О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №1 2010 (13) arrow Особенности самосохранительного поведения в зависимости от наличия хронических заболеваний
Особенности самосохранительного поведения в зависимости от наличия хронических заболеваний Печать
02.04.2010 г.

УДК: 314.144

Модестов А.А., Гаас Г.Н.
Городская поликлиника №1, г. Красноярск

Specific features of self-protection patient’s behaviour in relation to presence of chronic diseases
Modestov A.A., Gaas G.N.
City polyclinic №1, Krasnoyarsk

На основе опроса пациентов поликлиники анализируются особенности самосохранительного поведения респондентов с учетом состояния их здоровья. Показано, что неудовлетворительное в целом самосохранительное поведение пациентов поликлиники характерно и для здоровых, и для лиц с хроническими заболеваниями. Негативное состояние здоровья не становится значимым стимулом для оздоровления образа жизни. Незначительные сдвиги касаются коррекции алкогольного поведения (преимущественно для мужчин), или курения (преимущественно для женщин), или большей приверженности пассивному отдыху. Using the data of the interrogation carried out among patients in polyclinics, the specific features of self-protection behaviour of respondents are analyzed with regard to their health status. It is shown, that unsatisfactory, as a whole, self-protection behaviour of patients in polyclinics is typical both for healthy persons and for patients with chronic diseases. The negative health status does not become a significant stimulus for health improving lifestyle. Insignificant changes are related to correction of alcoholic behaviour (mainly for men), smoking (mainly for women), or greater adherence to passive rest.

Ключевые слова: самосохранительное поведение, факторы риска, оздоровление образа жизни.

Key words: self-protection behaviour, risk factors, health improving lifestyle.

Хорошо известно, что самосохранительное поведение российского населения далеко от требований здорового образа жизни [1-6, 8-10]. Вместе с тем, можно предположить, что особенности поведения респондентов могут зависеть от состояния их здоровья. Цель настоящей работы – проверить данную гипотезу по материалам опроса пациентов поликлиники о потреблении алкоголя, курении, характере питания, организации досуга в группах респондентов с наличием длительно текущих хронических заболеваний, и без оных.

В анализ включены сведения о 371 человеке, указавших свои медико-демографические и социальные характеристики, из 410 опрошенных. В соответствие с особенностями возрастного состава населения и характера обращаемости за медицинской помощью, 25,6% респондентов составили мужчины, 74,4% - женщины, причем соотношение: четверть к трем четвертям характерно для всех возрастных групп. Около 70% пациентов составляют лица активных трудоспособных возрастов 30-59 лет, причем соотношение лиц молодых (30-44 года) и старших (45-59 лет) трудоспособных возрастов практически равное. Около 15% составила молодежь до 30 лет и несколько меньше – пожилые люди 60-74 года.

Анализ потребления алкоголя в соответствие с рекомендациями ВОЗ [7] основан на интерпретации четырех вопросов. Данные о количестве дней за последние 4 недели, в которые респондент потреблял алкоголь, с дифференциацией по типу алкогольных напитков, и о разовой дозе потребления - позволяют рассчитать общий объем потребления спиртных напитков в пересчете на абсолютный алкоголь. В свою очередь, распределение по объему потребления дает возможность выделить качественные типы потребителей: «не пьющих», «мало пьющих», «средне пьющих» и «много пьющих». Ответы на вопрос о потреблении алкоголя за последние 12 месяцев позволяют верифицировать группу непьющих. Ответы на вопрос о случаях за последние 12 месяцев, когда какие-либо дела были не сделаны респондентом в связи с употреблением алкоголя, позволяют верифицировать группу «много пьющих».

С учетом ответов респондентов о характере потребления алкоголя, средний уровень годового потребления для мужчин составил 8,8 л, для женщин 2,5 л в пересчете на абсолютный алкоголь. Эти данные оказались меньше, чем те, что приводят эксперты для взрослого населения страны. Вместе с тем, надо иметь в виду, что речь идет не обо всем населении, а о пациентах поликлиники, а потому сюда практически не вошли маргинальные группы, характеризующиеся наибольшими масштабами потребления.

