О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2011 (19) arrow Анализ влияния социально-демографических факторов на распространенность некоторых форм девиантного поведения
Анализ влияния социально-демографических факторов на распространенность некоторых форм девиантного поведения Печать
01.10.2011 г.

Зайцева Н.В.1, Алексеев В.Б.1, Лебедева-Несевря Н.А.1, Барг А.О.1, Гасников В.К.2
(Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 11 16 59003а/У)
1 Федеральное бюджетное учреждение науки «Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения», г. Пермь
2 «Республиканский медицинский информационно-аналитический центр» Министерства здравоохранения Удмуртской Республики, г. Ижевск

Analysis of the social-demographic factors impact on the popularity of deviant behaviour
Zaitseva N.V.1, Alekseev V.B.1, Lebedeva-Nesevrya N.A.1, Barg A.O.1, Gasnikov V.K.2

1 FSSI “Federal Scientific Centre for Medical and Preventive Health Risk Management Technologies”
2 Ministry of Healthcare of the Udmurt Republic “Republican medical information and analysis center”.

Резюме. Для выявления целевых групп профилактической работы, направленной на снижение распространенности злоупотребления психоактивными веществами, было реализовано социологическое исследование. Проводился анонимный социологический опрос (раздаточное групповое анкетирование) учащихся различных типов учебных заведений трех территорий Пермского края (гг. Пермь, Краснокамск, Кудымкар), приоритетных по уровню распространенности наркомании и алкоголизма. Кроме того, был реализован экспертный опрос (полуформализованное личное интервью) специалистов, компетентных в вопросах антинаркотической работы в регионе. По результатам опроса осуществлена характеристика наркопотребления на территории региона и в группах риска, социально-демографическая характеристика групп, целесообразных для проведения профилактических мероприятий, выявлены причины (факторы) наркопотребления на изучаемых территориях и в группах риска, установлены приоритетные для территорий риска направления профилактической работы. Установлено, что учащиеся средних общеобразовательных, начальных и средних профессиональных учреждений в значительной степени вовлечены в процессы употребления спиртосодержащей продукции. Среди всех опрошенных 88% пробовали алкоголь хотя бы один раз в жизни. При этом, опыт употребления спиртных веществ имеют в равной степени, как мужчины, так и женщины. Мотивация первой пробы алкоголя у подростков преимущественно связана с любопытством, праздным интересом к спиртному. Выявлено, что родители часто сами провоцируют употребление алкоголя ребенком, создают условия для первой пробы спиртного. Одним из факторов ранней алкоголизации населения региона является доступность спиртных напитков, выражающаяся, в частности, в их наличии дома. Уровень риска включения подростков в процессы наркопотребления высок. По результатам исследования, 14% учащихся имеют опыт знакомства с наркотиками, причем доля женщин, пробовавших наркотики, лишь незначительно ниже, чем среди мужчин. Структура мотивации первой пробы наркотиков в подростковой среде в целом схожа со структурой мотивации первой пробы алкоголя – ведущей причиной является любопытство. Основной возраст первой пробы наркотиков – 14-16 лет (70% всех учащихся, имеющих опыт знакомства с наркотическими веществами, впервые попробовали их именно в этом возрасте). Система противодействия распространению алкоголизма и наркомании характеризуется рядом проблем: а) недостаточно четкой координацией межведомственного взаимодействия на некоторых этапах антинаркотической работы (например, профилактика, реабилитация), б) несовершенством нормативной базы (особенно в части постановки наркопотребителей на учет), в) отсутствием выстроенной системы позитивно ориентированной профилактики. Даны рекомендации по совершенствованию деятельности по предотвращению распространения алкоголизма и наркомании на территории региона.

Ключевые слова. Социально-демографические факторы, наркологические расстройства, девиантное поведение, социологический опрос, группы риска. 

Summary. The sociological research has been realized for revealing of target groups of the preventive work directed on decrease of prevalence of abusing by psychoactive substances. Anonymous sociological poll (distributing group questioning) of pupils of different types of educational institutions of three territories of the Perm Region (Perm, Krasnokamsk, Kudymkar), priority on level of prevalence of a narcotism and alcoholism, was spent. Besides, expert poll (the semiformalized personal interview) the experts competent of antinarcotic work problems in region has been realized. The narcoconsumption characteristic of region was carried out, the socially-demographic characteristic of groups, expedient for carrying out of preventive actions, the reasons (factors) of narcoconsumption in studied territories and in risk groups were established. The pupils are substantially involved in alcoholic consumption. Among all interrogated 88% tried alcohol at least once in their life. Thus, experience of the use of spirits substances have equally, both men, and women. The motivation of the first test of alcohol at teenagers is mainly connected with curiosity, idle interest to alcohol. It is revealed that parents provoke alcohol intake by the child, create conditions for the first test of alcohol. One of the factors of early alcoholic consumption is the availability of alcohol, in particular, in its presence of the house. The risk level of inclusion of teenagers in narcoconsumption processes is high. By results of research, experience of acquaintance to drugs have 14% of pupils. The number of the women trying drugs is only slightly more low than among men The structure of motivation of the first test of drugs in the teenage environment as a whole is similar to structure of motivation of the first test of alcohol – the leading reason is curiosity. The basic age of the first test of drugs is 14-16 years (70 % of all pupils having experience of acquaintance to narcotic substances, have tried for the first time them at this age). The system of counteraction to alcoholism and narcotism distribution is characterized by several problems. Recommendations about prevention of distribution of alcoholism and a narcotism system building in region are made.

Keywords. Socially-demographic factors, narcological frustration, deviant behaviour, sociological poll, risk groups.

