О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА


crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.522.

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №5 2011 (21) arrow Гендерные особенности отдельных показателей здоровья подростков 15-17 лет
Гендерные особенности отдельных показателей здоровья подростков 15-17 лет Печать
19.01.2012 г.

Т.Г. Шанина, О.М. Филькина, О.Ю. Кочерова, Е.А. Воробьева, Л.А. Пыхтина
Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В.Н. Городкова, г. Иваново

Gender characteristics of the individual in health adolescents aged 15-17
T.G. Shanina, O.M. Filkina, O. Y. Kocherova, E.A. Vorob
׳eva, L.A. Pychtina
Ivanovo Research Institute of Maternity and Childhood V.N. Gorodkova, Ivanovo

Резюме. Целью работы является изучение гендерных особенностей отдельных показателей здоровья подростков 15-17 лет.

Приведен анализ результатов обследования 300 девушек и юношей в возрасте с 15 до 17 лет. В зависимости от пола изучались личностные и характерологические особенности, социометрический статус подростков, их интеллектуальное, физическое и половое развитие, заболеваемость, психическое здоровье. Проводилась комплексная оценка состояния здоровья подростков.

Показано, что в 15-17 лет девушек отличает высокий уровень нейротизма, а юношей – эмоциональная стабильность. В характерологическом портрете девушек в этом возрасте преобладают такие черты, как активность, настойчивость, раздражительность, тревожность, склонность к риску; у юношей – уступчивость, суровость, решительность. Общими чертами характера для девушек и юношей являются неисполнительность и неумение контролировать себя.

У юношей, по сравнению с девушками, в 16 лет выявлены более высокие балльные оценки общего и вербального интеллекта. У девушек низкий и ниже среднего уровень вербального интеллекта регистрируется в 2 раза реже, а низкий и ниже среднего уровень невербального интеллекта - в 2,3 раза чаще, чем у юношей. В старшем подростковом возрасте у девушек более развиты самостоятельность и социальная зрелость суждений, наблюдательность, внимание, тогда как у юношей - способность к анализу, пространственное воображение, четкость оперирования числовым материалом. Установлено, что в 15-17 лет юноши, по сравнению с девушками, чаще бывают неприняты сверстниками или даже изолированы.

Доказано, что у юношей реже наблюдаются нарушения психического здоровья. Различия нервно-психических расстройств девушек и юношей 15-17 лет проявляются следующим – у девушек чаще, чем у юношей, выявляются фобические и депрессивные проявления, специфически-подростковые поведенческие реакции и реже - соматовегетативные проявления и гипердинамический синдром.

Показано, что в этом возрасте у юношей реже диагностируются вегетативная дисфункция и диффузное увеличение щитовидной железы. У юношей в возрасте с 15 до 17 лет, в отличие от девушек, сохраняются активные ростовые процессы. Выявлены неблагоприятные показатели полового развития подростков 15-17 лет – для значительного числа их характерно отставание развития вторичных половых признаков. При этом, у юношей 15-17 лет отставание в развитии вторичных половых признаков наблюдается чаще, чем у девушек этого возраста. К 17 годам у большинства девушек отставание в развитии вторичных половых признаков компенсируется, тогда как у 25,3% юношей - сохраняется. Согласно комплексной оценке уровень здоровья 15-17 летних юношей выше, чем у сверстниц.

Summary. The aim is to study gender-specific indicators of individual health of adolescents aged 15-17 years.

An analysis of the survey 300 girls and boys from 15 to 17 years. Depending on the gender studied personal and characterological features, the sociometric status of adolescents, their intellectual, physical and sexual development, disease, mental health. Conducted a comprehensive assessment of health status.
It is shown that in 15-17 years girls distinguished by a high level of neuroticism, and young men - emotional stability. In characterological portrait of girls in this age dominated by traits such as activity, persistence, irritability, anxiety, non-executive, the inability to control himself, a penchant for risk, young men - compliance, severity determination. Common traits for boys and girls are non-executive and the inability to control himself. The young men, compared with girls at age 16 revealed a higher scoring overall and verbal intelligence. Girls in low and lower middle level of verbal intelligence is recorded in 2 times less, and low and below the average level of nonverbal intelligence - in 2,3 times more often than boys. In the late teens the girls are more developed autonomy and social maturity reasoning, observation, attention, whereas the boys - the ability to analyze the spatial imagination, accuracy of operating a numeric material. Established that in 15-17 years old boys compared with girls are more often missed their peers or even isolated. Proved that the boys rarely observed in mental health. Differences in neuropsychiatric disorders, boys and girls 15-17 years of age were as follows - the girls more than boys identified phobic and depressive manifestations, specifically adolescent behavioral reactions, and rarely - somatovegetative manifestations and hyperdynamic syndrome.

