020; 20(3): 171-175. – DOI 10.18500/1819-7663-2020-20-3-171-175.
  4. Москаленко, В. Ф. Старение населения как глобальная проблема: медико-социальные аспекты. Здоровье - основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. 2011; 6(1): 44-45.
  5. Skills supply and demand in Europe: Medium-term forecast up to 2020. Luxembourg: Publications Office of the European Union. 2010;
  6. Analysis on The Challenges Facing Labour Markets Within The Europe 2020 Strategy (Own-Initiative Analysis). Sofia: Economic and Social Council. 2011;
  7. Kinsella K., Phillips D. Global aging: The challenge of success. Population Bulletin. – 60, Population Reference Bureau, Washington. 2005;
  8. United Nations Department of Economic and Social Affairs Population Division. Population Ageing and Development: Ten Years after Madrid.
  9. Щербакова, Е. М. Старение населения мира - взгляд из 2020 года. Демоскоп Weekly. 2020; 879-880: 1-30.
  10. Хатулев, В. В. Старение населения: тенденции и проблемные точки. Социология в современном мире: наука, образование, творчество. 2011; 3: 200-204.
  11. Пивоварова, И. В. Старение населения как глобальная демографическая проблема. Сборники конференций НИЦ Социосфера. 2014; 33: 111-114.
  12. Шугаева, И. В. Старение населения как главная социально-экономическая угроза общества. Ученые заметки ТОГУ. 2018; 9(4): 246-250.
  13. Кудрин А., Гурвич Е. Старение населения и угроза бюджетного кризиса. Вопросы экономики. 2012; 3: 52–79.
  14. Самарина О.В. Законодательство Российской Федерации в отношении пожилых граждан – важный инструмент реализации Мадридского Международного плана действий по проблемам старения. Пути преодоления последствий старения населения в Российской Федерации в контексте реализации мадридского плана действий по проблемам старения: Материалы окружной конференции. 27 сентября 2012 года. Суздаль. 2012; 209: 12–36.
  15. Bastian B., Kuppens P., De Roover K. D., Diener E. Is Valuing Positive Emotion Associated with Life Satisfaction? Emotion. 2014; 4: 639–645.
  16. Church A. T., Katigbak M. S., Locke K. D., Zhang H., Shen J., de Jesús Vargas-Flores J., Ching C. M. Need Satisfaction and Well-Being: Testing Self-Determination Theory in Eight Cultures. Journal of Cross-Cultural Psychology. 2013; 44(4): 507–534.
  17. Costanza R., Fisher B., Ali S., Beer C., Bond L., Boumans R., Gayer D. E. Quality of Life: An Approach Integrating Opportunities, Human Needs, and Subjective Well-being. Ecological Economics. 2007; 61(2): 267–276.
  18. Zeng Y., Feng Q., Hesketh T., Christensen K., Vaupel J.W. Survival, disabilities in activities of daily living, and physical and cognitive functioning among the oldest-old in China: A cohort study. Lancet. 2017; 389(10079): 1619-1629.
  19. Zhong B.L., Chen S.L., Conwell Y. Effects of Transient Versus Chronic Loneliness on Cognitive Function in Older Adults: Findings From the Chinese Longitudinal Healthy Longevity Survey. Am. J. Geriatric. Psychiatry. 2016; 24: 389-398.
  20. Yu R., Wong M., Chang B., Lai X., Lum C.M., Auyeung T.W., Lee J., Tsoi K., Lee R., Woo J. Trends in activities of daily living disability in a large sample of community-dwelling Chinese older adults in Hong Kong: An age-period-cohort analysis. BMJ. 2016; 6(12): e013259.
  21. Shinkai S., Yoshida H., Taniguchi Y., Murayama H., Nishi M., Amano H., Nofuji Y., Seino S., Fujiwara Y. Public health approach to preventing frailty in the community and its effect on healthy aging in Japan. Geriatr. Gerontol. Int. 2016; 16(1): 87-97.
  22. Павлова И. А., Монастырный Е. А., Гуменников И. В., Барышева Г. А. Российский индекс благополучия старшего поколения: методология, методика, апробация. Журнал исследований социальной политики. 2018; 16(1): 23-36. DOI 10.17323/727-0634-2018-16-1-23-36.

