О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2014 (37) arrow Поколенческие различия в социально-профессиональной группе врачей как фактор качества оказания медицинской помощи
Поколенческие различия в социально-профессиональной группе врачей как фактор качества оказания медицинской помощи Печать
15.07.2014 г.

Л.Е.Петрова
ФГБОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет», Екатеринбург

Generational differences in social and professional groups of physicians as a factor of quality of medical care
L.E. Petrova

Ural State Pedagogical University, Yekaterinburg

Резюме. Целью работы является анализ воспроизводства поколений в социально-профессиональной группе российских врачей с позиций «духа поколений» К. Маннгейма.

Методы. На материалах официальной статистики, вторичного анализа и результатов анкетирования характеризуются тенденции наполненности возрастных групп: малый приток молодых специалистов (доля врачей в возрасте до 30 лет равна 15%, старше 55 – 22%), дифференциация по специализации (чем старше врач, тем меньше вероятность работы по востребованной, современной специальности).

Результаты. Статистические данные по Свердловской области и выделенные тенденции комплементарны общероссийским исследованиям.

«Дух поколения» по К. Маннгейму (проявление влияния внешних условий, выражающееся в тенденциях мышления, ценностях, установках) формируется в период активной социализации – в молодом возрасте, в 15-25 лет.

Лишь 15% составляют молодые люди, чьё профессиональное становление пришлось на конец 1990-х – 2000-е гг. – эпоху становления рыночных отношений в условиях постсоветской России.

Большая часть врачей – 63% – это представители средней возрастной группы, родившиеся с 1955 по 1979 гг.

Пятая часть врачей – это те, кто родился в довоенное, военное и послевоенное время, а формирование духа поколения у них пришлось либо на сталинские времена, либо на времена хрущевской оттепели.

На основе анализа самоотчетов врачей о ценностях и трудностях работы фиксируется: более старшее поколение ценит в своей работе скорее альтруистические, традиционные компоненты.

Чем моложе врач, тем более рационально он конвертирует свою профессию.

У врачей старшего поколения проявляется установка на высокие ожидания от общества в целом, проявляющиеся в поведении пациентов, в частности. Ассиметричная наполненность поколенческих групп в социально-профессиональной группе врачей находится в противоречии с современными тенденциями развития отечественного здравоохранения: врачи старшего возраста с трудом интериоризуют установки на коммерциализацию, стандартизацию. В то же время, ценности врачей среднего и старшего возраста соответствуют ожиданиям превалирующей группы пациентов «муниципальной медицины» – пожилых людей.

Это указывает на институциональный разрыв: требования медицинских организаций неэффективно усваиваются с учетом ценностных и структурных барьеров сотрудников.

Ключевые слова. Врач; качество медицинской помощи; воспроизводство медицинских кадров

Abstract. The aim is to analyze replacement of generations in social and professional groups of physicians in Russia from “the spirit of the age” prospective (K. Mannheim).

Methods. The author defines trends in composition of age groups based on official statistics, secondary analysis and results of the survey. The trends include insufficient inflow of young specialists (the share of physicians under 30 years adds up to 15%, over 55 years - 22%), and division of specialists by specialty (the older the physician, the lesser chances to work within an in-demand modern specialty).

Results. Statistical data for the Sverdlovsk region and the identified trends are complementary to the national surveys.

According to K. Mannheim, “the spirit of the age” (as manifested in the influence of external conditions, reflected in the trends of thinking, values, attitudes) is developed at a period of active socialization - at the young age of 15-25 years.

Only 15% of physicians are young people, whose professional formation took place at the end of the 1990s - 2000s i.e. the infancy of the market development in the post-Soviet Russia. The majority of physicians (63%) are representatives of the middle age group born in 1955-1979.

One-fifth of physicians are those who were born prewar, during the war and post-war, their spirit of the age was developed either during the Stalin era, or during the Khrushchev thaw.

Analysis of physicians’ self-reporting on values and challenges of their profession showed that older generations are more appreciative of altruistic and traditional components of their work. The younger the doctor, the more efficiently he or she converts their profession. Physicians of the older generation have high expectations from the society in general, that are manifested in patients’ behavior in particular.