It is shown that at this age boys less likely to be diagnosed autonomic dysfunction, and diffuse thyroid enlargement. The young men from 15 to 17 years, in contrast to girls, remain active growth processes. Identified adverse indicators of pubertal development in adolescents 15-17 years - a substantial number of them characterized by the lag of development of secondary sexual characteristics. At the same time, young men 15-17 years lag in the development of secondary sexual characteristics occurs more frequently than in girls of this age. For 17 years the majority of girls lag in the development of secondary sexual characteristics is compensated, whereas 25.3% of boys - is preserved. According to the comprehensive assessment of the level of health of 15-17 year old boys is higher than that of peers.

Ключевые слова. Девушки 15-17 лет, юноши 15-17 лет, гендерные особенности, здоровье

Keywords. Girls 15-17 years, boys 15-17 years, gender peculiarities, health

В подростковом возрасте завершается созревание органов и систем в биологическом плане, происходит становление и социально-психоло­гическая адаптация личности. Именно в этот период наиболее ярко проявляются гендерные различия показателей здоровья девушек и юношей, которые необходимо учитывать при планировании и проведении профилактических и коррекционных мероприятий.

Психическое развитие отражается в основных компонентах личности, которые складываются в 15-17 лет, и во многом определяют психическое здоровье подростков [8].

Половина девушек в старшем подростковом возрасте являлись экстравертами, чуть меньше выявлено интравертов (44%). У незначительной части девушек сочетались черты экстравертов и интравертов. Большинство девушек в 15 -17 лет отличались высоким уровнем нейротизма. К 17 годам отмечено уменьшение числа эмоционально устойчивых девушек. Высокий уровень нейротизма свидетельствует о неуравновешенности у них нервно-психической деятельности и, следовательно, склонности к невротическим реакциям.

Среди юношей с одинаковой частотой регистрировались экстраверты и интраверты, соотношение которых с возрастом не изменялось. В течение всего периода наблюдения у большинства юношей отмечена эмоциональная стабильность.

В 15 лет девушки характеризовались высокой активностью, настойчивостью, раздражительностью, низкими исполнительностью и самоконтролем. С возрастом у девушек увеличивались склонность к риску, тревожность. Эти характерологические особенности личности девушек увеличивают риск возникновения у них нервно-психических расстройств и психосоматических заболеваний. Характерологический портрет девушек в 15-17 лет можно представить следующим образом: активные, настойчивые, раздражительные, тревожные, не умеющие контролировать себя, склонные к риску, неисполнительные.

У юношей в 15 лет отмечены низкие настойчивость и чувствительность. Для юношей, так же как и для девушек, характерна низкая исполнительность. К 17 годам у юношей повышалась решительность и снижался самоконтроль. Характерологический портрет юношей 15-17 лет: уступчивые, суровые, решительные, неисполнительные и не умеющие контролировать себя. Выявленные гендерные характерологические особенности в основном укладываются в так называемый “подростковый комплекс”, свойственный этому возрасту [6].

По мнению некоторых авторов, начало подросткового возраста связано со снижением показателей интеллектуального развития, в период же завершения полового созревания происходит подъем интеллектуальной активности на качественно новый уровень [1,8].

В период с 15 до 17 лет у девушек увеличились балльные оценки общего интеллектуального показателя за счет вербального интеллекта. Онтогенетическое развитие интеллекта в этом возрасте предполагает развитие абстрактного и логического мышления, овладение процессом образования понятий [6]. В 16 и 17 лет наибольшее развитие у девушек получили те вербальные функции, которые определяют способность строить умозаключения на основе жизненного опыта, применение знаний в конкретной ситуации, самостоятельность и социальную зрелость суждений, а также зависят от образования, предполагают большой словарный запас и свободное оперирование словами родного языка. Отмечалось увеличение балльной оценки и по одному из невербальных субтестов - “Складывание фигур”, отражающего умение соотнесения части и целого. По субтестам “Арифметический” и “Шифровка” выявлено снижение результатов. Выполнение их зависит во многом от свойств внимания, в частности, от способности к его концентрации. Уменьшение показателей по данным субтестам может быть обусловлено снижением активности тормозных процессов, что подтверждается высоким уровнем нейротизма и характерологическими особенностями у девушек в этом возрасте.