Обоснование актуальности проблемы. Трансформационные тенденции мировой экономики сегодня свидетельствуют о том, что основным дефицитным фактором развития стран и регионов становится человеческий потенциал. Очевидно, что наиболее интенсивно будут развиваться те территории, которые смогут привлечь квалифицированную и высокооплачиваемую рабочую силу, сохранить трудоспособное, здоровое население. Поэтому стабилизация численности населения, сокращение уровня смертности и увеличение средней продолжительность жизни к 2020 г. до 75 лет постулируются в качестве ключевых стратегических целей развития России [3]. Алкоголизм и наркомания мировым сообществом рассматриваются как одни из наиболее актуальных медико-социальных проблем, детерминирующих преждевременную смертность, заболеваемость, дестабилизирующих общество, подрывающих основы таких социальных институтов как семья, брак, родительство.

Обеспокоенность проблемами распространения алкоголизма и наркомании растет как на уровне государственных управленческих структур, так и на уровне гражданского общества. По данным Фонда «Общественное мнение» [6], в июне 2010 г. 40% населения России полагали алкоголизм самой актуальной социально-экономической проблемой (увеличение показателя по сравнению с летом 2008 г. – 13%). Наркомания воспринималась как крайне значимая проблема 32% жителей страны (рост обеспокоенности по сравнению с летом 2008 г. – 4%).

Для успешного претворения заявленной политики в жизнь необходимо не только владеть актуальной информацией о состоянии объекта управления, осознавать его динамику и тенденции изменений, представлять уровень и особенности распространенности девиантного поведения на территории страны, региона, но и четко понимать механизмы формирования отклоняющихся практик и факторы риска.

Целью работы являлось определение причин (факторов), повышающих риск злоупотребления психоактивными веществами, и выделение целевых групп профилактической работы.

Материалы и методы. Для выявления целевых групп профилактической работы был осуществлен анонимный социологический опрос (раздаточное групповое анкетирование) учащихся различных типов учебных заведений трех территорий (гг. Пермь, Краснокамск, Кудымкар), приоритетных по уровню распространенности наркомании и алкоголизма. По результатам опроса была осуществлена характеристика наркопотребления на территории региона и в группах риска, социально-демографическая характеристика групп, целесообразных для проведения профилактических мероприятий, выявлены причины (факторы) наркопотребления на изучаемых территориях и в группах риска, установлены приоритетные для территорий риска направления профилактической работы.

Объектом исследования выступили учащиеся средних общеобразовательных школ, учреждений начального и среднего профессионального образования в возрасте от 14 до 21 года гг. Пермь, Краснокамск и Кудымкар. Предметом – особенности потребления психоактивых веществ учащимися, а также социальные факторы, детерминирующие потребительское поведение исследуемой группы.

Объем выборки составил 1638 человек. Способ отбора респондентов – многоступенчатый, кластерный. Доля мужчин в исследуемой совокупности – 54,5%, доля женщин – 44,7%, еще 0,9% опрошенных отказались указать свой пол. Всего в исследовании приняли участие 584 респондентов в возрасте 14-15 лет (35,7% общей совокупности), 940 респондентов в возрасте 16-17 лет (57,4%) и 70 респондентов в возрасте 18 лет и старше (4,3%). Доля опрошенных, отказавшихся указать свой возраст составила 2,7%. На территории г. Перми были опрошены учащиеся двух средних общеобразовательных школ и двух профессиональных училищ (всего 658 человек, 40,2% общей совокупности). На территории г. Краснокамска были опрошены учащиеся трех средних общеобразовательных школ (всего 554 человека, 33,8% выборочной совокупности). На территории г. Кудымкара были опрошены учащиеся трех средних общеобразовательных школ и одного профессионального училища (всего 426 человек, 26% выборочной совокупности).

Эмпирический материал прошел компьютерную обработку (использовался пакет прикладных программ SPSS for Windows 16.0). При обработке применялись традиционные математические методы: дескриптивный и корреляционный анализ.

Определение перспективных направлений совершенствования и реализации деятельности по предотвращению распространения алкоголизма и наркомании на территории Пермского края, а также уточнение выводов массового опроса и анализа статистических данных осуществлялось с помощью экспертного опроса специалистов, компетентных в вопросах антинаркотической работы в регионе. Всего было опрошено 10 экспертов – специалистов, имеющих объективно обусловленную возможность судить по изучаемого предмету и способность высказать обоснованное мнение. Метод сбора информации – полуформализованное личное интервью с использованием полудирективного путеводителя [7]. Тип выборки – направленная. Эксперты представляли 4 различные группы: а) специалисты учреждений здравоохранения наркологического профиля, б) специалисты учреждений системы образования, осуществляющие профилактическую работу в учебных заведениях, в) активисты общественных организаций, ведущих антинаркотическую работу, г) ученые, занимающиеся вопросами девиантного поведения (социологи, социальные работники). Результаты экспертного опроса обрабатывались с помощью программы ATLAS/ti for Windows 95 Version WIN 4.1, позволяющей получать логические и семантические структуры для качественных данных.

Результаты и обсуждение. Анализ результатов исследования показал наличие опыта употребления алкоголя у подавляющего большинства респондентов. Среди опрошенных учащихся учебных заведений 87,8% пробовали алкоголь хотя бы один раз в жизни. При этом, опыт употребления спиртных веществ имеют в равной степени представители обоих полов: среди мужчин употребляли когда-либо алкоголь 87%, среди женщин – 88,8%.

Опыт употребления наркотиков без назначения врача имеют 13,7% опрошенных учащихся. В группе мужчин доля респондентов, пробовавших наркотики, составляет 15,9%, в группе женщин – 10,5%.

Значимой зависимости наличия опыта потребления алкоголя от территории проживания респондента не выявлено (различия находятся в диапазоне погрешности). Так, среди опрошенных г. Перми пробовали алкоголь 84,5% респондентов, среди учащихся г. Краснокамска – 91,7%, среди респондентов г. Кудымкара – 88,2%.

