О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2010 (15) arrow Основные тенденции и факторы риска в алкогольном поведении молодежи: связь с девиацией
Основные тенденции и факторы риска в алкогольном поведении молодежи: связь с девиацией Печать
13.09.2010 г.

УДК: 613.81.053:316.624

Моисеева В.В.
Институт социологии РАН, Москва

Basic tendencies and risk factors in alcoholic behaviour of youth: relation with deviation
Moiseyeva V.V.

Institute of Sociology of the Russian Academy of Science, Moscow

В статье на основании данных социологических исследований рассматривается роль социальных и личностных факторов в формировании приобщения подростков к алкоголю, а также взаимосвязь между потреблением алкоголя и антиобщественной и преступной деятельностью и другими отрицательными социальными явлениями. Было выделено 4 группы подростков в зависимости от степени их алкоголизации: «трезвенники», «экспериментаторы», «периодические потребители» и «пьющие». Рассмотрены особенности алкогольного поведения их представителей, показано, что в приобщении подростков к спиртному социальные факторы создают серьезные предпосылки для злоупотребления алкоголем, но чаще всего их действие опосредовано социально-психологическими механизмами. In the article, the role of social and personal factors in formation of adolescent familiarizing to alcohol consumption is considered on the basis of the sociological researches data; interrelation between alcohol consumption and antisocial and criminal behavior and other negative social phenomena are also discussed. Four groups of adolescents have been allocated depending on a degree of their alcohol consumption, they are: "nondrinkers", "experimenters", "periodic consumers" and "drinkers". Features of alcoholic behavior of these groups are considered; it is shown that in familiarizing adolescents to alcohol consumption social factors create serious preconditions for alcohol abuse, but their action is often mediated with social and psychological mechanisms.

Ключевые слова: акцентуации характера, алкогольное поведение, девиантное поведение, досуг, психоактивные вещества, семья, религиозность.

Key words: accentuation of a character, alcoholic behavior, deviant behavior, leisure, psychoactive substances, family, religiousness.

Современная Россия столкнулась с целым комплексом вызовов и проблем, одной из которых является проблема алкоголизации молодежи. Злоупотребление алкоголем — наиболее массовая форма отклонений в поведении подростков, поэтому ее изучение может служить моделью для анализа механизмов ухода подростков в любую из форм девиантного поведения.

Статья написана в рамках исследовательского проекта «Алкоголизация населения как фактор дестабилизации российского общества. Социологический анализ» (проект финансируется РГНФ, № 09-03-00116а), проведенного в 2006-2008 г.г. сектором социологии девиантного поведения ИС РАН. В задачи исследования входило изучение причин и социальных последствий алкоголизации населения, разработка научно-обоснованных предложений для эффективного воздействия на алкогольную ситуацию и ликвидацию её негативных последствий.

Статья подготовлена на материалах опроса учащихся общеобразовательных российских школ. В ранних исследованиях сектора по данной теме, как и принято традиционно при изучении девиантного поведения, объектом рассмотрения, были старшеклассники (9-11 классы) [3, 9], в дальнейших исследованиях, результаты которых представлены в данной статье, была предпринята попытка исследовать более ранний подростковый возраст в силу присущих ему социально-психологических особенностей.

Ранний пубертатный возраст знаменует переход из начального в среднее звено обучения и традиционно считается одной из наиболее педагогически сложных школьных проблем, а период адаптации к новым условиям обучения - одним из труднейших периодов. Кризис 12-13 лет направлен на освоение социального пространства, пространства человеческих взаимоотношений. Появляется потребность в автономии, стремление быть взрослым проявляется в подражании поведению взрослых и может быть не только общественно положительным, но выражаться имитацией поведения взрослых в общественно-отрицательном смысле. Результаты исследований последних лет говорят о том, что сегодня возраст приобщения к таким психоактивным веществам как алкоголь и некоторые наркотики (амфетамины, производные конопли) изменился – произошло снижение возрастной планки, в то же время употребление «тяжелых» наркотиков стало заметнее в более старших возрастных группах [6, 10, 18]. В этой связи объектом изучения в данном исследовании стали школьники 7-9 классов российских школ. Были опрошены школьники Москвы, Казани как столицы крупного административного, политического, экономического и культурного региона - Республики Татарстан, а также три небольших города Приволжского федерального округа - Бузулук, Вятские Поляны и Можга. Они были отобраны в качестве представителей небольших (малых) региональных городов с общей численностью населения не более 40-90 тыс. человек, характеризующихся схожестью социального и экономического уровней развития. В итоге объем выборки составил 2879 человек.

Алкогольная «карьера» зависит от обстоятельств знакомства со спиртным. В данной работе мы попытались рассмотреть, какую роль играют некоторые социально-демографические и социально-психологические факторы в приобщении подростков к алкогольному поведению. Второй принципиальной задачей было изучить взаимосвязь между потреблением алкоголя и антиобщественной и преступной деятельностью, а также другими отрицательными социальными явлениями.

Социальная среда, условия жизни порождают предпосылки для формирования у молодежи потребности в искусственных средствах воздействия на свое субъективное состояние. В исследовании нами были выделены 2 категории факторов: 1) социальные и межличностные факторы и 2) индивидуальные факторы риска.

Социальные и межличностные факторы риска отражают социальные влияния, происходящие из взаимодействий с родителями и другими родственниками, а также сверстниками. Были рассмотрены такие факторы как: тип семьи и её социально-экономический статус, психологический семейный климат и родительский контроль, особенности проведения свободного времени.