Экстравертированностью девушек, по-видимому, обусловлено преобладание у них вербального интеллекта. Именно вербальный интеллект достоверно чаще являлся у них ведущим.

У школьников умственное развитие осуществляется, главным образом, в процессе учебной деятельности. В литературе приводятся данные, что организация учебной деятельности в школе не обеспечивает в полной мере умственное развитие младших школьников [2]. В нашем исследовании в период с 15 до 17 лет у 50% девушек с повышенным интеллектом отмечалось его снижение до среднего уровня. По нашему мнению, снижение уровня интеллектуального развития девушек в 15-17 лет связано как с эмоционально – поведенческими нарушениями подросткового периода, так и с недостаточным учетом их интеллектуального потенциала, отсутствием индивидуального подхода к обучению, что тормозит умственное развитие у девушек с высоким его уровнем.

Возрастные особенности умственного развития юношей старшего подросткового возраста характеризовались стабильными балльными оценками вербального, невербального и общего интеллекта. При наблюдении в течение двух лет 81% юношей сохраняли исходный высокий, выше среднего и средний уровень развития общего и вербального интеллекта. Выявлена положительная динамика у юношей с низким и ниже среднего уровнем развития общего, вербального и невербального интеллекта. В то же время необходимо отметить, что по отдельным вербальным субтестам, отражающим способность к применению знаний в конкретной ситуации, самостоятельность и образованность, культуру мышления, словарный запас, а также невербальным - конструктивное мышление, способность к синтезу на предметном уровне, наблюдалось увеличение балльной оценки. Такую динамику развития интеллекта юношей можно объяснить тем, что для них в этом возрасте характерна большая широта интересов [1,6]. Как и у девушек, у юношей выявлялось ухудшение внимания, зрительно-моторной координации, о чем свидетельствовало снижение балльной оценки по субтесту “Шифровка”. Ухудшение этих функций у юношей связано с характерологическими особенностями, а именно с низкими исполнительностью и самоконтролем.

У половины обследованных юношей отмечалось негармоничное интеллектуальное развитие, то есть преобладание уровня развития вербального или невербального компонента. У них с одинаковой частотой ведущими были как вербальные, так и невербальные функции.

При сравнении интеллектуального развития девушек и юношей, у последних отмечены более высокие балльные оценки вербального интеллекта (р<0,002) и общего интеллектуального показателя (р<0,01) в 16 лет. При дальнейшем наблюдении достоверных различий вербального, невербального и общего интеллектуального показателей не выявлено. Среди девушек в 2 раза реже, чем у юношей регистрировался низкий и ниже среднего уровень вербального интеллекта, а низкий и ниже среднего уровень невербального интеллекта - в 2,3 раза чаще. В старшем подростковом возрасте у девушек более развиты самостоятельность и социальная зрелость суждений, наблюдательность, внимание, тогда как у юношей - способность к анализу, пространственное воображение, четкость оперирования числовым материалом.

Характерологические черты подростков являются важным фактором, влияющим на общение со сверстниками, а следовательно, их психическое здоровье [4].

В нашем исследовании по данным социометрического теста в 15 лет большинство девушек было “принятыми” в коллективе (64%). У каждой пятой девушки отмечен статус “лидера”. Число “непринятых” и “изолированных” составляло соответственно 13% и 3%. К 17 годам социометрический статус у девушек изменялся в сторону уменьшения числа “лидеров” и увеличения “изолированных”.

Среди юношей в 15 лет число “принятых” было меньше (р<0,05), а “изолированных” в 3,5 раза больше, чем среди девушек в этом возрасте. В 16 и 17 лет различия недостоверны. В динамике значительно уменьшилось число юношей “лидеров” (р<0,01) и сохранялась высокая частота обследуемых со статусом “изолированного”.