В территориальном разрезе наибольшей группой риска по потреблению наркотических веществ являются учащиеся школ г. Краснокамска – среди них 19% имеют опыт знакомства с наркотиками. В г. Перми значение данного показателя составляет 13%, в г. Кудымкаре – 8,1%.

С увеличением возраста респондентов растет доля тех, кто имеет опыт знакомства с психоактивными веществами. Так, в группе 14-летних никто не имеет опыта употребления наркотиков, в группе 15-летних доля респондентов, употреблявших наркотические вещества хотя бы раз, составляет уже 10,5%, в группе 16-летних – 14%, в группе 17-летних – 16,8%, а в группе 18-летних – уже 18,8%. Схожая динамика наблюдается и в отношении наличия опыта употребления алкоголя.

Алкоголь. Свыше половины учащихся (59%) имеют относительно недавний (в течение последних 12 месяцев) опыт употребления алкоголя; еще 25,4% респондентов не употребляли алкоголь в течение последнего года, однако пробовали его раньше. Доля опрошенных, имеющих опыт употребления алкоголя в течение последних 12 месяцев в более старших возрастных группах, превышает значения в группах меньших возрастов.

Среди учащихся города Перми в последние 12 месяцев алкогольные напитки употребляли 56,5% опрошенных. Значение аналогичного показателя по г. Краснокамску и г. Кудымкару составило 60,6% и 62% соответственно.

Спектр напитков, опыт знакомства с которыми имеют молодые люди, довольно широк; преобладают слабоалкогольные напитки. Так, большинство респондентов (80,8%), имеющих опыт употребления алкоголя, хотя бы раз в жизни пили шампанское, 76% употребляли пиво, 61,2% пробовали вино, 51,8% – алкогольные коктейли. Опыт знакомства с крепкими спиртными напитками (по сравнению со слабоалкогольными) у подростков менее значителен. Так, меньше половины, 42%, пробовали водку, 37,4% – коньяк.

Наблюдаются расхождения в опыте пробы различных спиртных напитков в группах мужчин и женщин. Так, пиво пробовали 82,6% всех мужчин, имеющих опыт знакомства с алкоголем, и 68,7% женщин. На 10,5% больше в группе мужчин доля тех, кто пробовал водку и виски, на 12,2% – пробовавших самогон, на 11,5% – пробовавших брагу, «медовуху». В свою очередь, среди женщин больше доля респондентов, пробовавших хотя бы раз в жизни шампанское (87% в группе женщин против 75,5% в группе мужчин), и вино (71,2% в группе женщин против 53,8% в группе мужчин).

Мотивация первой пробы алкоголя у подростков преимущественно связана с любопытством, праздным интересом к спиртному. Так, треть опрошенных, 34,4% пробовавших алкоголь сказали, что сделали это из-за любопытства, 8,9% – из-за того, что «нечего было делать», 15,6% впервые употребили алкоголь под влиянием друзей. Интересно, что 6% опрошенных впервые попробовали спиртные напитки по инициативе родителей – в честь празднования Нового года, Дня рождения кого-то из членов семьи и т.п. Показательно, что 28,8% респондентов не смогли однозначно охарактеризовать свою мотивацию первой пробы алкоголя.

Наблюдаются различия в обстоятельствах первой пробы алкоголя у мужчин и женщин. Так, мужчины чаще, чем женщины пробуют алкоголь впервые под давлением дружеской компании – в 20,6% случаев против 11,1%, а также в силу отсутствия адекватного занятия на досуге (из-за того, что «нечего было делать» алкоголь впервые попробовали 11,3% мужчин и 6,7% женщин).

Пик первой пробы алкоголя приходится на возраст 14-16 лет – 63,6% респондентов, имеющих опыт употребления спиртных напитков, попробовали их в первый раз именно в этом возрасте. Пятая часть респондентов (20,1%) впервые попробовали алкоголь в возрасте 11-13 лет. На возрастные группы младше 10 лет и старше 16 лет приходится суммарно только 16,3% первых проб спиртных напитков.

Следует отметить, что возраст первой пробы алкоголя «молодеет». Так, среди респондентов в возрасте 18 лет и старше только 2,9% опрошенных впервые попробовали алкоголь в 11-13 лет, среди респондентов 16-17 лет в указанном возрасте попробовали алкоголь уже 18,6% учащихся, а среди респондентов 14-15 лет четверть (25,4%) уже имели опыт употребления спиртных напитков в 11-13-летнем возрасте.

Полнота и состав семьи влияет на возраст первой пробы алкоголя: в полных семьях, где оба родители родные, попробовали спиртные напитки в возрасте 13 лет и младше 26,6% опрошенных, в семьях, где один из родителей не родной (отчим или мачеха) в указанном возрасте впервые употребили алкоголь уже 38,2% респондентов. В неполных семьях, где из родителей есть только мать, в возрасте 13 лет первая проба алкоголя произошла у 32,3% опрошенных, а в неполных семьях, где дети живут только с отцом – у 60% респондентов.

Употребление алкогольных напитков сопряжено не только с получением удовольствия, но и с различными сложностями – обострением отношений в семье, школе, финансовыми затруднениями, проблемами со здоровьем. Большинство опрошенных, имеющих опыт употребления алкоголя, сталкивались с теми или иными неприятностями в связи с потреблением спиртных напитков. Так, 50,2% получали предупреждения от друзей об опасности злоупотребления алкоголем, у 39,3% на почве употребления алкоголя возникали конфликты в семье, пятая часть ответивших респондентов задерживались сотрудниками милиции.