The asymmetrical composition of generational groups in social and professional groups of physicians contradicts to modern trends in national healthcare development: older doctors can hardly internalize attitude towards commercialization and standardization.

At the same time, values of the middle age and older doctors meet expectations of the prevailing patients’ group of the municipal healthcare, who are older people as well. This fact indicates an institutional gap: requirements of medical organizations are poorly assimilated with due regard to values and structural barriers of their employees.

Keywords. Physician; quality of medical care; replacement of medical staff

Смена поколений в социально-профессиональной группе – это закономерный способ воспроизводства социальной структуры. Однако в определенных социальных обстоятельствах пополнение или обновление группы может быть рассмотрено не только с позиций простого замещения, а с социокультурной точки зрения. На наш взгляд, именно такая ситуация фиксируется сегодня в среде российских врачей. Основной причиной являются существенные социально-экономические и политические трансформации, которые на протяжении последних десятилетий переживает наше общество.

Врачи являются не только объектом анализа воспроизводства социальных групп, но и субъектом процесса воспроизводства населения [5]. И это – еще один признак все усиливающегося давления, возрастающих общественных ожиданий от врачей со стороны российского общества.

Эмпирическим основанием проблематизации смены поколений в среде врачей являются статистические данные. Однако следует отметить, что, несмотря на наличие обширной статистической информации о работающих в здравоохранении, при решении проблемы оценки половозрастных характеристик врачей возникает ряд методических сложностей. Так, данные форм медицинской статистики не содержат сведений о половозрастном составе медицинских работников (в перспективе это можно будет делать, т.к. отчетная форма ГСН № 17 изменена с 2012 года), что делает невозможным корректный анализ динамики на федеральном уровне. Так, в сборнике Федеральной службы государственной статистики «Труд и занятость в России – 2011» [13] приводятся лишь сведения о численности врачей по квалификационным категориям (в относительных долях) и численность врачей по отдельным специальностям (в абсолютных числах). Регионы ведут такой учет, поэтому далее мы используем данные по Свердловской области, приводимые в официальных документах. Другая методическая проблема – отсутствие сведений о половозрастном составе врачей в разных секторах экономики – государственном и частном. В 2010 г. частные медицинские учреждения составляли 13% общего количества амбулаторно-поликлинических и больничных учреждений страны, а численность занятых в них достигла в тот же период 4,5% всех занятых в отрасли [15]. Структурно частная российская медицина незначима, но с социокультурной точки зрения можно предположить, что именно в частном секторе здравоохранения локализованы молодые, амбициозные врачи. Однако проверить эту гипотезу пока невозможно.

В Постановлении правительства Свердловской области «О концепции кадровой политики здравоохранения Свердловской области на период до 2020 года» от 14 июня 2011 года N 721-ПП мы обнаружили важные и богатые для интерпретации данные [11]. Средний возраст врачей в Свердловской области в 2010 году составлял 46 лет, среднего медицинского персонала – 42 года (в 2005 году 45 и 40 лет соответственно). По 14 специальностям средний возраст врачей превышает 50 лет, по таким специальностям, как «фтизиатрия» средний возраст равен 52 годам, «физиотерапия» – 54 года, «лечебная физкультура и спортивная медицина» – 54 года, «гигиеническое воспитание» – 65 лет. То есть очевиден процесс постарения кадров, а значит – имеющийся приток молодых специалистов может иметь социокультурную, поколенческую специфику. Данные, представленные в таблице, демонстрируют неравномерное распределение специалистов по возрастным группам.

Таблица 1

Распределение врачей в Свердловской области по возрасту в 2010 году

Возрастная группа Доля от общего количества
до 30 лет 15%
от 31 до 55 лет 63%
старше 55 лет 22%

Врачи – лишь одна из групп, локализованных в институте здравоохранения, средний и младший медперсонал дополняют кадровый состав медиков. По данным справочника «Здравоохранение в России – 2011 г.» Федеральной службы государственной статистики [2], средний возраст занятых в отрасли в 2010 году составлял 42 года, а десятилетие назад – в 2000 году – был 40 лет. Доля занятых в российском здравоохранении по возрастным группам такова: 20-24 года – 6%; 25-29 лет – 11%; 30-34 года – 12%; 35-39 лет – 12%; 40-44 года – 13%; 45-49 лет – 16%; 50-54 года – 15%; 55-59 лет – 10%; и 60-72 года – 5%.