В качестве индивидуальных факторов нами были рассмотрены некоторые черты характера и индивидуальные особенности подростка (склонность к насилию, рискованному поведению и поиску острых ощущений, импульсивность и т.п.), его религиозное мировоззрение (приверженность религии), потребность в духовной опоре.

Употребление и зависимость от алкоголя легче всего осмысливаются на континууме, где на одном конце находятся не употребляющие алкоголь подростки, а на другом - школьники, имеющие признаки зависимости от алкоголя. В предыдущих работах по рассматриваемому исследованию рассматривались 3 группы подростков: подростки-трезвенники, подростки, употребляющие слабые алкогольные напитки и подростки, употребляющие крепкие алкогольные напитки [6, 10]. В данной работе данной работе была предпринята попытка иного формирования групп. Мы выделили 4 категории подростков в зависимости от степени их алкоголизации. Подростки, никогда не употреблявшие алкоголь, условно были названы «трезвенники». Оставшаяся часть школьников, когда-либо употреблявшая алкоголь, была разделена на категории: «экспериментаторы», «периодические потребители» и «пьющие». Основными критериями для выделения групп стали частота употребления спиртных напитков и частота случаев сильного алкогольного опьяненияi.

Группа «Трезвенники» (32 % от опрошенных учеников) состоит из учеников, которые никогда не пробовали алкоголь и не имеют намерений делать это. Данную группу заметно отличают причины, почему они не употребляют алкоголь: страх перед последствиями, религиозные причины [7 - 12].

«Экспериментаторы» (50% от опрошенных учеников) попробовали алкоголь и продолжают его употребление в редких случаях, но в целом способны не употреблять спиртные напитки (отказаться от спиртного при случае). Эта группа состоит из учеников, которые попробовали алкоголь, имеют опыт опьянения легкими и/или крепкими алкогольными напитками, но не более двух раз за всю жизнь, а также которые употребляли алкоголь не более двух раз за последний месяц.

«Периодические потребители» (12% от опрошенных учеников) активно ищут или попадают в ситуации, когда можно употребить алкоголь, сами периодически употребляют алкоголь, однако, в целом, еще способны отказаться от употребления. Эта группа состоит из учеников, которые пробовали алкоголь, имеют неоднократный опыт сильного опьянения (три и более случая за всю жизнь) или только слабыми или только крепкими алкогольными напитками, а также употребляли за последний месяц или только слабые или только крепкие алкогольные напитки три и более раз.

«Пьющие» (6% от опрошенных учеников) употребляют алкоголь регулярно, имеют тенденцию прибегать к нему во многих ситуациях. Это дети, близко стоящие к «взрослой норме» алкогольного поведения и, возможно, уже имеющие алкогольные проблемы. У этого круга подростков употребление алкоголя включается в структуру потребностей, отмечается высокая активность (в том числе и противоправная) в поисках алкогольных напитков или средств на их приобретения, широк набор поводов для употребления алкоголя – употребление спиртных напитков становится регулярным.

Эта группа состоит из подростков, которые пробовали алкоголь, имеют многократный опыт (три и более раз) сильного опьянения и слабыми, и крепкими алкогольными напитками, употребляли за последний месяц как крепкие, так и слабые алкогольные напитки три и более раз.

Многочисленные исследования алкогольного поведения молодежи и подростков показывают, что большая часть случаев диагностированного алкоголизма, фиксируемого у 25-летних, начинает развиваться еще задолго до наступления 18-летия. Чем раньше подросток приобщается к употреблению спиртного, тем более велика вероятность развития алкоголизма в более старшем возрасте [6, 7, 22].

Большая часть подростков знакомится со спиртным в 12-15 лет. За последние 15-20 лет количество школьников, узнавших вкус алкоголя к 14 годам (нынешний 8 класс), возросло почти в 2 раза. Так, если в 1991 г. в 14 лет вкус алкоголя знали 36% школьников [4], то наши данные исследования 2007-2008 г.г. показывают, что уже 68% школьников 7-9 классов пробовали алкоголь и только 32% подростков - никогда не употребляли спиртных напитков. Алкогольная социализация молодежи начинается преимущественно со слабоалкогольных напитков – пиво, вино или шампанское. При этом анализ возрастной динамики потребления показал, что количество подростков, не употребляющих алкогольные напитки, с возрастом постепенно уменьшается, а количество «экспериментаторов», «регулярных потребителей» и «пьющих» растет (рис.1).

Рис. 1
Рис. 1.

Эта тенденция характерна как для мальчиков, так и для девочек, однако имеются несущественные гендерные различия. Так, у девочек доля трезвенников достаточно заметно снижается от 7 к 8 классу и в 8 классе становится даже меньше, чем у мальчиков (31% девочек-трезвенниц, против 39% мальчиков-трезвенников). У мальчиков доля трезвенников заметно падает при переходе от 8 к 9 классу. Подобные изменения происходят за счет расширения в 8 классе категории «экспериментирующих» девочек и увеличения в 9 классе количества «регулярно употребляющих» и «пьющих» мальчиков. В целом исследование лишний раз подтверждает процесс феминизации употребления алкоголя, фиксируемый в последнее время многими исследователями [4]. К сожалению, наблюдаемая тенденция «дотягивания» женского уровня алкоголизации до мужского отмечается в группах с относительно высокими показателями алкоголизации: «регулярных потребителей» и «пьющих» (рис.2).