В 15-17 лет юноши, в отличие от девушек, чаще бывают неприняты сверстниками или даже изолированы. Это обусловлено тем, что девушки более экстравертированны и общительны, чем юноши в этом возрасте.

Уменьшение числа “лидеров” и увеличение числа “изолированных” девушек и юношей в старшем подростковом возрасте свидетельствует о сложных взаимоотношениях в микросоциальной среде подростков и обусловлено тем, что в этом возрасте межличностные отношения более дифференцируются [8].

Анализ психического здоровья девушек показал, что у 83% обследуемых регистрировались нервно-психические расстройства. Значительная частота отклонений психического здоровья при выборочных исследованиях отмечается и другими авторами. По данным Д.П. Дербенева (1998), реальная распространенность психических расстройств среди подростков в 11,6 раза выше данных официальной статистики. Выявленные нарушения психического здоровья отнесены к нервно-психическим расстройствам донозологического уровня [4, 5, 7]. У девушек в 15 лет неврастенические проявления отмечены в 82% случаев, фобические проявления - в 74% случаев; депрессивные проявления в сочетании с ипохондрическими переживаниями - в 71% случаев; специфически-подростковые поведенческие реакции в 45% случаев; соматовегетативные проявления - в 35% случаев; проявления гиперактивности - в 32% случаев. Дисморфические переживания в этом возрасте регистрировались у 7% девушек. В течение двух лет наблюдения частота встречаемости нервно-психических расстройств у девушек достоверно не изменялась - 89% в 16 лет и 84% в 17 лет. В то же время в распространенности отдельных синдромов отмечена выраженная динамика. В 16 и 17 лет у девушек реже регистрировались фобические (60%, р<0,05 и 50%, р<0,01), депрессивные (36%, р<0,001 и 37%, р<0,001), соматовегетативные (17%, р<0,05 и 26%, р<0,05) проявления и повышенная двигательная активность (18%, р<0,05 и 15%, р<0,01). Число девушек с дисморфическими переживаниями увеличилось в 2 раза в 16 лет и в 3 раза в 17 лет. Выявленная динамика нервно-психических нарушений у девушек указывает на преобладание у старших подростков преимущественно эмоционально-идеаторного уровня реагирования [5].

У юношей в 15 лет нервно-психические расстройства наблюдались в 70% случаев. Как и у девушек, в 15 лет у юношей в структуре нервно-психических расстройств преобладали неврастенические проявления (71%). Вторым по частоте синдромом были соматовегетативные проявления (57%). Фобические, депрессивные проявления и специфически-подростковые поведенческие реакции у них диагностировались соответственно в 48% случаев и 46% случаев. У 1/3 юношей наблюдали проявления гиперактивности (гипердинамический симптом). Дисморфические переживания в 15 лет отмечены у 3% юношей. С возрастом частота нервно-психических расстройств у юношей уменьшилась: в 16 лет до 52% (р<0,01), в 17 лет до 48% (р<0,001). В отличие от девушек, у юношей структура нервно-психических расстройств оставалась более стабильной. В динамике достоверно уменьшилась частота соматовегетативного синдрома - до 27% (р<0,01). К 17 годам у юношей, как и у девушек, мы наблюдали увеличение частоты дисморфических переживаний - до 17% (р<0,01).

Из соматической патологии у девушек в 15 лет наиболее часто регистрировались нарушения менструальной функции (68%), вегетативная дисфункция (67%), диффузное увеличение щитовидной железы I-II степени (29%). Патология опорно-двигательного аппарата (нарушение осанки, сколиоз) выявлялась у 12% обследуемых девушек, патология зрения (спазм аккомодации, миопия слабой и средней степени) – у 10 % девушек. За два года наблюдения число девушек, имеющих клинические проявления вегетативной дисфункции, достоверно не изменилось - 75,0% в 16 лет (р>0,05) и 70,5% в 17 лет. Частота нарушений менструальной функции у девушек уменьшилась в 16 лет до 48,5% случаев (р<0,05); в 17 лет наблюдалось незначительное увеличение числа обследуемых с данной патологией до 54,4% случаев (р>0,05). Частота встречаемости диффузного увеличения щитовидной железы I-II степени у девушек возросла до 41,3% в 16 лет (р<0,01) и 47,8% в 17 лет; пубертатного юношеского диспитуитризма с 1,1% случаев в 15 лет и 16 лет до 7,6% случаев в 17 лет (р<0,001). У них выявлялась тенденция к росту дискинезии желчевыводящих путей в 2 раза, а также хронических воспалительных заболеваний половой системы в 3 раза. В отношении другой патологии – болезней ЛОР - органов, почек, органов дыхания за два года наблюдения существенной динамики не отмечено.

