О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №2 2014 (36) arrow Организационные аспекты профилактики, лечения и предупреждения распространения вич-инфекции в пенитенциарных учреждениях России
Организационные аспекты профилактики, лечения и предупреждения распространения вич-инфекции в пенитенциарных учреждениях России Печать
27.05.2014 г.

А.М. Туленков
Филиал Федерального казенного учреждения научно-исследовательский институт Федеральной службы исполнения наказаний, г. Ижевск

Organizational aspects of hiv-infection prevention, treatment and control in the russian penitentiary institutions
A.M. Tulenkov

Branch of the Federal Public Research Institute of the Federal Penal Service, Izhevsk

Резюме. Целью данного исследования является оценка обеспечения доступа лиц, содержащихся в местах лишения свободы, к мероприятиям по профилактике, лечению и предупреждению ВИЧ-инфекции.

Методы исследования: исследование проводилось с применением общих методов научного познания: наблюдения, сравнения, системного и логического анализа и синтеза, теоретических и эмпирических методов. Статистические данные проанализированы с применением выборки, группировки, сравнения и обобщения, исследования динамических рядов.

Результаты: осуществлена оценка как общего уровня потребности в мероприятиях по профилактике ВИЧ-инфекции, так и доступности их лицам, содержащихся в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний.

Полученные результаты использованы Управлением медико-санитарного обеспечения Федеральной службы исполнения наказаний в планировании мероприятий по совершенствованию системы медико-санитарного обеспечения, осуществляемой в рамках реализации Концепции развития уголовно-исполнительной службы Российской Федерации до 2020 года. В частности при планировании штатной структуры создающихся медико-санитарных частей нового типа.

В тоже время, следует отметить что, не смотря на положительную динамику укрепления материально-технической базы, улучшения финансового и кадрового обеспечения медицинской службы Федеральной службы исполнения наказаний, по-прежнему сохраняется значительный разрыв с показателями населения.

Выводы: полученная информация дает объективную картину состояния обеспечения пенитенциарным сектором здравоохранения мероприятий по профилактике ВИЧ-инфекции и необходима при совершенствовании системы медико-санитарного обеспечения в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний.

Ключевые слова: профилактика; ВИЧ-инфекция; медицинское обеспечение; места лишения свободы.

Abstract. The aim of this study was to evaluate access to HIV prevention and treatment to prisoners.

Research methods: The study was conducted with the use of common methods of scientific cognition: observation, comparison, systematic and logical analysis and synthesis, theoretical and empirical methods.

Statistical data were analyzed using sampling, grouping, comparisons and generalizations, and time series with the use of computer programs Microsoft Word, Microsoft Excel.

Results: The authors assessed both the general needs for prevention and treatment of HIV- infection and access to such services to people contained in the penitentiary facilities of the Federal Penal Service.

The results were used by the Department for health service support of the Federal Penal Service to plan activities aimed at improving the system of medical and sanitary support within the framework of the Concept for development of the penal service in the Russian Federation until 2020. In particular, the results were used for planning manpower structure of the new type medical units that are being developed now.

However, it should be noted here that, despite positive dynamics in improving infrastructure, increasing financial support and staffing of the medical service of the Russian Federal penal service, there is a significant gap between indicators for general population that is yet to be bridged.

Conclusions: the obtained information provides an objective picture of how well the penal health sector can implement activities aimed at prevention, treatment and control of HIV-infection within penitentiary facilities. This information can be used to improve the medical and sanitary support system within the Russian Penal Service facilities.

Key words: prevention; HIV-infection; medical support; prison.