Как видно, доля врачей старше 55 лет в Свердловской области выше, чем доля занятых в отрасли на федеральном уровне. Данный регион вообще характеризуют негативные тенденции воспроизводства населения. Так, доля лиц старше трудоспособного в РФ составляет 22,2%, в УрФО – 20,3%, а в Свердловской области – 22,9%.

Закономерностью можно считать и усиливающуюся возрастную асимметрию вкупе с территориальной: чем дальше от областного центра, тем выше средний возраст медперсонала. Так, средний возраст врачей по Первоуральску, расположенному всего в 40 км от Екатеринбурга, уже на 2 года выше, чем в области в целом, – 49 лет [14].

По мнению директора маркетингового агентства Cegedim Strategic, фармэксперта, организатора группы «Мнения о здравоохранении» в Facebook Давида Мелик-Гусейнова, в системе отечественного здравоохранения работают, в основном, люди старшего возраста. Средний возраст организатора здравоохранения – 56 лет, главного врача – 54 года, участкового врача терапевта – 51 год. Некоторые, наиболее современные и востребованные, специальности, наоборот, наполняются молодыми специалистами: врачам-генетикам в среднем 28 лет, гинекологам – 34 года [10].

Средний возраст врачей в базовых субъектах Российской Федерации по результатам исследования, проведенного Леоновым С.А., Матвеевым Э.Н., Акишкиным В.Г., Назаровым В.И., Мажаровым В.Н. [4] составил 46 лет, но также фиксируется тенденция увеличения возраста в слабонаполненных группах врачебных специальностей. Так, детские урологи-андрологи составляют 0,01% со средним возрастом 62 года, врачи по гигиеническому воспитанию – соответственно 0,06% и 59,3 лет.

Научные исследования восполнения поколений и возрастных различий в социально-профессиональной группе врачей немногочисленны. Так, Парфёнов Ю.А. в распространенной традиции изучения профессионального выгорания характеризует патогенез функционального состояния динамического рассогласования у врачей-специалистов молодого, среднего и пожилого возраста. Вывод по результатам исследования: «Многообразие клинических проявлений расстройств функционального состояния у врачей-специалистов разного возраста с симптоматикой профессионального выгорания обусловлено сложными взаимоотношениями между поведенческими, психофизиологическими, индивидуально-психологическими, психопатологическими и соматическими звеньями организма на фоне лимитированного использования механизмов аутопсихокоррекции, ригидного применения копинг-механизмов, нарушения структуры Я-концепции, несоответствия уровня притязаний уровню возможностей, повышенной тревожности, увеличения нейротизма, аффективных расстройств и дискоординирующих воздействий нервной системы» [6, с. 391].

Анализ в традиции социологии медицины представлен в работе Кондрашова А.А., который описал смену поколений врачей как медико-социальную проблему современной России. Автор приходит к выводу, что «при рассмотрении факторов, определивших профессиональный выбор врачей из разных поколенческих групп, [фиксируется] ряд существенных различий: приоритетами в профессиональной ориентации для старшего поколения [являются] социально-психологические факторы, для исследуемого «поколения перемены» – экономические, а для «постпеременного», молодого поколения – социально-экономические» [3, с. 9]. Молодые врачи, номинированные исследователем как «поколение перемен», получают больший доход, более коммерциализированы, но менее удовлетворены своим экономическим положением, значительно более конфликтны, чем представители более старших возрастных групп в социально-профессиональной врачебной среде.

Анализируя результаты исследования социально-экономических и психологических характеристик врачей старшего трудоспособного возраста, работающих в лечебно-профилактических учреждениях г. Рязани, М.А. Сычев указывает на приоритетные жизненные трудности опрошенных: материальные проблемы, эмоциональное переутомление на работе, конфликтные ситуации в семье [12].

