О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №5 2012 (27) arrow Медико-социальные риски десинхронизации административного и астрономического времени в оценках населения регионов России
Медико-социальные риски десинхронизации административного и астрономического времени в оценках населения регионов России Печать
11.12.2012 г.

В.Б. Алексеев1, Н.А. Лебедева-Несевря1, А.О. Барг1, О.Ю. Дугина1, В.К. Гасников2
1-ФБУН «Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения», г. Пермь
2- ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия», г. Ижевск

Medico-social risks connected with the desynchronization of the administrative and astronomic time in public opinion of the population of Russian regions
V.B. Alekseev1, N.A. Lebedeva-Nesevrya1, A.O. Barg1, O.Y. Dugina1, V.K. Gasnikov2

1
- Federal Scientific Centre for Medical and Preventive Health Risk Management Technologies, Perm
2- Izhevsk state medical academy, Izhevsk

Резюме. В статье представлены результаты социологического исследования восприятия населением России особенностей влияния десинхронизации административного и астрономического времени на здоровье, связанного с сокращением количества часовых зон и отменой перехода на зимнее время. Опрошены жители всех 9 часовых зон России в регионах как совершивших, так и рассматривающих возможность перехода в иную часовую зону.

Установлено, что общественное мнение по проблеме сокращения часовых зон и переводу ряда регионов в новые для них часовые зоны (ближе к московскому времени) имеет негативную направленность. Двумя основными артикулируемыми населением недостатками решения являются сокращение светового дня и ухудшение здоровья граждан. Негативные оценки влияния на здоровье людей перехода на новое время более характерны для респондентов в регионах, где сам переход еще не осуществлен.

Выявлено, что большинство жителей России сталкивались с временными ситуациями ухудшения состояния здоровья при переходе с «зимнего» на «летнее» время и обратно. Ухудшение состояния здоровья при сезонном переводе часов, по словам респондентов, выражалось в нарушении сна, нервозности, повышении утомляемости и снижении работоспособности.

Определено, что конструктивная компонента в общественном мнении в отношении способов снижения негативного влияния десинхронизации на здоровье выражена крайне слабо.

Обосновывается необходимость проведения активной информационной политики, направленной на разъяснение населению возможных последствий десинхронизации для здоровья и способов их нивелирования.

Ключевые слова. Часовые зоны, десинхронизация времени, восприятие рисков здоровью 

Summary. Perception by the population of Russia in certain regions as concerns the impact upon health of the situation with the discrepancy of hour pointing between decreed and solar timing was analyzed in this study. This discrepancy in Russia has arisen with the process of reduction of time zones and decreed retention of “summer time” for the “winter period”. The population of every of the existing 9 time zones was poll-screened, it was done, first of all, in regions already transferred to one or another new time zone, as well as in those considering this possibility.

The results of this poll-screening showed mostly negative attitudes towards this reduction of time zones paralleled by approximation to Moscow time pointing. The respondents pointed out two main drawbacks of this time zones innovative project, namely: the relative diminishment of light day in the contents of daily activity, and subsequent deterioration of the population health status. Interestingly enough, those regions with transition to new time zoning not yet introduced showed the most negative evaluation of impact of this transition on people’s health.

Analysis of the poll responses revealed that the majority of the population of Russia has been facing deterioration of health as the effect of regular transition from “winter” to “summer” time and vice versa. In this respect, the respondents pointed out sleeping disturbances, irritable condition, state of fatigue, and lack of industry with dubious labour capacity.

This study revealed very weak constructive impulse in the opinions of the population as to the practical ways of attenuating the negative effect of resynchronization on health status.

This study recommends introduction in social life of active informing measures to spell out to the population potential negative impacts of these time discrepancies upon their health, as well as the practical ways of its self-compensating.

Keywords. Time zones, discrepancy between decreed and solar time, perception by population of health risks.

