О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Главная
ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ ЦЕРЕБРОВАСКУЛЯРНЫМИ БОЛЕЗНЯМИ ЛИЦ ТРУДОСПОСОБНОГО ВОЗРАСТА И ЕЁ ВЛИЯНИЕ НА НЕЛЕТАЛЬНЫЕ ПОТЕРИ ТРУДОВОГО ПОТЕНЦИАЛА Печать
21.03.2024 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2024-70-1-1

1Муравьева А.А., 2Михайлова Ю.В., 2Стерликов С.А., 3Введенский Г.А.
1ФГБОУ «Ставропольский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Ставрополь, Россия
2ФГБУ «Центральный НИИ организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России, Москва, Россия
3ГБУ «Станция скорой и неотложной медицинской помощи имени А. С. Пучкова» Департамента здравоохранения города Москвы, Москва, Россия

Резюме

Актуальность. Заболеваемость цереброваскулярными болезнями лиц трудоспособного возраста имеет медико-социальное и экономическое значение, поскольку активная его часть является источником доходов, а пассивная - расходов государства.

Цель: оценить динамику показателей цереброваскулярных болезней среди лиц трудоспособного возраста и вклад этих заболеваний в нелетальные (временную утрату трудоспособности и инвалидность) потери трудового потенциала.

Материалы и методы: проанализированы данные форм статистического наблюдения №№ 12, 16-ВН, 7-собес с 2010 по 2022 гг. Проведена оценка ежегодных нелетальных потерь.

Результаты. Показатель первичной заболеваемости всеми цереброваскулярными болезнями трудоспособного населения имеет тенденцию к росту. Показатель первичной заболеваемости инсультами в динамике не менялся, и составил 155,1±3,7 на 100000 населения. Рост заболеваемости геморрагическими инсультами и инфарктом мозга обусловлен снижением заболеваемости неуточнёнными инсультами; при улучшении диагностики генеза неуточнённых инсультов заболеваемость трудоспособного населения инфарктами мозга составит 118,2±3,0, геморрагическими инсультами - 36,8±1,2; соотношение между ними 3,3:1 (у лиц пенсионного возраста – выше). Отмечается рост общей заболеваемости цереброваскулярными болезнями, что может быть связано с накоплением контингентов, подлежащих наблюдению. Заболеваемость цереброваскулярными болезнями с временной утратой трудоспособности в допандемический период снижалась; в её структуре растёт доля пациентов >59 лет.

Заключение. Доля инсультов среди цереброваскулярных болезней у лиц трудоспособного возраста относительно постоянна, и в целом по России составляет 31,7%±0,5. Частота инсультов у лиц трудоспособного возраста не обнаруживает тенденции к росту, несмотря на влияние потенциальных вмешивающихся факторов (таких как пандемия COVID-19, повышение верхней границы трудоспособного возраста). Тем не менее, сохраняется угроза их роста по мере повышения верхней границы трудоспособного возраста, связанная, прежде всего, с ростом частоты инфарктов мозга. Повышение верхней границы трудоспособного возраста пока не оказало существенного влияния на динамику заболеваемости цереброваскулярными болезнями с временной утратой трудоспособности и её возрастную структуру, которая продолжила изменяться точно также, как и до его повышения. Отмечается снижение первичной инвалидности лиц трудоспособного возраста от цереброваскулярных болезней. Рост показателя повторной инвалидности от цереброваскулярных болезней в последние годы обусловлен временным изменением порядка освидетельствования. Ежегодные нелетальные потери от цереброваскулярных болезней трудового потенциала составляют от 61860 до 118436 человеко-лет.

Область применения результатов. Результаты исследования могут быть использованы руководителями органов исполнительной власти в сфере здравоохранения.

Ключевые слова: цереброваскулярные болезни; трудоспособное население; нелетальные потери трудового потенциала; заболеваемость цереброваскулярными болезнями; временная утрата трудоспособности; инвалидность при цереброваскулярных болезнях.

Контактная информация: Муравьева Алла Анатольевна, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов в связи с публикацией данной статьи.
Соблюдение этических стандартов. Данный вид исследования не требует прохождения экспертизы локальным этическим комитетом.
Для цитирования: Муравьева А.А., Михайлова Ю.В., Стерликов С.А., Введенский Г.А. Заболеваемость цереброваскулярными болезнями лиц трудоспособного возраста и её влияние на нелетальные потери трудового потенциала. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2024; 70(1):1. Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1558/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2024-70-1-1

INCIDENCE OF CEREBROVASCULAR DISEASES IN WORKING-AGE POPULATION AND ITS IMPACT ON NON-FATAL LOSS OF LABOUR POTENTIAL
1Muravyeva A.A., 2Mikhaylova Yu.V., 2Sterlikov S.A., 3Vvedensky G.A.
1
Stavropol State Medical University, Stavropol, Russia
2Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow, Russia
3A.S. Puchkov First-aid Station of the Moscow Healthcare Department, Moscow, Russia

Abstract

Significance. The incidence of cerebrovascular diseases among working-age population is of medical, social and economic importance, since active working population is a source of income, while the passive one is the public expenditure.

The purpose of the study was to evaluate dynamics in indicators of cerebrovascular diseases among working age population and the impact of cerebrovascular diseases to non-fatal (temporary disability and disability) loss of labour potential.

Material and methods. The study used data of the official statistical observation forms No 16 BH and 7-social security and evaluated the annual non-fatal loss.