Анализ ответов респондентов позволил отнести к группе «не пьющих» 29,5% мужчин и 42,4% женщин; к группе «мало пьющих» с годовым потреблением до 6,0 л для мужчин и до 1,5 л для женщин - 41,1% мужчин и 38,8% женщин соответственно. К группе «средне пьющих» с годовым потреблением от 6 до 10 л для мужчин и от 1,5 до 4,0 л для женщин относятся соответственно 10,5% мужчин и 9,8% женщин. Соответственно к «много пьющим» относятся 18,9% мужчин и 9,1% женщин. Чтобы оценить масштаб проблемы, можно отметить, что среднедушевое потребление в группе «много пьющих» составляет 32 л для мужчин и 21 л для женщин. Таким образом, из числа пациентов поликлиники пятая часть мужчин и почти десятая часть женщин нуждаются в наркологической коррекции (табл. 1).

Если оценивать возрастную динамику, то у женщин отчетливо прослеживается закономерность сокращения потребления алкоголя. Если в молодежной среде почти пятая часть женщин (23,7%) относится к категории много пьющих, и даже в активных репродуктивных возрастах (до 45 лет) эта группа составляет 8,4%, то уже к пенсионному возрасту много пьющие посетительницы поликлиники не встретились среди опрошенных. При этом более 60% женщин старше 60 лет являются не пьющими, и еще треть потребляют в среднем в течение года не более 1,5 л алкоголя. У мужчин подобные закономерности отсутствуют. Более того, в течение трудоспособного периода жизни распределение мужчин по типам потребления алкоголя принципиально не отличается. Это означает, что алкогольные стереотипы формируются сравнительно рано и оказываются достаточно устойчивыми. Только в пенсионных возрастах картина существенно меняется за счет увеличения доли не пьющих респондентов. Это не означает, что алкогольные стереотипы резко меняются, скорее за счет повышенного риска смерти много пьющих, их удельный вес в населении сокращается (табл. 1).

Таблица 1

Распределение респондентов по типу потребления алкоголя.

  Непьющие Малопьющие Среднепьющие Многопьющие
  мужчины
до 30 лет 37,5 43,8 12,5 6,3
30-44 года 20 40 12,5 27,5
45-59 лет 29,0 45,2 9,7 16,1
60-74 года 62,5 25,0 0,0 12,5
Общий итог 29,5 41,1 10,5 18,9
  женщины
до 30 лет 28,9 23,7 23,7 23,7
30-44 года 32,6 47,4 11,6 8,4
45-59 лет 49,5 39,0 3,8 7,6
60-74 года 60,5 31,6 7,9 0,0
Общий итог 42,4 38,8 9,8 9,1

Влияние состояния здоровья на алкогольное поведение не столь однозначно, как можно было ожидать. Если оценивать в среднем распределение по типу потребления алкоголя среди мужчин с хроническими заболеваниями и здоровых, то может показаться, что принципиальной разницы нет. Вместе с тем, усредненными показателями пользоваться некорректно, поскольку возрастной состав хронических больных естественно старше, чем здоровых. Если же сравнительный анализ вести в сопоставимых возрастных группах, то оказывается, что среди лиц с хронической патологией среднее потребление алкоголя заметно меньше за счет более высокой доли не пьющих и существенно меньшего удельного веса много пьющих. Так, среди молодых людей до 30 лет с хроническими заболеваниями вообще нет средне и много пьющих, тогда как среди здоровых их суммарный вес составляет 30%. В возрастах до 45 лет эти категории среди хронических больных составляют до 30%, а среди здоровых почти вдвое больше 61,6% (табл. 2).