Доника А.Д. и Леонова В.А. анализируют смену поколений врачей с точки зрения престижа профессии: «Формируемое … новое поколение врачей выбирает свои приоритеты. Если в целом престиж врачебной профессии падает, то в отдельных ее областях, он заметно возрос в глазах молодежи. Речь идет о высокооплачиваемых специалистах дорогих частных клиник – образ респектабельного пластического хирурга прочно закреплен в сознании молодежи средствами масс-медиа» [1, c. 159].

Приведенные данные, а также результаты наших исследований [7, 8] указывают на необходимость характеристики смены поколений в медицине в рамках социокультурного подхода. Поколенческие различия рассматриваются в социальных науках с самых разных позиций, для целей нашего анализа более всего подходит взгляд К. Маннгейма. Поколение – это слой людей, сходство которых в значительной мере обусловлено сходством жизненного опыта. Представители одного поколения похожи не во всем, но достаточно, чтобы группировать их по тому опыту, который влияет на личный характер и понимание действительности. «Дух поколения» – это проявление влияния внешних условий, выражающееся в тенденциях мышления, ценностях, установках и пр. Важно отметить, что такой «дух поколения», по мнению К. Маннгейма, формируется в период активной социализации – в молодом возрасте, в 15-25 лет. Именно эта идея лежит в основе указания на «поколение шестидесятников», «поколение next» и пр. Проживание социального времени одним поколением в определенном возрасте (как правило, молодом) существенно влияет на жизненное самоопределение, ценностный профиль, карьерные стратегии.

Дополним статистические сведения о наполненности возрастных групп врачей в Свердловской области характеристикой периода, в котором происходила активная социализация, формировался «дух поколения».

Таблица 2

Характеристика периода активной социализации возрастных групп врачей Свердловской области

Возрастная группа Время рождения, годы Период активной социализации, годы
до 30 лет 1980 и позднее 1995-2005 и раньше
от 31 до 55 лет 1955-1979 1970-1980 1994-2004
старше 55 лет 1954 и раньше 1969-1979 и раньше

При анализе табл. 2 видим, что лишь 15% составляют молодые люди, чье профессиональное становление пришлось на конец 1990-х – 2000-е гг. – эпоху становления рыночных отношений в условиях постсоветской России, ознаменованную углублением структурного кризиса в социальной сфере, обострением проблем социального неравенства и депопуляции населения, отчасти обусловленными сокращением доступности в получении квалифицированной медицинской помощи и обеспечения лекарственными средствами для малообеспеченных слоев.

Однако большая часть врачей – 63% – это представители средней возрастной группы, родившиеся с 1955 по 1979 гг. «Дух» этого поколения формировался в период социальной депрессии, застоя, а далее – резких политических и экономических трансформаций, следствием которых явилась аномия в постсоветском, российском обществе.

И, наконец, пятая часть врачей – это те, кто родился в довоенное, военное и послевоенное время, а формирование духа поколения у них пришлось либо на сталинские времена, либо на времена хрущевской оттепели. Скорее всего, это поколение (в чем-то похожее как раз на поколение шестидесятников) восприняло ценности патриотизма, альтруизма, самоотдачи, так распространенные в советском обществе в группе интеллигенции.

В проведенном нами в 2012 г. социологическом исследовании врачей (n=734, анкетирование обучающихся на факультете повышения квалификации и профессиональной переподготовки УГМА [9]) важным индикатором социально-профессионального самочувствия была оценка врачами преимуществ и трудностей своей работы. Средний возраст опрошенных – 47 лет. Возрастные различия зафиксированы в переменной «преимущества профессии» и «трудности работы».

Таблица 3

Возрастная дифференциация в ответе на вопрос «Что является главным в профессии врача для вас лично?»

Варианты ответа Средний возраст ответивших
Работа в коллективе профессионалов-медиков 61
Уважение к моей работе, престиж профессии 57
Стабильность, востребованность моей профессии 51
Возможность использования знания, полученные в мединституте 47
Возможность помогать пациентам – улучшить их здоровье 45
Материальный фактор – зарплата 45
Возможность реализовать свой личный потенциал в работе 43
Возможность обезопасить себя и близких в случае болезни 43
Интерес к особенностям анатомо-физиологического строения человека 36

Как видно, заявленные ценности профессии неравномерно выбраны представителями разных возрастных/поколенческих групп врачей. Более старшее поколение ценит в своей работе скорее альтруистические, традиционные компоненты. Чем моложе врач, тем более рационально он конвертирует свою работу.