Обоснование актуальности проблемы. Проблематика взаимосвязи времени и биоритмов человека, десинхронизации административного и астрономического времени, обусловленных этим медицинских, медико-социальных и социально-экономических рисков на протяжении последних лет входит в число тем, активно обсуждаемых на уровне властных структур, анализируемых научной общественностью и актуализированных в массовом сознании россиян [2; 4; 6; 7; 9; 11; 12]. Вопросы влияния сокращения часовых зон и отмены перехода на «зимнее время» на здоровье граждан являются предметом публичных дискуссий в средствах массовой информации, блогосфере, обсуждаются в рамках неформальных коммуникаций [1; 5; 8; 10]. Несмотря на Подписание Президентом Российской Федерации (РФ) 3 июня 2011 г. Федерального закона РФ № 107-ФЗ «Об исчислении времени», а также издание 31 августа 2011 г. Постановления Правительства РФ № 725 «О составе территорий, образующих каждую часовую зону, и порядке исчисления времени в часовых зонах», устанавливающих границы часовых зон на территории Российской Федерации и регламентирующих отмену перехода на зимнее время, призванных положить конец обсуждению указанных вопросов, интерес к проблеме не угасает. Так, в феврале 2012 г. Председатель Правительства РФ Владимир Путин, заявил, что считает целесообразным вернуться к теме исчисления времени, особый акцент сделав на необходимости учета мнения большинства граждан при принятии решения [3]. Действительно, высокая реактивность общественного мнения по рассматриваемому вопросу, значимая выраженность его волевой компоненты требует повышенного внимания к содержанию и направленности массовых суждений (выявляемых в ходе социологических исследований), позволяющего в дальнейшем осуществлять эффективную интеграцию мнения общественности в процессы принятия управленческих решений.

В сентябре-ноябре 2011 г. специалистами ФБУН «Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения» было проведено социологическое исследование, целью которого являлась характеристика восприятия населением России особенностей влияния десинхронизации административного и астрономического времени на здоровье.

В рамках исследования решались следующие задачи. Во-первых, определение вектора отношения населения к десинхронизации административного и астрономического времени (оценка климата мнений в терминах «позитивно – негативно», «поддержка – протест», «преимущества – недостатки», выделение факторов, формирующих негативное восприятие ситуации десинхронизации). Во-вторых, характеристика особенностей восприятия десинхронизации в контексте влияния на здоровье (определение доминанты в восприятии влияния десинхронизации на здоровье в терминах «влияет – не влияет», «влияет сильно – влияет слабо», «влияет негативно – влияет позитивно», установление критических органов и систем, наиболее подверженных, по мнению населения, воздействию ситуации десинхронизации, выявление существующих проблем в сфере здоровья, связанных с десинхронизацией). В-третьих, установление территориальных и социально-демографических различий в оценках влияния десинхронизации на здоровье. В-четвертых, выявление «проблемные точки» в восприятии влияния десинхронизации на здоровье. В-пятых, определение приоритетных путей снижения негативного влияния десинхронизации на здоровье (по мнению населения регионов).

Материалы и методы. Объектом исследования выступило население России в возрасте 18 лет и старше, проживающее в 9 часовых зонах страны, предметом – субъективные оценки потенциального и реального влияния десинхронизации административного и астрономического времени на здоровье.

Метод исследования – репрезентативный заочный (телефонный) формализованный опрос жителей регионов всех часовых зон России. Объем выборочной совокупности составил 458 человек. Способ отбора респондентов – многоступенчатый (вероятностный, с квотным отбором на последней ступени, половозрастная квота). На первой ступени в каждой из часовых зон отбирался регион для исследования, на второй – территориальные образования внутри региона, на третьей – респонденты (с помощью рандомизированного набора телефонных номеров). Точками опроса являлись следующие населенные пункты: в зоне «Калининградское время» (Московская часовая зона (MSK) минус 1 час; Всемирное координированное время (UTC) плюс 3 часа) – г. Калининград (рассматривается вопрос перехода на московское время), в зоне «Московское время» (MSK; UTC+4) – г. Ижевск (переход на московское время осуществлен 28 марта 2010 г.), в зоне «Екатеринбургское время» (MSK+2; UTC+6) – г. Пермь (рассматривается вопрос перехода на московское время), в зоне «Омское время» (MSK+3; UTC+7) – г. Кемерово (переход на омское время осуществлен 28 марта 2010 г.), в зоне «Красноярское время» (MSK+4; UTC+8) – г. Красноярск (рассматривается вопрос перехода на омское (новосибирское) время), в зоне «Иркутское время» (MSK+5; UTC+9) – г. Иркутск (рассматривается вопрос перехода на красноярское время), в зоне Якутское время (MSK+6; UTC+10) – г. Якутск (рассматривается вопрос перехода на иркутское время), в зоне «Владивостокское время» (MSK+7; UTC+11) – г. Хабаровск (рассматривается вопрос перехода на якутское время), в зоне «Магаданское время» (MSK+8; UTC+12) – г. Петропавловск-Камчатский (переход на магаданское время осуществлен 28 марта 2010 г.).