Таблица 2

Распределение мужчин с учетом наличия хронического заболевания по типу потребления алкоголя

  Непьющие Малопьющие Среднепьющие Многопьющие
  Имеющие хронические заболевание
до 30 лет 50,0 50,0 0,0 0,0
30-44 года 22,2 48,1 11,1 18,5
45-59 лет 25,9 44,4 11,1 18,5
60-74 года 62,5 25,0 0,0 12,5
Общий итог 30,9 44,1 8,8 16,2
  Хронические заболевания отсутствуют
до 30 лет 30,0 40,0 20,0 10,0
30-44 года 15,4 23,1 15,4 46,2
45-59 лет 0,0 0,0 0,0 0,0
60-74 года - - - -
Общий итог 25,9 33,3 18,4 25,9

Среди женщин отмеченные закономерности практически не выражены (табл. 3). Так, среди молодых женщин до 30 лет удельный вес средне и много пьющих мало отличается в обеих группах – с хроническими заболеваниями и здоровых (42% и 52%). Аналогичная картина и среди 30-44-летних: суммарная доля средне и много пьющих составляет около 20% и 17% соответственно. В более старших возрастах сравнение затруднено тем, что женщины без хронических заболеваний практически отсутствуют, поскольку выборку составляют посетители поликлиники.

Таблица 3

Распределение женщин с учетом наличия хронического заболевания по типу потребления алкоголя.

  Непьющие Малопьющие Среднепьющие Многопьющие
  Имеющие хронические заболевание
до 30 лет 39,1 17,4 21,7 21,7
30-44 года 29,6 49,3 11,3 9,9
45-59 лет 45,6 43,3 3,3 7,8
60-74 года 57,1 34,3 8,6 0,0
Общий итог 41,6 41,1 8,7 8,7
  Хронические заболевания отсутствуют
до 30 лет 13,3 33,3 26,7 26,7
30-44 года 41,7 41,7 12,5 4,2
45-59 лет 73,3 13,3 6,7 6,7
60-74 года 100,0 - - -
Общий итог 45,6 29,8 14,0 10,5

Проведенный анализ позволяет высказать гипотезу о том, что у мужчин фактором, сдерживающим алкогольное потребление, является не столько возраст, сколько наличие хронического заболевания, тогда как у женщин именно возрастной фактор, и следующие из него жизненные стереотипы (появление семьи, детей), становятся ведущими причинами ограничения потребления.

Далее остановимся на анализе частоты курения и ее связи с состоянием здоровья опрошенных. В среднем по выборке не курят немногим более половины мужчин (52,1%) и около 85% женщин. Сравнительно низкой частотой ежедневного курения (до 10 сигарет) характеризуются около 17% мужчин и 11% женщин. Высокая частота курения характерна почти для десятой части мужчин (9,6%) и менее чем для 1% женщин (0,4%) (табл. 4).

У мужчин с возрастом частота курения несколько возрастает, в основном за счет курящих со средней частотой (10-20 сигарет): если среди молодых людей не курили 66,7% респондентов, а курящие 10-20 сигарет составляли 6,7%, то к пенсионному возрасту осталась лишь половина не курящих, а доля курящих со средней частотой возросла до 37,5% (табл. 4).

У женщин, напротив, частота курения с возрастом снижается, причем за счет снижения удельного веса всех групп курящих, как с низкой, так и со средней частотой. Если среди молодых женщин до 30 лет не курят почти 2/3 респонденток, то в пенсионных возрастах эта категория составляет подавляющее большинство – 94,%, а курение даже в малых количествах встречается в единичных случаях (табл. 4).

Таблица 4

Распределение респондентов по частоте ежедневного курения.