Таблица 4

Возрастная дифференциация в ответе на вопрос «Что составляет основную трудность для вашей работы в настоящее время?»

Варианты ответа Средний возраст ответивших
Поведение пациентов 57
Низкий уровень оплаты моего труда 49
Большое число новых медпрепаратов 49
Большой поток пациентов 46
Психологическая усталость от работы 45
Недооценка обществом работы врача 44
Усиливающиеся требования к работе врача 44
Условия труда на рабочем месте 44
Освоение нового медицинского оборудования 41
Конкуренция между врачами 39

В оценках трудностей работы возрастная дифференциация представлена меньше. Однако и здесь проявляется установка врачей старшего поколения на высокие ожидания от общества в целом, проявляющиеся в поведении пациентов, в частности.

Таким образом, можно фиксировать, что модусом удовлетворенности работой являются для старших врачей вариации альтруизма, служения. А для более молодых (хотя по сути это – представители среднего поколения) – рациональная конвертация работы. Трудности врачебной работы для более старших врачей связаны в первую очередь с последствиями ценностной, идеологической трансформации в обществе, которая сказалась на положении социально-демографической группы медицинских работников.

Представляется, что процессы, происходящие в российском здравоохранении (формализация, коммерциализация, медикализация, дифференциация медицинской помощи и пр.) вполне согласуются с установками врачей более молодого возраста. Доля этой группы невелика, однако их взгляды не совпадают с социальными ожиданиями основного контингента «потребителей» муниципальной системы здравоохранения – с пожилыми пациентами, для которых приоритеты результативности медицинской помощи интериоризируются с улучшением состояния здоровья в целом, а не только с предоставлением медицинских услуг.

Список литературы

  1. Доника А.Д., Леонова В.А. Современный российский врач - «аватар» постсоветского общества (кросскультурные аспекты). Международный журнал экспериментального образования 2013; (4-2): 158-159.
  2. Здравоохранение в России - 2011. Москва. 2012. [Интернет]. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_34/Main.htm (Дата обращения 27.01.2014).
  3. Кондрашов А.А. Смена поколений врачей как медико-социальная проблема современной России: автореф. дис. канд. мед. наук. Волгоград. 2012. 26 с.
  4. Леонов С.А., Матвеев Э.Н., Акишкин В.Г., Назаров В.И., Мажаров В.Н. Характеристика врачебных кадров разного профиля в субъектах Российской Федерации. Социальные аспекты здоровья населения [электронный научный журнал]. 2010; 13 (1). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/166/30/lang,ru/ (Дата обращения 27.01.2014).
  5. Маркова В.В. Демографическая политика в современной России: институциональные направления совершенствования. Проблемы общества и политики 2012; (1): 80-92.
  6. Парфёнов Ю.А. Патогенез функционального состояния динамического рассогласования при профессиональном выгорании у врачей-специалистов молодого, среднего и пожилого возраста. Фундаментальные исследования 2012; (8): 387-391.
  7. Петрова Л. Е. Врач как особый пациент: социологические аспекты междисциплинарного дискурса. Сборники конференций НИЦ Социосфера. 2012; (18): 94-95.
  8. Петрова Л.Е. Типологизация пациентов в российских и зарубежных социологических исследованиях: сравнительный анализ. Бюллетень физиологии и патологии дыхания 2011; 39: 61-64.
  9. Петрова Л.Е., Царькова С.А. Качество деятельности врача: оценка работы и дополнительного профессионального образования. Уральский медицинский журнал 2013; (3): 122-126.
  10. Портрет среднестатистического врача современной России. Доктор Питер. 2012. 28 апреля. [Интернет]. URL: http://doctorpiter.ru/articles/3796/ (Дата обращения 27.01.2014).
  11. Постановление правительства Свердловской области от 14 июня 2011 г. №721-пп «О концепции кадровой политики здравоохранения Свердловской области на период до 2020 года». URL: http://old.midural.ru:82/doc.asp?ID=2386 (Дата обращения 27.01.2014).
  12. Сычев М.А. Социально-экономическая и психосоциальная характеристика врачей старшего трудоспособного возраста. Российский медико-биологический вестник им. академика И.П. Павлова 2008; (1): 62-70.
  13. Труд и занятость в России 2011 г. Москва. 2011. [Интернет]. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_36/Main.htm (Дата обращения 27.01.2014).
  14. Шайдуров Н.Г. Здоровье первоуральцев – в надежных руках. Медицина и здоровье 2012; (11): 24-30.
  15. Шишкин С., Потапчик Е., Селезнева Е. Частный сектор здравоохранения в России: состояние и перспективы развития. Вопросы экономики 2013; (4): 94-112.