У юношей в 15 лет среди наиболее часто выявляемой соматической патологии отмечена следующая: вегетативная дисфункция (49%), патология опорно-двигательного аппарата (20%), патология зрения (10%), варикоцеле (8%). В отличие от сверстниц, у юношей достоверно реже наблюдались вегетативная дисфункция (р<0,01) и диффузное увеличение щитовидной железы (р<0,001). Число юношей с клиническими проявлениями вегетативной дисфункции за период наблюдения достоверно не изменилось. В динамике повышалось число случаев диффузного увеличения щитовидной железы с 4% в 15 лет до 9% в 16 лет (р>0,05) и до 12% в 17 лет (р<0,05). В результате проведенного оперативного лечения частота встречаемости варикоцеле уменьшилась у юношей в 7 раз. В 16 и 17 лет, по сравнению с пятнадцатилетними, увеличилось число юношей с патологией органов пищеварения, преимущественно с дискинезией желчевыводящих путей, соответственно в 2 раза и 3,5 раза.

Проведен сравнительный анализ физического и полового развития девушек и юношей 15-17 лет.

Уставлено, что в период с 15 до 17 лет средние показатели длины и массы тела у большинства девушек изменялись незначительно. В то время, как у юношей отмечено значимое увеличение антропометрических показателей: длины тела с 170,6±0,8 см до 176,9±0,7 см (p< 0,002); массы тела с 59,6±0,9 кг до 65,1±1,02 кг (p< 0,01).

У одной трети пятнадцатилетних девушек наблюдалась задержка развития вторичных половых признаков, преимущественно отставание в развитии молочных желез. К 17 годам число девушек с задержкой развития вторичных половых признаков значительно уменьшалось (до 6,7%, р<0,001). Отмечена тенденция к увеличению возраста наступления менархе. У каждой пятой девушки выявлено нарушение последовательности появления вторичных половых признаков.

У юношей, по сравнению с девушками чаще регистрировалось отставание в развитии вторичных половых признаков. Несмотря на то, что в течение двух лет наблюдения число юношей с задержкой полового развития уменьшилось, в 17 лет только у 74,7% обследуемых половое развитие соответствовало возрасту.

Результаты клинических осмотров и выкопировки данных из медицинской документации показали, что в период с 15 до 17 лет у девушек преобладала третья группа здоровья (71% - в 15 лет, 86% - в 16 лет, 92% - в 17 лет). В динамике отмечено уменьшение числа девушек с первой и второй группами здоровья и увеличение с третьей группой здоровья. В 17 лет к первой группе здоровья не была отнесена ни одна из девушек (рис.1).

Рис. 1
Рис. 1. Динамика частоты групп здоровья у девушек 15-17 лет

У юношей в старшем подростковом возрасте первая и вторая группы здоровья выявлялись достоверно чаше, чем у девушек, а третья группа здоровья - реже в 1,2 раза. На худшие показатели здоровья девушек, по сравнению с юношами, указывают и другие авторы [3]. В отличие от девушек, достоверного перераспределения по группам здоровья в течение двух лет у юношей не наблюдалось (рис.2).

Рис. 2
Рис. 2. Динамика частоты групп здоровья у юношей 15-17 лет

Таким образом, выявлены гендерные особенности психического и соматического здоровья, физического и полового развития девушек и юношей 15-17 лет. Для девушек в 15-17 лет характерны преобладание экстраверсии и высокий уровень нейротизма, а для юношей – эмоциональная стабильность. В 15-17 лет общими чертами девушек и юношей являлись неисполнительность, неумение контролировать себя. Девушки в этом возрасте более активны, настойчивы, раздражительны и тревожны, а юноши – более уступчивы, суровы и решительны.