References

  1. Semeko, G. V. Starenie naseleniya v Rossii i ego posledstviya [Population aging in Russia and its consequences]. Ekonomicheskie i social'nye problemy Rossii. 2013; 2: 7-34. (In Russian)
  2. Kol'cova, K.A. Starenie naseleniya i ego social'no-ekonomicheskie posledstviya [Population aging and its socio-economic consequences]. Ocenka social'no-ekonomicheskogo razvitiya: opyt i perspektivy : Tezisy dokladov i vystuplenij III Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii studentov i molodyh uchenyh, Doneck, 04–05 aprelya 2019 goda / Obshchaya redakciya O.N. Golovinova. – Doneck: Doneckij nacional'nyj universitet. 2019; 316-319. (In Russian)
  3. Ustavshchikova, S. V. Demograficheskoe starenie sel'skogo naseleniya Saratovskoj oblasti [Demographic aging of the rural population of the Saratov region]. Izvestiya Saratovskogo universiteta. Novaya seriya. Seriya: Nauki o Zemle. 2020; 20(3): 171-175. – DOI 10.18500/1819-7663-2020-20-3-171-175. (In Russian)
  4. Moskalenko, V. F. Starenie naseleniya kak global'naya problema: mediko-social'nye aspekty [Population aging as a global problem: medical and social aspects]. Zdorov'e - osnova chelovecheskogo potenciala: problemy i puti ih resheniya. 2011; 6(1): 44-45. (In Russian)
  5. Skills supply and demand in Europe: Medium-term forecast up to 2020. Luxembourg: Publications Office of the European Union. 2010;
  6. Analysis on The Challenges Facing Labour Markets Within The Europe 2020 Strategy (Own-Initiative Analysis). Sofia: Economic and Social Council. 2011;
  7. Kinsella K., Phillips D. Global aging: The challenge of success. Population Bulletin. – 60, Population Reference Bureau, Washington. 2005;
  8. United Nations Department of Economic and Social Affairs Population Division. Population Ageing and Development: Ten Years after Madrid.
  9. SHCHerbakova, E. M. Starenie naseleniya mira - vzglyad iz 2020 goda [The aging of the world's population - a view from 2020]. Demoskop Weekly. 2020; 879-880: 1-30. (In Russian)
  10. Hatulev, V. V. Starenie naseleniya: tendencii i problemnye tochki [Population aging: trends and bottlenecks]. Sociologiya v sovremennom mire: nauka, obrazovanie, tvorchestvo. 2011; 3: 200-204. (In Russian)
  11. Pivovarova, I. V. Starenie naseleniya kak global'naya demograficheskaya problema [Population aging as a global demographic problem]. Sborniki konferencij NIC Sociosfera. 2014; 33: 111-114. (In Russian)
  12. SHugaeva, I. V. Starenie naseleniya kak glavnaya social'no-ekonomicheskaya ugroza obshchestva [Population aging as the main socio-economic threat to society]. Uchenye zametki TOGU. 2018; 9(4): 246-250. (In Russian)
  13. Kudrin A., Gurvich E. Starenie naseleniya i ugroza byudzhetnogo krizisa [Population aging and the threat of a budget crisis]. Voprosy ekonomiki. 2012; 3: 52–79. (In Russian)
  14. Samarina O.V. Zakonodatel'stvo Rossijskoj Federacii v otnoshenii pozhilyh grazhdan – vazhnyj instrument realizacii Madridskogo Mezhdunarodnogo plana dejstvij po problemam stareniya [Legislation of the Russian Federation in relation to older citizens is an important tool for the implementation of the Madrid International Plan of Action on Aging]. Puti preodoleniya posledstvij stareniya naseleniya v Rossijskoj Federacii v kontekste realizacii madridskogo plana dejstvij po problemam stareniya: Materialy okruzhnoj konferencii. 27 sentyabrya 2012 goda. Suzdal'. 2012; 209: 12–36. (In Russian)
  15. Bastian B., Kuppens P., De Roover K. D., Diener E. Is Valuing Positive Emotion Associated with Life Satisfaction? Emotion. 2014; 4: 639–645.
  16. Church A. T., Katigbak M. S., Locke K. D., Zhang H., Shen J., de Jesús Vargas-Flores J., Ching C. M. Need Satisfaction and Well-Being: Testing Self-Determination Theory in Eight Cultures. Journal of Cross-Cultural Psychology. 2013; 44(4): 507–534.
  17. Costanza R., Fisher B., Ali S., Beer C., Bond L., Boumans R., Gayer D. E. Quality of Life: An Approach Integrating Opportunities, Human Needs, and Subjective Well-being. Ecological Economics. 2007; 61(2): 267–276.
  18. Zeng Y., Feng Q., Hesketh T., Christensen K., Vaupel J.W. Survival, disabilities in activities of daily living, and physical and cognitive functioning among the oldest-old in China: A cohort study. Lancet. 2017; 389(10079): 1619-1629.
  19. Zhong B.L., Chen S.L., Conwell Y. Effects of Transient Versus Chronic Loneliness on Cognitive Function in Older Adults: Findings From the Chinese Longitudinal Healthy Longevity Survey. Am. J. Geriatric. Psychiatry. 2016; 24: 389-398.
  20. Yu R., Wong M., Chang B., Lai X., Lum C.M., Auyeung T.W., Lee J., Tsoi K., Lee R., Woo J. Trends in activities of daily living disability in a large sample of community-dwelling Chinese older adults in Hong Kong: An age-period-cohort analysis. BMJ. 2016; 6(12): e013259.
  21. Shinkai S., Yoshida H., Taniguchi Y., Murayama H., Nishi M., Amano H., Nofuji Y., Seino S., Fujiwara Y. Public health approach to preventing frailty in the community and its effect on healthy aging in Japan. Geriatr. Gerontol. Int. 2016; 16(1): 87-97.
  22. Pavlova I.A., Monastyrnyj E.A., Gumennikov I.V., Barysheva G.A. Russian index of well-being of the older generation: methodology, technique, approbation. ZHurnal issledovanij soci-al'noj politiki 2018; 16(1): 23–36. DOI 10.17323/727-0634-2018-16-1-23-36. (In Rus.)

Дата поступления: 06.03.2023


Просмотров: 1312

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 07.11.2023 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search