Выборочная совокупность репрезентирует население России по параметрам пола и возраста. Статистическая погрешность не превышает 3,3%. Мужчины составили 40,8% всех опрошенных, женщины – 59,2%. Респонденты возрастной группы 18-25 лет составили 12,3% опрошенных, возрастной группы 26-35 лет – 16,2% опрошенных, возрастной группы 36-45 лет – 22,4% опрошенных, возрастной группы 46-55 лет – 16,2% опрошенных, респонденты в возрасте 56 лет и старше составили 32,9% выборочной совокупности.

Уровень образования респондентов достаточно высокий, позволяющий успешно артикулировать и аргументировать собственную позицию по изучаемой проблеме. Так, 59% опрошенных имеют высшее или незаконченное высшее образование, у 36,4% респондентов среднее специальное образование, уровень образования ниже среднего специального имеют только 4,6% представителей выборочной совокупности.

По критерию дохода опрошенные жители регионов в целом отражают генеральную совокупность: 33,8% респондентов имеют доход менее 10 тыс. рублей на члена семьи в месяц, 24,8% обозначили свой доход как находящийся в промежутке от 10 до 15 тыс. рублей, 12,7% сказали, что их доход из расчета на одного члена семьи составляет от 16 до 20 тыс. рублей, 15,6% отнесли себя к наиболее обеспеченным группам (доход свыше 20 тыс. рублей), 13,2% затруднились ответить на поставленный вопрос.

Эмпирический материал прошел компьютерную обработку (использовался пакет прикладных программ SPSS for Windows 14,0). При обработке применялись традиционные математические методы: дескриптивный и корреляционный анализ.

Основные результаты исследования. Анализ результатов исследования позволил сделать вывод о преобладании среди опрошенных негативных оценок решения о сокращении часовых зон и изменении принадлежности региона проживания к той или иной часовой зоне. Так, только четверть респондентов (24,8%) воспринимает решение о переходе региона его проживания в новую часовую зону положительно. Свыше половины опрошенных видит в обсуждаемом решении негативные стороны. При этом только 12% респондентов отмечают отрицательные стороны решения наряду с положительными, тогда как 42% жителей России склонны воспринимать рассматриваемую инициативу исключительно критично.

Наиболее негативную реакцию продемонстрировали жители гг. Пермь, Калининград, Хабаровск и Иркутск. Так, среди опрошенных пермяков 69% полагают, что решение о переходе на московское время неудачное, видя в нем только отрицательные стороны. Аналогичной позиции придерживаются 52% жителей Калининграда. Среди населения Иркутска 68% не поддерживают идею перехода на красноярское время. Жители Хабаровска в 52% случаев негативно оценивают решение о переходе на якутское время. Важно, что ни в одном из перечисленных регионов решение об изменении часового пояса еще не принято. Следовательно, есть возможность учета общественного мнения и предупреждения негативных реакций общественности.

Среди жителей регионов, в которых переход в новую часовую зону уже состоялся, наименьшую степень удовлетворенности данным решением демонстрируют жители г. Петропавловск-Камчатский – 40% респондентов указанного населенного пункта склонны оценивать состоявшийся переход исключительно отрицательно.