  Не курят До 10 сигарет 10-20 сигарет Больше пачки
  мужчины
до 30 лет 66,7 26,7 6,7 -
30-44 года 50,0 17,5 17,5 15,0
45-59 лет 48,4 12,9 29,0 9,7
60-74 года 50,0 12,5 37,5 -
Общий итог 52,1 17,0 21,3 9,6
  женщины
до 30 лет 68,4 26,3 5,3 -
30-44 года 83,2 9,5 7,4 -
45-59 лет 89,5 8,6 1,0 1,0
60-74 года 94,3 5,7 - -
Общий итог 85,0 11,0 3,7 0,4

Сравнительный анализ частоты курения в зависимости от наличия хронических заболеваний выявил неоднозначные тенденции. Если сравнивать мужчин в сопоставимых возрастных группах, то оказывается, что принципиальные различия по частоте курения среди лиц с хроническими заболеваниями и здоровыми отсутствуют, по крайней мере, в отношении удельного веса не курящих: в группе с хроническими заболеваниями эта категория составляет 66,7% среди лиц до 30 лет и 48,1% среди 30-44-летних, тогда как среди здоровых – 66,7% и 53,8% соответственно. Единственное отличие касается много курящих (ежедневно больше пачки): среди лиц с хроническими заболеваниями их удельный вес меньше, особенно в молодых возрастах (табл. 5).

Таблица 5

Распределение мужчин с учетом наличия хронического заболевания по частоте ежедневного курения.

  Не курят До 10 сигарет 10-20 сигарет Больше пачки
  Имеющие хронические заболевание
до 30 лет 66,7 33,3 - -
30-44 года 48,1 14,8 22,2 14,8
45-59 лет 44,4 14,8 33,3 7,4
60-74 года 50,0 12,5 37,5 -
Общий итог 48,5 16,2 26,5 8,8
  Хронические заболевания отсутствуют
до 30 лет 66,7 22,2 11,1 -
30-44 года 53,8 23,1 7,7 15,4
45-59 лет 75,0 - - 25,0
60-74 года        
Общий итог 61,5 19,2 7,7 11,5

Среди женщин ситуация с частотой курения в сравниваемых группах еще ближе, поскольку удельный вес не курящих в женской популяции существенно больше, чем у мужчин, а высокая частота курения встречается в единичных случаях (табл. 6).

Таблица 6

Распределение женщин с учетом наличия хронического заболевания по частоте ежедневного курения.

  Не курят До 10 сигарет 10-20 сигарет Больше пачки
  Имеющие хронические заболевание
до 30 лет 69,6 30,4 - -
30-44 года 83,1 8,5 8,5 -
45-59 лет 91,1 7,8 1,1 -
60-74 года 85,7 5,7 - -
Общий итог 85,4 10,0 3,2 -
  Хронические заболевания отсутствуют
до 30 лет 66,7 20,0 13,3 -
30-44 года 83,3 12,5 4,2 -
45-59 лет 80,0 13,3 - 6,7
60-74 года 100,0 - - -
Общий итог 78,9 14,0 5,3 1,8

Таким образом, и среди мужчин, и среди женщин наличие хронических заболеваний не является фактором оздоровления образа жизни, по крайней мере, в отношении курения. Более значимым фактором является возраст, с нарастанием которого возрастает частота курения у мужчин и снижается среди женщин.

Следующий аспект анализа самосохранительного поведения – характер питания, наиболее точным индикатором чего является индекс массы тела, который рассчитывается как соотношение массы тела к квадрату роста человека. В соответствии с рассчитанными индивидуальными индексами, респонденты были распределены на следующие типы на основе известной шкалы: индекс менее 15 – острый дефицит веса; от 15 до 20 - дефицит веса; от 20 до 25 – нормальный вес; от 25 до 30 – избыточный вес; свыше 30 – ожирение.

Как показал анализ ответов респондентов, в среднем по выборке лишь треть мужчин и около 40% женщин имеют нормальный вес (35,8% и 40,3% респондентов); избыточный вес характерен для почти половины мужчин и трети женщин (47,4% и 31,9% соответственно); ожирением страдают 15,8% мужчин и 21,6% женщин. Дефицит веса, и то в единичных случаях, встречается, прежде всего, у женщин (табл. 7).