В настоящее время во многих развивающихся странах мира, в том числе и в России, продолжается распространение ВИЧ-инфекции, что требует принятия неотложных мер по ее выявлению, профилактике и лечению. Особое значение имеет ранняя профилактика ВИЧ-инфекции, поскольку она является единственным эффективным методом, ограничивающим ее распространение [4]. Комплекс мероприятий по профилактике и распространению ВИЧ-инфекции среди лиц, отбывающих наказание и сотрудников пенитенциарных учреждениях, охватывает пять основных направлений: информация о заболевании, путях передачи инфекции; методы профилактики ВИЧ-инфекции; тестирование на наличие ВИЧ-инфекции; разработка мер по противодействию рискованному поведению (сексуальному, использованию нестерильных шприцов и т.д.); лечение [8, 11]. До 90-х годов прошлого века в России практиковалось обязательное (фактически принудительное) тестирование на наличие специфических антител всех лиц, поступающих в места заключения, в основном в следственные изоляторы (СИЗО), с последующей изоляцией тех из них, у которых была выявлена ВИЧ-инфекция. Такие меры были продиктованы необходимостью предупреждения передачи ВИЧ-инфекции, а также возникновения дискриминации со стороны других заключенных.

В настоящее время является общепризнанным, что по ряду причин массовое лабораторное обследование населения для выявления ВИЧ-инфекции является дорогостоящим и малоэффективным [4].

В пенитенциарных учреждениях России (УИС) в динамике за период с 2008 по 2013 гг. число впервые выявленных больных ВИЧ-инфекцией неуклонно возрастает (таб. 1). Темпы роста показателя заболеваемости ВИЧ-инфекцией возросли на 35,8%, а темпы роста показателя распространенности ВИЧ-инфекции – на 55,6% по сравнению с 2008 г. (таб.1).

Таблица 1

Динамика заболеваемости и распространенности ВИЧ-инфекцией в пенитенциарных учреждениях России за период с 2008 по 2013 гг. (показатель на 100 000 населения)

Показатель Год
2008 2009 2010 2011 2012 2013
Заболеваемость 1170,5 1283,5 1217,5 1228,5 1587,2 1589,1
Распространенность 5513,9 6405,9 6697,0 7171,9 8111,6 8578,1

Как правило, диагностика ВИЧ-инфекции у лиц, находящихся в пенитенциарных учреждениях проводится в региональном центре по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями Минздрава России (центр СПИД). Это создает дополнительные проблемы из-за удаленности исправительных учреждений от центров СПИД и связанными с этим финансовыми расходами на транспортировку диагностических материалов и получение результатов исследования.

Ежегодный рост числа поступающих в места лишения свободы больных ВИЧ-инфекцией требует развития ведомственной системы иммунологических лабораторий для диагностики ВИЧ-инфекции (рис. 1).

Изменение законодательства в отношении обязательности проведения диагностики ВИЧ-инфекции, с четкой его регламентацией, привело к изменениям в местонахождении иммунологических лабораторий по типам учреждений: больницы, исправительные колонии (ИК) и СИЗО. В целом в 2013 г. в пенитенциарных учреждениях России число иммунологических лабораторий возросло в 1,3 раза по сравнению с 2008 г. и составило – 45 (рис.1).

Рис.1
Рис.1. Динамика численности ведомственных иммунологических лабораторий для диагностики ВИЧ-инфекции, Россия, 2008-2013 гг. (абс. число)

Рост диагностических мероприятий, проводимых по клиническим показаниям, а также рост заболеваемости туберкулезом больных ВИЧ-инфекцией на 38,5% за последние 5 лет, привели к росту числа иммунологических лабораторий в больницах, где их число возросло в 1,3 раза и в среднем составило – 27. Кроме того впервые были развернуты две иммунологические лаборатории в больницах для женщин.

В ИК за этот же период времени их число возросло вдвое и составило – 4, а в СИЗО их число осталось неизменным и составило в среднем по России – 12 (рис.1). Учитывая актуальность ВИЧ-инфекции в пенитенциарных учреждениях, дальнейшее развертывание иммунологических лабораторий целесообразно планировать из их необходимости в каждом из 87 территориальных органов Федеральной службы исполнения наказаний.

Перемены, связанные с распределением иммунологических лабораторий по типам учреждений, не привели к существенным изменениям в местонахождении впервые выявленных больных ВИЧ-инфекцией в зависимости от типа исправительного учреждения.