Семья является важнейшим социальным институтом, определяющим эффективность социализации индивида и во многом детерминирующим приобщение подростков к практикам девиантного поведения. Родители часто сами провоцируют употребление алкоголя ребенком, создают условия для первой пробы спиртного. Одним из факторов ранней алкоголизации населения региона является доступность спиртных напитков, выражающаяся, в частности, в их наличии дома. Как показали результаты исследования, треть респондентов, пробовавших хотя бы раз в жизни спиртное, имеют опыт употребления напитков домашнего приготовления. У 11,0% респондентов в семье готовят домашнее видно, у 3,5% – настойки, у 3,1% – самогон, у 2,1% – брагу. В большинстве семей детей, имевших опыт знакомства со спиртным, потребление алкоголя является нормой: только 43,5% респондентов заявили, что в их семье (родители, родственники) не употребляют водку; в отношении вина подобный ответ дали 37% опрошенных, в отношении шампанского – 30,6% респондентов; пиво не пьют 29,7% родителей. Пятая часть всех опрошенных (22,6%) указали на то, что у кого-то из их родственников есть проблемы с алкоголем. При этом в семьях, где есть страдающие алкоголизмом родственники, возраст первой пробы спиртных напитков ребенком снижается. Так, в группе попробовавших алкоголь в 11-13 лет 21,3% указали на наличие семейных проблем с алкоголем, а в группе пробовавших алкоголь впервые в 17 лет – только 16,3%, в группе респондентов, впервые употребивших спиртное в 18 лет – 14,3%.

Еще одним важным факторов употребления алкоголя в подростковой среде является микросоциум – дружеские компании, в которых принято потребление спиртных напитков. Так, 9,2% всех опрошенных сказали, что почти каждый день бывают в компаниях, где употребляют алкогольные напитки, 14,7% проводят время в таких компаниях несколько раз в неделю, 18,3% – несколько раз в месяц. Лишь четверть респондентов (26,1%) вообще не бывают в компаниях, где употребляют алкоголь.

Респонденты, имеющие опыт употребления спиртных напитков в последние 12 месяцев, существенно чаще бывают в «пьющих» компаниях, нежели те, кто опыта употребления алкоголя в течение года не имел. Среди опрошенных юношей треть (29,6%) бывают в компаниях, употребляющих алкоголь, несколько раз в неделю или каждый день. Среди девушек данный показатель составляет 17,8%. В целом, половина учащихся мужского пола (49,5%) проводят досуг в «пьющих» компаниях не реже нескольких раз в месяц (аналогичный показатель по девушкам составил 34,8%).

Включенность алкоголя в повседневную жизнь, высокая территориальная и ценовая доступность спиртных напитков, поддержка алкоголизации как неотъемлемой формы проведения досуга со стороны неформальных групп приводят к тому, что для подростков употребление алкогольных напитков становится нормой. Большинство опрошенных (58,9%) полагают, что первый раз попробовать спиртное необходимо в возрасте 16 лет или младше, еще 37,3% считают, что оптимальный возраст первого знакомства со спиртным – 17 лет. О том, что первый раз попробовать алкоголь целесообразно только будучи совершеннолетним, сказали лишь 3,6% опрошенных. Учащиеся, имевшие опыт употребления алкоголя, склонны более лояльно оценивать раннее начало потребления спиртных напитков, нежели те, кто алкоголь не пробовал. Так, в группе употреблявших алкоголь, 64,5% полагают нормальной первую пробу спиртного в возрасте 16 лет и ранее, тогда как в группе не имеющих опыт употребления алкоголя, подобный ответ дали лишь 16,6% опрошенных. Совершеннолетие считают оптимальным возрастом для начала употребления алкоголя 12,5% учащихся, не знакомых со спиртными напитками, и только 2,5% пробовавших алкоголь.

Наркотики. По результатам исследования, 13,7% учащихся имеют опыт знакомства с наркотиками, причем доля женщин, пробовавших наркотики, лишь незначительно ниже, чем среди мужчин.

С увеличением возраста растет доля учащихся, имеющих опыт потребления наркотических веществ: если в группе респондентов 14-15 лет пробовали наркотики 10% опрошенных, то в группе 18-летних и старше – 22,9%.

В территориальном разрезе наибольшая доля респондентов, имеющих опыт употребления наркотических веществ, была зафиксирована в г. Краснокамске – 19% опрошенных учащихся; наименьшая – в г. Кудымкаре (8,1% все опрошенных). Структура мотивации первой пробы наркотиков в подростковой среде в целом схожа со структурой мотивации первой пробы алкоголя – ведущей причиной является любопытство (в случае наркотических веществ на долю данного мотива приходится 65,7% всех первых проб). Важным фактором употребления наркотиков выступает негативное влияние дружеской компании: каждый седьмой респондент, пробовавший наркотические вещества, сделал это исключительно под влиянием неформального окружения. У подавляющего большинства учащихся, пробовавших наркотики, есть знакомые, употребляющие наркотические вещества. В 40,5% случаях таких знакомых много, в 46,7% – пара человек. Только 7,2% имевших опыт пробы наркотиков сказали, что не знакомы с действующими наркопотребителями. Вообще, подростки, имеющие опыт употребления наркотиков, достаточно часто бывают в компаниях, где потребление психоактивных веществ является нормой. Так, треть респондентов (28,8%), пробовавших наркотики, сказали, что посещают подобные компании несколько раз в неделю или каждый день, еще 8,1% проводят досуг в таких компаниях несколько раз в месяц, 16,2% – раз в 2-3 месяца. О том, что никогда не бывают в кругу лиц, употребляющих наркотики, среди пробовавших психоактивные вещества сказали только 22,5% (для сравнения, в группе учащихся, не имеющих опыта потребления наркотиков подобный вариант ответа выбрали 86,9%). Важно отметить, что факт пробы наркотического вещества подростком может свидетельствовать о значительном потенциале включения его в практики наркопотребления. Так, среди имевших опыт пробы наркотических веществ, 40,9% респондентов заявили, что при желании смогли бы без проблем достать наркотики, еще 23,6% сказали, что скорее смогли бы это сделать. Только 17,3% опрошенных данной группы оценили свои способности при необходимости «добыть» наркотические вещества как недостаточные.