Рис. 2
Рис. 2

Москва – лидер по употреблению алкоголя школьниками (81% подростков отметили, что пробовали алкоголь), затем следуют Бузулук (66%), затем Казань (63%), Вятские поляны (56%) и Можга (47%). Рассмотрение региональных различий включения в алкоголизацию подростков показывает, что снижение количества школьников- «трезвенников» в Москве происходит в основном за счет увеличения доли «экспериментаторов». Количество же регулярно выпивающих в городах варьируется незначительно (рис. 3). С одной стороны, это связно с сохранением влияния традиционных норм в средних и малых российских городах и, напротив, фиксируемой исследователями нормативной вариативностью в таком крупном мегаполисе как Москва. С другой стороны, предыдущий анализ показал, что число школьников, находящихся неоднократно в состоянии опьянения после употребления крепких алкогольных напитков, выше в Казани, Бузулуке и Вятских Полянах, чем в Москве и Можге. Тот факт, что московские школьники значительно реже испытывают сильное опьянение, по-видимому, объясняется продажей некачественных алкогольных напитков в малых городах (паленая водка, самогон) и количеством выпитого подростками алкоголя за один раз.

Рис. 3
Рис. 3.

Значимым звеном в развитии алкоголизации подростков является приобщение их к алкогольным обычаям семьи. Здесь важными характеристиками выступают как социальные (тип семьи, социально-экономический статус семьи), так и социально-психологические факторы (семейный климат, алкогольные традиции семьи и т.п.). В данном исследовании при сравнении степени алкоголизации подростков из разных типов семей, разделение осуществлялось следующем образом: полная семья с биологическими родителями, полная семья, где один или оба родители являлись приемными, а также семьи, состоящие из одного родителя, или где подросток проживал то у одного, то у другого родителя поочередно.

Исследование показало, что в семьях, где один из родителей не является биологическим, дети с большей вероятностью потребляют алкоголь, чем в полных семьях с родными родителями или не полных семьях с родным родителем (рис. 4).

Рис. 4
Рис. 4

Большая включенность в алкоголизацию подростков из семей с приемными родителями может объясняться тем, что они испытывают больший стресс по сравнению с теми, кто живет с родными родителями или только с матерью или отцом: четверть школьников из полных семей с одним приемным родителем отметили, что между родителями часто возникают ссоры и конфликты, и 18% отметили проблемы у родителей с алкоголем. Исходя из данных исследования, в полных семьях с биологическими родителями конфликты возникают значительно реже – только 6% подростков указали на ссоры взрослых и 10% на проблемы с алкоголем одного из родителей. В семьях с одним биологическим родителем ссор между взрослыми практически не возникает в силу семейных обстоятельств, а проблемы с алкоголем у родителя отметили 14% подростков.

С другой стороны, в неполных семьях с одним родителем налицо факт негативного воздействия дефицита времени на ребенка. Обычно такие родители вынуждены больше работать, чтобы обеспечивать семью, а подростки становятся более восприимчивы к развитию рискованного поведения.

Другим значимым фактором алкоголизации является экономическое положение семьи. По данным исследований сектора, доля подростков, склонных к употреблению алкоголя, более значительна в обеспеченных семьях, по сравнению с менее обеспеченными подростками. Нами был выделен ряд критериев, по которым формировались 3 группы школьников: материально обеспеченные, со средним достатком и малообеспеченные. Исследование показало, что чем выше материальный статус семьи, тем ниже доля «трезвенников» и выше доля «экспериментаторов». Количество «регулярных потребителей» и «пьющих» остается практически неизменным во всех группах. Самой благополучной группой в экономическом плане являются «экспериментаторы», а наименее благополучной – «трезвенники». Это может объясняться тем фактом, что большая часть «экспериментаторов» проживает в крупных городах с высокими экономическими показателями – Москве и Казани. «Трезвенники» сконцентрированы в основном в малых городах с более низким уровнем жизни.

Авторский коллектив склонен предполагать, что нельзя говорить о прямой зависимости между социальным статусом семьи и пьянством подростков, а важна взаимосвязь экономических и социально-психологических и факторов. Нравственно-эмоциональная сторона семейных отношений - важнейшее условие нравственного развития детей. Характер этих отношений выступает в качестве главного обстоятельства благополучия или неблагополучия семьи, от которого зависит успех или неуспех семейного воспитания.

В предыдущих исследованиях ретроспективный анализ жизни и семейных условий респондентов, злоупотребляющих алкоголем, показал, что в своем детстве эти люди сталкивались с тяжелыми жизненными обстоятельствами, как, например, отсутствие эмоциональной поддержки в семье, драки и конфликты между родителями, развод родителей или смерть одного из родителей. Такие негативные переживания, как горе, стресс, отчаяние, безысходность, нервные напряжение и др., зачастую сопровождающие семейные неурядицы, могут играть значительную роль в возникновении пьянства у детей. Так, сравнение групп детей с разной степенью вовлеченности в алкогольное потребление показало, что подростки, злоупотребляющие алкоголем, чаще других сталкивались с тяжёлыми жизненными обстоятельствами (рис. 5), у них хуже отношения с родителями, они меньше времени проводят со своей семьей, меньше поддаются контролю со стороны родителей (табл. 6).

Рис. 5
Рис. 5.

Как видно из графика, «регулярно употребляющие» и «пьющие» ученики по выделенным характеристиками менее благополучны. Наиболее острые различия наблюдаются по таким показателям как «частые конфликты или драки между родителями», «проблемы одного из родителей с алкоголем» и «развод и расставание родителей».