Рис.2
Рис.2. Динамика долевого распределения впервые выявленных в УИС больных ВИЧ-инфекцией по типам исправительных учреждений, Россия, 2008-2013 годы, %

СИЗО, по-прежнему остаются основным пенитенциарным учреждением, в котором выявляется абсолютное большинство больных ВИЧ-инфекцией, доля которых за период с 2008-2013 гг. находилась в интервале от 83 до 77% и в среднем составила – 76,8% от их общего числа (рис. 2). Доля больных, находившихся в ИК, возросла в 1,4 раза в 2013 г. по сравнению с 2008 г. и составила 18% от их общего числа. Также за последние годы возросла доля больных, находившихся в ЛПУ, которая составила в 2013 г. – 3,8% от их общего числа (рис.2).

Рис.3
Рис.3. Распределение впервые выявленных больных ВИЧ-инфекцией по причинам тестирования, Россия, 2008-2013 годы, %

Добровольный скрининг обычно проводится среди лиц, входящих в группы риска, к которым относятся представители маргинальных слоев населения, принадлежащие к уязвимым группам по ВИЧ-инфекции: проститутки, потребители инъекционных наркотиков, мигранты, лица склонные к беспорядочным половым связям и т.д. [2,6,7,11]. Наибольшее число впервые выявленных больных ВИЧ-инфекцией было выявлено среди наркоманов, доля которых за период с 2005-2013 гг. находилась в диапазоне от 82,1% до 59,8% и в среднем составила – 65,3% от их общего числа (рис. 3). Доля больных ВИЧ-инфекцией, выявленных среди гомо- и бисексуалов была низкой и не превышала в среднем за последние 5 лет – 1,5% от их общего числа (рис.3). Также низкой была доля больных ВИЧ-инфекцией, выявленных среди больных заболеваниями, передающимися половым путем – она составляла в среднем за последние 5 лет – 3,5% от их общего числа (рис.3). Обращает на себя внимание значительная доля больных ВИЧ-инфекцией, достигающая – 31,5% от их общего числа в 2013 г., выявленная среди «прочих лиц», к которым отнесены осужденные и подследственные, не имеющие каких-либо показаний, но добровольно прошедшие скрининговое обследование на ВИЧ-инфекцию.

Важным критерием оценки эффективности проводимых диагностических мероприятий является стадия заболевания, диагностированная у впервые выявленных больных ВИЧ-инфекцией (рис. 4).

Рис.4
Рис.4. Стадии заболевания у впервые выявленных больных ВИЧ-инфекцией, Россия, 2008-2013 годы, %.

Среди впервые выявленных больных ВИЧ-инфекцией значительную часть составляли больные с бессимптомным течением заболевания, доля которых за период с 2008-2013 гг. колебалась в интервале от 84% до 75% и в среднем составила – 79% от их общего числа (таб.4). Обращает на себя внимание ежегодное увеличение числа больных, имеющих заболевания, связанные с ВИЧ-инфекцией, доля которых в 2013 г. возросла до 25% от их общего числа, что указывает на существенные недостатки в профилактической работе среди населения. Число больных в стадии СПИД было незначительным и составляло менее 1% от их общего числа (рис.4).

Эффективность работы по профилактике ВИЧ-инфекции во многом зависит от проведения пред- и послетестового консультирования [7]. Перечень основных требований, предъявляемых к организации консультирования в пенитенциарных учреждениях в связи с тестированием на ВИЧ-инфекцию, включает в себя три основные позиции:

  1. наличие штата специально подготовленных консультантов, пользующихся доверием среди заключенных;
  2. наличие отдельного помещения для проведения консультаций, где консультант и заключенный могли бы общаться в доверительной обстановке;
  3. обеспечение конфиденциальности информации, полученной консультантом и другими медицинскими работниками во время проведения консультации и тестирования, в том числе при организации анонимного тестирования [5,6,8,9].