Основной возраст первой пробы наркотиков – 14-16 лет (70,1% всех учащихся, имеющих опыт знакомства с наркотическими веществами, впервые попробовали их именно в этом возрасте). В возрасте 13 лет и младше наркотики попробовали 13,1% всех респондентов, знакомых с наркотиками, в возрасте 17 лет – 14,0%, в возрасте 18 лет и старше – 2,8%.

Первая проба наркотических веществ в подростковой среде связана, как правило, с препаратами конопли («план», марихуана, анаша, гашиш) – 93,3% всех респондентов, пробовавших наркотики, заявили, что употребляли их хотя бы раз. Пятая часть исследуемой группы (20%) указали, что пробовали различные стимуляторы («чифир», эфедрин, эфедрон, «джеф», «винт», «экстази», «скорость», спортивные допинги, амфетамин и пр.), каждый шестой респондент, употреблявший наркотики, знаком с галлюциногенами (ЛСД, «грибы»). Бытовую химию (клеи, пятновыводители) пробовали 5,7% употреблявших наркотики подростков, кокаин (включая «крэк») – 3,8%, опиаты (опий-сырец, «кокнар», кодеин, морфин, промедол, героин) – 1,0%.

Среди всех учащихся, имеющих опыт употребления наркотических веществ, треть опрошенных (34,6%) последний раз употребляли наркотики свыше года назад, еще треть (33,6%) делали это в течение последнего года, но больше, чем за 30 дней до момента опроса, и, наконец, 31,8% употребляли наркотики в течение последнего месяца. Наибольшая доля активных потребителей, имевших опыт употребления наркотиков в течение последних 30 дней, была зафиксирована в г. Краснокамске и составила 37,7% всех пробовавших наркотики хотя бы раз в жизни.

Важным инструментом борьбы с тяжелыми последствиями употребления наркотиков является информированность потребителей о механизмах получения медицинской и социально-психологической помощи. Среди учащихся, имеющих опыт пробы наркотических веществ, только 41,4% знают, куда обратиться в случае возникновения проблем, связанных с употреблением наркотиков.

На просьбу назвать конкретных субъектов помощи наркопотребителям учащиеся давали ответы (варианты ответов приводятся в оригинальных формулировках респондентов), которые можно объединить в 5 основных групп: а) учреждения здравоохранения и их сотрудники («больница», «поликлиника», «наркологический диспансер», «нарколог», «реабилитационный центр», «врач», «министерство здравоохранения», «аптека» и т.п.); б) ближайшее социальное окружение («мама», «родители», «близкие родственники», «хорошие друзья», «пацаны» и т.п.), в) работники образования («классный руководитель», «педагоги в школе», «учителя»), г) специалисты-психологи и центры психологической помощи («центр психологической поддержки», «психолог»), д) прочие организации («госнаркоконтроль», «служба доверия»). Встречались также следующие высказывания респондентов: «никуда не буду обращаться, чтоб на учет не поставили», «обращусь к себе самому», «никуда не обращусь».

Агрегация мнений опрошенных экспертов позволила выделить три основных уровня проблем в организации и реализации антинаркотической работы в регионе: а) нечеткая координация межведомственного взаимодействия; б) несовершенство нормативной базы; в) отсутствие системы позитивно ориентированной профилактики. Первый и второй уровни затрагивают все направления антинаркотической деятельности, третий – касается в основном первичной профилактики. Влияние его на такие направления как диагностика и реабилитация выражается в росте числа потребителей различных психоактивных веществ вследствие недостаточной или неэффективной профилактики.

В целом, необходимо отметить, что таким направлениям в борьбе с распространением психоактивных веществ, как первичная профилактика и реабилитация отводится в экспертном сообществе главенствующее положение в силу сложности и ресурсоемкости процессов.

По мнению экспертов (приводятся цитаты интервью с экспертами в оригинальных формулировках), в первичной профилактике в основном задействованы следующие социальные институты: семья, образование, меньше – здравоохранение и надзорные органы. Причина – ранний возраст первых проб наркотиков и алкоголя, что означает нахождение человека в момент знакомства с психоактивными веществами в образовательной системе и «под патронатом» семьи («Школа и семья – это то, на чем зиждутся все наши успехи по профилактике наркотиков, алкоголя»; «Профилактика – это все-таки больше школа, это образование»; «Департамент образования. Все равно просвещение, просвещение, просвещение должно быть. Вспомогательными я считаю – это органы здравоохранения и органы милиции»; «Профилактикой должны заниматься медицинские учреждения и учреждения образовательные»).

Эксперты характеризуют группы риска, нуждающиеся в усиленном внимании, по возрасту следующим образом: «…наиболее «наркотизированной» группой является молодежь лет 18 и до 30. Это занятие молодых», «…основная группа начинает выпивать лет в 10-13»; «…если говорить о возрастах первых проб, да? 14-21 год … в основном потребители 16-17 и до 25-28 лет»; «самые опасные возраста это где-то от 14 до 30 лет»; «по 17, по 16 лет – уже с зависимостью».

Что касается половых различий контингента потенциальных потребителей алкоголя и наркотиков, то наблюдаемая общероссийская тенденция активного вовлечения в этот процесс девушек и женщин объясняется экспертами исходя из трех оснований: а) первая проба или определенная частотность потребления провоцируется мужчинами. («Очень часто втягивают друзья наркоманы своих девушек. Это вот сплошь и рядом»; «Все женщины начинают употреблять психоактивные вещества, причем, не важно, алкоголь, наркотики, только потому, что их предлагают мужчины. Потому что ни одна нормальная женщина, она пить или употреблять не начнет, просто так»); б) слабость женского организма влечет за собой более быстрое формирование зависимости. («Учитывая, что привыкание быстрее, излечивание труднее, то есть там быстрее идет и труднее избавление, поэтому девочке очень трудно с этими если пробуют, то это очень серьезно. Поэтому процент-то растет»); в) смещение социальных ролей в обществе приводит женщину к внутриличностному конфликту («Женщины решили не отставать от мужчин»).