Results. The incidence rate of all cerebrovascular diseases among working-age population tends to increase. The stroke incidence rate has been relatively constant over time and equaled to 155.1±3.7 per 100,000 population. The increase in the incidence of hemorrhagic strokes and cerebral infarction is due to the reduced incidence of unspecified stroke; with a better genesis diagnosis of unspecified stroke, the incidence of cerebral infarction among working-age population will add up to 118.2 ± 3.0, hemorrhagic strokes – to 36.8 ± 1.2 with the ration of 3.3:1 (higher among population of the retirement age). There is an increase in the overall incidence of cerebrovascular diseases, which may be associated with accumulation of the contingents subject to examination. The incidence of cerebrovascular diseases with temporary disability during the pre-pandemic period has been declining with the share of patients over 59 in its structure increasing.

Conclusion. The share of strokes in cerebrovascular diseases among working-age population is fairly constant adding up to 31.7% ± 0.5 in Russia as a whole. The incidence of stroke among working-age population doesn’t show any upward trend, despite the influence of potential confounding factors (such as the COVID-19 pandemic and the increased upper limit of the working age). Nevertheless, the threat of its growth remains as the upper limit of the working age rises, primarily associated with a higher incidence of cerebral infarctions. So far, the increase in the upper limit of the working age has not produced any significant impact on dynamics in the incidence of cerebrovascular diseases with temporary disability and its age structure, which continued to follow the same change pattern as before its increase. There is a decrease in primary disability due to cerebrovascular diseases among working-age population. The increase in recurrent disability due to cerebrovascular diseases over recent years is associated with a temporary change in the procedure for examination. The annual non-fatal loss of labour potential due to cerebrovascular diseases ranges from 61,860 to 118,436 person-years.

Scope of application. The study results can be used by health executives.

Keywords: cerebrovascular diseases; working-age population; non-fatal loss of labour potential; incidence of cerebrovascular diseases; temporary disability; disability associated with cerebrovascular diseases.

Corresponding author: Alla A. Muravyeva, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Muravyeva A.A
., https://orcid.org/0000-0002-4460-870X
Mikhaylova Yu.V., http://orcid.org/0000-0001-6779-726X
Sterlikov S.A., https://orcid.org/0000-0001-8173-8055
Vvedensky G.A., https://orcid.org/0009-0007-3716-8033
Acknowledgments. The study did not have sponsorship.
Competing interests. The authors declare the absence of any conflicts of interest regarding the publication of this paper.
Compliance with ethical standards. This study does not require a conclusion from the Local Ethics Committee.
For citation: Muravyeva A.A., Mikhaylova Yu.V., Sterlikov S.A., Vvedensky G.A. Incidence of cerebrovascular diseases in working-age population and its impact on non-fatal loss of labour potential. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia [serial online] 2024; 70(1):1. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1558/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2024-70-1-1 (In Rus).

Введение

Заболеваемость цереброваскулярными болезнями (ЦВБ) лиц трудоспособного возраста имеет существенное как медико-социальное, так и экономическое значение. Несмотря на то, что в структуре смертности населения трудоспособного возраста отмечалось некоторое снижение доли цереброваскулярных болезней (в 2001 г. – 6,2%; в 2013 г. до 5,9% [1], в 2021 г. – 5,5%), потерь от ЦВБ лиц трудоспособного возраста не ограничивается их смертью. Как справедливо описали проблему Л.В. Стаховская и соавт., «…в процессе социально-экономического развития население играет двоякую роль. С одной стороны, его активная часть является источником доходов государства. С другой стороны, пассивная часть населения является основным объектом прямых и непрямых расходов. Значительная доля таких расходов является следствием заболеваний с частичной или полной потерей трудоспособности или преждевременной смертью представителей активной части населения» [2]. Инвалидизация по причине инсульта занимает первое место среди всех причин первичной инвалидности [3].

Факторами риска развития инфаркта мозга являются: артериальная гипертензия (особенно ночная), признаки венозной дисциркуляции, отклонения от нормы показателей свёртывающей системы крови, отягощённый наследственный анамнез по болезням системы кровообращения, психоэмоциональный стресс, курение, наличие очагов хронической инфекции, центральное ожирение, нарушение липидного спектра [3,4], а, в последние годы – перенесенная новая коронавирусная инфекция (COVID-19) [5, 6, 7].

Ведущим фактором риска развития геморрагического инсульта (субарахноидальные, внутричерепные и другие внутримозговые кровоизлияния) является артериальная гипертензия [2].

Указанные факторы риска (за исключением курения и наличия очагов хронической инфекции, распространённость которых, вероятнее всего, снижается) часто встречаются у лиц трудоспособного возраста. При этом по данным регистра инсультов у мужчин трудоспособного возраста частота первичного инсульта выше, чем у женщин, а наиболее опасной группой для возникновения первичного инсульта являются мужчины в возрасте 45–59 лет [2].

Оценка потерь трудового потенциала вследствие смерти от ЦВБ нами была проведена ранее и будет опубликована в ближайшее время. Подходы к определению потерь трудового потенциала вследствие временной или постоянной (инвалидность) утраты трудоспособности был разработаны нами позже, и ожидают публикации.

В связи с этим, нами была поставлена цель: оценить динамику показателей цереброваскулярных болезней среди лиц трудоспособного возраста и вклад этих заболеваний в нелетальные (временную утрату трудоспособности и инвалидность) потери трудового потенциала.