Значимых различий между ответами мужчин и женщин не обнаружено. Так, полностью положительно рассматриваемое решение воспринимают 22,6% мужчин и 25,7% женщин, резко негативные оценки дают 40,3% мужчин и 42% женщин.

Люди с высшим образованием демонстрируют более критичные суждения – среди них полностью одобряют переход региона проживания в новую часовую зону только 21,3% против 28,3% респондентов со средним специальным образованием и 33,3% тех, у кого уровень образования ниже среднего специального.

Морфологическую наполненность общественного мнения определяет степень понимания субъектом мнения его объекта, готовность объяснять, рационально обосновывать собственную позицию. Показательно, что среди респондентов, заявивших о наличии в решении о переходе в иную часовую зону положительных сторон, почти треть (28,6%) не смогли сказать, в чем именно состоят эти преимущества. Среди респондентов, давших ответ на поставленный вопрос, наиболее популярным оказался вариант «отсутствие путаницы при поездках по стране» («отсутствие проблем с расписанием железнодорожного транспорта», «при поездке не нужно переводить время», «не надо сверять часы, когда едешь куда-то»i и т.п.), указанный 25,2% опрошенных, отметивших наличие положительных сторон решения. Данный выбор характерен для жителей регионов, переходящих на московское время – в Ижевске 54,5% респондентов дали обозначенный вариант ответа, в Калининграде – 62,5%.

Прочие варианты ответа были отмечены меньшим количеством опрошенных. Так, 16,1% респондентов в качестве положительного момента обозначили изменение длительности светового дня («утро светлее», «светлее будет», «дети в школу засветло будут ходить» и пр.), 14,8% упомянули о сокращении временного разрыва с другими регионами, в частности, с Москвой («удобнее работать с поставщиками из Москвы», «ближе к Москве, я с ними работаю», «удобное общение при одинаковом рабочем времени», «удобно общаться с родственниками из другого города» и пр.), 11% сказали о появлении возможности смотреть телевизионные передачи раньше обычного («удобство телепрограммы», «можно нормально смотреть футбол» и т.п.).

По вопросу характеристики негативных сторон перехода регионов в иную часовую зону общественное мнение можно назвать более сформированным и менее раздробленным. Анализ результатов опроса выявил два основных артикулируемых населением недостатка решения – сокращение светового дня (отмечено 40,7% респондентов) и ухудшение здоровья населения (отмечено 32% респондентов). В качестве типичных для первой группы можно привести следующие высказывания: «уменьшится количество светлого времени суток, в которое мы бодрствуем», «рассвет будет позже», «вечером зимой раньше темнеет», «зимой свет в помещениях практически не выключается». Для ответов второй группы типичными являются следующие суждения: «нарушатся биоритмы», «собьются биологические часы», «физиологически нам это неудобно», «нарушится сон».

Жителей различных регионов приведенные проблемы волнуют в неодинаковой степени. Так, среди населения г. Петропавловск-Камчатский 75% обеспокоены изменением длительности светового дня, а проблема влияния изменения часовой зоны на здоровье тревожит только 16,7% опрошенных. Аналогичная ситуация наблюдается в Ижевске, где 51,7% респондентов отметили в качестве отрицательной стороны решения о переходе на московское время сокращение светового дня, тогда как о негативном влиянии на здоровье заявили лишь 13,8% опрошенных. Среди респондентов Перми высок процент обеспокоенных обеими проблемами (66,7% встревожены потенциальным сокращением светлого времени суток, 64,3% – возможными отрицательными последствиями для здоровья).

Остановимся подробнее на социологическом анализе респондентов, выбирающих вариант ответа «ухудшение состояния здоровья населения». Женщины отмечают указанную проблему чаще, чем мужчины – в 39,9% случаев против 20,2%. Это объясняется тем, что для женщин вообще более характерна обеспокоенность здоровьем, для них здоровье выступает более значимой социальной ценностью, женщины чаще реализуют ответственное медицинское поведение, более внимательны к своему физическому и психологическому состоянию.