Таким образом, можно говорить о том, что основной группой риска, на которую должна быть направлена первичная профилактика, являются люди в возрасте от 12 до 17 лет и особое внимание следует обращать на лиц мужского пола.

Исходя из результатов анализа экспертных мнений, основные факторы, детерминирующие начало употребления психоактивных веществ, можно разделить на три группы: а) социально-демографические и социокультурные факторы; б) социально-экономические факторы; в) психологические факторы. К первой группе относятся пол, возраст, социальная среда (в широком смысле) и т.п. («Происходит сепарация от семьи… Семья в это время – это препятствие, которое мешает выхождению в мир этого подростка, и поэтому происходит бунт»; «[в более старших возрастах] идет первое серьезное разочарование в том, что получили от родителей, в том, что смогли взять сами, в том, что не видят перспективу»; «…расспрашиваешь, она говорит: «Да вот он у меня попивал, и я решила, пусть ему меньше достанется, я буду вместе с ним пить»). Ко второй группе – доход, социальный статус, условия жизни («Все социальные невзгоды, несчастья, нехватка денег, трудности»; «Недостаточно спортивных секций, клубов, мест, где бы мог подросток находиться»; «Низкий экономический уровень желание получить сейчас какой-то мнимый эффект благополучия и счастья»; «Если достаток низкий у семьи, сейчас все секции платные. Если семья не может себе позволить организовать досуг ребенка, получается, что он предоставлен сам себе»). К третьей группе – психоэмоциональный фон, личностные особенности индивида (стрессоустойчивость, восприимчивость, слабохарактерность и т.п.) («Депривация внимания»; «Это связано может быть уже чисто личностные проблемы подростка, не решенные в свое время, возможно, со сверстниками, возможно, с родителями где-то конфликт; «Хочется забыться, оторваться от проблем в школе, почувствовать себя взрослым. Получить состояние веселости, растормозиться»).

Соответственно приведенной типологии причин потребления первичная профилактика должна происходить на различных уровнях, обеспечивая возможность соприкосновения со всеми группами. Так, чтобы работать с социальными и психологическими детерминантами аддиктивного поведения, требуются квалифицированные специалисты в образовательных учреждениях, которые могут помочь подросткам и их родителям в процессе индивидуального и группового взаимодействия. Экономические же факторы, влияющие на риск употребления алкоголя и наркотиков, должны регулироваться на государственном уровне, например, с помощью усовершенствования нормативно-правовой базы («Государству больше внимания надо уделять семье. К сожалению, идет серьезный перекос. Даже в финансовом плане у нас сирота выглядит более обеспеченным, чем обучающийся, который из нормальной семьи»). На этом же уровне, по мнению экспертов, должна корректироваться работа специалистов образовательных учреждений, чья деятельность так или иначе связана с профилактикой («у нас же сейчас проблема психолога в школе. Там в связи с новой оплатой труда, у нас сейчас не выгодно держать психолога, потому что он в контингенте «и прочие». Потому что есть персонал «рабочие» – 65%, есть персонал «управляющие» – 35% и «прочие». Вот психологи – это «и прочие». Тогда надо компенсировать, чтобы детям все равно давали возможности вот эту информацию получить»; «Какие-то ежегодные, раз в пять лет, что он [педагог] должен тренинги проходить в системе для всех»).

Роль средств массовой информации (СМИ) на этапе первичной профилактики довольно значительна. Экспертный опрос показал необходимость государственного вмешательства в деятельность средств массовой информации по указанной проблеме («Можно говорить о цензуре в СМИ, курение там, например, о цензуре в СМИ по алкоголю, чтобы не было там»; «кино, телевидение, что не фильм, то там наркоман, курящий и т.д. Это не запрещается, и вызывает аппетит у молодежи. Это самая настоящая реклама»). В этой связи говорится также о необходимости воспитания с помощью СМИ определенных общественных норм и ценностей, например, культуры потребления алкогольной продукции.

Процесс первичной профилактики, таким образом, требует комплексного подхода со стороны всех задействованных в нем социальных институтов и четкого государственного регулирования.

Наиболее актуальным среди экспертов оказался вопрос о выработке оптимальных методик и методов профилактического информирования подростков. Первостепенной кажется проблема избытка негативной информации, которая, воздействуя на сознание объекта, дает обратный эффект, то есть не уберегает от потребления психоактивных веществ, а зачастую вызывает любопытство к теме, либо отторжение и экранирование от нее. («До 80-х годов нам вообще запрещалось поднимать эту тему, дабы не возбуждать любопытство»; «[Информация] это код, это код, символ, определенный, который входит в наше подсознание, минуя наше сознание, и активно там начинает размножаться и соответственно…»). Как раз в этой связи эксперты говорят об отсутствии системы позитивно ориентированной профилактики, которая кажется им наиболее действенной.