У юношей в 16 лет отмечены более высокие, чем у девушек, балльные оценки общего и вербального интеллекта. У девушек реже, чем у юношей, регистрировался низкий и ниже среднего уровень вербального интеллекта, а низкий и ниже среднего уровень невербального интеллекта - чаще. В старшем подростковом возрасте у девушек более развиты самостоятельность и социальная зрелость суждений, наблюдательность, внимание, тогда как у юношей - способность к анализу, пространственное воображение, четкость оперирования числовым материалом.

В 15-17 лет юноши чаще, чем девушки, бывают неприняты и изолированы в среде сверстников.

У юношей реже, чем у девушек, наблюдались нарушения психического здоровья. Половые различия нервно-психических расстройств девушек и юношей 15-17 лет характеризовались следующим – у девушек чаще, чем у юношей выявлялись фобические, тревожно-депрессивные проявления и специфически-подростковые поведенческие реакции, реже - соматовегетативные проявления и гипердинамический синдром.

У юношей реже диагностировались вегетативная дисфункция и диффузное увеличение щитовидной железы.

У юношей в период с 15 до 17 лет, в отличие от девушек, сохранялись активные ростовые процессы. В старшем подростковом возрасте у девушек и юношей отмечались неблагоприятные показатели полового развития – для значительного числа подростков характерно отставание развития вторичных половых признаков, у юношей чаще, чем у девушек. К 17 годам у большинства девушек отставание в развитии вторичных половых признаков компенсируется, тогда как у 25,3% юношей - сохраняется. Согласно комплексной оценке уровень здоровья 15-17 летних юношей выше, чем у сверстниц.

Выявленные гендерные особенности психо – соматического здоровья подростков необходимо учитывать при организации медицинского обслуживания и психологического сопровождения девушек и юношей.

Список литературы

  1. Абрамова Г.С. Возрастная психология. Екатеринбург: Деловая книга. 1999. 624 с.
  2. Жданова Л.А. Системная деятельность организма ребенка при адаптации к школьному обучению: Автореф. дис. ... докт. мед. наук. Москва. 1990. 41 с.
  3. Здоровье детей России (состояние и проблемы) Под ред. А.А.Баранова. М.: «Медицина». 1999. 273 с.
  4. Исаев Д.Н. Психосоматическая медицина детского возраста. СПб.: Специальная литература. 1996. 454 с.
  5. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. М.: Медицина. 1995. 560 с.
  6. Обухова Л.Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы. М.: Триволга. 1995. 360 с.
  7. Ушаков Г.К. Пограничные нервно-психические расстройства. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Медицина. 1987. 304 с.
  8. Фельдштейн Д.И. Психология развития личности в онтогенезе. М.: Педагогика. 1989. 208 с.

References

  1. Abramova G.S. Vozrastnaya psikhologiya [Age psychology]. Yekaterinburg: Delovaya kniga; 1999. 624 p.
  2. Zhdanova L.A. Sistemnaya deyatelnost organizma rebenka pri adaptatsii k shkolnomu obucheniyu [Systemic activity of a child’s organism at adaptation to school education]. [PhD. Thesis]. Moscow. 1990. 41 p.
  3. Zdorovye detey Rossii (sostoyaniye i problemy) [Health of children of Russia (state and problems)] Baranov A.A., editor. Moscow. 1999. 273 p.
  4. Isayev D.N. Psikhosomaticheskaya meditsina detskogo vozrasta [Psychosomatic medicine of children’s ages]. SPb.: Spetsialnaya literatura. 1996. 454 p.
  5. Kovalev V.V. Psikhiatriya detskogo vozrasta [Mental medicine of children’s ages]. Moscow: Meditsina; 1995. 560 p.
  6. Obukhova L.F. Detskaya psikhologiya: teorii, fakty, problemy [Children’s psychology: theories, facts, and problems]. Moscow: Trivolga; 1995. 360 p.
  7. Ushakov G.K. Pogranichnyye nervno-psikhicheskiye rasstroystva [Vorder neuropsychic disorders]. 2nd rev. ed. Moscow: Meditsina; 1987. 304 p.
  8. Feldshteyn D.I. Psikhologiya razvitiya lichnosti v ontogeneze [Psychology of personality development in ontogenesis]. Moscow: Pedagogika; 1989. 208 p.

Просмотров: 9091

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 05.11.2013 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search