Молодежь реже, чем представители более старших возрастных групп, отмечает проблему ухудшения здоровья – в когорте 18-25 лет данный вариант ответа выбрали только 22,5% опрошенных, тогда как среди респондентов 46-55 лет таковых было 44%. Подобное распределение ответов детерминируется ценностями и актуализированными потребностями различных социально-демографических групп. Молодые люди о здоровье не думают, воспринимая его, в лучшем случае, как инструментальную ценность.

Представители более обеспеченных социальных слоев (респонденты с доходом от 16 тыс. рублей на члена семьи в месяц) чаще говорят о возможном ухудшении состояния здоровья населения, нежели жители с более низким уровнем дохода. Так, среди респондентов со среднемесячным доходом менее 10 тыс. на одного члена семьи обеспокоенность указанной проблемой обозначили 25,5% опрошенных, а в группе респондентов с доходом от 16 тыс. до 20 тыс. рублей – 47,5%.

В силу того, что восприятие потенциала влияния на здоровье человека изменения часовых зон являлось краеугольным камнем исследования, в рамках опроса предлагался отдельный блок вопросов, посвященных характеристике данного влияния. Респондентам предлагалось ответить на основной вопрос – «Как Вы думаете, отразится ли переход на другое время на здоровье людей? Если да, то как сильно». Кроме того, задавался ряд детализирующих вопросов о том, какие именно органы и системы подвержены влиянию перехода в наибольшей степени, в чем может проявиться негативное воздействие и что необходимо предпринять для его минимизации.

Несмотря на то, что при ответе на открытый вопрос о недостатках изменения принадлежности к определенной часовой зоне, большая часть опрошенных вариант ответа, связанный с изменением состояния здоровья людей, не указали, в ситуации прямого вопроса о наличии/отсутствии влияния перехода на здоровье предпочли таковой отметить (в целом по выборке – 76,5%). При этом «очень сильным» данное влияние считают 30,7% и скорее сильным – 45,8% ответивших. Только 17,9% респондентов полагают, что переход на новое время если и оказывает влияние на здоровье, то довольно слабое.

Опрашиваемые в основном дают негативные оценки влиянию перехода на новое время на здоровье людей. Только 8,3% респондентов говорят о положительном воздействии на здоровье, 34,1% – утверждают, что влияние отсутствует совсем, а 47,6% полагают, что влияние на здоровье изменений во времени носит исключительно отрицательный характер.

Одной из задач проведенного исследования было определение мер, которые считают необходимыми применить респонденты для снижения негативного влияния изменения часовой зоны на здоровье людей. По мнению большинства ответивших, в случае тех, кто проживает на территории, где осуществлен переход, единственным средством к изменению ситуации является возврат к прежнему местному времени (63,6%), респонденты, живущие на территории, где вопрос перехода только рассматривается, думают также в 69% случаев. Еще одним способом снижения негативного влияния, по мнению 3,7% респондентов среди всех ответивших является правильное информирование населения о проведении мероприятий, направленных на снижение негативного воздействия перехода в новую часовую зону. Наконец, третий метод, который предлагает 7,5% опрашиваемых – изменение графика работы и учебы.

Выявленные суждения респондентов относительно потенциала влияния десинхронизации административного и астрономического времени на здоровье уточнялись с помощью вопросов о ежегодном переходе с «летнего» на «зимнее» время и наоборот. Всем участникам опроса было задано два вопроса: «Вспомните, при переходе с летнего на зимнее время (осенью) ощущали ли Вы ухудшение состояния здоровья? Если да, то какое?» и «Вспомните, при переходе с зимнего на летнее время (весной) ощущали ли Вы ухудшение состояния здоровья? Если да, то какое?».

Отметим, что половина опрошенных не ощущала значимого влияния сезонного перевода стрелок часов на свой организм: в отношении перехода на «зимнее время» указанный вариант ответа выбрали 51,3% опрошенных, в отношении перехода на «летнее время» – 50,5% респондентов. Порядка 4% жителей затруднились сказать о наличии/отсутствии влияния сезонного изменения времени на их организм. Прочие респонденты указали следующие проявления негативного воздействия десинхронизации на организм: нарушение сна, нервозность и снижение работоспособности. Отдельно респонденты выделили «повышение утомляемости», что является причиной снижения работоспособности.