В настоящее время предтестовое консультирование заключенных в условиях СИЗО как правило проводится врачом-инфекционистом. После выявления ВИЧ-инфекции, для проведения послетестового консультирования приглашаются психологи, в том числе из Центра СПИД. В исправительных учреждениях в абсолютном большинстве случаев пред- и послетестовое консультирование заключенных осуществляется врачами-терапевтами медицинской части, осуществляющей медицинское обеспечение в местах лишения свободы. В некоторых случаях в послетестовом консультировании принимают участие психологи исправительного учреждения, однако это не носит массовый характер. Передача пред- и послетестового консультирования заключенных медицинскому персоналу исправительного учреждения, осуществляющему и другие мероприятия по медицинскому обеспечению лиц, содержащихся в местах лишения свободы, приводит к снижению качества консультирования, снижению охвата им целевой группы в связи с дефицитом времени, необходимого для его проведения.

Проведенный нами анализ квалификационного уровня специалистов, проводящих консультирование заключенных, показал, что у них отсутствуют сертификаты, подтверждающие прохождение специализированного обучения по вопросам до- и послетестового консультирования. В некоторых субъектах РФ, где удалось установить высокий уровень взаимодействия с региональным Центром СПИД и было организовано обучение медицинского персонала пенитенциарных учреждений по вопросам до- и послетестового консультирования, оно проводилось в виде семинаров и не сопровождалось выдачей сертификационных документов.

Остается проблематичным и требующим принятия решений вопрос создания доверительных отношений между медицинским персоналом пенитенциарных учреждений и заключенными. В первую очередь это обусловлено сложившимся ошибочным мнением заключенных о том, что медицинский персонал является частью тюремной администрации, что способствовало образованию барьера во взаимоотношениях «врач-пациент». Правозащитные организации называют подобную ситуацию «двойной лояльностью» или конфликтом интересов пациента и администрации исправительного учреждения, к которой они относят и медицинский персонал [2].

В настоящее время можно утверждать, что в абсолютном большинстве пенитенциарных учреждениях отсутствуют специализированные помещения для проведения до- и послетестового консультирования заключенных. Наличие данной проблемы обусловлено дефицитом помещений, поскольку более половины зданий медицинских частей имеет срок эксплуатации более 40–50 лет и не отвечает современным требованиям, предъявляемым к материально-технической базе медицинских учреждений. В результате, до- и послетестовое консультирование проводится в тех же помещениях, в которых осуществляется амбулаторный прием пациентов. Довольно часто прием больных осуществляется одновременно двумя или тремя специалистами в одном и том же кабинете, что, безусловно, является недопустимым, и никаким образом не способствует достижению доверительных отношений между медицинскими работниками и больными.

Важнейшей проблемой, связанной с вопросами профилактики и предотвращения распространения ВИЧ-инфекции, является доступность больных ВИЧ-инфекцией к антиретровирусной терапии (АРВТ), которая осуществляется в местах лишения свободы в рамках реализации программы «Предупреждение и борьба с социально значимыми заболеваниями». Объем финансирования данной программы по разделу «ВИЧ-инфекция» в 2012 г. составил 465 725 тыс. руб., что практически в 10 раз превышает ее стоимость в 2007 г. (49 200 тыс. руб.). Однако, в настоящее время отсутствует федеральная статистическая база данных, учитывающая численность заключенных больных ВИЧ-инфекцией, получающих АРВТ в пенитенциарных учреждениях России. Согласно данным совокупной ведомственной статистики, в 2013 г. около 11 тыс. больных ВИЧ-инфекцией получали АРВТ (каждый 12-й больной ВИЧ-инфекцией), а ежегодное увеличение числа больных, получающих данную терапию, возрастает на 1-1,5 тыс. человек. Перечень препаратов для проведения АРВТ, имеющийся в арсенале медицинской службы пенитенциарных учреждений России, достаточно широк и включает в себя до 10 – 15 препаратов.