References

  1. Donika A.D., Leonova V.A. Contemporary Russian doctor is an “avatar” of post-soviet society (cross-cultural aspects). Mezhdunarodnyi zhurnal eksperimental’nogo obrazovaniya 2013; (4-2): 158-159. (In Russia).
  2. Healthcare in Russia-2011. Moscow. [Internet] 2012 [cited 2014 Jan 27]. Available from: http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_34/Main.htm (In Russia).
  3. Kondrashov A.A. Change of doctor generation as a health and social problem in modern Russia. Cand.Med.Sci [thesis]. Volgograd. 2012. 26 p. (In Russia).
  4. Leonov S.A., Matveev E.N., Akishkin V.G., Nazarov V.I., Mazharov V.N. Characteristics of medical staff of various profile in the subjects of the Russian Federation. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [series online] 2010 [cited 2014 Jan 27]; 13 (1). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/166/30/lang,ru/ (In Russia).
  5. Markova V.V. Demographic policy in the present day Russia: institutional directions for improvement. Problemy obshchestva i politiki 2012; (1): 80-92. (In Russia).
  6. Parfenov Yu.A. Pathogenesis of functional state of dynamic misalignment at professional burnout in medical specialists of young, middle-aged and elderly. Fundamental'nye issledovaniya 2012; (8): 387-391. (In Russia).
  7. Petrova L. E. Physician as a specific patient: sociological aspects of interdisciplinary discourse. Collection of conferences. SRC Sotsiosfera 2012; (18): 94-95. (In Russia).
  8. Petrova L. E. Typology of patients in Russian and foreign sociological researches: a comparative analysis. Byulleten' fiziologii i patologii dykhaniya 2011; 39: 61-64. (In Russia).
  9. Petrova L.E., Tsar'kova S.A. Quality of physician’s activity: assessment of work and additional professional training. Ural'skiy meditsinskiy zhurnal 2013; (3): 122-126. (In Russia).
  10. Portrait of an average physician in the present day Russia. Doctor Peter. [Internet] 2012 [cited 2014 Jan 27]. Available from: http://doctorpiter.ru/articles/3796/ (In Russia).
  11. “On concept of staff policy in health care of Sverdlovsk region for the period up to 2020”, Regulation of the Government of Sverdlovsk region of 2011, July 14 №721-pp. [Internet] [cited 2014 Jan 27]. Available from: http://old.midural.ru:82/doc.asp?ID=2386 (In Russia).
  12. Sychev M.A. Socioeconomic and psychosocial characteristics of physicians of elder working ages. Rossiyskiy mediko-biologicheskiy vestnik im. akademika I.P. Pavlova 2008; (1): 62-70. (In Russia).
  13. Labor and employment in Russia. Moscow. [Internet] 2011 [cited 2014 Jan 27]. Available form: http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_36/Main.htm (In Russia).
  14. Shaydurov N.G. Health of Ural population is in safe hands. Meditsina i zdorov'e 2012; (11): 24-30. (In Russia).
  15. Shishkin S., Potapchik E., Selezneva E. Private health care sector in Russia: current state and future development. Voprosy ekonomiki 2013; (4): 94-112. (In Russia).

Просмотров: 7740

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 15.07.2014 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search