Материалы и методы

В период с 2010 по 2022 гг. проанализировали следующие показатели:

- долю ЦВБ среди болезней системы кровообращения (БСК) у лиц трудоспособного возраста и старше трудоспособного возраста. Показатель рассчитывали по данным формы Федерального статистического наблюдения № 12 «Сведения о числе заболеваний, зарегистрированных у пациентов, проживающих в районе обслуживания медицинской организации» (далее – ф. 12). Здесь и далее: поскольку нижняя граница трудоспособного возраста составляет 16 лет [8], то число случаев заболевания у лиц трудоспособного возраста определяли как сумму числа случаев заболевания у детей 15–17 лет (т. 2000) и взрослых (т. 3000) за вычетом числа случаев заболеваний у лиц старше трудоспособного возраста (т. 4000);

- общая и первичная заболеваемость ЦВБ населения трудоспособного возраста. Источник сведений – ф. 12 (алгоритм формирования – см. выше). Показатель рассчитывали на 100 000 населения трудоспособного возраста;

- первичная заболеваемость населения инсультами – рассчитывали по данным ф. № 12 как сумму состояний: субарахноидальное кровоизлияние, внутримозговые и другие внутричерепные кровоизлияния, инфаркт мозга, инсульт, не уточнённый как кровоизлияние или инфаркт на 100 000 населения трудоспособного возраста;

- показатели временной утраты трудоспособности (ВУТ) рассчитывали по общепринятой методике (изложена, например, в [9]). Источником данных о числе случаев и дней временной утраты трудоспособности была форма № 16-ВН «Сведения о причинах временной нетрудоспособности» (далее – ф. 16-ВН). Источником сведений о численности работающих было официальное издание Росстата [10], а за 2022 г. – по данным [11];

- возрастную структуру числа случаев ВУТ рассчитывали по данным ф. 16-ВН как отношение числа случаев ВУТ соответствующего возраста к общему числу случаев ВУТ по поводу ЦВБ (данный показатель доступен для анализа с 2011 года);

- показатели первичной и повторной инвалидности рассчитывали как умноженное на 10 тыс. отношение числа лиц, впервые признанными инвалидами (по данным формы № 7-собес «Сведения о медико-социальной экспертизе лиц в возрасте 18 лет и старше»; далее – ф. 7-собес) к среднегодовой численности населения соответствующего возраста.

Ежегодные нелетальные потери трудового потенциала вследствие нетрудоспособности рассчитывали как сумму числа дней нетрудоспособности у мужчин в возрасте от 15 до 59 лет и женщин в возрасте от 15 до 54 лет, деленных на 365 или 366 (в зависимости от того, являлся ли год високосным), ½ числа случаев первичной инвалидности (предполагается, что установление группы инвалидности происходило в течение года одинаково близко к его началу или окончанию; в среднем – в середине года), и число случаев повторной инвалидности.

Таким образом получали абсолютное число потерь человеко-лет вследствие временной или постоянной (инвалидность) утраты трудоспособности, на основании которого рассчитывали интенсивный показатель, в числителе которого было абсолютное число нелетальных потерь человеко-лет, а в знаменателе – среднегодовая численность населения 15–54 лет для женщин и 15–59 лет для мужчин. Выбор нижней и верхней границ возрастных групп населения был обусловлен возрастными группами, содержащимися в формах статистического наблюдения № 16-ВН и 7-собес.

В ходе анализа нами применялся ряд специальных дефиниций:

  • инсульт – включает субарахноидальные, другие внутричерепные и внутримозговые кровоизлияния, инфаркт мозга, инсульт, не уточнённый как кровоизлияние или инфаркт;
  • геморрагический инсульт – включает субарахноидальные, другие внутричерепные и внутримозговые кровоизлияния;
  • неуточнённый инсульт – инсульт, неуточнённый как кровоизлияние или инфаркт.

При анализе показателей у лиц трудоспособного возраста следует выделить несколько вмешивающихся факторов:

  • увеличение верхней границы трудоспособного возраста в 2020 и 2021 гг. на 1 год, в 2022 г. – на 2 года;
  • пандемия новой коронавирусной инфекции (COVID-19), продолжавшаяся в 2020–2023 гг.;
  • вхождение в состав России Республики Крым и города Севастополя в 2015 г.;
  • изменение правил классификации отдельных нозологических единиц, составляющих ЦВБ в 2015 г. последнее следует рассмотреть в данном разделе публикации, поскольку оно оказывает влияние на состав анализируемых единиц и методику проведения анализа (рис. 1).

Рис.1
Рис. 1. Динамика структуры первичной заболеваемости цереброваскулярными болезнями в 2010–2022 гг.

В 2015 г. произошло сокращение числа последствий ЦВБ при увеличении других ЦВБ. Доля инсультов при этом не изменилась, составляя менее 50% всех впервые в жизни зарегистрированных ЦВБ. Аналогичная ситуация отмечается и в отношении общей заболеваемости ЦВБ у лиц трудоспособного возраста, в которых «другие ЦВБ» до 2015 года составляли 62,5% (только в 2010 г.) – 24,5%, а с 2016 года составляют более 90%.

Таким образом, на наш взгляд, проведение анализа структуры отдельных компонентов заболеваемости до 2015 года возможно проводить только начиная с 2015 года.

Что касается анализа динамики первичной заболеваемости ЦВБ лиц трудоспособного возраста, то его по совокупности ключевых точек воздействия вмешивающихся факторов целесообразно разделить на три периода: первый (2010–2014 гг.) – до вхождения в состав Российской Федерации Республики Крым и г. Севастополя и до изменения учёта цереброваскулярных болезней; второй (2015–2029 гг.) – до начала изменения трудоспособного возраста и пандемии COVID-19.