Несмотря на существенное увеличение финансирования мероприятий по лечению и профилактике ВИЧ-инфекции в пенитенциарных учреждениях России данный показатель (доступность АРВТ) является существенно ниже по сравнению с финансированием подобных мероприятий, осуществляемых Минздравом России. Как следует из совокупных статистических данных, затраты Минздрава России на лечение одного больного ВИЧ-инфекцией в течение календарного года составляют: при использовании первой линии АРВТ – 150-180 тыс. руб.; при применении усиленных стандартных схем первой линии АРВТ – 250-400 тыс. руб.; при использовании схем второй и третьей линий АРВТ с применением комбинированных препаратов – 500 тыс. руб. – 1 млн. руб. При этом необходимо особо подчеркнуть, что большинство больных ВИЧ-инфекцией в пенитенциарных учреждениях России получают лишь стандартную схему лечения первой линии АРВТ, а общие затраты на лечение одного больного, нуждающегося в АРВТ, не превышают 50-80 тыс. руб.

Имеющийся финансовый разрыв в значительной степени обусловлен дефицитом финансовых средств, необходимых для проведения диагностических мероприятий и закупки препаратов для лечения сопутствующих заболеваний, обусловленных или сочетанных с ВИЧ-инфекцией, которые нередко являются причиной смерти больных ВИЧ-инфекцией.

Наиболее распространенным методом профилактики ВИЧ-инфекции в пенитенциарных учреждениях является информирование заключенных для снижения риска инфицирования. Данный метод является первым шагом для изменения поведения, что позволяет расценивать образовательные программы центральным звеном в системе профилактики. В большинстве случаев данную работу в местах лишения свободы осуществляют общественные организации, реже – учреждения здравоохранения, что не позволяет оценить масштаб проводимой работы в рамках всей уголовно-исполнительной системы.

Существуют разнообразные формы обучения (индивидуальное консультирование, семинары, печатные издания, обучение «равный – равному» и др.), позволяющие всесторонне информировать консультируемых заключенных, учитывая их индивидуальные особенности (психотип личности, образовательный уровень и т.д.), и донести информацию на понятном для них языке, что и определяет высокую результативность подобных методик [5,6].

Основными препятствиями для широкого внедрения подобных образовательных программ является дефицит квалифицированных кадров и трудность соблюдения режимных мероприятий в пенитенциарных учреждениях в отношении персонала, осуществляющего обучение.

Важной составляющей в профилактике распространения ВИЧ-инфекции является организация работы с уязвимыми группами заключенных: потребителей инъекционных наркотиков, проституток, гомосексуалистов и т.д. Анализ путей распространения ВИЧ-инфекции в тюрьмах неизбежно выводит на центральное место проблему употребления наркотиков, которые, хоть и в меньшем количестве и не так регулярно как на свободе, но поступают в пенитенциарные учреждения. Например, вес наркотических средств, изъятых в местах лишения свободы, вырос с 65,1 кг в 2009 г. до 95,5 кг в 2013 г. или в 1,5 раза. Особенности содержания людей в исправительных учреждениях зачастую увеличивают риск употребления наркотических средств. Например, ограниченный доступ шприцев нередко создает условия для их совместного использования. Заключенные нередко для проведения инъекций изготавливают самодельные приспособления из подручных средств.

Традиционным подходом к предупреждению распространения наркотических средств в тюрьмах является усиления контроля и режима безопасности [1]. В тексте объединенной программы ООН по борьбе со СПИДом и ЮНЕЙДС сказано, что «вне зависимости от признания этого факта властями и вне зависимости от репрессивных мер – наркотики проникают в тюрьмы и употребляются заключенными во многих странах... Отрицание или игнорирование этого факта не способствует контролю продолжающегося распространения ВИЧ-инфекции» [9].

Одним из направлений по профилактике наркомании в пенитенциарных учреждениях, принятой во многих странах мира, является снижение потребности в наркотических веществах посредством предоставления возможности трудиться и/или продолжить образование. Кроме того, данной цели можно достичь путем усиления наказаний за употребление наркотиков и лечения наркотической зависимости [1,7,8,10].