Возрастная динамика индекса массы тела выглядит довольно своеобразно с отчетливой спецификой для мужчин и женщин. У мужчин отчетливый сдвиг происходит после 30 лет: если среди молодых людей две трети имеют нормальный вес, а у трети есть признаки избыточной массы тела, то после 30 лет доля лиц с нормальным весом сокращается до трети, избыточный вес характерен уже для половины мужчин, а у 15-20% отмечается ожирение. Причем подобное соотношение практически в неизменном виде сохраняется на протяжении периода трудоспособности и даже среди лиц пенсионного возраста (табл. 7).

У женщин отмечается два отчетливых сдвига: при переходе к активным репродуктивным возрастам и по окончании периода фертильности. Так, среди молодых женщин до 30 лет на фоне массовой нормы веса (почти у 60% респонденток), проблемой является дефицит веса (почти у четверти опрошенных), тогда как избыток веса и, тем более ожирение, встречаются в единичных случаях. Вместе с тем, уже среди 30-44-летних нормальный вес сохраняется лишь у половины респонденток, а избыток его характерен почти для трети опрошенных. В возрасте 45-59 лет доля женщин с нормальным весом снижается вдвое в сравнении с предыдущей возрастной группой – до 25,5%, а две трети респонденток имеют избыточную массу телу, в том числе треть – ожирение. Эта же пропорция сохраняется и в пожилых возрастах (табл. 7).

Таблица 7

Распределение респондентов по индексу массы тела.

  Дефицит Норма Избыточный вес Ожирение
  мужчины
до 30 лет - 68,8 31,3 -
30-44 года 2,5 32,5 50,0 15,0
45-59 лет - 22,6 51,6 25,8
60-74 года - 37,5 50,0 12,5
Общий итог 1,1 35,8 47,4 15,8
  женщины
до 30 лет 26,3 60,5 5,3 7,9
30-44 года 5,3 54,7 33,7 6,3
45-59 лет 2,0 25,5 38,2 34,3
60-74 года - 23,7 36,8 39,5
Общий итог 6,2 40,3 31,9 21,6

Связь массы тела с наличием хронических заболеваний имеет отчетливую специфику у мужчин и женщин. У мужчин фактор массы тела оказывается практически не связан с состоянием здоровья. Так, среди молодых людей до 30 лет нормальный вес имеют 66,7% имеющих хронические заболевания и 70% здоровых, в 30-44 года – 29,6% и 38,5% соответственно, в 45-59 лет 22,2% и 25,0% соответственно. Удельный вес категории пациентов с избыточным весом возрастает с 33,3% до 50,0% среди мужчин с хроническими заболеваниями и с 30% до 50% среди здоровых за период трудоспособности (табл. 8).

Для женщин масса тела оказывается более значимым фактором хронических заболеваний, хотя с возрастом различия постепенно сглаживаются. Так, нормальный вес среди молодых женщин с хроническими заболеваниями встречается лишь в половине случаев (52,2%), а среди здоровых того же возраста – в двух третьих случаев (73,3%); в возрастной группе 30-44 года у 52,1% и 62,5% соответственно; в 45-59 лет нормальный вес характерен для 24,7% женщин с хроническими заболеваниями и 30,8% здоровых (табл. 9).

Таблица 8

Распределение мужчин с учетом наличия хронического заболевания по индексу массы тела.