Злоупотребление алкоголем родителями является фактором риска инициации потребления алкоголя среди подростков. Согласно теории социального научения, пьющие родители передают своим детям негативные образцы поведения. В семьях, где родители имеют алкогольные проблемы, у подростков нарушается процесс социализации, происходит ослабление связи между ними, снижение родительского контроля. А. М. Коровин указывает, что алкоголизм родителей не менее чем в половине случаев сопровождается алкоголизмом их детей [5].

Таблица № 6

Связь между алкоголизацией и самочувствием подростка в семье, в % от опрошенных

Показатели самочувствия в семье Группы подростков
Трезвенники N=913 (доля в массиве – 32%) Экспериментаторы N=1438 (доля в массиве – 50%) Регулярно употребляющие N=347 (доля в массиве – 12%) Пьющие N=168 (доля в массиве – 6%)
Очень хорошие отношения с отцом 75 58 48 45
Плохие и очень плохие отношения с отцом 5 8 15 14
Очень хорошие отношения с матерью 83 73 69 61
Плохие и очень плохие отношения с матерью 2 3 3 9
Проводят время с родителями раз в неделю и чаще 58 18 11 13
Проводят время с родителями не чаще чем раз в год 8 11 16 20
Совместный ужин с родителями 6-7 раз в неделю 82 71 62 54
Совместный ужин с родителями реже, чем 1 раз в неделю 4 9 12 22
Родители всегда знают, с кем ребенок проводин время не дома 68 47 33 25
Родители не знают, с кем ребенок проводит время вне дома 3 6 8 16
Ребенок всегда возвращается к назначенному времени 70 40 26 13
Ребенок никогда не возвращается к назначенному времени 2 4 7 13

«Трезвенники» и «экспериментаторы» намного чаще проводят свое свободное время с семьей и имеют гораздо лучшие отношения с родителями, по сравнению с «пьющими» подростками, которые почти все свободное время проводят в компанией друзей. Большинство «трезвенников» (80%) регулярно (один раз в месяц и чаще) посещают с родителями или взрослыми, с которыми они проживают, кинотеатры, спортивные игры и состязания или ходят на прогулку, экскурсию. Напротив, только каждый пятый из группы «пьющих» отметил, что они регулярно выбираются куда-нибудь вместе с родителями. Отметили, что практически ежедневно ужинают с родителями, также только 54% «пьющих» школьников (62% «регулярных потребителей», 71% «экспериментаторов» и 82% «трезвенников». Доля подростков, допоздна гуляющих на улице, растет по мере увеличения алкогольного потребления: только 20% «трезвенников» отметили, что регулярно уходят гулять вечером (30% «экспериментаторов», 40% «регулярных потребителей» и 50% «пьющих» подростков).

По данным исследования, родители каждой группы подростков одинаково пытаются осуществлять родительский контроль над своими детьми. Важно отметить, что 84% родителей подростков из каждой группы всегда определяют время, когда должен вернуться домой их ребенок, если он выходит гулять вечером. Однако реакция подростков из каждой группы различна: две трети «трезвенников», 40% «экспериментаторов», 26% «регулярных пользователей» и только 13% «пьющих» всегда делают так, как велят им родители. Иными словами, родительский контроль в группе «пьющих» ослаблен или малоэффективен.

Свободное время, его организация, играет важную роль в развитии личности. Подросток в соответствии с собственными установками и предпочтениями выбирает определенный вид деятельности. Сфера досуга для подростка является объективным пространством, где удовлетворяются многие духовные потребности личности - в межличностном общении, в физическом самосовершенствовании, социально значимой предметно-практической деятельности, познании и творчестве, культурном отдыхе и развлечениях и т.п. В последнее десятилетие исследователи обращают внимание на проблему неразвитости досуга подростков. Неорганизованность досуга в семье и при школе, отсутствие возможностей у большинства подростков для полноценного летнего отдыха, творческого и физического развития в специальных кружках и секциях (обучение музыке, танцами и т.д.), резкое уменьшение числа внешкольных детских и юношеских учреждений в стране, падение престижа деятельности общественных организаций приводит к тому, что большинство подростков испытывают избыток свободного времени и оказываются на улице. Важная роль здесь принадлежит окружению подростка - молодежной компании, субкультуре, ценности которой он разделяет. Главной проблемой становится содержание самой досуговой деятельности: неумение разумно использовать свои возможности, отсутствие интересов и увлечений, неразвитость способностей, праздность, предпочтение пассивного отдыха, что, в конечном итоге, ведет к употреблению алкоголя подростками. Объединенные в компании, не занятые полезной деятельностью подростки, как правило, начинают употреблять спиртные напитки. Употребление спиртного становится патологически необходимым атрибутом времяпрепровождения, расширяется число поводов и мотивов пьянства [21].

Анализ видов проведения досуга в разных группах подростков показал, что «пьющие» школьники в 3-4 раза больше времени тратят на прогулки и общение с друзьями, чем «трезвенники» или «малопьющие» и в 2 раза дольше просиживают за компьютером. В отличие от «экспериментаторов» и «трезвенников», они практически не читают книг. Симптоматично, что выпивающие подростки («пьющие» и «регулярные потребители») тратят намного меньше времени (полчаса в день и менее) на выполнение домашнего задания, чем «трезвенники» и «экспериментаторы» (час и более в день).

При анализе видов досуга обращает на себя внимание тот факт, что подростки-«трезвенники» и «экспериментаторы» предпочитают виды досуга, способствующие в какой-то мере удовлетворению познавательных интересов (посещение кино, театров, выставок), развитию физических возможностей (занятия в спортивных секциях). Для «пьющих» и «периодически употребляющих» алкоголь подростков наибольшей привлекательностью обладают пассивные виды досуга, связанные с рекреацией, психофизической разгрузкой, например, прогулки с друзьями по улицам. Алкоголь в этих случаях может быть использован как «смазка», чтобы снять «трение» при затруднительных контактах [13] и способствовать ослаблению социальных запретов.