Предложение информантами различных техник профилактики условно можно сгруппировать следующим образом. Во-первых, прямое взаимодействие с представителями групп риска (тренинговые групповые занятия, индивидуальные консультации для детей и родителей, лекционные занятия с привлечением специалистов, не относящихся к образовательной системе). Во-вторых, дистанционное взаимодействие с лицами групп риска (печатная продукция, содержащая справочный контент по проблеме, медиа- технологии, объявление государственных конкурсов в области здорового образа жизни с привлечением учащихся различного уровня образовательных учреждений). Здесь следует отметить, что, несмотря на привычный набор методов, главным аспектом, на который указывают эксперты, является форма представления материала и работы с объектами профилактики. Основной задачей, определенной специалистами, становится поиск оптимальной формы взаимодействия субъекта и объекта. Решить эту задачу можно, по мнению респондентов, учитывая все характеристики объекта. Поскольку первичная профилактика в основном направлена на подростков, опрашиваемые предлагают в первую очередь учитывать их проблемные точки, которые формулируют так: а) отсутствие навыков стрессоустойчивого поведения («столкновение со стрессом и недостаточность механизмов, которые смогли бы удержать человека»; «на тему навыков какого-то стрессоустойчивого поведения, иначе он научится другим способом снимать стрессы»); б) отсутствие навыков свободного общения («правонарушители, в том числе и пойманные со спиртным, вот, проблема была только в общении. Они не умели общаться»; «Вот если мы сможем разговорить подростков – это 90% успеха»); в) отсутствие четкой структуры ценностей («молодежь сейчас растет без ценностей, без принципов, таких вот идеологических»); г) ограничения в восприятии информации («лекции – это 10% усвоенной информации. Это не эффективно»; «вот эти всякие памятки, где это все написано. Та же самая информация, но красиво оформленная. Не писать очень много умных слов, а конкретика»).

Для работы с обозначенными особенностями основного контингента риска указывается на необходимость не только поиска оптимальных форм взаимодействия, но и подготовки компетентных специалистов, способных к такой работе. Помимо подготовки специалистов, повышения квалификации, систематического подтверждения уровня своей компетенции, предлагалось также построить систему рейтинга педагогов в школе среди учащихся, что позволит выявить тех из них, которые воспринимаются детьми как авторитет и которые смогли бы частично взять на себя функцию проведения профилактической работы в образовательном учреждении.

При обсуждении вопросов лечения наркоманий основное внимание экспертов привлекала система реабилитации Этап лечения абстиненции – это эпизодическая помощь больному. Главная проблема, по мнению специалистов, возникает, когда пациент уходит из стационара в ту среду, из которой пришел («У нас очень квалифицированные наркологи. Но, к сожалению, они делают то, что могут, они снимают только физическую зависимость»).

Практически все эксперты указывают на отсутствие единой системы реабилитации наркозависимых больных. Выделяется целый ряд проблем, сопутствующих сложившейся в крае ситуации. Во-первых, отсутствие государственных реабилитационных центров, и, как следствие, ограниченные возможности у различных групп населения получить помощь. («Система реабилитации у нас как таковая очень слабенькая, и наша администрация краевая, видимо, не заинтересована в том, чтобы был государственный реабилитационный центр»; «Наркологическая служба у нас неправильно организована ее нужно менять, нужно создавать крупные центры, хорошо оборудованные стационары. А в том виде в котором она находится сейчас… У нас нет нормальных ни государственных, ни частных центров»). Во-вторых, существование негосударственных организаций, оказывающих данный вид услуги, которые не имеют соответствующе подготовленного персонала, что становится причиной низко квалифицированного обслуживания больных. («Там не работают специалисты»; «Реабилитационные центры – это в основном уже частные, они уже организовываются бывшими наркозависимыми. Прошедших какую-либо программу, обучающую, по которой методике они сами там смогли прекратить употребление наркотиков. Вот они пытаются донести ее до других зависимых»). В-третьих, риск вовлечения неуравновешенных пациентов в религиозные секты, которые работают под эгидой реабилитационных центров, что ведет к таким негативным последствиям, как дальнейшее нарушение психического состояния больного и невозможности его вернуться в социум. («Единственное, чтобы я чуть была более внимательна, чтобы там фанатизма этого не было. Чтоб притормозить. В плане фанатизма, чтобы другой крайности не было»; «там все равно там одна зависимость меняется на другую»).

При отсутствии государственной системы реабилитации возникает определенная потребность в выработке единой системы критериев оценки частных реабилитационных центров и государственном контроле их деятельности.

Выводы и рекомендации. Обобщение результатов проведенного социологического исследования позволяет сделать следующие выводы.

  1. Учащиеся средних общеобразовательных, начальных и средних профессиональных учреждений в значительной степени вовлечены в процессы употребления психоактивных веществ и являются целевой группой профилактической работы.
  2. Основными причинами (факторами), повышающими риск злоупотребления психоактивными веществами являются: неорганизованный досуг – негативное влияние неформального окружения, неполная семья, низкий материальный уровень жизни, семейные «питейные традиции» – включенность алкоголя в повседневную жизнь, ценовая и территориальная доступность алкоголя, недостаточный уровень информированности о возможности получения медицинской и социально-психологической помощи.
  3. Система противодействия распространению алкоголизма и наркомании характеризуется рядом проблем: а) недостаточно четкой координацией межведомственного взаимодействия на некоторых этапах антинаркотической работы (например, профилактика, реабилитация), б) несовершенством нормативной базы (особенно в части постановки наркопотребителей на учет), в) отсутствием выстроенной системы позитивно ориентированной профилактики.

Совершенствование деятельности по предотвращению распространения алкоголизма и наркомании на территории региона требует реализации мероприятий, которые можно объединить в три группы.