В ходе исследования рассчитывали интенсивные и экстенсивные показатели, определяли тип распределения показателей в динамическом ряду с использованием метода Шапиро-Уилка. При значении p больше критического (0,05) считали показатели нормально распределёнными, и рассчитывали для них среднее значение, стандартную ошибку средней (m) и стандартное отклонение (S), которые записывали как M±m(S). Проводили анализ тренда динамики показателя методом наименьших квадратов с последующим анализом величины коэффициента независимого члена уравнения регрессии.

Результаты

Доля ЦВБ в общем числе БСК изменялась стохастически: 2010 г. - 18,1%; 2011 г. - 18,5%; 2012 г. - 19,5%; 2013 г. - 18,7%; 2014 г. - 18,5%; 2015 г. - 19,6%; 2016 г. - 19,6%; 2017 г. - 18,9%; 2018 г. - 19,1%; 2019 г. - 18,2%; 2020 г. - 18,3%; 2021 г. - 18,6%; 2022 г. - 18,0%. В среднем за период с 2010 по 2023 гг. она составила 18,7±0,2 (0,6). Это в среднем в 1,6 раза ниже, чем у лиц старше трудоспособного возраста (p<0,0001).

Показатель первичной заболеваемости ЦВБ в целом обнаруживал тенденцию к росту, которая графически представлена на рис. 1.

Рис.2
Рис. 2. Динамика показателя первичной заболеваемости цереброваскулярными болезнями в три периода статистического наблюдения (см. раздел «материалы и методы»), с 2010 по 2022 гг., на 100 000 населения трудоспособного возраста

В первом периоде наблюдения (2010–2014 гг.) темп прироста показателя был несколько выше, чем во второй период. Во многом это объясняется тем, что последствия ЦВБ стали регистрироваться не чаще 1 раза в год. В период с 2019 по 2020 гг. произошло существенное снижение показателя первичной заболеваемости ЦВБ. Как будет видно далее, это связано не только с недостаточным выявлением ЦВБ в период пандемии COVID-19, но и с проблемами при регистрации отдельных ЦВБ как осложнений COVID-19.

Высокий темп роста в период с 2020 по 2022 гг. может быть связан с восстановлением системы регистрации случаев заболевания. Однако представляет интерес и то, что процесс снижения заболеваемости лиц трудоспособного возраста затронул и инсульты в целом (инфаркты мозга и внутричерепные/внутримозговые кровоизлияния) – рис. 3

Рис.3
Рис. 3. Первичная заболеваемость лиц трудоспособного возраста инсультом в Российской Федерации с 2010 по 2022 гг., на 100 000 лиц трудоспособного возраста

Какого-либо роста или снижения первичной заболеваемости инсультами населения трудоспособного возраста не было. В 2020 г. отмечалось самое низкое значение первичной заболеваемости инсультами; это может быть связано с особенностями кодирования части инсультов как осложнений COVID-19. Тем не менее, к 2021 году показатель заболеваемости инсультами вышел на обычные значения показателя. Среднее значение показателя заболеваемости инсультами на 2010–2022 гг. составило 155,1±3,7 (13,3) на 100 000 населения трудоспособного возраста (для сравнения, заболеваемость инсультом лиц старше трудоспособного возраста была в 5 раз выше, и составила 757,3±8,3 (29,8).

Доля инсультов в структуре ЦВБ составляет 31,7%±0,5 (2,0), и относительно постоянна.

Заболеваемость отдельными компонентами, входящими в инсульты, представлена на рис. 4.

Рис.4
Рис. 4. Первичная заболеваемость лиц трудоспособного возраста геморрагическим инсультом, инфарктом мозга и инсультом, неуточнённым как кровоизлияние или инфаркт в Российской Федерации с 2010 по 2022 гг., на 100 000 лиц трудоспособного возраста

Несмотря на то, что первичная заболеваемость и геморрагическим инсультом, и инфарктом мозга росла, это происходило за счёт снижения неуточнённого инсульта; т.е. фактически происходило простое перераспределение неуточнённых инсультов в большей мере (в геморрагические, в меньшей – в инфаркты мозга; коэффициенты всех трёх уравнений регрессии линий тренда при их сложении мало отличаются от нуля (-0,276). Так или иначе, можно констатировать, что ни один вмешивающихся из факторов, включая изменение трудоспособного возраста и пандемию COVID-19, не повлиял существенно не только на заболеваемость инсультами, но и на соотношение между геморрагическими инсультами и инфарктами мозга. Усреднённая заболеваемость геморрагическими инсультами трудоспособного населения России составила 32,6±1,3 (4,8), инфарктами мозга – 104,9±3,5 (12,6). Соотношение между инфарктом мозга и геморрагическими инсультами у лиц трудоспособного возраста практически постоянно, и составляет 3,3±0,1 (0,4):1 (в отличие от лиц старше трудоспособного возраста, у которых указанное соотношение непрерывно растёт; в 2010 г. оно составило 5,1:1, а к 2022 г. выросло до 8,4:1). Почти такое же соотношение между коэффициентами роста инфарктов мозга и геморрагических инсультов (3,11:1), что свидетельствует, что инсульты, неуточнённые как кровоизлияния или инфаркт, в последние годы, по мере улучшения диагностических возможностей, распределялись между инфарктом мозга и геморрагическими инсультами приблизительно в таком же соотношении, в каком эти состояния распределены между собой. Это позволяет моделировать «истинную» заболеваемость лиц трудоспособного возраста теми или иными видами инсультов путём перераспределения неуточнённых инсультов между инфарктами мозга и геморрагическими инсультами в соотношении 3,1:1. Таким образом, расчётная частота инфарктов мозга составит 118,2±3,0 (10,8) на 100 000 населения, а геморрагических инсультов – 36,8±1,2 (4,3) на 100 000 населения.