Заключительным вопросом анкеты являлся прямой вопрос о готовности поддержать решение об изменении принадлежности к часовой зоне в случае вынесения проблемы на всенародное голосование (референдум). Указанный вопрос выступал контрольным по отношению к вводному вопросу анкеты об оценке инициативы по изменению исчисления времени. Анализ ответов на резюмирующий вопрос показал устойчивость негативного отношения жителей России к переводу регионов их проживания в иные часовые зоны – 52,9% опрошенных на возможном референдуме проголосовали бы против данного решения.

Среди жителей регионов, осуществивших переход в новую часовую зону, однозначно готово поддержать данное решение снова только население г. Кемерово (среди респондентов данной территории 58% проголосовали бы на референдуме «за»). В Ижевске поддержали бы данную инициативу чуть менее половины (44%), а в Петропавловске-Камчатском сторонников указанного решения было лишь 36%.

Среди жителей прочих территорий наиболее активными противниками перемен являются жители г. Перми. На предполагаемом референдуме 74,1% респондентов этого города проголосовали бы против «нового времени» (перехода на московское время). Примерно столько же (68%) противников инициативы было в г. Хабаровске.

Выводы и рекомендации. Анализ результатов опроса населения 9 часовых зон России по проблеме влияния десинхронизации административного и астрономического времени позволяет сделать следующие выводы.

  1. Общественное мнение по проблеме сокращения часовых зон и переводу ряда регионов в новые для них часовые зоны (ближе к московскому времени) имеет негативную направленность.
    1. Негативные реакции на инициативу по сокращению часовых зон связаны с типичным для социальных групп отторжением нововведений. Так, жители регионов, в которых переход на «новое время» уже был осуществлен в 2010 г. склонны менее резко высказываться по поводу указанной проблемы, нежели население субъектов РФ, в которых переход только планировался.
    2. Меньшая выраженность отрицательных оценок ситуации перехода в новую часовую зону в регионах, осуществивших данный переход, также может быть связана с «принятием» ситуации и осознанием отсутствия действенных механизмов влияния на ее изменение.
    3. Когда речь идет о действительной ситуации десинхронизации времени и ее гипотетической возможности, опрашиваемые, дающие предположительные оценки, более склонны к негативным ожиданиям, нежели те, кто уже столкнулся с переменой.
  2. Положительные стороны решения по переходу в иную часовую зону осознаются хуже, нежели негативные. Респонденты демонстрируют меньшие умения рефлексии и артикуляции позиции в отношении преимуществ перехода, по сравнению с недостатками.
    1. Уровень осведомленности населения России в предметной области, выступающей в качестве объекта исследования, находится на среднем уровне – респонденты способны артикулировать суждения, касающиеся некоторых аспектов проблемы, однако ряд ее значимых характеристик остается вне зоны компетенции общественности.
    2. Основным преимуществом перехода в новые часовые зоны опрошенные полагают упрощение внутристрановых коммуникаций и межрегиональной мобильности.
    3. В качестве ключевых недостатков перехода в новые часовые зоны респондентами озвучивается сокращение светового дня и возможное негативное влияние на здоровье населения.
  3. Потенциал негативного влияния десинхронизации административного и астрономического времени, по мнению населения, достаточно высок.
    1. Наблюдается высокий уровень пластичности общественных суждений в отношении проблемы влияния десинхронизации времени на здоровье – при «наталкивающем» вопросе, допускающем, исходя из своей формулировки, возможность негативного влияния, большинство респондентов реагируют восприимчиво, соглашаясь с тем, что отрицательное воздействие присутствует.
    2. По мнению большинства респондентов наиболее подвержены влиянию десинхронизации нервная и сердечно-сосудистая системы.
  4. Произведенная на основании анализа ответов жителей территорий, осуществивших переход в иную часовую зону, оценка фактического негативного влияния десинхронизации на здоровье позволила определить долю населения, подверженного данному влиянию, на уровне 20%.
    1. Негативное влияние десинхронизации времени на здоровье выражается в нарушении сна, нервозности и снижении работоспособности.
    2. Старшие возрастные когорты более подвержены негативному влиянию перехода на «новое время», чем младшие. На территориях, где переход осуществлен, респонденты в возрасте 55 лет и старше в 44% случаев испытывают отрицательные изменения в состоянии своего здоровья под воздействием перехода до сих пор (спустя 1,5 года).
  5. Отмена сезонного перевода часов в России с осени 2011 г. в целом, оценивается опрашиваемыми положительно. Почти половина респондентов отмечают, что сталкивались с временными ситуациями ухудшения состояния здоровья при переходе с «зимнего» на «летнее» время и обратно.
    1. Ухудшение состояния здоровья при сезонном переводе часов, по словам респондентов, выражалось в нарушении сна, нервозности, повышении утомляемости и снижении работоспособности.
  6. Конструктивная компонента в общественном мнении по вопросу способов снижения негативного влияния десинхронизации на здоровье выражена крайне слабо.
    1. Жители территорий, где осуществлен переход в новую часовую зону, единственным средством к изменению негативных последствий данного процесса для здоровья полагают возврат к прежнему местному времени.
    2. Требуется проведение активной информационной политики, направленной на разъяснение населению возможных последствий десинхронизации для здоровья и способов их нивелирования.