К первой группе относятся мероприятия информационно-пропагандистского характера, направленные, в первую очередь, на развитие навыков самосохранительного поведения, формирование здорового образа жизни у населения региона. Необходимо повышение уровня информированности населения в вопросах рисках здоровью, детерминированных употреблением алкоголя и наркотических веществ. Требуется активная пропаганда в молодежной среде замещающих форм проведения досуга, социально-активных практик, ориентация подростков на ведение здорового образа жизни, отказ от вредных привычек. Целесообразным представляется включение средств массовой информации в процессы формирования у молодежи мотивации к личной ответственности за своё здоровье, основанного на использовании актуальных форм и средств информационного воздействия, адаптированного по отношению к целевой аудитории. Особого внимания заслуживает формирование информационной базы для эффективной реализации профилактической работы, предполагающее увеличение числа информационных поводов в сфере противодействия распространению алкоголизма и наркомании, обеспечение свободного доступа к информационным материалам по проблеме алкоголизма и наркомании всех социальных групп (в частности, по вопросам оказания наркологической помощи несовершеннолетним), внедрение в практику информирования инновационных методов и средств, базирующихся на использовании современных информационных технологий, развитие Интернет-сайтов по антинаркотической тематике в направлении формировании структурированной, оперативной и автоматизированной системы.

Вторую группу составляют мероприятия нормативно-правового характера. Сюда можно отнести разработку и принятие региональной антинаркотической программы и муниципальных антинаркотических планов на основе Концепций государственной антинаркотической политики Российской Федерации. Важным является внесение предложений по совершенствованию нормативно-правовой базы учета потребителей наркотических веществ, больных наркологическими расстройствами. Актуально развитие правовой основы своевременного пресечения новых видов наркотических средств.

Третья группа включает мероприятия организационного и научно-методического характера, в частности, такие как совершенствование реабилитационной работы на территории региона. Необходимо активное развитие социальных практик реабилитации зависимых, включение общественных объединений, негосударственных организаций в реализацию функции реабилитации. Развитие реабилитационного звена наркологической помощи видится с помощью внедрения малозатратных технологий и стационарозамещающих форм организации реабилитационной помощи, организация лечебно-трудовых мастерских. Важно усиление контроля над продажей алкогольных напитков несовершеннолетним на территориях риска и в районах с низким уровнем развития инфраструктуры социальной безопасности (отдаленные районы городов). Требуется совершенствование системы выявления потребителей алкоголя и наркотических веществ в образовательных учреждениях. Оценка эффективности выявляемости на основании исследований биосред, собранных в процессе тестирования учащихся. Целесообразным представляется разработка методики комплексного мониторинга наркологической ситуации на территории региона, базирующейся на принципах методической триангуляции (включающей различные виды и источники данных).

Список литературы

  1. Гилинский Я.И. Социология девиантного поведение как специальная социологическая теория //Социологические исследования. 1991. №4. С. 72-78.
  2. Злоупотребление алкоголем в Российской Федерации: социально-экономические последствия и меры противодействия вовлечение алкоголя: Доклад Общественной палаты Российской Федерации [Интернет]. Утвержден Советом Общественной палаты РФ 13 мая 2009 г. URL: http://www.oprf.ru/files/dokladalko.pdf (дата обращения: 06.07.2011).
  3. Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года [Интернет]. Утверждена Указом Президента РФ № 1351 от 9 октября 2007 г. URL: http://mon.gov.ru/dok/ukaz/vosp/4202/ (дата обращения: 05.07.2011).
  4. Левин Б.М. Главные факторы алкоголизации общества в условиях социальных перемен //Социологические исследования. 1997. №4. С. 102-108.
  5. Макшанцева Н.В. Отклонения в поведении подростков //Социологические исследования. 1991. №9. С. 64-66.
  6. Проблемы алкоголизма и наркомании на карте РФ: опрос «Георейтинг», 2–28 июня 2010 г. [Интернет]. URL: http://www.fom.ru/ (дата обращения: 05.07.2011).
  7. Donaghy W.C. The Interview: Skills and Applications. Glenview Illinois: Scott, Foresman &Co. 1984. IL. 436 p.

References

  1. Gilinskiy Ya.I. Sotsiologiya deviantnogo povedeniya kak spetsialnaya sotsiologicheskaya teoriya [Sociology of deviant behavior as a special sociology theory]. Sotsiologicheskiye issledovaniya 1991;(4):72-78.
  2. Zloupotrebleniye alkogolem v Rossiyskoy Federatsii: sotsialno-ekonomicheskiye posledstviya i mery protivodeystviya vovlecheniye alkogolya: Doklad Obshchestvennoy palaty Rossiyskoy Federatsii [Alcohol abuse in the Russian Federation: social economic consequences; measures to oppose involvement in alcohol consumption. Report of Public Chamber of the Russian Federation. Adopted on May 13, 2009 by the Council of the Public Chamber of the Russian Federation] [Internet]. 2009. [cited 2011 Jun 07];. Available from: http://www.oprf.ru/files/dokladalko.pdf.
  3. Kontseptsiya demograficheskoy politiki Rossiyskoy Federatsii na period do 2025 goda [The conception for demographic policies of the Russian Federation for the period up to 2025] [Internet]. 2007 [cited 2011 May 07]. Available from: http://mon.gov.ru/dok/ukaz/vosp/4202/.
  4. Levin B.M. Glavnyye faktory alkogolizatsii obshchestva v usloviyakh sotsialnykh peremen [Major factors of alcohol domination of society under drastic social changes]. Sotsiologicheskiye issledovaniya 1997;(4):102-108.
  5. Makshantseva N.V. Otkloneniya v povedenii podrostkov [Deviations in adolescents behavior]. Sotsiologicheskiye issledovaniya 1991;(9):64-66.
  6. Problemy alkogolizma i narkomanii na karte RF: opros «Georeyting», 2-28 iyunya 2010 g. [Problems of alcoholism and drug addiction on the Map of the Russian Federation. “Georating” opinion poll of June 2-28, 2010] [Internet]. 2010 [cited 2011 May 07]. Available from: http://www.fom.ru/ (data obrashcheniya: 05.07.2011).
  7. Donaghy W.C. The Interview: Skills and Applications. Glenview Illinois: Scott, Foresman &Co. 1984. IL. 436 p.

Просмотров: 10294

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 13.10.2011 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search