При рассмотрении индивидуальных факторов риска злоупотребления алкоголем, значимую роль играют ценности и мировоззрение подростков, а также акцентуации характера (в основном истероидного, возбудимого типов), психопатическая структура личности с выраженной импульсивностью, агрессивностью, склонностью к неоправданному риску. По данным ряда авторов, к злоупотреблению алкоголем предрасположены недостаточно организованные личности, неспособные справляться с тревогой, напряжением социально приемлемыми путями, а также с низким уровнем приверженности к религии [15, 16, 17, 19, 20].

Исследование показало корреляцию между религиозным мировоззрением подростков и их приобщением к алкоголю. Для того чтобы выявить особенности влияния религиозного мировоззрения на формирование отношения учащихся к алкоголю, был сконструирован «индекс религиозности»ii, позволяющий выделить группы подростков с разной степенью приверженности религии: «практикующие верующие», «формально верующие», «не практикующие верующие». (рис.7)

Рис. 7
Рис. 7

С одной стороны, доля школьников, отметивших, что верят в Бога, является самой высокой в группе «пьющих» (80%) и самой низкой в группе «трезвенников» (60%). С другой стороны, как показало исследование, большинство верующих в Бога «пьющих» подростков фактически являются нерелигиозными людьми, демонстрируя невысокие показатели религиозности («не практикующие верующие»): они не знают и не соблюдают правила и предписания своей религии, не знают текст молитв, не участвуют в Богослужениях. Напротив, несмотря на то, что большая часть трезвенников является неверующими вообще (40%), те, кто все-таки верит в Бога, демонстрируют очень высокий уровень религиозности: ученики знают и соблюдают предписания и законы их религии, участвуют в религиозных службах, знают религиозные праздники и знают тексты молитв своей религии. Очевидно, что у трезвенников, как у более благополучной и в социальном и в психологическом плане группе, нет потребности в Боге и религии, в то время как у подростков, имеющих проблемы с алкоголем, такая потребность возникает в силу невозможности удовлетворения многих потребностей – в общении в семье, в самоутверждении, материальных и т.д. Однако, не обладая достаточной приверженностью к религии при высокой потребности в духовной поддержке, такие подростки выталкиваются в девиантную среду.

Сочетание всех показателей религиозности значительно влияет на снижение уровня алкоголизации в группе. Существенная причастность к религии снижает вероятность приобщения к алкоголю, низкая причастность к религии у верующих может способствовать алкоголизации, однако отсутствие вообще веры в бога, никак не влияет на алкоголизацию.

Исследование показало, что подростки из группы «пьющих» чрезвычайно нуждаются в духовной поддержке: доля учеников, отметивших этот параметр, является самой высокой в данной группе (80 %). Пережитые подростками трагические события, острый дефицит эмоциональных связей со своим окружением (особенно в семье), вызывают у школьников чувство глубокой неудовлетворенности и заставляют их искать духовную опору в преодолении трудностей (при высокой потребности в духовной поддержке очень низкая приверженность религии). В то время как у школьников, верующих в Бога, функцию этой духовной опоры выполняет религия, а не верующие в Бога и не нуждающиеся духовной поддержке подростки преодолевают трудности иными способами [13, 14] (группа с благополучным семейным климатом), у неверующих учащихся, нуждающихся в духовном контакте, в данной сфере образуется пустота, заполнить которую им помогает употребление алкогольных напитков и (или) других психоактивных веществ.

Чтобы проследить влияние определенных черт характера на степень алкоголизации нами были выделены признаки, объединенные по ряду критериев (рис.8):

  • Склонность к насилию (подростки отметили пункт «Немного насилия – это удовольствие», «Нужно применить силу, чтобы тебя уважали», «Без насилия все было бы намного скучнее»);
  • Склонность к безответственным поступкам (подростки согласились с высказываниями: «Я действую под влиянием момента, не останавливаясь, чтобы подумать», «Я делаю все, что приносит мне удовольствие здесь и сейчас, даже в ущерб какой-то отдаленной цели», «Меня больше заботит то, что произойдет со мной в ближайшее время, а не в отдаленном будущем»);
  • Склонность к рискованному поведению (подростки согласились с высказываниями: «Мне нравится иногда проверять себя, делая что-то немного рискованное», «Иногда я иду на риск просто ради удовольствия», «Волнения и приключения важнее для меня, чем безопасность»);
  • Склонность к эгоистичным поступкам («Я стараюсь в первую очередь заботиться о себе, даже если это затрудняет жизнь другим людям», «Если вещи, которые я делаю, расстраивают других людей, это их проблема, а не моя», «Я постараюсь получить то, что хочу, даже зная, что это создаст проблемы другим людям»);
  • Импульсивность («Я достаточно легко выхожу из себя», «Когда я по-настоящему зол, другим людям лучше держаться от меня подальше», «Когда я не согласен с кем-то, мне обычно трудно говорить об этом спокойно и не расстраиваться»)

Рис. 8
Рис. 8

Из данного графика видно, что для школьников, склонных к эгоистичным поступкам и рискованному поведению, вероятность алкоголизации повышается: процент «трезвенников» самый низкий, а процент «пьющих» - самый высокий. Склонность к насилию также связана с повышенной алкоголизацией. Показательно, что доля «экспериментаторов» выше среди тех, кто склонен к импульсивности. Возможно именно этой чертой объясняется желание экспериментаторов пробовать различные алкогольные напитки: действую под влиянием настроения, они могут быть более подвержены различным влияниям, в частности мнению, что «в жизни нужно все попробовать», или давлению группы сверстников.