  Дефицит Норма Избыточный вес Ожирение
  Имеющие хронические заболевание
до 30 лет - 66,7 33,3 -
30-44 года 3,7 29,6 48,1 18,5
45-59 лет - 22,2 51,9 25,9
60-74 года - 37,5 50,0 12,5
Общий итог 1,5 30,9 48,5 19,1
  Хронические заболевания отсутствуют
до 30 лет - 70,0 30,0 -
30-44 года - 38,5 53,8 7,7
45-59 лет - 25,0 50,0 25,0
60-74 года - - - -
Общий итог - 48,1 44,4 7,4

Таким образом, возрастной фактор увеличения массы тела существенно выражен и у мужчин, и у женщин, хотя динамика распространения избыточного веса и ожирения у мужчин носит одноэтапный, у женщин – двухэтапный характер, тесно связанный с репродуктивным циклом. Связь индекса массы тела с хроническими заболеваниями отмечена лишь у женщин и наиболее выражена она в молодых возрастах, а по мере распространения избыточного веса различия, обусловленные состоянием здоровья, стираются.

Вопрос организации досуга рассмотрен в исследовании в применении к тому, как респонденты проводят отпуск. Первый аспект – отношение респондентов к отпуску. Как показал опрос, подавляющее большинство респондентов были или собираются в отпуск в данном году (73,9% мужчин и 90,7% женщин). Не были в отпуске несколько лет, в том числе, не собираются в данном году более пятой части мужчин и 7,4% женщин. Крайней позиции о том, что отпуск – пустая трата времени, придерживаются единицы опрошенных – 4,3% мужчин и 1,9% женщин. У женщин почти нет возрастной дифференциации отпускных стратегий, у мужчин в ранних возрастах довольно велик удельный вес респондентов, игнорирующих ежегодный отпуск (табл. 10).

Таблица 9

Распределение женщин с учетом наличия хронического заболевания по индексу массы тела.

  Дефицит Норма Избыточный вес Ожирение
  Имеющие хронические заболевание
до 30 лет 34,8 52,2 4,3 8,7
30-44 года 5,6 52,1 36,6 5,6
45-59 лет 2,2 24,7 38,2 34,8
60-74 года - 22,9 34,3 42,9
Общий итог 6,4 36,2 33,5 23,9
  Хронические заболевания отсутствуют
до 30 лет 13,3 73,3 6,7 6,7
30-44 года 4,2 62,5 25,0 8,3
45-59 лет 0,0 30,8 38,5 30,8
60-74 года 0,0 33,3 66,7 0,0
Общий итог 5,5 56,4 25,5 12,7

Таблица 10

Распределение респондентов по отношению к отпуску.

  В отпуске:
был и/или собираюсь в данном году не был и не собираюсь в данном году в отпуске не был несколько лет отпуск – пустая трата времени
  мужчины
до 30 лет 73,3 20,0 6,7 -
30-44 года 70,0 2,5 17,5 10,0
45-59 лет 76,7 3,3 20,0 -
60-74 года 85,7 14,3 - -
Общий итог 73,9 6,5 15,2 4,3
  женщины
до 30 лет 86,5 8,1 2,7 2,7
30-44 года 89,1 1,1 6,5 3,3
45-59 лет 96,0 2,0 1,0 1,0
60-74 года 82,8 10,3 6,9 -
Общий итог 90,7 3,5 3,9 1,9

Второй аспект – исследование зависимости между состоянием здоровья и ориентацией на отдых. Как следует из проведенного анализа, среди мужчин с хроническими заболеваниями существенно выше удельный вес тех, кто пользуется отпуском регулярно в сравнении со здоровыми респондентами. Так, среди молодых людей до 30 лет это соотношение составляет 83,3% и 66,7%, среди 45-59-летних 80,8% и 50,0% (табл. 11).

Таблица 11

Распределение мужчин с учетом наличия хронического заболевания по отношению к отпуску.