Закупорка и стеноз прецеребральных и церебральных артерий, не приводящая к инфаркту мозга, имела небольшую тенденцию к снижению, и встречалась в среднем у 9,8±0,5 (1,8) на 100 000 населения.

Динамика общей заболеваемости ЦВБ представлена на рис. 5.

Рис.5
Рис. 5. Общая заболеваемость лиц трудоспособного возраста цереброваскулярными болезнями в Российской Федерации с 2010 по 2022 гг., на 100 000 лиц трудоспособного возраста

В целом за период наблюдения отмечался рост показателя общей заболеваемости ЦВБ, что может быть связано с накоплением контингентов, подлежащих наблюдению.

В структуре общей заболеваемости ЦВБ большую долю (до 2015 г. – 62–64%, после 2015–2019 гг. – 93%; 2020–2022 гг. – 92%) составляли «другие цереброваскулярные болезни». В период пандемии COVID-19 отмечалось снижение ЦВБ до уровня 2013 г., со снижением доли «других цереброваскулярных болезней» и ростом в структуре инсультов (до 6,3%) и последствий ЦВБ (до 1,1%).

Что касается потерь трудовых ресурсов от ЦВБ, то они могут носить временный (заболеваемость с временной утратой трудоспособности) и постоянной или долговременной (в связи с инвалидностью в результате ЦВБ).

Для проведения дальнейшего анализа нам пришлось рассчитать показатель заболеваемости с ВУТ по поводу заболеваний в целом по РФ. Он составил в 2010 г. - 34,6; 2011 г. - 32,8; 2012 г. - 29,9; 2013 г. - 29,7; 2014 г. - 28,1; 2015 г. - 27,2; 2016 г. - 27,0; 2017 г. - 26,9; 2018 г. - 27,0; 2019 г. - 26,4; 2020 г. - 32,9; 2021 г. - 36,7; 2022 г. - 40,7 на 100 работающих; т.е. непрерывно вплоть до 2019 года снижался, после чего, в годы пандемии COVID-19, начал непрерывно расти.

Динамика показателей с временной утратой трудоспособности (ВУТ) в результате ЦВБ представлена на рис. 6.

Рис.6
Рис. 6. Динамика заболеваемости цереброваскулярными болезнями с временной утратой трудоспособности и доли цереброваскулярных болезней (случаев и дней нетрудоспособности) среди всех случаев заболеваний с временной утратой трудоспособности

Заболеваемость с ВУТ в результате ЦВБ в допандемический период снижалась. В первый год пандемии она закономерно снизилась в связи с преобладанием иных причин ВУТ. В 2022 г. она восстановилась до допандемического уровня, однако доля случаев ЦВБ среди всех причин заболеваемости с ВУТ, осталась прежней.

Продолжительность одного случая ЦВБ изменялась в пределах от 23,7 до 26,3 дня, и в среднем за период с 2010 по 2022 гг. составила 24,6±0,2 (0,8) дней. Наибольшие значения продолжительности случая приходятся на период пандемии COVID-19 – 25,8±0,2 (0,4) (по сравнению с 24,3±0,1 (0,4). Таким образом, пандемия COVID-19 оказала негативное влияние на заболеваемость с ВУТ при ЦВБ, поскольку продолжительность одного случая ЦВБ выросла на 1,5 дня. Возможно, рост продолжительности случая ВУТ по причине ЦВБ связан с тем, что в структуре общей заболеваемости ЦВБ стало регистрироваться больше инсультов и их последствий, и меньше «других ЦВБ» (см. динамику общей заболеваемости).

Возрастная структура числа случаев ВУТ по поводу ЦВБ в рассматриваемый период менялась (рис. 7).

Рис.7
Рис. 7. Доля случаев временной утраты трудоспособности у лиц разного возраста в общей структуре случаев цереброваскулярных болезней с временной утратой трудоспособности в 2011 – 2022 гг. в целом по Российской Федерации

В 2011–2022 гг. в возрастной структуре случаев ЦВБ с ВУТ происходило неуклонное увеличение доли лиц старше 59 лет. При этом рост их доли происходил строго по линейной закономерности с хороший оценкой аппроксимации функции методом наименьших квадратов (рис. 8).

Рис.8
Рис. 8. Динамика доли лиц старше 59 лет в возрастной структуре числа больных с временной утратой трудоспособности по поводу цереброваскулярных болезней в 2011 – 2022 гг. в целом по России.

Пунктирной линией показана линейная линяя тренда. Приведены параметры аппроксимации линейного тренда

Среди лиц остальных возрастных групп отмечалось доли заболевших ЦВБ с ВУТ в возрасте 50–54 года (как и до 2020 года). Доля лиц остальных возрастных групп изменялась несущественно.

Таким образом, ни пандемия COVID-19, ни повышение верхней границы трудоспособного возраста пока не оказали существенного влияния на динамику возрастной структуры ЦВБ с ВУТ, которая продолжила изменяться точно также, как и до его повышения трудоспособного возраста и пандемии.

Более длительные потери трудового потенциала отражает показатель инвалидности. Динамика показателя первичной инвалидности показана на рис. 9.