Однако при рассмотрении связи между индивидуальными особенностями и алкоголизацией, нельзя не учитывать того факта, что человек, злоупотребляющий алкогольными напитками, сам приобретает особые черты личности. Так, изначальная склонность к рискованным поступкам и импульсивность может инициировать алкогольный опыт, но может и стать следствием употребления алкоголя, свойством которого является притупление чувства страха, опасности. Веселовский В.В. находит у подростков, злоупотребляющих алкоголем, изменения характера в виде грубости, эмоциональной холодности, циничности, утраты привязанности к родителям и членам семьи, у некоторых – агрессивность [1].

Интересно отметить связь черт характера с религиозным мировоззрением. «Формально верующие» и «непрактикующие верующие» подростки больше склоны к рискованным поступкам по сравнению с высоко религиозными. В любви к риску признались 70% школьников с низким уровнем религиозности и 60% «формалистов». Повышенный уровень употребления спиртного вполне вписывается в эту картину. Только 46% «практикующих верующих» склонны к рисованным поступкам и импульсивному поведению. «Ни за что бы не пошли на риск ради развлечения» – 80% школьников с высоким уровнем религиозности, 60% «формалистов» и 60% «малорелигиозных».

У подростков в неблагополучных семьях, как правило, не развита культура общения. Отсутствий душевной близости с родителями и контактов со сверстниками из благополучных семей, некоммуникабельность приводят к поиску уличной компании, часто неоднородной по возрасту, где подростки имеют реальные возможности для самоутверждения и прежде всего через приобщение к алкогольным традициям компании.

Сравнивая группы школьников с различной степенью алкоголизации, становится ясно, что трезвенники и малопьющие, в отличие от употребляющих алкоголь часто, больше предпочитают проводить свободное время со своей семьей, и если и проводят его в компании друзей, то это, как правило, узкий круг знакомых от 1 до 3 человек. «Пьющие», напротив, активно предпочитают проводить время в больших компаниях («тусовках») (рис.9). Это неудивительно, потому что главным здесь является то, что в «уличной» микросреде подросток находит референтную группу подобных себе школьных «изгоев». Именно в этих группах, к сожалению, подростки обретают высокий статус, проникаются самоуважением. Группа, особенно сначала, кажется новичку вполне демократичной, полной теплоты и сплоченности, не обнаруживая сразу свою асоциальную направленность.

Рис. 9
Рис. 9

Подробное рассмотрение характеристик компании подростков показывает, что «трезвенники» предпочитают общаться в компании ровесников (76%), чем более взрослых ребят (19%). «Экспериментаторы», «регулярные потребители» и «пьющие» предпочитают общаться с более взрослыми, чем они сами ребятами: 39%, 53% и 70% подростков соответственно указали, что в их компании ребятам в основном по 18-20 лет.

С повышением алкоголизации, возрастает процент школьников, проводящих время в компании в общественных местах (парках, улицах, во дворе) – 76% «трезвенников», 85% «экспериментаторов», 94% «регулярно употребляющих» алкоголь. Однако, как это ни парадоксально, в группе «пьющих» процент ребят, проводящих время в компании ребят на улице, оказался ниже, чем у экспериментирующих с алкоголем – 83%. Это при том, что, как было показано выше, времени на общение с друзьями «пьющие школьники» тратят гораздо больше. Встает вопрос: где так много времени проводят вместе «пьющие» подростки? Если учесть их высокую приобщенность к алкоголю и наличие более старших товарищей, можно предположить, что часть школьников из этой группы «оседает» у кого-то более взрослого на квартире, другая часть, опасаясь контроля со стороны взрослых, возможно, проводит время в подъездах, подвалах или других помещениях.

Потребление алкоголя подростками обычно ведет к тяжелым последствиям как для общества, так и для конкретного человека. Одной из принципиальных задач этого исследования было изучить взаимосвязь между потреблением алкоголя и антиобщественной и преступной деятельностью, а также другими отрицательными социальными явлениями. Данные нашего исследования подтверждают прямую связь между употреблением алкоголя и антиобщественной и преступной деятельностью подростков. На вопрос, «являются ли противозаконные поступки нормальными для вашей группы?» положительно ответили 8% «трезвенников», 13% «экспериментаторов», 29% «регулярных потребителей» и 51% «пьющих». В совершении компанией противозаконных поступков признались 5% «трезвенников», 9% «экспериментаторов», 26% «регулярных потребителей» и 45% «пьющих».

«Регулярные потребители» и «Пьющие» демонстрируют большую склонность к антиобщественному поведению (рис.10). Подростки из этих групп отмечают, что, находясь в компании друзей, любят пугать и досаждать людям вокруг ради забавы (22% «регулярных потребителей» и 35 % «пьющих»). Воровали компанией в магазине что-либо 7 % «регулярных пользователей» и 10% «пьющих» подростков. В случаях актах совместного вандализма признались 22% «регулярно употребляющих» алкоголь» и 45 % «пьющих» подростков. Ученики, ведущие здоровый образом жизни («трезвенники» и «экспериментаторы», имеющие незначительный опыт употребления спиртных напитков), фактически никогда не участвуют в актах вандализма или актах насилия, не носят с собой ножи и другие предметы (цепи, заточки) и, соответственно, не используют это оружие в преступных действиях.