Несмотря на наличие в УИС собственной производственной базы, включающей около 180 тыс. рабочих мест, в ней могут быть трудоустроены не более 22% трудоспособных заключенных [3]. Часть заключенных трудоустроена на предприятиях и в организациях, не входящих в состав УИС. Однако, переход к рыночным отношениям, сокращение производства и высокий уровень безработицы в ряде субъектов РФ резко снизил заинтересованность хозяйствующих субъектов в использовании труда заключенных, что привело к сокращению рабочих мест в последние 3 года на 10% [3].

Кроме того, с каждым годом увеличивается число лиц, поступающих в в пенитенциарные учреждения России, с крайне низким образовательным уровнем, неграмотных, не имеющих семьи, постоянного места жительства, страдающих различными хроническими заболеваниями. В настоящее время в пенитенциарных учреждениях России содержится 265,9 тысяч заключенных инвалидов, нетрудоспособных или ограниченно трудоспособных, что составляет – 37,6% от их общего числа. У этой категории заключенных практически отсутствуют навыки систематического занятия трудом. Больше половины (59,4% от их общего числа) работающих заключенных не в состоянии выполнять установленные нормы выработки (средний процент выполнения составляет – 70,9%). Почти 80% заключенных не имеют никаких профессиональных и трудовых навыков, либо их утратили. Ежегодно в исправительные учреждения поступает более 150 тысяч таких лиц. Более 30% заключенных в возрасте до 25 лет, как правило, нигде не работали и не учились [3].

Все эти проблемы обусловили попытки мирового пенитенциарного сообщества на поиски альтернативных мер. В частности в некоторых европейских странах стали активно внедряться мероприятия по снижению вреда от употребления наркотиков в местах лишения свободы. Например, использование метадона для профилактики синдрома отмены и снижения поведенческого риска наркозависимых лиц, что значительно сокращало вероятность совершения ими преступлений после освобождения по сравнению с наркозависимыми заключенными, не получавшими такой поддержки [1]. Основным препятствием для широкого применения данного метода в пенитенциарных учреждениях России является его дороговизна.

Из других альтернативных методов, направленных на снижение риска заражения ВИЧ-инфекцией, являются следующие: предоставление заключенным презервативов и либрикантов (смазывающих средств), выдача дезинфицирующих средств, предоставление доступа к стерильным шприцам [5,6,7,10,11]. Несмотря на наличие положительных результатов внедрения альтернативных методик (отсутствие случаев передозировок наркотиков, значительное снижении частоты совместного использования шприцев, снижение новых случаев ВИЧ-инфекции и гепатита С и т.д.), их широкое внедрение у ряда специалистов в России вызывает сомнение [10].

Результаты проведенного исследования показали, что мероприятия, направленные на предупреждение распространения ВИЧ-инфекции в пенитенциарных учреждениях России, пока еще далеки от их практической реализации в соответствии с принятыми национальными и международными рекомендациями. Основные причины остаются следующие - недостаточное финансирование, слабость материально-технического обеспечения, недостаток квалифицированных кадров, слабое межведомственное взаимодействие.

Необходимо отметить, что требуется адаптация существующих методик профилактики ВИЧ-инфекции к условиям, сложившимся в пенитенциарных учреждениях, характеризующихся особыми режимными особенностями и широким диапазоном психосоматических изменений у лиц, содержащихся в них.