Рис.9
Рис. 9. Динамика показателя первичной инвалидности взрослых, на 100 000 населения соответствующего возраста

Первичная инвалидность вследствие ЦВБ снижалась как среди населения в целом, так и во всех возрастных группах, особенно сильно – среди лиц старше трудоспособного возраста. Первичная инвалидность лиц трудоспособного возраста

Ожидаемо, наиболее подвержены инвалидизации лица трудоспособного возраста 45 лет и старше (в дефинициях 2019 года). При этом относительный риск между инвалидизацией взрослых лиц в возрасте 18–44 года и старше 45 лет снизился несущественно – с 12,9 до 10,9.

На динамику показателя повторной инвалидности существенное влияние оказало изменение порядка освидетельствования, которая в период с начала пандемии и по 2 июля 2022 г. проводилась без их участия.

Рис.10
Рис. 10. Динамика показателя повторной инвалидности взрослых, на 100 000 населения соответствующего возраста

В период пандемии COVID-19 произошло существенное повышение показателя повторной инвалидности, связанное с изменением порядка её получения (см. далее). В связи с этим, ключевыми временными отрезками для оценки потерь трудового потенциала в связи с инвалидностью следует считать периоды с 2010 по 2019 гг. и с 2020 по 2022 гг.

Динамика потерь человеко-лет трудоспособного потенциала показана в таблице 1.

Таблица 1

Потери человеко-лет трудоспособного потенциала от цереброваскулярных болезней в 2011–2022 гг.

Компонент Годы
2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020 2021 2022
ВУТ абс. 13734 12577 11807 11564 10892 10543 10239 10243 9945 8397 9020 9976
% 11,6 11,1 11,5 12,3 12,6 12,8 13,4 14,8 16,1 12,0 9,7 10,5
Инвалид-
ность
абс. 104702 100511 90940 82587 75883 71865 66249 59081 51915 61669 84206 85463
% 88,4 88,9 88,5 87,7 87,4 87,2 86,6 85,2 83,9 88,0 90,3 89,5
Всего абс. 118436 113088 102747 94151 86775 82408 76487 69324 61860 70066 93226 95438
инт* 14,0 13,5 12,4 11,3 10,6 10,2 9,6 8,8 7,9 9,1 12,1 12,4

* интенсивный показатель, на 10 000 населения.

В целом временные или стойкие потери трудоспособности лиц в возрасте 15–54 лет для женщин и 15–59 лет для мужчин (как в абсолютном выражении, так и на 10 000 населения) снижались вплоть до 2019 года. В 2020 г. и далее отмечался их рост, который к 2022 г. увеличил потери трудоспособности до уровня 2013 (интенсивный показатель) – 2014 (абсолютное значение) гг. При этом в структуре отмечался рост потерь вследствие временной утраты трудоспособности (с 11,6% в 2011 г. до 16,1% в 2019 г.). Это свидетельствует о выросших возможностях по предотвращению инвалидизации и реабилитации пациентов с ЦВБ.

Обсуждение

Несмотря на наблюдения ряда авторов [5,6], пандемия COVID-19 не привела к росту заболеваемости ЦВБ лиц трудоспособного возраста. Не сказалось на заболеваемости ЦВБ также повышение верхней границы трудоспособного возраста на 1-2 года. Вместе с тем, пандемия COVID-19 в результате связанных с ней противоэпидемических мероприятий (которые особенно интенсивно проводились в 2020 и 2021 гг.) оказала заметное влияние на эпидемиологические показатели по ЦВБ: снижение регистрируемой заболеваемости, увеличение продолжительности случая ВУТ). Влияние остальных вмешивающихся факторов было исчезающе мало.

Поскольку у лиц старше трудоспособного возраста отношение числа инфарктов мозга к числу геморрагических инсультов выше, дальнейшее повышение трудоспособного возраста может привести к, прежде всего, к росту частоты инфарктов мозга у лиц трудоспособного возраста. Этот вывод согласуется с рассуждениями Л.В. Стаховской и соавт. [2].

Несмотря на многочисленные сообщения СМИ о снижении возраста инсульта, в том числе – на сайтах медицинских организаций (например, [12, 13]), а также данных некоторых научных публикаций (например, [14]), наше исследование не подтверждает этого. Напротив, в структуре заболеваемости с ВУТ с 2010 года и по настоящее время идёт стабильный линейный рост доли лиц 60 лет и старше. Сама по себе заболеваемость ЦВБ в целом и, в частности, инсультами, лиц трудоспособного возраста стабильна.

В период пандемии COVID-19 в Российской Федерации были приняты различные меры, направленные на улучшение положения инвалидов. Постановлением Правительства РФ № 1697 от 16.10.2020 г. [15] был принят Временный порядок признания лица инвалидом, в соответствии с которым установленная группа инвалидности автоматически продлевалась на 6 месяцев без прохождения переосвидетельствования [16]. Данный порядок действовал до 02.07.2022. В связи с этим отмечался рост показателя повторной инвалидности. Учитывая относительно высокий реабилитационный потенциал у больных трудоспособного возраста после инсульта [17] в дальнейшем можно предполагать снижение показателя инвалидности населения, в первую очередь – у лиц трудоспособного возраста.

Дальнейшее направление исследований связано с определением экономического ущерба от ЦВБ вследствие инвалидности и временной утраты трудоспособности как вследствие снижения доходов, так и вследствие роста затрат на социальное обеспечение [2], базой для которого является данное исследование.