Рис. 10
Рис. 10

По данным различным исследований сектора, более чем в половине случаев первая проба наркотика происходит на фоне алкогольного опьянения (как правило, на фоне потребления пива) и в компании сверстников [8]. Чаще всего наблюдается следующая схема приобщения к психоактивным веществам: сигареты -> алкоголь -> производные каннабиса. Очередность этих психоактивных веществ не всегда соблюдается, иногда практикуется их совместное употребление.

Данные исследования учащейся молодежи в очередной раз показывают (рис.11), что распространенность употребления алкоголя тесно коррелирует с увеличением распространенности хотя бы однократного или эпизо­дического употребления наркотических веществ. Так, каждый второй подросток из группы «пьющих» и каждый третий из «регулярно употребляющих» отметил, что у него есть друг, пробовавший наркотики. У «экспериментаторов» и «трезвенников» друзей-потребителей наркотиков значительно меньше (10% и 2%, соответственно). Риск, что подросток попробует наркотики гораздо выше в группе «пьющих». Большинство первых проб наркотиков осуществляются спонтанно, в местах, где подростки проводят свободное время, и инициируются их социальным окружением.

Рис. 11
Рис. 11

Итак, оценивая современное состояние проблемы подростковой алкоголизации, можно сделать следующие выводы:

Несмотря на имеющиеся данные о некоторой стабилизации ситуации с потреблением алкоголя школьниками [2], обстановка остается достаточно сложной – к 14 годам около 60% подростков уже знают вкус спиртного, а к 15 годам происходит скачок количества потребителей спиртного, достигая более 80%.

Наблюдается тенденция «дотягивания» женского уровня алкоголизации до мужского, фиксируемая в группах с относительно высокими показателями алкоголизации: «периодически употребляющих» и «пьющих». При этом резкое снижение количества трезвенников у девочек происходит при переходе от 7 к 8 классу. Однако наполнение группы потребляющих алкоголь у них идет за счет эпизодического потребления. У мальчиков снижение количества трезвенников наблюдается при переходе из 8 в 9 класс, в основном за счет наполнения категории «периодически употребляющих» и «пьющих».

В приобщении подростков к спиртному социальные факторы создают серьезные предпосылки для злоупотребления алкоголем, но чаще всего их действие опосредовано социально-психологическими механизмами. Здесь важными характеристиками выступают взаимосвязь как социальных (тип семьи, социально-экономический статус семьи), так и социально-психологических факторов (семейный климат, алкогольные традиции семьи и т.п.).

Ранней алкоголизации подростков сопутствует вовлечение в различные формы девиантного поведения. Сравнение групп детей с разной степенью вовлеченности в алкогольное потребление показало, что «экспериментаторы» пьют алкоголь под влиянием внешних обстоятельств. Они в меньшей степени подвержены влиянию окружающей среды и не склонны к употреблению алкоголя для удовлетворения своих потребностей. «Экспериментирующие» с алкоголем подростки обладают всеми необходимым, как внешними, так и внутренними, ресурсами, чтобы реализовать себя и преодолеть трудности иными способами. В этой группе проявления противоправного и антиобщественного поведения незначительны.

«Регулярно употребляющие» подростки предпочитают выбирать друзей и деятельность, связанную с получением «кайфа». Хотя их еще волнует репутация и одобрение родителей, но подростки в этой группе уже попадают под сильное воздействие окружения – как правило, группы сверстников и более старших по возрасту подростков. Проявления девиантного поведения становится более выражено и разнообразнее.

«Пьющие» подростки теряют интерес к деятельности, не связанной с употреблением алкоголя, которой они наслаждались ранее, и демонстрируют снижение эффективности и проблемы в таких сферах, как выполнение домашнего задания, отношения с родителями и другими членами семьи, усиление и углубление вхождения в девиантную среду.

Анализ данных, касающихся отношения к психоактивным веществам, показал, что обследованные подростки из групп «пьющих» и «регулярных» потребителей алкоголя составляют так называемую «группу риска» – показатели потребления этих веществ у них значительно выше, чем у «трезвенников» «экспериментаторов».

Тем не менее, подростки с первыми признаками алкогольных проблем вполне интегрированы в социальную среду, и не образуют особой субкультурной группы. Однако качественные и количественные характеристики потребления алкоголя подростками обследованной группы диктуют необходимость значительного усиления антиалкогольного воспитания. Отклонения в поведении носят закономерный, повторяющийся характер. Из многих частных различий в отношении к конкретным ситуациям общения в подростковой среде складывается вполне определенный стиль поведения, отличающий подростков групп риска от их благополучных сверстников.

Наличие тенденций в алкогольном поведении, характерных для молодежной среды сегодняшнего дня, в некоторой степени облегчает задачу педагогов и медицинских работников в осуществлении профилактических воздействий. Существование дифференцированных групп подростков и молодежи (разный возраст, разные учебные заведения, группы «риска» и т.д.) диктует необходимость разработки дифференцированных профилактических программ. Знание особенностей жизнедеятельности этих групп должно лечь в основу профилактических мер.