Список литературы

  1. Бобрик А.В. Инновационные подходы к профилактике ВИЧ-инфекции в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Снижение вреда в России. Бюллетень. 2003; №1 (выпуск 9), с. 4-6. [Интернет]. URL: http://www.afew.org/ (Дата обращения 16.07.2013 г.).
  2. Двойная лояльность и права человека в медицинской практике. Предлагаемые принципы и институциональные механизмы [пер. с англ.]. Москва: «Права человека»; 2004. 176 с.
  3. Доклады о результатах и основных направлениях деятельности на 2010-2012 годы Федеральной службы исполнения наказаний [Электронный ресурс]. URL: http://фсин.рф/ (Дата обращения 20.12.2013 г.).
  4. Кузнецова А.С., Беляева В.В. Профилактика ВИЧ-инфекции в уголовно-исполнительной системе: методическое руководство. Москва, 2006. 32 с.
  5. Меры по профилактике ВИЧ-инфекции в тюрьмах: Лечение наркотической зависимости. Серия «Аргументы в пользу действия», ЮНЭЙДС, ООН, 2007. 42 с.
  6. Просвещение по методу «равный – равному» и ВИЧ/СПИД: Концепция, применение и проблемы. ЮНЭЙДС, 2007. 44 с.
  7. Штевер Х., Траутман Ф. Снижение риска среди потребителей наркотиков, находящихся в местах лишения свободы: «Оказание поддержки в области охраны здоровья потребителям наркотиков в уголовно – исправительной системе». Бременский НИИ по проблемам наркотиков (BISDRO), Бремен, Германия; Институт «Тримбос» Утрехт, Нидерланды, 2001. [Интернет]. URL:http://www.harm-reduction.org/ (Дата обращения 20 декабря 2013 г.).
  8. Юргенс Р. Меры по профилактике ВИЧ-инфекции в тюрьмах: уход, лечение и поддержка при ВИЧ-инфекции. Аргументы в пользу действий. Серия аналитических обзоров. WHO, UNODC, UNAIDS. Женева, 2007. С. 29.
  9. Joint United Nations Programme on HIV/AIDS. Prisons and AIDS: UNAIDS technical update. 1997. [Интернет] [cited 2013 Dec 16]. Available from: http://www.unaids.org/
  10. Legal consequences of denying access to sterile syringes in the prison setting. Swiss Federal Office of Justice, 1997. 8 p.
  11. Niveau G. Prevention of infectious disease transmission in correctional settings: a review. Public Health 2006;120:33–41.

References

  1. Bobrik A.V. Innovative approaches to HIV prevention in penitentiary system. Harm Reduction in Russia. Bulletin №1 (issue 9), 2003. P. 4-6. [Internet] [cited 2013 Jul 16]. Available from: http://www.afew.org (In Russian).
  2. Double loyalty and human rights in medical practice. Proposed guidelines and institutional mechanisms. Transl. from English. Moscow: Prava cheloveka"; 2004. 176 p. (In Russian).
  3. The reports on the results and main directions of activity on the 2010-2012 Federal service of execution of punishments [Electronic resource] // The Official site of Federal service of execution of punishment. [Internet]. [Cited 2013 Dec 20] Available from: URL:http://фсин.рф/ (In Russian).
  4. Kuznetsova A.S., Belyaev V.V. Prevention of HIV infection in the penitentiary system: a methodological guide. Moscow, 2006. - 32 C. (In Russian).
  5. Measures to address HIV in prisons: drug dependence Treatment / Series «The Arguments in favour of the action» - UNAIDS, United Nations, 2007. - 42 C. (In Russian).
  6. Education according to the method of peer education and HIV/AIDS: Concepts, applications and issues.- UNAIDS, 2007. - 44 C. (In Russian).
  7. Shtever H., Troutman F. Risk reduction among drug users, in prison settings: «support to the health of drug users in the penitentiary system» // Bremen Institute for drug education (BISDRO), Bremen / Germany, Institute Trimbos» Utrecht / Netherlands, 2001. [Internet]. [Cited 2013 Dec 20] Available from: http://www.harm-reduction.org/ (In Russian).
  8. Jurgens R. Measures to address HIV in prisons: care, treatment and support for HIV / Arguments in favor of action. Series of analytical reviews // WHO, UNODC, UNAIDS. - Geneva, 2007. - 29 p. (In Russian).
  9. Joint United Nations Programme on HIV/AIDS. Prisons and AIDS: UNAIDS technical update. 1997. 8 p. [Internet] [cited 2013 Dec 16]. Available from: http://www.unaids.org.
  10. Legal consequences of denying access to sterile syringes in the prison setting. Swiss Federal Office of Justice, 1997.
  11. Niveau G. Prevention of infectious disease transmission in correctional settings: a review. Public Health 2006;120:33–41.

Просмотров: 8143

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 30.05.2014 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search