  В отпуске:
был и/или собираюсь в данном году не был и не собираюсь в данном году в отпуске не был несколько лет отпуск – пустая трата времени
  Имеющие хронические заболевание
до 30 лет 83,3 16,7 - -
30-44 года 70,4 - 18,5 11,1
45-59 лет 80,8 3,8 15,4 -
60-74 года 85,7 14,3 - -
Общий итог 77,3 4,5 13,6 4,5
  Хронические заболевания отсутствуют
до 30 лет 66,7 22,2 11,1 -
30-44 года 69,2 7,7 15,4 7,7
45-59 лет 50,0 - 50,0 -
60-74 года        
Общий итог 65,4 11,5 19,2 3,8

Среди женщин различия по отпускным стратегиям в зависимости от состояния здоровья практически не видны, что возможно связано с тем, что подавляющее большинство женщин – 9 из 10 ориентированы на ежегодный регулярный отпуск. Возможно, лишь только среди молодых женщин до 30 лет отсутствие хронических заболеваний несколько чаще провоцирует отказ от регулярного отпуска. Так, были в отпуске или собираются в данном году 90,9% женщин, имеющих хронические заболевания и 80% здоровых. В более старших возрастах различия сглаживаются (табл. 12).

Третий аспект исследования – связь видов отдыха с состоянием здоровья. С точки зрения возможностей оздоровления существенно, проводят ли респонденты отпуск дома, на даче, в санатории или иным образом.

Более 40% опрошенных проводят свой отпуск дома и еще четвертая часть – на даче. В этом отношении ситуация для мужчин и женщин почти не различается. Курорт, как место отдыха отметили 9,0% мужчин и 5,7% женщин. Активные виды отдыха (турпоход) также предпочитают мужчины (9,0% и 4,2%). Санаторные формы пользуются наименьшей популярностью, о них сообщили 6,7% мужчин и 3,0% женщин. Таким образом, несмотря на то, что подавляющая часть респондентов является сторонниками регулярного ежегодного отдыха, большинство проводят отпуск недостаточно эффективно с точки зрения возможностей оздоровления (табл. 13).

Таблица 12

Распределение женщин с учетом наличия хронического заболевания по отношению к отпуску.

  В отпуске:
был и/или собираюсь в данном году не был и не собираюсь в данном году в отпуске не был несколько лет отпуск – пустая трата времени
  Имеющие хронические заболевание
до 30 лет 90,9 4,5 - 4,5
30-44 года 87,1 - 8,6 4,3
45-59 лет 96,5 2,3 1,2 -
60-74 года 80,8 11,5 7,7 -
Общий итог 90,7 2,9 4,4 2,0
  Хронические заболевания отсутствуют
до 30 лет 80,0 13,3 6,7 -
30-44 года 95,5 4,5 - -
45-59 лет 93,3 - - 6,7
60-74 года 100,0 - - -
Общий итог 90,9 5,5 1,8 1,8

Наличие или отсутствие хронических заболеваний практически не сказывается на видах проведения отпуска. Приверженность домашнему отдыху и отдыху на даче в одинаковой степени характерна для респондентов вне зависимости от наличия хронического заболевания. Только активный отдых оказывается несколько более популярен, что очевидно, среди здоровых, причем это относится главным образом к мужчинам (табл. 13).

Таким образом, дифференциация отпускных стратегий в минимальной степени связана с возрастом, и то, только у мужчин, но испытывает большую зависимость от состояния здоровья опрошенных, причем у мужчин эта зависимость также выражена сильнее, чем у женщин.

Подводя итоги проведенного исследования можно отметить, что состояние здоровья связано с особенностями самосохранительного поведения, но эта зависимость неоднозначно проявляется для разных типов поведения, сохраняя своеобразие для мужчин и женщин.

Таблица 13

Распределение респондентов с учетом состояния здоровья по видам проведения отпуска.

  Мужчины Женщины
Имеющие хронические заболевания Хронические заболевания отсутствуют Всего Имеющие хронические заболевания Хронические заболевания отсутствуют Всего
дома 43,3 40,9 42,7 46,4 45,7 46,3
на даче 25,4 22,7 24,7 29,4 30,0 29,6
в турпоходе 6,0 18,2 9,0 3,8 5,7 4,2
на курорте 9,0 9,1 9,0 5,3 7,1 5,7
в санатории 7,5 4,5 6,7 2,6 4,3 3,0
другое 9,0 4,5 7,9 12,5 7,1 11,3
  100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

Наличие хронического заболевания лишь для мужчин является фактором, сдерживающим алкогольное потребление. Для женщин ведущими причинами ограничения потребления становится возрастной фактор, и следующие из него жизненные стереотипы (появление семьи, детей).