Список литературы

  1. Веселовский В.В. Алкоголь и разрушение личности. Москва, «Наука», 1987 г.
  2. Горшков М.К., Шереги Ф.Э.. Молодежь России: социологический портрет. –М.: Учреждение Российской академии наук Институт социологии РАН, 2010 г.
  3. Девиантное поведение: методология и методика исследования» / Под ред. М.Е. Поздняковой, - М.: Институт социологии РАН, 2004 г
  4. Климова С.Г. Изменения в алкогольном поведении молодежи (по данным сравнительных исследований в московской области в 1984, 1988, 1991 гг.) / Социологические исследования. 1992. № 8. С. 90-97
  5. Коровин А.М. Последствия алкоголизма и общественная борьба с ним. М., 1896.С. 78.
  6. Моисеева В.В. К проблеме алкоголизации учащейся молодежи. Материалы III всероссийской научно-практической конференции «Феноменология и профилактика девиантного поведения», 29-30 октября 2009 , Краснодар, Изд-во: Краснодарский университет МВД России;
  7. Моисеева В.В. К вопросу о региональных различиях влияния конфессиональных факторов на приобщение молодежи к психоактивным веществам // Сб. Религия и наркотики (опыт социологического анализа) / Под ред. М.Е. Поздняковой, Т.А. Хагурова. – М.: Краснодар: Институт социологии РАН, типография «Арт-Офис», 2007 г.
  8. Наркомания: ситуации, тенденции, проблемы. Вып. 1-2 / Под ред. М.Е. Поздняковой. – М.: Институт социологии РАН, 2002 г.
  9. Наркотизация населения в современной России: специфика, субъекты, динамика» / Под ред. М.Е. Поздняковой, - М.: Институт социологии РАН, 2003 г.
  10. Позднякова М.Е., Романенко Л.М., Чекинева Т.В. Региональные особенности приобщения подростков к психоактивным веществам // Сб. Особенности девиантного поведения в современной России: наркотизация, алкоголизация, преступность, коррупция / Под ред. М.Е. Поздняковой, - М.: Институт социологии. 2005, С 17-58
  11. Позднякова М.Е. К проблеме зависимости между рискогенным поведением молодежи и приобщением к психоактивным веществам //Девиации и контроль: результаты эмпирических исследований отклоняющегося поведения в современной России / Под ред. М.Е. Поздняковой, А.Л. Салагаева. – М.: Институт социологии РАН, ЦАИР, 2007г. с. 77
  12. Позднякова М.Е., Рыбакова Л.Н. Религиозность как значимый элемент личностной структуры современного подростка и её влияние на приобщение молодежи к психоактивным веществам // Сб. Особенности девиантного поведения в современной России: наркотизация, алкоголизация, преступность, коррупция / Под ред. М.Е. Поздняковой, - М.: Институт социологии. 2005 г.
  13. Рыбакова Л.Н. Маршруты социализации подростков и место наркотиков // Наркотизация населения в современной России: специфика, субъекты, динамика / Под общ. ред. М.Е.Поздняковой. - М.: Реглант, 2003, С. 67-81
  14. Шурыгина И.И. Связь между верой в бога и потреблением спиртного и наркотиков у подростков (гендерные и территориальные аспекты) // Сб. Религия и наркотики (опыт социологического анализа) / Под ред. М.Е. Поздняковой, Т.А. Хагурова. – М.: Краснодар: Институт социологии РАН, типография «Арт-Офис», 2007 г., С 144-157
  15. Glock Y. Ch., Stark R. Religion and Society in Tension. Chicago, 1965;
  16. Hirschi T. Causes of delinquency. Berkeley: University of California Press, 1969;
  17. Hirschi T., Stark R. Hellfire and Delinquency. Social Problems, №17, 1969;
  18. Johnston, L. D., O’Malley, P. M., Bachman, J. G., & Schulenberg, J. E. (2006). Monitoring the Future national survey results on drug use, 1975–2005:Volume I, Secondary school students (NIHPublication No. 06-5883). Bethesda, MD: National Institute on Drug Abuse.
  19. Kenneth S. Kendler, Charles O. Gardner, and Carol A. Prescott, Religion, Psychopathology, and Substance Use and Abuse: A Multimeasure, Genetic-Epidemiologic Study. The American Journal of Psychiatry, March 1997;
  20. Kenneth S. Kendler, Xiao-Qing Liu, Charles O. Gardner, Michael E. Cullough, David Larson,Carol A. Prescott Dimensions of Religiosity and Their Relationship to Lifetime Psychiatric and Substance Use Disorders. The American Journal of Psychiatry, March 2003
  21. Kupennan S., Schlosser S.S., Kramer J.R. et al. Risk domains associated with an alcohol dependence diagnosis // Addiction. 2001. Vol. 96. P. 629-636;
  22. Richard J. Bonnie and Mary Ellen O'Connell Reducing Underage Drinking: A Collective Responsibility. Committee on Developing a Strategy to Reduce and Prevent Underage Drinking. Division of Behavioral and Social Sciences and Education. Washington, DC: The National Academies Press, 2004.

i Под «сильным опьянением» в анкете подразумевалось состояние, когда подросток не мог держаться на ногах.

ii Группу с высоким уровнем религиозности («практикующие верующие») составили школьники, которые одновременно отметили, что верят в Бога, смогли отнести себя к одной из традиционных конфессий, соблюдают все обряды и предписания религии, посещают богослужения не реже 1-2 раз в месяц и знают практически все тексты молитв. К «непрактикующим верующим» были отнесены верующие в Бога подростки, отнесшие себя к одной из традиционных конфессий, но не соблюдающие никаких обрядов и предписаний религии, не посещающие богослужения и не знающие молитв. К «формально верующим» подросткам были отнесены верующие в Бога, отнесшие себя к одной из мировых религий, но соблюдающие и знающие только некоторые правила, предписания религии и некоторые тексты молитв, а также посещающие службу редко (по большим праздникам, 1-2 раза в год или когда «припечет»).


Просмотров: 10965

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 20.09.2010 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search