Выводы

  1. Доля цереброваскулярных болезней среди болезней системы кровообращения у лиц трудоспособного возраста в среднем в 1,6 раза ниже, чем у лиц, старше трудоспособного возраста, т.е. достаточно велика.
  2. Доля инсультов среди цереброваскулярных болезней у лиц трудоспособного возраста относительно постоянна, и в целом по России составляет 31,7%±0,5 (2,0).
  3. Частота инсультов у лиц трудоспособного возраста составляет 155,1±3,7 (13,3) на 100 000 населения трудоспособного возраста, что в 5 раз ниже, чем у лиц старше трудоспособного возраста, и пока не обнаруживает тенденции к росту, несмотря на влияние потенциальных вмешивающихся факторов (таких как пандемия COVID-19, повышение верхней границы трудоспособного возраста). Тем не менее, сохраняется угроза их роста по мере повышения верхней границы трудоспособного возраста, связанная, прежде всего, с ростом частоты инфарктов мозга.
  4. Соотношение между инфарктом мозга и геморрагическими инсультами у лиц трудоспособного возраста составляет 3,3±0,1 (0,4):1. У лиц старше трудоспособного возраста она выше, и имеет тенденцию к росту (что, скорее всего, связано с ростом продолжительности жизни).
  5. Установлена расчётная (скорректированная на неуточнённые инсульты) частота геморрагического инсульта и инфарктов мозга, которые составляют, соответственно, 36,8±1,2 (4,3) и 118,2±3,0 (10,8) на 100 000 населения трудоспособного возраста.
  6. Повышение верхней границы трудоспособного возраста пока не оказало существенного влияния на динамику заболеваемости цереброваскулярными болезнями с временной утратой трудоспособности и её возрастную структуру, которая продолжила изменяться точно также, как и до его повышения.
  7. Отмечается снижение первичной инвалидности лиц трудоспособного возраста от цереброваскулярных болезней. Рост показателя повторной инвалидности от цереброваскулярных болезней в последние годы обусловлен временным изменением порядка освидетельствования.
  8. Ежегодные нелетальные потери от цереброваскулярных болезней трудового потенциала составляют от 61860 до 118436 человеко-лет; ожидается их снижение.

Библиография

  1. Крючков Д.В., Павлова С.В., Артамонова Г.В. Отдаленная выживаемость пациентов трудоспособного возраста после церебрального инсульта. Журнал неврологии и психиатрии 2016;3(2):36–47. DOI: 10.17116/jnevro20161163236-42
  2. Стаховская Л.В., Клочихина О.А., Богатырева М.Д., Коваленко В.В. Эпидемиология инсульта в России по результатам территориально-популяционного регистра (2009–2010). Журнал неврологии и психиатрии 2013;(5):4–10.
  3. Никишин В.О., Голохвастов С.Ю., Литвиненко И.В., Цыган Н.В., Янишевский С.Н., Коломенцев С.В., Андреев Р.В. Ишемический инсульт у лиц молодого возраста. Факторы риска, особенности этиопатогенеза. Вестник российской военно-медицинской академии 2020;(3):68-71. DOI 10.32863/1682-7392-2020-3-71-68-71
  4. Евсевьева М.Е., Мартынов М.Ю., Курбанмагомедова А.А., Ростовцева М.В., Ерёмин М.В., Можейко Р.А. Церебральный инсульт в трудоспособном возрасте: оценка профиля факторов риска и фоновых состояний. Современные проблемы науки и образования 2015;(6): 323. Режим доступа: https://science-education.ru/ru/article/view?id=24023 (Дата обращения: 14.07.2023).
  5. Заболотная С.В., Боголепова А.Н., Таирова Р.Т. COVID-19-ассоциированный инсульт. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. Спецвыпуски 2021;121(8‑2):5‑10.
  6. Stein LK, Mayman NA, Dhamoon MS, Fifi JT. The emerging association between COVID-19 and acute stroke. Trends Neurosci 2021 Jul;44(7):527-537. DOI: 10.1016/j.tins.2021.03.005.
  7. Pourciau P., Smith B.C. Stroke Risk Related to Coronavirus Disease-2019: What Have We Learned? Crit Care Nurs Clin North Am 2023;35(1):53–65. DOI: 10.1016/j.cnc.2022.10.001.
  8. Об утверждении методики определения возрастных групп населения. Приказ Федеральной службы государственной статистики от 17.07.2019 № 409. Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/pr-409.pdf (Дата обращения: 23.06.2024).
  9. Хромушина Т.С., Аксёнов В.А. Сравнительный анализ изучения заболеваемости с временной утратой трудоспособности. Оренбургский медицинский вестник 2014;2(6):70–74.
  10. Лайкам К.Э., Волкова И.А., Гимпельсон В.Е., Зайнуллина З.Ж., Зотова А.В., Ильиных А.В. и др. Рабочая сила, занятость и безработица в России (по результатам выборочных исследований рабочей силы) 2022. Статистический сборник. Москва: Росстат; 2022. 151 с.
  11. Абрамов А.Е., Авксентьев Н.А., Апевалова Е.А., Арлашкин И.Ю., Баева М.А., Баландина Г.В. и др. Российская экономика в 2022 году. Тенденции и перспективы. Выпуск 44. Москва: Изд. института Гайдара; 2023. 556 c.
  12. Староверов И.Н. Угрожающая статистика инсульта [Интернет]. Режим доступа: https://яокб.рф/новости/публикации-специалистов/угрожающая-статистика-инсульта/?ysclid=lsn4epnq73470111984 (Дата обращения: 17.07.2023).
  13. Комаров А.Н. Инсульт у молодых. 4 вопроса неврологу. Режим доступа: https://www.doctis.ru/medicina/insylt-y-molodih-4-voprosa-nevrology (Дата обращения: 17.07.2023).
  14. Пизова Н.В. Заболевания сердца и инсульты у лиц молодого возраста. Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика 2014;(2):62–69. DOI: 10.14412/2074-2711-2014-2-62-69.
  15. О Временном порядке признания лица инвалидом: Постановление Правительства РФ от 16.10.2020 № 1697 (с изменениями и дополнениями от 11.02.2021, 21.09.2021, 17.02.2022). Режим доступа: https://base.garant.ru/74771228/ (Дата обращения: 17.07.2023).
  16. Манджиева С.В. Социальная защита инвалидов в период пандемии COVID-19: международно-правовой аспект. Социальное и пенсионное право 2021;(2):33–37.
  17. Ломоносова О.В. Церебральные инсульты: реабилитация больных и инвалидов трудоспособного возраста в мегаполисе: дисс. … канд. мед. наук. Санкт-Петербург. 2021. 178 с.