В отношении курения наличие хронических заболеваний не является фактором оздоровления образа жизни ни среди мужчин, ни среди женщин. Более значимым фактором является возраст, с нарастанием которого частота курения у мужчин возрастает, среди женщин снижается.

Связь индекса массы тела с хроническими заболеваниями отмечена лишь у женщин и наиболее выражена она в молодых возрастах, а по мере распространения избыточного веса различия, обусловленные состоянием здоровья, стираются. На первый план выходит возрастной фактор роста массы тела, который существенно выражен и у мужчин, и у женщин, хотя динамика распространения избыточного веса и ожирения у мужчин носит одноэтапный, у женщин – двухэтапный характер, тесно связанный с репродуктивным циклом.

Дифференциация отпускных стратегий испытывает существенную зависимость от состояния здоровья опрошенных, выражаясь в большей приверженности регулярному отпуску лиц с хроническими заболеваниями. У мужчин эта зависимость выражена сильнее, чем у женщин. Вместе с тем, несмотря на то, что подавляющая часть респондентов является сторонниками регулярного ежегодного отдыха, большинство проводят отпуск недостаточно эффективно с точки зрения возможностей оздоровления (дома и на даче).

Таким образом, неудовлетворительное в целом самосохранительное поведение пациентов поликлиники характерно и для здоровых, и для лиц с хроническими заболеваниями. Негативное состояние здоровья не становится значимым стимулом для оздоровления образа жизни. Незначительные сдвиги касаются коррекции алкогольного поведения (преимущественно для мужчин), или курения (преимущественно для женщин), или большей приверженности пассивному отдыху.

Список литературы

  1. Бритов А.Н. Современные проблемы профилактики сердечно-сосудистых заболеваний. // Кардиология. - 1996. - №3. - С. 18-22.
  2. Доклад о состоянии здравоохранения в Европе 2005. – Европейское региональное бюро ВОЗ. Копенгаген. 2005. – 154 с.
  3. Здоровье населения России в социальном контексте 90-х годов: проблемы и перспективы /Под ред. В.И.Стародубова, Ю.В. Михайловой и А.Е.Ивановой. – М., Медицина. 2003. – 288 с.
  4. Камардина Т.В. Разработка, реализация и оценка эффективности популяционной стратегии по отказу от курения //Автореф. дисс…д-ра мед.наук. – М., 2004. – 42 с.
  5. К здоровой России. Политика укрепления здоровья и профилактики заболеваний: приоритет - основные неинфекционные заболевания. М., - 1994. - 80 с.
  6. Профилактика через первичное здравоохранение. Рекомендации ВОЗ для улучшение качества работы. СИНДИ. ЕРБ ВОЗ., Копенгаген. - 1995.
  7. Разработка общего инструментария для опросов о состоянии здоровья. /Под ред. Т.М.Максимовой. М., 2005. 193 с.
  8. Руководство по оценке процессов и профилактике неинфекционных заболеваний. – Европейское региональное бюро ВОЗ. Копенгаген. 1999. – 106 с.
  9. Соболева Н.П., Стародубов В.И. Пособие по профилактике факторов риска заболеваний на примере профилактики сердечно-сосудистых заболеваний. М., 2000. - 132 с.
  10. Укрепление здоровья и профилактика неинфекционных заболеваний в России и Канаде. Опыт и рекомендации / Под ред. И.С.Глазунова и S. Stachenko. – CINDI. Россия. 2006 – 149 с.

Просмотров: 10044

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 16.04.2010 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search