Примечания:

Здесь и далее приводятся оригинальные высказывания респондентов при ответе на открытые вопросы.

Список литературы

  1. 59% красноярцев хотят перейти на новосибирское время [Интернет]. URL: http://ngs24.ru/news/95786/view (Дата обращения 26.02.2012).
  2. Агаджанян Н.А. Хрономедицинский анализ состояния населения г. Сыктывкара в связи с переводом часовых стрелок на «летнее» и «зимнее» время /Н.А. Агаджанян, С.В. Иванов, В.В. Лукина, Н.К. Минаева // Экология человека. 2003. № 1. С. 16-20.
  3. Владимир Путин пообещал вернуть «зимнее» время [Интернет]. Российская газета. URL: http://www.rg.ru/2012/02/07/putin-anons.html (Дата обращения 27.02.2012).
  4. Губин Д.Г., Чибисов С.М. К вопросу об изменении часовых поясов и о переходе на летнее время в РФ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2010. № 2. С. 64-68.
  5. Депутаты решают: перейдёт ли Пермь на московское время [Интернет]. Комсомольская правда. URL: http://kp.ru/daily/24549/726763/ (Дата обращения 26.02.2012).
  6. Зырянов А.И. Регион и поясное время: на материалах Пермского края //Вестник Тюменского государственного университета. 2007. № 3. С. 197-204.
  7. Литвиненко Л.Н. Влияние переходов к зимнему и летнему времени на самочувствие человека в условиях использования декретного времени //Пространство и время. 2011. № 1. С. 100-106.
  8. С 30 октября Иркутск переходит на красноярское время [Интернет]. URL: http://irkutsk.ru/news/date/2011-08-12/event/30_oktyabrya_vremya/ (Дата обращения 26.12.2012).
  9. Самсонов С. Н. Экологические аспекты влияния перехода на «летнее» время на сердечно-сосудистую систему человека / С.Н. Самсонов, В.И. Маныкина, П.Г. Петрова, А.А. Стрекаловская, В.И. Хаснулин //Экология человека. 2009. №1. С. 20-23.
  10. Хабаровск попросил переместить себя по времени [Интернет] URL: http://lenta.ru/news/2010/11/11/habarovsk (Дата обращения 26.12.2012).
  11. Хаснулин В.И., Хаснулина А.В. Индивидуальные психофизиологические и популяционные последствия десинхроноза у жителей Сибири при переходе на летнее время //Бюллетень Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. 2011. Т. 31. №3. С. 40-44.
  12. Хаснулин В.И., Хаснулина А.В. Переход на «летнее», сокращение часовых поясов и отмена «зимнего» времени как причина современных социально обусловленных десинхронозов и стресса //Научное мнение. 2011. №1. С. 156-164.