References

  1. Kryuchkov D.V., Pavlova S.V., Artamonova G.V. Long-term survival of patients of working age after cerebral stroke. Zhurnal nevrologii i psihiatrii 2016;3(2):36–47. DOI: 10.17116/jnevro20161163236-42 (In Rus.).
  2. Stakhovskaya L.V., Klochikhina O.A., Bogatyreva M.D., Kovalenko V.V. Epidemiology of stroke in Russia according to the results of the territorial-population register (2009–2010). Zhurnal nevrologii i psikhiatrii 2013;(5):4–10 (In Rus.)
  3. Nikishin V.O., Golokhvastov S.Yu., Litvinenko I.V., Tsygan N.V., Yanishevskiy S.N., KolomentsevS.V., Andreev R.V. Ischemic stroke in young people. Risk factors, features of etiopathogenesis. Vestnik rossiyskoy voenno-meditsinskoy akademii 2020;(3):68-71. DOI 10.32863/1682-7392-2020-3-71-68-71 (In Rus.).
  4. Evsev'eva M.E., Martynov M.Yu., Kurbanmagomedova A.A., Rostovtseva M.V., Eremin M.V., Mozheyko R.A. Cerebral stroke at working age: assessing the profile of risk factors and background conditions. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya 2015;(6):323. Available from: https://science-education.ru/ru/article/view?id=24023 (Date accessed: 14.07.2023) (In Rus.).
  5. Zabolotnaya S.V., Bogolepova A.N., Tairova R.T. COVID-19-associated stroke. Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii imeni S.S. Korsakova 2021;121(8‑2):5‑10. DOI: 10.17116/jnevro20211210825. (In Rus.)
  6. Stein LK, Mayman NA, Dhamoon MS, Fifi JT. The emerging association between COVID-19 and acute stroke. Trends Neurosci 2021 Jul;44(7):527-537. DOI: 10.1016/j.tins.2021.03.005.
  7. Pourciau P., Smith B.C. Stroke Risk Related to Coronavirus Disease-2019: What Have We Learned? Crit Care Nurs Clin North Am 2023;35(1):53–65. DOI: 10.1016/j.cnc.2022.10.001.
  8. On the approval of the methodology for determining the age groups of the population. Order of the Federal State Statistics Service of July 17, 2019 No. 409. Available from: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/pr-409.pdf (Date accessed: 23.06.2024) (In Rus.)
  9. Khromushina T.S., Aksenov V.A. Comparative analysis of the study of morbidity with temporary disability. Orenburgskiy meditsinskiy vestnik. 2014;2(6):70–74 (In Rus.).
  10. Laykam K.E., Volkova I.A., Gimpel'son V.E., Zaynullina Z.Zh., Zotova A.V., Il'inykh A.V. et al. Labor Force, Employment and Unemployment in Russia (Based on Sample Surveys of the Labor Force) 2022. Statistical Compendium. Moscow: Rosstat; 2022. 151 p. (In Rus.).
  11. Abramov A.E., Avksent'ev N.A., Apevalova E.A., Arlashkin I.Yu., Baeva M.A., Balandina G.V. et al. Rus. economy in 2022. Trends and prospects. Iss. 44. Moscow: Izd. instituta Gaydara; 2023. 556 p. (In Rus).
  12. Staroverov I.N. Threatening Stroke Statistics. Available from: https://яокб.рф/новости/публикации-специалистов/угрожающая-статистика-инсульта/?ysclid=lsn4epnq73470111984 (Date accessed: 17.07.2023) (In Rus.).
  13. Komarov A.N. Stroke in young people. 4 questions to the neurologist. Available from: https://www.doctis.ru/medicina/insylt-y-molodih-4-voprosa-nevrology (Date accessed: 17.07.2023) (In Rus).
  14. Pizova N.V. Heart disease and stroke in young people. Nevrologiya, neyropsikhiatriya, psikhosomatika 2014;(2):62–69. DOI: 10.14412/2074-2711-2014-2-62-69 (In Rus.).
  15. On the Temporary Procedure for Recognizing a Person as a Disabled Person. Decree of the Government of the Rus. Federation of October 16, 2020 No. 1697 (with amendments and additions of February 11, 2021, September 21, 2021, February 17, 2022). Available from: https://base.garant.ru/74771228/ (Date accessed: 17.07.2023) (In Rus.).
  16. Mandzhieva S.V. Social protection of disabled people during the COVID-19 pandemic: international legal aspect. Sotsial'noe i pensionnoe pravo 2021;(2):33–37 (In Rus.).
  17. Lomonosova O.V. Cerebral strokes: rehabilitation of sick and disabled people of working age in a metropolis. Cand. Med.Sci [dissertation]. St. Petersburg. 2021. 178 p. (In Rus.).

Дата поступления: 05.12.2023


Просмотров: 757

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 25.03.2024 г. )
След. »
home contact search contact search