References

  1. 59% krasnoyartsev khotyat pereyti na novosibirskoye vremya [59% of the residents of Krasnoyarsk want to go to the Novosibirsk time]. [Internet] 2012 [cited 2012 Feb 26]. Available from: http://ngs24.ru/news/95786/view
  2. Agadzhanyan N.A., Ivanov S.V., Lukina V.V., Minayeva N.K. Khronomeditsinskiy analiz sostoyaniya naseleniya g. Syktyvkara v svyazi s perevodom chasovykh strelok na «letneye» i «zimneye» vremya [Chrono-medical analysis of health status in population of Syktyvkar relative to switching to “daylight” and “winter” time]. Ekologiya cheloveka 2003;(1):16-20.
  3. Vladimir Putin poobeshchal vernut «zimneye» vremya [Vladimir Putin promised to go back to “winter” time]. [Internet]. Rossiyskaya gazeta 2012 [cited 2012 Feb 27]. Available from: http://www.rg.ru/2012/02/07/putin-anons.html
  4. Gubin D.G., Chibisov S.M. K voprosu ob izmenenii chasovykh poyasov i o perekhode na letneye vremya v RF [On the issue of changing the time zones and switching to daylight time in the RF]. Mezhdunarodnyy zhurnal prikladnykh i fundamentalnykh issledovaniy 2010;(2):64-68.
  5. Deputaty reshayut: pereydet li Perm na moskovskoye vremya [The deputies are solving whether Perm will go to the Moscow time [Internet]. Komsomolskaya Pravda 2012 [cited 2012 Feb 26]. Available from: http://kp.ru/daily/24549/726763/
  6. Zyryanov A.I. Region i poyasnoye vremya: na materialakh Permskogo kraya [Region and the zone time: on the base of the data for Perm territory]. Vestnik Tyumenskogo gosudarstvennogo universiteta 2007;(3):197-204.
  7. Litvinenko L.N. Vliyaniye perekhodov k zimnemu i letnemu vremeni na samochuvstviye cheloveka v usloviyakh ispolzovaniya dekretnogo vremeni [Impact of switching to winter and daylight time on person’s health while using the standard time]. Prostranstvo i vremya 2011;(1):100-106.
  8. S 30 oktyabrya Irkutsk perekhodit na krasnoyarskoye vremya [Irkutsk is switching to the Krasnoyarsk time since October 30]. [Internet] 2012 [cited 2011 Dec 26]. Available from: http://irkutsk.ru/news/date/2011-08-12/event/30_oktyabrya_vremya/
  9. Samsonov S.N., Manykina V.I., Petrova P.G., et al. Ekologicheskiye aspekty vliyaniya perekhoda na «letneye» vremya na serdechno-sosudistuyu sistemu cheloveka [Ecological aspects in an impact of switching to the daylight time on person’s cardiovascular system]. Ekologiya cheloveka 2009;(1):20-23.
  10. Khabarovsk poprosil peremestit sebya po vremeni [City of Khabarovsk asked to change its local time] [Internet]. Lenta.ru 2011 [cited 2011 Dec 26]. Available from: http://lenta.ru/news/2010/11/11/habarovsk
  11. Khasnulin V.I., Khasnulina A.V. Individualnyye psikhofiziologicheskye i populyatsionnyye posledstviya desinkhronoza u zhiteley Sibiri pri perekhode na letneye vremya [Individual psychophysiological and population consequences of desynchronosis in Siberian citizens with switching to the daylight time]. Byulleten Sibirskogo otdeleniya Rossiyskoy akademii meditsinskikh nauk 2011;31(3):40-44.
  12. Khasnulin V.I., Khasnulina A.V. Perekhod na "letneye", sokrashcheniye chasovykh poyasov i otmena "zimnego" vremeni kak prichina sovremennykh sotsialno obuslovlennykh desinkhronozov i stressa [Switching to the daylight time, reducing the time zones and cancelling the "winter" time as a reason for current socially determined desynchronizes and stresses]. Nauchnoye mneniye 2011;(1):156-164.

Просмотров: 7501

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 11.12.2012 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search